Читать онлайн Куртизанки, автора - Цайдлер Пауль, Раздел - Глава I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куртизанки - Цайдлер Пауль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куртизанки - Цайдлер Пауль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куртизанки - Цайдлер Пауль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Цайдлер Пауль

Куртизанки

Читать онлайн

Аннотация

Великие соблазнительницы - маркиза де Помпадур, графиня фон Платен, леди Гамильтон... Власть этих блистательных женщин над самыми могущественными европейскими монархами принесла им широкую известность, хотя в разглашении любовных тайн не были заинтересованы ни королевские фаворитки, ни их высокие покровители.
Исторические новеллы, из которых составлена эта книга, в яркой, увлекательной форме рассказывают о том, что происходило за неприступными дворцовыми стенами в Лондоне и Париже, Флоренции и Санкт-Петербурге и во все времена тщательно скрывалось от глаз и ушей людских


Следующая страница

Глава I
БЬЯНКА КАПЕЛЛО
(1548—1587)

Почти четверть века за этой женщиной с пристальным вниманием следил весь мир. Нищета, унижения, затем небывалое восхождение и роскошь были неразрывно связаны с именем Бьянки Капелло, Великой герцогини Тосканской.
Около 1563 года Пьетро Бонавентури, молодой флорентиец, привлекательный и бедный, покинул родину в поисках счастья. Он остановился в Венеции у своего земляка, торговца, дом которого был расположен в переулке, примыкавшем к палаццо Капелло.
Шестнадцатилетняя, самая красивая венецианка своего времени, Бьянка встретила в одном из церковных коридоров Пьетро Бонавентури. Этот смазливый легкомысленный юноша, банковский служащий в торговом доме Сальвиати, стал судьбой девушки. Он был невероятно честолюбивым, жаждущим славы, падким к безвкусной роскоши. До него дошли слухи о прекраснейшей дочери города в Лагуне, прелестной венецианке Бьянке Капелло. Чтобы фортуна улыбнулась ему, он, простолюдин, выбрал прямо-таки шутовской наряд. Он украл деньги, купил пурпурно-красную шелковую куртку и такого же цвета берет и стал искать встречи с Бьянкой. Когда девушка выходила из собора св. Марка, она увидела его. Всего лишь взгляд, всего лишь безмолвное «да» из-под целомудренно опущенных ресниц, и судьба обоих была решена.
К шутовскому наряду прибавилась фальшивая фамилия. Для ни о чем не догадывавшейся девушки имя Пьетро Сальвиати звучало особенно привлекательно...
А в великолепном палаццо Капелло жил Бартоломео Капелло только с одной мыслью – выдать свою прекрасную дочь замуж за достойного человека. От своей умершей матери, урожденной Морозини, Бьянка получила богатое наследство.
Бьянку Капелло охраняли с неслыханной строгостью. Она ни под каким видом не смела показываться у окон, выходивших на канал. Она вознаграждала себя тем, что каждый вечер выходила подышать воздухом к маленькому, высоко расположенному окну, выходившему на улицу, где жил Бонавентури. Он увидел ее и полюбил. При помощи знаков Пьетро удалось признаться в любви, но он не мог проникнуть в палаццо. За малейшую попытку общения обоим любовникам грозила бы смерть. Но любовь заставила надменную красавицу достать ключ от калитки и выйти на свидание. Это можно было сделать только ночью, когда слуги спят. Первая встреча имела продолжение. Бьянка выходила каждую ночь, оставляя дверь слегка приоткрытой, и возвращалась перед рассветом. Однажды она забылась в объятиях любовника. Мальчик из булочной, идя спозаранку в соседний дом, чтобы взять хлеб, заметил полураскрытую дверь и вошел в нее.
Возвращающаяся Бьянка увидела, что ей грозит раскрытие тайны и гибель. Она возвращается к Бонавентури и все рассказывает.
Долгими глухими ночами беспечно отдавалась обманутая девушка своему счастью. Но вот все рухнуло: беззаботная юность, роскошь и счастье. Бьянка ждала ребенка... Она с ужасом поняла, что единственным спасением для нее и Пьетро было бегство. Законы венецианского общества были очень суровыми и обрекали на изгнание и отлучение от церкви девушку, которая сознательно отдавалась любимому человеку.
Наступил день бегства, и разразился скандал в палаццо Капелло. Никогда еще падение с небес на землю не было таким ужасным. Когда Бьянка стояла перед алтарем придорожной церкви, чтобы обручиться с Пьетро, она узнала, что была подло обманута.
Бьянка была благородной венецианкой, и она каждый раз вздрагивала, когда священник при произнесении обрядовой формулы повторял «Пьетро Бонавентури»...
А в Венеции в это время готовилось возмездие. Высший Совет под председательством дожа собрался на суд. В этот Совет входил также дядя Бьянки – Гримани, епископ Аквилен.
Они утверждали, что в их лице оскорблена вся венецианская знать. Они приказали бросить в тюрьму дядю Бонавентури, который умер в оковах.
В герцогском палаццо был вынесен приговор. Служанка Бьянки и дядя Пьетро были осуждены за помощь в побеге на пожизненное заключение в тюрьме. Совратитель Бьянки Пьетро Бонавентури был единодушно приговорен Сенатом к смертной казни. За поимку беглецов была назначена сумма в 1000 дукатов. Такую же сумму со своей стороны назначил глубоко оскорбленный отец Бартоломео Капелло.
Такой приговор был хуже мгновенной смерти! Впоследствии Бьянка поняла весь ужас своего положения. Она, избалованный, ухоженный ребенок из богатого, старинного рода, была вынуждена неделями скитаться как простая нищенка. Непродолжительные остановки в монастырях и харчевнях, а потом дальше, дальше... Золотой дождь из 2000 дукатов заманчиво светил сыщикам, и они не прекращали преследование.
Однако случилось чудо. Беглецы добрались до Флоренции. Они нашли прибежище у родителей Пьетро. Однако и оно оказалось призрачным для Бьянки, она глубоко разочаровалась в родственниках мужа. Старшие Бонавентури, тупые ханжи, ненавидели жену своего сына. Теперь, когда глупые мечты их сына привели к таким печальным последствиям, они перенесли все свое негодование на молодую женщину...
Бьянка училась молчать... Она родила дочь, но положение молодых людей не менялось. Они были по-прежнему беглецами и не должны были выходить из грязной убогой каморки. Эти мучения многому научили Бьянку. В ее душе умерли мягкость и нежность. Однако страдания не коснулись ее внешности. Еще привлекательнее стала она после рождения ребенка.
Пришел день, ставший поворотным в судьбе Бьянки. Однажды она забыла об осторожности и выглянула в окно. Проезжавший в это время на лошади дворянин заметил ее. Он был мгновенно очарован ее красотой. Дон Франческо ди Медичи не мог забыть прекрасную незнакомку у окна бедного жилища. Он был богат и обладал огромной властью. Марчеза Мандрагоне, одна из его придворных дам, с готовностью взяла на себя нелегкую роль посредницы. Всего один визит Бьянки в дом Марчезы решил все. Бьянка вскоре получила новое приглашение.
