Читать онлайн Любовницы президента, автора - Зингер Джун, Раздел - IV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы президента - Зингер Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы президента - Зингер Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы президента - Зингер Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зингер Джун

Любовницы президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

IV

На кой хрен вызывать «скорую» и фараонов, думал Доминик. Вызовешь фараонов, а они от тебя потом не отстанут! Пусть ее хахаль и сообщает!
Он окинул взглядом номер, нет ли чего-нибудь компрометирующего? Коробки от «колес» быть не могло — эта дура унесла их прямо в пригоршне. Подобрал пустую бутыль и тщательно обтер ее носовым платком. Не хватало еще, чтобы обнаружились его отпечатки!
Сбежав вниз, отпустил старичка дежурного поспать и сел к телефону. Припомнил имя этого хлыща: Ред Стэнтон. Когда эта несчастная самоубийца требовала горничную, то сказала: «Ко мне должен прийти Ред Стэнтон — из семьи Стэнтонов. Они не привыкли находиться в свинарнике!» Доминик знал, кто такие Стэнтоны. Еще бы, жить в Бостоне и не слышать об этой семейке!
К телефону подошел кто-то из прислуги и долго не хотел звать мистера Стэнтона к телефону. Потеряв терпение, Доминик заорал, что, если Ред немедленно не подойдет, всему семейству придется ой как несладко!
— Ах, Д’Арси! Д’Арси! — Ред крепко прижался к ней. В этот миг не испытывал ничего, кроме безграничной любви к несчастной! Тут он заметил, что тело сохранило тепло и что кровь текла из многочисленных резаных ран не бурными потоками, а скорее тоненькими ручейками. Весь в крови, он повернулся к Доминику:
— Когда вы звонили в «скорую»? Почему до сих пор никто не приехал?
Тут портье признался, что ни в какую «скорую» он не звонил, и Ред с трудом удержался от того, чтобы на месте не придушить этого подлеца. Но здравый смысл ему подсказал: самое главное сейчас не мстить вышибале за то, что тот не позаботился о Д’Арси, а постараться спасти ее. Она ведь была еще жива!
«О Господи, лишь бы только она не умерла! Я буду любить ее до конца жизни!» — подумал он.
Ред позвонил в больницу «Стэнтон мемориал», будучи уверен, что, во-первых, помощь прибудет оттуда скорее, а во-вторых, что там Д’Арси окажется в самых хороших условиях.
Но когда в больницу приехала узнавшая обо всем Джудит, она по-своему истолковала его мотивы:
— Как хорошо, что ты догадался позвонить в «Стэнтон мемориал», отсюда не просочится никакая информация. Молодец!
Ред пытался возразить, но Джудит оборвала его:
— Ты уверен, что никто не сообщил об этом в полицию?
Ред молча кивнул.
— Вот и хорошо! — Джудит брезгливо покосилась на его окровавленный костюм. — Пойду распоряжусь, чтобы тебе прислали чистую одежду, а то больно уж ты смахиваешь на этакую Джекки Кеннеди в мужском обличье. Весь в крови!
Шутка матери показалась безвкусной и жестокой, но он предпочел смолчать. В его ли положении делать ей замечания?
— Когда переоденешься, поедешь в гостиницу — надо забрать все ее вещи. Не хватало еще, чтобы об этом заговорили! Именно поэтому посылаю тебя. Понял? Нам не нужен скандал. Вечно лезешь в какое-нибудь дерьмо! — Джудит запнулась, поняв, что зашла слишком далеко. Она улыбнулась сыну и продолжила более мягким тоном: — Извини меня за грубость, но больше всего я забочусь… о Д’Арси. Если полиция пронюхает, ее сразу же заберут. Кто их поймет? Отправят бедняжку в психиатрическую клинику на экспертизу, а это, сам понимаешь! В случае попытки самоубийства… Если, конечно, такая попытка была действительно совершена…
— На что ты намекаешь, мама? — изумленно спросил Ред. — Ты думаешь, это был обычный спектакль? Все было сыграно для меня?
— Не надо быть наивным, — медленно проговорила Джудит. — Если она всерьез собиралась перерезать себе вены бритвой, можно было не наносить десятки легких царапин. Достаточно разок полоснуть по горлу или по запястьям — и все. А тебе как кажется?
