Читать онлайн Любовницы президента, автора - Зингер Джун, Раздел - III в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы президента - Зингер Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы президента - Зингер Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы президента - Зингер Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зингер Джун

Любовницы президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

III

Проснувшись на следующее утро, Д’Арси долго не могла понять, что происходит. На душе стало тревожно: который час? Надо было расплатиться с портье до одиннадцати. Она взглянула на часы: они стояли, стрелки показывали без двадцати три. Быстро оделась и побежала вниз. Портье на месте не было, а стенные часы показывали без пяти восемь. Она выбежала на улицу, не обращая внимания на холодную и пасмурную погоду. Улицы показались непривычно пустыми, а на Гарвард-сквере не было обычной для субботнего утра суеты.
Д’Арси достала из ящика стола авиабилет и наклонилась над кроватью соседки по комнате. Лесли крепко спала, и ей пришлось долго трясти ее за плечо.
— Ну что тебе надо? — сонно бормотала Лесли. — Я легла спать в четыре утра.
— Дай взаймы немного денег, мне не хватает, чтобы доехать до аэропорта. Как только вернусь из Флориды после Дня благодарения — верну.
— Возьми в сумке. Желаю счастливого Дня благодарения, если в этом году он вообще может быть счастливым, — Лесли отвернулась к стенке и заснула.
— Спасибо, — машинально произнесла Д’Арси, не понимая, о чем идет речь. Несомненно, она будет счастлива именно в этот день! А что имела в виду Лесли?
Д’Арси влетела в гостиницу и попросила ошарашенного портье принять плату на неделю вперед. Ему это предложение явно не понравилось.
— Вы, кажется, ошиблись адресом. Здесь не общежитие для отчисленных за неуспеваемость студентов!
Колкость этого грубияна не испортила прекрасного настроения, и она побежала за покупками.
Ред должен был прийти в четыре, значит, они смогут пообедать прямо в номере. Д’Арси купила оливки, орехи, сыр, паштет, длинный итальянский хлеб. Хотела было купить итальянскую салями, но потом показалось, что у колбасы не слишком эстетичный вид. Вместо салями купила упаковку тонко нарезанной ветчины, баночку черной икры и копченые устрицы. Она слышала, что устрицы с древних времен считались блюдом, возбуждающим страсть. Вот что было сейчас нужно! В винном магазине взяла две бутылки хорошего французского вина.
Поскольку в гостинице предстояло провести целую неделю, Д’Арси решила приобрести радиоприемник. А вдруг он останется здесь ночевать, подумала она, и тотчас, удивляясь, что эта мысль не приходила ей раньше, побежала в бакалею за кофе, апельсиновым соком, сахаром и сухими сливками. В соседнем магазине купила электрочайник.
Она остановилась у парфюмерного магазина, где на витрине стояли несколько сортов лосьонов для тела. Подумав, что Реду должен понравится аромат земляники, купила тюбик «Земляничного наслаждения». Потом заглянула в восточную лавочку и купила себе кимоно — черный атласный наряд с вышитым на спине золотым драконом. Блондинкам ведь идет черный цвет! Чтобы было не так тоскливо в те ночи, когда Ред не сможет остаться, Д’Арси решила купить журналы. Ее взгляд упал на «Мадемуазель». Реду же купила «Тайм» и… «Плейбой» — последний на случай, если его мужская энергия иссякнет и надо будет восстановить ее с помощью воздействия извне. Ей казалось, что читать вслух эротические рассказы — совсем неплохое занятие для юных влюбленных.
И только в этот миг она вспомнила, что должна была сейчас находиться на борту самолета по пути домой! Подбежав к ближайшему междугородному телефону, позвонила матери в надежде, что та еще не уехала в аэропорт ее встречать. Действительно, Фрэнки была еще дома. Похоже, что она страшно разозлилась, узнав, что дочь решила поехать с Лесли в Тинек, штат Нью-Джерси, чтобы познакомиться с ее братом Бертом, студентом Висконсинского университета. На самом же деле Франческа даже обрадовалась, что Д’Арси в хорошем настроении и думает не только о Реде Стэнтоне.
— Позвони мне от Лесли, Д’Арси. Если тебе понадобятся деньги, я смогу выслать телеграфом на ее адрес.
— Спасибо, мама, не надо.
Ей было немножко стыдно, что пришлось наврать матери, но отступать было поздно.
— Я расскажу тебе о Берте. Лесли говорит, что он отличный парень.
