Читать онлайн Любовницы президента, автора - Зингер Джун, Раздел - I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы президента - Зингер Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы президента - Зингер Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы президента - Зингер Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зингер Джун

Любовницы президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

I

Последний гость, собиравшийся уезжать домой, окончательно отключился после очередного бокала. И его самого, и тех, кто приехал в тот вечер вместе с ним, охрана проводила до машины. Праздник закончился.
Вдруг в комнату вбежал один из помощников губернатора.
— В чем дело, Морт? — спокойно спросил Билл.
— Только что позвонили из береговой охраны: штормовое предупреждение, сэр. Говорят, что ураган будет здесь уже к утру, а к полудню мы окажемся в самом его эпицентре.
«Завтра?.. — подумала Франческа. — Мы уже в центре урагана». Она повернулась к гостям:
— Не волнуйтесь, пожалуйста, ничего страшного. Просто придется закрыть ставни поплотнее. У нас есть два дополнительных генератора, а также много свечей, так что не бойтесь — мы даже не останемся в темноте.
— Интересная тут у вас с Биллом жизнь, — ухмыльнулась Джудит.
— Да, ужасно интересно, — подхватила Джейд. — Никогда не видела урагана. У нас в Калифорнии разве что землетрясения порой случаются. Да и то совсем слабые, пару минут — и все.
— Нет, не все, — рассмеялся Трейс. — После землетрясений бывают еще отдельные толчки.
Джейд подумала какое-то мгновение и добавила:
— Конечно, папа бывают и дополнительные толчки. И порой они случаются через много часов после самого землетрясения, не так ли? — она пристально посмотрела на Трейса: он не смог выдержать этот взгляд.
Примерно через час все разошлись спать: Джейд и Абигайль расположились в одной комнате по соседству с Д’Арси, а Трейсу выделили третью спальню в крыле, примыкающем к северному залу, рядом с Джудит и Редом.
Франческа с нетерпением ждала наступления ночи, чтобы остаться наконец наедине с Биллом и задать ему те вопросы, которые уже так долго мучили ее. Почему он так часто танцевал с Джудит? О чем они разговаривали? Как ему показалось, сильно ли изменилась Джудит? А Джейд? Не заметил ли он, что она не только внешне похожа на Карлотту? Но какая наглая! И в этом, пожалуй, ее главное сходство с Трейсом.
Но когда, почистив зубы и умывшись, она наконец добралась до постели, Билл уже спал. Или притворялся спящим? Может быть, он предвидел ее вопросы и не хотел на них отвечать?
Но Билл не притворялся: он постепенно отдавался во власть сна и находился в том странном состоянии, когда мечты смешиваются со сновидениями и трудно понять, что окружает тебя — действительность или сон. Ему казалось, что он стоит между Редом, его родным сыном, который протягивает ему обе руки, и Джейд в ее зеленом праздничном платье — она тоже протягивала навстречу ему свои изящные белые руки. Вдруг он понял, что не знает, кто эта девушка — Джейд или… Карлотта. Впрочем, разве имело это какое-нибудь значение? Может быть, между ними действительно не было никакой разницы? И вдруг откуда-то издали, из бытия, появилась Джудит: она стояла скрестив руки на груди, как будто ожидая чего-то…


Д’Арси с нетерпением ждала, когда же наконец уснет ее мать, — тогда она проскользнула бы потихоньку в комнату Абигайль и Джейд. Ей очень хотелось поболтать с девочками: интересно, не положила ли Джейд глаз на Реда. А то, того и гляди, у нее появится соперница. Она долго ждала и… неожиданно для самой себя уснула.
Ред лежал в постели. Ему не спалось, и он сочинял рифмы. Про Абигайль:
Прелестная подружка наша
Скучна, как рисовая каша…
Потом его поэтические фантазии перекинулись на Д’Арси:
Полна страстей, прекрасна, молода…
Легко ли овладеть ей? В общем, да!