У Реда закружилась голова. Он сел, опустив голову на колени. Бедная, милая Д’Арси!
Конечно, во всем был виноват один-единственный человек — он сам. Но все же слова матери посеяли в душу сомнения.
— Знаешь, Ред, если даже это было не самоубийство, все равно у нее не все дома, — продолжала Джудит. — Мне всегда казалось, что она какая-то неуравновешенная. И вообще, о чем ты думал, когда влезал в эту жалкую и мерзкую историю?
Слова матери больно задели Ре да.
Жалкую? Но ведь Д’Арси действительно любила его. Может быть, это казалось Джудит жалким? Мерзкую? Он действительно вел себя мерзко. Да и вообще, разве можно назвать все это историей? Они занимались любовью всего два раза, к тому же второй раз едва ли можно было назвать настоящим любовным актом. Впрочем, бесполезно было говорить об этом Джудит. Она была самой настоящей шлюхой, а он — достойным сыном своей матери, вот и вел себя соответственно.
— А эти порезы? Они останутся на всю жизнь? — спросил он, с трудом сдерживая слезы.
— Да что ты! Это вообще не порезы, а царапины! Дня два-три, и следа от них не останется. Какая она все-таки хитрая! Море крови — и почти никакого риска для жизни! Как ей хотелось причинить тебе боль! Надеюсь, ты все осознал и теперь будешь все хорошенько взвешивать, прежде чем позволишь втянуть себя в очередное псевдоромантическое приключение. Например, как с этой Барбарой Беддингс.
«Барбара? Откуда она знает?»
— Да-да, мне известно о миссис Беддингс. Приходил ее муж. Он вне себя от ярости! Я сказала, что вы больше никогда не будете встречаться. Но с тобой-то мне что делать, Ред? — Джудит говорила игривым тоном, но за этой видимой легкостью угадывалась железная воля. — Как нам уберечь тебя от подобных неприятностей? А то не видать тебе Белого дома как своих ушей… Или ты уже забыл о наших планах? Я делаю все, что он меня зависит, а ты?..
Какой странный день, думал Ред. Каких-нибудь два часа назад он вез Д’Арси в больницу, моля Бога лишь об одном: чтобы она не умерла! А теперь Джудит рассуждает о том, как уберечь его от «неприятностей», чтобы пробить дорогу в президенты США.
Да, ну и денек! Может быть, стоит сохранить на память этот залитый кровью костюм? Ведь полезно иногда вспоминать о таких вещах!
Когда Ред приехал в «Либерти», номер Д’Арси был в идеальном состоянии: все вычищено до блеска, постелены свежие простыни, нигде ни единого пятнышка крови.
— Полиция? Они все-таки приедут? — спросил дрожащим от волнения голосом Доминик. — Им известно о таблетках?
Ред утвердительно кивнул, радуясь, что может хоть как-то отомстить этому ублюдку за то, что не вызвал «скорую», а сейчас даже не спросил о здоровье Д’Арси. Он решил соврать:
— Да, приедут. Да, знают. Они спрашивали, не знаю ли я, откуда она взяла эти таблетки.
— И что вы им сказали?
— Что таблетки дал я. Полагаю, что, если вы обращались с ней достаточно вежливо, она не станет давать показания, компрометирующие вас. Но если вы ее чем-то обидели! Право, не знаю, что она тогда расскажет полиции. Где ее вещи?
— Все здесь, мистер Стэнтон. Я сохранил даже журналы. Обязательно передайте мисс Шеридан, что я интересовался ее здоровьем. Передайте, что очень беспокоюсь за нее. Все в этом чемодане — одежда, радио, даже вазы для фруктов и для цветов. А еще… еще часики. — Доминик решил не рисковать и вернуть часы владелице. — Вот журналы, они лежат возле чемодана.
— Можете их выбросить, — бросил Ред, поднимая чемодан. Потом он заметил, что журнал, лежавший сверху, французский. Надо же, французский журнал! Какая смешная девочка эта Д’Арси! Лицо манекенщицы на обложке показалось ему знакомым. Конечно, это типичная француженка с модной парижской прической. Но кого-то оно напоминало! Тут его осенило: это же лицо Джейд! Даже без роскошных рыжих волос Джейд нельзя было спутать ни с кем. Ред оторвал обложку, аккуратно сложил ее и положил в карман, не обращая никакого внимания на Доминика.