— Ладно, детка, надеюсь, все будет в порядке. Я так волновалась вчера вечером, когда не застала тебя в общежитии. Подумала, что, может быть, гибель президента…
— Что? Что ты сказала о президенте?
— Просто боялась, что ты примешь известие об этом убийстве слишком близко к сердцу.
— Да-да, конечно. Я действительно пришла в ужас!
Ред опоздал на пятнадцать минут, но Д’Арси была заранее готова к этому — мужчины любят опаздывать, они отстаивают таким образом свою свободу. Д’Арси уже успела понять, что не надо требовать особой пунктуальности. Надо сохранять спокойствие. Мужчины ведь очень дорожат свободой!
Одетая в кимоно, Д’Арси показалась Реду восхитительной. Он сделал ей комплимент и заметил, как щеки девушки зарделись ярким румянцем. Крепко обнявшись, они нежно прижались друг к другу. Но он тотчас разжал объятия и стал быстро раздеваться.
Д’Арси была удивлена: к чему такая спешка? Потом, решив, что Ред, наверное, просто сгорает от желания, она рассмеялась, ведь и сама тоже была не из терпеливых! Пытаясь немного замедлить его темп, она скинула с плеч кимоно и, ласково обняв Реда за талию, прошептала:
— Давай примем душ.
— Отличное предложение, — грубо прервал Ред. — Но у меня нет времени.
— Что случилось?
Ред взял ее на руки и понес к кровати.
— В моем распоряжении всего час. — Он взглянул на часы. — Нет, даже меньше. Сорок пять минут.
Ред осыпал ее поцелуями, но Д’Арси никак не могла расслабиться:
— Куда ты так торопишься?
— Мы едем в Вашингтон.
— Кто это мы?
— Джудит, Эбби и я, — ответил он между поцелуями. — Мама хочет лично выразить соболезнования семье Кеннеди. А завтра, в воскресенье, гроб с телом покойного повезут на лафете по Пенсильвания-авеню. Знаешь, довольно впечатляющее зрелище.
Д’Арси не было дела до похорон президента, ее волновало только одно — любимый уедет из Бостона.
— Но зачем? Зачем ты едешь в Вашингтон?
— Этого хочет мать.
Ему сейчас было не до вопросов, все мысли были об одном: как поскорее удовлетворить свое вожделение… Он лег на девушку…
— Но, по-моему, — проговорила Д’Арси, — она никогда не испытывала особых симпатий к Джону Кеннеди.
— Не испытывала, ну и что?
Когда же наконец она заткнется? Ред терпеть не мог женщин, разговаривавших на посторонние темы во время любовного акта.
— Она считает, что мы должны поехать. Понимаешь, мы будем представлять Массачусетс. К тому же ей очень нравится Джекки. — Движения Реда стали более резкими.
— Когда ты вернешься? — спросила она, тяжело дыша.
Ответа пришлось ждать долго.
— Наверное, во вторник, — наконец сказал он, удовлетворив похоть. — В понедельник заупокойная месса и похороны на Арлингтонском кладбище. Мама обязательно останется до конца: момент исторический! Будут главы девяноста государств, в том числе де Голль. После похорон — прием… — Ред снова посмотрел на часы, было без четверти пять. Ему надо было идти. Если он не уйдет отсюда ровно в пять — всему конец.
— Ты уже? — Ред постарался задать этот вопрос как можно более тактично. Впрочем, и без ответа было ясно, что Д’Арси «еще не».
Что ж, он поопытнее вчерашней девственницы: его рука стала ласкать ее лоно. Через минуту она изогнулась в экстазе.
Однако физиологическое удовлетворение не принесло Д’Арси никакой радости — слишком сильным ударом был его отъезд.
Когда он уходил, ее сердце, казалось, не вынесет боли расставания.
— Когда ты вернешься?
— Я же сказал, наверное, во вторник. — Ред старался говорить как можно более мягко, даже вкрадчиво.
— Как только вернешься — сразу сюда?
«Ну и бабы, — подумал он, — сдерживая раздражение. Все об одном!»
— Постараюсь, — произнес он вслух, открывая входную дверь.
— Я буду ждать тебя. Здесь! — крикнула вслед Д’Арси.
Но Ред уже не слышал этих слов: стремглав сбежав по лестнице он бросился на улицу.