Наконец, настала очередь Джейд. Но сколько ни пытался он зарифмовать пару строчек о ней, ничего не выходило. Ред смог лишь представить себе ее образ, крепко зажмурив глаза. Вот она прижималась к нему во время танца, смочила губы в бокале вермута, потом вытерла рот кончиками пальцев и облизала их… Ред тогда чувствовал, что теряет над собой контроль. Ему хотелось повалить ее прямо на пол возле стойки бара и не выпускать из своих объятий, пока оба не удовлетворят свою страсть.
Ред представлял последующее сладостное изнеможение….Вскоре он тоже уснул.
Джейд поняла, что, коль скоро она осталась наедине с сестрой, Абигайль станет досаждать ей вопросами о Карлотте. Она заранее приготовилась: на простые вопросы отвечала бы прямо, а ответы на более сложные обдумывала бы в то время, пока сестра задавала их. Она знала, что может произвести впечатление на Абигайль: рассказ о частых разговорах Карлотты о своей любви к ней, о желании бороться за нее с Трюсдейлами. Судьба же решила иначе, неожиданно столкнув роскошный «роллс-ройс» с могучим старым деревом.
Карлотта возвращалась домой с вечеринки, проходившей где-то на побережье, и врезалась в дерево кондори. И «роллс-ройс», и дерево практически не пострадали от столкновения. Досталось лишь бедной Карлотте — ее прелестная белая шея не выдержала удара и переломилась. Таковы были факты.
В газетах много писали о кондори. Никто, оказывается, не обращал раньше внимания, что деревья этой породы растут и в Южной Калифорнии, а не только на севере штата.
Не забыли написать газетчики и о том, что знаменитая своими экстравагантными выходками красавица Карлотта Боудин на одном из маскарадов, устроенном в клубе «Полм Гротто» на Сансет-стрип, принадлежавшем ее мужу Трейсу Боудину, появилась перед собравшимися в костюме леди Годивы. Она медленно проехала среди элегантных членов клуба верхом на белой лошади, прикрытая лишь собственными волосами.
Это произошло давно, и тот клуб закрылся года за два до гибели Карлотты, но людям нравилось повторять такие истории: из тех времен, когда Голливуд был настоящим Голливудом, а Карлотта Боудин — одной из самых ярких его звезд.
Да, Джейд не только была готова ответить Абигайль на все ее вопросы, но и отдать сестре свое ожерелье из бриллиантов и изумрудов со словами:
— Это от мамы. Она всегда говорила, что хочет подарить эту вещь тебе. Бриллианты и изумруды от Карлотты — для Эбби с любовью. Она так любила тебя, Эбби!
Но не успела Джейд достать зубную щетку из своей косметички, как заметила, что Абигайль — не сняв даже своего праздничного розового платья — сладко уснула на розовом покрывале, расстеленном на одной из двух кроватей.
«Бедная Эбби, — подумала Джейд. — Наверное, слишком утомилась от путешествия, от вечеринки, к тому же все чувства ее явно были на пределе». Она легла на свободную кровать, сняла покрывало и заботливо укрыла им сестру.
«Не волнуйся, мама, я позабочусь о ней», — подумала Джейд.
Она повторила сейчас обещание, данное в тот день, когда обнаружила дневники матери несколько дней спустя после ее гибели. В тот день она не столько поклялась заботиться о сестре, сколько отомстить тем, кто был так или иначе виноват в смерти матери. Ведь прекрасная и знаменитая Карлотта Коллинз Трюсдейл Боудин ушла из жизни так рано — в возрасте тридцати пяти лет, — и кто-то должен был ответить за это!
Однажды Джейд прочитала, что людей убивают не пистолеты, а люди. Конечно, людей не убивают ни роскошные «роллс-ройсы», ни раскидистые деревья кондори. Только люди повинны в гибели себе подобных — будь их жертвы даже такими красивыми женщинами, как ее мать. Джейд прочитала ее дневники и посчитала повинными в гибели Карлотты Фрэнки, Джудит, Трейса и Росса Скотта. Она не знала точно, кто из них виноват больше всего, но каждому из них была готова отомстить!
