Читать онлайн Любовницы президента, автора - Зингер Джун, Раздел - II в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы президента - Зингер Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы президента - Зингер Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы президента - Зингер Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зингер Джун

Любовницы президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

II

В марте, к тому времени, когда Билл уже готовился уйти в отставку, он в своих отношениях с Карлоттой достиг определенного уровня стабильности, правда, с отдельными оговорками. Они встречались друг с другом, но Карлотта выторговала себе необходимый уровень независимости. Биллу ничего не оставалось, как принять это к сведению, поскольку выбора у него не было — Карлотта поставила вопрос ребром: или так, или никак.
Прежде всего, Карлотта настояла на своем персональном участии в каждом из устраивавшихся в городе благотворительных балов в пользу военнослужащих, которых было необходимо развлекать, пока они не отправились воевать за океан. Она подчеркивала, что в этом заключается ее патриотический долг, как и в том, чтобы ходить на свидания со старыми друзьями, которые поступили на военную службу и приехали домой в отпуск. Эти прогулки она мотивировала тем, что ее друзья только на короткое время оказались в привычной для них мирной обстановке, а скоро снова окажутся в огне сражений, а некоторые, возможно, даже встретят смерть на поле брани. Как, спрашивается, она будет себя чувствовать потом, узнав о смерти кого-нибудь из них и вспоминая, что отказалась сходить на совершенно невинное свидание с беднягой? Да и как сам он, Билл, будет чувствовать себя, узнав, что из-за его эгоистичности бравый герой, павший в бою, не смог насладиться в свой последний мирный вечер общением с подругой?
Кроме того, оставались люди, которые выполняли свой патриотический долг дома, укрепляя таким образом, военные усилия страны. Вроде Уита Трюсдейла, освобожденного от армии из-за прободения барабанной перепонки, но который был полон желания помочь армии и стране и поклялся, что за каждое свидание с Карлоттой он готов покупать по облигации военного займа на крупную сумму. В ближайшее время должен был состояться очередной благотворительный вечер, на котором красивые девушки будут торговать облигациями упомянутого займа, и та, которая ухитрится продать наибольшее их число, будет всенародно названа Мисс Победа. Так могла ли Карлотта устоять перед подобным искушением?
Билл догадывался, что весь этот треп про патриотизм — чистейшей воды надувательство. Дело заключалось лишь в беспокойном характере Карлотты, нежелании лишиться свободы, в ее непостоянстве, вечном стремлении к перемене людей и мест и бешеной жажде удовольствий. Возможно, это был способ проверить или подразнить. Точно так же она постоянно дразнила его своим телом, смеющимся ртом, пальцами, игравшими на нем, как на скрипке. Она поднимала его до самых вершин возбуждения, но никогда не суждено было ему найти желанного успокоения…
Что ж, в этом, как ни странно, было и своего рода удобство. Поскольку из-за всех балов и благотворительных лотерей Карлотта проводила с ним далеко не все свободное время, он до определенной степени мог быть уверен, что серьезного соперника у него, тем не менее, не было. По крайней мере, это не Уит Трюсдейл, которого Карлотта именовала «милым негодником», но говорила, что встречается с ним только потому, что он согласился покупать облигации военного займа.
Когда Карлотта занималась благотворительной деятельностью, у Билла появилась привычка проводить время с Франческой, которая почему-то в такие вечера всегда оказывалась свободной. Все-таки провести вечерок с Биллом Шериданом было лучше, чем ничего. Хотя Франческа с радостью была готова заменить Биллу Карлотту, она тем не менее всегда ее защищала:
— Послушай, — говорила она ему, — ведь ей нет еще и девятнадцати. И она на самом деле старается помочь стране. Признаться, даже и вовсе хотела уйти из колледжа, чтобы все свои силы отдать на дело победы.
