Читать онлайн Дразнящий аромат, автора - Жеро Мишель, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дразнящий аромат - Жеро Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дразнящий аромат - Жеро Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дразнящий аромат - Жеро Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Жеро Мишель

Дразнящий аромат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Лукас торопливо взбежал по трапу на борт «Талисина», задержавшись на целых полчаса из-за встречи с Ди и полицейским из городского департамента Милуоки.
После беседы с детективом – видавшим виды парнем, которого не ввело в ступор ни баснословное богатство Ди, ни ярко-розовый костюмчик с юбкой в обтяжку, открывавшей ноги на добрых восемь дюймов выше колена, – Лукас убедился, что оставил свою леди-босс в надежных руках.
Пожалуй, это было единственным, что прошло по плану за последние несколько дней. К примеру, разговор с Тессой не только не облегчил ему жизнь, но заставил всерьез страшиться новой встречи. Думая о том, что скоро снова увидит ее на мостике «Талисина», Лукас мрачнел с каждым шагом.
Перед входом в рубку капитан задержался, вслушиваясь в оживленные голоса своих офицеров. Это обменивались шутками Тесса, Ши и Макналти. В присутствии Лукаса Макналти вообще почти не открывал рта, а сейчас оказался просто кладезью красноречия.
– Ну скажи, на кого ты похожа? – с притворным возмущением восклицал Макналти. – Разве нельзя было перекраситься в блондинку?
– Кип, так шутят только сексуальные шовинисты! – с хохотом отбивалась Тесса.
– А вот Робу смешно!
– Да разве ты не знаешь, что у Роба вообще нет вкуса?
– А вкус тут ни при чем! – возразил Ши. – Это соленая мужская шутка! Она не для таких кисейных барышень, как ты!
– Ох, и зачем я только с вами связалась? – шумно посетовала Тесса, однако ее голос вздрагивал от едва сдерживаемого смеха.
Лукас приосанился, прокашлялся и шагнул внутрь.
– Доброе утро!
Непринужденной атмосферы как не бывало, улыбки угасли. Макналти чопорно кивнул, а Ши повернулся и ответил:
– Доброе утро.
Лукас никогда не отступал, если считал, что ему брошен вызов. Он внимательно посмотрел на Тессу. В ту же секунду обоих сковало напряжение, зародившееся во время их последней встречи, когда он едва не набросился на Тессу с поцелуями.
Тесса что было сил прижала к груди свой планшет, а голову подняла так гордо, что можно было не сомневаться: ничего хорошего от нее ждать не приходится!
– Мисс Жардин.
– Сэр.
– Пора отчаливать, – приказал он и дал долгий, пронзительный предупредительный свисток.
Ши не уходил с мостика и помогал вывести «Талисин» из гавани, хотя официально сейчас была не его вахта. С особой осторожностью из-за высокой волны и густого тумана Лукас развернул корабль к открытой воде, сигналя свистком каждые две минуты. Тесса не сводила глаз с экрана радара и держала постоянную связь с впередсмотрящим на носу. Никому не улыбалось начать плавание со столкновения с волноломом или одной из маленьких лодок, едва различимых в таком тумане.
Наконец «Талисин» добрался до открытой воды, туман поредел, и Лукас дал команду «средний вперед».
Началось новое плавание. Отныне на ближайшие пять суток за благополучие и безопасность почти четырех сотен пассажиров вместе с членами экипажа будет отвечать исключительно он один, капитан Лукас Холл.
Массируя желудок, чтобы избавиться от неприятного жжения под ложечкой, он спросил:
– Что на радаре?
– «Артур Андерсон» на подветренной стороне и баржа на наветренной, – доложила Тесса, поворачиваясь к нему. – С «Андерсоном» разминемся примерно через час.
Лукас сам подошел к экрану, чтобы убедиться в точности ее данных. Судя по тому, как она на него покосилась, Тессе не очень-то понравилась такая проверка.
– Какая погода в Чикаго?
Тесса отодвинулась как можно дальше от него и лишь потом просмотрела бумаги на своем планшете.
– Получено туманное предупреждение, но ко времени нашего прибытия туман должен рассеяться. Что касается остального, то нам обещают переменную облачность, ветер от северного до северо-восточного, десять – пятнадцать узлов.
Туман. Черт побери, как же он ненавидит этот туман!
– Я бы хотел посмотреть на рапорт.