Франческа так и не смогла уснуть. Она встала и вышла в соседнюю комнату, боясь разбудить Билла, который наконец перестал ворочаться и вздыхать и тихо засопел на своей половине кровати. Она подошла к окну и раскрыла ставни. Дождь прекратился, ветер почти улегся. С тех пор как они переехали во Флориду, она видела много ураганов и знала, что это всего лишь временное затишье перед бурей.
Ей показалось, что кто-то гуляет по пляжу. Но так далеко, что нельзя было разглядеть без бинокля этого безумца, бросающего вызов стихии. Наверное, этот человек ничего не боится!
Это напомнило Карлотту…
Разве плохо ей жилось с Уитом? Она была в полной безопасности, ничто ей не угрожало. Подумать только — миссис Уитмен Трюсдейл, почтенная матрона, верная жена, любящая мать, живет в кирпичном доме Трюсдейлов. Любая девочка из Бостона скажет, что нет ничего надежнее такого дома! И только ненормальный мог бросить все это и выбежать в неизвестность, навстречу бурям жизни.
Стоило Трейсу Боудину поманить ее, и Карлотта все бросила! Она ушла, не оборачиваясь назад, — полетела навстречу урагану. Дурочка: недооценила опасности, и судьба погубила ее в расцвете лет.
Франческа так и не смогла простить Карлотту, но — видит Бог — не хотела ее смерти, никогда не желала, чтобы сестра стала беззащитной пташкой, не имеющей сил победить бурю. Ее вновь пронзила резкая боль утраты. В тот же миг молния осветила небосклон, снова пошел дождь. Пришлось закрыть окна и ставни.
Она ни разу не видела Карлотту с той страшной ночи, когда узнала, что сестра предала ее. Она осуждала Карлотту, ей очень хотелось вообще забыть о ее существовании. Увы, это оказалось невозможно! Если бы она не получала писем от Карлотты! Писем с мольбой о прощении, о совете, о наставлениях, а также с просьбами рассказать о ребенке, которого она бросила. Франческа никогда на них не отвечала, поэтому, может быть, гибель сестры и нанесла ей такой сильный удар, вызвала такое острое чувство вины.
И все же самое страшное в том, что Франческа до сих пор не могла до конца простить Карлотту!
Трейс Боудин тоже никак не мог уснуть. Когда он оставался наедине с собой, он был не таким беззаботным, как при людях. Он размышлял. Когда Росс Скотт велел ему поехать с Джейд на праздник к Шериданам, чтобы добиться определенных целей, Трейс согласился с неохотой — зачем ему это? Но теперь понял, что для этого предоставилась масса возможностей. У него давно уже был в кармане ключ: Трейс знал от Карлотты, что Билл Шеридан был отцом ребенка Джудит. Теперь надо было найти ту замочную скважину, к которой этот ключ подошел. Но приходилось быть осторожным с незнакомыми дверьми: а то, глядишь, потолок упадет на голову или пол провалится.
Долгое время он собирался шантажировать Шеридана, но понял, что и за ним кое-кто наблюдает. «Пожалуй, этот способ не совсем безопасен», — решил Трейс про себя.
Что касается Джудит, то он точно знал, как отнять у нее несколько миллионов, но она несколько беспокоила его, особенно с тех пор, когда стала тайной партнершей Скотта. В этом качестве Джудит по сути дела, купила его самого. Купила молчание Скотта в некоторых делах: как-то отель «Джейд» в Лас-Вегасе, киностудии…
Но теперь все изменилось. Джудит не сотрудничает со Скоттом и, похоже, потеряла всякий интерес к его делу. И теперь, когда ее отпрыск подрос и готов начать собственную карьеру, она, скорее всего, не захочет вспоминать, что когда-то была партнершей пресловутого Росса Скотта.