Она чувствовала, что защищать Карлотту и ее капризы — ее обязанность. Несмотря на горячую любовь к Биллу, она отлично понимала, что мужчины приходят и уходят, а сестра останется на всю жизнь. Как бы они ни относились к Шеридану, ее привязанность к Карлотте, их родственная близость были несравненно глубже. Даже если Карлотта выйдет замуж за Билла, ей придется заставить себя разделить счастье сестры: она обязана удовлетвориться сознанием того, что сестра вышла замуж за по-настоящему любящего и порядочного человека. Франческа знала, что Карлотта всегда нуждалась в человеке, который бы о ней заботился и оберегал ее.
Но если замужества не последует, если Карлотта, например, устанет от Билла и он ей надоест… Тогда картина резко меняется. В подобном случае может произойти и так, что именно она, Франческа, устроит свое счастье. Ведь может такое случиться? Хотя возможность такого исхода весьма эфемерна…
Тем временем Франческа превращалась в человека, которому Билл доверял свои самые сокровенные мысли и планы. Он поведал ей, что родился в бедной семье и с детства мечтал стать богатым и могущественным. Он рассказал ей о своих мечтах достичь успеха на политическом поприще: поднимаясь со ступеньки на ступеньку, добраться до кресла президента Соединенных Штатов.
Сначала Франческа смеялась как сумасшедшая, полагая, что Билл шутит. Она знала, что об этом мечтает чуть ли не каждый мальчишка в Америке, идею равных возможностей для всех детей в этой стране впитывают с молоком матери. С другой стороны, вряд ли найдется достаточное количество взрослых мужчин, которые отважатся на подобное заявление и могут искренне верить, что подобное может случиться на самом деле. До сих пор Франческа не встречала ни одного. Когда же она поняла, что Билл говорит о президентстве совершенно серьезно, то полюбила его еще больше и даже стала чувствовать к нему своего рода жалость, острую душевную боль за него и его начинания. Она слишком хорошо знала, что значит мечтать о несбыточном.
— Но ведь ты ирландский католик, — заявила она ему. — У нас никогда еще не было президента-католика, и все утверждают, что никогда не будет.
Тот усмехнулся:
— Так-то уж и все? Это ты говоришь, поскольку принадлежишь к семье бостонских протестантов.
— Не совсем так. Мы и в самом деле протестанты, но наша мать была ирландской католичкой. Карлотта и я — наполовину ирландки. Кстати сказать, когда мы были малышками и дрались с Джудит, она называла нас «грязными ирландками». Конечно же, эти словечки она услышала из уст мамаши, нашей сводной сестры, которая ненавидела и нас с Карлоттой, и нашу маму. Думаю, что «грязные ирландки» были самые неприличные слова, которые Джудит когда-либо знала.
Билл засмеялся:
— Нечто подобное я слышал и в свой адрес, когда меня хотели оскорбить побольнее. Думаю, нам следует отметить этот факт рукопожатием, оказывается, у нас есть кое-что общее.
Он торжественно вытянул руку, и Франческа пожала ее. Похоже было, что они только что заключили некий пакт, правда, она не слишком понимала, против кого он направлен. Разумеется, то, что они когда-то именовались «грязными ирландками», не было тем единственным, что связывало и объединяло их. Главным связующим звеном являлась их общая любовь к Карлотте, той самой, которая не верила в невыполнимые планы. Если спросить Карлотту, она бы ответила, что всяческие прожекты — пустая потеря времени и наслаждаться следует лишь моментом.
— Скажи мне, Билл, что нужно для того, чтобы сделаться президентом?
— Ну, если ты богат, перед тобой весьма широкий выбор всяческих ходов. Но если президентом хочет стать такой человек, как я, совершенно нищий морской пехотинец в отставке с медалью за храбрость на груди, выпускник Гарварда, ему ничего другого не остается, как броситься вперед этой самой украшенной медалью грудью. Такому бедолаге, как я, необходимо прежде всего найти наилучшую из всех возможных работ в какой-нибудь преуспевающей адвокатской конторе. Начать работать день и ночь, чтобы со временем вставить в щель в заветной дверце сначала носок ботинка, потом ступню целиком, а затем уж и всю ногу. При этом необходимо улыбаться как можно большему числу нужных людей в надежде, что в один прекрасный день они тебе помогут.
