Читать онлайн Синеглазая ведьма, автора - Эйби Шэна, Раздел - 24 декабря в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазая ведьма - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Синеглазая ведьма

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

24 декабря
Канун нового тысячелетия

Это была вовсе не чудесная земля из волшебной сказки.
Здесь не было водной глади и спокойных, ручных волн, не было мягкого золотистого песка. Нет, берег Сары был тревожным местом. Изумрудные волны бились о прибрежные камни с угрожающим рыком и, шипя, откатывались назад. Но Райфл с удивлением понял, что ему нравится это место, а все, что происходит вокруг, находит отклик в его душе. Море, камни, полоска песка, небо над морем – все это было живым и дышало жизнью, рождавшей новый день – последний день этого века.
Сара тихо шла рядом с ним и выглядела абсолютно спокойной. Райфл и сам чувствовал какое-то странное умиротворение. Отрешившись от бед, подстерегавших их впереди, он смотрел, как рассвет окрашивает небо в розовый цвет на линии горизонта и как оно быстро голубеет по краям.
Райфл подвел Сару к коню, на которого успел нагрузить палатку, еду и воду, впопыхах покидая деревню. Он рассеянно выслушал указания Калума, как быстрее всего добраться до этого места, и попытался прикинуть, сколько времени займет это у него и сколько – у Сары. Ни на одну секунду Райфл не сомневался, что сумеет отыскать и вернуть ее. Надо только слушать голос своего сердца и идти на его зов.
Он сразу увидел ее на берегу, под изогнутой сосной, спокойную и безмятежную. Сказочная королева, присевшая отдохнуть. Радость наполнила все его существо. А когда Сара приняла протянутую ей руку, Райфл почувствовал себя почти счастливым. Ему вдруг стало легко и спокойно на душе, словно он превратился в одно из плывущих над их головой золотистых облаков.
Сара молча смотрела, как он натягивает палатку меж двух деревьев, в глазах ее отражалось солнце, распущенные черные волосы струились по плечам.
Райфл заметил, что на руках Сары нет больше повязок, от запястий к локтям виднелись заживающие шрамы. Некоторые стали уже совсем бледными. Ее молочно-белая кожа сама по себе была соблазном. Райфл счел за благо отвернуться, вбивая в землю колышки.
Когда он повернулся опять, Сара уже стояла, по-прежнему не сводя с него глаз, словно ждала, пока он обратит на нее внимание. Встретившись с Райфлом глазами, она медленно повернулась и пошла к морю среди камней и выброшенных на берег раковин. Райфл пошел за ней, преодолевая порывы ветра, трепавшего волосы Сары.
Девушка обернулась, и Райфл вдруг увидел, как естественно вписывается она в окружающий их суровый и прекрасный мир. Глаза ее горели, на щеках играл румянец, грудь жадно вдыхала соленый воздух. Вдруг она улыбнулась Райфлу счастливой, свободной улыбкой, и у него замерло сердце.
Как же она была хороша!
Райфл заметил, что берег, по которому они шли, изменился. Исчезли растения, земля казалась более плоской. Даже цвет песка был здесь иным. Почти белым. В далекие годы юности, убежав от родителей, он часто гулял по берегу, ловил рыбу, охотился в прибрежном лесу. И всякий раз он оборачивался и смотрел с берега на Олдрич. И всегда мечтал о тех временах, когда станет его господином.
Но теперь, когда осуществление его мечты было так близко, Райфл ловил себя на том, что в его жизни появилось нечто неизмеримо более важное, чем власть над Олдричем. Быть рядом с Сарой, видеть ее улыбку.
Сара смотрела, прищурившись, на воду. Профиль ее четко вырисовывался на фоне неба. Две чайки, качавшиеся на волнах, обменялись приветственными криками. Они вместе смотрели, как чайки, взлетев, скрываются за горизонтом, превращаясь в две черные точки.
Прошло еще несколько минут, прежде чем Сара заговорила. Впервые с тех пор, как он нашел ее.
– В монастыре мне запрещали петь, – сказала она. И Райфл тут же понял и почувствовал, какой огромной потерей было это для девушки, как больно ранило ее. Хотя он и не мог понять, почему это оказалось таким важным. Сара посмотрела на него затуманенным взглядом.
– А еще они не разрешали мне разговаривать.
– Совсем? – Райфл не понимал, как это человек может не разговаривать. Он сначала даже не поверил ей. Но потом он вспомнил, каким хриплым и скрипучим показался им всем голос Сары, когда девушка произнесла первые слова. Вспомнил, как он похитил ее, вез ее на своем коне, ловил, когда Сара убежала, боролся с ней, и все это время она молчала, пока он почти что силой не вынудил ее заговорить.