«Паршивый ублюдок! Белая кость! — думал портье, представляя себе, с каким удовольствием он залепил бы пощечину этому холеному красавчику с безупречным гарвардским произношением. — А может быть, не стоило отдавать часы?»
Ред вернулся в больницу. Хотел подождать, пока Д’Арси проснется. Он должен быть первым человеком, которого она увидит! Пусть знает, что он здесь ради нее. Неважно, благодаря каким чувствам — любви или дружеской привязанности, важно, что Д’Арси пострадала из-за него! Неважно, права Джудит или нет: пыталась ли девушка действительно покончить с собой или просто хотела произвести на него сильное впечатление! Он сомневался в правоте матери. Д’Арси была доведена до отчаяния, и виноват во всем он, Ред Стэнтон!
Но пришедшая мать убедила его пойти домой.
— Я поговорила с психиатрами. Они считают, что твое присутствие может лишь усугубить положение Д’Арси, — солгала Джудит. — Ей необходимо побыть без тебя. Она сделала это из-за тебя, так что твое отсутствие пойдет ей на пользу. Они хотели положить ее в психиатрическое отделение, но я уговорила не осложнять учебу в колледже, пусть полечат амбулаторно. Пойми, я обещала врачам, что Д’Арси будет серьезно лечиться, а ты на некоторое время оставишь ее в покое.
Ред не стал спорить с матерью. Что он мог сказать? Конечно, ему не хотелось видеть Д’Арси в палате для душевнобольных. Если она сможет продолжить учебу, ее жизнь постепенно вернется в нормальное русло, а ведь именно этого ему хотелось больше всего!
Когда Д’Арси проснулась, первым ее чувством была радость. Она радовалась, что осталась жива! Радовалась, что живет в том же мире, где Ред! Потом оглянулась, пытаясь узнать, куда попала. Это был явно не отель: слишком здесь было чисто. Она лежала на металлической кровати, вокруг были женщины в белоснежных халатах и таких же шапочках. Д’Арси поняла, что находится в больнице, и снова отключилась…
Когда она проснулась через несколько часов, рядом сидела Джудит.
«Господи, что ей от меня нужно?»
— Д’Арси, детка! Я так рада, что тебе лучше, что не останется даже шрамов. Я очень волновалась, что эти следы у тебя останутся на всю жизнь. Такая красивая девочка, и вдруг… В общем, я очень рада!
Д’Арси вспомнила, что нанесла себе несколько десятков порезов. Она ощупала руки, грудь, лицо — повязок не было!
— Поверхностные раны, — донесся до нее голос Джудит. — Я подумала, а может, не стоит сообщать Фрэнки и Биллу? Зачем их расстраивать понапрасну? Как тебе кажется?
Д’Арси было страшно неудобно, к тому же она не совсем еще пришла в себя… Но Джудит права. Действительно, зачем рассказывать обо всем отцу и матери?
— Где я?.. Я понимаю, что это больница, но какая?
— Это «Стэнтон мемориал». Наша больница, моя и Реда.
— Как я сюда попала?
— Счастливое совпадение. Из отеля позвонили в «скорую помощь» и вызов передали сюда. Знаешь, все городские больницы по очереди высылают свои машины по вызовам. Как только тебя привезли, кто-то из приемного покоя позвонил нам. Они слышали, что Шериданы — наши родственники. Поистине неисповедимы пути Господни!
— Ред? Он знает, где я?
— Конечно, знает. Как только мне позвонили из больницы, я рассказала обо всем Реду.
— Так почему же он не пришел? Не захотел?
— Нет, что ты! Он, конечно, хотел… Но не смог.
— Почему?
Д’Арси пришла в ужас: ему на меня наплевать. Я наглоталась этих таблеток, порезалась из-за него, я истекала кровью. А он…
— Почему он не смог?
— У него дела, дорогая. Понимаешь, у каждого свои приоритеты, и порой они не совпадают с приоритетами других. Тебе пора смириться с этим. Вчера был День благодарения. Скоро снова начнутся занятия, вот Ред и решил помочь Эбби с уроками.
О Господи! — подумала Д’Арси. Она чуть не погибла, а Ред решил помочь с уроками Эбби.
