Читать онлайн Любовницы президента, автора - Зингер Джун, Раздел - I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы президента - Зингер Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы президента - Зингер Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы президента - Зингер Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зингер Джун

Любовницы президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

I

Джейд и Джо неоднократно бывали во Вьетнаме, и всегда возвращались с грустными и тревожными чувствами от вида разгула ужаса и страха, что являл суровый лик войны. Но на этот раз им показалось, что наступили самые худшие времена. Сам воздух на Сайгоне был пропитан насилием и тревогой. Здесь находилось более тысячи американцев и многие тысячи вьетнамцев, которым пообещали, что они не будут оставлены на милость врага.
— Я не знаю, выдержу ли я все это, Джо, — сказала Джейд, когда они сидели в баре гостиницы «Континентал Пэлес хоутел».
— Выдержишь. Не обращай внимания на военные действия… даже не эвакуацию. В Сайгоне много корреспондентов, которые должны освещать все эти события. Просто рассказывай историю человеческой трагедии вокруг себя.
— А нужно ли нам сосредоточиваться исключительно на негативных вещах? Ведь здесь можно рассказать о надежде, вере и мужестве людей. Посмотри, как многие ведут себя даже в таких условиях — сохраняют спокойствие и занимаются своим обычным делом. В ресторанах все еще подают прекрасные блюда, в ночных клубах рекой льются пиво и кока-кола, а в вестибюле гостиницы «Идеи Билдинг» продают сигареты. Даже книжные магазины открыты. Ты ведь всегда акцентрировал внимание на положительных моментах.
— Да, но ты должна рассказать о том, что есть на самом деле, показать обе стороны монеты, иначе прошлое нас ничему не научит.
Джейд подумала, что иногда Джо просто запутывает ее. Он всегда говорил, что прошлое — это только прошлое, а теперь выходит, что мы должны извлекать уроки из прошлого. У него совершенно разные подходы к одним и тем же вещам…
Он заметил ее вопрошающий взгляд.
— Ну, хорошо. Я говорил тебе, что нужно забыть прошлое, но только после того, как ты внимательно его изучила. Только так ты можешь справиться с будущим.
Теперь она была совсем не уверена, имеет ли он в виду Вьетнам или ее жизнь. Несмотря на все это, Джейд с высочайшим чувством долга составляла хронику всего того, что фотографировал Джо, пытаясь схватить сущность происходивших в Сайгоне событий, — последние дни этого города перед его падением. Она описывала женщин и детей, собравшихся перед американским посольством и со слезами на глазах умолявших вывезти их из этого ада; женщин, которые были согласны остаться здесь, если американцы вывезут в безопасное место их детей; древнего искалеченного старика, говорившего им, что он слишком стар, чтобы покидать родину, и что ему вообще наплевать на всех, так как его семья погибла. Она писала о хорошеньких девушках, которые пытались дозвониться до своих мужей или парней, вернувшихся в Штаты, в надежде, что те помогут им выбраться отсюда.
Везде был ужасный конец и ужас без конца.
День за днем приближался конец этого кошмара, и однажды Джо послал ее в посольство — там находилась недавно прибывшая в Сайгон группа американских конгрессменов, очевидно, не представляющих себе истинного положения дел в городе.
— Послушай, о чем они будут там говорить.
— А ты пойдешь со мной?
— Нет, благодарю. Я всегда смогу снять конгрессменов. Но для тебя должно быть интересно сопоставить то, что говорят они, с тем, что ты видишь вокруг.
Он посадил ее в бело-голубое такси и уехал на «хонде», которую купил у какой-то вьетнамской рок-певички, сбежавшей в Штаты в надежде стать там новой Дженис Джоплин. Им тогда очень хотелось спросить, знает ли она, как окончила свою жизнь Дженис.
Когда Джейд прибыла в посольство, она наконец сообразила, почему Джо отправил ее сюда одну. В толпе конгрессменов выделялся Редьярд Тайлер Стэнтон.