Разговор зашел об опасностях, постигших ее. Наконец у нее спросили, не желает ли она представиться наследному князю, который, заметив ее у окна, испытывает живейшее желание засвидетельствовать ей свое почтение.
Бьянка слегка смутилась, в эту минуту появился князь. Хозяйка прочла в глазах гостьи, что благородное поведение князя уничтожило всякое недоверие Бьянки. Дон Франческо выступил в роли спасителя молодой женщины. Бьянка с глубокой благодарностью приняла подарок Его Светлости.
И всего за несколько дней участь беглецов совершенно изменилась. В качестве жилища они получили целую виллу. Форма была соблюдена: Пьетро получил в свое распоряжение весь нижний этаж, а Бьянка весь верхний. Дон Франческо ди Медичи выхлопотал у Сената право на жительство для обоих беглецов.
И вот наступило избавление. Прекрасная Бьянка сильно изменилась в своем новом жилище. Из милой девушки она превратилась в хладнокровную Цирцею. Испытав страшную нищету, она уже не могла стать такой, какой была. Бьянка теперь хотела только одного: выйти замуж за дона Франческо! Но до этого было далеко. Ведь ее мужем был Пьетро, а католическая церковь не разводила тех, кого соединила. К тому же в старом дворце Медичи Поджио э Кайяно жил ее злейший враг, герцог Козимо, отец дона Франческо. Козимо I правил во Флоренции в середине XVI века. Он слыл счастливейшим государем своего времени, хотя сейчас его пожалели бы за несчастья.
14 апреля 1542 года у него родилась дочь Мария, которая выросла блестящей красавицей, проявляя в этом наследственное свойство семьи Медичи. В нее безумно влюбился паж отца Малатеста да Римини. Старый испанец Медиам, охранявший принцессу, застал их однажды утром в позе скульптуры «Психея и Амур».
Прекрасная Мария умерла от яда; Малатеста, брошенный в темницу, сумел сбежать через двенадцать или пятнадцать лет. Он уже достиг острова Кандия, которым управлял его отец на службе у венецианцев, но пал от ножа убийцы.
Вторая дочь Козимо была замужем за герцогом Альфонсо Феррарским. Столь же прекрасная, как сестра, она разделила ее участь: муж приказал заколоть ее.
Их мать, великая герцогиня Элеонора, переживала свое горе в роскошных садах в Пизе, которая являлась ее собственностью. Она была там с двумя сыновьями: доном Гарсией и кардиналом Джованни Медичи в январе 1562 года. Они затеяли ссору на охоте из-за дикой козы, убийство которой каждый приписывал себе. Дон Гарсия убил брата ударом кинжала. Герцогиня, обожавшая его, пришла в ужас от совершенного им преступления, была в отчаянии, но простила. Она рассчитывала на такие же чувства со стороны мужа, но преступление было слишком чудовищно. Козимо, придя в ярость при виде убийцы, вскричал, что не хочет иметь в своей семье Каина, и пронзил его шпагой. Мать и обоих сыновей похоронили вместе.
Козимо нашел себе утешение в отваге и хитрости, в которых нуждался для развращения сердец подданных. Он преуспел в этом, и его сын, великий герцог Франческо, мог, не тревожась за свою корону, целиком отдаваться страсти к наслаждениям.
Бьянка знала об этом и постоянно была начеку, поэтому подносила богатые подарки и затыкала рты сплетникам деньгами. Это подействовало. К тому же она пользовалась поддержкой принца Франческо. Холодный по натуре, недоверчивый вельможа был предан умной венецианке. Он стал ее рабом, хотя Бьянка оставалась его верной прислужницей. Этой покорностью она привязывала его все больше, и он полюбил ее пленительно красивые руки, пышные бедра, золотистые волосы, идеальной красоты лицо, умный взгляд. Бьянка же не была ослеплена своей любовью.
Герцог-отец в своем замке проклинал ее. После бурно прожитой жизни он разогревал свою кровь с помощью чар всегда находящейся под рукою жены, Камиллы Мартелли. Он не мог понять увлечения своего сына, поэтому проклял Цирцею из Венеции. Пусть лучше она сгинет в свинцовых казематах Венеции со своим банковским служакой! Как бесцеремонно она мешала его планам! К тому же Франческо должен был вот-вот жениться, он выбрал ему в супруги благородную эрцгерцогиню Иоганну Австрийскую, сестру императора Максимилиана. В каждой складке своих тяжелых одежд она как будто несла закостеневший испанский церемониал Питти. Со стороны матери герцогиня была очень знатного происхождения. И, не отличаясь особой привлекательностью, она должна была стать достойной супругой Медичи, его сына.
Бьянка, узнав о планах Козимо, только рассмеялась. Ее время еще не наступило... Она дала Франческо полную свободу, чтобы он мог жениться на навязанной ему женщине. Этой уловкой она еще крепче привязывала к себе влюбленного вельможу.
Во время свадебных торжеств, обставленных Флоренцией с невиданной роскошью, на малопривлекательную сестру императора из Вены едва обратили внимание. Всеобщее восхищение вызывала Бьянка. Она блистала своей победоносной красотой. А та, другая женщина, сидящая на троне, бледная и всеми покинутая, никогда не будет ей соперницей. И Франческо тоже понял это очень скоро, так скоро, что буквально через несколько дней после своего бракосочетания отправил к Бьянке своих придворных с ценными подарками. Она понимала, что это значит. Именно она была непризнанной повелительницей дона Франческо ди Медичи. Но ее притязания на этом не заканчивались. Конечной целью был дворец Питти с его сокровищами и роскошными залами, воплощенное в камне могущество Медичи...
Князь был без ума влюблен, а Бьянка немного скучала, ибо и в Венеции, и во Флоренции вынуждена была вести жизнь затворницы. Дон Франческо под разными предлогами увеличивал состояние ее мужа и постепенно привязал к себе жену простотой и нежностью обхождения. Она долго сопротивлялась; наконец князю удалось образовать то, что в Италии называется tringolo eguilatego (равносторонний треугольник).
Тем временем Пьетро Бонавентури превратился в проклятье для флорентийцев. Его плебейские наклонности только расцвели. Он был во всех отношениях несдержан и примитивен. Богато одетый, сорящий деньгами направо и налево, он проводил дни и ночи в укромных будуарах прелестных флорентийских дворянок. Пьетро не был дворянином. Еще не остыв от пыла любовных ночей, он бродил по улицам и рассказывал случайным знакомым, откуда он возвращается. Народ возмущался! Дон Франческо узнал о его скандальных похождениях и рассказал Бьянке. Напуганная, она попыталась предостеречь мужа, однако не представляла разделявшую их пропасть. Он сгорал от ненависти и уже забыл, что сделал ее несчастной и должен быть ей благодарным... Он грязно оскорблял ее, угрожал, что уничтожит, и не догадывался, что дон Франческо был свидетелем этого разговора... И когда Пьетро в одну из ближайших ночей возвращался от знатной флорентийки Кассандры Риччи, на него напали и убили.