— Я уже готова тебе помогать, — с энтузиазмом воскликнула Франческа, — я верю в тебя и твою звезду… Он схватил ее трепещущую руку и поцеловал ее:
— Я знаю, что ты веришь в меня, Фрэнки. Хотелось бы только, чтобы ты убедила свою сестру тоже в меня поверить.
Франческа сглотнула появившийся в горле комочек и опустила глаза — она до ужаса боялась себя выдать.
— Я постараюсь, — пообещала она. — Кроме того, помогу тебе во всех твоих начинаниях по мере своих слабых сил. Я имею в виду твою карьеру.
Он взглянул на нее с благодарностью и улыбнулся:
— Ты молодчина, Фрэнки.
Но она знала, кого он считал молодчиной номер один — конечно же, Карлотту. Ей же было уготовано всего лишь второе место.
— Джудит! — вдруг воскликнула Франческа таким голосом, словно ее осенило. — Вот кто поможет тебе получить хорошую работу.
— Две умные головы, а пришли к одной и той же мысли, — ухмыльнулся Билл. — Именно об этом я и сам подумывал. Место в фирме ее друзей Хардвиков явилось бы прекрасным началом карьеры будущего президента страны.
— Несомненно. Но нам не следует очень-то на нее рассчитывать. Что-то мне не верится, чтобы она горела энтузиазмом оказать помощь другу Карлотты. Боюсь, что мы с сестрой те самые люди, которым Джудит меньше всего хотелось бы оказывать поддержку.
— Но ведь она пригласила вас на свою свадьбу.
— Ну и что с того? Ей просто хотелось продемонстрировать нам, до каких высот она добралась и какую крупную рыбу поймала в свои сети. Запомни, что это отнюдь не означает, что она нас слишком любит или ей захочется помогать кому-нибудь из наших друзей.
Но Билл, припомнив, насколько самозабвенно Джудит обнималась с ним в день свадьбы, подумал, что в этом пункте Франческа, возможно, обманывается. Джудит как раз будет не прочь сделать для него кое-что, хотя бы для того, чтобы утереть сестрам нос.
— Что ж, быть может, ты и права, Франческа, а может, шанс заручиться поддержкой Джудит все-таки есть, в любом случае…
— Стоит попытаться, — закончила за него Франческа, и они снова пожали друг другу руки.
— Когда за дело берутся два таких великих ума, — начал Билл, и они с Франческой расхохотались.
Как здорово находиться рядом с Биллом и вместе с ним придумывать, как строить его жизнь дальше! Это ведь так сближает…
— Первым делом завтра утром позвоню Джудит я, — пообещала девушка, — и если она откажется, попробую попросить помощи у адвоката, который занимался в свое время делами отца. Кроме того, у нас под рукой всегда есть Уитмен Трюсдейл. Он тоже адвокат, а уж для Карлотты готов просто в лепешку расшибиться…
Билл скорчил гримасу:
— Премного благодарен…
Позже выяснилось, что звонить никуда не надо. С утренней почтой прибыло приглашение от Джудит на имя Карлотты, Франчески и Билла Шеридана явиться к ней на обед в пятницу вечером.
— Даже и не думай об этом, — решительно заявила Карлотта сестре. — Свадебное торжество в доме Джудит было скучным до чертиков. Обед же в компании с Джудит и Дадли будет просто непереносимым!
— Я лично сомневаюсь, что Дадли будет присутствовать за столом. По слухам, ему еще не позволяют вставать и он далек от выздоровления.
— Тем более нет никакого смысла идти. Джудит в единственном числе способна отравить любой вечер.
— Мне кажется, ты недопонимаешь меня, Карлотта. Еще сегодня утром я хотела звонить Джудит, чтобы попросить ее помочь Биллу получить приличное место в адвокатской фирме судьи Хардвика. Этот обед предоставляет нам великолепную возможность прощупать почву в этом направлении.