Многие журналисты были слегка удивлены появлением Джейд Боудин, бросившейся навстречу Реду Стэнтону, пока кто-то из них не вспомнил, что они родственники. Сама же Джейд в эту минуту забыла обо всем, а Ред смутно припомнил, как он однажды вышел купить этой девушке подарок — знак своей любви, а вернувшись, нашел ее в объятиях другого мужчины. Но воспоминания улетучились, и они обнялись, как будто никогда не расставались.
Наконец, он отпустил ее. Кто-то из его коллег хитро ухмылялся, кто-то таращил в изумлении глаза, газетчики самодовольно хихикали, а фотографы спешно щелкали своими аппаратами, желая зафиксировать на пленке полную драматизма встречу на фоне гибнущего Сайгона. Вытирая глаза, Джейд сделала несколько шагов назад. Ред пристально смотрел в ее блестевшие от слез глаза — зеленые, как трава, как бутылочное стекло, и пытался припомнить, всегда ли они были такие.
Не находя в себе достаточно сил, чтобы сдержаться, он снова подошел к ней и крепко обнял. Это была его Джейд, девушка, с которой он всегда мечтал провести тысячу и одну ночь. И в то же время — совсем другая, предавшая их любовь десять лет назад. Нет, тысячу! А с той поры, когда они встретились впервые, когда ей было всего пятнадцать, а ему — восемнадцать, прошла целая вечность.
Ред повернулся к своим коллегам:
— Это моя свояченица, — извиняющимся тоном объяснил он. — Мы не виделись десять лет, и вдруг — такой чудесный сюрприз.
— — Еще бы, — сказал один из них, хитро улыбаясь, а стоявший рядом с ним подумал, что эта встреча не может не быть неожиданной. Разве хоть один нормальный человек может избрать это Богом проклятое место, где повсюду разгуливает смерть, для преднамеренной встречи? В особенности с такой очаровательной сексуальной Джейд Боудин.
Джейд, в свою очередь, чувствуя на себе любопытные взгляды и ухмылки, повернулась к конгрессменам и сказала:
— Он мой кузен и зять, муж моей сестры!
— Забудь сестру! — тихо пробормотала стоявшая рядом журналистка.
Это был всего лишь шепот, но Джейд услышала его.
Забыть сестру? Да как же? Ведь Ред был мужем Эбби!
Они молча посмотрели друг на друга, как будто подумали об одном и том же. Ред извинился перед своими коллегами:
— Я надеюсь, вы обойдетесь без меня какое-то время…
Джейд молча улыбнулась, и они ушли, оставив любопытных зевак.
Несколько минут они шли молча, не нуждаясь в словах. Затем их руки сплелись, и они двинулись прямо, не обращая никакого внимания на толпы беженцев, пытавшихся покинуть эту страну и уехать туда, где не было войны и страданий. В небе кружили вертолеты, а Реду и Джейд казалось, что они в Париже, в апреле месяце…
Потом они вдруг остановились, и Джейд спросила:
— Как Эбби?
— Да при чем тут Эбби, Джейд? — промямлил он.
Мимо промчались грузовики, переполненные солдатами, постоянно проносились мотоциклы, велосипеды и автомобили. Какой-то мальчишка, ехавший на мотороллере, закричал им:
— Американцы! Убирайтесь домой!
Ред вздрогнул, а затем рассмеялся от нелепости всего происходящего.
— Я бы с удовольствием убралась домой, — сказала Джейд, — если бы могла, если бы знала, где мой дом.
Он поцеловал ее, и она, отвечая ему тем же, подумала, что она тоже беженка, мечтающая о своем спасительном убежище.
Они остановились, чтобы выпить на террасе «Континентала», и увидели множество детей, пытавшихся хоть что-нибудь продать. Ред был так же удивлен этим, как и она, когда впервые приехала сюда. Что все эти люди здесь делают — торговцы, бармены, официанты? Чего они ждут, на что надеются?