Бьянка была потрясена. Ведь с именем убитого ее связывало многое. Он был отцом ее ребенка. И если позднее она не скрывала, что больше не любит его, то свое отношение к нему не меняла никогда. Бьянка относилась к нему как старшая сестра, всегда готовая прийти на помощь. Расставание бывших влюбленных было щедро оплачено. Она давала ему все, что он хотел. Но все это не мешало мелкому искателю приключений хулить ее и глумиться над ней в объятиях своих любовниц!
Принц Франческо прекратил по просьбе Бьянки преследование убийц Пьетро. Но, конечно, все это было подстроено. Он был доволен, что Бьянка стала свободной. К сожалению, венецианский гуляка так и остался неизбежным дополнением к его, Франческо, счастью. Ведь он был законным супругом Бьянки, и этот факт невозможно было забыть...
Со смертью Пьетро прекратились различные конфликты. Дон Франческо был дворянином, он был влюблен. И Бьянка чувствовала рабскую любовь своего повелителя со все возрастающим удовлетворением.
Его отношение к своей подруге сестре императора, было весьма прохладным. Она должна была принести наследника. Это состояние делало ее еще менее привлекательной... Так как она была очень набожна, то постепенно замкнулась в кругу своей венской свиты – таких же, как она, набожных женщин. Иоганна возненавидела все в этой стране: прекрасную природу, красивый город, яркое солнце, всегда веселый народ.
А в народе росло сочувствие к ней. Ведь Пьетро Бонавентури обидел очень многих. И теперь светловолосая Цирцея должна была за это расплачиваться. Обыватели зубоскалили и высмеивали «метреску» при малейшей возможности. Смиренно страдающая супруга дона Франческо стала в их глазах символом невинности и образцовой набожности.
У Бьянки, которая через своих многочисленных шпионов была постоянно в курсе событий, хватало ума, чтобы не слишком раздражать флорентийцев. Она оставалась достаточно сдержанной. Однако стоило ей появиться в золотых носилках, сказочно наряженной, и все видели, что счастливая улыбка не сходит у нее с лица. Этой улыбкой она еще крепче привязывала к себе вельможу. Он поклялся ей перед изображением Мадонны, что они поженятся, когда оба будут свободны, и Бьянка успокоилась. Достаточно умная, чтобы не опережать события, она запаслась терпением. Красавица Бьянка устраивала пышные балы и уже этим располагала к себе высший свет Флоренции. Ей это было необходимо. Народ Флоренции не переставал судачить о Бьянке Капелло. Ее жизнь должна была быть постоянным событием для Флоренции – и так навсегда!
Донна Иоганна чувствовала себя одинокой и несчастной в огромном Питти. В бессильной ярости она понимала, что никогда не сможет победить свою соперницу. Однажды, выйдя из себя при случайной встрече с Бьянкой, она тут же отдала приказ своей страже бросить любовницу мужа в Арно. И этот приказ вот-вот должен был быть приведен в исполнение. Духовнику донны Иоганны в последний момент удалось благодаря своему тактичному посредничеству загасить этот неслыханный скандал.
Убийство Пьетро лишь слегка огорчило обоих любовников. По мере того как Медичи становился суровым и мрачным, он все более хотел развеяться в обществе живой и очаровательной Бьянки. Жену князя называли во Флоренции королевой Джованной.
А тем временем брат и сестра Франческо, переполненные легендарным и безграничным тщеславием рода Медичи, преследовали только одну цель: чтобы папа римский произвел их отца в Великие герцоги Тосканы. Фердинанд, римский кардинал, видел большую выгоду в этом событии. Он был вторым сыном Козимо, и его шансы на наследство были не такими высокими, как у Франческо.
Для удовлетворения честолюбивых планов требовались неслыханные суммы. Их сестра Изабелла, супруга Джордано Орсини, надеялась вымолить у отца, если он станет Великим герцогом, небольшое одолжение: она хотела расторгнуть свой несчастливый брак. Ведь ее брат кардинал и слышать об этом не хотел. Он был сыном своего времени, поэтому супружество казалось ему понятием нерушимым...
Изабелла была частым гостем в замках Бьянки. Восхищение прекрасной венецианкой, ее гостеприимством заставляло ее все чаще посещать Флоренцию. А Бьянка в самом деле была очень находчивой хозяйкой. Изабелла хотела, чтобы ее повсюду сопровождал в качестве пажа ее племянник. И в этом Бьянка оказала ей помощь без лишних слов. Вдали от Рима, вдали от шпионов недоверчивого мужа отдавалась Изабелла своему шальному греховному счастью.
В 1569 году по указу папы Пия V Козимо стал Великим герцогом Тосканским. Все итальянские властители заявили протест. Но это ни к чему не привело.
С невероятной пышностью коронация была отпразднована в Риме. Род Медичи использовал это, чтобы в очередной раз показать все свое могущество. В эти праздничные, наполненные суетой дни можно было увидеть даже саму донну Иоганну, однако она уже совершенно отдалилась от своего супруга. Все такая же бледная и некрасивая, сидела она на своем герцогском троне. Дни ее были совершенно однообразны. Она уже не ориентировалась в окружающей действительности, и Питти стал местом ее ссылки. Две ее дочери росли робкими и запуганными. Строгое, почти затворническое уединение их матери и ее свиты действовало подавляюще на детей. Дни их были заполнены молитвами. Любое выражение естественных чувств было запрещено. Бьянка все это знала.
Заранее все рассчитав, она подружилась с кардиналом Фердинандом и прекрасной Изабеллой. И если даже они не очень ей нравились, она научилась не подавать виду. У нее было завидное самообладание, прямо-таки мужская сила воли облегчала ей жизнь, и Бьянка никогда не позволяла себе расслабиться. У нее была только одна забота: постоянно контролировать свое поведение! Поэтому ее смиренная преданность Франческо была неизменной.
Ведь он вывел ее из мрака, в котором она жила, и помог выбраться из ужасной нищеты. Она была достаточно благородной, чтобы когда-либо забыть это.
Между тем герцог Козимо умер, и Франческо занял его место. Теперь он был свободен во всех отношениях и засыпал свою куртизанку ценными подарками. Обычно довольно скупой, для нее он не жалел денег. А вот собственной его жене не доставалось ничего! Новый Великий герцог предпочел бы вообще не замечать ее, если бы не тактичное вмешательство его духовника. Случалось даже так, что Франческо в припадке слепой ярости желал, чтобы вся эта компания святош провалилась к черту! Однако он ни разу не дал себе волю слишком увлечься и как-либо оскорбить Великую герцогиню. Ведь он знал народ. И уличные разговоры постоянно доходили до него. Отношения с народом всегда были покрыты лицемерием. И народ никогда бы не простил ему «несчастную супругу» и «блестящую и счастливую Бьянку»...
