Читать онлайн Жаркая ночь, автора - Жеро Мишель, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жаркая ночь - Жеро Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жаркая ночь - Жеро Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жаркая ночь - Жеро Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Жеро Мишель

Жаркая ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

«13 мая 1832 года
Боюсь, что добропорядочная леди не должна предаваться таким размышлениям, однако ничего не могу с собой поделать. Как я скучаю по тем страстным ласкам, которыми мы обменивались во мраке ночи. Будь прокляты те, кто нас разлучил! Возвращайся скорее домой, моя любовь, мой герой, мое сердце».
Из письма Эмили Оглторп лейтенанту Льюису Хадсону


После ошеломляющего натиска, которому подверглись ее чувства и здравый смысл, Энни целиком погрузилась в работу, только чтобы не встречаться с Риком. Она проехала по маршруту генерала Аткинсона до реки Бэд-Экс, сфотографировала все, что сочла нужным, а оставшееся время писала не переставая, подгоняемая беспокойством и острой, непреходящей страстью.
Точно такой же, какая обуяла Рика, заставив залезть к ней под юбку. Энни никак не ожидала, что под холодной нордической внешностью бушует такое пламя.
Вернувшись в пятницу вечером на ферму, уставшая и раздраженная, Энни увидела, что и дом, и надворные постройки погружены во тьму. Она не знала, куда отправился Рик, однако то, что его нет и что на какое-то время она избавлена от его пристального, ищущего взора, ее порадовало.
Он оставил для нее на столе корреспонденцию. Среди прочего Энни обнаружила большой конверт, присланный знакомым Декера, который заведовал библиотекой в Оклахоме. Рик мог не доверять Декеру, но до сих пор его связи оказывались для Энни полезными и, несмотря на недавнюю стычку, он продолжал относиться к ней вежливо и дружелюбно. Похоже, та неловкость, которую она неизменно ощущает в присутствии этого человека, есть не что иное, как чувство вины.
Схватив конверт, Энни помчалась к себе наверх, решив изучить его содержимое после того, как примет душ. Однако не удержалась от соблазна сделать это немедленно.
В конверте оказались копии интервью с оставшимися в живых после бойни при реке Бэд-Экс. Энни не ожидала обнаружить в них что-либо касающееся Льюиса, однако все равно прочитала их все от начала до конца. Потом взглянула в окно, в ту сторону, где находится Холлоу, окутанный сгущающимися сумерками, и внезапно на нее навалилось чувство обреченности.
И как ей только в голову взбрело, что она сможет найти здесь Льюиса? Ведь нет ни одной зацепки, даже не с чего начать поиски. Вздохнув, Энни взяла портрет Буна и хмуро уставилась на его надменное лицо.
– Самое меньшее, что ты мог бы для меня сделать, – это нарисовать карту и поставить жирный крест на том месте, где похоронен Льюис, – прошептала она.
Отложив портрет в сторону, Энни принялась за чтение, периодически делая пометки, открывая то одну, то другую папку. Иногда она отвлекалась от своей работы и, машинально постукивая по столу карандашом, смотрела на небо, все в буйной россыпи звезд, и думала о том, куда делся Рик.
Через некоторое время она бросила взгляд на часы: первый час ночи. Тихонько вздохнув, Энни встала и потянулась. Пора немного отдохнуть и попить чайку.
Надев на ночную рубашку халат – изящную кружевную вещицу, от которой, раз увидев в магазине, уже не смогла отказаться, – на тот случай, если неожиданно появится Рик, Энни не стала включать свет, а взяла в руку зажженную вое-ковую свечу и тихонько спустилась по ступенькам. Прожив в доме несколько недель, она уже знала все скрипучие места на лестнице и старалась на них не наступать.
В кухне Энни поставила свечу на стол и, сбросив халат, положила его на спинку стула. И, как всегда, вид этой чересчур уютной кухоньки вызвал у нее улыбку. Ей очень хотелось выпить чаю из старинной фарфоровой чашечки, но она не стала этого делать, боясь разбить, а вместо этого взяла простую глиняную кружку, которых у Рика было в изобилии. Внезапно ей стало грустно оттого, что мужчина, у которого столько посуды, живет один.