— Они делают только то, что умеют делать — продолжают жить.
Заказав водку и тоник, они сидели, держась за руки.
— Я никогда не забуду мартини, который ты мне сделала, когда мы встретились впервые, — сказал Ред. Она покачала головой и улыбнулась:
— Мне было только пятнадцать, и я была такой глупой! Казалось, что знаю ответы на все вопросы.
— Это был лучший мартини в моей жизни. Ничего подобного я никогда больше не пробовал.
Она опустила глаза, чтобы не выдать своих чувств.
Какими они были тогда нежными… Она, Эбби, Д’Арси и Ред. Нежными и очаровательно глупыми — невинными жертвами.
— Мы были жертвами, — сказала она вслух, сама того не желая. — Невинными жертвами, — повторила шепотом.
— Жертвами? Что имеешь в виду?
Ему показалось, что она хочет ему объяснить свой поступок в Париже. Он наклонился к ней, чтобы услышать о той единственной причине, заставившей ее так жестоко обойтись с ним, и которая так долго не давала ему покоя.
Она прочитала этот вопрос в его глазах. Он страстно желал узнать. Но что можно было добавить к тому, что объяснено еще в Париже? Что она хотела отослать его домой к Эбби? Конечно же, нет.
— Я обо всем тебе говорила, но ты же не слушал меня. Не хотела подвергать опасности твою карьеру своими связями с Трейсом и Россом Скоттом, но ты только смеялся над этим. Поэтому я сделала единственный ход, который мог на тебя подействовать.
Ей не следовало бы этого говорить.
— Боже мой! — простонал Ред в отчаянии. Было невыносимо думать, что она, оба потеряли из-за желания защитить его! Хотелось кричать, но он смог выдавить из себя только слабый стон. — Неужели ты думаешь, что для меня есть нечто более важное, чем ты? Господи! Я так любил тебя!
Он употребил слово «любить» в прошедшем времени, подумала она.
— И я любила тебя, — сказала она, используя то же самое время.
Как больно говорить о любви в прошедшем времени.
— Любила тебя…
Он был так захвачен своими переживаниями, что даже не заметил, как перешел на прошедшее время. Он встал и поднял ее со стула.
— О Джейд! Я так люблю тебя!
Физиологическое влечение было настолько сильным, что она даже почувствовала это в его голосе. Джейд давно поняла, что и сама охвачена этим страстным желанием.
Они прильнули друг к другу здесь, в гибнущем Сайгоне, в окружении толпы детей и продавцов. Она дала Эбби возможность наслаждаться им в течение всей жизни, и, наверное, не будет слишком ужасным, если вернет его себе всего лишь на несколько часов. Тем более что жила именно в этой гостинице.
Они пробыли в ее номере остаток дня и всю ночь. Джо, расположившийся по соседству, так и не пришел на ночь в гостиницу. Она хорошо знала об этом, так как он всегда заходил к ней после очередной поездки, чтобы пожелать спокойной ночи, узнать, все ли у нее в порядке, и сообщить о новостях… Да, Джо все прекрасно понимал и позаботился о том, чтобы провести эту ночь где-нибудь в другом месте.
Они занимались любовью страстно и даже с некоторой яростью, понимая, что другой такой возможности у них просто не будет. Ведь если они встретятся когда-нибудь еще, реальные обстоятельства не позволят им насладиться друг другом. Джейд хорошо знала то место на обочине жизни, которое она занимала. Ее всегда будет преследовать мысль о том, что уже слишком поздно, что ее поезд ушел и нет возможности догнать Реда — одного из главных пассажиров этого поезда.
На следующее утро Ред заявил, что после завтрака он намерен присоединиться к своей делегации. Но после еды решил перенести расставание с Джейд на послеобеденное время. Потом наступило время обедать, и обоим стало ясно, что не расстанутся в этот день. Джейд даже не вспоминала, что у нее есть срочные дела. Они просто не могли найти в себе достаточно сил, чтобы решиться и покинуть гостиницу.
