Читать онлайн Любовницы президента, автора - Зингер Джун, Раздел - IV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы президента - Зингер Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы президента - Зингер Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы президента - Зингер Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зингер Джун

Любовницы президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

IV

Почти сразу же Джудит взяла на себя в два раза больше обязанностей, чем от нее ожидали, некоторые из них она вовсе не должна была выполнять. Бонни Вудс уехала с человеком «каких мало» из поезда, и Джудит сама предложила выполнять ее работу. Аделин не больно сопротивлялась, она чрезвычайно обрадовалась, что не придется подыскивать когда-нибудь еще, поскольку достаточно уже намучилась с приходящей прислугой.
— Вы уверены, что справитесь? — спросила она строгим голосом, ожидая, впрочем, услышать только утвердительный ответ.
— Разумеется.
— Сестра Хиггинс возьмет на себя инъекции и все остальные процедуры, которые положены по медицинской части. Вам же придется преимущественно заниматься тем, что выносить судно и регулярно менять белье. Я знаю, что Уолтер с удовольствием поможет вам, когда потребуется физическая сила и он не будет занят. Потом вы сможете посидеть рядом и почитать что-нибудь дяде Дадли, если, разумеется, вся работа будет выполнена на совесть. Таким образом, вы сможете отдохнуть, даже находясь, так сказать, на боевом посту. И конечно же, за дополнительные услуги в ваш конверт будет вкладываться более существенная сумма (почему бы и нет, ведь они смогут сэкономить на другой сестре, которую пришлось бы нанять). Только не благодарите меня. Просто таким образом мы покажем уважение к вашей деятельности.
— Тем не менее спасибо. Как вы думаете, возможно ли устроить что-нибудь вроде импровизированной кровати для меня непосредственно в комнате мистера Стэнтона? Мне будет легче…
— Ни слова больше. Прекрасная мысль. Конечно же, это будет сделано. Ваша идея позволит сэкономить массу времени.
Когда они перенесли складную кровать Джудит в комнату Дадли, тот тоже решил, что идея превосходная. Он вспомнил, как ему было хорошо в ту ночь в поезде, когда она забралась к нему на полку.
Сестра Хиггинс тем более не стала возражать, что Джудит будет спать в комнате мистера Стэнтона. Наоборот, она была просто счастлива оттого, что Джудит не выпендривалась, без возражений выполняла всякую грязную работу. Ведь с недавнего времени сестра Хиггинс стала страдать ногами: они распухли и превратились в колонноподобные столбы, должно быть от перемены климата.
Тем не менее, обнаружив в рождественское утро, что Джудит помогает мистеру Стэнтону совершать упражнения для его парализованной ноги, в то время как остальные находились внизу в холле и были заняты распаковыванием рождественских подарков, она пришла в неописуемую ярость:
— Кто вам позволил это делать? Ни один врач пока еще не рекомендовал ничего подобного. Вы злоупотребляете своим положением, девушка, не говоря уже о том, что подобные упражнения могут просто повредить нервной системе мистера Стэнтона. Ну-ка, убирайтесь отсюда! — Не говоря лишнего слова, она оттерла своим мощным корпусом Джудит в сторону и принялась восстанавливать нарушенные покровы на постели больного и подтыкать со всех сторон простыни и одеяла.
Дадли тут же пытался слабо протестовать, вздевая в воздух свою здоровую руку.
— О, умоляю вас! Оставьте мистера Стэнтона в покое. Разве вы не замечаете, что у него портится настроение, — пыталась урезонить Джудит сестру. — Я никогда не позволила бы себе подобного, если бы только могла представить себе, что из этого может выйти скандал. Прекратите, прошу вас, или я уйду. Я уволюсь… Я не знаю, что я сделаю, если вы сию минуту не прекратите издеваться над мистером Стэнтоном!
— Хватит болтать! — Даже сестра Хиггинс отступила перед таким напором. — О каких это скандалах ты там толкуешь? Кто тебе сказал, что у мистера Стэнтона испортилось настроение, или отчего, Боже сохрани, над ним издеваются? И кто здесь говорит об увольнении?
— Извините, — неожиданно спокойным голосом, полным скрытого достоинства, произнесла Джудит, адресуясь к Дадли Стэнтону. — Но я не собираюсь работать там, где в ходу сцены и скандалы, когда ты всего лишь пытаешься заступиться за своего пациента. К тому же мне весьма тяжело видеть, когда вы печальны или когда у вас портится настроение. Мне придется уйти.