Д’Арси не знала, что делать. Расплакаться? Выбежать голой на улицу? В душе было, как никогда, пусто. Перспектива не радовала. Сегодня только суббота. Откуда взять силы, чтобы дождаться вторника? Чем заняться? Она достала тюбик лосьона «Земляничное наслаждение», того самого, которым хотела умастить свое тело, чтобы еще больше понравиться Реду, и, выдавив его в раковину, включила воду.
Потом открыла одну из бутылок, радуясь, что догадалась приобрести штопор. Он, наверное, похвалил бы ее за это, будь сейчас рядом. Опорожнив первую бутылку, Д’Арси хотела было откупорить и вторую, но неожиданно для себя уснула.
Когда она проснулась, на часах было двенадцать. Страшно болела голова. К счастью, в сумочке нашлась упаковка аспирина. Д’Арси выпила четыре таблетки подряд и снова заснула.
Наутро состояние ее было просто отвратительное. Надо позвонить матери, может быть, станет немного легче, подумала она. Скажет, что отдыхает в Тинеке, штат Нью-Джерси, что ей очень весело, еще наврет об этом Берте…
Д’Арси сняла трубку и позвонила портье, назвав номер.
— Это дом губернатора, — добавила она не без гордости. — Сможете соединить меня?
— Соединить-то я с кем угодно смогу, — ухмыльнулся портье. — Вопрос в другом: сможете ли вы расплатиться?
— Не волнуйтесь, смогу. Поднимайтесь за деньгами хоть сейчас!
Портье рассмеялся, и буквально через полминуты Д’Арси разговаривала с Бесс:
— Алло, Д’Арси? Как там у тебя дела в Тинеке?
— Отлично! Просто отлично! Я в полном восторге от Нью-Джерси. Мама дома?
— Они поехали в Вашингтон на похороны, детка. Какой кошмар! Но постарайся не принимать это близко к сердцу…
— Да-да, конечно…
— Я передам маме, что ты звонила. Она перезвонит тебе, как только приедет. Скажи мне номер телефона.
— Не надо. Я сама позвоню. А когда они вернутся?
— Скорее всего, во вторник.
Д’Арси откупорила вторую бутылку вина и высыпала из пакета все то, что приобрела для несостоявшейся «трапезы влюбленных», — сыры, паштеты, ветчину, икру, оливки, орешки, длинный батон… Глядя в одну точку, она стала заталкивать себе в рот, едва успевая проглатывать куски пищи. Когда больше уже ничего не лезло, открыла банку копченых устриц и, поборов отвращение, руками запихала их…
Тут же стремглав бросилась в туалет — ее рвало.
С трудом доплелась до кровати в изнеможении свалилась на покрывало.
В дверь постучали. Это он! Он вернулся! Д’Арси кинулась к двери и распахнула ее настежь — на пороге стоял портье. Он с изумлением уставился на обнаженную Д’Арси и произнес:
— Не хотите расплатиться за разговор?
— Какой еще разговор?
— Ну как же, вы ведь звонили губернатору… — проговорил портье издевательским тоном. — С вас два доллара семьдесят пять центов, но если…
— Если? Что еще за если? Что за грязные намеки?
— Я мог бы отлучиться с работы на полчасика… — невозмутимо ответил портье.
— Ну и прекрасно! Можешь за эти полчасика сам себя поиметь! — Д’Арси прикрыла дверь, подошла к столу, достала из сумки три долларовых бумажки и протянула их портье: — Сдачи не надо!
— Если передумаешь, позвони, — ухмыльнулся он, сверкая масляными глазками.
Д’Арси вышла в город поискать еще выпить. Все винные магазины в округе были закрыты, и она вернулась в гостинцу.
Пришлось обратиться к портье. Вышибала был в служебном помещении. Она долго звонила в колокольчик, висевший над столом. Наконец он появился.
— Тут по телеку такое показали! — выпалил он. — Ни за что не поверишь!
— Ну и что же там показали? — вздохнула Д’Арси.
— Ли Харви Освальда пристрелили прямо перед телекамерой!
— Подумать только! А кто такой этот Ли Харви Освальд?
Не дождавшись ответа, быстро проговорила:
— Мне надо выпить. Есть что-нибудь?
— Что ты имеешь в виду? Что значит есть? Тут гостиница, а не винный магазин.
— Короче. Что и почем?
— Есть полгаллона гвинейского красного, но удовольствие обойдется тебе в десять баксов!
— А ты за него сколько отдал? Два?