У Бьянки уже был разработан план. Для жителей Флоренции первостепенное значение имело наследование трона. Пока наследника не было. Хотя Великая герцогиня и проводила перед изображением Мадонны целые дни, сына та ей не посылала. Главный противник Бьянки – старый Козимо – был мертв. И теперь, казалось, наступило ее время. Основное желание Франческо должно было осуществиться, он должен был иметь сына от любимой! И тогда она навсегда привязала бы его к себе. Однако до сих пор все ее старания, молитвы перед изображением Мадонны ни к чему не привели. Бьянка была в отчаянии. По ночам выдержка изменяла молодой женщине, она достаточно ясно представляла, что ее ждет. Ведь если Иоганна родит сына, что тогда?
Бьянка приступила к реализации своих планов. Для этого ей нужны были мужчины, ну и что? Они будут куплены за золото!
По Флоренции пошли слухи: любовница герцога беременна! Бьянка внимательно следила за этим: один слух следовал за другим:
«Великий герцог обезумеет от радости!»
«Вот тогда уж он отблагодарит ее!»
«Да ведь у нее выкидыш, и она больше никогда не забеременеет!»
Бьянка написала в Рим кардиналу Фердинанду, что она подарит своему повелителю сына. С помощью подкупленных врачей и двух служанок Бьянка довела свое мошенничество до конца. Это был блестящий успех ее сильной натуры. В какой-то мере уставшая от постоянных ласк Франческо, Бьянка почти потеряла обычную выдержку. Она даже растерялась. Увенчается ли все это успехом? Однако в этот момент обольстительный голос прошептал ей: «Ты будешь повелевать огромной страной, и твое чело будет украшать корона!» Несмотря на весь свой ум, Бьянка находилась под влиянием прорицателей. Многие представители этого таинственного племени по тайным переходам попадали в покои Бьянки и, щедро вознагражденные, так же тайно выводились обратно...
Болезненные схватки тяжелой беременности вскоре так измучили Бьянку, что она едва могла протянуть руки своему повелителю. А уж когда ей позднее пришлось совсем не вставать с постели, он окружил ее безграничной заботой. Из-под полуопущенных ресниц она наблюдала за выражением его лица и успокаивалась. В притворстве она была артисткой, ей удавалось провести все свое окружение.
И пришел час, когда служанка в футляре от скрипки принесла купленного младенца. Почти все было уже подготовлено. У дверей покоев Бьянки в волнении переминалась ее свита. Измученный долгим ожиданием герцог в это время отдыхал. Когда врачи вытащили ребенка из футляра, Бьянка вскрикнула и рассмеялась... Через несколько минут радостная процессия обошла дворец, провозглашая: «Донна Бьянка только что родила здорового мальчика!»
И по Флоренции уже пошел слух: «У любовницы родился сын!»
«Великий герцог уже пожаловал новорожденному такие права и титулы, на которые любой принц может иметь право только значительно позже...»
«Во славу Святого Антония, которому Великий герцог дал обет, его сын назван Антонио!»
Через несколько недель после этого события у Бьянки возник еще один план. Она написала своему отцу в Венецию, что теперь, когда прошло столько лет, он мог бы простить ее преступление. Из каждой строчки письма проступает образ умной куртизанки, которая, преодолев все трудности, завоевала свое место под солнцем. Ответ пришел скоро. Бартоломео Капелло, с годами смягчившийся, впавший из-за Бьянки в немилость Высшего Совета, был готов протянуть руку примирения своей преуспевающей и могущественной дочери. В таком же духе высказался ее брат Витторе. Они с благодарностью принимали ее приглашение посетить Флоренцию и в ответ приглашали ее посетить отцовский дом. Бьянка ликовала. Прошло 12 лет. Она уже представляла себя в качестве гостьи в Венеции, она снова стала любимой дочерью в палаццо Капелло...
Встреченные почетной свитой, венецианцы прибыли во Флоренцию. Старый патриций, несмотря на свои годы, еще красивый и представительный, в богатой одежде, очень понравился флорентийцам.
В эти дни народу было на что поглядеть.
Бьянка не экономила. День и ночь трудились ее повара: каждый мог здесь поесть и выпить. Один праздник сменял другой. И отец и сын были довольны. Они уже все простили цветущей, зловеще красивой Бьянке. Пеллегрина, дочь Бьянки от Пьетро, и крошечный Антонио быстро стали любимцами деда. К тому же сам герцог Медичи был благодарным и любимым рабом Бьянки, что прибавляло уверенности отцу и сыну.
Тихими ночами Бьянка обсуждала с отцом свое будущее. Ее планы убедили умного Бартоломео, что дочь с честью выбралась из ужасного положения, в которое жизнь забросила ее. Трудно было встретить такую же красивую, такую привлекательную женщину, обладающую подобной силой духа, умением владеть собой в самых тяжелых обстоятельствах. Таким образом, Бартоломео больше не надо было беспокоиться за будущее своей дочери. По-другому было с Витторе. Он был холоден и сдержан. По вине Бьянки ему пришлось претерпеть немало унижений со стороны венецианской знати. И теперь Бьянка должна была загладить свою вину... Сестра быстро поняла в чем дело. Ее основной девиз «За все надо платить!» – учитывался в первую очередь во всех ее планах. И поэтому ее прощание с Витторе было таким многозначительным и многообещающим...
Бьянка очень обдуманно произвела замену ребенка. Казалось бы, все было продумано до мелочей. Только об одном не подумала она – что на того, кто подкуплен, никогда нельзя положиться полностью. И эта основная ошибка грозила ей опасностью. Мать купленного ребенка могла разговориться в любое время. И мало-помалу поползли слухи. А на основе этих слухов стало расти народное негодование...
Как только Бьянка узнала от своих шпионов об этих слухах, она поспешила укрыться в своих покоях. Она хотела поразмышлять в спокойной обстановке. Если этот слух дойдет до герцога, она пропала. Ей было знакомо высокомерие Франческо. Когда речь шла о чести его рода, он был безжалостен. Он так и не смог простить своему отцу, Великому герцогу Козимо, его склонности к юной Мартелли.
Как только Козимо умер, Франческо отправил ее под строгий надзор в монастырь. Бьянка, в предчувствии худших времен, однажды попыталась освободить Мартелли. Однако новый Великий герцог в первый раз сказал своей возлюбленной категорическое «нет». Так все и осталось.
Таким же непреклонным оставался он в ответ на жалобы Изабеллы, которая была вынуждена продолжать жить со своим грубым и неотесанным мужем.
Когда Бьянка вышла из своих покоев, на лице ее не было заметно и тени беспокойства. Она тотчас дала распоряжение устроить особенно пышное празднество. Скороходы собрали к вечеру в ее дворце лучших артистов и циркачей. Она хотела обставить этот праздник с возможно большей изысканностью, чтобы еще раз очаровать холодного по натуре герцога.