— Расскажи мне, пожалуйста, все об Эбби, — умоляла Джейд, чувствуя себя несколько неловко. Это, должно быть, дурной вкус, думала она, спрашивать мужчину о его жене, находясь в это время с ним в постели.
— Значит, она тебе никогда не писала? Хотя всегда говорила мне, что собирается это сделать.
— Нет. Я отправила сама несколько писем, но… Джейд почувствовала, что ей больно говорить об этом. — Но понять ее могу. Я напоминаю мать, и мне никогда не удавалось объяснить, почему Карлотта ее бросила, оставив одну. Эбби испытывала к ней только отвращение. Да и ко мне питает те же чувства, что и к Карлотте.
— Ну что же, она может себе это позволить, — сказал горько Ред. — Ты ей не нужна. Ей никто не нужен, кроме Джудит.
— О, Ред, тебя не должно огорчать то, что она любит твою мать. Джудит для нее единственная мать.
— Ты не понимаешь, Джейд. В начале это было действительно так. Она была дочерью моей матери, любила Джудит больше всего на свете.
— Но не больше, чем ты, я надеюсь.
Он хотел уже было привести ей кое-какие аргументы в свою пользу, но передумал.
— — Сейчас же это переходит все мыслимые пределы. Эбби сама уже превращается в мою мать.
Джейд недоверчиво засмеялась:
— Эбби? В Джудит? Ты это серьезно?
— Да, вполне. Сегодня ты бы ее не узнала. Такое же мудрствование, такие же амбиции по отношению ко мне, к себе. Хочет быть непременно в центре вашингтонского общества. Уже почувствовала вкус к власти, как и Джудит. Одновременно состоит в дюжине организаций и комитетов. Разумеется, убеждает меня в том, что это все ради моей карьеры, постоянно твердит, что мое место в Белом доме. Больна этой президентской болезнью больше, чем кто-либо другой. Как и Джудит, увлекается покупками множества ненужных вещей. Джудит для нее сейчас больше, чем мать. Она ее партнер, коллега, сотрудник и королевский казначей.
— Королевский казначей? Что это значит?
— Ты же знаешь, своих денег я практически не имею, Джудит всегда держала их подальше от меня. Она использует их, как морковку для зайца, чтобы он прыгал, когда ей это нужно. Ну да ладно. Можно было бы с этим смириться. Но я желаю жить самостоятельно, как и большинство нормальных людей. И не хочу жить, как принц. Хочу отделиться от нее и жить так, как это делают другие политики. Но Эбби не поддерживает меня. «Почему мы должны собирать гроши, — говорит она, — когда Джудит может дать нам все, и даже больше? Почему мы вынуждены тратить время на сбор средств, когда Джудит может оплатить самую расточительную предвыборную кампанию? К тому же она готова оплатить нашу роскошную жизнь в Вашингтоне».
— А как насчет денег Эбби? Тех самых, которые ей оставил Трюсдейл?
— Они на специальном банковском счете. Она имеет только доход. И ничего больше. — Ред злорадно засмеялся: — Неужели ты думаешь, что моя мать позволила бы мне жениться на девушке со своими деньгами, делающими нас независимыми от нее?
Они тут же вспомнили, что однажды в Париже он изъявил готовность жениться на девушке без цента в кармане. Правда, она сама немного зарабатывала, и в Калифорнии были драгоценности ее матери, хотя надежда получить их была нереальна.
— Раньше Джудит манипулировала Эбби посредством своей материнской любви, а сейчас она делает это с помощью денег. Когда же я захотел обрести свободу, Эбби меня не поддержала.
Джейд охватило отчаяние. Она так любила его и пожертвовала своей любовью ради Эбби, а теперь это все кажется бессмысленным. Было совершенно очевидно, что Ред несчастен. А может ли при этом быть счастлива Эбби? И что будет с их детьми? Как могут быть счастливы дети, если несчастливы их родители? Может, и они обречены стать невинными жертвами?
