Читать онлайн Любовь и риск, автора - Жеро Мишель, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и риск - Жеро Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и риск - Жеро Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и риск - Жеро Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Жеро Мишель

Любовь и риск

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

– Не будешь ли ты так добр рассказать мне, что там произошло между тобой и Уиллисом? – попросила Лили, как только они вернулись с Мэттом в свой домик. – Пока мы играли в карты, я поняла, что ты что-то от меня скрываешь. Может, объяснишь мне?
Мэтт нахмурился. При тусклом освещении он выглядел измученным и уставшим.
– Конрой знает, кто мы.
– О Господи… ты уверен?! – потрясенно воскликнула Лили.
Мэтт утвердительно кивнул. Он был расстроен, но пытался скрыть это, хотя Лили к этому времени уже хорошо его знала и легко догадывалась о его настроении.
– У меня такое ощущение, что он специально дожидался нас. Твое имя было ему знакомо. Как и многое другое.
Мэтт избегал смотреть на Лили. Она чувствовала, что он что-то недоговаривает.
– Ты спросил его про сумку?
– Уиллис сказал, что не знает, где она. Я спросил его, что было в сумке, помимо денег. Он дал мне понять, что не хочет говорить, а затем, помолчав, добавил, что там было простенькое золотое обручальное колечко.
– Обручальное колечко? – удивленно переспросила Лили. – С каждым днем это дело становится все более странным. Кому принадлежало это кольцо?
– Старик не сказал. Когда я спросил его, какое отношение имеют к этому делу туфли, он ответил, что Манкусо всегда любил хорошую шутку.
– Джоуи Джокер. Ну конечно. – Лили медленно подошла к креслу и опустилась в него. – И что теперь?
– Не знаю, – ответил Мэтт. – Попробую разгадать мотивы Конроя.
Лили передернула плечами:
– Здесь холодно.
– Хочешь, чтобы я разжег огонь?
– Было бы хорошо, спасибо. Может, нам следует снова просмотреть бумаги, которые передала Моника. Возможно, мы найдем там что-то касающееся кольца.
Мэтт кивнул и отправился за дровами к небольшой поленнице, расположенной рядом с домом. Ожидая его возвращения, Лили постаралась привести свои мысли в порядок.
Уиллис Конрой, несомненно, поджидал их, но зачем?
Обручальное колечко?
Майк Райли был известен своей слабостью к женщинам, но чтобы он сходил с ума по какому-то простому кольцу? Это было не в его характере. Имея дело с капризной или обидчивой женщиной, Райли скорее всего сделал бы широкий жест и, громко расхохотавшись, предложил бы купить что-нибудь кричащее и ужасно дорогое, чтобы возместить похищенное кольцо.
Войдя в комнату, Мэтт ногой закрыл дверь и направился к камину. Сидя в кресле, поджав под себя ноги, Лили наблюдала, как он разжигает огонь.
Мэтт казался Лили каким-то диким, первобытным человеком. Что-то внутри ее, такое же дикое и первобытное, заставило ее острее чувствовать присутствие рядом крепкого, молодого мужчины.
Лили заставила себя отвести от Мэтта взгляд, однако воображение рисовало ей картины одна волнительнее другой: вот они у камина занимаются любовью. Громко потрескивают дрова, и жар от них горячит их тела.
Лили с неохотой встала, включила свет, придвинув к себе поближе кофейный столик, разложила на нем содержимое файла. Мэтт подошел и сел рядом с ней, затем молча взял себе половину бумаг. От него пахло сосной и древесным дымом. Лили захотелось уткнуться носом в его мягкую фланелевую рубашку.
– Готов поспорить, что Манкусо надул своего бывшего босса по личной причине, – проговорил Мэтт. – Найди любое упоминание о туфлях, обручальном кольце, Грациано и Райли за последний год перед убийством Манкусо и Роуз.
– Ты думаешь, Конрой соврал относительно сумки?
– Трудно сказать. Такие, как он, предпочитают не знать правды, когда им это выгодно. Возможно, он и не знает, где Джоуи спрятал сумку, но я уверен, что ему известно, какое отношение имеют туфли ко всему этому делу. Я это чувствую.
– Почему бы ему просто не сказать тебе об этом? Какая польза от того, что он по прошествии стольких лет солгал тебе? Он должен знать, какая опасность нам угрожает.
– Я не знаю мотивов, которыми руководствуется Конрой, но я не доверяю ему.
– Ты считаешь, что нам надо спрятаться в другом месте?