— Ладно, кончай болтать! Берешь или нет?
Д’Арси вытащила из сумки десятидолларовую бумажку и швырнула ее на стол. Портье сунул деньги в карман и ушел в служебное помещение. Вскоре он вернулся с бутылью.
— Может, телик вместе посмотрим?
— Очень надо! Если еще кого-нибудь пристрелят, позвони и сообщи.
Полгаллона красного хватило на целую ночь. К рассвету Д’Арси отключилась в состоянии полного ступора. Проснулась через несколько часов: голова раскалывалась от боли, тошнило… Едва успела добежать до туалета — ее вырвало. Надо купить еды, подумала Д’Арси. Слегка пошатываясь, вышла на улицу. Сначала долго не могла ничего понять: вроде бы понедельник, а город словно вымер — улицы пусты, почти все магазины закрыты. Она не знала, что вся страна прикована в этот час к экранам телевизоров где шла трансляция похорон президента. Но Д’Арси не было дела до национального траура — и без этого было горько и уныло.
Наконец набрела на открытую пиццерию. Заказав три больших порции, стала ждать. Когда пицца была готова, Д’Арси поняла, что ей нечем расплатиться — денег хватало только на две порции. В конце концов хозяин отдал третью — бесплатно, что оставалось делать с этим куском, к тому же подгоревшим?
Вернувшись в гостиничный номер, Д’Арси с жадностью набросилась на пиццу, судорожно глотая куски. Не успела доесть последний, как к горлу снова подступила тошнота, и она стремглав бросилась к унитазу…
Оставалось две таблетки аспирина. Она растворила их в остатках красного вина и залпом выпила. Может быть удастся заснуть?
Все запасы иссякли: аспирин, вино, деньги. Ничего не оставалось, кроме времени, его было много, слишком много. Как протянуть до следующего дня?
Полежав с полчаса, Д’Арси поняла, что заснуть не удастся. Она встала, умылась, расчесала волосы, кое-как подвела глаза и спустилась в вестибюль.
— Кстати, как тебя зовут? — спросила она портье стараясь изобразить улыбку.
— Дом. Доминик, — вышибала кинул на нее подозрительный взгляд. — А что?
— Да нет, просто надоело обращаться на «эй, ты».
— У тебя ко мне дело? Нужно что-нибудь?
— В общем, да. Хреново себя чувствую, надо выйти из этого состояния.
— Боюсь, что ничем не смогу помочь. У меня тут не аптека.
— Ну хоть что-нибудь найдется? — Она прикрыла веки.
— Закосить хочешь? Я верно понял?
— Верно.
Портье задумался:
— Есть немного травки.
Д’Арси смущенно захихикала:
— Нет-нет, травки не надо. А то у меня от нее всякие глюки пойдут…
— Жаль. Я думал, именно это и надо. А вообще, тебе расслабиться или взбодриться?
— И то и другое.
— Ладно, пошли. — Он показал рукой на дверь в служебное помещение, но Д’Арси оставалась стоять на месте.
— В чем дело?
— Я не торгую собой.
У портье были все основания разговаривать в таком тоне — она действительно походила на шлюху.
— Не торгуешь — не надо. Иди куда шла.
Д’Арси задумалась. Наверное, лучше отдать золотые часы — подарок матери на семнадцатилетие, чем расплатиться с этим наглым вышибалой собственным телом. Она сняла часы с руки и положила на стол. Портье посмотрел на них и процедил:
— Я вообще-то не ростовщик. — Послушай, ты, задница, я сама знаю, кто ты такой!
— Ах так! Задница? Что это случилось с нашей трепетной Скарлетт О’Хара?
Д’Арси ехидно улыбнулась:
— Ее унесло ветром! Ты берешь часы или нет? Чистое золото.
Портье поднес их к глазам и стал внимательно изучать:
— Ладно. Шесть желтеньких, шесть красненьких.
— По дюжине каждых! Часы дорогие.
Они сторговались на шестнадцати таблетках — восемь желтых, восемь красных — и еще одной бутылке вина.
Процедура оказалась на редкость простой. Д’Арси глотала таблетку седативного — «расслабухи», выпивала полстакана вина и засыпала. Проснувшись, принимала «бодрящее» — антидепрессант — с четвертью стакана красного. В промежутках между отключениями рассматривала купленные накануне журналы. Наконец дошла до французского журнала мод. Внимание привлекла манекенщица на обложке — редкой красоты девушка с густо накрашенными ресницами и аккуратным каре черных как смоль волос. Лицо девушки показалось Д’Арси до боли знакомым. Но на кого она походила? Этот чувственный рот, проницательные глаза. Д’Арси расхохоталась, с ума сойти, если бы не эти густые ресницы и черные волосы, можно поклясться, что с обложки смотрит Джейд!