Ред снова начал ее целовать — губы, шею, грудь, но ощущение вины не покидало, мешало всецело отдаться порыву нахлынувшей страсти. Она чувствовала себя во всем виноватой.
Эбби любила Реда, но была ли это взаимная любовь? Возможно, Эбби чувствовала, что Ред не любит ее достаточно пылко, страстно, и именно поэтому обратилась к компенсирующим вещам — уважению к Джудит, власти, деньгам, положению в обществе. Не мечтала ли она о Белом доме только потому, что хотела быть первой леди страны?
Похоже на то, что Ред просто не мог удовлетворить сильной страстью любящее сердце Эбби, так как он любил ее, Джейд. Любил столь пламенно, может, даже слишком… Разумеется, до нее доходили слухи о прочих любовных похождениях Реда. Какой-то газетчик даже сравнил его с Джоном Кеннеди, сексуальные приключения которого уже стали легендой. А другой вашингтонский журналист шутил, что этот конгрессмен изучил спальни округа Колумбия лучше, чем номера гостиниц. И не она ли сама подтолкнула его в эти спальни?
Но их время неумолимо истекало. Она спросила о Билле, о его присутствии в Стэнтонвуде, о помощи и поддержке, которые он несомненно мог оказать Реду.
Ответ Реда был печальным:
— Я уважал его раньше, считал его сильным и мужественным человеком, в особенности после того покушения. Но все изменилось после того, как он женился на Джудит. Она посадила его на крючок, и с тех пор я уже не мог уважать его по-прежнему. Он слабак — мягкотелый и добродушный слабак! — Ред покачал головой. — Представь себе, он предпочел мою мать Франческе. Дерьмо собачье!
— Фрэнки! Она сейчас великая женщина! На Капитолийском холме нет ни одного человека, который бы не уважал ее и не преклонялся перед ней. Все говорят, что она в высшей степени порядочная и преданная своему делу.
Джейд напряженно думала, что бы еще сказать Реду. Истекали последние часы, которые останутся в памяти навсегда. И все же она иногда прислушивалась к шагам за дверью, ожидая, что войдет Джо с сообщением, что мир не катится в пропасть, и все будет хорошо. Но Джо не показывался. Он, видимо, чувствовал, что ей нужно еще немного побыть в стране любви.
На следующее утро Джейд проснулась рано и сразу же разбудила Реда:
— Ты должен идти. Там, наверное, все встревожены твоим отсутствием. Мы не знаем даже, что происходит в городе, и мне нужно разыскать Джо. Возможно, ему нужна помощь.
Ред ухмыльнулся:
— Это мне нужна твоя помощь… прямо сейчас, — и он потянулся к ней.
Она подумала, что этот последний акт любви не будет таким уж неуместным.
В самый разгар их любовного наслаждения, когда Джейд вскрикнула от экзальтации, а Ред прошептал «Я люблю тебя, Джейд!», началась гроза. В Сайгоне настал муссонный сезон. Но вскоре дождь прекратился, и Джейд более настойчиво повторила свою просьбу:
— Теперь ты непременно должен уйти!
— Я уйду только вместе с тобой.
Его слова испугали Джейд. Она-то думала, что все ему объяснила, а он опять за свое.
— Ты сумасшедшая, — добавил он, — если думаешь, что я оставлю тебя здесь, в этом аду. Хочу, чтобы ты сегодня же покинула Сайгон.
Джейд облегченно вздохнула. Он просто беспокоился о ее безопасности, не имея в виду ничего другого.
— Иди и не беспокойся обо мне. Все будет хорошо. У меня есть Джо. Он не позволит, чтобы что-нибудь со мной случилось.
— Забудь Джо, — упрямо сказал Ред. — Отныне я сам буду заботиться о тебе.
— Нет…
Он так ничего и не понял. Она вскочила с кровати и попятилась к двери. Неужели совсем не понимает, что должен покинуть ее?
