Читать онлайн Конец лета, автора - Зейдель Кэтлин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Конец лета - Зейдель Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Конец лета - Зейдель Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Конец лета - Зейдель Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Зейдель Кэтлин

Конец лета

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Йен, Джойс и Мэгги вернулись на озеро намного раньше, чем их ждали. По тому, как Мэгги хлопнула дверцей машины, Феба поняла, что произошло. Джойс превратила поездку в увеселительную прогулку для Мэгги. Где Мэгги хочет поесть? Какой фильм Мэгги хочет посмотреть? А с угрюмыми подростками так обращаться нельзя. Они только больше дуются, пытаясь выяснить, сколько еще они могут получить.
— Трудно с подростками, — только и сказала Гвен.
— Я такой не была, — заметила Холли.
— Нет. — Гвен похлопала ее по руке. — Не была.
И Феба такой не была.
— А в чем тут дело? — спросила Холли. — Почему Джойс спускает все Мэгги с рук?
На крыльце главного дома, которое выходило на озеро, они сидели вчетвером: отец, Гвен, Холли и сама Феба. Где были Джек и Эми, она понятия не имела.
Ответил отец:
— Мать Джойс вторично вышла замуж, когда та была девочкой. У ее отчима уже была пара детей, а потом они с ее матерью завели еще. Джойс чувствовала, что никто не обращает на нее внимания, что ее никогда не слышат. Йен это понимает и поэтому держится в тени, позволяя Мэгги иметь больше прав, чем у большинства детей. Но совершенно ясно, что он позволил ситуации зайти слишком далеко.
Феба удивилась. Она никогда не слышала, чтобы ее отец за глаза критиковал кого-то из семьи.
Он продолжал:
— Вероятно, Йен потратил всю свою женатую жизнь на то, чтобы доказать, что он любит Мэгги. Он и любит ее, но подозреваю, что Джойс этому не верит. И видимо, нет способа ей это доказать.
Это звучало разумно. Феба никогда не смотрела на дело с такой стороны.
Удивительно! Она знала, что ее отец — спокойный, наблюдательный человек, но она никогда по-настоящему не понимала, как много он на самом деле замечает. Как хорошо он понял Йена и Джойс. Внезапно она почувствовала себя неуютно: а что отец замечает за ней?
— Ты собираешься с ним поговорить? — спросила Гвен.
— Я никогда не вмешивался во взрослую жизнь своих детей, и, кажется, сейчас не время начинать.


Если кто-то и собирался что-то сказать Йену — только не Феба, — то надо было убедить его не перегибать палку. Он был в ярости от поведения Мэгги, и после стольких лет снисходительности с ним внезапно стало трудно иметь дело.
Вечером у костра он постоянно ее дергал, заставляя помогать столько же, сколько помогала Элли. Он делал это спокойно, стараясь не унижать ее при всех, но было ясно, что он не принимает отказ за ответ. Ей пришлось помочь малышам нанизать куски суфле на палочки. Она должна была как следует встряхнуть поп-корн. Он пытался превратить ее в Элли.
Это было чересчур и слишком стремительно. «Ты не можешь за один вечер превратить ее в Элли», хотела предостеречь его Феба. Подростки так чувствительны, так вспыльчивы. Мэгги не станет покорно мириться с новыми правилами. Она станет рваться с этого поводка, начнет бороться, проиграет, не обращая внимания, какой и кому нанесла ущерб.
Феба только надеялась, что это произойдет не на озере.
Небо было темным, россыпь звезд укрылась за густыми облаками. Поднялся ветер, и они пораньше загасили костер. У Джайлса болела нога, он перетрудился во время путешествия на каноэ. Спал он беспокойно, и Феба тоже просыпалась — всю ночь ее тревожили резкие порывы ветра за окном и треск громовых раскатов над головой.
