Читать онлайн Конец лета, автора - Зейдель Кэтлин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Конец лета - Зейдель Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Конец лета - Зейдель Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Конец лета - Зейдель Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зейдель Кэтлин

Конец лета

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Джека поместили на узкой закрытой веранде бревенчатого дома. Там стояла двухъярусная кровать, и он без особой охоты застелил нижний. Джек никогда не любил двухъярусные кровати — такие делают на подводных лодках. Но через пару минут решил, что эта не так уж и плоха. Кровати стояли вдоль узкой стены в конце веранды. В ней виднелось окно, и над изножьем кровати тоже было окно, выходившее на озеро. Темные клетчатые занавески были задернуты, но окно за ними — открыто. Свежий воздух навевал прохладу, и слой покрывал тяжело давил на тело Джека.
Вечер обошелся без недовольного шипения или ворчания. Джек приписал это своей матери — рядом с ней люди невольно вели себя достойно.
Но недовольное, шипение и ворчание неизбежно должны были возникнуть, слишком велико было напряжение.
Муж Фебы, Джайлс, тот, что с хромой ногой, вроде ничего. По правде говоря, он кажется отличным парнем. Насчет Фебы Джек не был так уверен; глядя на нее, можно было сказать, что она двигается как будто в тумане, заставляя себя есть и говорить. Но он уже наслушался про ее жизнь, какая она занятая и активная, и ясно, что она не может все время быть такой.
Йен был нудным, большую часть вечера он провел, разговаривая с Хэлом, чго предпочел бы сделать Джек, но, разумеется, Йен был настоящим сыном, так что Джек вряд ли имел право жаловаться. Жена Йена Джойс… Единственное, что Джек мог сказать о ней хорошего, — то, что она не спала на ходу, как Феба. Но, вероятно, на земле стало бы лучше, если бы она спала. Ее энергия была нервной и раздражающей, все свое внимание она, казалось, направляла на то, чтобы подмечать ошибки других, особенно тс, которые принимала за критику в свой адрес.
Его мать и Хэл, должно быть, все это видели, кроме, может, занудности Йена — Хэл, похоже, ее не замечал, — но предоставили событиям развиваться своим чередом.
Его отец не позволил бы этого, нет, сэр! Отец взял бы на себя ответственность. Он не спустил бы много о себе воображающей мисс Мэгги ее выходку. Подобная грубость была бы сочтена нарушением субординации и соответственным образом наказана.
Но, как видно, Хэл Ледженд не считал себя командиром подводной лодки. Он был просто гостеприимным хозяином.
Джек проснулся от приглушенного звука хлопнувшей двери-сетки. Он приподнялся на локте и мгновение прислушивался. По краям занавесок пробивался утренний свет, но никакого шума больше не раздалось. Может, это Эми или Холли пошли в туалет? Он взбил подушку и лег, прикрыв глаза рукой.
Немного погодя он услышал под окном шорох и приглушенный шепот.
— Я не делала этого сто лет, — услышал он голос Эми.
— Я вообще никогда этого не делала. — Это была Холли. — Как думаешь, нас никто не увидит?
— Ну и пусть видят.
— Тебе легко говорить. У тебя, наверное, роскошное тело.
— Да что ты! — возразила Эми. — У меня нет ни талии, ни бедер.
Джек сел в своей кровати. За двумя всплесками последовал приглушенный вскрик.
Холли и Эми пошли купаться нагишом!
Снова послышались вскрики. Вода, должно быть, была холодной.
Холли не могла подать такую идею, но похоже, ей нравилось.
Джек вскочил и натянул джинсы. В железной печке еще тлели угли, поэтому вода в чайнике была теплой. Он налил воды в ковшик и поставил его на газ, чтобы подогреть для кофе. Потом разжег огонь и развесил перед печкой пару одеял.
Он заливал кипятком кофе, когда услышал, что они возвращаются. Джек посмотрел в кухонное окно — они показались из-за угла домика. Завернувшись в полотенца, девушки шли босиком по сосновым иглам, неся ночные рубашки в руках. Он открыл сетчатую дверь:
— Здравствуйте, дамы!