– Нет, пока нет. У меня такое ощущение, что Конрой в ближайшее время не собирается выдавать нас. Но мне надо быть сейчас особенно бдительным.
– Мне кажется, что по бдительности ты уже превзошел самого себя. Что ты еще собираешься сделать, совсем не спать?
– Если понадобится, то да.
Лили не сомневалась в этом. Она с особым вниманием принялась рассматривать разбросанные на столе бумаги. Прошел уже час, а она так и не обнаружила ничего существенного. Лили встала, зевнула и потянулась. Мэтт мельком взглянул на нее и снова сосредоточился на бумагах.
Лили подошла к камину и стала в задумчивости смотреть на красно-желтое пламя.
– Интересно, что имел в виду Уиллис, сказав, что Джоуи всегда любил хорошую шутку? – сказала она после короткого молчания.
– Я тоже думаю об этом, – ответил Мэтт у нее за спиной.
Лили слышала, как он встал и подошел к ней.
Положив руки ей на плечи, он большими пальцами пощекотал ей шею. Лили с блаженным видом закрыла глаза.
– Я недостаточно знаю Манкусо, чтобы строить какие-то догадки, – проговорил Мэтт. – Для этого мне нужен Конрой, а он по непонятным для меня причинам не хочет помочь мне.
Обняв Лили за талию, Мэтт расстегнул нижнюю пуговицу ее кофты, затем следующую и поцеловал Лили за ухом. Лили вся затрепетала от этой ласки.
– Может, Джоуи сделал что-то неожиданное, – прошептала она, когда Мэтт расстегнул следующую пуговицу и коснулся ее груди.
– Забудь о Джоуи, – прошептал он, расстегнув последнюю пуговицу. Мэтт снял с Лили кофту и повернул лицом к себе.
Отблески огня отражались на его лице. Это было лицо незнакомца, с резкими чертами и ввалившимися глазами. Мэтт провел рукой по обнаженному телу Лили.
– У тебя такая чудесная кожа, – прошептал он. – Нежная и гладкая. Мне так и хочется ласкать ее.
Мэтт улыбнулся, и у Лили снова возникло ощущение, что он очень одинок. Ей захотелось защитить его, хотя бы от самого себя.
Как бы он смеялся, если бы знал, о чем она думает!
Лили поцеловала Мэтта в губы.
– Мне хочется заняться с тобой любовью прямо здесь, у камина.
– Я надеялся, что ты поймешь мой намек, – прошептал Мэтт.
– Намек был достаточно прозрачным.
Мэтт рассмеялся, снял с себя рубашку, кобуру и бросил все это на пол.
– Я хочу быть с тобой каждую минуту до того, как посажу тебя в самолет, улетающий в Нью-Йорк.
Лили внутренне похолодела, но сумела выдавить из себя улыбку. «Мы еще посмотрим…» – шептал ей внутренний голос.


Было три часа ночи, а Мэтт все еще не спал. И неудивительно, ведь последние дни он был весь на нервах. Если так будет продолжаться дальше, он просто не выдержит. Как только Лили вернется домой, он сядет на свою яхту и отправится в плавание, бросит где-нибудь в тихом месте якорь и отдохнет несколько дней, стараясь обо всем забыть.
Забыть!
Это маловероятно. Такие женщины, как Лили, никогда не забываются.
Мэтт беспокойно ворочался в постели, стараясь не потревожить Лили, свернувшуюся калачиком у него за спиной. Он прислушивался в темноте к ее дыханию, медленному и ровному, и старался не думать о том, что уже скоро им придется расстаться. Мэтт устал, но разговор с Конроем не выходил у него из головы. В этом деле было больше вопросов, чем ответов, каждый раз, когда Мэтт ненадолго впадал в полудрему, новый вопрос выводил его из этого состояния.
Обессиленный, измученный, он снова повернулся на бок. Лили вздохнула во сне, и Мэтт замер, боясь разбудить ее.
Что Конрой имел в виду, говоря, что Манкусо любил хорошую шутку? И что он, Мэтт, пропустил, исследуя туфли? Лили вынимала стельки, искала полость в каблуках, но так ничего и не нашла. Джоуи Манкусо что-то сделал с ними, но они с Лили обследовали каждый сантиметр…
И тут Мэтта словно что-то подбросила вверх. Лили моментально проснулась.
– Что? – спросила она встревоженно сонным голосом и села, натянув простыню себе на обнаженную грудь. – Что-то случилось? Кто-то на улице?