Зевая, прислонившись к столу, Энни ждала, пока закипит вода. Бак, который обычно ночевал на веранде, лежал сейчас на полу перед ванной комнатой. При виде Энни он насторожил уши, однако с места не сдвинулся.
Энни взглянула в темноту дверного проема кухни. Спальня Рика располагалась рядом с гостиной. Обычно дверь в нее была закрыта, однако сегодня почему-то осталась открытой настежь, комната тоже была погружена во тьму.
Интересно, где он может быть в такой поздний час?
Должно быть, в местном супермаркете, прогуливается между рядами под восхищенными взглядами местных девиц, раздраженно подумала Энни, глядя на свои голые ноги. А впрочем, ей какое дело до того, где сейчас этот донжуан. Свист чайника отвлек ее от неприятных мыслей. Сняв его с конфорки, Энни начала наливать в кружку кипящую воду.
– Энни!
Ахнув от неожиданности, Энни отдернула руку и пролила кипяток.
– О Господи, Рик! Ну почему ты вечно пугаешь меня до смерти? Я чуть не обварилась! – Она пристально вгляделась во тьму. – Я не слышала, как подъехала машина. И вообще, где ты?
– В ванной.
– Сидишь в темноте? – Из-под двери не было видно света, но, может быть, его заслонял Бак? – Не выходи пока. Я не совсем одета.
– Да? А как это «не совсем»?
Надев халат и туго завязав пояс, Энни ответила:
– Сам сообрази.
– Вот черт! – ругнулся Рик и секунду спустя проговорил: – Лежать, мальчик, лежать.
Энни в недоумении взглянула на Бака, тот зевнул.
– Рик, но собака и не думала вставать, – проговорила она.
– Ну естественно.
И внезапно до Энни дошло, о чем он толкует. О Господи, к чему такие откровения? Есть вещи, которые она предпочла бы не знать.
– Ладно, – сказала она, стараясь, чтобы голос ее звучал холодно. – Можешь выходить, я уже оделась.
– Есть одна маленькая проблема. Видишь ли, я совсем раздет.
Энни представила себе мускулистого обнаженного Рика и злорадно ухмыльнулась. Ха! Теперь ее очередь поиздеваться над ним.
– Вот как! – протянула она. – Ты хочешь сказать, что от голого мужчины меня отделяет только старая дубовая дверь?
Из-за упомянутой двери послышалось приглушенное фырканье.
– Можно и так сказать.
– А знаешь, я ведь могу так всю ночь простоять.
– Наслаждаясь собой?
– Вот именно, – самодовольно бросила Энни. – И ты нечего не сможешь сделать.
– Рискованно, Энни.
Поняв намек, Энни проговорила:
– Так уж и быть. Я отвернусь, а ты беги в свою спальню. Я даже не стану спрашивать, почему ты не спишь по ночам и бродишь по дому голышом.
– У меня болит голова, – обиженно проворчал Рик. – И я вышел поискать таблетку. А как случилось, что ты расхаживаешь полуголая по дому, где живет мужчина, который слишком давно не был с женщиной?
– Это угроза?
Рик расхохотался:
– Можешь расценивать как хочешь. Ну, я выхожу, не подглядывай.
Энни бросила раздраженный взгляд на дверь.
– Естественно, я не стану подглядывать! Даже если ты меня об этом попросишь.
Рик хмыкнул, и в ту же секунду дверь стремительно распахнулась. Бак, залаяв, вскочил, а Энни отвернулась к кухонному окну, большому и темному, в котором при свете свечи четко отражалось все происходившее у нее за спиной.
Нет, она ни за что не станет подсматривать!
Энни поспешно закрыла глаза. Позади послышалось шлепанье босых ног. Все ближе, ближе...
– Обещай, что не станешь подсматривать, – прошептал ей на ухо Рик.
Теплое дыхание коснулось нежной кожи у нее на шее, и Энни вздрогнула. Да как он смеет подходить к ней так близко голым? Ну, она ему сейчас задаст! Не оборачиваясь, Энни попыталась ткнуть Рика локтем в бок, однако он, предвидя это, молниеносно отскочил в сторону и рассмеялся.
Нет, он просто невозможен! Вот она откроет глаза, будет тогда знать! А впрочем, именно этого он, похоже, и добивается.
Энни осторожно открыла один глаз, потом другой... и почувствовала острое разочарование: у Рика вокруг пояса было повязано полотенце. Маленькое, однако прикрывавшее самую уязвимую часть тела и в то же время оставлявшее обнаженными массивную грудь, ноги и одно бедро. Почти все тело Рика было покрыто ровным загаром.