Перепугавшись, Холли вскрикнула и остановилась так резко, что Эми налетела на нее.
— Я чуть не умерла от страха, Джек, — упрекнула брата Холли.
Он улыбнулся и придержал дверь. Девушки пошли в маленькую кухню. Волосы и обнаженные плечи у них были влажные, У Эми действительно был ровный торс и почти мальчишеские бедра. Длл ее роста руки и ноги у нее были длинные.
— Я замерзаю, — поежилась Холли. — Зачем мы это сделали? И чего бы мне не походить грязной?
Эми хихикнула. Это можно было назвать только так. Она не засмеялась, не усмехнулась — она хихикнула.
— А мне понравилось, — заявила она.
— Но ты, наверное, привыкла промерзать до чертиков, — парировала Холли. — А я — нет!
Эми состроила рожицу.
Вчера за ужином она сидела тихо, не проронив и двух слов, но он слышал, что далеко за полночь они с Холли о чем-то тихо говорили в спальне.
— Девочки, хотите кофе? — спросил он. Холли терпеть не могла, когда ее называли «девочкой».
Но она даже не обратила на это внимания.
— Кофе? О, Джек, ты просто чудо!..
Она уже начала наливать себе, поэтому он пошел в гостиную за одеялами и свернул их, чтобы сохранить тепло. Джек накинул одно на Холли и энергично растер ей плечи. Она замурлыкала от удовольствия. Даже адмиралам иногда нравится, когда за ними ухаживают.
Он повернулся, чтобы передать второе одеяло Эми, Она посмотрела на Джека и улыбнулась.
Свет раннего утра, лившийся в открытую дверь, сиял на гладкой коже ее плеч, Изгибы ее крепких рук были изящны, и вся она была такая… он не мог подобрать подходящего слова… такая ладная. Стройная, даже маленькая, но при этом как литая. Джек шагнул вперед, готовый набросить одеяло на плечи Эми, но в последний момент остановился, вежливо протянул его девушке и отошел, чтобы налить ей кофе.
Она его заинтересовала… нет, не заинтересовала. Это слишком вежливое, рассудочное слово. Его тянуло к ней, притягивало.
Что совсем его не радовало, Это неразумно. Его инстинкты в отношении женщин были так же безошибочны, как и в отношении бизнеса и безопасности. Если женщина доставляла неприятности — не важно, как она выглядела, — его к ней не тянуло. Никогда. Он входил в комнату, и его тянуло к женщине, которая была весела, добросердечна и мудра, задолго до того, как он мог убедиться, что она действительно обладает всеми этими качествами. Его тело было более чутким, чем разум.
В глубине его сознания таились мимолетные впечатления об Эми — ее осанка, походка, ее духи, и теперь вдруг вот это — мощное, непреодолимое влечение.
Она завернута в полотенце. Кого не потянет к красивой женщине, завернутой в полотенце? Не только красивой, но и знаменитой и невероятно ладной. Кто бы ее не захотел?
Он, вот кто. С каких это пор он стал падок на красоту и славу? Хотя ладность, надо признать, имеет свои достоинства.
И все же ничего хорошего это не сулит. Он приехал сюда ради матери и сестры, ему надо убедиться, что с мамой все в порядке, и попытаться заставить Холли хоть немного расслабиться.
Он хотел, чтобы его мать была счастлива, — вот что его заботило. Двое из детей Хэла очень тяжело переживают вторую женитьбу отца. Поэтому попытка Джека соблазнить номер третий не поможет мирному слиянию их семей.
Значит, его инстинкты ошибаются.
Но его инстинкты никогда не ошибались.
Одним ловким движением Эми завернулась в одеяло, а затем вытянула снизу влажное полотенце. Наклонилась вперед и обернула его вокруг головы на манер тюрбана. Выпрямилась. Шея у нее была грациозная, лебединая.
Он вроде бы не должен замечать подобные вещи.
