Читать онлайн Любовницы президента, автора - Зингер Джун, Раздел - III в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы президента - Зингер Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы президента - Зингер Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы президента - Зингер Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зингер Джун

Любовницы президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

III

Еще задолго до смерти матери у Джудит сложился план относительно своей будущей жизни. К двадцати одному году главная задача — стать богатой и влиятельной. В соответствии с этим она с предельной откровенностью составила список своих достоинств и недостатков, своих плюсов и минусов. Плюс — ее ум, минус — особенности характера. Странно, но свою внешнюю непривлекательность она отнесла в разряд плюсов. Это было ее секретным оружием — вряд ли кто ожидал от такой далеко не блещущей красотой девушки желание выйти замуж по расчету, хотя история военной стратегии учила тому же: удивить — победить.
Колледж не входил в генеральный план развития успеха Джудит, в отличие от школы медицинских сестер. Поэтому еще до окончания высшей ступени школы ее зачислили в центр обучения медсестер при неспециализированной клинике. Сдавая свой домик в наем, она вполне сносно обеспечивала свое существование и смогла уделить достаточное время обучению и исследовательской работе. Джудит проводила массу времени в публичной библиотеке, старательно изучая материалы по тематике «Кто есть кто», а также колонки общественной и деловой жизни местных газет. Круг ее чтения охватывал общие финансы, бухгалтерский учет, государственное управление и право. Также она прочитывала все пособия по технике секса, которые только удавалось достать.
Насколько она была непопулярна среди своих сокурсниц по школе медсестер, которые за ее спиной постоянно над ней надсмехались, как над белой вороной, или среди молодых врачей, служивших объектами безустанного флирта со стороны тех же студенток, настолько же она была любима в среде пациентов, и особенно пожилых.
Джудит производила впечатление мягкой, застенчивой скромницы. Она играла в сердечную, заботливую, преданную, неутомимую труженицу, не боящуюся никакой грязной и черной работы, которую обычно пытались избежать другие медсестры. Все это было частью ее программы по самоусовершенствованию. Кроме этого, она была квалифицированна и надежна, а постоянный персонал знал, что на нее можно положиться.
Вскоре, спустя всего лишь шесть месяцев после начала ее обучения, план Джудит, к счастью для нее, стал ускоренно реализовываться: японцы атаковали Пёрл-Харбор, и маховик войны раскручивался все быстрее и быстрее. Соединенные Штаты вступили в войну, и Джудит уже предвидела острую нехватку медсестер. Теперь юноши призывного возраста по всей стране бросились вербоваться на военную службу, так же, наверное, поступят и еще обучающиеся медсестры. Все шло один к одному: если уж будет нехватка обучающихся медсестер, что говорить о практикующих медсестрах, особенно таких компетентных, как она. Зачем тратить время на завершение обучения, когда для своих личных целей она уже вполне достаточно овладела этой профессией. Размышляя таким образом, Джудит обратилась к своим материалам, рассортированным по папкам «досье», как она любовно их называла, и выбрала имя, которое ее наиболее заинтересовало.
Джудит отрекомендовалась в особняке Дадли Стэнтона на Бэкон-стрит, примыкающей к бухте Бэк Бей, за семь дней до рождественских праздников.
Праздники — хлопотливое дело для каждого — бедных или богатых, а особенно таких богатых, думала Джудит. Они, должно быть, наверняка связаны по рукам и ногам тем, что в их доме находится старый больной человек, нуждающийся в круглосуточной помощи.
Джудит повезло: она пришла как нельзя кстати. Аделин Первис, старшая из трех племянниц Дадли Стэнтона, которая руководила разрушающимся дядюшкиным хозяйством, как раз находилась в затруднительном положении. Завтра они должны были ехать в Палм-Бич, но поездка в самый последний момент могла сорваться. Роз Маккарти, сиделка, дежурившая по ночам, только что утром сообщила ей, что по личным обстоятельствам не может выехать из Бостона. И кроме того, Аделин не нашла еще замену повару, который отказался ехать в Палм-Бич гораздо раньше.