Красив, ничего не скажешь!
Энни подняла голову... и встретилась в окне взглядом с глазами Рика. У нее тотчас же перехватило дыхание.
– Ты подсматривала, – тихим голосом констатировал Рик. Смело обернувшись, Энни скрестила руки на груди.
– Ты сам этого добивался.
– Да? Это еще почему?
Он шагнул к ней, и сердце ее исступленно забилось. Сейчас, глубокой ночью, в тусклом свете свечи, она не могла больше делать вид, что не было того страстного поцелуя.
– Мы оба знаем почему, Рик.
– Ты избегаешь отвечать на мои вопросы, точно так же, как всю неделю избегала меня.
Да, с этим мужчиной нужно быть предельно откровенной. Иного он не приемлет.
– Мне требовалось время поразмыслить. Я не могу не думать о последствиях и...
– Я позабочусь о тебе, Энни. – Тихий голос Рика был пронизан страстью. – Когда-то я совершил подобную ошибку, больше этого не повторится.
– Я говорю не об этих последствиях.
Рик долго молча и настороженно смотрел на нее, а потом сказал:
– Буду с тобой предельно откровенным. Моя бывшая жена отбила у меня всякую охоту влюбляться в кого бы то ни было. Но ведь я живой человек, Энни, и я уже давно живу один, без женщины. – И прибавил: – А любовью я хочу заниматься только с тобой.
Хотя Энни ожидала чего-то подобного, однако такое откровенное признание смутило ее.
– Не знаю, говорил ли кто-нибудь тебе, что не всегда нужно выкладывать все, что думаешь. Иногда стоит кое о чем и умолчать. – Она прерывисто вздохнула. – Но уж поскольку мы говорим начистоту, то слово «любовь» к нашим с тобой будущим отношениям неприемлемо. Мы не любим друг друга, Рик. Ты хочешь заниматься со мной не любовью, а сексом.
– Называй это как хочешь.
– Но почему ты выбрал меня? Почему не какую-нибудь хорошую местную девушку? Которая была бы счастлива выйти за тебя замуж и нарожать тебе детишек?
Рик шагнул к ней. Энни попыталась попятиться, да некуда, он загнал ее в угол. По-прежнему не глядя ему в глаза, она сосредоточила взгляд на концах обмотанного вокруг его пояса полотенца, которое Рик придерживал рукой. Даже в темноте кухни было видно, как он возбужден.
– Потому что хорошие местные девушки меня не интересуют. Я хочу только тебя.
И единственное, что она может сделать, чтобы его желание осуществилось, это снять его руку с полотенца. Тогда оно упадет к его ногам и уже не будет пути назад.
– Не трясись так, – тихонько проговорил Рик. – Я тебя не обижу.
– А я и не боюсь.
«Врешь», – издевательски произнес внутренний голос.
Рик молча смотрел на нее, спокойный, сдержанный, но пламя свечи отражалось в расширенных зрачках, и Энни прекрасно понимала: под напускной холодностью бушует пламя.
– Не сегодня, – тихо прошептала она и вздрогнула. – Я не могу.
Рик прищурился:
– Не можешь или не хочешь? Не лги мне, Энни. Я этого не потерплю.
В груди Энни вспыхнула злость, заглушая уже охватившее ее желание.
– Не могу. Я... гм... не совсем здорова.
Вместо того чтобы отстраниться, как она ожидала, Рик приблизился к ней вплотную. Энни обдало его теплом.
– Но поцеловать-то тебя я могу?
– Думаю, что да.
О Господи, да! Снова ощутить прикосновение его горячих твердых губ к ее губам, сладость его ищущего языка, почувствовать, как по телу разливается желание...
Рик отступил, и она едва не застонала от разочарования.
– Пойду надену джинсы, – пробормотал он. – Потому что, если ты думаешь, что твои месячные меня остановят, ты глубоко заблуждаешься. Встретимся на веранде, там прохладнее.
Он повернулся к ней спиной и растворился во мраке. Энни взяла кружку с чаем, но рука так сильно дрожала, что чай пролился на стол. Тогда она поставила кружку и пошла на веранду, ждать.
Ей не показалось, что на свежем воздухе прохладнее.
Когда несколькими минутами позже Рик вышел на веранду, Энни сидела на перилах, подтянув колени к груди, в уголке, где обычно всегда сидел он сам. О Господи, как же она хороша! И такое ощущение, будто сидит на этом месте всю жизнь.
Энни выжидающе смотрела на него.
– Ты заняла мое место, – проговорил Рик и тотчас же выругал себя за эти неосторожные слова.