Что в ней так притягивало его? Была ли она весела, добросердечна и мудра? Прошедшей ночью он все время слышал приглушенный смех, им с Холли было весело вместе. Во всех статьях об Эми говорилось о ее благотворительной деятельности, о ее способности успокоить, заставить людей почувствовать, что кто-то о них заботится. Должно быть, у нес доброе сердце.
Но была ли она мудрой? Она казалась немного наивной, немного пассивной. Нам надо купить молока? — спросила она. — Интересно, надо ли купить молоко?
Когда это его влекло к женщине, которая не могла решить, купить или нет галлон молока?
— Дать тебе сухое полотенце? — спросил он.
— Нет. — Она покачала увенчанной тюрбаном головой. — Существует правило — одно полотенце на человека. Если ты забыл развесить свое, тебе не повезло. Слишком трудно со стиркой.
Это, наверное, было правилом ее матери, но не Гвен. Когда вчера вечером он внес чемоданы в маленькую спальню, он увидел на комоде внушительную стопку полотенец. Неужели она их не заметила?
Холли ушла в кухню и села в одно из кресел-качалок. Положила на край плиты ноги и отхлебнула кофе.
— Знаешь, не так уж и плохо.
Джек постарался сосредоточить свое внимание на сестре.
— Вы вчера шептались допоздна, — заметил он.
— Ага! — Эми снова засмеялась. — Было так здорово! Как в лагере.
— Нет, не так, — возразила Холли. — Во всяком случае, не как в тех лагерях, где была я. Воспитатели все были тиранами, они никогда не разрешали разговаривать после отбоя.
— Не хочу этого слышать. — Эми снова состроила рожицу. Джек по-прежнему смотрел на нее, не мог удержаться. — Вы что, надо мной смеетесь? Я никогда не была в лагере. Мне всегда казалось, что это замечательно — подружиться там с кем-то, кому можешь излить душу, или закрутить с кем-нибудь безумный летний роман…
— Безумный летний роман? — перебила ее Холли. — Откуда у тебя такие представления о лагерях? У меня в лагере никогда не было безумного летнего романа. А у тебя, Джек?
Ему пришлось откашляться, прежде чем он смог ответить:
— По счастью, нет. Я ездил в скаутские лагеря для мальчиков.
Эми возразила:
— Но я думала, что через дорогу или на другом берегу озера обязательно находился лагерь девочек, устраивали танцы и набеги на палатки друг друга, так что всегда была возможность закрутить с кем-нибудь безумный летний роман.
— Не в тех лагерях, куда нас посылали родители, — сказал он, а потом заговорил решительнее: — Надеюсь, вы просидите тут, грея спины у печки, до полудня, но мама дала мне список… и… — он снова не смог с собой справиться и кивнул Эми, — …в него входит прокладка трубы в «ночлежку», что, как ты предсказывала, займет пять лет.
Она улыбнулась:
— По-прежнему бьюсь об заклад, что у тебя это займет два года.
Да, ну и улыбка у нее! Надо отсюда выбираться.
Джек распахнул дверь-сетку и вышел на солнце. Еще раз просмотрел мамин список. Он хотел найти себе занятие, при котором есть хоть малейшая возможность остаться на время одному. Такое дело нашлось — наладить старую сауну.
Сразу за бревенчатым домом стояла хибарка с трубой. Джек открыл дверь и оказался в маленьком помещении, в две стены которого были вкручены крючки для одежды. Должно быть, это раздевалка. За ней находилась сама сауна — еще одно маленькое помещение, которое нагревалось старой герметичной печкой, обложенной камнями. Рядом с печкой был старинный ручной насос, такой, как на кухне, с его помощью заполняли тридцатигаллонную цистерну. Вода по трубе поступала в печку и обратно, в полу был слив. Сооружение, без сомнения, строилось как сауна.