Она сердито поджала губы, но без возражений протянула бумаги. Он торопливо пролистал рапорт и нашел там в точности то, что было сказано Тессой.
Лукас вернул бумаги Тессе и снова почувствовал неловкость: они оказались слишком близко. Стоило ему ощутить тепло ее тела, свежий, пьянящий аромат ее кожи – и он моментально возбудился.
– Выглядит неплохо. Ну что ж, так держать, мисс Жардин.
– Слушаюсь, сэр.
Ши с любопытством взглянул на Тессу, потом на Лукаса и затем сделал вид, будто всматривается в туман за окном. На его выразительной физиономии застыла озабоченная гримаса.
– Я буду у себя в каюте, – сообщил Лукас.
– Сэр, вы не могли бы задержаться и подписать некоторые бумаги? – спросила Тесса.
Лукас, уже стоявший возле выхода, обернулся и кивнул. Тесса взяла со стола планшет и двинулась следом, остановившись довольно далеко от него. Когда она подала капитану пачку накладных и счетов, он едва дотянулся до этих бумаг.
– Вы могли бы подойти поближе, мисс Жардин. Я не кусаюсь.
Ее подбородок тут же взлетел вверх. Снова их взгляды встретились – и Лукас не мог не увидеть ее немого предостережения. Ну что ж, предостережение все-таки лучше прямой угрозы, хотя тоже не подарок.
– Простите, – процедила она. И нехотя добавила: – Сэр.
Лукас проглотил вертевшийся на языке язвительный ответ, подписал полдюжины бумаг и вернул планшет Тессе.
Он покинул рулевую рубку, не промолвив ни слова, однако двигался недостаточно быстро, потому что успел услышать удивленный свист и низкий голос Ши, полный сарказма:
– Мисс Жардин… Черт, ну и зануда! Да и ты не лучше! Какого дьявола ты все время тычешь ему в нос этим «сэром»?
– Кажется, сейчас не твоя вахта? – осведомилась Тесса, не скрывая раздражения.
– Тесс, я просто пытаюсь тебе сказать, что если ты будешь по-прежнему доставать Холла, то лучше тебе убраться из команды по доброй воле!
После короткого молчания она ответила:
– Послушай, я тоже хочу найти способ с этим справиться, только не толкай меня под руку, лады? Это не твоего брата пустили на дно, а моего. И с той поры не было дня, чтобы я о нем не тосковала.
– Но служебное расследование…
– Меня не колышет, что они там наплели! Доказано это или нет, для меня ясно одно: Холл совершил роковую ошибку, оценивая состояние судна, и за это пять человек поплатились жизнью! – Голос Тессы приблизился к выходу, и Лукас отошел подальше.
– Вполне возможно, что к тому моменту они уже были мертвы!
Содрогнувшись от острого чувства вины, Лукас зажмурил глаза.
– Никто не знает этого точно, – упрямо пробурчала Тесса.
– Верно. Как никто не знает и того, кто открыл люк: Холл или кто-то другой. И я хочу сказать тебе, что если так пойдет и дальше, то твои проблемы с Холлом перестанут быть твоим личным делом. С его замашками трудно найти друзей среди экипажа…
– Но ведь он капитан! Ему вовсе не обязательно с кем-то дружить.
– Я знаю, что многие парни его просто терпеть не могут. Они считают, что он слишком зазнался и ни в грош не ставит их работу!
– Но это же смешно!
– Возможно, тебе это и кажется смешным, но слухи о том, что ты грызешься с Холлом, не доведут до добра. На судне и так нездоровая обстановка. Половина парней уверена, что Холл получил работу, ублажив в постели Ди Стенхоп. А другая половина до сих пор не знает, как вести себя с тобой, потому что ты женщина. И всем им не по себе от того, что капитан и первый помощник…
– Я все поняла, Роб, – холодным тоном перебила Тесса. – Мы едва начали второе плавание. Для того, чтобы экипаж сработался, необходимо время. Я не грызусь с Холлом, а он не ублажает босса.
– Откуда ты это знаешь?
– Он сам мне сказал, и я ему верю.
– Он тебе сказал? – Ши явно не поверил своим ушам. – И когда же это вы…
– Ты уйдешь отсюда или нет? Мне нужно управлять кораблем. А мое отношение к сплетням тебе давно известно.
