Читать онлайн Любовь и риск, автора - Жеро Мишель, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и риск - Жеро Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и риск - Жеро Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и риск - Жеро Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Жеро Мишель

Любовь и риск

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Лили взглянула на черно-белую фотографию Хэмфри Богарта, который смотрел со стены с выражением невыносимой скуки на лице.
– Я не знаю, – произнесла Лили, вздохнув. – Коктейль с шоколадным ликером «Годива» – это звучит заманчиво.
– Читай дальше, Лил, будь смелее. – Пиппа Даулинг закатила глаза. – Попробуй этот с мартини. Или вот этот… одна сотая процента картофельной водки, подается охлажденным.
– Картофельная водка… фу…
Лили и Пиппа сидели в баре «Редхед пияно», просматривая карту вин и коктейлей. Красные, наподобие бордельных, стены выглядели мрачными в тусклом из-за табачного дыма свете, а на толпу, заполнявшую зал, с фотографий на стенах смотрели киносирены с выражением усталости на лицах, слащавые киноидолы и лениво улыбающиеся певцы. Пианист тихо наигрывал песню Фрэнка Синатры «Унеси меня на луну», завсегдатаи бара, собравшиеся вокруг пианино, подпевали.
– Эй, посмотри! – вдруг хихикнула Пиппа. – Здесь есть мартини «Джеймс Бонд». Может, закажем парочку для тех двоих головорезов?
– Они не головорезы, а мои телохранители, – ответила Лили. – К тому же они не будут пить на работе.
Лили посмотрела на Мэтта и Мэнни, сидевших от нее за несколько столиков и потягивавших что-то темное и явно безалкогольное. Возможно, пиво. Они не выделялись среди прочей публики, так как в баре не предъявлялось особых требований к одежде, и большинство посетителей, как мужчин, так и женщин, были в костюмах.
– Этот латинский парнишка весьма симпатичный. Меня всегда привлекали их темная красота и жизнерадостность. – Но второй парень… брр…
– Мэтт? Почему? – удивленно спросила Лили.
– Не знаю. Возможно, из-за его глаз. Он кажется мне опасным.
– Ему и полагается выглядеть опасным. Только так он может отпугивать парня, который меня преследует.
– Что происходит? Хочешь поговорить об этом?
Наклонившись ближе, Лили пересказала Пиппе последнее заключение полиции.
– Мэтт считает, что он меня преследует. Причем делает это с упорным постоянством. Он даже пытался проникнуть в мой номер в «Дрейке». Охранник отеля помешал ему.
Пиппа сделала испуганное лицо:
– О Господи! Представляю, в каком ужасе ты живешь!
– Временами, – согласилась Лили. – А иногда мне кажется, что это похоже на телевизионный сериал.
– Что будет, когда ты вернешься обратно в Нью-Йорк?
– Мэтт говорит, что я должна усилить охрану. У него там есть знакомые профессионалы в делах охраны, которые мне помогут.
– Ты думаешь, что это необходимо?
– Я не знаю… Мне никогда не приходилось с этим сталкиваться, пока я не приехала в Чикаго. Никаких телефонных звонков с угрозами, никакого преследования, поэтому мне с трудом верится, что у меня возникнут проблемы, когда я вернусь домой. Я продолжаю надеяться, что это какой-то местный псих.
– Кто-нибудь может сказать, почему этот парень преследует тебя?
– Нет. – Лили нахмурилась. – Мэтт предполагает, что это, возможно, из-за меня самой.
– И что, черт возьми, это значит?
– Он говорит, что я крикливая и привлекаю внимание. Так оно и есть на самом деле. Просто я никогда раньше не рассматривала этот факт в негативном плане.
Пиппа перегнулась через стол и пожала руку Лили:
– Мне кажется, что нам лучше не говорить об этом сейчас. Мы здесь, чтобы повеселиться, расслабиться, вспомнить былые времена. Давай закажем еще по коктейлю. Я возьму с джином и клюквенным соком.
Пиппа была права – они не виделись почти год, так зачем же терять время, разговаривая об этом ублюдке? Мэтт тоже прав – она не должна позволять страху завладеть ею.
– А я не стану заказывать «Годиву», – сказала Лили. – В этом есть что-то декадентское.
В этом баре, с его прошлым, было трудно не ощущать декадентство. К тому же на ней было сверкающее нейлоновое платье, расшитое золотыми блестками, с большим круглым вырезом и бахромой по подолу, закрывавшей колени. На ногах золотистого цвета кожаные туфли на толстых каблуках и никаких украшений, кроме тонкого золотого браслета на лодыжке.
Лили выглядела эффектно, и ее мальчики в черных костюмах высказали ей свои комплименты.
Вспомнив это, Лили улыбнулась и, после того как Пиппа заказала коктейли, сказала:
– Буду переходить на мартини. Ты же знаешь, я не очень люблю ликеры.
– Я высчитала, – сказала Пиппа, – что с каждым коктейлем убавляется пять лет нашего возраста, а так как мы сейчас выпьем по второму, то можно считать, что нам с тобой сейчас по двадцать с небольшим, а это значит, что мы и вести себя должны как двадцатилетние.
– Я наделала много глупостей, когда мне было двадцать с небольшим. Помнишь Бьерна?
– Как я могу забыть? – Пиппа рассмеялась, заправляя длинную светлую прядь за ухо.
– А как идет твой бизнес в галерее? – спросила Лили.
– Неплохо, но мой бизнес никогда не сделает меня богатой, а мой адвокат стоит мне с каждым днем все дороже и дороже.
– Мне кажется, что тебе надо иметь мужчину, который бы тебя поддерживал. Место смотрится грандиозно, и мне понравилась твоя недавняя выставка скульптуры.
– Спасибо. Во всяком случае, мне всегда есть что делать. – Пиппа подняла бокал с мартини. – Не понимаю, как тебе удается со всем справляться… преподавание, поездки, конструирование туфель. Я просто поражена.