И в следующий раз Джудит по-прежнему сидела возле нее. Может быть, она никуда и не уходила?
— Я хочу видеть Реда, — проговорила Д’Арси. — Это возможно?
— Только не сейчас, милая. Ред очень занят, но они с Эбби просили передать привет и пожелания скорейшего выздоровления. Я разговаривала с твоими родителями. Они думают, что ты провела праздники в Нью-Джерси. Я сообщила, что ты там простудилась и лежишь с гриппом. Я успокоила их, сказав, что постоянно держу с тобой связь. Фрэнки просила тебя позвонить, как только станет лучше. Может быть, позвонишь ей завтра?
На следующее утро Д’Арси окончательно пришла в себя — мысли ее были ясны. Как только в палату вошла Джудит, она приподнялась с кровати и решительным тоном проговорила:
— Мне нужно видеть Реда. Сегодня!
Джудит присела на край кровати:
— Думаю, настало время объясниться. Ты пыталась покончить с собой. Это, между прочим, уголовно наказуемое деяние. Если тебя и не посадят, психиатрической лечебницы тебе не избежать. Со своей стороны, я постаралась сделать все, чтобы у тебя не было неприятностей. Но последнее слово за тобой. Или ты заставишь себя забыть о Реде, или пеняй на себя. Что касается сына, то он желает тебе лишь добра. А добро для тебя — забыть об этом печальном инциденте и переключиться на что-нибудь другое.
— Он так и сказал? Почему же сам не пришел повторить мне все это?
— Он очень занят.
О Господи, да разве можно во все это поверить?
— И ты думаешь, что я тебе верю, Джудит?
Джудит с холодной улыбкой посмотрела на Д’Арси:
— А что тебе остается делать? Реда здесь нет, и никто не докажет, что он этого не говорил. Он вообще сюда не приходил. Ты неглупая девочка. Подумай хорошенько. Разве само его отсутствие тебе ни о чем не говорит?
Возразить было нечего. Действительно, Реда не было рядом с ней. Наверное, он и не приходил в больницу. Это уже свидетельствовало о многом.
— А теперь послушай меня внимательно. Я говорила с врачами — сегодня тебя выпишут. Будем считать, что на этом инцидент исчерпан. Если ты не оставишь в покое моего сына, мне придется еще раз поговорить с врачами. Чего ты добиваешься? Сделаешь несчастной свою мать, скомпрометируешь отца — он никогда этого не простит. И потом, ты причинишь кучу неприятностей самому Реду. Боюсь, он будет огорчен.
Джудит права, подумала Д’Арси. Они оба правы — мать и сын. Ей было нечего ответить, и она отвернулась к стене.
— Итак, мы обо всем договорились, — продолжила Джудит. — Ты вернешься в колледж и забудешь о нас. В свою очередь, мы тоже никогда не будем вспоминать об этом неприятном инциденте.
За неделю до Рождества Д’Арси поняла, что беременна. Поначалу она долго не могла разобраться в своих чувствах. Может быть, все к лучшему? Может быть, весь этот кошмар закончится совсем неплохо? Дня два она была в отличном настроении: ей казалось, что ребенок уже шевелится в ее лоне, хотя умом осознавала, что это невозможно. Она прыгала, смеялась без причины, распевала веселые песенки. Одна из соседок по общежитию даже спросила:
— Что с тобой? Часом, не влюбилась?
Она почти угадала. За считанные дни Д’Арси забыла о том, что ненавидит Реда Стэнтона, решив, что Джудит наверняка обманула ее. Конечно, Ред хотел прийти в больницу… Или просто не знал, где она находится!
Оставались кое-какие подозрения. Чтобы рассеять их, Д’Арси решила пойти в отель «Либерти». Доминику сказала, что пришла за вещами, хотя чемодан со всем ее добром она получила еще при выписке из больницы (к ее великому удивлению, там были и золотые часики), но другого повода придумать не смогла.
Портье уже не боялся, что в гостиницу нагрянет полиция, ведь прошел без малого месяц. Поэтому он вел себя довольно нагло:
— Чего тебе надо? Твой приятель забрал все шмотки еще в День благодарения, в том числе золотые часики, которые я решил вернуть по доброте душевной. Он отвез тебя в больницу, а потом вернулся и все забрал, так что не вешай мне лапшу на уши — я ничего тебе не должен! Спроси лучше у него, если, конечно, он еще от тебя не сбежал.