Слова Джудит неприятно поразили Дадли Стэнтона. Джудит оказалась первой, которая относилась к нему как к человеку, а не просто больному, немощному телу, будущему трупу. Эта девушка просто настоящий ангел! Он не хочет ее потерять. И не позволит. Ни за что! В конце концов, он пока еще хозяин у себя дома, слава Создателю! И тут он неожиданно заговорил:
— Вы останетесь! Уйти придется мисс Хиггинс.
Берты Хиггинс едва челюсть не отвалилась от удивления. Как? В течение нескольких секунд она лишилась самого доходного и теплого местечка за много лет! Это все… не говоря уже о месяцах, которые она смогла бы проводить в Палм-Бич! То, что ей было обещано давным-давно.
— Посмотрим, что на это скажет миссис Первис!
Аделин, раздававшая подарки служащим, к тому моменту уже была на взводе. Нэнси Ли была на месте, присутствовали также Тедди и Эдди, но куда запропастился Уоллес? Он нарушил обещание почтить своим присутствием церемонию. Сигарета с золотым ободком, которую только что курила Нэнси, вывалилась из массивной пепельницы черного дерева и слоновой кости и прожгла неопрятную дыру в голубом с розовым ковре от Абюссона. Аделин было совершенно наплевать, что Нэнси поднесла ей две пары нейлоновых чулок в качестве рождественского подарка. Один только Господь Бог знает, где она достает эти штуки или каким путем на них зарабатывает. Это подозрительно, всего месяц прошел с тех пор, как Штаты вступили в войну, а нейлоновые чулочки самым волшебным образом испарились из продажи. Интересно, что исчезнет следом?
Аделин слушала жалобы медсестры Хиггинс всего несколько секунд, а затем и сама впала в ярость:
— Какого черта вы огорчаете мистера Стэнтона? У меня что, мало других проблем?
Тедди и Эдди думали одинаково: поскольку сестра Хиггинс была квалифицированной сиделкой, а Джудит делала в этой сфере только первые шаги, то уволиться следовало ей, Джудит.
— Да что вы понимаете? — разъяренно напустилась на них Аделин.
Пикантность ситуации заключалась в том, что Дадли нравилась Джудит, а Уоллес изначально попросил Джудит угождать во всем Дадли, особенно в мелочах, чтобы тот не слишком злился по поводу более серьезных дел. Кроме того, сестры «с опытом за плечами» были для всех постоянной болью в голове. Как только часы били восемь, они все бросали и уходили, если даже несли больному «утку». Молодые и свежие, эти сестрички, вырвавшись со службы, первым делом мчались на свидание со своим дружком. Сестры более почтенного возраста все свободное время проводили в креслах, поедая фунтами сладости: случайно оставленная где-нибудь в гостиной коробка с шоколадными конфетами тут же подвергалась невосполнимому урону.
Аделин решительными шагами направилась наверх, чтобы лично установить, что же в самом деле происходит? Впрочем, она застала совершенно идиллическую картину.
Джудит сидела у постели больного и читала ему в полный голос биографию президента Рузвельта. Дадли же слушал ее со всем вниманием и лишь иногда посмеивался над замечаниями, которые Джудит время от времени отпускала в процессе чтения. Воистину картина, достойная кисти живописца!
Как только Дадли увидел Аделин, он тут же проблеял:
— Я больше не желаю видеть эту грубиянку Хиггинс. Настоятельно требую избавить меня от этого!
— Ну конечно же, дядюшка Дадли. Вы ее больше не увидите. В этом я совершенно с вами согласна. Таким образом, дело было улажено.
Аделин была не прочь последовать совету Джудит и вместо задиравших нос дипломированных сиделок нанять парочку приходящих, обычно не доставлявших много забот.
Джудит по собственной инициативе решила взять на себя найм и отбор сиделок. По ее словам, главное, в чем нуждался Дадли, был покой, а уж принести ему несколько таблеток и поправить подушки под головой могла и она сама. В конце концов, болезнь Дадли не требовала принятия неотложных мер в любое время суток. Дело, к счастью, о жизни и смерти больного не шло. По мнению доктора Филлипса, выздоровление Дадли протекало спокойно, и только бы его не постиг новый удар, после которого пациент довольно быстро предстал бы перед самой высокой инстанцией.