– Ты права, я несколько перегружена. – Лили вставила соломинку в свой коктейль. – От чего-то придется отказаться, и очень скоро. Возможно, от преподавания, несмотря на то что я очень люблю это дело. Мои модели наконец начали привлекать серьезное внимание, но еще предстоит много работы, и Джаред настаивает, чтобы я вкладывала капитал в различные предприятия.
– А какие сейчас отношения между Джаредом и Оливией? – спросила Пиппа.
– Как обычно. Как только он начинает разговоры о женитьбе, она упирается. Это его чертовски раздражает.
– Твоя сестра сумасбродка.
– Я знаю.
– Джаред все еще помогает тебе?
– Пока да, но с каждым днем ему становится все труднее это делать, так как у него своя постоянная работа. К тому же он специалист в области инвестиций, а не профессиональный бизнес-менеджер. Возможно, в ближайшее время мне придется кого-то нанять вместо него.
– Почему бы тебе не делать это самой? Если ты откажешься от преподавания, разве у тебя не будет больше времени?
Лили отпила мартини.
– Рутинная работа не является одной из моих сильных сторон. Меня больше привлекает творчество.
Сколько Лили себя помнила, ее родители, сестры и друзья всегда говорили одно и то же: «У Лили чудесные воображение и видение, но она не очень хороша в практике». Каждый раз, когда она планирует поездки, намечает грандиозные планы или пытается воплотить их в жизнь, находится кто-то, кто настаивает на том, чтобы позаботиться о деталях, и она всегда, не протестуя, позволяет это делать.
– Я не знаю… возможно, мне стоит многое пересмотреть в своем бизнесе. То, что я не делала раньше, вовсе не означает, что я не способна это делать.
– Тебе не повредит, если ты попытаешься, – согласилась Пиппа. – Ты можешь нанять себе кого-то в помощь, но мне кажется, что будет гораздо лучше, если ты сама будешь глубже вникать в свой бизнес. Ты должна быть более информированной, чтобы люди не обманывали тебя. Ты всегда была слишком доверчивой, Лил.
Лили перевела взгляд на соседний столик. Мэтт с непроницаемым выражением лица наблюдал за ней, в то время как Мэнни внимательно рассматривал шумную группу пожилых подвыпивших бизнесменов. Лили улыбнулась Мэтту, и он в ответ кивнул.
Лили посмотрела на свои руки и заметила, что непроизвольно барабанит пальцами по столу. Убрав руки со стола, она продолжила:
– Мне тридцать один год. Может, настало время носить юбки подлиннее, а каблуки пониже? Возможно, стоит остепениться?
– Я плохая советчица. Мне кажется, что если тебе захочется носить мини-юбки в девяносто лет, ты непременно это сделаешь. Твоя семья и друзья знают, что ты безнадежный романтик с большим стажем, Лил, и мы тебя за это любим. – Пиппа посмотрела на Мэтта: – Не он ли является причиной того, что тебя внезапно потянуло к перемене?
– Возможно, – ответила Лили, слегка покраснев.
– Ты не должна менять себя из-за кого-то.
Лили согласно кивнула, хотя сомнение не покидало ее.
– Мне совсем не хочется, чтобы люди смотрели на меня как на яркую побрякушку.
«Особенно Мэтт».
– Тебя беспокоит чье-то мнение? Ты становишься глупой. Ты всегда глупеешь, когда выпьешь.
– Вовсе нет. Я говорю серьезно. – Лили вздохнула. – Просто я несколько нервничаю в его присутствии. У него такой сексуальный голос. Господи, я вся дрожу, когда слышу, как он говорит.
– Ты не шутишь? – спросила Пиппа, потрясенная неожиданным признанием подруги.
– Нет. Он заставляет меня почувствовать, что я женщина, и мне хочется делать те же глупости, что и всем женщинам. Речь не идет о сексе.
– Мне кажется, что для тебя же будет лучше, если ты прекратишь думать о парне, который зарабатывает себе на жизнь, сталкивая людей лбами и стреляя в них.
– Уверена, что ему приходилось сталкивать людей лбами, но не думаю, что ему когда-нибудь доводилось стрелять в них. – Лили посмотрела на Мэтта. Он взглядом профессионала оглядывал комнату, высматривая возможную угрозу. – Я спрашивала его об этом.
– И что он сказал?
– Он сказал, что если бы ему пришлось это делать, значит, он плохо выполняет свою работу.
– Что за глупый ответ? Ответ должен быть либо «да», либо «нет», правильно?
– Не думаю, что ему хотелось говорить мне об этом.
– А это значит, что он угробил целую кучу людей.
– Или нет, – парировала Лили.
– Он выглядит так, словно вымогает деньги для какого-нибудь криминального босса и отзывается на имя Гвидо или Луиджи.
– А еще говорят, что у меня сверхактивное воображение. По-моему, он выглядит очень приятным и весьма привлекательным.
Лили выловила черешню из своего стакана и положила ее в рот. Она вдруг вспомнила, как почувствовала прилив желания, когда Мэтт снимал ее со стола. Она была готова поклясться, что временами, когда он смотрит на нее, она чувствует, что нравится ему. Что-то такое происходит между ними, что именно она не знала, но определенно такое, чего не должно было быть.
– Мне бы хотелось знать, каков он в постели.
Белесые брови Пиппы поползли вверх.
– Не поняла?
– Ты прекрасно все слышала. – Из-под опущенных ресниц Лили продолжала наблюдать за Мэттом, который, наклонившись к Мэнни, что-то говорил ему. – В воскресенье я ведь вернусь в Нью-Йорк, поэтому даже если уж и выставлю себя последней идиоткой, то все равно никогда его больше не увижу.
– Ты не шутишь? – недоверчиво посмотрела на подругу Пиппа.
– Он определенно привлекательный. К тому же очень отличается от тех мужчин, которые у меня были.
– Многие ли твои друзья носили оружие?
– Никто, и ты это знаешь.