Но дождя не было, а сильный ветер унес с собой облака. Когда на следующее утро Феба проснулась, в их маленькое окошко лился яркий свет. Она слышала, что Джайлс готовит на кухне кофе, разговаривая с Томасом. Она сунула ноги в тапочки и уже возвращалась из туалета, когда услышала крики детей, бегущих по дорожке.
— Папа, папа… твоя лодка! — Их голоса звучали испуганно, настойчиво.
— Дядя Джайлс, лодка, лодка!..
Джайлс услышал и вышел из дома, лицо его было напряженным и озадаченным, брови сдвинуты.
— Сходи посмотри, — кивнул он ей. Он еще не надел свой ортопедический башмак.
Она схватила Томаса и побежала по тропинке, скользя на бревнах-ступеньках; дети суетились вокруг.
На мостках уже собралась толпа: отец и Гвен, Йен и Джойс, Эми. Джек по икры стоял в воде, изучая лодку.
Прекрасная деревянная лодка Джайлса была разбита. Сильный ветер сначала швырнул ее о берег, а потом бил о металлические опоры мостков, в щепки разнося борта. В нее набралось много воды, она накренилась, корма правого борта лежала на песке на дне озера.
— Наверное, развязалась веревка! — крикнул Скотт.
— Помолчи! — приказал Йен.
Джайлс всегда привязывал лодку под углом к берегу, крепя один конец к мосткам, а другой — к дереву на берегу. Он не натягивал веревку чересчур туго, чтобы не испытывать ее прочность, но в то же время не настолько свободно, чтобы лодка билась о берег или мостки. Сейчас она была привязана только к мосткам.
Феба увидела, как ее отец шагнул по мосткам к берегу. Она подняла голову. По ступенькам спускался Джайлс.
Он всегда с трудом преодолевал эти ступеньки. Они были высоковаты для его шага, и перил не было.
Почему мы не поставили перила? Джайлс приезжал сюда все эти годы, а мы так и не удосужились поставить перила.
Джайлс спускался медленно, не глядя под ноги. Он не отрываясь смотрел на лодку. Все застыли, не сводя с него глаз.
Это была его лодка. Единственная вещь, которая ему здесь принадлежала.
— Я мало что смыслю в лодках. — Это из воды подал голос Джек. — Но эта выглядит неважно.
Томас извивался, толкая Фебу в грудь маленькими кулачками, — она слишком крепко его прижала. Остальные дети молчали, напуганные тем, что взрослые расстроены.
— Веревка разорвалась? — спросил Джайлс.
Все посмотрели в сторону дерева. Нет. Там обрывок веревки не болтался. Значит, развязался узел.
Непонятно. Джайлс хорошо завязывал узлы. Веревка могла лопнуть, но узлы Джайлса остались бы целыми. Он вязал хорошие, чистые, крепкие узлы.
Ему никто не ответил.
— Это был я!
Голос Ника донесся со ступенек. Он выглядел взъерошенным, на нем все еще был тренировочный костюм, в котором он спал. На несколько ступенек позади него спускалась Мэгги. Видимо, голоса разбудили их обоих.
— Вчера вечером Джайлс попросил меня ее привязать, — сказал Ник.
— У меня болела нога, — объяснил Джайлс.
— Ты забыл спуститься, Ник? — осторожно спросила Гвен.
— Нет-нет, я спустился. Я привязал. Я подумал, что это просто классно, что он меня попросил. — Ник немного помялся, глядя под ноги, потом поднял голову и посмотрел прямо на Джайлса. Он действительно спустился по ступенькам, несмотря на швы на ноге. — Я знаю, что эта лодка значит для вас. И я подумал, что это здорово, что вы мне доверяете. Но я. должно быть, все испортил. Это моя вина.
Все, что Феба слышала о жизни Ника дома, предполагало его постоянное стремление уйти от ответственности, обвинить других. Но здесь Ник вышел вперед и признал свою вину.
Это хорошо с его стороны… но, Боже, что же он сделал с Джайлсом! Он даже представить себе не может.