Лукас на цыпочках метнулся к своей каюте. Он едва успел закрыть дверь, как мимо прогрохотали шаги второго помощника.
На минуту он замер возле стола, стараясь совладать с отчаянием и очередной вспышкой отвратительного ощущения, что он взялся не за свое дело.
Работая в береговой охране, Лукас всегда старался занять свое свободное время чем-то полезным. Одно время он даже подрабатывал водителем автобуса. Но на «Талисине» у Лукаса не было и этой отдушины. Дипломированный обученный экипаж сам справлялся с обслуживанием судна, и ему оставалось одно: часами сидеть у себя в каюте и думать.
Не самое подходящее занятие на данный момент.
С шумным вздохом он уселся за стол, открыл свой компьютер, но вместо того чтобы дать команду к загрузке, откинулся на спинку кресла и задумался.
То, что моральная обстановка на судне далека от идеальной, нисколько его не удивило. Тесса права: в экипаже было слишком много новичков, взаимное доверие и слаженность могут прийти лишь со временем. Положение усугублялось еще и тем, что половину матросов составляли ученики колледжей, решившие подзаработать во время каникул. Естественно, что профессиональные моряки смотрели на них свысока и считали выскочками. Палубные офицеры задирали нос перед инженерами и механиками из машинного отделения. И так далее. Это естественное соперничество между людьми, и рано или поздно оно сгладится и примет более спокойную форму.
Но ему следует почаще общаться с экипажем. Да, по чину он выше всех на этом судне, но кроме служебных, есть еще и человеческие отношения. А он об этом почти забыл.
Что же касается Тессы – к ней нужно отнестись с пониманием и терпением. Она и так все время на виду, а каждый ее шаг подвергается особенно строгой оценке, потому что она женщина. Не всякая женщина способна выдержать такую нагрузку, и вовсе не к чему усложнять ей жизнь старыми ошибками и старой болью. Не говоря уже о старой любви.
Лукас побарабанил пальцами по столу. Он мог дать голову на отсечение, что был не единственным человеком на ее жизненном пути, поступившим с ней не по справедливости. Тесса больше не была той оживленной доверчивой хохотушкой, какой он помнил ее с прежних времен. Жизнь обошлась с ней сурово, но она выдержала испытания с честью. Она добилась своего – но какой ценой?
Достаточно вспомнить, какая боль звучит в ее голосе всякий раз, когда речь заходит о брате. И для нее совершенно не важно, что Лукаса тянет к ней так же, как тянуло при первой встрече. Даже если она простит его за то, что он ее бросил, гибели Мэтта Тесса не простит ему никогда.
* * *
Лукас бросил на стол пухлый каталог катеров и лодок – Кевин не зря назвал его книгой своей мечты, – откинулся на спинку кресла и растер затекшую шею. Часы показывали почти полночь. Значит, «Талисин» подходит к Гранд-Хейвен.
Капитан встал и помассировал ногу. Старая рана ныла вовсю, предупреждая о близком шторме. Лучше всего в таких случаях помогало плавание, но и прогулка по палубе тоже пойдет на пользу.
Капитан запер дверь в каюту и вошел в рубку, чтобы принять рапорт от вахтенного офицера. В штурманской комнате склонился над картами третий помощник, Дэйв Комптон.
– Есть что доложить?
Захваченный врасплох, Комптон буквально подскочил на месте. Это был веснушчатый полный коротышка двадцати пяти лет от роду. Во время ночной вахты он позволил себе развязать галстук и закатать рукава рубашки.
– Ничего особенного. Вечер выдался на редкость спокойным.
Лукас кивнул, но все же подошел взглянуть на радар. Несмотря на современную технику, вахтенному на мостике никогда нельзя терять бдительности. В это время года воды Великих озер буквально кишат судами, снующими между индустриальными портами. И особенно много этих портов на южном побережье озера Мичиган.
Радар оказался чист. Последний рапорт о погоде тоже не содержал ничего тревожного. Рулевой сидел на своем месте, подтянутый и бодрый, и пил кофе. Комптон аккуратно и точно проложил курс корабля. Но даже если бы он дал маху и отклонился хотя бы на десятую долю градуса, репетир гирокомпаса, установленный в каюте у капитана, сразу дал бы сигнал тревоги.
– Все в порядке, сэр?
Лукас обернулся и только теперь обратил внимание на то, как покраснел от волнения молодой парень.
– Все в порядке, Комптон. Вы молодец.