– Верно. Не думаю, что это у тебя долго продлится. – Пиппа сняла дольку апельсина с края стакана и съела его. – Послушай, я все понимаю. По той или иной причине некоторым женщинам нравятся крепкие парни. Но этот Мэтт не играет роль плохого парня, он таким является. Возможно, он отличается от других мужчин и действует на тебя возбуждающе, но он человек не нашего круга.
– Несколько минут назад ты сказала мне, что я должна быть немного авантюристкой. Возможно, ты права. Мне надо внести в свою жизнь какое-то разнообразие.
– Но не такого рода. – Подавшись вперед, Пиппа стала сверлить Мэтта взглядом. Он заметил, что обе женщины смотрят на него, и нахмурился. – Должна заметить, что у него потрясающая выдержка. Похоже, что он и как мужчина сильный. Если тебе удастся затащить его в постель, то я не буду тебя осуждать.
Лили захихикала и допила мартини. В голове слегка зашумело, а по телу разлилось приятное тепло. Два коктейля – и полная эйфория.
«Господи, я старею, вне всякого сомнения».
– А тот второй парень… он определенно моего типа, – продолжала болтать Пиппа. – Из этого латиноамериканца выйдет хороший любовник.
– Разве это несколько не стереотипно?
– Милочка, мой стереотип не так уж и плох.
Пиппа снова захихикала, заметив, как Мэтт и Менни обменялись недоуменными взглядами. Оба выглядели обеспокоенными и сбитыми с толку.
– Они знают, что мы говорим о них.
– И это бесит их, – добавила Пиппа, весьма довольная собой. – Черт! Я уже допила свой коктейль. Нам надо взять еще по одному.
Предложение прозвучало заманчиво.
– Это отодвинет наш возраст еще на пять лет. Я не уверена, что сейчас чувствую себя на шестнадцать лет.
– О Господи, я не могу даже вспомнить, какой была в шестнадцать лет. Скорее всего сумасбродкой. – Пиппа рассмеялась. – Третий будет последним. Клянусь.
Мэнни наклонился к Мэтту и спросил:
– Почему они разглядывают нас?
– Понятия не имею. – Мэтт отодвинулся вместе со стулом и посмотрел, в порядке ли его молния на брюках – так, на всякий случай. Трудно выглядеть серьезным, если у тебя расстегнута молния и все вывалилось наружу. – Возможно, выпили слишком много коктейлей.
Ему было приятно видеть, как Лили смеется и наслаждается жизнью, но не хотел, чтобы она слишком расслаблялась. Эта женщина заставляла его нервничать даже в обычной обстановке, и мысль о том, что ему придется иметь с ней дело, когда она будет полностью расслаблена, вызывала у Мэтта странное чувство – то ли опасение, то ли ожидание, он пока и сам не мог определить.
Еще три дня, и все будет кончено. Он посадит ее в самолет, и ее проблемами займется кто-нибудь другой.
Пока Мэтт наблюдал за Лили, она пальцем с розовым ногтем размешала коктейль и облизнула палец. При виде этого плоть Мэтта затвердела.
Всего три, но очень, очень долгих дня.
– Что происходит между вами?
Услышав вопрос Мэнни, Мэтт оторвал взгляд от Лили.
– Что? – спросил он рассеянно.
– Мы уже долгое время знаем друг друга, и я могу определить, когда что-то не так.
– Тебе не о чем беспокоиться.
– Ты все еще проводишь ночи в кресле?
Мэнни поглаживал свою эспаньолку – верный признак того, что он обеспокоен.
– Ты считаешь, что я могу спать со своей клиенткой? – в тон ему спросил Мэтт.
– Нет, но если кто и может вывести тебя из равновесия, то именно она.
Мэтт снова взглянул на Лили. Она припала своей черной головкой к светлой голове своей подруги.
– Я не собираюсь приставать к ней, – резко произнес он.
– Возможно, но она задела тебя за живое. Я могу сказать это с уверенностью, – не отставал от друга Мэнни.
– Я скорее умру, чем позволю Лили Кавано проникнуть мне в душу.
Человек, сидевший за пианино, начал играть произведение Билли Джоуэла «Пианист», предварительно предупредив публику, что это в последний раз, пусть даже его расстреляют.
Мэтт продолжал рассматривать толпу. Мужчины далеко превосходили численностью женщин, и большинство из них были «белыми воротничками» в возрасте от тридцати до сорока. Мэтт знал, что в переполненном народом баре легко ускользнуть даже от самого проницательного взгляда и выбрать момент для нападения.
Он связался с Далом, который был именно там, где ему следовало быть, – сидел в машине. Его новый агент действовал правильно, за что и получал хорошую зарплату.
– Значит, это твоя последняя работа? – спросил Мэнни. – После этого ты унесешь от нас свою задницу?
– Думаю, что да.
Мэнни покачал головой:
– Желаю тебе самого лучшего, дружище, но я буду скучать по работе с тобой. У нас была отличная команда.
– Когда я открою свое агентство и налажу работу, ты всегда можешь перейти ко мне.
– Вполне возможно. Решил, где ты хочешь осесть?
– Охранный бизнес сейчас процветает. Я могу поехать куда угодно.
Щедрый гонорар, который заплатил ему отец Лили, плюс одолжение, которое он сделал Дэну Армистеду, явились решающими факторами в принятии окончательного решения. Этот план Мэтт вынашивал годами. После недели отдыха он подсчитает всю свою наличность и начнет собственный охранный бизнес.
– Как насчет Майами? Прекрасная погода, много хорошеньких девушек с минимумом одежды.
Мэтт наблюдал за Лили и ее подругой. Пиппа была классическим воплощением мечты любого мужчины – высокая изящная, но не костлявая, с роскошными светлыми волосами. Но ее красота не трогала его. Она блекла рядом с Лили – яркой, энергичной, жизнерадостной.
– Хорошенькие девушки – это прекрасно, – сказал он, повернувшись к Мэнни, – но я всегда мечтал о доме с видом на океан. Сиэтл нравится мне больше, чем Майами.