— Он ничего не испортил. — Джек уже вышел из воды. Прежде чем зайти в воду, чтобы проверить лодку, он скинул ботинки, но не закатал джинсы. Нижняя часть штанин была темной и мокрой. — Прости, Ник. Знаю, что это оскорбительно, но когда я услышал, как Джайлс просит тебя, я потом спустился вниз и проверил твои узлы. Может, Джайлс тебе и доверяет, но я, видимо, нет. А следовало бы. Я всегда терпеть не мог, когда мой отец все за мной проверял. Узлы оказались надежными, я тянул как следует. Они не могли ослабнуть Веревки лопнули до того, как развязались узлы. Ник наклонил голову. У него отлегло от сердца.
— Тогда как это случилось? — спросила Элли. — Ты ведь спускалась, Мэгги? Узлы были…
— Я не спускалась сюда вчера вечером! — отрезала Мэгги.
— Нет, спускалась. Ты уходила, когда мы жгли костер. Я подумала, чго ты пошла в туалет, но когда минуту спустя мы ушли, ты поднималась… — Элли замолчала.
Она повернулась к Фебе с полными отчаяния, глазами. Феба поняла свою дочь: Элли не знала, что делать. Она была смущена, встревожена. Элли никогда никого ни в чем не обвиняла.
— Не знаю… — Голос Элли затих. — Может быть, я ошибаюсь.
Не успела заговорить Феба, не успела она подбодрить свою ответственную, наблюдательную дочь, как заговорил Йен:
— Нет! Ты не ошиблась. — Его голос стал резким. — Мэгги, ты спускалась вчера вечером к мосткам? Ты отвязала лодку?
Мэгги злобно на него посмотрела.
— Вы все думаете, что это место такое уж распрекрасное. Все тут такое расчудесное…
— Мэгги, ты отвязала лодку Джайлса?
— Нет. То есть я немного навалилась на опору и, может, могла немного ослабить узел, не знаю. Какое мне до этого дело?
Мэгги отвязала лодку Джайлса. Это было сделано намеренно. У костра все говорили о том, что поднимается ветер. Она поняла, что может случиться.
— Но это же просто лодка! — запротестовала она. — Так чего…
— Заткнись! — осадил ее Йен.
— Хорошо, я заткнусь. — Мэгги круто развернулась и зашагала вверх по ступенькам.
— Она бы этого не сделала, — Джойс, поняла Феба, станет защищать Мэгги в любой ситуации, — если бы не была здесь так несчастна. Она не виновата. Вы не можете ее винить! — И она побежала в горку вслед за дочерью.
Йен смотрел, как она уходит.
— Мэгги пятнадцать лет. Она достаточно взрослая, чтобы отвечать за свои поступки, — сказал он. Медленно повернулся к Джайлсу: — Я понимаю, что деньгами этого не исправишь, но…
Джайлс поднял руку.
— Не надо.
Обычно Джайлс не признавался, когда ему было больно. Он так много настрадался в детстве, а потом на работе, что просто не мог принимать все близко к сердцу.
Но от этого ему стало больно.
Он с трудом выговорил:
— Джек, я больше не хочу ее видеть. Ты позаботишься о ней? Утопи, сожги, мне все равно.
Джек кивнул:
— Разумеется.
Джайлс повернулся и стал карабкаться наверх. Феба сделала шаг следом. К ней подошла Гвен и взяла у нее из рук Томаса.
— Спасибо, — прошептала Феба.
Элли догнала ее наверху лестницы.
— Мама, мама! С папой все хорошо?
— С ним все будет хорошо. Но сейчас он очень расстроен.
— Я ненавижу Мэгги! — Элли побледнела, у нее проступили веснушки. — Она ужасная.
— Сейчас она кажется именно такой.
За плечом Элли появился Ник.
— Хотите, чтобы мы увели малышей? Мы можем отвести их в песчаный карьер или куда-нибудь еще.