— А как быть с этими… иголочками? — Аделин решила, что пришла ее пора задавать вопросы и спросить хотя бы об инъекциях. При этом она, правда, не могла скрыть собственной неприязни к уколам и поэтому состроила маленькую гримасу.
— Знаете ли, инъекции, скорее, дело техники, — ответила ей Джудит. — Часто опытная сестра может сделать укол куда лучше любого врача. У меня на уколы легкая рука. Ведь это так просто. Для начала нужно перетянуть резиновым жгутом руку, чтобы под кожей как следует обрисовалась вена, а затем следует ввести иглу. Хотите, покажу, как это делается? — и Джудит сделала движение, словно намереваясь взять Аделин за руку.
Аделин в ужасе отпрянула:
— В этом нет необходимости. Я не сомневаюсь, что у вас все получается по высшему разряду.
Самое же интересное началось потом. Когда Джудит наняла пару местных сиделок, из Вест Палм-Бич, приходивших по скользящему графику и исполнявших не слишком сложные функции, то оказалось, что у нее появилось достаточно времени, не только чтобы ухаживать за Дадли, выкатывать его время от времени в кресле-каталке на прогулку, но и помогать Аделин вести дом и хозяйство. Джудит взяла на себя инициативу, чего никогда не делала экономка. Таким образом, у Аделин высвободилось время ходить в сауну, посещать теннисный клуб и ездить в Эверглейдс, чтобы поиграть в гольф. Она могла даже позволить себе заняться яхтенным спортом на озере Уорт в компании друзей.
Уоллес также был доволен Джудит, поскольку она взяла на себя кропотливое дело по проверке счетов, в изобилии приходивших из магазинов и от торговцев. Получилась даже некоторая экономия средств. Более всего Аделин радовало то, что в комнату Дадли она могла теперь заглядывать от случая к случаю, так как терпеть не могла больничных палат, запах лекарств и всего того, что было связано с болезнями.
Единственной ложкой дегтя в бочке меда была нехватка авиационного топлива для самолета компании, что затрудняло Уоллесу совершать челночные полеты по делам фирмы. Неожиданная атака японских императорских воздушных сил на Пёрл-Харбор изменила многие планы Уоллеса и испортила лучший сезон в Палм-Бич. Впрочем, Аделин знала, что рано или поздно Уоллес найдет выход и раздобудет горючее, сунув кому надо в лапу. А если и это не получится, то у нее под рукой была Джудит, которая, отличалась умом и проницательностью, могла дать ценный совет. Кстати, для такой молодой женщины — это редкость. Уж не соврала ли Джудит насчет своих восемнадцати лет? Но уж через секунду Аделин рассмеялась над этой глупостью. Уж слишком прямолинейна и неиспорченна была Джудит, чтобы обманывать кого-либо.
Уолтер только что вернулся из городской аптеки, и Джудит спросила, не было ли затруднений в получении лекарств, выписанных доктором Филлипсом.
— Нет, мисс Джудит, с какой это стати?
— Я подумала об этом потому, что доктор Филлипс получил диплом врача в Массачусетсе, а не во Флориде…
— Да что вы, никаких проблем. Мы имеем дело с этой аптекой больше двадцати лет. Каждый год доктор Филлипс приезжает, чтобы узнать, как идут дела у мистера Стэнтона. Полагаю, что у доктора Филлипса договор и с аптекой, и с доктором Праути, который лечит мистера Стэнтона здесь.
— Полагаю, вы совершенно правы.
Как-то она попросила у доктора Филлипса несколько незаполненных, но подписанных им рецептов вместо того, чтобы спросить доктора Праути о некоторых нужных ей лекарствах.
— Они могут мне пригодиться, в случае если… — тут Джудит заговорщицки понизила голос: — Между нами говоря, доктор Филлипс, было несколько случаев, когда я звонила Праути по поводу здоровья мистера Стэнтона, но он не слишком спешил навестить больного. Мне кажется, что он не так предан этому дому, как вы, — польстила она ему.