– А почему это место твое? – спросила Энни и уткнулась подбородком в колени, чтобы скрыть улыбку.
Ага. Так, значит, она все-таки заметила, что он дал промашку. Отведя взгляд от ее насмешливо искрящихся глаз, Рик перевел его на ее ноги, видневшиеся в вырезе халата – стройные, длинные, так и манившие пройтись руками или языком по их гладкой коже.
– Потому что я всегда здесь сидел, когда приходил на веранду со своим отцом, – пояснил он, облокачиваясь о перила, которые находились на уровне пояса, что было не очень удобно, зато скрывало от глаз Энни то, что уже не составляло для нее тайны. – Отец всегда выходил на веранду утром покурить, а я – позавтракать. Мы смотрели, как восходит солнце, а потом шли работать. Отец умер десять лет назад, а я по-прежнему прихожу сюда каждое утро понаблюдать за восходом солнца.
– Почему?
Рик смущенно пожал плечами:
– Наверное, потому, что это красивое зрелище.
– Думаю, это уважительная причина, – заметила Энни и, секунду помолчав, спросила: – А твоя мама? Ты о ней ничего не рассказываешь.
– Она умерла, когда мне было четырнадцать лет. – Даже теперь, двадцать лет спустя, при воспоминании о матери Рик почувствовал боль. – Она простудилась, потом простуда перешла в воспаление легких. Врачи сказали, что поражена сердечная мышца. Она умерла во сне.
Рик почувствовал, как Энни накрыла его руку своей теплой ладонью.
– Мне очень жаль, – прошептала она.
– Да. – В горле у него застрял комок, и Рик поспешно проглотил его. – Трудное это было время. После того как мама нас покинула, отец так до конца и не оправился.
– «Нас покинула»... – шепотом повторила Энни и покачала головой. Рик вопросительно взглянул на нее, однако она лишь спросила: – У тебя есть братья или сестры?
– Два младших брата и сестра. – Рик провел большим пальцем вокруг ее мягкой, влажной ладони. Раз, другой, третий. – Эрик живет в Миннеаполисе, работает в рекламном агентстве. Ларе – владелец компьютерной компании в Милуоки, а Ингрид живет в Канзасе с мужем и детьми. Я ее теперь редко вижу.
– Рюрик, Эрик, Ларе и Ингрид. – Энни вопросительно вскинула брови. – Слушай, а ты, случайно, не норвежец?
Рик ухмыльнулся:
– Родители были наполовину норвежцами. Мы, дети, лишь их невинные жертвы.
– Тебе подходит имя Рюрик. Хотя оно больше распространено в Исландии.
Рик сжал ее руку. Энни не попыталась ее выдернуть, что пришлось Рику по душе.
– А ты откуда знаешь?
– По своей работе мне много чем приходится интересоваться. Помимо всего прочего, и народным фольклором. Рюрик происходит от Рорик, имени скандинавского бога.
– В таком случае мама попала почти в точку. Старик Оле изменил написание фамилии, которую носит наша семья.
О Господи, он, должно быть, спятил! Рассуждает о фамилиях, когда рядом красивая и желанная женщина. Но эта женщина сама должна решить, как будут дальше развиваться их отношения. Он не станет повторять собственные ошибки.
– А какая у тебя семья? – спросил он. Энни пожала плечами:
– Не у всех такие семьи, как у тебя.
Рик подождал, пока она объяснит свою мысль, и, не дождавшись, спросил, решив перевести разговор на другую тему:
– Ты не можешь заснуть, потому что слишком увлеклась своей книгой?
– Да, я уже близка к завершению, но не знаю, где... – Оборвав себя на полуслове, Энни снова пожала плечами. – Все идет не совсем так, как я планировала, но я должна скоро закончить.
– А что за послание ты сегодня получила?
Вздохнув, Энни взглянула вверх, на звезды, и сжала его руку.
– Подборку старых интервью. Пока что ничего полезного для себя я не обнаружила. – Пошевелившись, она снова по-смотрела вниз. – И все-таки я надеюсь найти что-нибудь интересное про Буна, потому что знаю – разгадка в нем.
– А кто этот Бун?
Энни с недоумением воззрилась на него: как этого можно не знать?
– Офицер, они с Льюисом служили вместе, позднее он стал генералом.
– И ты думаешь, что этот Бун убил твоего солдата?
– Надеюсь, что нет. Они были друзьями.
Рик вновь почувствовал боль, на сей раз более острую.