— Вы нам этим очень поможете, — сказала Феба. — Они, кажется, не завтракали. Возьмите коробку хлопьев и одноразовые миски. — Джойс так охаяла одноразовые миски, которые купила Гвен, что никто ими не пользовался, но сейчас Фебе было наплевать, что подумает Джойс. — Устройте пикник. Гвен забрала Томаса. Я уверена, что она справится, но все равно спросите ее.
Ник кивнул.
— Феба… скажите Джайлсу, что я очень сочувствую ему из-за лодки, правда, — сказал он.
Феба коснулась его щеки.
— Мы знаем.
Она обняла Элли и пошла по дорожке, ведущей к новому дому, но через открытую дверь-сетку услышала голоса Джойс и Мэгги. Джайлса там быть не могло, он не пошел бы туда, где эти двое. Не пошел бы и в бревенчатый дом, потому что сейчас они там не живут. Она заглянула в гараж, где он всегда чинил лодку, но, конечно, его и там не было. Гараж был слишком полон воспоминаниями о лодке.
Вот как все обернулось — он страдает, и у него здесь даже нет своего угла, куда можно было бы уйти.
Она обогнула дровяной сарай. Джайлс сидел здесь, на пне, свесив руки между колен. Пень использовали в качестве колоды при рубке дров, вокруг лежал толстый слой щепок, они были светлые и пахучие. Подойдя, Феба обняла мужа за плечи.
Как она была благодарна Гвен за то, что та взяла Томаса, что ей не нужно сейчас держать на руках ребенка, что в этот момент она может быть только женой Джайлса, а не чьей-то матерью.
— О, Джайлс, мне так жаль! Я понимаю, что это будет совсем другое, но давай купим новую лодку. Давай сегодня же поедем в город.
Как быстро она восприняла все изменения, привнесенные Джеком и Гвен! Разговоры, планирование, годы, уходящие на то, чтобы что-то сделать… это было частью пребывания на озере. Джайлс быстро уяснил этот свод законов. Именно поэтому он отремонтировал лодку, а не купил новую, именно поэтому он два года удил рыбу с каноэ, пока чинил ее, потому что был готов делать все так, как делают Ледженды.
Но все изменилось, настало время это признать.
Джайлс покачал головой:
— Я понимаю, что всем стало бы лучше, если б мы так и поступили. Но я не хочу, чтобы инцидент казался исчерпанным, когда это не так.
Она запустила пальцы в его волосы. Он, как всегда, был абсолютно прав. Она много раз проявляла слишком большую готовность согласиться с решениями, которые казались правильными.
— Я понимаю, что ты расплачиваешься за ошибку Йена. Вчера вечером он слишком цеплялся к Мэгги. Она хотела бы испортить что-то из его вещей, но побоялась его огорчить и поэтому причинила боль тебе.
— Вообще-то мне все равно…
Феба услышала звук лодочного мотора. Интересно, кто это решил прокатиться на водных лыжах? Потом она вспомнила. Должно быть, это Джек готовится отбуксировать куда-то лодку Джайлса.
Джайлс тоже услышал это и встал. На поверхности пня были видны глубокие V-образные зарубки — Ник учился колоть дрова, он иногда прикладывал слишком много сил, и его колун всем весом впечатывался в пень.
— Лодка была единственным, что я здесь любил. Поэтому, с моей точки зрения, нет причин сюда возвращаться. В других озерах рыба лучше. Видит Бог, в любом другом месте можно найти больше комфорта и уединения.
— Что ты такое говоришь? — Феба прислонилась к дереву.
Он засунул руки в карманы. Он не часто это делал. Так он мог потерять равновесие.