Даже Доминик обо всем догадался! Какой ужас!
Как же теперь быть? Как узнать всю правду? Может быть, это Джудит запретила ему приходить в больницу? Но как только Ред узнает, что она ждет ребенка от него, он все переосмыслит. «Плевать мне на всех! — скажет он. — Давай поженимся!» И они заживут счастливо и безмятежно до самой смерти!
Но вскоре Д’Арси поняла, что оснований для такого оптимизма нет. Ред — не маленький мальчик. Если бы он действительно захотел навестить ее в больнице, никакая Джудит не смогла бы воспрепятствовать. Если бы только действительно захотел, хотя бы в два раза меньше, чем хотела этого она сама! Довольно тешить себя иллюзиями! Если Ред искал встречи с ней, эта встреча давно бы состоялась. Он мог пойти в общежитие, по крайней мере, позвонить. Снова ее сердце наполнила ненависть… Она была вне себя от гнева.
Любил Ред или нет, ребенок, живший под сердцем Д’Арси, был его ребенком. Он обязан на ней жениться! Она ему все расскажет, и если он не сделает ей предложение, придется поставить условие: либо Ред женится на Д’Арси, либо его ожидают неприятные последствия. Если и это не подействует, она пойдет к Джудит и расскажет обо всем ей! Ей будет некуда деться. Ведь не захочет же она, чтобы весь мир узнал, что ее любимый сынок — отец незаконнорожденного ребенка дочери Билла Шеридана. Такие слухи ой как повредят карьере милого Реда!
Итак, она заставит Реда жениться. Дальше будет видно. Главное, что у нее родится ребенок и у него будет законный отец, к тому же с именем. Это ведь тоже важно — имя! Ради ребенка она готова на многое — даже не будет прививать ему ненависть к отцу. Скорее всего, крошка сам научится ненавидеть этого человека!
Через некоторое время ей стало казаться, что она снова ошиблась. Не придется заставлять Реда… угрожать ему. Конечно же, он женится на ней по своей собственной воле: он действительно любит ее и будет любить их общего ребенка!
Д’Арси знала, звонить Реду бесполезно. Лучше выследить его возле дома Стэнтонов.
Оставалось всего два дня до Рождества. Стояла холодная, но солнечная погода. Накануне выпал снег, и жители Бостона с трудом прокладывали себе путь в сугробах. Д’Арси спряталась за припаркованным фургоном и наблюдала за мощными металлическими воротами владения Стэнтонов.
Она увидела, как из дома появился Ред. Он был красив, как всегда. С чего она взяла, что он мог измениться за эти четыре недели? На нем были просторная клетчатая куртка шарф, шерстяные перчатки. Головной убор отсутствовал. Солнце так освещало его белокурые волосы, что издали казалось, будто голова Реда окружена нимбом…
Д’Арси вышла из своего укрытия и быстрым шагом пошла ему навстречу. Она готова была окликнуть его и верила, что Ред бросится к ней и заключит ее в свои объятия!
Но тут из дома выбежала смеющаяся Эбби. Конечно, с горечью подумала Д’Арси, Эбби имеет все основания для веселья! Ей не о чем беспокоиться!
На Эбби тоже были куртка, шарф и перчатки, причем куртка была такого же ярко-красного цвета, как у Реда. Забавно, подумала Д’Арси, она никогда не видела, чтобы Эбби так беззаботно смеялась. По крайней мере, за те несколько дней, что они провели вместе в Палм-Бич, такого с ней не было. В те дни она лишь изредка грустно улыбалась.
Как сильно изменились все они за эти полтора года! А может быть, никто, кроме нее, не менялся? Д’Арси вспомнила, как целовалась с Редом на диване в библиотеке, как сильно любила она его в свои шестнадцать лет! Сейчас ей было всего семнадцать, но в ее утробе уже жил его сын, и она знала, что никогда уже не будет по-настоящему юной, как тогда. А Эбби, маленькая робкая Эбби! Неужели это она?
Эбби и Ред начали что-то строить из снега. Снежную бабу? Потом Эбби слепила снежок, прицелилась и запустила им в Реда, попав ему в лицо. Ред бросился вдогонку за Эбби, которая еще полтора года назад вообще не умела флиртовать.