— Что ж, — надулась Карлотта, — если так, то я согласна. Но предупреждаю, я совершаю над собой насилие. О Господи, вот что должна пережить девушка ради мужчины! Тебе не кажется, что это сродни проституции?
Так случилось, что в самый последний момент Карлотта не пошла к Джудит. Подвернулся отпускник Юстин Дарсли, с которым Карлотта когда-то ходила в школу танцев. Он-то и сделал предложение, от которого Карлотта просто была не в силах отказаться, — в отеле «Норт шор» должен был состояться танцевальный марафон, а сбор от продажи билетов должен был, естественно, поступить на какие-то военные нужды. Юстин, правда, не знал, на какие, но зато сказал, что некий его приятель со своей подружкой обещал перетанцевать всех, и даже держал на этот счет пари.
— Но этот сосунок еще не видел, как танцуем мы, — грозно хмурил брови Юстин. — Ну, что ты скажешь?
И Карлотта сказала «да». Франческа была вне себя от ярости:
— Как ты можешь? Какой-то там танцевальный марафон… Нам предстоит решить серьезные проблемы в доме у Джудит. Ведь это касается будущего Билла. Или тебе наплевать?
Карлотта намотала на пальчик огненно-золотистую прядку волос:
— Конечно же, мне не наплевать. Но мне жаль Билла, если его будущее зависит от Джудит. Кроме того, Фрэнки, откровенно говоря, мне кажется, что вам без меня будет легче. Джудит, несомненно, тебя не любит, зато меня она просто ненавидит. Таким образом, вы с Биллом прекрасно без меня обойдетесь. А вы только подумайте о бедняге Юстине! Эти состязания так много для него значат. Ведь он только что закончил офицерские курсы, и только один Создатель знает, куда они его в состоянии заслать. Если мы победим в марафоне, подумайте только, какие прекрасные воспоминания останутся в его сердце! Возможно, они будут согревать его в холодном, мокром окопе. Прошу тебя, Фрэнки, не требуй от меня того, чтобы я его разочаровала!
— Ладно.
Как всегда в отношениях с сестрой, Франческа дала себя уговорить. Может быть, и в самом деле им будет легче иметь дело с Джудит без Карлотты. Франческа всегда старалась контролировать то чувство неприязни, которое возбуждала в ней Джудит, зато Карлотта ничего подобного не делала. Она всегда бросалась в бой закусив удила.
— Спасибо, Фрэнки, дорогуша. Только вы обязательно пожелайте нам с Юстином удачи. Как ты думаешь, мне зачесать волосы наверх или позволить им свободно лежать на плечах? — Тут она обеими руками приподняла вверх всю массу своих золотисто-огненных волос, чтобы дать Франческе полную картину, как она будет выглядеть с волосами, зачесанными вверх. — Ну, что ты скажешь?
Как оказалось, на обеде присутствовали Фэнтон и Алиса Хардвик, Франческу все время заботило, как начать разговор о трудоустройстве Билла. К своему удивлению, она обнаружила, что такая работа уже вовсю ведется и инициатором ее, как ни странно, оказалась Джудит.
— Джудит мне столько рассказала о вас хорошего, капитан, — заявил Фэнтон Хардвик Биллу, когда они подкреплялись коктейлями, прежде чем сесть к столу. Помимо коктейлей гости угощались также и устрицами, и другими холодными закусками. — Оказывается, вы были награждены медалью за храбрость в бою и закончили Гарвард одним из первых среди своих сокурсников.
Билл был буквально ошарашен. Разумеется, никакого секрета из своих наград он не делал — они бренчали на его мундире чуть ли не на каждой вечеринке, но как Джудит удалось узнать, что он сдал выпускные экзамены лучше всех в группе? Он вопросительно посмотрел на нее, но она лишь загадочно улыбалась и смотрела на него.