— Я приезжал сюда в течение шестнадцати лет ради тебя и детей. Я знаю, что им здесь хорошо, здесь их двоюродные братья и сестры, и я знаю, как много озеро значит для тебя, но теперь моя очередь, Феба. Я взрослый человек. У меня тяжелая работа, я хорошо зарабатываю. Но в отпуске мне приходится играть роль зятя. Сначала я делал это ради тебя, сейчас делаю ради детей. Но что здесь было для меня? Лодка. И ее больше нет.
Феба понимала, что все это правда, и со страхом ждала продолжения.
— Нам пора отдыхать своей семьей, — сказал Джайлс.
— Где-то в другом месте? — выдохнула она.
— Да. Мне все равно где. Если хочешь, это может быть здесь же, в Миннесоте. Здесь полно озер. Давай найдем другое и построим свой дом, достаточно просторный для нас шестерых.
— И не приезжать сюда?
— Не так, как сейчас, не на месяц. Может, на неделю. Так делает большинство, Феба. Они не проводят целый месяц со своими родственниками.
— Но дети…
— Ничего страшного с ними не случится. Двоюродные братья и сестры, бабушки и дедушки важны, но дети должны понять, что на первом месте их родители и родные братья и сестры.
На первом месте… Феба почувствовала, что у нее кружится голова. Она согласна с Джайлсом. Но неужели она так жила? Неужели ее мать всегда была слишком важна для нее? Не только после смерти, но и при жизни? Неужели она мешала им с Джайлсом положить начало собственным семейным традициям?
Она не могла возражать. Она могла лишь сидеть, привалясь к березе и опершись ладонями о мох. Ей хотелось кричать, извиняться. Я была не права, кругом не права. В глазах встали слезы. Ее грызли вина и страх. Это должно было когда-то случиться.
Она должна была потерять озеро.
Она любила Джайлса, любила всем сердцем. Она уважала его, как никого другого на свете. И ради него она собиралась отказаться от озера.


За все время сцены у мостков Хэл не произнес ни слова. Гвен пыталась представить себе, что случилось бы, если бы на его месте оказался Джон, ее первый муж. Он взял бы все в свои руки. Рявкнул бы на Мэгги, отправил ее в свою комнату. Отмахнулся бы от Джойс, отказываясь слушать ее оправдания. Обе они забыли бы о своей вине, позволив ей отступить перед злостью на Джона, а все остальные чувствовали бы себя бесполезными, неспособными действовать.
Гвен также подозревала, что если бы Элеонора, первая жена Хэла, оказалась здесь, она бы тоже взяла все в свои руки, верша правосудие, как считала нужным.
Иногда лучше, чтобы ситуация рассосалась сама собой.
Она принесла Томаса в главный дом и уложила спать — было время предобеденного сна. Вымыла посуду, оставшуюся после завтрака, а потом пришел Хэл и сказал, что посидит со спящим мальчиком. Она направилась в новый дом. Негромко постучала и вошла.
Гвен не заходила в этот дом с тех пор, как все приехали. Она забыла, какой он светлый, какой прекрасный вид открывается из окон. Берег перед этим домом был скалистый, деревьев тут было немного, поэтому прямо из окон виднелось озеро. Из главного дома, где жили они с Хэлом, вид открывался на лес, да и окна были меньше. Из них можно было увидеть только ветки и сосновые лапы.
Домами распорядились неразумно. Есть и готовить надо было в этом доме.
Йен, Мэгги и Джойс — все были здесь, и все они читали. Йен, сидя у стола, просматривал каталог. У Мэгги и Джойс было по детективу. Они казались алкоголиками, отчаянно нуждающимися в выпивке перед лицом стресса.
На что окажется похожей эта семья, если отобрать у них книги? Это может заставить их взглянуть в лицо реальности, вынудит проводить время вместе. Теперь Гвен поняла, почему для них было так важно приезжать туда, где нет ни телефонов, ни телевизора, ни газет. Они не верили, что могут быть семьей при наличии внешних отвлекающих факторов, что обратят внимание друг на друга, если надо будет прочитать утреннюю газету или перезвонить в ответ на чей-то звонок.