Франческо был очень доволен этим вечером. Когда Бьянка поднялась с ним в свои покои, герцог был обласкан как никогда. В эту ночь его любимая была очень соблазнительна... До упоенного ласками господина неприятные признания любовницы доходили не слишком ясно... Он много раз слыхал о «тяжелом грехе из-за любви к тебе», но что значил этот грех по сравнению с доказательствами ее «безграничной любви к нему, повелителю». После проявлений такой любви можно было больше не бояться немилости и скандала. И Франческо прощал все счастливо смеющейся и опьяняюще красивой Бьянке. Будучи в прекрасном расположении духа, он обещал признать Антонио своим сыном и позаботиться о том, чтобы Его Испанское Величество присвоил ему титул. У Бьянки больше не было опасений. Великий герцог Тосканский был так могуществен, что мог даже это. И Бьянка была безгранично благодарна ему. Следующей ее заботой было заставить замолчать врачей и служанок, которые были в курсе событий. Это удалось так хорошо, что никто больше и не пикнул...
В Вене умер император Максимилиан. Его сын вступил на трон. Первым делом он решил восстановить мир и взаимопонимание герцогской супружеской четы во Флоренции. Великий герцог понял намек. Он был достаточно умен, чтобы не омрачать всерьез отношения с Рудольфом II. «Мир» и «согласие» установились в Питти. Иоганна снова забеременела, Франческо с чувством исполненного долга опять перестал посещать резиденцию супруги. Великая герцогиня была счастлива. Она думала, что уж теперь-то полностью оторвала своего мужа от любовницы. И никто из ее окружения не мог набраться мужества вывести ее из этой счастливой уверенности. А так как Бьянка почти постоянно находилась в одном из своих дворцов за пределами Флоренции, Иоганна еще больше уверовала в это заблуждение.
В 1577 г. Великая герцогиня родила сына. Ликование народа было неслыханным. Много дней и ночей Флоренция не могла успокоиться. И Франческо был счастлив. Он, скупой деспот, приказал раздавать деньги народу. Все должны были разделить его радость!
Бьянка пережила едва ли не самые трагические часы своей жизни, но никто не заметил этого. Выражение ее классически прекрасного лица в последующие дни было предметом пристального наблюдения. Однако никаких чувств оно не выражало...
А из Рима пришла весть о том, что Изабелла Орсини убита своим мужем. То же самое случилось с Троило, ее любимым племянником. Бьянка была потрясена смертью любимой подруги. В течение нескольких дней она не выходила из своих покоев.
В апреле 1578 г. Великая герцогиня Иоганна тяжело заболела. Когда она внезапно узнала, что Бьянка по-прежнему остается любовницей ее мужа, у нее, снова беременной, началась сильная горячка. И смерть быстро прибрала к рукам эту изможденную женщину. Народ скорбел. Со всей подобающей пышностью испанского церемониала она была похоронена в родовом склепе Медичи. Бьянка вела себя очень сдержанно. Она приказала убрать все свои дворцы в строгий траур. А сама, инстинктивно угадав, что так будет приятно повелителю, показывалась в простых белых полотняных платьях без украшений.
Клятва Франческо, которую он дал перед изображением Мадонны, приобретала теперь новый смысл. На указательном пальце левой руки Бьянка носила кольцо с гербом дома Капелло. А правая рука оставалась свободной для кольца дома Медичи. Франческо понял намек. Данная им клятва мучила его. Он все так же продолжал любить Бьянку, однако вполне вероятная реакция народа тревожила его. Ведь народ ненавидел Бьянку. Брак Франческо с ней мог вызвать к тому же осуждение итальянских владык. Как бы там ни было, она по-прежнему оставалась вдовой Бонавентури...
Вскоре после похорон Великой герцогини Иоганны у Франческо произошел откровенный разговор с духовником. Священник, настоящий светский человек, знал, как надо разговаривать с герцогом. Он спокойно противопоставил свои контрдоводы, когда Франческо ясно выразил намерение женитьбы на Бьянке.
«Если Великий герцог действительно хочет вступить в брак, в итальянских государствах найдется немало принцесс, которые охотно отдадут ему свою руку. В этом смысле о донне Бьянке вообще и речи быть не может. Ведь она вдова всего лишь банковского служащего!»
Церковь не раз доказывала свое могущество... Франческо был сражен. Он ничего не мог возразить духовнику. Он даже был готов тотчас отправиться в путешествие, чтобы развеяться, как предложил священник.
Бьянка, вскоре узнавшая о разговоре, увидела в путешествии огромную опасность для себя. Однако она не стала ничего предпринимать. Флорентийцы громко и откровенно выражали на улице свое торжество. Среди прочих рассказывались и пережевывались самые дикие варианты:
«Могущественная любовница действительно изгнана!» «Герцог отправился в путешествие».
«Любовница бежала!»
Но Бьянка не сдавалась. Ока написала много писем своему отцу в Венецию и кардиналу Фердинанду в Рим. Они были весьма почтительны и наполнены тонким лукавством. Кардинал довольно часто пользовался ее посредничеством в своих контактах с герцогом. Его бурная жизнь обходилась в неимоверные суммы, а брат был очень скупым. И Бьянке постоянно удавалось повышать ставки... Таким образом, она все сильнее привязывала к себе кардинала.
Повелитель тоже получал письма от Бьянки. В них она была все такой же покорной, влюбленной, отрешенной... Этими изощренными изъявлениями чувств она еще больше приводила в замешательство и так колеблющегося герцога. Он вскоре проклял свое путешествие.
В это время Бьянка стала посылать гулять по улицам города в сопровождении монаха богато разодетого маленького Антонио. И хотя народ добродушно посмеивался, глядя на странную пару, Бьянка не пожелала отменить эти прогулки. У нее был план, он мог не удаться, и тогда она будет изгнана. Но он же мог все изменить...
Великий герцог вернулся во Флоренцию. В тот же вечер он появился у своей возлюбленной. Бьянка все рассчитала заранее и хорошо подготовилась. Поддерживаемая монахом, Бьянка так эмоционально рассказала ему обо всех последних неприятностях, что он был растерян и потрясен и тотчас приказал перевести Бьянку и ее свиту в ...Питти.
Новая выходка Великого герцога вызвала еще более сильную вспышку народного гнева. Франческо едва обратил на это внимание и вскоре обвенчался с Бьянкой. Но и после этого у нее хватило ума, чтобы не возомнить лишнего.
Роль тайной супруги не очень подходила ей. Да к обстановка в Питти ей мало нравилась. Там, снаружи, на улицах – враждебный ей народ, а за пределами Флоренции – такая же враждебная знать: она везде была чужой... Соседние властители во всеуслышание осуждали «авантюристку» в Питти. Римский кардинал, правда, ничего не возразил против их обручения. Несомненно, он по достоинству оценил ее: такая необыкновенная женщина. Да и положение любовницы было значительно опаснее, чем положение законной супруги. Ведь супружеская связь его брата Франческо с донной Бьянкой могла быть расценена так же, как прежде связь его отца с Мартелли.
Франческо был уязвлен и оскорблен враждебным отношением народа и знати к Бьянке и согласился с планом, который она ему предложила. Ход подготовленный и обдуманный. Она решила послать в Венецию тосканских дворян Сфорца и официально объявить Сенату о своем замужестве. В то же время, и здесь ясно проявился ее прямо-таки мужской склад ума, она хотела просить Сенат признать ее «Дочерью республики». С этим титулом она могла возвыситься над всеми итальянскими принцессами, так как становилась в ряды высшей знати!