– Я слышал, что в Сиэтле никогда не бывает солнца.
– В жизни нет ничего совершенного. – Мэтт вдруг весь напрягся, заметив мужчину лет тридцати и среднего телосложения, сидевшего за стойкой бара. Тот время от времени поглядывал на Лили. В баре, подобном этому, куда приходят на других посмотреть и себя показать, где мужчины и женщины знакомятся друг с другом, в его поведении не было ничего необычного. Однако сейчас мужчина, явно возбужденный, слишком часто поглаживал себя внизу живота и поглядывал на Лили все чаще.
– Мэнни, посмотри на парня за стойкой бара в желто-коричневом костюме.
– Он пялит глаза на наших леди и, похоже, сам себя обслуживает.
Мэтт кивнул:
– Оставайся здесь. Я подойду к нему поближе.
Он встал и неспешной походкой направился к бару. Бармены были заняты, смешивая коктейли, разливая их по бокалам и разговаривая с посетителями. Мэтт подошел к мужчине, за которым наблюдал, как можно ближе.
Лили и Пиппа продолжали смеяться и о чем-то оживленно беседовать. Улыбка делала Лили еще более привлекательной, а глубокий вырез платья будил воображение.
Мэтт сгорал от желания скользнуть рукой за этот вырез, чтобы почувствовать теплоту и упругость ее высокой груди. Его плоть опять отвердела.
О Господи… если кто и мог вывести его из равновесия, то только такая женщина, как Лили.
Стиснув зубы, Мэтт мотнул головой, прогоняя прочь ненужные мысли, и, подойдя ближе к незнакомцу, как бы невзначай толкнул его.
– Эй, потише, – огрызнулся мужчина, отталкивая Мэтта.
– Прошу прощения. Виноват.
Во время толчка Мэтт успел определить, что мужчина не носит оружия. По всей видимости, он был просто пьяным бизнесменом, решившим развлечься, но у Мэтта уже не было выбора. Как и у всякого телохранителя, недоверие стало его второй натурой.
Разгоряченный бизнесмен, не спуская с Лили глаз, явно намеревался двинуться к ее столику.
Мэтт встал у него на пути.
– Опять ты. Какие проблемы? – Бизнесмен угрожающе сузил глаза. – Убирайся, – пьяным голосом проговорил он.
– Леди в золотистом платье нельзя беспокоить, – спокойным тоном произнес Мэтт. – Вам лучше вернуться на место, сэр.
– Кто ты такой, черт возьми, ее папочка?
– Нет, я ее телохранитель. – Мэтт стал теснить мужчину к стойке бара. – И я вас вежливо прошу сесть на место.
Парень был пьян, поэтому мог либо подчиниться, либо стать агрессивным. Мэтт ждал, когда появятся первые признаки того или другого. Бизнесмен бросился на Мэтта.
Тот схватил мужчину за руку и вывернул ее. Бизнесмен взвыл от боли.
– Я не хочу неприятностей, но буду защищать покой своей клиентки даже силой, – спокойно произнес Мэтт. – Не вынуждайте меня делать это. Мой вам совет: забудьте эту леди и сядьте на свое место. Здесь чудесно. Вы ведь не хотите устраивать сцену. Вы пришли сюда выпить и хорошо провести время.
– Вы правы, – тяжело дыша перегаром, ответил мужчина. Лицо его стало красным. – Хорошо провести время и пропустить рюмочку-другую. Отпустите меня!
– Когда я отпущу вашу руку, сэр, вы перейдете на другую сторону бара и прекратите свои попытки домогаться моей клиентки.
– Да-да! – прохрипел мужчина.
Мэтт отпустил его. Окружающие смотрели на Мэтта испуганными глазами. Мэтт раньше бывал в этом баре и хорошо знал, что его работники не будут вмешиваться. Он жестом поспешил успокоить посетителей, ему не хотелось рисковать своей репутацией. Сила была последним средством. Всегда.
Бизнесмен поспешно ретировался, на ходу поправляя галстук, приглаживая волосы. Мэтт оглянулся. Лили с озадаченным видом смотрела на него, а ее подруга вжалась в сиденье так, словно хотела отодвинуться от какого-то чудовища как можно дальше.
Мэтт вдруг почувствовал досаду за себя. Не надо, чтобы Лили видела эту безобразную сцену… чтобы она вообще видела его в действии.
Мэтт бросил быстрый взгляд на Мэнни, стоявшего неподалеку с нарочито равнодушным видом, и кивнул ему. Тот опустился на стул.
Подойдя к столику Лили, Мэтт наклонился к ней и сказал:
– Все нормально. Не надо волноваться.
– Вы причинили ему боль? – взволнованно спросила Лили.
– Только его гордости.
– Мне надо в дамскую комнату, – резко произнесла она.
– Если он покараулит наш столик и не подпустит к нему нежелательных визитеров, я пойду с тобой, – решительным тоном проговорила Пиппа. Она поднялась из-за стола, высокая и гибкая в своем черном платье, и двинулась было вперед, всем своим видом показывая полное неодобрение действиям Мэтта.
Он почувствовал острый прилив раздражения: «Почему все думают, что должны опекать Лили?»
– Я сам провожу свою клиентку, – произнес он ледяным тоном.
– Хорошо. Пусть так. Я подожду вас здесь. – Пиппа часто задышала и села на место, а когда Лили поднялась, добавила: – Помни, что я говорила тебе, Лил.
Сопровождая Лили в дамскую комнату, Мэтт изо всех сил старался побороть в себе злость. Он такой, какой есть, и не стыдится этого, и совершенно не важно, что Пиппа смотрит на него как на какого-то уличного бродягу. Что такая женщина, как Пиппа, знает об уличных бродягах? А вот он знает, и это является одной из причин, почему он так хорошо делает свою работу.
Пианист заиграл «Колокола страсти» Джерри Ли Льюиса, и Мэтт, несмотря на свое плохое настроение, улыбался. Лили вошла в дамскую комнату.