В тот самый момент, когда Джудит перешагнула порог дома, Аделин сидела за большим письменным столом красного дерева в роскошной библиотеке, отделанной резными панелями, и требовала у агентства в Палм-Бич представить ей по прибытии туда несколько поваров для предварительного собеседования. По разумению Аделин, повар имел, во всяком случае, гораздо больше преимуществ, чем ночная сиделка. Она рассчитывала повеселиться в Палм-Бич, а какое могло быть веселье без повара? Действительно, что же это — значит, вообще не есть? На крайний случай она всегда могла попросить экономку, миссис Бикум, или даже горничную подежурить у кровати Дадли. Сколько там внимания потребуется этому старому канюку ночью? А повар просто необходим, и сейчас же!
Поэтому, когда миссис Бикум доложила, что прибывшая Джудит Тайлер предлагает свои услуги практикующей медсестры, Аделин восприняла это как подарок судьбы. Она уже слышала, что медицинские сестры, практикующие или еще там какие, в большой цене. Даже если бы эта просительница была полной невеждой в медицине, она все равно бы наняла ее. Даренному коню в зубы не смотрят! Что там эти ночные сиделки делают во время своего дежурства? Ну, разве поправят подушку старику Дадли, разметавшемуся во сне.
— Милая, скромная девушка, — доложила миссис Бикум свои наблюдения.
— Пригласите ее, — сказала Аделин.
Аделин понравилось, что Джудит Тайлер оказалась немодно одетой дурнушкой. Хорошенькие были, как правило, ненадежны. Хорошеньких стоило кому-нибудь поманить, и они срывались с места, исчезая безвозвратно.
— Интересно, как так случилось, что вы появились у наших дверей, подобно подкидышу в корзинке. Мы всегда нанимали сиделок по рекомендациям агентств или доктора Филлипса. Что заставило вас обратиться к нам?
Джудит объяснила, что в разговорах со своими коллегами узнала, что Стэнтонам требуется практикующая медсестра. Она не была уверена, что это соответствует действительности, но решила попробовать, тем более что искала работу.
— Знаете, как это всегда бывает, — объясняла она почтительно, — на любой работе всегда ведутся разговоры о вакантных местах и какие из них лучше, где люди более доброжелательны и искренны.
— — Да? — явно польщенная спросила Аделин. — Они так говорят о нас? Я рада слышать, что все еще есть те, кто может оценить эти качества.
Джудит рассказала, что во время учебы в центре подготовки медсестер была одной из лучших студенток, но финансовые затруднения вынудили ее оставить обучение.
— Однако я довольно много успела узнать, чтобы хорошо справляться со своими обязанностями. И если бы я так не нуждалась в деньгах… — потупилась она в смущении.
Эта девушка с каждой минутой все больше нравилась Аделин. Хотя ей и нужны были деньги, но нанять ее можно было бы дешево, что наверняка понравилось бы мужу Аделин Уоллесу, столь нетерпимому в экономических вопросах. Он ненавидел, когда ее сестры время от времени брали на себя ведение хозяйства Дадли. Он говорил, что Теодора была мотовкой, а Нэнси Ли просто дурой, когда дело касалось денег.
Больше всего ее раздражало в сестрах то, что они пытались увильнуть от своих обязанностей, всегда взваливая все на нее. Думал ли Уоллес об этом? Едва ли. Все, что его беспокоило, так это то, чтобы Дадли видел: Аделин — единственная из всех племянниц печется о его благосостоянии… и изменил бы завещание в ее пользу. Это она могла понять, но видел бы Уоллес, чего это стоило — вести хозяйство Дадли! Его единственной заботой был бизнес: подготовка бесконечных бумажных потоков за подписью Дадли. А главное — не позволить мужу Теодоры Эдди перетянуть одеяло на себя. Это было совсем нетрудно — Эдди был в этих делах без царя в голове. Что касалось Нэнси Ли, то у нее в голове было только одно: побыстрее достать себе еще одного титулованного мужа или любовника поэкстравагантнее. Удовлетворение своих плотских желаний — больше она ни о чем не думала! Откуда у нее эта бешеная кровь? Никто в их семье этим не отличался. Разве что Дадли! Но когда это было… еще до его первого удара. Поговаривали, что он путался с женщинами сомнительной репутации, но в этом ничего особенного не было, если принять во внимание то, что он никогда не был женат. Ну, слава Богу, с тех пор много воды утекло…
— У вас, наверное, есть какие-нибудь рекомендации? — спросила Аделин, хотя уже решила нанять Джудит Тайлер.