– Поверь мне, это ничего не значит. – И скорее чтобы увести разговор от себя, чем из настоящего любопытства, спросил: – А почему ты считаешь, что разгадка в Буне?
Энни взглянула на него сквозь полуопущенные ресницы:
– Ты и в самом деле хочешь знать?
Рик не хотел, но не мог же он этого сказать.
– Если ты захочешь мне рассказать, – ответил он.
– Как я могу отказаться, когда человек проявляет такой интерес, – улыбнулась Энни и, вытащив руку из руки Рика, похлопала ею по перилам. – Садись. Постараюсь покороче.
Помешкав немного, Рик перекинул ногу через перила и сел к Энни лицом. Сжать бы сейчас ее голову обеими руками, притянуть к себе и целовать до тех пор, пока все мысли об убитом Льюисе не вылетят у нее из головы. Но вместо этого Рик прислонился к столбику перил, и Энни начала:
– Бун был последним, кто видел Льюиса. И он же изменил свой первоначальный рассказ.
Рик закрыл глаза и почувствовал, как низкий, гортанный голос Энни обволакивает его. О Господи, от одного ее голоса возникает страстное желание. Интересно, что он почувствует, когда она, прерывисто дыша, будет в порыве страсти шептать его имя, прижимаясь к нему всем телом?..
– ... и 29 июля Бун с Льюисом сопровождали в Холлоу группу пленных, когда на них напал отряд Соука, Отбив пленных, он увел половину их в одну сторону, а половину в другую. Льюис начал преследовать одну группу, Бун другую.
Рик почувствовал вину. Как он может предаваться грешным мыслям, когда Энни рассказывает о таких серьезных вещах? Он сконцентрировал свое внимание на пальцах Энни, которые теребили поясок халата, то скручивая, то раскручивая его.
– Когда Бун потерял своих людей, он вернулся в лагерь за помощью. А Льюис не вернулся, и все решили, что он погиб.
Энни замолчала и, заметив, что играет поясом, оставила его в покое. Сложив руки на коленях, она выжидающе посмотрела на Рика.
Почесав рукой подбородок, тот сказал:
– По-моему, здесь все ясно.
– Но после того, как отряд Соука покинул эти места, кое-кто начал сомневаться.
Рик вскинул брови:
– И кто же это?
– Полковник Закари Тейлор. Несколько месяцев спустя после исчезновения Льюиса он снова допросил Буна, и тот признался, что солгал. Он сказал, что Льюис устал от армейской жизни и устроил себе побег, чтобы все выглядело так, будто он был убит при исполнении воинского долга.
– Это многое объясняет.
– Только если не знать Льюиса. И когда Тейлор спросил Буна, почему тот солгал, тот ответил, что хотел защитить честь своего друга. Но если он и в самом деле этого хотел, зачем менять свои показания? До этого Льюис числился убитым в бою, то есть погибшим смертью храбрых.
– А может быть, твой солдат и в самом деле дезертировал, как рассказал этот Бун?
– Такая вероятность существует. Льюис не был счастлив в армии. – Энни откинула с лица прядь волос, которую настырный ветерок так и норовил швырнуть ей в глаза. – Но я в это не верю. Он ценил честь, был предан семье, особенно матери, и собирался жениться. Дезертирство поставило бы на всем крест.
– Тогда почему Бун солгал?
– Может быть, струсил, и это стоило Льюису жизни, но вместо того, чтобы в этом признаться, Бун пожертвовал репутацией своего друга. А может быть, Льюиса по ошибке убили свои же, и тот, кто это сделал, был слишком важной персоной, и дело решили замять. Мать Льюиса даже наняла Авраама Линкольна, бывшего в ту пору еще адвокатом, для расследования всего произошедшего. Но выяснить так ничего и не удалось.
– А отец Льюиса? Он предпринял какие-нибудь шаги?
– Джозеф Хадсон был слишком стар, – тихо сказала Энни. – Через четыре месяца после того, как он узнал, что его единственный сын погиб, с ним случился удар и он умер.
Гм... Интересная история. Не настолько, конечно, чтобы целых десять лет расследовать обстоятельства гибели этого Льюиса, но что-то в ней есть. Повисло напряженное молчание. До Рика донесся свежий ванильный запах духов Энни. Он поймал ее взгляд, и она улыбнулась милой, застенчивой улыбкой, после чего снова вскинула голову и посмотрела на звезды.
– А я-то думала, что ты хочешь меня поцеловать, – проговорила она.
– Хочу.