Йен поднял на нее глаза, и Гвен показалось, что в них она прочла мольбу.
Мы в тупике. Мы не знаем, что сказать друг другу. Мы не знаем, с чего начать. Помогите нам.
Она заговорила:
— Мэгги, тебе нужно извиниться, и я жду, что ты сделаешь это до обеда.
Мэгги начала было протестовать, но Гвен не обратила на это никакого внимания.
— Сначала ты должна извиниться перед Джайлсом. Ты, возможно, не понимаешь, какой удар ты ему нанесла, но все равно ты должна извиниться. И затем ты должна извиниться перед всеми за свое дурное поведение и за то, что испортила всем утро.
— А передо мной никто не собирается извиняться? — запальчиво спросила Мэгги.
Гвен подумала, что не стоит этому удивляться. Как пагубно позволять ребенку быть таким эгоцентричным.
— Нет, — твердо сказала она, — перед тобой никто извиняться не собирается.
— Это вас не касается, Гвен, — заявила Джойс.
— То, как вы предпочитаете воспитывать своих детей, меня не касается. Но покой за семейным столом — это моя забота, и мы не можем делать вид, что ничего не произошло.
— Я не собираюсь извиняться. — Мэгги швырнула книгу на пол. — Да я в гробу видала ваш чертов семейный стол! И если кому-то есть дело до вашего дерьмового семейного стола…
— Мэгги… — Йен, казалось, был потрясен.
— Да ради Бога, папа! Не будь таким лицемером. Вы с мамой только и делаете, что жалуетесь на Гвен. Как только она поворачивается к вам спиной, вы ноете и жалуетесь. А сейчас вдруг…
— Мэгги! Теперь ты должна извиниться и перед Гвен.
Ну и семейка! Мэгги разбила лодку Джайлса, а все сидят и читают. Но когда она сказала правду, они наконец-то заставляют девочку извиняться.
— К чему все это дерьмо с извинениями? — взорвалась Мэгги. — Это же ничего не изменит! Кстати, что уж такого особенного в этой чертовой лодке Джайлса? Пусть купит новую. Вы же все время говорите, что они не пользуются деньгами бабули, как мы. Пусть начнут.
Гвен не представляла, как бы она поступила, если бы вот так заговорил кто-то из ее детей. Может, с Мэгги уже ничего нельзя сделать? Она и вправду не знала.
Но она выполнила свой долг, уртановила свои правила. Остальное в руках Йена и Джойс.
— Я все сказала, — мягко, но твердо произнесла Гвен. — Ты не сядешь за стол со всей семьей, пока не извинишься.
— Можно подумать, меня это волнует! Я не смогу поесть вместе с отважным рыцарем и мисс Добродетелью. Мое сердце разбито!
Гвен повернулась и вышла, хлопнув дверью. Вернулась в главный дом, собрала перекусить и поехала на велосипеде в песчаный карьер. Ник играл с детьми. Коробка хлопьев, пакет молока и использованные миски были аккуратно сложены на обочине.
— А где Элли и Эмили? — спросила Гвен.
— Полагаю, в дамской комнате. — Ник скорчил рожицу.
Видимо, они не просто отошли по маленькому в кустики.
— А туалетная бумага у вас есть?
— Элли взяла с собой евою поясную сумку, и я не удивлюсь, если у нее там запрятан по меньшей мере биотуалет.
Было непривычно и приятно слышать, что Ник положительно о ком-то отзывается.
— Она хорошая девочка, да?
— Она не прячется за других и делает свою часть работы. — Он посмотрел под ноги, а затем снова поднял глаза на Гвен. — Как получилось, что Вэл и Барб все время все сваливают на тебя?
— Потому что я им это позволяю, — ответила Гвен. — Вероятно, не стоит этого делать, но привычки трудно изменить. Барбара — моя младшая сестра, Вэлери — ее дочь. Не вини себя за то, что и тебя, как ты выражаешься, «свалили». Этим летом ты нас порадовал.