– Спасибо, – ответил Комптон с деревянной улыбкой.
– Я собираюсь прогуляться. Вам здесь не нужна помощь?
– Нет, сэр. Я уверен, что все под контролем.
Лукас заколебался, встревоженный каким-то неясным предчувствием, однако промолчал и вышел из рубки. Он не мог бы внятно объяснить этого предчувствия опасности, какого-то неправильного хода вещей. Скорее всего давали о себе знать остаточные симптомы его «состояния», как язвительно заметила Ди, и на самом деле опасности не существовало, но у него не всегда хватало сил справиться со своими страхами.
Не важно, существовала опасность или нет. Теперь его девизом было «ни одной ошибки».
Лукас прошел по коридору мимо кают офицеров. Из-за двери в каюту Тессы не доносилось ни звука, даже телевизор был выключен.
Может быть, ее вообще там нет и она отправилась на камбуз, чтобы перекусить на скорую руку. По крайней мере он сам непременно подкрепился бы перед ночной вахтой. Лукас не спеша продолжал свой путь, раскачиваясь в такт качке корабля. В этот час суета на «Талисине» стихала, и тишину нарушали лишь голоса полуночников, задержавшихся у стойки бара, да шепот влюбленных парочек, целовавшихся в темных закоулках палубы.
Пройдя через танцевальный зал, Лукас махнул рукой, приветствуя высокого светловолосого бармена, который расставлял по полкам чистые стаканы, доставленные с камбуза.
– Как дела, Скотт?
– Неплохо, сэр. Ищете мисс Жардин?
– В общем-то нет. А в чем дело?
– Хм… Ну, я просто подумал, что вы могли ее искать. Она была здесь минут десять назад.
С какой стати ее понесло на палубу?
– И куда она пошла? – удивленно спросил Лукас.
– По-моему, на корму.
Лукас кивком поблагодарил бармена и направился к корме. Ночь выдалась холодной и ветреной. Круглая яркая луна висела над самой водой, наполовину закрытая клочьями облаков. Благодаря бортовым огням и луне палуба была освещена достаточно ярко. Он без труда отыскал Тессу.
Лукас задержался, чтобы полюбоваться ее изящной фигуркой в этом приглушенном, мягком свете. Она стояла, прислонившись к перилам, о чем-то глубоко задумавшись, и от восторга у него перехватило дыхание. Смуглая, экзотичная, сильная – ни одна женщина в мире не могла с ней сравниться!
Наконец Лукас набрался решимости и пересек палубу. Тесса не слышала его шагов и вздрогнула от неожиданности, когда он оказался совсем рядом. Стоило ей взглянуть на Лукаса, и от разбуженного желания в жилах закипела кровь.
– Следующая вахта твоя? – спросил он.
Он и так это знал, но просто не мог придумать, что еще сказать. На тридцать восьмом году жизни он робел перед этой женщиной и терял дар речи словно семнадцатилетний сопляк.
– До нее еще целых пятнадцать минут, – отвечала Тесса.
Лукас помрачнел, уловив в ее голосе привычную враждебность.
– Мне казалось, что с гневом без причины мы покончили.
– Покончили. – Тесса наградила его мимолетным, непроницаемым взглядом.
– Тогда почему на языке тела я слышу «пошел прочь»?
– Гнев тут ни при чем, – со вздохом сказала она.
Лукас решил уточнить:
– Тогда в чем дело?
– Я не желаю об этом говорить.
– О’кей. – Он тоже встал возле перил. – Могу я спросить, что ты здесь делаешь?
– Любуюсь ночным пейзажем. Он потрясающий, правда?
Лукас облокотился на перила, прислушиваясь к неумолчному шуму ветра и волн. Еще раз посмотрел на луну и повернулся к Тессе. Растрепанные ветром волосы упали ей на глаза, но она не убирала их с лица. И Лукасу до смерти захотелось взять в ладони ее лицо, отвести с него эти упрямые пряди и увидеть в темных миндалевидных глазах нечто иное, чем застарелая обида и гнев.
«Гнев тут ни при чем».
Если вспомнить ее недавний разговор с Робом Ши, можно без труда догадаться, о чем она думает.
– Сегодня на редкость красивая ночь, – наконец согласился он.