— Вы можете справиться обо мне в неспециализированной клинике. Я думаю, они смогут поручиться за меня. И к тому же я Коллинз… Моя мать носила фамилию Коллинз.
Аделин была знакома эта фамилия. Хорошая семья, пусть даже у них и не водились деньги.
— Это ваши родители погибли во время пожара в Марблхеде?
— Это были моя мать, дедушка и его жена.
— Да, теперь я вспомнила. Хью Коллинз. После него остались две дочери, не так ли?
— Мои тетушки — Франческа и Карлотта Коллинз.
— Да… да… я слышала, одна из них, говорят, очень хороша собой и легкомысленна.
Джудит скромно потупила взгляд:
— Знаете, как это часто бывает? Люди склонны распускать сплетни о привлекательной девушке за глаза.
— Что ж, может быть, вы и правы. А у вас? У вас много знакомых мальчиков?
Джудит вспыхнула:
— О нет. Даже если… У меня совсем нет времени для этого. У меня вообще никого нет.
«Прекрасно, — подумала Аделин. — Это превосходит все ожидания».
— Если вы будете приняты на работу, смогли бы вы приступить к своим обязанностям немедленно? Смогли бы вы отправиться в Палм-Бич прямо сейчас?
— Конечно, мэм. Я готова выполнить любые ваши поручения.
— Хорошо! Будем считать вопрос решенным.
Дело сделано, подумала Аделин. Она производит впечатление смышленой девушки. Было бы не удивительно ожидать от нее и большего. Возможно, если она, конечно, справится, Джудит смогла бы помогать миссис Бикум разбираться со счетами или составлять ежедневное меню с поваром. Господи, я совсем забыла о поваре! Нужно заняться этим немедленно!
Аделин с мужем еще раз просматривала план. Она уезжала завтра с экономкой миссис Бикум, дворецким Чарльзом, горничной Кларой и медицинской сестрой Хиггинс, которая подготовит для больного комнату. Потом, послезавтра, едут Дадли, медицинская сестра Вудс и эта новая девушка Джудит. Шофер Уолтер поможет посадить Дадли в поезд, а сам поедет туда на автомобиле.
— Если ты хочешь, чтобы я оставила Уолтера и «роллс-ройс» здесь, я смогу нанять машину и там?
— Нет, пусть лучше Уолтер будет там с вами. Дадли любит старика, зачем волновать его по мелочам. Главное, чтобы он был доволен и ни о чем не беспокоился.
— Ты приедешь на Рождество?
— Попробую. Ведь я все это время, как проклятый, буду летать туда-сюда, черт возьми! Пока Дадли не подпишет эту чертову доверенность, мне придется побыть при нем мальчиком на побегушках, таская эти бумажки. А ты не забывай, что тебе нужно сделать. Помни, ты там не на каникулах. Вдалбливай ему все время о доверенности, о нашей большей доле в завещании…
— Неужели, Уолли, опять все то же самое?
— Заруби себе это на носу! Постарайся по возможности изолировать его от Тедди и Эдди, как, впрочем, и от Нэнси Ли. Не позволяй ей подлизываться к нему. Как только она навострит к нему лыжи, сразу же займи ее каким-нибудь «спасателем» с аргументом побольше.
Аделин мелко захихикала:
— Правда, что ли, Уоллес?
— Мне не до шуток, Адди. Какие тут могут быть шуточки? Два с половиной миллиона долларов!
И правда, подумала Аделин. Ну, что действительно смешно, так это цифра, которую назвал Уоллес. Она всегда полагала, что у Дадли никак не меньше трехсот миллионов. Об этом не уставал повторять ее собственный папа. Может, Уоллес пытается ее обжать? Или все только лишь строят догадки о его действительном состоянии?