– Ни слова, – ответила Сара на его вопрос. – Это продолжалось годы.
– Сколько же лет ты не разговаривала?
– Кажется, семь.
Изумление тут же переросло в ярость. Как можно было так поступить с ней? В голове его роилось столько вопросов, что он просто не представлял, с чего начать. Варвары, жестокие варвары. За что? Как они могли? Завистливые негодяи! Животные!
Но тут Сара снова улыбнулась ему счастливой улыбкой человека, обретшего, наконец, свободу:
– А теперь, теперь я могу петь всю жизнь. Столько, сколько захочу. Наверное, я так и сделаю.
Сбросив плащ, Сара отпихнула его в сторону, подняла юбки и пошла вдоль самой кромки воды. Она уходила все дальше и дальше, а Райфлу оставалось, только молча наблюдать за ней.
Потому что Сара шла и пела, и Райфл подумал, что никогда в жизни не слышал он таких завораживающе прекрасных звуков.
Он не знал слов ее песни. Даже не мог расслышать их из-за порывов ветра и рокота прибоя. Но чистые высокие ноты достигали его слуха, голос Сары дрожал, словно натянутая струна. Пение ее было далеко от совершенства. Женщины, развлекавшие его и его воинов, пели куда искуснее, а мадригалы, прославлявшие подвиги рыцарей Леонхарта, звучали куда торжественнее. Но если такие песни пела Сара в монастыре, то Райфл понимал, почему монашки заставили ее замолчать. Это было настоящее волшебство, магия самой жизни. Песнь Сары рождала желание погрузиться в молчание на всю оставшуюся жизнь и только слушать, слушать, как она поет.
Волны намочили край платья, но Сара ничего не замечала. Она просто стояла по колено в ледяной воде и пела, вытянув перед собой руки. Казалось, она поймала мелодию морского прибоя и пела вместе с ним.
Теперь ветер доносил до него обрывки слов. Сара пел о временах года, о штормах и о любви, и море вторило ей.
В этот момент Райфл вдруг невольно подумал, что, возможно, слышанные им много раз слухи – чистая правда и Сара Рун, женщина, которую он любит, и в самом деле ведьма. Но мысль об этом не испугала его, напротив, ведь тогда это означало бы торжество Сары над бедами и несправедливостью этого мира. Потому что она могла быть только доброй, совершенно безобидной ведьмой.
Наконец песня ее затихла, и теперь Сара просто стояла, покачиваясь в такт движению волн, и смотрела вдаль. Райфл подошел к девушке, горя желанием поскорее отвести ее на сухой берег. Подойдя, он заметил, что Сара смотрит, опустив голову, на что-то, лежащее у нее на ладони. Очертания предмета показались Райфлу знакомыми. Это была ее брошь.
– Это все, что осталось мне от нее, – тихо произнесла Сара.
– От кого? – спросил Райфл. Сара улыбнулась:
– От Морвены. Все остальное сожгли или унесли прочь – ее одежду, ее снадобья, ее книги. Уцелела только эта брошь, потому что мой брат догадался спрятать ее до того, как пришли за вещами матери. Это был свадебный подарок нашего отца.
Райфл ничего не сказал. Они вместе смотрели на сияние лунного камня и маленькие искорки рубинов.
Сара заговорила тихим, срывающимся голосом, едва слышным за шумом прибоя:
– Я думала, что потеряла себя. Столько лет абсолютного безмолвия. Мне больше не во что было верить. И только эта вещь напоминала мне о том, кем я была когда-то. Она была необходима мне, чтобы верить в добро. Чтобы вспоминать о нем.
Сара занесла руку над головой, но Райфл перехватил ее, прежде чем девушка успела разжать пальцы.
Что ты делаешь? – удивленно спросил он.
– Думаю, она бы хотела этого, сказала Сара, глядя на него своими таинственными синими глазами. – Это для нее. Понимаешь? Это принадлежит ей. И здесь – ее любимое место.
Райфл смотрел на брошь, на россыпь рубинов и массивную золотую оправу. Она стоила столько, что этого хватило бы, чтобы его люди могли пережить зиму.
– Я чувствую, она бы хотела этого, – снова тихо сказала Сара. – Моя мать. Это моя дань ее памяти.
И Райфл отпустил ее руку.
Но вместо того чтобы бросить брошь в море, Сара, поколебавшись, опустила руку. Затем она быстрым движением протянула драгоценность Райфлу.