В письмах мать сообщила, что когда они только приехали, было холодно. Купание в озере удовольствия явно не доставляло. Если он приведет все это в порядок, то у нее и Холли (и у Эми) будет тридцать галлонов горячей воды и теплое место, чтобы высушить волосы. Наверняка это будет неплохо, не так, конечно, как если бы был генератор, но все равно жить на озере станет гораздо удобнее.
Почему Ледженды никогда не пытались пользоваться этой сауной? Из трех домиков они купили ее позднее всего, но все равно уже десять лет назад. Ладно, прошлое его не касается. Джек принялся разбирать идущую к печке трубу, Он сидел на крыше, счищая сажу с оцинкованной проволочной клетки на верху трубы, когда услышал внизу голос. Это был Йен, сын Хэла, брат Эми.
Йен, высокий, стройный и светловолосый, как Хэл, был коротко подстрижен, хотя Джек видел в главном доме семейные фотографии не более чем пятилетней давности, на которых Йен носил длинные волосы, завязанные в хвост. Интересно, почему он подстригся? По сравнению с фотографиями Йен выглядел более худым. По правде говоря, Джеку показалось, что у него изможденный вид. Может, так и было. Вчера вечером его жена Джойс только и говорила о пище с низким содержанием жиров. Может, этот человек просто недоедает? У Джека от этого точно испортился бы характер.
— Папа говорит, что ты осматриваешь сауну, — сказал Йен.
— Думаю, сегодня днем мы уже сможем ее затопить. — Несколько поломок он обнаружил, но все они были несущественными.
— Ты действительно считаешь, что она безопасна?
Нет. Я считаю, что она пожароопасна. Поэтому я ею и занимаюсь. Я хочу поджарить свою мать, сестру и спалить дотла весь лес, если сумею.
Джек по природе был добродушным человеком. Но этот парень… Можно, конечно, принять во внимание положение голодающих во всем мире, но Джеку он все равно не нравился.
Йен был преподавателем лингвистики, изучал и записывал языки коренных американских индейцев. Некоторые языки насчитывали лишь по нескольку носителей; когда они умрут, умрут и языки. Йен находил таких людей и заставлял их наговаривать тексты на пленку.
Зачем? Это было первое, о чем подумал Джек. Он, конечно, не против науки и все такое, но все равно практической пользы от работы Йена нет. На этих языках не существует ни книг, ни документов. По этой причине они и умирают — они не нужны, на них больше никто не хочет говорить.
Он решил, что может понять это как своего рода любопытство, и объяснял это по-своему: иногда он и сам испытывал некоторое сожаление, когда закрывал потолок. С незакрытым потолком всегда знаешь, где у тебя что, где находятся все провода и трубы, но как только потолок закрыт, все делается наугад. С потолком, разумеется, проще, ты всегда, если уж очень захочется что-то узнать, можешь его разобрать, но к языку не вернешься, когда умрут все старики.
Глядя на дело под таким утлом, Джек почувствовал к Йену некоторую симпатию. Может, вес не так уж плохо, может, то, что он делает, очень даже важно и стоит этим заниматься, но Йену не нужно было говорить об этом так, словно речь шла о спасении души.
А что касается индейцев… Джек не считал себя знатоком, но разве индейская культура не связана тесно с природой без всех этих искусственных законов? Теперь, когда он размышлял на эту тему, он подумал, что, пожалуй, не пропал бы, если бы какое-то племя похитило его из фургона первых переселенцев в возрасте шести лет. Индейская культура была земной, влажной и таинственной, тогда как этот парень Йен был холодным и сухим. Он заморозит все, на что посмотрит.
Джек спустился по лестнице.
— Она вполне в приличном состоянии. Тот, кто ее строил, был немного с приветом, но не вижу причин, почему бы ей не работать.
Теперь они вошли в сауну. Йен оглядывался вокруг с видом человека, который знает, о чем говорит, — может, он и знал.
— Печка, кажется, слишком близко от стены, — заметил Йен.
— По-моему, это не страшно. — Джек считал, что можно не беспокоиться о приезде строительных инспекторов… если только их не вызовет Йен. — Ведь именно для этого здесь и положены кирпичи. — Сколько лет вы служили в пожарной охране, мистер профессор?