О Боже, как же ему были нужны сейчас деньги! Кроме того, в нем кипело желание отомстить Джудит за все, что она ему в свое время сделала! Он жаждал припереть ее к стенке! Вопрос, как? Ответ надо было найти в течение ближайших дней. Трудности в том, что было очень непросто иметь дело с Джудит Стэнтон: чуть покажется, что прижал ее к стенке, как она мигом достает из шляпы кролика, да при этом не только оставляет тебя в дураках, но вдобавок еще сводит с ума!
Трейсу надо было подумать еще о многом. Например, о Джейд. Ему не нравилось, как она смотрела на него в последнее время. Что бы это значило? За Джейд нужен глаз да глаз — по крайней мере, до тех пор, пока ей стукнет двадцать один год. Тогда она получит в наследство принадлежавшую Карлотте коллекцию драгоценностей, которая потянет не меньше чем на пару миллионов! Он ловил себя на мысли, что хочет отнять у Джейд те украшения, которые она всегда носила с собой, — а вдруг побежит жаловаться Скотту? Тот лично подарил Карлотте большую часть драгоценностей и, похоже, искренне испытывал теплые, чувства к Джейд, — ах он, сукин сын!
Надо еще подумать о его дочери, Абигайль Трюсдейл. Он никогда не сомневался в том, что это его дочь, но кому она была нужна в этой игре? Лишний груз… Даже Карлотта оставила свои планы отвоевать ее у Трюсдейлов, когда уезжала в Калифорнию. Действительно, стоило ли вообще заботиться о ней? По сравнению с Джейд она казалась дурнушкой. Ничего общего с матерью. Да и вообще, разве кто-нибудь мог походить на Карлотту? Разве что Джейд. Иногда он видел во сне Карлотту, порой даже вместе с Россом Скоттом…
Трейса удивляло, что он не испытывает никаких чувств при виде Абигайль. Что бы это значило?! Рассудок подсказывал, что он ничего не выиграет, если расскажет ей, что она — его плоть и кровь. Карлотта говорила, что у Уита Трюсдейла не было ни гроша собственных денег и после его смерти ей ничего не досталось. Теперь это становилось весьма занятным. Ведь все считали, что Абигайль — дочь Уита. Интересный получается узел…
Обычно Джудит, любившая самодисциплину, засыпала через долю секунды после того, как ее голова касалась подушки. Она считала, что о своих проблемах надо думать днем, когда мозги еще не потеряли сообразительность. Но в эту ночь, вопреки самовнушению, она долго не могла предаться объятиям Морфея.
На душе было тревожно — кто-то ей угрожал. Но кто? Это был явно не Трейс Боудин, который спал в соседней комнате. Одно слово, один намек Россу Скотту на то, чем занимался Трейс в казино, — и ему конец!
Может быть, Джейд угрожала ее благополучию? Но она — еще ребенок. Правда, ясно намекнула, что у нее есть планы подобраться к ней — через Реда. Ребенок! Может быть, но очень соблазнительный, в этом ей никак не откажешь! Впрочем, Джудит не в первый раз сталкивалась с юными особами женского пола, желавшими заманить в свои сети ее сына. Что ж, придется постоять за себя и за Реда еще раз.
Однако она знала твердо: чтобы не потерять влияние на Реда, надо постоянно держать его возле себя. Она должна была лично подбирать ему друзей и особенно подруг. С годами это становилось все труднее и труднее, но Джудит понимала; нельзя предоставить сына самому себе. Конечно, когда Ред был ребенком, все было намного проще. Она могла оградить его от влияния школ, наняв домашних учителей. Потом, когда ему исполнилось четырнадцать, пришлось отдать сына в школу, но все же это был не интернат — Ред каждый день бывал дома. Постепенно она предоставляла ему немного свободы — но лишь в меру, чтобы избежать возможных протестов с его стороны. Теперь ему восемнадцать. В этом возрасте юноши достигают половой зрелости, они полны страстей, вожделения, но все еще незрелы эмоционально… Именно сейчас от нее требовалось найти единственно верный путь — путь осторожного балансирования. Немного отпустить вожжи, потом резко натянуть их; задать сыну взбучку, потом польстить ему; чередовать доверительность в отношениях со строгой дисциплиной; соединять небольшие дозы свободы с намного большими — господства над Редом.