– Когда на душе скребут кошки или выдается очень уж паршивый день и я начинаю сомневаться, стоит ли барахтаться во всем этом дерьме, такие ночи, как эта, возвращают мне веру в то, что стоит, – призналась Тесса, не замечая его вожделенного взгляда. – Мне нравится моя работа, – добавила Тесса с мечтательной улыбкой.
Ах, как бы ему хотелось повторить эти слова с той же легкостью и искренностью! То, что он нуждался в этой работе, еще не делало ее желанной или приятной для него.
Еще немного полюбовавшись тем, как ветер перебирает ее волосы, Лукас сказал:
– Ты стрижешься короче, чем раньше.
Тесса обернулась, удивленная этим замечанием, но тут же овладела собой и отвела взгляд.
– Первое, к чему меня приучило море, – содержать волосы в порядке.
Хотя ее поза по-прежнему оставалась спокойной и расслабленной, тонкие пальцы вцепились в перила изо всех сил… и Лукас с некоторым удивлением обнаружил, что в руке она держит алую гвоздику.
Но прежде чем он успел спросить, откуда взялся этот цветок, она поинтересовалась:
– Тебе не нравится моя короткая прическа?
– Ты стала еще красивее, чем прежде, Тесс, – тихо сказал он.
В отличие от Ди Стенхоп Тесса не была большой мастерицей по части притворства, и на ее открытом лице ясно читались все чувства: сначала удивление… а потом тревога.
– Хм… Пожалуй, мне пора. Стоит нам оказаться наедине, начинает твориться что-то странное, и…
– Что это за цветок? – вдруг спросил он. Тесса уже повернулась, чтобы уйти, но Лукас встал у нее на дороге.
Она подняла на него сердитый взгляд, но не сделала попытки обойти его.
– Это просто… так, ничего.
Не глядя на Лукаса, Тесса кинула гвоздику за борт, в темную воду, бурлившую за кормой «Талисина». Одинокий цветок закачался на волнах, уменьшаясь с каждой секундой.
Лукас долго смотрел туда, где пропало в волнах пятнышко алого цвета, и вполголоса заметил:
– Память о близких – это очень важно.
Ее черты заметно смягчились, и она шумно вздохнула.
– Он не очень-то любил гвоздики, но сегодня за обедом на столах не было других цветов, а мне хотелось как бы поздороваться с ним.
Лукас взялся за перила обеими руками и сказал:
– Когда ты злилась, то называла его Мэтт Паршивец.
– Да, верно. – Тесса грустно улыбнулась. – И как ты умудрился запомнить?
Лукас напряженно всматривался в темную пучину. Где-то здесь, в радиусе сотни миль, покоится на дне то, что осталось от «Роберта Д. Макки». Ужасный взрыв – по мнению многих, случившийся не без участия Лукаса – отправил на дно злополучную баржу с ее экипажем.
И он будет вспоминать об этом каждый день – до конца жизни. Как Тессе могло прийти в голову, будто он что-то забыл? Неужели она считает его совершенно никчемным ублюдком?
– Ты любила над ним издеваться, – снова заговорил он. – Высмеивала его глупые шутки и детскую манеру всем пожимать руки.
– Мэтт катился по жизни без забот, как будто это была одна сплошная вечеринка, и готов был дружить со всеми встречными. На него никто не мог злиться всерьез – даже брошенные подружки. Стоило ему улыбнуться… и ты забывал обо всех обидах. – Ее грустная улыбка постепенно угасла, и она с горечью добавила: – Его нет с нами уже почти два года. Боже мой, целых два года!
Его сердце пронзила знакомая ноющая боль, и все тело напряглось, как перед дракой. Лукасу пришлось отвернуться и тайком сделать несколько дыхательных упражнений.
Когда приступ прошел, он осторожно оглянулся на Тессу. Она все еще смотрела мимо него, на воду. Слава Богу, на этот раз пронесло, и она ничего не заметила.
Лукас придвинулся настолько, что смог ощущать идущее от нее тепло.
– А как они прошли у тебя – эти два года?
– Я добилась именно того места, о котором мечтала, и вполне довольна жизнью.
– Я имел в виду потерю брата.
– А… – Она потупилась и вздохнула. – В иные дни мне бывает легче, чем обычно. Но я до сих пор ловлю себя на том, что ищу его в толпе или надеюсь услышать его голос в трубке, когда подхожу к телефону. Я знаю, что его больше нет, но все равно иногда память выкидывает глупые шутки.