И ее план удался. Личное послание Великого герцога и Бьянки венецианскому Сенату стало шедевром мужского ума и женской хитрости. Ведь все можно было превозмочь посредством высокого авторитета венецианского Сената. Личное послание венецианского дожа гласило:
«Из письма Вашей Светлости и исходя из того, что нам устно изложил синьор Марио Сфорца, Ваш посланник, мы узнали, что Вы изволили выбрать супругой происходящую из одного из самых знатных патрицианских родов Бьянку Капелло, оценив ее превосходные качества и доставив тем самым удовольствие народу Венеции.
Мы очень рады приветствовать Ваше посольство и благодарим Вашу Светлость за то, что Вы ясно проявили преданность и добрую золю по отношению к нашей Республике, выбрав супругу из одной из наших лучших патрицианских семей. Мы также выразили нашу радость Вашим посланникам и сделали все от нас зависящее. С огромным удовольствием объявляем это всему нашему городу. Этот союз навсегда останется величественным памятником для наших потомков. С радостью и с согласия нашего Совета признаем Ее Светлость Бьянку Капелло, Великую герцогиню Тосканскую, «Дочерью Венецианской республики».
Делаем мы это в первую очередь для того, чтобы доказать Великому герцогу, ее супругу, которого мы любим, как нашего сына, наши беспредельные дружеские чувства за многочисленные доказательства ею доброй воли по отношению к нашей Республике. Кроме того, мы хотим показать возлюбленной дочери, как нам приятно ее возвышение.
И для всеобщего сведения мы составили эту грамоту и скрепили ее нашей золотой печатью».
Генерал Mapио Сфорца передал переполненной счастьем великогерцогской чете в Питти этот бесценный документ. Бьянка была у цели! Со своей знаменитой усмешкой она перечитывала изъявления преданности венецианского дожа. Само почтение, он прямо-таки превозносил ее! Великий герцог был потрясен... Ведь Сенат Венеции никогда бы не оказал такой милости любовнице...
Во время наступивших праздников по случаю коронации народу Флоренции было показано так много представлений, что даже сплетни были забыты. Улицы города сами стали похожи на праздничные залы. Роскошь не знала пределов. Пробудилось стремление к прекрасному, свойственное всему Ренессансу. Итальянские властители не могли ничего возразить против коронации Бьянки. Могущественная Венецианская республика присвоила ей наивысший титул. Отцу и сыну Капелло был присвоен титул рыцарей «Золотой Звезды».
И все это было делом рук умной женщины. Только ее железной воле, ее хитрости, ее гибкости в щекотливых дипломатических отношениях, ее безграничному терпению можно было приписать весь этот огромный успех, этот благополучный конец. Все те, кто еще совсем недавно напрямую злословил в ее адрес, теперь должны были низко кланяться Великой герцогине Тосканской. В дни коронации произошла помолвка ее дочери Пеллегрины с графом Бентивольо. Тот же самый епископ Аквилен, который ранее в Высшем Совете Венеции зачитывал приговор беглецам, теперь благословил новую супружескую чету и короновал Бьянку. В эти действительно счастливые дни наивысшего личного триумфа Бьянка показывалась в расцвете своей зрелой красоты. Она была невозмутима даже тогда, когда узнала, что число ее врагов увеличилось.
Не обошлось без горького осадка... Кардинал Фердинанд прислал на коронацию всего лишь двух придворных своей свиты. Сам он прибыть не пожелал! Франческо был оскорблен такой бестактностью. Бьянка же не была настолько обидчивой. На ее пути к Питти осталось много жертв. Было бы малодушием скрывать это от самой себя. Однако Бьянка никогда не позволяла себе сожалеть о содеянном.
Вскоре она протянула руку дружбы дочерям умершей Великой герцогини. Она безмерно баловала их. Это вполне согласовывалось с ее планами и не имело никакого отношения к «движениям души». Герцог был глубоко тронут проявлением ее доброты. Он с удовольствием выдал бы старшую замуж. Однако выбранный для этой роли дон Винченцо Мантуанский отнесся к предложению весьма сдержанно.
Тем временем отношения между братьями Медичи продолжали осложняться. Бьянка действовала, и в ее планах оказались замешанными герцоги Савойи, Феррары, Пармы и Мантуи. Она также написала самому Фердинанду и намекнула, что повелитель очень недоволен его молчанием. Реакция была мгновенной. Кардинал тотчас приехал. В своем замке Поджио э Кайяно герцогская чета устроила грандиозные праздники. Братья помирились. И каждый благодарил за это Бьянку.
Франческо все больше отдалялся от народа, но по-прежнему оставался благородным и любящим обладателем своей супруги. Он был ее орудием, и она благодарила его со смирением и покорностью. Он официально объявил Антонио своим законным сыном и считал, что должен загладить свою вину перед женой...
Внешность Бьянки изменилась за последние годы. Однако Великий герцог почти не замечал этого. Для него она осталась все той же прекрасной Бьянкой, которой восхищался весь мир. Из опасной куртизанки она превратилась в законную повелительницу.
Через своих агентов Бьянка слышала о проклятиях, которыми ее осыпал народ. Она узнавала обо всем и молчала. Но когда ее брата Витторе, которого Франческо назначил на высокий пост во Флоренции, поймали на каком-то скандальном мошенничестве, она начала действовать. Бьянка сразу оценила опасность со стороны ее собственной родни. Витторе, осыпанный герцогской четой милостями и ценными подарками, совершенно обнаглел. Однако ему с сожалением пришлось узнать, что его могущественная сестра легко забывала о своих родственных чувствах, когда этого требовали обстоятельства. Она тотчас доложила обо всем герцогу. И Витторе моментально был вынужден покинуть Флоренцию! Даже Франческо был изумлен отношением Бьянки к брату. Однако, с другой стороны, он испытывал глубокое удовлетворение от того, что только к нему, Великому герцогу Франческо, ее любовь и верность оставались неизменными...
Счастливой Бьянке жизнь давала все, только бесценное понятие «мир» ей не суждено было осознать никогда. Вся Италия ополчилась на Тоскану. Зависть и недоброжелательность вспыхивали повсюду. Итальянские властители не могли простить семье Медичи недавние удачи. Любыми средствами они пытались омрачить их существование. Но Франческо превосходил их во всем: с Флоренцией было связано имя Медичи, и ни одно государство не могло с этим не считаться. Однако Венеция чувствовала себя задетой. Ее агент Витторе Капелло был бесславно изгнан.