Когда было уже далеко за полночь, Пиппа уехала на такси, а Дал подогнал машину и повез всех в гостиницу «Дрейк». Три мартини возымели свое действие. Все вокруг казалось несколько иным: звуки приглушенными, краски ярче, а Мэтт еще более привлекательным, чем раньше.
Лили едва не захихикала, представив себе, как она сейчас замурлыкает и прижмется к Мэтту. Ну и лицо будет у него! А также у Дала и Мэнни.
– Эй, Дал, насколько я понимаю, ты недавно женился, – не очень твердым голосом проговорила Лили.
Дал посмотрел на нее в зеркало заднего вида и улыбнулся:
– Три месяца назад.
С минуту помолчав, Лили сказала:
– Ты знаешь, я чувствую себя немного виноватой, что из-за меня тебе пришлось оставить молодую жену.
– Никаких проблем. Вы же не могли предвидеть, что у вас возникнут неприятности. Моя жена уже привыкла к этому. К тому же я всегда звоню ей при первой возможности.
– А как у вас обстоят дела, Мэнни? Есть ли в вашей жизни какая-нибудь леди?
Лили игнорировала взгляд Мэтта. Возможно, она была излишне любопытной, но ей хотелось понять, как жены телохранителей или их девушки переносят постоянное отсутствие своих мужчин и ту опасность, которая связана с их профессией. Почему-то именно сегодня ей было важно выяснить это.
Мэнни посмотрел на Лили, и в полумраке машины блеснули его белые зубы.
– Есть постоянная женщина, но ничего серьезного. Я еще не готов к тому, чтобы обзавестись семьей.
Лили улыбнулась ему в ответ, и в машине воцарилась тишина. Лили не могла забыть предупреждения Пиппы и того, как быстро и без усилий Мэтт расправился с пьяным бизнесменом. Она пока не знала, как к этому отнестись: где-то в глубине души Лили была благодарна ему за защиту, но ее беспокоила его почти неконтролируемая злость.
Интересно, думает ли жена Дала, глядя на мужа: «Сегодня он может уйти и кого-нибудь убить… или его самого убьют»?
Словно прочитав ее мысли, Мэтт вдруг повернулся к Лили лицом. Они долго смотрели друг на друга, но Лили в конце концов не выдержала и первой отвела взгляд.
Причиной ее мрачных мыслей был, несомненно, алкоголь. А какое это имеет значение? Мэтт Хокинс и его такая же способная команда вовсе не нуждаются в ее жалости или беспокойстве за них. Их никто не заставлял идти в этот бизнес. Они сами сделали свой выбор.
Ее это тоже не касается, так как можно сказать со всей определенностью, что у нее никогда не будет свиданий ни с кем из них.
Хотя почему бы ей не позволить себе немного пококетничать с Мэттом. Вполне нормальная ситуация. Все эти годы у нее на первом месте всегда была работа. Она отказывала себе в том, чтобы завести семью, а сейчас еще и это напряжение, балансирование между жизнью и смертью. Как она может не реагировать на красивого мужчину, в компании которого постоянно находится, не говоря уж о том, что он охраняет ее жизнь?
Основной биологический инстинкт – вот что это такое.
Войдя в отель, Лили улыбнулась охраннику у лифта, пожелала спокойной ночи Мэнни и вошла в свой номер. Больше всего ее беспокоили волосы, пропитавшиеся запахом табачного дыма в баре. Мэтт уже разложил на столе свои материалы, готовясь к ночной работе, поэтому, не говоря ни слова, Лили пошла в ванную комнату и долго стояла под горячим душем.
Она не стала высушивать волосы и, босоногая, в белом махровом халате поверх голубой атласной, отделанной кружевом ночной рубашки, вошла в гостиную. Мэтт склонился над своими бумагами, сбросив с себя пиджак и ослабив галстук. На боку у него висела кобура с пистолетом. Он быстро взглянул на Лили и кивнул, отметив тем самым ее присутствие.
Лили молча принялась ходить по комнате. Тысячи мыслей роились у нее в голове: разговор с Пиппой, предстоящая на следующий день лекция. Ей вдруг вспомнился испуганный и сердитый взгляд бизнесмена, когда Мэтт вывернул ему руку.
Под его несомненным профессионализмом скрывалось что-то темное, неистовое. Лили видела это в его глазах в те моменты, когда украдкой наблюдала за ним, и это ее интриговало. Лили не могла заставить себя перестать думать о том, как пробиться через его броню холодности, сдержанности, чтобы почувствовать спрятанные за ней тепло и страсть.
– Все нормально?
Услышав вопрос Мэтта, Лили остановилась и обернулась.
– Конечно. А почему вы спрашиваете?
– Вы снова бродите по комнате.
– Это я так. Дурная привычка. Моя голова полна мыслей. Я вам мешаю?
– Не больше, чем всегда, – с улыбкой ответил Мэтт.
Помолчав, Лили спросила:
– Тот мужчина в баре… почему вы это сделали?
– Именно за это вы мне платите, – сухо ответил Мэтт, и его лицо вдруг стало непроницаемым. – Сожалею, если напугал вас.
– Я не привыкла к такому жестокому обращению. Мне кажется, что в этом не было необходимости. Он был не опасным, а просто пьяным.
– Он мог стать опасным. Для меня каждый человек потенциальная угроза.
– Это похоже на паранойю, Мэтт.
– Возможно. Но это часть работы телохранителя.
«Какую жизнь надо было прожить, чтобы довести себя до паранойи?» Лили хотела задать Мэтту этот вопрос, но передумала и спросила:
– Мужчина, который пытался проникнуть в мою комнату… вы думаете, что он снова попытается напасть на меня?
Мэтт долгое время смотрел на Лили, словно решая, стоит ей отвечать или нет.
– По всей вероятности, – наконец сказал он.
От его слов у Лили все внутри похолодело, хотя она была благодарна за честный ответ.
– У вас есть хоть малейшее представление, где он сможет это сделать? Или каким образом?