– Нет. – Откинув одеяло, Мэтт вскочил, не обращая внимания на холод в комнате. – Проклятие, мы смотрели на туфли так, как того хотел Манкусо.
Включив свет, Мэтт вытащил туфли из-под кровати, куда Лили спрятала их.
– Мэтт, я не понимаю, о чем ты говоришь.
Мэтт сел на кровать, держа в руках туфли.
– Носок, Лили. Мы не исследовали носок.
– Но мне это и в голову не могло прийти… черт, – ругнулась Лили. Сон с нее как рукой сняло. Она взяла в руки туфлю и стала внимательно осматривать ее. – Он мог спрятать маленький клочок бумаги между подкладкой и кожей. – Простыня упала, обнажив груди Лили. – О Господи, – прошептала она, горя от возбуждения. – Именно эта туфля! Это здесь… видишь? Нитка не черная, а какая-то коричневая, и стежки гораздо больше, чем другие.
Мэтт достал из кармана нож и собрался было распороть кожу, но Лили попросила его:
– Позволь мне сделать это, пожалуйста.
Она осторожно взяла из рук Мэтта нож и распорола несколько стежков. Медленно отогнув кожу, Лили увидела кусочек пожелтевшей бумаги с неровными краями, словно оторванный в спешке от большого листа.
– Спасибо тебе, Джоуи.
– Осторожно, – всполошился Мэтт, когда Лили стала вытаскивать клочок бумаги. На нем что-то было написано. Мэтт взял бумагу из рук Лили и попытался прочитать. Однако сделать это было не так просто: чернила от времени поблекли.
– Что там написано? – в нетерпении спросила Лили.
Мэтт прочитал вслух:
– «Я оставлю тебе немного денег. Если тебе не удастся получить их, не беспокойся. Я сам о них позабочусь. Моя последняя шутка: «На тебе». Потанцуй для меня, детка. До свидания. Я тебя люблю».
Мэтт взглянул на Лили. У нее было смущенное выражение лица, а в глазах сверкали слезы. Господи, какая же она чувствительная!
«До свидания. Я тебя люблю…»
И однако, печаль не обошла стороной и его. Возможно, даже такие убийцы, как Манкусо, имели сердце и могли полюбить женщину.
Но такое Мэтту было совершенно не понятно.
– «Моя последняя шутка: “На тебе”», – повторил он. – Джоуи выделяет эти слова.
– Он действительно имел в виду туфли? – спросила Лили.
Фальшивые бриллианты, сверкавшие в тусклом свете, привлекли внимание Мэтта. Он сразу сообразил, что к чему, и выругался:
– Ну ты и сукин сын, Манкусо.
– Что? – взволнованно спросила Лили. – Что, черт возьми?
– Бриллианты, – ответил он, указывая на похожие на брошь украшения на туфлях. – Я еще раньше заметил, что некоторые фальшивые бриллианты едва держатся, и подумал, что это из-за долгой носки, но теперь готов поспорить, что Манкусо заменил некоторые из них настоящими бриллиантами.
– Ты хочешь сказать, что я расхаживала повсюду, нося на себе целое состояние?
– Конрой не догадывался о записке, но он знал, что на туфлях Роуз бриллианты.
– А знала ли об этом сама Роуз? – спросила Лили, и Мэтт посмотрел на нее. Господи, какой же сексуальной она выглядела с обнаженной грудью, горевшими от возбуждения глазами!
– Скорее, нет, иначе Манкусо не оставил бы ей записку, – ответил Мэтт, с трудом заставив себя вернуться мыслями к теме разговора.
– Почему же он ничего не сказал Роуз? Ведь она могла бы и не догадаться.
– Он не сказал ей ради ее же безопасности. Она смело могла говорить копам, что ничего не знает, как бы они ни давили на нее. – Заметив, что Лили побледнела, Мэтт добавил: – В те времена закон о гражданских свободах был весьма расплывчатым. Будь то мужчина или женщина – с ними могли поступить как угодно.
– Господи! – испуганно прошептала Лили.
– Они бы заставили ее заговорить, – продолжил Мэтт, отводя взгляд. – Джоуи догадывался, что его партнер может выдать его, и планировал использовать эти бриллианты как финансовую основу. Если выживет. Не думаю, что Конрой сказал копам о бриллиантах, так как в газетах не было даже намека на них, но Райли и Грациано, должно быть, знали.
– Значит, Джоуи украл драгоценности, а не деньги?
Взгляд Мэтта снова задержался на обнаженной груди Лили.