— А окна? — продолжал Йен. — Разве они не должны свободно открываться?
На внешней стене сауны было маленькое окошко, и Джек логично полагал, что, разумеется, оно должно открываться. Это быстрый способ остудить помещение, если оно слишком нагреется. Но окошко наглухо замазали краской много лет назад.
— Если люди почувствуют опасность, они смогут разбить стекло.
Джек нашел старый молоток и прислонил его к стене рядом с окном. Оно было слишком мало, чтобы из него мог выбраться взрослый, но впустило бы достаточно воздуха, чтобы не дать человеку свариться.
— Разбивать окна опасно, — сказал Йен. — Не уверен, что все дети знают, как сделать это безопасным способом.
Он говорил так, словно работал в противопожарной инспекции.
— Если их никто не научил, тогда, наверное, не знают.
— А как насчет этой двери? Она должна открываться наружу.
Дверь открывалась внутрь, и Джек замолчал. Моющиеся будут плескать воду на камни, и от влажности дверь разбухнет. Возможно, ее будет трудно открыть, а высадить плечом дверь, открывающуюся внутрь, вы не сможете.
— Полагаю, что теоретически это может создать трудности, — согласился Джек. — Но дверь, кроме того, и очень плохо подогнана. Так что придется закладывать щель под ней полотенцами, чтобы не сквозило.
— Мне кажется, что мы не можем рисковать безопасностью детей. Дверь надо перевесить. — Йен говорил спокойно, словно это было его, и только его решение.
— Ладно. — Нет смысла биться из-за этого. — Я схожу за отверткой. — Джек знал, что его мать захотела бы, чтоб он вел себя с Йеном тактично.
— Нет-нет. Это я считаю, что так нужно сделать, я и сделаю.
— Помощь нужна?
— Перевесить дверь? — Йен подпустил чуточку сарказма. — Не думаю.
— Отлично.
Джек кивнул, повернулся и, пройдя через маленькую раздевалку, вышел на свет.
Господи, ну и задница!


Остаток утра Джек потратил на газовую трубу, которую протянул в «ночлежку», чтобы поставить там несколько ламп. Казалось, там и делать-то было нечего. Лампы и все необходимое Хэл заготовил, а почва была песчаная, копать легче легкого. Но не проработал он и пяти минут, как понял, что Эми права: эта работа может отнять не меньше двух лет.
Четверо малышей захотели помочь.
Джек посмотрел на их полные энтузиазма личики. Что важнее для его матери — чтобы он провел в «ночлежку» газ или посвятил утро детям? Он обдумал это дело со всех сторон и пришел к выводу, что мама вряд ли проголосовала бы за пропан. Поэтому он наметил аэрозольной краской линию и отложил лопату. Через минуту появился Хэл.
— Вы живы? — спросил его Хэл. — Я не хочу, чтобы вас поглотила эта пучина детей.
— Все идет прекрасно.
Это была ложь, но именно та, которую захотела бы услышать от него мать.
Какой стыд! Она действительно беспокоилась о нем, пока он рос, беспокоилась, что он вылетит из школы или врежется на своем автомобиле в дерево, что от него забеременеет девушка, что он убьет своего отца или отец убьет его. Если бы она могла заглянуть в будущее и увидеть, каким ласковым и послушным он будет в это утро, то получила бы лишние десять лет нормального сна по ночам.
Хэл принес еще две лопаты, но это только ухудшило дело. Теперь было три лопаты и четверо детей, но одна оказалась привлекательнее других, поэтому Джек провел все утро, следя, чья очередь копать хорошей лопатой и чья — не копать вовсе. Затем появился Томас, все еще ходивший в подгузниках, и потребовал, чтобы его тоже включили в работу. По счастью, он принес личное орудие труда — ярко-красный пластмассовый совок, — но все время путался у других под ногами, и Джеку пришлось следить и за этим.