Повсюду в итальянских государствах во всеуслышание злословили о «выскочке» из Питти. Герцог понимал истоки этой зависти. Положение и состояние этой женщины вполне могли вызывать зависть! Чего не могли добиться мужчины по дипломатическим каналам, она добивалась хитростью. В результате длительных переговоров ей удалось выдать замуж дочь Иоганны Элеонору за сына герцога Мантуанского. Она устроила пышную свадьбу. Кардинал тоже приехал во Флоренцию. Отношения между братьями снова стали натянутыми. Кардинал подозревал фаворитов Франческо Сергвиди и Аббиозо во враждебных намерениях. Эти его агенты наделали глупостей. Они возомнили о себе слишком много. На этот раз даже не понадобилось вмешательство Бьянки. Герцога ни в чем не надо было убеждать. И кардинал в хорошем расположении духа вернулся в Рим.
Новый слух пошел гулять по Флоренции: Великая герцогиня была в положении. Римскому кардиналу при этой вести стало плохо. Ведь «повелительнице» новый обман удастся так же хорошо, как и предыдущий. Воистину, это жена дьявола! И козыри свои она пустит в ход опять в самом конце... Как раз при тосканском дворе находился Пьетро, сводный брат Франческо и Фердинанда. Он тотчас получил от своего римского родственника точные указания. Естественно, переданы они были только устно.
А дочь Бьянки, в таком же положении, что и мать, в это время жила в Питти. Она тоже была втянута в шпионскую сеть Пьетро. Бьянка очень скоро все это обнаружила и, как всегда, позабавилась. Ее собственные шпионы перехватывали письма Пьетро кардиналу. Правительница читала их и затем передавала своим гонцам для отправки в Рим. Эта игра в шпионов с чересчур самоуверенным кардиналом развлекала ее. На этот раз она была беременна на самом деле. Она и так уже ужасно растолстела в результате разрушительной деятельности различных препаратов, рекомендованных знахарями, и производила впечатление беременной. Эти недостатки Бьянка скрывала с помощью соответствующей и еще более дорогой одежды...
Франческо был вне себя от радости. Ведь его сын от первого брака умер почти сразу после рождения, и герцог жил в ожидании нового наследника. Уже несколько месяцев Бьянка чувствовала себя неважно. Сила воли у нее была достаточной, чтобы побеждать недомогания, но оставались сомнения. Что ждет ее впереди? Ее письма этого периода дают ясно ощутить сквозь века неясность положения и сомнения Бьянки...
В сентябре 1586 г. Великая герцогиня писала кардиналу Фердинанду в Рим:
«Синьор Просперо, мой врач, может быть, из уважения к нашему дому, официально подтвердил слух о моей беременности. Мне кажется, он поторопился с утверждением этого факта, и я бы не хотела, чтобы чувство радости, которое Вы испытали, узнав об этом, было бы омрачено, если результат не будет соответствовать Вашим ожиданиям. Нет сомнений, что налицо все признаки беременности, выражающиеся в первую очередь движением ребенка во мне, что довольно мучительно. А когда эти самые явные признаки отсутствуют, я живу в постоянном страхе и не могу самостоятельно преодолеть мои сомнения...»
И далее, в октябре 1586 года она извещает кардинала:
«Самые явные признаки беременности, движения ребенка, уже довольно долго отсутствуют. Это доставляет мне дополнительные заботы, и от этого я чувствую себя значительно хуже, чем если бы это была просто беременность. Великий герцог пригласил на совет двоих самых опытных акушеров, один из которых подтвердил, что я беременна, а другой поставил это под сомнение... И доводы обоих были вполне обоснованны. И эта противоречивость мнений доставляет мне наибольшее беспокойство, потому что при этой неуверенности я не могу обрести покой, который мне необходим в таком состоянии...»
Шпион Пьетро стал в Питти объектом насмешек. Он был прямо-таки наваждением для собиравшейся рожать Пеллегрины. Бьянка потеряла терпение. Однажды она велела схватить юношу и отвести его к повелителю. Пьетро был вынужден во всем сознаться. Во время допроса всплыло имя Фердинанда. У Бьянки хватило здравого ума опять выступить посредником, ведь ни в коем случае братья не должны были поссориться еще больше. И ей удалось утихомирить Франческо. Только Пьетро пришлось тотчас покинуть Питти...
В то же время придворные медики объявили герцогине, что они ошиблись. И причиной этой ошибки было какое-то тяжелое органическое заболевание, возможно, водянка. И в те же дни флорентийцы узнали о болезни Бьянки. Из достоверного источника известно, что герцог заплакал, когда узнал от врачей о состоянии своей супруги! Об этих обманутых надеждах больше никто не упоминал...
Бьянка уже не была такой здоровой, как раньше, но она все же продолжала заботиться о мире в семье. Ежедневно римский кардинал получал от нее письма, преисполненные почтительности и скрытого коварства.
Однажды он сообщил ей, что из-за постоянных ссор дом Медичи резко осуждают в Риме. Инициатором выступил сам папа! И Бьянка тотчас ответила:
«Учитывая, что моей обязанностью является поддержание отношений любви и согласия в этой семье, Вы по праву можете испытывать за это ко мне добрые чувства, как ни за что другое. Вы можете быть уверены, что я день и ночь обдумываю способы не только как бы облегчить Ваши страдания, но и как бы полностью избавить Вас от них.
Вот уже несколько дней все высказанное Вами недоброе для Ваших с Великим герцогом отношений не подтверждается. Во всех его речах звучит благосклонное отношение к Вам. И это поддерживает мою уверенность, что злословие бесполезно. Лучше постарайтесь понравиться Великому герцогу Вашей мягкостью и умом, а также неизменно правильными мыслями и делами. Так мы оба сможем показать, что наша общая цель – способствовать процветанию нашей семьи. Таким образом, ни у кого не будет повода клеветать на Вас и насмехаться над Вами. И я беспрепятственно могу осуществить все, что задумано, чтобы Вы обрели покой и удовлетворенность. Я еще раз призываю Вас к совместным с Великим герцогом делам и никогда не уклоняться от принятых на себя обязательств, верно служить ему и не сообщать ему ничего такого, что могло бы вывести его из себя. Тогда я буду счастлива, что мои старания не пропали даром.
У меня нет другого желания, как услужить Вам и поддержать наше единство. С самыми наилучшими намерениями я хочу способствовать благополучию и процветанию этого рода, для которого я всегда готова пожертвовать своей жизнью.
Поэтому я все сделала для того, чтобы убедить Великого герцога, что во всей кардинальской коллегии ни в ком, кроме Вас, он не найдет столько любви и верности...»
Это письмо, написанное с таким умом и тактом, произвело сенсацию в Риме. Сам папа изъявил желание познакомиться с женщиной, которая столько лет так отчаянно защищала интересы Медичи.
Шансы кардинала в Риме мгновенно возросли! Он послал одного из придворных во Флоренцию, чтобы выразить правительнице свою благодарность. Казалось, неприятный раздор между братьями был в конце концов улажен.
Папа Сикст VI отметил заслуги Бьянки присуждением ей титула «Роза Добродетели». К тому же в свои планы на будущее лето он включил посещение тосканского двора. Великогерцогская чета Флоренции пришла в восторг от этого особого внимания Его Святейшества. Бьянка даже забыла обо всех своих болезнях. У нее появились новые планы. Она хотела совершить путешествие в Венецию. В блеске неслыханной роскоши появится она на родине. Она одинаково была обязана этой роскошью и своей девичьей фамилии, и своему теперешнему титулу. И там она покажет всем, кто такая Бьянка Капелло!..