– Я предполагаю, что он использует любую возможность, а моя работа состоит в том, чтобы исключить такую возможность. А если мне не удастся сделать это, то я должен ограничить ее рамки.
Лили почувствовала напряжение в голосе Мэтта, словно он подбирал слова, прежде чем произнести их вслух. Лили не стала развивать дальше эту тему, не будучи уверенной, что ей уж так все хочется знать. Она еще несколько минут походила по комнате, наблюдая за Мэттом, затем остановилась.
– Пожалуй, мне стоит еще раз просмотреть материалы, подготовленные к завтрашней лекции, чтобы убедиться, что я ничего не забыла.
– О чем вы будете рассказывать? – спросил Мэтт, подняв взгляд от бумаг. – Вы снова собираетесь вставать на стол?
Он упоминал об этом уже во второй раз. По какой-то причине этот факт произвел на него впечатление.
– Никаких стояний на столах. Я буду рассказывать об историческом аспекте моей коллекции, акцентируя внимание на туфлях Роуз Макинтайр.
Лили вытащила из-под кресла портфель и села рядом с Мэттом.
– Не возражаете, если мы будем сидеть за одним столом?
– Это ваш номер, а не мой, – сухо ответил Мэтт и отодвинулся как можно дальше. От взгляда Лили не ускользнул тот факт, что он слегка покраснел.
Она почувствовала легкое угрызение совести оттого, что помешала ему. Но дразнить Мэтта доставляло удовольствие. Хотелось вывести его из равновесия, посмотреть, сможет ли она разжечь пламя из искры, пробежавшей между ними, понять, что это происходит в действительности, а не в ее воображении.
Несколько минут Лили работала молча, пытаясь сконцентрироваться на своих заметках, но едва уловимый запах, исходивший от Мэтта – смесь табачного дыма, лесного одеколона и мужского пота, – отвлекал ее. Лили так захотелось наклониться и понюхать его кожу в том месте, где он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
Судорожно сглотнув, она вернулась к своим бумагам.
– Вы знаете, что ей было только семнадцать лет, когда они встретились? – вдруг сказала Лили.
– Что? – рассеянно переспросил Мэтт.
– Роуз было только семнадцать лет, когда она познакомилась с Джоуи Манкусо. – Мэтт ничего не ответил. – Полагаю, на такую юную девушку Джоуи произвел сильное впечатление, – добавила Лили. – Он был красив смуглой итальянской красотой и уже два раза отсидел в тюрьме, хотя ему был всего двадцать один год.
– Плохо, что ее мать не была достаточно умной, чтобы запереть ее дома, – сухо заметил Мэтт.
Он вернулся к финансовому отчету, над составлением которого трудился, но Лили успела заметить, как он посмотрел на распахнутые полы ее халата, из-под которого была видна атласная ночная рубашка голубого цвета.
– Ее мать управляла публичным домом, принадлежавшим Майку Райли, который в то время был боссом Джоуи, поэтому, как мне кажется, ей было наплевать, что происходит с ее дочерью, – сказала Лили и плотнее запахнула халат.
Мэтт поднял голову, его зрачки при тусклом освещении казались расширенными. На какое-то мгновение выражение его лица смягчилось, но затем он снова перевел взгляд на бумаги.
Удивленная вспышкой сострадания в его глазах, Лили добавила:
– Бедная Роуз, должно быть, искала выход из создавшегося положения, и Джоуи, возможно, стал ответом на ее молитвы.
– Хорош ответ. Он убил ее.
– Я думаю, что он любил ее. У него были положительные качества.
– Джоуи Манкусо убивал людей. Они оба не похожи на пару избалованных ребятишек, которые не знают разницы между плохим и хорошим.
Страстный тон Мэтта поразил Лили, как и прозвучавшая в нем горечь. И хотя Лили признавала правдивость его слов, она не могла подавить в себе желание защитить Роуз.
– Она была просто ребенком, поэтому вы не можете не понять то чувство возбуждения, которое она испытывала. В разные периоды нашей жизни мы все испытываем это чувство возбуждения.
– Но не от такого парня, как Джоуи. Конечно, если вы умны.
Лили задумалась.
– Возможно, даже убийцы и неудачники могут влюбляться.
Мэтт что-то проворчал и вернулся к своим бумагам.
Лили сделала еще одну попытку привлечь его внимание:
– Ал Капоне и Джон Диллинджер, тратившие миллионы, стали легендами, а Джоуи обладал небольшим капиталом, полученным от торговли контрабандным товаром. Он был застрелен прежде, чем успел рассказать кому-то, где спрятал мешок, полный денег, который до сих пор так никто и не нашел.
– Складывается впечатление, что вы все это изучали, – заметил Мэтт равнодушным тоном. К тому же он незаметно отодвинулся от Лили еще немного.
Этот факт вместе с возникшими у нее подозрениями, что он насмехается над ней, удержал Лили от дальнейшего развития темы, хотя ей этого очень хотелось. История Роуз и Джоуи завораживала ее.
Она прочитала все книги о гангстерах-любовниках, которые смогла найти, хотя Джоуи и Роуз не были так известны. Джоуи не достиг такой известности, как Джон Диллинджер или Клайд Бэрроу, и умер за год до того, как Дж. Эдгар Гувер объявил войну гангстерам и банковским грабителям. Если бы Джоуи попал в руки законников, и особенно к агентам мистера Гувера, он, возможно, приобрел бы большую известность.
Однако она нашла достаточно материалов для того, чтобы использовать их во время лекций, к тому же одна женщина из Исторического общества Чикаго рассказала ей несколько анекдотов, которые Лили тоже использует, чтобы придать пикантность своей лекции.
– Чему вы улыбаетесь?
Вопрос Мэтта вывел Лили из задумчивости.
Господи, он сидит совсем близко. Ей действительно надо подняться и отойти на более безопасное расстояние, но если она это сделает, то все заметят, что между ними возникла напряженность. Лучше оставаться на месте и делать вид, что ничего не происходит.