Когда Уолтер, который служил Дадли верой и правдой тридцать лет, довез его до поезда и разместил в вагоне, Дадли на минуту прильнул к нему. Мир Дадли Стэнтона исчезал, он чувствовал, что все ускользает от него. От него, который когда-то господствовал в этом мире, господствовал сдержанно: без фанфар и излишней помпы, как старикан Рокфеллер, или старикан Вандер-бильдт, или этот ублюдок Форд.
Уолтер больше, чем шофер, он был старый друг, а у Дадли Стэнтона их оставалось не так много. Были еще племянницы — Адди, Тедди и Нэнси Ли. Любимицей была Нэнси, потому что не жадничала и умела развеселить. Аделин с Уоллесом — настоящие сквалыги. Тедди, наверное, стала бы такой же, будь у нее побольше мозгов в голове или имей она мужа поумней. Эдди совсем не был похож на Уоллеса. Если бы он сам не недолюбливал Уоллеса так сильно, было бы забавно наблюдать, как Эдди пытается сунуть свой нос в дела фирмы, а Уоллес, хлопнув дверью, каждый раз его прищемляет. Он частенько подумывал оставить все свое состояние (по собственным грубым подсчетам — а в последнее время все труднее уследить за всем, — оно составляло около четырехсот миллионов долларов) Нэнси Ли только лишь из чистого ехидства, чтобы досадить Адди, Тедди и их муженькам. Но затем эта мысль трезво блокировалась болезненным осознанием того, что Нэнси Ли пустит по ветру и состояние, и фирму буквально через несколько лет своей беспутной жизни. Ее уже трижды надували с поддельными счетами, пользуясь ее доверчивостью.
А когда все пойдет прахом, что останется от того, что сумел достичь и ради чего жил Дадли Стэнтон?
О Боже, сейчас, конечно, уже поздно, но как жаль, что он в свое время не встретил женщину, которая смогла бы стать ему другом и компаньоном сейчас и которая подарила бы ему детей, унаследовавших бы его имя и увековечивших бы то, что он создал… Вот тогда все это имело бы смысл.
Каждый день он напоминал себе, что должен кое-что сделать, пока еще не поздно. Заложить некий фундамент, сделать ряд пожертвований, чтобы быть уверенным, что все им заработанное пойдет лучше на благо человечеству, а не станет добычей его семьи в угоду мнимой гуманности. Тогда его имя останется в веках и будет что-то значить. Он должен найти в себе силы сделать это! Но это так трудно. А все из-за успокаивающих таблеток. Все эти дни он еще меньше, чем его измученное болезнью тело, мог положиться на свои мозги. И доверять адвокатам он уже не мог, не зная, который из них более предан ему, нежели Уоллесу. Это так изматывало — быть все время начеку против их поползновений, их попыток вырвать у него из рук рычаги управления еще до его смерти.
Здоровой рукой он схватил Уолтера за локоть:
— Ты скоро приедешь, дружище?
— Конечно, мистер Стэнтон. Я сразу же выезжаю на «роллс-ройсе», как только вернусь домой.
— Хорошо. Мне будет легче, когда ты рядом.
Бедный мистер Стэнтон, думал Уолтер. У него никого нет, несмотря на все его деньги. Ни одна из трех племянниц не даст за него и цента. Он увидел, как новенькая девушка Джудит внимательно наблюдает за их прощанием.
— Хорошо позаботьтесь о мистере Стэнтоне, барышня. Вы поняли? — сказал он ей.
— Непременно, — заверила его Джудит, улыбнувшись пожилому человеку и его старому слуге. А Уолтер подумал, что, когда она улыбается так приветливо, она не такая уж и дурнушка.
Джудит сочувственно погладила руку мистера Стэнтона. Он поднял глаза и увидел не тронутое ни косметикой, ни пороком лицо с ясными доверчивыми голубыми глазами: воплощение доброты и невинности, подумал он и почувствовал себя увереннее.
Другая сиделка, Бонни Вудс, проворно суетясь в купе, выпроводила Уолтера, чтобы не мешал должным образом устроить мистера Стэнтона. Его еще нужно было переодеть в ночную рубашку, накормить обедом раньше обычного, дать успокоительного, чтобы он нормально мог отдохнуть.