Джудит прекрасно помнила, как трудно было справиться с Редом прошлым летом — особенно в том, что касалось женщин. Действительно, ее сын стал прекрасным юношей, превзойдя даже все ожидания матери. Он был не просто красив — в его облике было что-то завораживающее, чарующее, и это буквально сводило с ума девушек: они слетались к нему, как бабочки к свечке. Но, конечно, Джудит воспитывала сына не для того, чтобы он стал игрушкой в руках какой-нибудь бабенки! В его жизни должны быть другие приоритеты!
Но не только женщины представляли опасность для Реда — этого прекрасного богатого Адониса с великолепными манерами и блестящим образованием. Другой опасностью был дилетантизм, или, другими словами, синдром плейбоя, столь типичный для богатой молодежи. Симптомы были налицо: предрасположенность к частым выпивкам, привязанность к роскошным автомобилям и высоким скоростям, страсть к яхтам, неразборчивость в выборе друзей. Джудит знала, к чему это может привести: Ред рисковал ничего не добиться в жизни, не достичь славы, может быть, даже вообще потерпеть полное фиаско в карьере! Нет, не такое будущее готовила Джудит своему сыну, не об этом мечтала еще тогда, когда Ред даже не был зачат, а она только начинала думать, что у нее родится сын, который принесет матери столько радости, став знаменитым и преуспевающим. Джудит ревновала сына к его окружению; она чувствовала, что сама была, не прочь получить все то внимание, которое доставалось сыну. Особенно волновало ее то обстоятельство, что, будучи объектом живого интереса всех женщин моложе пятидесяти лет, Ред, похоже, не имел сил сопротивляться дамским чарам и легко увлекался теми, кто оказывал ему знаки внимания.
Да, главное — держать сына под контролем! И по мере того как искушения и соблазны вне дома становились все сильнее, а дисциплина дома все более трудно осуществимой, у нее оставалось только одно эффективное средство — деньги! Ред получил прекрасное образование, у него был изысканный вкус. А раз он решил посвятить свою жизнь политической карьере, — на этом ведь много не заработаешь, — то единственным источником финансов для него было оставленное отцом наследство, пожизненным опекуном которого являлась Джудит. Ред не получит ни цента без ее разрешения, и так будет продолжаться до самой ее смерти!
Надо найти Реду невесту, похожую на нее — с такой же хваткой. Джудит знала, что такая девушка найдется, вопрос только, кто и когда. Как только она заметит в окружении сына молодую особу, отвечающую ее идеалам, то скажет свое решающее слово. Будущему президенту нужна хорошая жена, а кто, как не она, знает, что значит «хорошая жена»?!
Джейд? Едва ли. Она очень соблазнительна, хотя ей пятнадцать. Но все-таки Ред — сын своего отца, а Джейд — дочь своей матери… В конце концов, Джудит была готова немного пожевать Джейд, чтобы потом выплюнуть ее.
Нет, не Джейд мешала Джудит уснуть. Это был… Билл Шеридан, по-прежнему он. Она не боялась его, не думала, что этот человек станет что-то от нее требовать. Просто вспомнились те дни, когда они были вместе, и поэтому никак не могла успокоиться…
Хотя на протяжении стольких лет между ними была огромная дистанция, память о Билле так и не стерлась. Она помнила часы их близости: как сладки они были, как крепко он сжимал ее в своих объятиях, как обладал ею. О, как ей хотелось этого большого, светловолосого, мужественного человека! И она знала, что это желание осуществится — тем или иным образом. Однажды она купила его, и сейчас была готова пойти на это! Впрочем, Джудит покупала Билла уже дважды — один раз его присутствие, второй — отсутствие.