– Так чего же ты ждешь? – спросила она, не отрывая глаз от неба.
– Чтобы ты меня об этом попросила.
– Попросила? – Энни перевела взгляд на Рика. – А как? Рик понимал, что она его дразнит, однако ничего не имел против. Ему это нравилось.
– Как пожелаешь, только покороче и по существу.
Хихикнув, Энни прикрыла рот ладошкой, словно смутившись. Потом склонила голову набок. Глаза ее были полузакрыты, на губах играла слабая улыбка. Легкий ветерок теребил пряди темных волос.
– Поцелуй меня. Так подойдет? Поцелуй меня, Рик.
– Еще как подойдет.
Рик медленно скользнул по перилам и, добравшись до Энни, наклонился.
Какие же у нее мягкие губы! У Энни вообще все мягкое и теплое. Одного поцелуя оказалось достаточно, чтобы усталость, накопленную в теле за день, как рукой сняло и голова перестала болеть.
На сей раз он решил сдерживаться, действовать не спеша, не поддаваться снедавшей его страсти. На сей раз он хотел, чтобы груди ее при каждом вздохе касались его груди. Хотел вкусить сладость ее губ, закрыв глаза, вдыхать ее пьянящий запах. На сей раз он будет вести себя так, как положено, даже если это убьет его.
Сначала он легонько целовал ее губы, нежно покусывал их. Наконец они призывно раскрылись, и Рик не замедлил воспользоваться этим приглашением. Запустив пальцы в шелковистые волосы Энни, он принялся нежно ерошить их, одновременно лаская ее своим языком.
– Прикоснись ко мне, Энни, – попросил Рик.
Руки девушки послушно заскользили по его обнаженному торсу. Кожа Рика покрылась мурашками, и он поцеловал ее еще крепче. Энни, тихонько постанывая, с жаром ответила на его поцелуй и, обвив руками шею Рика, притянула его к себе. И Рик почувствовал, что голова его пошла кругом, внизу живота возникла ноющая боль. Он поерзал, пытаясь ее усмирить, однако у него ничего не получилось.
Он развязал поясок халата Энни и, оторвавшись от ее губ, принялся покрывать поцелуями щеки, подбородок и шею де-вушки. Наконец он добрался до высокой груди, видневшейся в глубоком вырезе ночной рубашки. Энни прерывисто вздохнула:
– Рик, я не...
– Я только поцелую, – прервал ее Рик. – Ведь о большем ты не просила.
– О Господи, – смеясь проговорила Энни. – Ты непредсказуем. Я думала, что ты перекинешь меня через плечо и унесешь...
Не дав договорить, Рик закрыл ей рот поцелуем. Оторвавшись от ее губ, он сказал:
– Напомни, чтобы я расспросил о твоих фантазиях, мисс Бекетт.
Ночная рубашка была из легкого белого шелка, и рука Рика на фоне этой изящной вещицы с похожими на жемчужинки пуговицами казалась чересчур крупной и темной. Стоит только легонько потянуть – пуговицы оторвутся и стуча покатятся по крыльцу.
На удивление уверенными пальцами – если учесть, что внутри у него все дрожало, – Рик высвободил одну пуговицу из петельки, потом то же самое проделал со следующей, не отрывая взгляда от бурно вздымающейся груди Энни.
Он распахнул полы халата, и бледный, призрачный лунный свет упал на округлые белые груди.
– О Господи, – благоговейно прошептал Рик, глядя на упругие соски. Он наклонил голову и коснулся их языком.
– Рик... – простонала Энни.
Целоваться сидя на узких перилах веранды было не слишком удобно, но Рик не думал об этом. Он лизнул соски Энни кончиком языка, потом втянул их в рот, потом снова поцеловал, и все это время Энни, изогнувшись всем телом, тихонько стонала, доводя Рика своими стонами до умопомрачения.
– Как хорошо... – Она зарылась руками в его волосы, притянув поближе к себе. – Мы должны остановиться. Я не могу... Я не...
Рик прервал ее слова жадным поцелуем, проникнув в полуоткрытый рот, провел языком по ее языку, зубам, гладким губам. Наконец, отстранившись, глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, запахнул на Энни ночную рубашку и трясущимися пальцами принялся застегивать пуговицы.
– Все хорошо, – проговорил Рик, даже не пытаясь делать вид, что дышит нормально. – Но когда ты решишься, только попроси.
А он со своей стороны сделает все от него зависящее, чтобы она сказала «да» как можно скорее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жаркая ночь - Жеро Мишель