Пора глотать желтенькую пилюлю! Д’Арси включила радиоприемник. Вот и все, что было нужно в этот момент: желтые колеса, глоток вина, хорошая музыка!
Наступил долгожданный вторник. Ред не давал о себе знать. Колеса еще оставались, но она не настолько отключилась, чтобы забыть о звонке матери, — иначе Франческа сама начнет разыскивать ее в Тинеке.
Д’Арси позвонила Доминику и попросила соединить ее с Флоридой, пообещав расплатиться, как только вернется ее парень. Портье наотрез отказался. Оставался один-единственный выход: найти десятицентовую монету, добраться до ближайшего телефона-автомата и заказать разговор за счет родителей. «Если заказать такой разговор через портье, он может проболтаться, что я в Бостоне», — подумала девушка. Вытряхнув на кровать содержимое сумки, отыскала десятицентовую монету и, проглотив еще одну таблетку, вышла на улицу…
Она сочиняла подробности романа с Бертом, а Франческа поведала о том, как трогательно выглядел малыш Джон-Джон у гроба отца:
— У меня сердце кровью обливалось.
— А ты не встретила Реда и Джудит?
— Нет. С чего ты взяла, что они были на похоронах?
— Так, просто спросила.
— У тебя что-то с голосом, Д’Арси. Все в порядке?
— В порядке. Мне надо идти. Он меня зовет. Ред… Ой, то есть Берт.
— Ты сказала — Ред?
— Тебе показалось. Телефон плохой…
Ред позвонил в среду. Доминик решил, что на этот раз, пожалуй, можно и соединить — хватит того, что он не сделал это вчера, когда парень звонил этой шлюхе в первый раз.
Прозвонил телефон. Она схватила трубку. В голове мелькнуло, что надо бежать в душ, помыть голову, привести себя в порядок.
— Ред, дорогой! Я тут с ума схожу без тебя!
Надо будет сказать этому вышибале, чтобы прислал в номер горничную. Вообще, есть тут горничные или нет? Что за дыра! У них что, даже не принято менять простыни, подумала она.
— Когда ты придешь? Вечером? А раньше никак не получится?
Неужели придется томиться в ожидании еще целый день?
— Я же сказал, что постараюсь прийти вечером, — вежливо поправил ее Ред.
У Д’Арси не было сил спорить, упрашивать. Если настаивать, Ред подумает, что она вешается на него, а мужчинам это ведь не нравится. Слава Богу, что он вообще придет.
Времени много, тем лучше: можно придумать себе новую прическу. И, конечно же, поменять простыни. Вспомнилось, что со времени посещения той пиццерии ничего не было во рту. Когда же это было? Вчера? Или позавчера? Не удивительно, что у нее нет сил! Может быть, сегодня вечером, после того как придет Ред и они насладятся друг другом, можно будет вместе пойти в какой-нибудь ресторанчик? Это было бы так замечательно: уютный зал, цветы, свечи, вино в хрустальных бокалах!
В восемь вечера Ред позвонил еще раз:
— Прости, Д’Арси, мне ужасно жаль, но… Короче, прийти не смогу — мама затеяла приготовление ко Дню благодарения, и мы страшно заняты. Нам с Эбби надо украсить гостиную, столовую, переднюю.
— Украсить? — Д’Арси не верила своим ушам. — Что значит украсить?
— Ну, понимаешь, Джудит — такая фантазерка. Она решила превратить дом в какой-то сказочный замок. Мы вырезаем из картона индейцев, пилигримов, связываем в пучки кукурузу, делаем маски из тыкв, кабачков. Дел много. Даже странно, как это Джудит решилась устроить такой маскарад? Забот хватает. Понимаешь?
Д’Арси отказывалась понять. Ред занимается вырезанием из картона в компании Эбби, тогда как она вот уже несколько суток ждет его в этой вонючей гостинице!
— Давай я приду к вам — помогу готовиться к празднику, У меня должно неплохо получиться. Увидишь!
— Нет, Д’Арси, — металлическим голосом прервал ее Ред. — Думаю, тебе не стоит приходить к нам.