За блюдом из спаржи, сопровождающимся белым шабли, Фэнтон объявил тост:
— Нет никого на свете, кого бы я уважал больше, нежели мужчину, который выполнил свой долг перед Богом и страной!
Консоме подавали с «Батар-Монтраше», и, попивая пиво, Фэнтон наставительным тоном заметил, что ничто так не украшает фирму, как наличие подлинного героя среди ее служащих. Франческа уже стала подумывать, не перебрал ли господин Фэнтон.
Главное блюдо — жареная телятина — сопровождалось обильными возлияниями «Макконе», и Алиса Хардвик сопроводила телятину не менее изысканным предложением, добавив к сказанному Фэнтоном, что «он просто обязан просить этого молодого человека работать в его фирме».
За десертом — довольно простым: ванильное мороженое с клубничной подлитой, сдобренное вином из Новой Англии и черничным ликером, — дело в основном было сделано. Фэнтон официально предложил Биллу стать сотрудником его фирмы, и тот предложение принял.
Затем Джудит предложила выпить за Билла и Дадли — беднягу, «мирно спящего в своей кровати». Франческа, поднимая бокал с шампанским, никак не могла поверить, что все уже кончилось. Предприятие прошло без сучка и задоринки, хотя следовало признать, что успеху они целиком были обязаны Джудит. Возможно, она, в конце концов, была не слишком справедлива к последней…
Билл, правда, был старше Франчески на несколько лет, успел побывать на войне и вследствие этого относился к происходящему более сдержанно. Почему Джудит совершила то, что совершила? Просто из-за того, что она такая хорошая? Или за этим стояло нечто другое? Своего рода сделка, к примеру?
Когда прозвенел телефонный звонок, Билл находился в крошечном кабинетике, предложенном владельцами «Хардвик, Хардвик и Линдсей», и пытался разобраться в огромной груде папок, которые хранили в себе дела наиболее важных клиентов фирмы. Он быстро схватил трубку, полагая, что звонит Карлотта, — она обещала ему вместе пообедать. Но оказалось, что звонит Джудит. Времени на светскую беседу она не тратила, лишь заявила, что хочет встретиться с ним лично и побеседовать о делах. Билл взглянул на часы. Было только одиннадцать тридцать — Карлотта все еще могла позвонить.
— Как насчет того, чтобы встретиться завтра? Может быть, вы придете прямо в офис?
— Завтра так завтра, но только не в офисе. Я хочу поговорить с вами конфиденциально.
— Конфиденциально?
Ну вот, все становится на свои места. Вот почему она устроила его на работу в контору своего адвоката. Ей нужен свой человек в этой фирме, ее глаза и уши. Таково, по-видимому, условие. А почему бы и нет? Она была вправе рассчитывать на ответную любезность.
— Тогда, может быть, ленч вдвоем? Ресторан при отеле «Ритц-Карлтон» вам подходит?
— Нет. Вряд ли это то самое место, где можно поболтать наедине. У меня есть дом, в котором никто не живет. — Она продиктовала ему адрес. — Жду вас ровно в час дня.
Он посмотрел на клочок бумаги, где записал адрес. Что и говорить, не слишком фешенебельный район. Франческа как-то сказала ему, что в распоряжении Джудит по-прежнему находится дом, завещанный ей матерью. Вот оно в чем дело. Джудит сохранила его специально для встреч такого рода, «конфиденциальных», так, кажется, она выразилась. Удивления, однако, он не испытывал. С самого начала он понял, что Джудит палец в рот класть не стоит.
Дом оказался небольшим деревянным строением в южной части города. Билл позвонил, услышал «Войдите» и, открыв дверь, ступил на порог. Откуда-то сверху голос Джудит скомандовал:
— Заприте замок и поднимайтесь сюда!
Странное чувство, нахлынувшее сразу, напомнило ему кое-что пережитое в Новой Гвинее, когда внезапный шорох, звучавший посередине чернильно-черной ночи, заставлял волосы на затылке вставать дыбом. Медленно он поднялся по узкой деревянной лестнице. Наверху располагался крохотный коридорчик, куда выходили четыре двери. Все они были заперты. Быстро охватив их взглядом, он по-военному четко определил, что три из них открываются в спальни, а четвертая — в ванную.