– Мне не хотелось бы довести вас до смертной скуки, – ответила Лили.
Мэтт скривил рот в улыбке. Его взгляд упал на полы халата, которые снова распахнулись. Он посмотрел Лили в лицо. На этот раз она не стала запахивать халат.
«Пусть смотрит. Именно этого я и хочу».
– Хорошо. Сдаюсь. Что вас так развеселило?
– Не развеселило, – поправила Лили раздраженно. – Просто кое-что мне кажется странным.
Мэтт выжидающе уставился на нее.
– Вы знаете, что напарник Джоуи все еще жив?
– Я даже не знал, что у него был напарник.
Он насмехался над ней, но старался делать это вежливо. Лили вдруг поймала себя на мысли, что Мэтт делает это специально.
– Да, у него был напарник, и теперь вы об этом знаете. Его имя Уиллис Конрой, и сейчас ему должно быть лет сто или что-то около этого. Он живет в доме престарелых в северной части Висконсина.
Улыбка Мэтта стала шире.
– Даже пользующиеся дурной славой гангстеры когда-то стареют.
Нахмурившись, Лили продолжила:
– Отец Конроя и его дядя несколько лет зарабатывали себе тем, что показывали туристам место убийства. Люди до сих пор считают отверстия от пуль в стене. Одна из девушек Конроя влюбилась в местного парня, и они построили дом отдыха рядом с тем местом, где парни дяди Уиллиса зарабатывали свою славу. Вам, должно быть, интересно, что Конрой думает на этот счет.
– Возможно, сожалеет, что сидел в тюрьме, а не стриг купоны с туристов. Сколько там было насчитано фальшивых отверстий от пуль?
Скрестив ноги, Лили начала покачивать одной ногой, что моментально привлекло его внимание к ее распахнутому халату.
«Никогда не надо недооценивать силу воображения».
– Уверена, что много, – согласилась Лили, когда Мэтт перевел взгляд на ее лицо. Она улыбнулась, заметив, как он нахмурился. В конце концов, он не был совсем холодным. – Но прекратите издеваться надо мной. Знаете, вы уж слишком серьезный.
Мэтт вдруг сделал смешную гримасу.
– Не смотрите на меня так. Я уверена, что вы умеете иногда расслабляться и адекватно реагировать на шутку. Так скажите мне: когда мистер Хокинс решает хорошо провести время, куда он идет?
Бросив на стол ручку, Мэтт слегка повернулся к Лили. Его нога коснулась ее ноги, и Лили замерла, чувствуя, как ее бросает в жар.
«Хорошо. Значит, она не такая холодная, какой старается казаться…»
– Он вынимает из холодильника банку пива, садится в кресло и включает телевизор.
– Неужели бедняжка никуда не выходит, чтобы немного развлечься?
– Он иногда ходит в бар с друзьями, катается по озеру на яхте, играет в травяной хоккей или ходит в кино. Фактически Мэтт Хокинс живет очень скучной жизнью, когда не играет роль секретного агента.
– Мне нравится парень с чувством юмора, особенно когда он изображает самоуничижение.
– А мне нравится леди, которая так легко бросается словами.
Лили усмехнулась: «Неужели он тоже флиртует? Хоть немного?»
– Готова поспорить, что вы человек веселый, когда не на работе.
– Большую часть времени я работаю. Столько разных дел, что я почти всегда занят.
«Возможно, это не флирт. Возможно, он просто старается быть вежливым», – разочарованно подумала Лили.
Мэтт не отводил взгляда, и в тусклом свете его лицо казалось грубее. Лили вдруг вспомнила предупреждение Пиппы, которое, в свою очередь, напомнило ей о другом.
– Кстати, в субботу я иду на костюмированный вечер.
– Я знаю. – Мэтт выглядел немного удивленным от такой смены разговора. – И?..
– И если вы собираетесь меня туда сопровождать, я хочу, чтобы вы были соответствующе одеты.
– Хорошо.
– Я не хочу, чтобы вы вели себя как телохранитель. Там будет много важных людей, людей, на которых я хочу произвести впечатление. Не могли бы вы взять на себя роль моего сопровождающего?
– Если вы этого хотите, – ответил Мэтт, немного подумав. – Вы моя хозяйка.
– Мне бы не хотелось, чтобы меня замучили расспросами. – Мэтт понимающе кивнул, и она добавила: – Я позабочусь о вашем костюме. Здесь не будет проблем; я знаю, чего хочу.
– Боюсь даже спрашивать.
Лили рассмеялась, заметив беспокойство в глазах Мэтта.
– На мне будет платье двадцатых годов и туфли Роуз…
– Почему?
– Потому что туфли печально известной подружки бандита привлекут ко мне больше внимания, а для моей работы это очень важно.
Не говоря уже о том, что они просто потрясающие, хотя немного маловаты Лили. К концу вечера у нее будут болеть ноги.
– Во всяком случае, мне кажется забавным, что вы будете играть роль наемного силача, обольстителя. Костюм гангстера в узкую полоску, мягкая фетровая шляпа, узконосые ботинки… гвоздика в петлице. Что вы скажете на это, дружище?
Мэтт слабо улыбнулся и замолчал. Встревоженная, Лили поняла, что обидела его, хотя и не знала почему. Он продолжал молчать, а она ждала ответа, уверенная, что он откажется. Мэтт пожал плечами и наконец сказал:
– Все, что угодно. Для меня это не имеет значения.
Все еще не понимая его настроения, Лили спросила:
– Вы умеете танцевать?
– Вальс, фокстрот и несколько других бальных танцев. – Мэтт снова наклонился к кофейному столику и взял ручку. Красноречивый жест, говорящий о том, что ему надо работать. – В школе телохранителей мы учились танцам факультативно.
Лили с подозрением посмотрела на Мэтта:
– Я вам не верю.
– Но это правда. – Губы Мэтта изогнулись, словно он хотел улыбнуться, но не мог себе этого позволить. – Откровенно говоря, я хорошо танцую.