Неужели она не понимает, что Джудит даже имени ее слышать не может?!
— О-о-о! — Она завыла, как раненый зверь. — Ну а завтра? Завтра ты придешь?
— Нет, Д’Арси, завтра тоже не получится. Завтра праздник — День благодарения. Никак не получится. Может быть, в пятницу? Ты пробудешь здесь до пятницы? — Он не мог больше говорить. — Так ты будешь здесь в пятницу, Д’Арси?
Ред не мог понять, какого черта делает Д’Арси в этой занюханной гостинице. Его уже туда больше не тянуло. Наверное, девочке не хотелось ехать домой, а торчать одной в пустой общаге — слишком тоскливо.
— Послушай, Ред, — взмолилась Д’Арси, — а может, я все-таки приду на ваш праздник? Давай, а?
В ее голове быстро созрел план: немедленно побежать в общежитие, подыскать как можно более экстравагантное платье и явиться к Стэнтонам. Она всех за пояс заткнет, особенно Эбби.
— Да нет же, Д’Арси, это невозможно. Мама уже разослала все приглашения, лишних мест нет. Да и вообще, она будет против. Извини, мне надо идти. Позвоню в пятницу, ладно? — С этими словами Ред повесил трубку, но Д’Арси не сразу поняла это и какое-то время продолжала говорить в мертвую трубку:
— Ред, милый мой, что ты говоришь? Твоя мама наверняка обрадуется мне. Я ведь родственница! Такая же, как Эбби! Пожалуйста, разреши мне прийти! Пожалуйста!
Но тут услышала гудок. Дрожащей рукой Д’Арси повесила трубку.
Она проглотила последние таблетки — две таких, две таких, — допила остатки вина. Результат несколько разочаровал: в глазах двоилось — только и всего. Вдруг она расхохоталась: перед ее взором стояли два Реда. Может быть, два — это даже лучше, чем один? Во всяком случае, лучше, чем ни одного!
В четверг у Доминика был редкий выходной. Эти мерзавцы — администрация гостиницы — не очень-то его жаловали. Он решил провести этот день в комнате для персонала на третьем этаже — забить косячок, выспаться… Но расслабиться не удавалось: мысли были поглощены этой шлюшкой, мисс Д’Арси Шеридан, выдававшей себя за дочь губернатора Флориды. Конечно, он не поверил этому — дочь губернатора не стала бы останавливаться в такой дыре…
Доминик вспомнил, что не виделся с ней с понедельника, когда состоялся обмен «колес» на часики. Во вторник она вообще не показывалась, а в среду разговаривала с этим хахалем. Еще требовала в номер горничную! Но он смог поставить ее на место. Теперь же куда-то запропастилась. Это тревожило. Она ведь не выходила из номера с понедельника, значит, с тех пор ничего не ела! К тому же у нее были эти «колеса», его «колеса»!
Несмотря на выходной день, Доминик решил узнать, что происходит с Д’Арси. Хорошо бы вышвырнуть ее поскорее из гостиницы! Плевать, что она заплатила за целую неделю. Доминик готов был вернуть деньги за оставшиеся два дня. Внутренний голос подсказывал, что от этой девицы можно ждать любых неприятностей. Надо действовать!
Доминик спустился в вестибюль, взял у дежурившего вместо него старика ключ от номера, предупредил, что могут быть неприятности, и поднялся наверх.
Он постучал в дверь и, не услышав ответ, вставил в замок ключ и повернул его. Радиоприемник был включен на полную громкость: Питер, Пол и Мэри распевали песенки Боба Дилана. Потом он увидел ее. О Господи!
Паршивая девка сидела на кровати, прислонившись спиной к стене, совершенно голая, с закрытыми глазами. Простыни были залиты кровью. Ее кровью! Кровь струилась, по меньшей мере, из двадцати, нет, скорее из тридцати ран. Чтоб ее!.. Доминик испугался, что прямо сейчас наложит в штаны, но этого не произошло — он побежал в туалет блевать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы президента - Зингер Джун



Книга-просто супер! Прочла за сутки. Загрузите на сайт все произведения Джун Зингер, пожалуйста.
Любовницы президента - Зингер ДжунИруня
22.10.2012, 17.24





Ну может и не супер. Очень много изломанных судеб. И всё идёт по одному кругу. но в общем- чтиво не дурственное.
Любовницы президента - Зингер ДжунЁлка
27.09.2015, 21.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100