Они молча стояли, опираясь на перила, пока наконец Тесса не посмотрела на Лукаса, не скрывая тревоги:
– Ты только не обижайся, ладно? Но у тебя не очень здоровый вид. Может, тебе лучше лечь и выспаться? Уже почти полночь.
– Я не устал, – буркнул он, едва успев спрятать лицо.
– Я не понимаю, что ты здесь делаешь? Снова отправился в ночной дозор? Не доверяешь вахтенным? – спросила она. – Тебе не следует так поступать. Они все знают свое дело. Положись на них. И на меня.
– Но ведь я капитан, который всюду сует свой нос. – Лукас поднял на Тессу усталый взгляд. – Помнишь?
Она нахмурилась и сказала:
– Лукас, по поводу того, что случилось вчера вечером, я…
– Я не должен был говорить того, что сказал. Выбрось все из головы. И вообще забудь о том, что он был – этот вечер. – Лукас хотел, чтобы его голос звучал спокойно, но у него это плохо получалось.
– Понятно… – Она почесала переносицу. – Ну что ж, пойду-ка я на мостик. Скоро начнется моя вахта.
– Тесса… Ах, черт, ну постой хотя бы еще минуту, ладно?
Тесса уже успела сделать несколько шагов к трапу. Она остановилась, но не стала оборачиваться.
– Мне действительно лучше уйти. Как только мы остаемся вдвоем, дело кончается тем, что один из нас совершает какую-нибудь глупость, чтобы потом в ней раскаиваться.
Лукас возник у нее за спиной.
– Нам надо поговорить о «Макки».
Тесса вздрогнула. Когда она оглянулась, Лукас увидел, как блестят темные глаза в лунном свете.
Были ли это слезы? Лукасу пришлось сцепить руки за спиной, чтобы не дать им прикоснуться к милому лицу и пальцами собрать с него соленую влагу.
Несмотря на искреннее стремление объясниться и вернуть былую дружбу, каждый его шаг не приносил Тессе ничего, кроме новой боли.
– О чем тут говорить? Такова наша служба – каждый рискует, уходя в плавание. – Она махнула рукой на темную воду, окружавшую корабль. – «Макки» погубила серия трагических ошибок. Он был настоящей развалиной, а его даже не отремонтировали толком. Когда лопнул бензопровод, корабль потерял управление, налетел на риф и затонул.
– Не без моего участия.
Она долго смотрела ему в глаза, прежде чем снова отвернулась.
– Ты сделал все, что мог. И двадцать пять человек остались в живых.
– Но было еще пятеро – и среди них Мэтт, – кто погиб. И ты не можешь этого забыть.
Теперь в ее глазах уже явственно блестели слезы ярости и боли.
– А как насчет тебя, Лукас? Ты способен это забыть?
– А как по-твоему?
– Я понятия не имею о том, что в данный момент творится в твоей душе… И еще меньше понимаю, какого черта тебе приспичило открыть этот люк!
В ответ на это гневное обвинение Лукас ощутил вспышку ярости – душной, звериной ярости – и вместе с тем леденящий страх.
– Никто до сих пор не знает, как этот люк оказался открытым, и я понятия не имел о том, что на судне утечка топлива.
– Ох, Лукас, чтоб тебе пусто было… Ты же знал, что баржа под завязку залита бензином!
– Да, знал, – рявкнул он в ответ. – И я предполагал, что может случиться утечка, но не знал этого наверняка! Там произошло многое из того, чего не должно было случиться! Начни хотя бы с капитана «Макки»! Почему он не попросил о помощи в ту же минуту, как баржа налетела на скалы? И если бы кто-то из экипажа сообщил мне о пожаре в машинном отделении, я действовал бы совсем иначе!
– Ты так уверенно рассуждаешь о том, что там было, но упорно твердишь, что не помнишь, кто открыл люк. Откуда такая забывчивость?
– Я уже тысячу раз повторил перед десятком комиссий, что не помню ни черта с той минуты, как взобрался на корму. Да будет тебе известно, этот взрыв чуть не вышиб мне мозги!
Лунный свет отливал серебром, отражаясь в единственной слезинке, медленно сползавшей по ее щеке.
– Ты чудом выжил.
Несмотря на эти слова, Лукас не смел надеяться, что слеза Тессы имеет отношение к нему.
– Тебе никогда не хотелось, чтобы я остался там вместо твоего брата?