— Сюда! — раздался голос Джудит из-за одной двери, которая располагалась в правом углу.
«Какого черта ей надо? — подумал Билл. — Уж не стоит ли она там с бейсбольной битой в руках, чтобы размозжить ему череп?»
Тут он иронически улыбнулся сам себе: «Эй, Шеридан, тебе приходилось бывать и в худших переделках, о чем свидетельствуют орденские ленточки на френче. Надеюсь, ты в состоянии справиться с девятнадцатилетней самовлюбленной дамочкой, которая ровно в два раза младше тебя? Чего ты, черт возьми, боишься?»
Он толкнул ногой дверь и в ту же секунду понял, что весь его внутренний монолог был всего-навсего пустой бравадой и бояться ему как раз было чего. Такого страха он, пожалуй, не испытывал давно!
Перед ним на кровати лежала совершенно обнаженная Джудит с плоскими грудями и выдающимися ребрами.
Это какая-то шутка, думал про себя Билл. Но как раз Джудит выглядела совершенно серьезной и не улыбалась, да и ему, черт возьми, было не до смеха. В действительности Билл находился в самом настоящем состоянии шока и, хотя в комнате стоял холод, чувствовал, что покрывается потом.
— Здесь, кажется, сквозняк, а вы, по-моему, одеты довольно легко, — попытался было пошутить Билл, хотя ничего смешного в сложившейся ситуации, по крайней мере, для него, не было.
— Обещаю, что здесь скоро станет теплее, — голос женщины звучал сдержанно, в нем не было и намека на юмор, так что шутка замерла у него на губах.
— Что вы хотите, Джудит?
— А вы как думаете?
— Я не слишком хорошо понимаю.
— Попытайтесь довериться своим инстинктам.
— Мои инстинкты настоятельно требуют, чтобы я убирался отсюда к чертовой матери, и как можно скорее.
— Я, признаться, думала, что вы умнее. Если вы останетесь, вам же будет лучше.
— Это каким же образом? — Он тянул время, стараясь придумать, что делать дальше.
— Подойдите сюда. Мне не нравится кричать через всю комнату, — сказала она, хотя комнатка оказалась не слишком велика — их разделяло всего несколько футов.
Он преодолел это ничтожное расстояние и нерешительно присел на край кровати.
— Так что же вы хотите? — спросил он снова.
— Интересно знать, а как вы сами думаете? Я хочу, чтобы вы меня трахнули.
Этого не должно было произойти, но ее слова будто хлестнули его. Он словно почувствовал сокрушительный удар в низ живота. Тем не менее, он старался не выдать своего волнения голосом:
— Я люблю Карлотту.
«Как он смеет произносить это имя, когда я лежу перед ним обнаженная? Да люби ты ее хоть до второго пришествия, но тебе, тем не менее, все равно придется меня трахнуть!»
Она принялась гладить свои груди, касаясь сосков кончиками пальцев и лаская их круговыми движениями, не спуская с него глаз. Она уже почти чувствовала его внутри своего тела — его твердый и напряженный член. Ее руки стали постепенно передвигаться все ниже и достигли, наконец, промежности, после чего она ввела себе во влагалище два пальца и стала двигать ими там взад и вперед.
Как ни странно, он наблюдал за ее действиями с известным любопытством.
— Ты теряешь время, — она неожиданно перешла на «ты». — Тебе придется сделать то, о чем я прошу. Ты будешь со мной спать!
— Это почему же? — Он вдруг почувствовал, как внутри него стало расти и накапливаться возбуждение.
— По нескольким причинам. Прежде всего, потому, что я добилась для тебя теплого местечка, но могу с легкостью тебя его лишить. Потому, что я могу познакомить тебя с нужными людьми, которые помогут твоей карьере. Потому, что я в состоянии получить займы для любой политической кампании. Так что прекрати терять время и раздевайся. Помимо всего прочего, ты и сам меня хочешь.