хороший роман... правда и он мог бы ей в любви признаться, а так только от нее и было
Жаркая ночь - Жеро МишельМарго
2.03.2012, 20.09





Даа.. Но многие мужчины просто не могут произнести эти слова.. Они могут просто доказать это своими действиями, как сделал это ГГ ))
Жаркая ночь - Жеро МишельКира
4.01.2013, 5.47





Даа.. Но многие мужчины просто не могут произнести эти слова.. Они могут просто доказать это своими действиями, как сделал это ГГ ))
Жаркая ночь - Жеро МишельКира
4.01.2013, 5.47





Очень понравился роман, приятно провела время за чтением......
Жаркая ночь - Жеро Мишельлиля
12.12.2013, 15.43





Очень очень трогательно.
Жаркая ночь - Жеро МишельStefa
22.12.2013, 0.45





Ужасно нудный роман. Удивлена таким высоким рейтингом. Тема высосана из пальца. Более бестолковой вещи не читала.
Жаркая ночь - Жеро МишельНатали
2.04.2014, 22.45





Вот встречаются романы, которые вроде и современные, но очень смахивают на исторические. Буд-то автор писала исторический и тут ей сказали, что срочно нужен современный. Ну и она давай все переделывать, что б новый не писать с начала. Вот мне кажется, этот из таких. Он достаточно интересный, по крайней мере про героев, а не про письма из прошлого. Не супер, конечно, но почитать можно.
Жаркая ночь - Жеро МишельРрррр
11.10.2014, 20.41





Вот встречаются романы, которые вроде и современные, но очень смахивают на исторические. Буд-то автор писала исторический и тут ей сказали, что срочно нужен современный. Ну и она давай все переделывать, что б новый не писать с начала. Вот мне кажется, этот из таких. Он достаточно интересный, по крайней мере про героев, а не про письма из прошлого. Не супер, конечно, но почитать можно.
Жаркая ночь - Жеро МишельРрррр
11.10.2014, 20.41





Очень понравился роман, захватывает с первой страницы,не могла оторваться.
Жаркая ночь - Жеро МишельНастёна
15.06.2015, 10.25





очень интересный роман.Сюжет оригинальный-нигде раньше не встречался.rnЕсть все -и любовь,и страсть.Читайте!
Жаркая ночь - Жеро МишельНа-та-лья
12.11.2015, 19.38





ОЧЕНЬ РАЗНЫЕ ЛЮДИ,В ЖИЗНИ ВРЯД ЛИ БЫЛИ БЫ ВМЕСТЕ.
Жаркая ночь - Жеро МишельЕлена
10.03.2016, 21.19





Очень неплохой ЛР и Гг-и нормальные люди. Очень грустно было читать о Льюисе. Война очень грязное дело, и как правило, самые лучшие гибнут, очень-очень жаль. Ну, а Гг-ой просто прелесть.
Жаркая ночь - Жеро Мишельиришка
24.03.2016, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100