В 1587 г. тосканский двор переехал в Поджио э Кайяно. Здесь со всем подобающим блеском встретили кардинала Фердинанда. Братья окончательно помирились. Правительница подумала об удовлетворении самых малейших желаний гостя. В наивысшей гармонии протекали дни. Театр, любовные игры, прогулки на лодках по реке и другие подобные развлечения приносили необходимую разрядку. День и ночь не гасли Свечи, и факелы расцвечивали замок, превратившийся как бы в символ чувственной радости жизни...
И вдруг исчезли весь блеск, радость, удовольствия... Неожиданно Франческо тяжело заболел. И сама Бьянка, почувствовав странное недомогание, моментально потеряла выдержку. В мучительном страхе сидела она у постели своего повелителя до тех пор, пока ее в бессознательном состоянии не перенесли в ее покои.
А через несколько часов после мучительной агонии Великий герцог Тосканский Франческо скончался.
Как ураган обрушилась страшная весть на Флоренцию. Народ знал, что над Поджио э Кайяно давно висел флаг мира. Как же так?.. Ходили самые необычные слухи. Они расползались все дальше... Еще не улеглись первые волнения, а пришла новая весть:
«Бьянка Капелло умерла!»
Вскоре после повелителя, не достигнув 40 лет, умерла и повелительница. Сложилось много легенд. В течение веков вокруг прелестной головки Бьянки Капелло свился их пышный венок. Никто не верил в естественную смерть герцогской четы из Тосканы. В чьих интересах было устранение их обоих? Для кого представляла опасность эта женщина? Под чью дудку плясал ее собственный муж? Многие указывали на нового повелителя Флоренции, римского кардинала, ведь этой женщине из Питти не было и сорока лет! И можно было ждать от неутомимой Воительницы еще много всяких неожиданностей! Отметил же ее папа наивысшей наградой...
Однако все осталось без последствий: злоумышленник был достаточно осторожен и уничтожил все улики!
Лицо нового господина оставалось неподвижным, когда он последний раз смотрел на своего мертвого брата. Таким же неподвижным оставалось оно, когда он смотрел на страшно изменившуюся Бьянку. А все-таки смутное беспокойство охватывало его при взгляде на мертвую женщину. Как часто, шутя и смеясь, она скрещивала оружие своего духа С его собственным! Она была достойным противником. Постоянно во время встреч с ней он восхищался ее богатыми дарованиями. Ему самому, холодному скептику, было нелегко избегать ее пленительных чар...
В самом деле, в эти часы он понял, как его брат мог стать ее безвольным рабом. Уверенная в выбранной цели и стойкая, назло всем препятствиям прошла Бьянка Капелло свой путь, хотя весь мир насмехался и злословил на ее счет. И, оказавшись на такой немыслимой высоте, она вновь обратилась к Венеции, к своей родине. Однако ее тоска осталась неудовлетворенной, и ее неугомонная душа погрузилась во мрак смерти...
Даже теперь на лице ее не было покоя. И, не подвластные никакому тлену, блестели ее золотые волосы. И как загадочны были теперь бессильные прекрасные руки!
Стендаль в «Истории живописи в Италии» приводит свою версию гибели Бьянки и герцога Франческо.
Бьянка захотела подарить мужу наследника. Обратились к придворным астрологам, отслужили несчетное количество месс. Все бесполезно. Тогда герцогиня прибегла к помощи своего духовника, францисканца с длинными рукавами из монастыря «Ogni Santi» (Всех святых). У нее появилось отвращение к еде, ее тошнило, она даже слегла. Весь двор ее поздравлял, герцог был в восторге.
Когда пришло время родов, Бьянка среди ночи почувствовала такие сильные боли, что в волнении потребовала к себе духовника. Брат герцога, кардинал Медичи, встает с постели, спускается к невестке в переднюю и начинает там спокойно прохаживаться, читая требник. Великая герцогиня просит его удалиться; она не может допустить, чтобы он слышал ее крики; жестокий кардинал холодно отвечает: «Передайте Ее Высочеству, что я прошу ее делать свое дело; я буду делать свое».
Приходит духовник, кардинал идет ему навстречу, обнимает любовно и говорит:
– Добро пожаловать, святой отец, герцогиня очень нуждается в вашей помощи.
И, продолжая сжимать его в своих объятиях, он без труда нащупывает младенца, которого францисканец принес в своем рукаве.
– Слава Богу, – продолжает кардинал, – Великая герцогиня счастливо разрешилась от бремени, к тому же еще и мальчиком.– И показывает своего мнимого племянника остолбеневшим придворным.
Бьянка, лежа у себя в постели, услыхав эти слова, пришла в бешенство. Она тут же начала готовить месть. Вскоре они все трое (Великий герцог, Бьянка и кардинал) были на прекрасной вилле Поджио э Кайяно, где обедали за общим столом. Герцогиня, заметив, что кардинал очень любит бланманже, приказала приготовить это кушанье и положить в него яду. Кардинала предупредили. Он явился к столу, как обычно, но, несмотря на многократные уговоры невестки, не притронулся к блюду. Он придумывал способ, как ее уличить, и в это время Великий герцог воскликнул:
– Ну что ж! Если мой брат отказывается от своего любимого кушанья, я им полакомлюсь.– И он наполнил свою тарелку.
Бьянка не могла его удержать, так как этим она обнаружила бы свое преступление и навсегда утратила бы любовь мужа. Увидев, что для нее все кончено, она положила себе бланманже.
Оба они скончались 19 октября 1587 года.
Почти четверть века держала эта женщина в напряжении весь мир! И навсегда осталась загадкой смерть гордой и умной куртизанки Бьянки Капелло...




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Куртизанки - Цайдлер Пауль

Разделы:
Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава x

Ваши комментарии
к роману Куртизанки - Цайдлер Пауль



Я хотела бы сказать всем, кто познал муки несчастья, что всё в их руках, главное их не опускать, а действовать. Я вот вовремя обратилась к Олегу Гатилову с сайта: http://centrmagii.3dn.ru/ , и он мне не отказал в помощи, даже узнав, что я сразу оплатить не смогу его услуги. Мы договорились, что я заплачу по результату, но даже я не думала, что он будет так скоро. Всего за две недели после начала работы мой наконец одумался и пришел просить прощения. Помню тот момент, как открыла дверь, а он стоит с букетом роз на коленях, конечно же я растаяла.... Мы счастливы в браке уже полгода, а на днях я узнала, что жду ребенка. Радости нашей нет предела.
Куртизанки - Цайдлер Паульдана
21.01.2013, 15.42





Книга ни как не относится к понятию любовный роман,это по сути исторические, в какой-то мере, энциклопедические очерки о женщинах, которые посредством постели правили мужчинами, а те в свою очеред миром
Куртизанки - Цайдлер ПаульItis
10.05.2013, 21.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100