– Это нечестный вопрос, Лукас, – болезненно поморщилась она. – И я не буду на него отвечать.
– Это уже является ответом.
– А что ты хотел бы от меня услышать? – Она резко развернулась, прижимая к бокам судорожно стиснутые кулаки. – Люди без конца твердят, что мне пора смириться с этой потерей, и я согласна, что это хорошая идея. Но тебе и этого мало: ты ходишь за мной по пятам и советуешь успокоиться и обо всем забыть!
– Никто не просит тебя забыть, Тесса! И уж меньше всех – я!
– Когда мать бросила нас, Мэтту едва исполнилось два года. И в девять лет мне пришлось стать воспитательницей для младшего брата. Мэтт… он был совсем маленьким, когда она ушла, он совсем ее не помнил. И для него я стала не столько сестрой, сколько матерью. Папа всегда говорил, что Мэтт специально пошел работать на баржу. Он хотел, чтобы я им гордилась!
– Он был уже достаточно взрослым, чтобы сделать собственный выбор. Ты не можешь винить себя за это – и уж тем более этого не стоит делать твоему старику. – Лукас умолк и отвернулся, уминая кулаком сосущую боль, снова возникшую где-то глубоко под ложечкой. – Тесса, если тебе так трудно со мной работать, почему ты вообще согласилась на это место?
– Потому что никто не знает по-настоящему, что там случилось. И никто не верит, что я смогу с этим смириться и нормально жить дальше. Хотя я стараюсь, Лукас, я очень стараюсь, но это так… трудно. Ты постоянно маячишь перед глазами как напоминание о «Макки». Я не хочу зацикливаться на этом, как отец Джасона Ярвуда. Бедный старик не вылезает из суда, тыча пальцами в правых и виноватых и подавая одну апелляцию за другой. Я мечтаю о том, чтобы вернуться к обычной жизни и искренне поверить в то, о чем без конца себе повторяю: никто не застрахован от несчастного случая, а ты всего лишь выполнял свою работу!
В наступившем молчании Тесса демонстративно поднесла к глазам наручные часы и сказала:
– Вот и я тоже должна выполнять свою работу. Мне пора сменить Дэйва.
– Значит ли это, что ты никогда меня не простишь? – проговорил Лукас ей в спину.
Она резко остановилась и посмотрела на него через плечо долгим, непроницаемым взглядом.
– Решение комиссии было таким, что мне не за что тебя прощать.
Исключая тот незначительный факт, что он выжил, а ее брат и еще четверо – нет. И ни одна комиссия на свете не сумеет избавить его от комплекса вины оставшегося в живых человека.
– Может быть, я так не считаю.
– Тебе непременно требуется мое прощение? – Ее темные брови сосредоточенно сошлись на переносице.
– Да, – тихо, но твердо промолвил он, при этом имея в виду не только случай с «Макки». Судя по тому, как блеснули ее глаза, Тесса тоже поняла скрытый смысл его признания.
– Если я сейчас тебя прощу, то навсегда потеряю уважение к себе.
– Тесса… – Он увидел такое отчаяние на ее лице, что его сердце облилось кровью.
– Нет, Лукас. Мне пора. То, чего ты добиваешься от меня… это слишком, и я не готова. – Тыльной стороной ладони Тесса смахнула слезы и попыталась расправить плечи. – Черт побери! Вечно у меня глаза на мокром месте! Только этого сейчас не хватало! Послушай, оставь меня в покое и дай мне самой разобраться в своих чувствах! Пожалуйста!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дразнящий аромат - Жеро Мишель



хороший роман, отличная сюжетная линия
Дразнящий аромат - Жеро МишельМарго
2.05.2013, 11.52





Очень приятный роман...
Дразнящий аромат - Жеро МишельОльга
12.07.2013, 20.26





очень понравился роман, отличный сюжет, не растянут. советую
Дразнящий аромат - Жеро Мишельэльвира
11.09.2014, 17.51





Роман не плохой, но мне показался скучноватым! Были моменты, что хотелось бросить чтение.
Дразнящий аромат - Жеро МишельЕлена
5.01.2015, 8.30





ЛР неплохой, Гг-и нормальные люди, правда немного затянуто. Но советую
Дразнящий аромат - Жеро Мишельиришка
23.03.2016, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100