Он попытался засмеяться, но смех вышел хриплым и еле слышным. Тем временем Джудит продолжала раскачивать бедрами в такт движениям собственной руки — вверх… вниз… вверх… вниз…
Наблюдая за ней, вслушиваясь в ее тяжелое от напряжения дыхание, обоняя резкий запах ее гениталий, который словно бы целиком заполнил его ноздри, он понял, что начинает возбуждаться. Это казалось сумасшествием, но даже ее плоские груди с набухшими от страсти сосками выглядели до странности сексуально.
— Ты сделаешь так, как я тебе скажу, хорошо?
— Я не проститутка, которой за это платят, — пробормотал он.
— Ты так в этом уверен?
— Да, в этом я уверен, — со злобой в голосе выкрикнул Билл, но, как ни странно, злость только укрепила его эрекцию.
Ему было ясно, что перед ним лежит шлюха, и ему хотелось навалиться на нее всей своей тяжестью и изо всех сил войти в нее — до самого конца. Ему хотелось причинить ей боль, таранить ее, разорвать се пополам.
Она извлекла пальцы из своих сокровенных глубин и принялась их облизывать. Затем она провела пальцами по его губам, и он почувствовал их солоноватый вкус. Она наблюдала, как растет его возбуждение, и вдруг рассмеялась:
— Что бы ты сказал, если бы я предложила тебе пятьсот долларов за одно сношение, скажем, разок в неделю? Это большие деньги, а у тебя нет ни цента. Человек, который хочет добиться успеха, нуждается в деньгах. Так вот, назовем эту сумму деньгами «на первичное обзаведение».
Он схватил ее за руку и старался держать ее так, чтобы солоноватые пальцы Джудит не касались его губ.
— Так, значит, раз в неделю? И как долго?
— До тех пор, пока я не перестану покупать этот товар.
Он открыл рот и принял в него ее солоноватые от гениталий пальцы, а затем стал кусать их до тех пор, пока она не застонала от боли. Она же прижала ладонь к его набухшему от возбуждения члену и принялась с силой его тереть.
Он подумал о новых костюмах, об автомобиле, даже о Карлотте, к телу которой так и не прикоснулся, но которая тем не менее требовала внимания и подарков, и почувствовал, как от этих мыслей его эрекция достигла апогея: член стал твердым, как железо.
Неожиданно для Джудит Билл резко вскочил на ноги.
— Две с половиной тысячи в месяц чистыми! — произнес он, стягивая с плеч пиджак, вешая его на стул и расстегивая брючный ремень.
Джудит снова засмеялась:
— Так, значит, я была права, а ты — нет. Ты — самая настоящая проститутка. Вопрос только в цене.
Когда он, наконец, разделся полностью, то бросился к ней, стащил ее с постели на пол, навалился на нее всей тяжестью мускулистого тела и хотел войти внутрь, но вдруг неожиданно встретил сопротивление! И тогда он понял, что стонущая под ним на полу шлюха — самая настоящая девственница!
Он с силой проник в нее, не помышляя ни на секунду о том, что причиняет ей боль разрывая девственную плеву. Вперед… назад, потом снова вперед, поднимаясь на руках и снова опускаясь на распластанное тело, стремясь все глубже и глубже, действуя членом, как оружием. Ему хотелось разорвать ее на части — и он это сделает… непременно сделает!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы президента - Зингер Джун



Книга-просто супер! Прочла за сутки. Загрузите на сайт все произведения Джун Зингер, пожалуйста.
Любовницы президента - Зингер ДжунИруня
22.10.2012, 17.24





Ну может и не супер. Очень много изломанных судеб. И всё идёт по одному кругу. но в общем- чтиво не дурственное.
Любовницы президента - Зингер ДжунЁлка
27.09.2015, 21.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100