— Я не могу забыть Джо, — сказала она. — И кроме того, у тебя есть о ком заботиться.
Он тоже встал с постели и направился к ней.
— Но ты мне дороже всех на свете. — Ред попытался обнять ее, она воспротивилась. Ей очень не хотелось опять пройти через все эти мучения.
— А как же Эбби? Твои дети? Ты нужен им! — умоляла она.
— С детьми будет все в порядке, — уверенно сказал он.
— А Эбби? А твое будущее?
— Как ты не можешь понять, — разозлился Ред, — что без тебя вся моя жизнь теряет свой смысл?
— Но у тебя же есть обязательства…
— Перед кем? Перед чем? Я отвечаю только за себя и за женщину, которую люблю. Дети вырастут вне зависимости от того… Я сам вырос без отца!
Он был неправ. Неправ во всем. Но как она могла ему это доказать?
— Ну, тогда подумай об Эбби.
— Я не могу, но это не имеет ровно никакого значения. Мои чувства к ней не очень сильны. И Бог знает какие чувства она испытывает ко мне. Если это любовь, то уж очень прохладная, ее чувства обманчивы.
— Нет, это не так! Еще много лет назад Эбби говорила мне, что любит тебя, и я в этом нисколько не сомневаюсь. Если ты продемонстрируешь ей свою любовь, увидишь, она обязательно откликнется. Сделай это! Докажи ей свою любовь, и она будет предана тебе!
Джейд не могла, да и не должна была проявлять свою слабость. На карту было поставлено слишком многое. Она не хотела быть источником семейных неурядиц Эбби. Если Ред уйдет от Эбби, то Джудит также бросит ее, оставит на произвол судьбы вместе с ее детьми. Джейд не желала ей такой участи.
— Ты не любишь меня, Джейд! — Его голос был приглушен отчаянием. — А говорила, что любишь!
— Да, конечно, я любила тебя. Но тогда мы были детьми. Существуют разные виды любви. Наша любовь представляла собой детскую фантазию, которая никогда не сбывается. Это была просто мечта. Но сейчас мы вполне взрослые люди, и все изменились. Я тоже. Сейчас у меня есть другая, взрослая любовь.
— Кто? — спросил он холодно.
— Джо, как ты сам мог догадаться. Я привязана к нему. Он замечательный человек, сильный, темпераментный и отзывчивый.
— И ты любишь его?
— Да, очень.
Джейд была уверена, что говорит правду. Как она уже сказала Реду, существуют разные виды любви.
— А то, что происходило в этой комнате? Что это было?
— Это был остаток мечты, и сейчас он полностью исчез.
— А где же находилась эта твоя взрослая любовь, пока мы тут с тобой забавлялись?
— Я же сказала тебе, что он замечательный и понятливый человек. И к тому же мудрый. Невероятно мудрый. Он знал, что мне нужно окончательно избавиться от остатков своей мечты.
— Ты права, — сказал равнодушно Ред. — Он замечательный и понимающий тебя человек. На твоем месте я бы держался за него.
Джейд не поняла, шутит ли он или говорить серьезно. Но это уже не имело никакого значения.
Она подошла к окну, чтобы взглянуть на странный золотистый свет, окутавший Сайгон после проливного дождя, а Ред тем временем быстро оделся и ушел. Она слышала, как хлопнула дверь, и ей показалось, что где-то вдали раздались раскаты артиллерийской канонады. Она еще долго стояла у окна, дожидаясь Джо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы президента - Зингер Джун



Книга-просто супер! Прочла за сутки. Загрузите на сайт все произведения Джун Зингер, пожалуйста.
Любовницы президента - Зингер ДжунИруня
22.10.2012, 17.24





Ну может и не супер. Очень много изломанных судеб. И всё идёт по одному кругу. но в общем- чтиво не дурственное.
Любовницы президента - Зингер ДжунЁлка
27.09.2015, 21.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100