– Он удрал с деньгами, прихватив также обручальное кольцо и, возможно, эти бриллианты. Думаю, что эти драгоценности представляли личную ценность для Майка Райли.
– Или Лу Грациано. Вот почему его сыну так хотелось заполучить бриллианты.
Мэтт потер уставшие глаза.
– Завтра мне предстоит разговор с Уиллисом Конроем. Этот старик скажет мне правду.
– Ты не причинишь ему вреда? Он старый… – Лили беспокойно посмотрела на Мэтта.
– Он киллер, – оборвал ее Мэтт, – и не заслуживает такой симпатии.
Мэтта разозлило то, что сказала Лили, но еще сильнее было его разочарование.
– Нет, я не причиню ему вреда. – Немного поколебавшись, он спросил: – Ты действительно думаешь, что я на это способен?
– Я думаю, что ты сделаешь все необходимое, чтобы обеспечить мне безопасность, – ответила Лили, немного помолчав. – За это мы платим тебе, о чем ты уже несколько раз говорил мне.
За исключением того, что он больше не нуждается в этих деньгах. Как только Лили уедет домой, он не возьмет никаких денег. Черт с ним, с этим агентством. Пусть все получат Дал и Мэнни. Господи, это единственное, что он может сделать для них.
– Ты говорил, что монстров надо уничтожать, – вдруг сказала она, пристально глядя Мэтту в глаза.
Не зная, как ответить на этот вопрос, он молча кивнул.
– Иначе ты уподобишься им? Разве не так?
Слова Лили подействовали на Мэтта как удар кулаком. Ему вдруг стало жарко, кровь застучала в висках.
– Господи, Лили, – с трудом выдавил из себя Мэтт, – как ты можешь говорить мне такое?
На глазах у Лили выступили слезы.
– Ты хочешь сказать – правду? Я уже говорила, что ненавижу твою работу, но еще больше ненавижу то, во что она превращает тебя. Возможно, других твоих клиентов никогда не волновало то, что ты делаешь или в кого прицеливаешься, чтобы спасти их, но меня это беспокоит. И я этого не хочу.
– Ты этого не хочешь? – переспросил Мэтт, придвигаясь к Лили.
Она отшатнулась от него, в глазах у нее мелькнул страх. От неожиданности Мэтт замер.
– Я не извиняюсь за свою работу или за то, что охраняю тебя, Лили, – сказал он, стараясь сохранить голос спокойным и твердым. – Я делаю это не за деньги, а потому, что люблю тебя.
Глаза Лили от удивления расширились. Она открыла рот, чтобы сказать что-то, но Мэтт уже выскочил из постели и, схватив трусы и рубашку, скрылся в ванной.
– Мэтт, подожди!
Но он уже захлопнул за собой дверь. Ему теперь ни жарко ни холодно. Он не хотел слушать, что она ему скажет. Извинения, объяснения или что-то другое. Надев трусы, Мэтт посмотрел в зеркало.
Внезапно он почувствовал себя шестнадцатилетним пареньком. Он стоит в ванной в грязной квартире в Питсбурге, где жила его семья, и слушает, как за дверью отец кричит на мать и как голосят его сестры. Мэтт возненавидел то, что увидел в зеркале.
Отбери у него сейчас дорогой дом, машину, одежду, и он снова станет тем же самым сердитым ребенком, который слишком рано научился быть жестоким, чтобы выжить. Лили сумела увидеть в нем это, несмотря на все попытки спрятать это глубоко в себя.
Крепко зажмурив глаза, Мэтт прижался лбом к холодному зеркалу.
Он любил Лили.
Как он мог позволить себе быть таким глупым? Достаточно плохо, что он совершил такой необдуманный поступок, влюбившись в свою клиентку, но он еще имел глупость сказать ей об этом.
На что он надеялся? На то, что в ответ ему скажут: «Я тоже тебя люблю» – и все закончится счастливо, как в кино?
Сейчас это не имеет значения. У него работа, и он должен выполнить ее, постаравшись убраться отсюда вместе с Лили живыми и невредимыми. Чем скорее она вернется в свой мир, а он в свой, тем лучше.
Мэтт даже самому себе не хотел признаться в том, что он приехал сюда, надеясь встретить здесь людей, которые стреляли в Дала и Мэнни. Желание расстрелять в них всю обойму своего пистолета наполняло его темным пугающим чувством. Господи, как давно это было, когда он испытывал страх, подобный этому.