Ник опустил голову.
— Не знал. — Затем посмотрел в сторону леса. — Мэгги правда сделала редкую гадость, да?
Гвен кивнула:
— Да.
— Мне кажется, что в этом виноват я.
Феба рассказала ей, что, по-видимому, произошло во время путешествия на каноэ. Гвен покачала головой:
— Нет, Ник, что бы ты ни сделал, ты не можешь считать это своей виной. Мэгги всю жизнь получала все, что хотела. Это не из-за тебя. И… — Гвен не знала, как это сказать, — говорят, что ты ничего не сделал.
Это было мнение Джека, он был убежден, что Ник с Мэгги не занимались сексом, хотя у него, похоже, не было никаких оснований так думать.
Ник ухмыльнулся, и на мгновение Гвен вспомнила Джека, каким несносным и высокомерным он всегда был в этом возрасте.
— В этом-то все и дело. Не могу отделаться от мысли, что ничего бы этого не случилось, если б у нас с ней что-то было.
Гвен не собиралась соглашаться с этим мнением.
— Сомневаюсь, но давай не будем оглядываться назад.
Появились Элли и Эмили. У Эмили «заболел животик», сообщила Элли, и она хочет вернуться в дом.
— Это ничего? — спросила она у Гвен.
— Ну конечно.
Пятилетняя Эмили со своими обычными жалобами на желудок имела столько же прав на внимание родителей, как и Мэгги. Но оказалось, что она его не получит.
Гвен поехала на велосипеде к домикам и попросила Хэла съездить за Эмили на машине. Томас уже проснулся. Она взяла его и пошла по дорожке, ведущей к другим домам. Навстречу ей вышел Йен.
— Мэгги и Джойс укладывают вещи, — сказал он. — Они уезжают домой.
— О, Йен, — вздохнула она. — Это так необходимо?
— Джойс, видимо, считает, что да. Мэгги все утро говорила, как ей ненавистен отдых здесь. Но это неправда, она в ужасе от происшедшего. Она загнала себя в угол, и мне кажется, что мы должны любой ценой помочь ей выбраться из этого угла, но Джойс так не кажется. Я считаю, что вы были правы, когда велели ей извиниться, но Джойс этого не понимает.
— Вы все уезжаете или только они обе?
— Джойс считает, что мы все должны уехать, но я не хочу, чтобы Мэгги лишила отдыха Скотта и Эмили. Надеюсь, вы не возражаете, если мы трое останемся?
— Ну конечно. — Тут Гвен вспомнила, зачем она приехала. — Эмили неважно себя чувствует. Я думаю, что это обычный понос, но здесь не самое лучшее место для такого случая. Может, Джойс захочет остаться, по крайней мере пока она не поправится.
— Я ей скажу, — ответил Йен. — Но думаю, это ничего не изменит.
Так и оказалось. Хотя ей было всего пять, Эмили знала свои обязанности, знала свое место в семье.
— Не волнуйся, мамочка. Если вам с Мэгги надо куда-то поехать, поезжайте. Здесь Элли.
От ее тихого голоска у Гвен разрывалось сердце. Дети не должны быть такими хорошими.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Конец лета - Зейдель Кэтлин



Не понимаю, почему этот умный, глубокий, красивый роман имеет такой низкий рейтинг. И ни одного комментария. Было очень грустно читать о каких-то обыденных вещах, "конец лета" - какое отличное название. Эта история кажется хорошо продуманной, даже выстраданной, размеренной. К ней хочется возвращаться, в ней хочется быть, переживать ее. Спасибо, Кейтлин, что подарила нам такой роман.
Конец лета - Зейдель КэтлинДинара
26.11.2014, 17.26





Полностью согласна с Динарой
Конец лета - Зейдель КэтлинИрина
27.11.2014, 18.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100