Это было в 1950 году. Карлотты не было в Бостоне вот уже четыре года. Лишь Билл оставался рядом, продолжая угрожать ей и Реду. Нет, она не думала, что Билл когда-нибудь придет к Реду и прямо скажет ему, что он его отец! Даже если ему наплевать на спокойствие мальчика, он не рискнул бы поставить под удар свою собственную карьеру — будучи тогда уже конгрессменом, не позволил бы поставить под удар Фрэнки и их дочь. Ему не нужен был скандал. Но само присутствие Билла в Бостоне содержало в себе некую угрозу. Любой внимательный взгляд мог бы заметить их сходство — у Реда была та же улыбка, тот же взгляд. Мальчику было всего шесть лет, но Джудит боялась, что с каждым годом сходство будет лишь расти. Она была обязана удалить Билла, заставить его уехать как можно дальше.
— Уезжай из города! — сказала ему Джудит. — Из Бостона, из Массачусетса…
— Ты что, с ума сошла? Я избран в Палату представителей от этого штата. Куда прикажешь мне теперь деваться? И чего ради — только для твоего спокойствия? Пойми, это совершенно невозможно…
— Ты уедешь, — твердым голосом повторила Джудит.
— Черта с два!
— А за миллион долларов?
— А что мне твой миллион? Разве на эти деньги купишь все то, что есть у меня здесь?
— Два миллиона.
— Куда я должен уехать?
Она знала, что Билл сломается.
— Может быть, во Флориду? Там сейчас бум на земельные участки, — сказала она. — Штат быстро развивается. С твоими способностями и с двумя миллионами в кармане ты приобретешь полштата. А затем, с таким солидным капиталом, может быть, ты закончишь карьеру мэром Майами-Бич.
Ему захотелось дать ей пощечину. Джудит всегда будила в нем такие чувства. Иногда он готов был избить ее до полусмерти.
— А что я скажу Фрэнки?
— Скажи ей, что я не даю тебе жить, использую свое богатство и связи, чтобы насолить тебе, что вы оба меня раздражаете и я требую вашего отъезда из Бостона. Скажи, наконец, что в Бостоне твоя политическая карьера обречена на провал.
— Три миллиона, — произнес Билл. Джудит рассмеялась:
— Я всегда знала, что ты продажная девка, Билл Шеридан. Три миллиона так три миллиона!
Ставни не пропускали свет, и в комнате было совсем темно. Но Джудит знала, что уже настало утро. Она встала с кровати, подошла к окну и открыла ставни. За окном творилось нечто ужасное: порывы ветра, несшиеся с Бог знает какой скоростью, носили по двору листья пальм, оторванные ставни, куски черепицы. На земле валялись вырванные с корнем деревья.
Ураган, казалось, придал Джудит дополнительную энергии. Она твердо решила, что Билл Шеридан снова будет принадлежать ей. У нее были другие мужчины, но никто из них не мог сравниться с Биллом.
Однажды они заключили сделку, что ж, можно попробовать еще раз. В конце концов, все эти Фрэнки, Д’Арси, Трейс, Джейд были здесь ни при чем. Речь шла, по сути дела, лишь о них троих — о ней, Билле и их сыне Реде.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы президента - Зингер Джун



Книга-просто супер! Прочла за сутки. Загрузите на сайт все произведения Джун Зингер, пожалуйста.
Любовницы президента - Зингер ДжунИруня
22.10.2012, 17.24





Ну может и не супер. Очень много изломанных судеб. И всё идёт по одному кругу. но в общем- чтиво не дурственное.
Любовницы президента - Зингер ДжунЁлка
27.09.2015, 21.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100