Эбби упала на снег. Ред навалился сверху и стал запихивать пригоршни снега ей за воротник. Восторженный визг Эбби был слышен даже с противоположной стороны улицы. Вскоре на пороге появилась Джудит и рассмеялась при виде невинных забав ее милых деток — сына и воспитанницы.
И тогда Д’Арси поняла, что не подойдет к Реду, чтобы рассказать о будущем наследнике Стэнтонов. Теперь ей не хотелось иметь ничего общего с этим человеком! Всего четыре недели назад она лежала в больнице, чудом выжила! А вот сейчас он беззаботно резвится на снегу с Эбби. И Джудит с улыбкой наблюдает за ними. Все трое так веселы, так счастливы! Реду так хорошо, что даже не верится, что совсем недавно из-за него чуть не погибла девушка. Да, порезы на теле оказались неглубокими, они быстро прошли, но раны в душе не зажили и едва ли заживут.
Пошли они все к чертовой матери! Все трое!
На следующий день Д’Арси поехала домой. Она решила рассказать матери о том, что беременна (посвящать в свои проблемы отца она, естественно, не собиралась). Там будет видно, что делать. Д’Арси очень хотела сохранить ребенка, хотя теперь ненавидела его отца. Но одно дело отец, другое — дитя.
Рассказать обо всем матери при первой встрече не удалось. Франческа была и без того расстроена — дочь приехала из Бостона такой истощавшей, такой бледной и угрюмой! Д’Арси не понимала, почему ее внешний вид огорчает мать. Неужели ей хочется, чтобы она всю жизнь оставалась пухленькой дурочкой? Кроме того, было видно, что мысли Франчески целиком заняты политикой: в будущем году она собиралась выставить свою кандидатуру на пост губернатора!
— Но ты же полный ноль в политике, мама! С чего ты взяла, что кто-то пойдет голосовать за тебя?
— Неважно, кто я, важно, что твой отец призовет их отдать свои голоса мне, — рассмеялась Франческа. — Ты же знаешь, как он популярен во Флориде. Здешние избиратели выполнят любую его прихоть.
— Ты хочешь сказать, что все они пешки в его игре? Да и ты тоже…
— Д’Арси, как ты смеешь! — обиженно прервала Франческа тираду дочери.
— Извини, мама, я не хотела тебя обидеть, но ведь я угадала, не так ли? Он выдвинул твою кандидатуру лишь потому, что не может сам быть избранным на следующий срок. Вот папа и нашел себе подставное лицо.
— Ты не допускаешь, что у меня могут возникнуть собственные идеи? — попыталась возразить Франческа.
Неужели мать стала послушной марионеткой в руках отца? Д’Арси не могла понять, в чем дело. Она чувствовала, что за полтора года, отделяющие ее шестнадцатилетие, что-то коренным образом изменилось в их взаимоотношениях.
— Что за идеи? Расскажи, пожалуйста.
— Тебе действительно интересно? — с удивлением спросила Франческа. Она не ожидала от дочери такого вопроса.
— Действительно.
— Ну, например, во время поездок по штату я говорила о планировании рождаемости.
Планирование рождаемости? Забавное совпадение!
— А что говорит по этому поводу папа?
— Он отшучивается. Но лично мне кажется, что тема очень важная. А что, неплохой получится лозунг: «Голосуя за Фрэнки, голосуешь за противозачаточную пилюлю!»
— Что-что? — Д’Арси рассмеялась. Впервые за несколько недель. — А как же спирали? Колпачки? Ты отдаешь свой выбор именно пилюле?
— Да нет же, для меня не имеет никакого значения, каким контрацептивом пользуется женщина. Моя идея — контроль рождаемости, и я хочу, чтобы все женщины штата — вне зависимости от достатка или образовательного ценза — имели доступ к контрацептивам.
— Да, мама, кажется, ты и впрямь решила заняться политикой, — проговорила Д’Арси. Она поняла, что именно сейчас представился случай перекинуть мостик к ее собственной проблеме. — А как насчет абортов? Считаешь ли бы аборт грехом против Бога?
Услышав вопрос дочери, Франческа вздрогнула. С чего бы это? Потом вспомнила, что именно эти слова говорила она в свое время Карлотте, когда сестра просила помочь ей сделать аборт: «Это грех, Карлотта. Грех против Бога!»