В конце концов показались Эми и Холли. Они шли в главный дом, чтобы помочь с приготовлением завтрака.
— Как хорошо подвигается дело, — заметила Эми.
Дело подвигалось ужасно, и Эми это понимала. Глаза у нее смеялись, и Джек был бы совсем не против… радостно продолжать наблюдение за своей дружной командой малолетних рабочих. О да, именно этим он и хотел заниматься в этот момент, ничто другое не могло до такой степени заполнить его мир.
К счастью, после ленча стало достаточно тепло, чтобы пойти купаться, и Джек лишился всех своих помощников. Он работал быстро, стремясь разделаться с этим, пока снова кто-нибудь не вмешается. Убедившись, что все ушли на озеро, он нырнул в отделение для инструментов в своем грузовике, достал работающую на батарейках дрель и установил лампы в мгновение ока. К двум часам он закончил. Отнеся инструменты назад в потайное отделение грузовика, Джек сообразил, что если затопит сауну сейчас, то вода нагреется к тому моменту, когда все вернутся с озера. Поэтому он направился в бревенчатый дом и взял там охапку дров. Подойдя к сауне, он мизинцем скинул крючок наружной двери-сетки, толчком бедра распахнул дверь и вошел в раздевалку.
И с грохотом уронил дрова. Двери в сауну не было. Он подошел к дверному проему — петли были вынуты, но Йен даже не потрудился вырезать для них новые углубления. Он же работал здесь почти все утро! Чем он занимался?
Сама дверь лежала на козлах, а сверху на ней Джек увидел карточку с какими-то нелепыми вычислениями. На одни эти вычисления мог уйти целый час. До одной шестнадцатой дюйма Йен высчитал неровность порога! Зачем? Конечно, есть разные способы поправить скошенный порог, но сложенное полотенце почти так же хорошо заменит любой из них.
Джеку стало ясно, что Йен планировал осуществить эту задачу дня за два. Все остальные будут ждать, пока Йен сделает именно то, что хочет Йен.
Ну и дерьмо! Джек проверил батарейки в дрели и взял в руки стамеску.


Его мать очень рассердилась.
— Не надо было этого делать, Джек! Йен ведь начал.
— Да ладно, мам. Он копался бы целую вечность, а Хол-ли хотела вымыть голову.
— Холли могла вымыть голову и в холодной воде. Что она и сделала сегодня утром.
Они снова собрались перед домом на коктейли. Все женщины явно чувствовали себя чистыми и счастливыми, воспользовавшись огромным — и до этого момента небывалым — количеством горячей воды. Его мать наслаждалась вместе со всеми, пока не услышала, как Йен напряженным тоном выясняет, кто позволил Джеку повесить дверь.
— Неужели ты не понимаешь? — продолжала она. — Для него это было важно. Он хотел сам наладить сауну.
— Но, мама, у него на это было десять лет!
— Джек, остановись и подумай. Мы ведь у них в гостях.
Остановись и подумай. Как будто он снова ребенок. Все велят ему остановиться и подумать, особенно его отец. Его осторожный, педантичный отец. Его отец промерил бы полы. Сложенного полотенца было бы для него недостаточно.
На ядерной подводной лодке нельзя затыкать дыры старыми полотенцами, Джек был готов это признать. Но почему все должно делаться по стандартам подводной лодки? Почему иногда не сделать по-другому?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Конец лета - Зейдель Кэтлин



Не понимаю, почему этот умный, глубокий, красивый роман имеет такой низкий рейтинг. И ни одного комментария. Было очень грустно читать о каких-то обыденных вещах, "конец лета" - какое отличное название. Эта история кажется хорошо продуманной, даже выстраданной, размеренной. К ней хочется возвращаться, в ней хочется быть, переживать ее. Спасибо, Кейтлин, что подарила нам такой роман.
Конец лета - Зейдель КэтлинДинара
26.11.2014, 17.26





Полностью согласна с Динарой
Конец лета - Зейдель КэтлинИрина
27.11.2014, 18.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100