– Докажите это.
– Лили…
– Осчастливьте вашу клиентку. Помните – клиент всегда прав. Довольный клиент…
– Хорошо-хорошо, – прервал ее Мэтт и вскочил на ноги. – Я готов.
Он вышел на середину комнаты, глаза его потемнели, подбородок отливал синевой от короткой щетины, расстегнутый ворот рубашки позволял видеть черные курчавые волосы на груди. На нем все еще была портупея с пистолетом в кобуре. Мэтт поманил к себе Лили пальцем:
– Идите сюда.
По телу Лили вдруг пробежал холодок. Ей захотелось стать безрассудной. Она приняла брошенный им вызов, хотя внутренний голос все время твердил: «Будь осторожна… думай, думай!»
– Хорошо. – Лили с вызовом вздернула подбородок. – Докажите мне.
– Близкая позиция или на расстоянии?
– Как угодно.
– Никогда не обманывайте телохранителя, тем самым вы только теряете время.
– Близкая позиция, – с вызовом произнесла Лили. – Я предпочитаю более традиционную.
Мэтт привлек Лили к себе, и, когда он взял ее правую руку в свою левую, у нее перехватило дыхание.
Его поза была абсолютно совершенной. Да и сам он был само совершенство.
Их разделяли какие-то шесть дюймов. Лили подняла глаза и встретилась с его взглядом – пристальным, проницательным и спокойным.
– Но у нас нет никакой музыки, – заметила Лили.
– А зачем она нам? – Слегка наклонившись вперед, от чего она непроизвольно отшатнулась, Мэтт замурлыкал: – Бум-тик-тик… бум-тик-тик…
Лили рассмеялась и грациозно сделала первый шаг, подчиняясь его движениям.
– Бум-тик-тик?
– Так лучше запоминается.
От его дыхания у Лили защекотало за ухом, а по телу пробежала легкая дрожь. Под тонкой ночной рубашкой ее соски затвердели от болезненного желания. Она вдруг осознала, что почти раздетая и их отделяет друг от друга лишь узел на поясе ее халата.
И его «упаковка». Портупея, или «оснастка», как он изволил выразиться, – потертая, темно-коричневая, пахнущая кожей. В том, что Лили танцует с человеком с пистолетом на бедре, было что-то не совсем обычное.
Она ощущала под своими пальцами игру его мускулов при движении, а его рука была теплой и сильной. Ей нравился сегодня его запах: такой мужской, такой земной, такой возбуждающий. Лили глубоко вздохнула и закрыла глаза, стараясь подавить в себе желание теснее прижаться к Мэтту, погладить его по спине, запустить пальцы в его короткие темные волосы, притянуть к себе его голову и слиться с ним в одном долгом поцелуе.
О Господи! Как жаль, что она протрезвела – теперь она не может отнести эти шальные мысли на счет мартини. Возможно, Пиппа была права: ее влечение к своему телохранителю было не больше чем к запретному плоду.
Однако Лили ничего не могла с собой поделать, она стала подпевать Мэтту: «Бум-тик-тик». Они кружили по комнате под импровизированную музыку, и Лили, не выдержав и поддавшись искушению, прижалась еще теснее к Мэтту. Он сразу же весь напрягся и стал сбиваться с темпа. Их взгляды встретились.
Не соображая, что делает, Лили не отводила взгляда. Ее губы были всего в нескольких дюймах от его губ, и только одна мысль билась в ее голове: «Поцелуй меня. Поцелуй меня. Поцелуй меня…»
– Мэтт, – тихо позвала Лили.
Он остановился, не выпуская ее из своих объятий, и спросил хриплым от волнения голосом:
– Что?
Сердце Лили бешено колотилось, кровь шумела в висках. Она открыла рот, чтобы спросить его о том, о чем хотела, но внезапное осознание того, что его лицо так близко от нее, быстро привело Лили в чувство.
– Ничего, – ответила она, вздохнув. – Просто у меня один из тех случаев, когда я сначала делаю, а уж потом думаю.
Словно ничего не случилось, она сделала вид, что желает продолжить танец, и погладила Мэтта по руке.
Он решительно, но не резко оттолкнул ее от себя:
– Я думаю, что вам лучше лечь спать, Лили.
Мэтт отвернулся и пошел к ближайшему креслу. Сев, он опустил руки между коленями и посмотрел на Лили.
Его лицо было непроницаемым, и она почувствовала внезапную враждебность и напряжение… напряжение, вызванное желанием, таким сильным и таким горячим.
Не глядя на Мэтта, Лили кивнула, чувствуя, что краснеет, и направилась в спальню. Уже на пороге ее Лили оглянулась и посмотрела на напряженную спину Мэтта, его широкие плечи, обтянутые рубашкой.
По его позе она поняла, что он злится, но его злость направлена не на нее, а скорее на самого себя.
Чувство вины охватило Лили. Он злится на себя, потому что перешел границы дозволенного, забыв о своем профессиональном долге. Лили подумала, к чему могут привести ее заигрывания.
– Мэтт, я…
– Отправляйтесь в постель, – резко оборвал Мэтт.
– Я просто хотела пожелать спокойной ночи.
Мэтт повернулся. Их взгляды встретились – его сердитый, ее виноватый, – и какая-то искра пробежала между ними. Его взгляд скользнул по ней снизу вверх, и ей захотелось запахнуть полы халата.
– Спокойной ночи, Лили, – произнес он низким голосом. – Приятных сновидений.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и риск - Жеро Мишель



Роман понравился. Настоящие чувства. Валентина,1.05.2011.
Любовь и риск - Жеро МишельВалентина
1.05.2011, 20.31





roman obaldennyj. ne ponimaju, pochemu takie nizkie ozenki
Любовь и риск - Жеро Мишельnemochka
9.06.2012, 9.07





очень интересная книга
Любовь и риск - Жеро Мишельната
19.09.2013, 22.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100