Джонас Филлипс только что объявил, что Дадли находится в своей лучшей форме за последние десять лет. При этом он сказал, что физиотерапия, курс которой проводит с больным Джудит, принесла значительную пользу. Раньше доктор воздерживался от похвал в ее адрес. На щеках у Дадли появился румянец, должно быть, розы расцвели на лице больного из-за того, что Джудит частенько отправлялась с ним в путешествия на кресле-коляске и подолгу оставалась на свежем воздухе.
У врача не было причины не дать преданной сиделке несколько просимых ею бланков за своей подписью. Если ей пришла в голову мысль слегка попичкать своего расслабленного питомца витаминами, о которых она читала в новомодных медицинских журналах, то греха в этом особого не было. Разве что она бы потратила малую толику из богатств Стэнтона, а у Адди и Уолли окажется в кармане на несколько долларов меньше. Да и кто в самом деле разбирается по-настоящему в медицине? Психотерапевтический эффект не стоит совсем уж сбрасывать со счетов.
— У вас в доме прячется маленькое чудо, Адди, — заявил он хозяйке, когда она потащила его на вечеринку к Сисси Биддли в Маналапан. — Постарайтесь ее сохранить.
— И не говорите, доктор. Видели бы вы, как она обмывает Дадли в резиновой ванночке! Буквально за одну секунду. А раньше на это затрачивали полчаса. Ну, скажи, разве я не умница, что откопала такую сиделку?
Как только Уолтер вышел из комнаты, Джудит осторожно отклеила этикетки с аптечных бутылочек. Витамины, конечно, приносят Дадли большую пользу, но немного стимулятора также не повредит — время от времени, разумеется. Глядишь, он вообще скоро почувствует себя, как мальчишка…
Дадли Стэнтон начал самым определенным образом чувствовать, что физиотерапия, которую проводила с ним Джудит, стала оказывать на него благотворное влияние. Пару раз ему даже показалось, будто что-то ожило на парализованной стороне тела. А уж массажи Джудит превратились в самое приятное событие дня. Все прочие сестры и массажистки, когда-либо прикасавшиеся к его телу с лечебной целью, теперь казались Дадли неуклюжими и равнодушными, а их прикосновения — неприятными и даже болезненными. Джудит вначале мыла руки теплой водой, и ее прикосновения были такими мягкими, нежными… казались лаской. Дадли не мог припомнить, когда бы он за многие последние годы был так счастлив и доволен.
Как-то во время массажа Джудит, словно невзначай, взяла в руку его старый и довольно уже увядший член, — тут Дадли едва не хватил новый удар счастья, так приятно было оказаться его дряблой плоти в нежной и теплой руке. Более того, Джудит принялась массажировать его. Поначалу Дадли чуть не задохнулся — широко открытыми глазами он молча уставился на Джудит. Она нежно улыбнулась ему. Да, это был не сон, и он закрыл глаза и застонал, целиком отдаваясь неге полузабытых ощущений. Ее пальцы очень мягко и нежно двигались вверх и вниз по трепещущему отростку его тела. Дадли застонал, снова всей душой желая пережить оргазм, но в следующую секунду от страха болезни горячо попросил провидение, чтобы этого не произошло.
Но он опоздал. С криком удовольствия и боли об изверг семя, и его тело задрожало в конвульсиях наслаждения. Неожиданно для себя зарыдав, он потянулся неокрепшей, трясущейся рукой к той, другой руке, которая принесла ему наслаждение. Десять лет Дадли не испытывал оргазма, поэтому он сжал пальцами ладонь Джуди и покрывал ее поцелуями до тех пор, пока Джудит не высвободилась и не стала целовать его худые и сухие руки. Дадли снова застонал, но на этот раз уже от переполнявших его эмоций и благодарности.
Так Джудит впервые в жизни поцеловала мужчину (вернее, его руку), уже не говоря о том, что коснулась его гениталий. С каждым днем она все более совершенствовалась и в поцелуях и в ласках.
Она научилась нежно тереться губами о его губы, сосать его нижнюю губу, а затем запускала свой язычок ему в рот, и уже язычок выполнял основную работу — он ласкал и касался каждого миллиметра внутри рта и добирался до самых глубин и, казалось, вот-вот пропадет в водовороте его миндалин и альвеол. И когда Дадли уже находился почти в полном экстазе, она переключалась на его член, начиная двигать по нему рукой вверх и вниз — поначалу медленно, а потом все сильней и сильней, все быстрей и быстрей, увеличивая силу и давление до тех пор, пока Дадли не начинал молить о пощаде.