Резкий свет прервал его мысли, и он повернулся к двери. Его злость исчезла, уступив место глубокой усталости.
– Мэтт, пожалуйста, открой дверь.
Меньше всего ему хотелось бороться с Лили, но он не мог просто взять и уйти… в конце концов, он ее телохранитель. Глубоко вздохнув, он ответил:
– Она не заперта.
Ручка повернулась, и дверь легко открылась. Лицо Лили было бледным, на нем застыло выражение сострадания.
О Господи, ему не хватало еще только жалости!
– Я сожалею, – сказала Лили с нежностью в голосе. – Не принимай это за критику, Мэтт. Я знаю, что ты защищаешь свою работу, и мне просто хотелось сказать тебе, что я беспокоюсь о тебе, как бы чего с тобой не случилось.
– Ты это имела в виду? – спросил Мэтт, все еще чувствуя напряжение. – И я для тебя не просто очередное развлечение?
Лили не удивилась его вопросу.
– В начале нашего знакомства – да, но сейчас – нет.
Не зная, что ответить на такую откровенность, Мэтт отвернулся и, помолчав, спросил:
– Почему я, Лили? Что я могу предложить тебе?
Лили выглядела удивленной, и жар смущения охватил Мэтта. Ему не стоило задавать этого вопроса. Для них обоих будет лучше покончить с этим разговором.
– Многое из того, что присуще тебе, Мэтт, мне нравится. Твоя самоотверженность, твой образ мыслей и то, как ты умеешь из маленьких обрывков собрать единое целое, в котором появляется смысл. Мне нравится, как ты оцениваешь ситуацию, не позволяя страху завладеть тобой. Ты физически сильный. Ты умеешь контролировать себя. Ты уверен в себе. Все это привлекает меня в тебе. Мне нравится, как ты заботишься обо мне, но не делаешь из меня фарфоровую статуэтку. Ты спрашиваешь мое мнение. Ты выслушиваешь меня. – Лили слегка покраснела. – А заниматься с тобой любовью… Ты грубый и нежный, серьезный и игривый, ты относишься ко мне как к равной и в то же время заставляешь меня чувствовать себя женщиной. Ты возбуждаешь меня, тревожишь, волнуешь, и мне хочется заботиться о тебе, защищать тебя…
– Защищать меня? – прервал Лили Мэтт. – Я не нуждаюсь в защите.
Глаза Лили вспыхнули яростью, но она взяла себя в руки и спокойно сказала:
– Должно быть, кто-то сильно обидел тебя в прошлом.
Мэтт отвернулся от Лили, удивленный тем, что, несмотря на все его умение скрывать свои чувства, она легко проникла к нему в душу.
– Нельзя позволять прошлому держать тебя, – сказал он. – Я смотрю только вперед и никогда не оглядываюсь назад.
– Хорошее правило. Во всяком случае, теоретически. Но наше прошлое, будь оно хорошим или плохим, делает из нас то, кем мы становимся. Я бы не стала исправлять ни одной ошибки, сделанной в прошлом. А ты?
Такого вопроса Мэтт не ожидал. Лили не переставала удивлять его, заставляя думать и упорнее работать.
– Не знаю, – ответил он. – Некоторые ошибки слишком плохие, и мне бы не хотелось вспоминать о них, Лили. Ты принимаешь меня не за того, кто я есть на самом деле…
– Конечно, ты такой, какой ты есть, – прервала его Лили, подходя ближе. – Ты просто не позволяешь себе поверить в это.
Она была такой теплой и нежной, такой женственной. Мэтт плохо соображал, когда она была рядом. Все, что он мог сейчас сделать, – снять с нее рубашку, обнять и вызвать ответное желание.
Не разжимая объятий, Мэтт подвел Лили к кровати и уложил на спину. Вздохнув, она обвила его шею руками и прошептала:
– У меня к тебе тоже вопрос. Что ты нашел во мне?
Мэтт пристально посмотрел Лили в глаза, и слова сами собой сорвались с его губ:
– Ты поверила в меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и риск - Жеро Мишель



Роман понравился. Настоящие чувства. Валентина,1.05.2011.
Любовь и риск - Жеро МишельВалентина
1.05.2011, 20.31





roman obaldennyj. ne ponimaju, pochemu takie nizkie ozenki
Любовь и риск - Жеро Мишельnemochka
9.06.2012, 9.07





очень интересная книга
Любовь и риск - Жеро Мишельната
19.09.2013, 22.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100