Тогда она убеждала сестру выйти замуж за Трейса, чтобы потом развестись, будучи уверенной, что такой исход намного лучше, чем аборт. Как наивна она была в те годы! Глупа. Инфантильна. Если бы в тот раз она выполнила просьбу Карлотты, скольких неприятностей удалось бы избежать! Разве то, что окружало потом Карлотту, не было грехом?
— Я за аборты, Д’Арси. За законные аборты.
— А тебе не кажется, что это… убийство?
— Убийство? Какое страшное слово. Во-первых, не считаю, что человеческая жизнь начинается с момента зачатия. Во-вторых, думаю, что женщина вправе делать выбор. Это не дело церкви — вмешиваться в такие вопросы. Тем более это не дело законодателей, в основной своей массе мужчин. Если когда-нибудь женщина станет папой римским или займет место в Белом доме не в качестве Первой Леди, я, возможно, изменю свое мнение. Но если у женщины уже есть дети и она не может воспитать еще одного или если девушка рискует всю оставшуюся жизнь расплачиваться за ошибку юности…
— А если девушка решает сохранить незаконного ребенка?
— Тогда это ее личное дело. Мне остается лишь пожелать ей удачи. Но мне кажется, что в наших условиях и матери, и ребенку придется в этой ситуации очень трудно. Может быть, когда-нибудь в будущем. Правда, есть еще один вариант: девушка сохраняет ребенка, а потом отказывается от него — его усыновляют другие. В этом есть свой смысл, но это очень тяжело. Как трудно потом жить, зная, что у тебя есть ребенок, но тебе никогда не суждено увидеть его. Короче говоря, мне кажется, что всех этих неприятностей можно легко избежать, пропагандируя среди женщин идеи контрацепции.
— Знаешь, мама, я очень хочу, чтобы ты победила на выборах. По-моему, из тебя выйдет прекрасный губернатор. А потом, на следующих выборах — я нисколько не сомневаюсь в этом, — ты сможешь победить уже без помощи папы. Ты завоюешь любовь избирателей.
Конечно, ее мать сможет привлечь многих избирателей, особенно женщин! Отца ждут большие сюрпризы.
Д’Арси позвонили старые подружки и стали звать в Форт Лодерлейдл, где каждый год на рождественские каникулы устраивались молодежные тусовки. Но ей не хотелось туда, она чувствовала, что выросла из этого возраста.
Франческа тоже стала уговаривать дочь пойти повеселиться со сверстниками.
— Нет, мама, мне почему-то не хочется. Возраст не тот.
— Не тот? Но тебе всего семнадцать…
Д’Арси грустно улыбнулась:
— Но ведь и ты когда-то выросла, мама? Выросла и повзрослела. Так дай и мне такую возможность. Разве ты не хочешь видеть свою дочь взрослой?
— Конечно, хочу, — проговорила Франческа.
Как же вышло, что ее дочь, ее маленькая Д’Арси, такая веселая хохотушка, такая наивная, еще недавно: воображавшая себя Скарлетт, еще недавно по уши влюбленная в Реда Стэнтона, так неожиданно изменилась?
Франческа не догадывалась, что именно она, будущий губернатор штата Флорида, помогла дочери повзрослеть и понять, что ей надо в жизни.
После того как Д’Арси уехала обратно в Бостон, Билл как бы между прочим спросил Фрэнки:
— Она не говорила с тобой о Реде? Как их роман?
— Нет, Билл, сама она не говорила, а я решила ни о чем не спрашивать. По-моему, Д’Арси выросла и очень изменилась.
— По-моему, тоже. Со мной почти не разговаривает.
Да, Франческа знала, что Д’Арси все еще обижалась на отца. Но она была уверена, что девочка найдет в себе силы преодолеть эту обиду, как смогла преодолеть то чувство, которое испытывала к Реду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы президента - Зингер Джун



Книга-просто супер! Прочла за сутки. Загрузите на сайт все произведения Джун Зингер, пожалуйста.
Любовницы президента - Зингер ДжунИруня
22.10.2012, 17.24





Ну может и не супер. Очень много изломанных судеб. И всё идёт по одному кругу. но в общем- чтиво не дурственное.
Любовницы президента - Зингер ДжунЁлка
27.09.2015, 21.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100