Но однажды днем, когда солнце заливало комнату и теплый ветерок шевелил шторы, настал момент, когда она не смогла довести его до оргазма, привычно используя руку, и Дадли разрыдался от огорчения.
— Не расстраивайтесь, — шепотом сказала она. — Джудит все устроит как надо.
Она опустила голову вниз и поцеловала его там точно так же, как перед этим целовала его губы, — мягко, нежно, тщательно и сосредоточенно, как и все, что делала, общаясь с Дадли. Она слегка укусила его за член, прежде чем втянуть его глубоко в себя, а потом ласкала языком до тех пор, пока Дадли не истек в нее с пронзительным вскриком.
Когда она обмыла его и приготовила к дневному отдыху, он неожиданно сказал:
— Я люблю вас!
— А я вас…
Дадли поверил Джудит. Впрочем, он был не так глуп, чтобы поверить, что Джудит полюбила его в романтическом смысле этого слова, то есть как юная девушка любит молодого человека, равного с ней возраста и пылкого. Он не питал иллюзий насчет того, что Джудит видит в нем сильного мужчину, эдакого защитника и опору. Зато он был просто убежден, что она, как чувствительная и заботливая женщина, привязалась и привыкла к нему, как привыкают к доброму старому другу, которого жалеют и которого боятся потерять.
Что же касается его любви, то это уже отдельная история. В его чувстве сочетались благородность и уважение, но главное — он питал страсть к телу очаровательной юной девушки, едва созревшей для любви, готовой встретить здорового и умного мужчину, отца ее будущих детей.
Но, независимо от природы ее чувств, Дадли не был готов дать Джудит свободу и так просто от нее отказаться. Господь свидетель, он еще жив! И кроме всего, именно Джудит побудила в нем интерес к жизни.
Дадли велел Уолтеру отправиться в самый дорогой ювелирный магазин на Уорт-авеню — признаться, он уже не знал, какой из них самый дорогой, — и купить для Джудит браслет. Поскольку нужно было дать Уолтеру хоть какие-то инструкции для покупки, он ограничился только одной, понятной им обоим, — обойтись десятью тысячами долларов.
— Как прикажите заплатить сэр? Наличными?
— Нет, — величественно произнес Дадли. — Я лично выпишу тебе чек, и ты сам проставишь необходимую сумму. Некоторые полагают, что я уже вроде мертвеца, и уже подбираются к моему состоянию, но я все еще хозяин собственных денег, старина Уолтер. Там, на столе… в верхнем ящике. Принеси мне одну из моих чековых книжек.
Он не подписывал чеки года три и тут почувствовал, насколько, оказывается, это приятно делать снова, пользуясь здоровой рукой. Уолтер же в тот момент прижимал своей рукой чековую книжку к столешнице.
Тем не менее, некоторые сомнения Дадли все-таки испытывал: возможно, когда Уолтер будет покупать, кто-нибудь — продавец, а может, случайный наблюдатель — сообщит об этом Адди. Но он волновался не слишком. Сейчас он чувствовал себя сильнее, чем когда ему было пятьдесят… нет сорок, а пожалуй, и тридцать пять! Он по-прежнему в состоянии разобраться с этой жадной шайкой!
Когда Дадли поднес Джудит алмазный браслет с цейлонским сапфиром в середине, к его удивлению, она расплакалась и наотрез отказалась принять его:
— Да неужели вы думаете, что я возьму от вас подарок за то, что я делала ради любви?
Но еще более он удивился, когда Джудит так и не приняла подарок и сама лично вернула браслет в магазин. После этого Дадли решил, что она не только добрая и чудесная молодая женщина, но еще и обладающая неистощимыми запасами любви и щедрости, в отличие от его алчных родственников.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы президента - Зингер Джун



Книга-просто супер! Прочла за сутки. Загрузите на сайт все произведения Джун Зингер, пожалуйста.
Любовницы президента - Зингер ДжунИруня
22.10.2012, 17.24





Ну может и не супер. Очень много изломанных судеб. И всё идёт по одному кругу. но в общем- чтиво не дурственное.
Любовницы президента - Зингер ДжунЁлка
27.09.2015, 21.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100