— Так, — сказала она Джудит. — Ты его раздевай, а я пока поищу ночную рубашку.
Тело Дадли Стэнтона было напрочь лишено плоти — одна кожа да кости, поэтому Джудит обращалась с ним так осторожно, как будто он мог в любую минуту рассыпаться. Он застонал и отвернулся, внезапно устыдившись перед этой молоденькой девушкой своего дряблого скелетообразного тела и съежившегося морщинистого членика.
Интуитивно она почувствовала это и утешающе прошелестела:
— Все будет хорошо.
Бонни Вудс в тот самый момент появилась с ночной рубашкой и бесцеремонно закатилась смехом:
— Конечно, все будет хорошо! Почему бы и нет? Я иду в вагон-ресторан, посмотрю, смогу ли раздобыть тарелку горячей каши и рисовый пудинг. Может быть, желе. В общем, что-то, что пролетит вовнутрь со свистом и сможет там задержаться…
За спиной мисс Вудс Дадли Стэнтон скорчил рожу и, когда Джудит, не сдержавшись, тайком озорно хихикнула, улыбнулся ей в ответ, довольный своей выходкой.
После ужина мистер Стэнтон явно намеревался вздремнуть. Иногда успокоительные действовали быстро, поэтому Бонни Вудс предложила:
— Ну что, Джуди, сможешь удержать оборону, пока я пропущу стаканчик на сон грядущий в салон-вагоне?
— Конечно. Я прекрасно справлюсь. Пожалуйста, не беспокойтесь. Занимайтесь своими делами.
— Уговорила, займусь. Потом никогда не знаешь, кого можешь встретить в салон-вагоне. Может быть, даже мистера Райта.
Как только сиделка вышла, Дадли Стэнтон проснулся и увидел Джудит, которая безмятежно сидела рядом с ним и смотрела на него.
— Поговори со мной, — сказал он. И в его словах прозвучало что-то большее, чем просьба. Действительно, с ним уже давно никто не разговаривал.
— А вы не спите?
Он хитро улыбнулся:
— Иногда эти успокоительные не действуют, но я притворяюсь, что они подействовали, иначе мне увеличат дозировку.
Она понимающе кивнула:
— О чем поговорим?
— Расскажи мне все о себе.
— Хорошо. Я сирота и действительно чувствую себя совсем одинокой в этом мире. Есть у меня две тетушки примерно моих лет, но они настолько заняты друг другом, что им не до меня. Они думают, что мир принадлежит только им, потому что у них водятся деньги и они красивы. Все, что им нужно — это неплохо, провести время…
Эти слова тронули его, он протянул ей свою действующую руку — рука дрожала. Джудит зажала ее своими ладонями, чтобы унять эту дрожь, и он ощутил тепло и силу, исходящую, от них.
— Чего бы тебе хотелось, дорогая?
— Любви. Я хотела бы любить и быть любимой…
Он кивнул ей в ответ. Джудит заметила, что у него сильно пересохло во рту и губы покрылись белым налетом. Она налила немного воды в высокий стакан и дала ему сделать несколько глотков.
Через час Джудит услышала, как Бонни Вудс, хрипло смеясь, пьяно разговаривала с каким-то мужчиной. Потом они дружно, споткнувшись о порог, ввались в соседнее купе и защелкнули замок.
Поезд, яростно громыхая по рельсам, набирал скорость, и в ночной темени казалось, что он движется еще быстрее. Когда Дадли Стэнтон вдруг проснулся, перепуганный и сбитый с толку, Джудит, чтобы унять дрожь его хрупкого тела, легла рядом на его узкую кровать и крепко прижала его к себе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы президента - Зингер Джун



Книга-просто супер! Прочла за сутки. Загрузите на сайт все произведения Джун Зингер, пожалуйста.
Любовницы президента - Зингер ДжунИруня
22.10.2012, 17.24





Ну может и не супер. Очень много изломанных судеб. И всё идёт по одному кругу. но в общем- чтиво не дурственное.
Любовницы президента - Зингер ДжунЁлка
27.09.2015, 21.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100