– Нет, – твердо сказал он, отвергая этот дар. – Сделай то, что ты должна сделать.
На этот раз Сара больше не колебалась. Райфл молча смотрел, как брошь летит над волнами, сверкая и переливаясь, как она падает с тихим плеском.
– Будь свободна, мама, – прошептала рядом с ним Сара.
Райфл обнял ее за плечи, и они еще долго стояли так, ослепленные лучами солнца, встающего над морем. Райфл чувствовал в душе такой мир и покой, какого не испытывал никогда в своей жизни. И снова он ощущал в воздухе присутствие волшебства, светлой и доброй магии.
Но даже магия не способна была сделать теплее воды зимнего моря. Поэтому, в конце концов, Райфл уговорил Сару выйти на берег. Море осталось позади, они брели по дюнам, молча, глядя на свои тени.
Палатка ждала их на песке, прочно закрепленная колышками. Они залезли внутрь и расположились на одеяле, которое расстелил Райфл. Замерзшими пальцами оба стали развязывать мокрую шнуровку на сапогах. Райфл, не удержавшись, кинул взгляд на Сару. Задравшиеся мокрые юбки открывали взгляду совершенные очертания ее икр. Кожа Сары была какого-то голубоватого оттенка, и это встревожило Райфла. Не спрашивая разрешения, он быстро взял в ладони ступню девушки и принялся растирать ее, чтобы согреть.
Сара откинулась назад, опершись на руки, и смотрела на него с загадочным видом. Капельки морской воды все еще блестели в ее волосах. Сара выдержала взгляд Райфла, не отведя глаз, лишь склонив набок голову. У него было такое ощущение, словно девушка внимательно изучает его, пытается что-то понять, чтобы принять окончательное решение. Мысль об этом заставила его замереть.
– Тебе нужно другое платье, – хрипло произнес он. – Это слишком намокло.
– Ты пообещал как-то, что всегда станешь говорить мне правду, – тихо сказала Сара.
Райфл посмотрел на свои руки, сжимавшие ее изящную ступню, – темное на светлом.
– Да, – тихо сказал он.
– Это ты убил его?
Райфл посмотрел прямо в глаза Сары и твердо произнес:
– Нет.
– Я верю тебе.
Это было то, что он меньше всего ожидал услышать. Сначала смысл ее слов вообще не дошел до сознания Райфла. Наверное, ему показалось. Просто порыв ветра снаружи или рокот прибоя заставил его услышать то, что ему так хотелось услышать. Райфл хотел попросить Сару повторить, но слова не шли у него с языка. Страх сковал его. Он боялся пошевелиться, боялся заключить ее в объятия, словно один неверный жест мог все разрушить, снова отнять у него его любовь.
Сара подтянула к себе ногу, освобождая ее из ладоней Райфла, затем встала на колени и наклонилась к нему. Райфл вдыхал ее запах – запах моря и волшебства.
– Я верю тебе, человек-демон, – снова тихо произнесла Сара.
И Райфл нашел те слова, которые способны были хоть отчасти выразить то, что он испытывал сейчас.
– Спасибо тебе, – тихо прошептал он.
Сара подвинулась еще ближе, его волшебная королева, пахнущая морем и свободой, затем губы ее коснулись его губ, так горячо и так уверенно. Мокрые волосы Сары липли к его щекам.
Это была мечта, неожиданно ставшая реальностью, слишком невероятная и прекрасная. Райфл чуть отстранился, внимательно глядя на Сару, словно желая убедиться в том, что она и вправду верит ему, принимает его.
– Я клянусь тебе, Сара, клянусь своей жизнью, что не причинил ему вреда.
Сара быстро прижала палец к. его губам.
– Я ведь сказала, что верю тебе. Я не солгала. Я доверяю тебе, Райфл из Леонхарта.
Счастливо улыбнувшись, он привлек девушку к себе, и в следующую секунду они оба оказались на земле.
Небывалое чувство радости переполняло все его существо, но, кроме радости, им владело также хорошо знакомое возбуждение, которое всегда вызывала в нем Сара. Райфл подумал о том, как бы не испугать девушку, поддавшись бешеному порыву владевшей им страсти. Лежавшая сверху Сара казалась почти невесомой, волосы черной вуалью закрывали ее лицо, но Райфл видел за этой завесой мерцающие волшебным светом глаза, губы, припухшие от его поцелуя. Сара наклонилась и поцеловала его в шею, лизнув языком кожу, и кровь вскипела у него в жилах. Райфл жадно сжал ее в объятиях, впиваясь, поцелуем в губы.
Девушка издала протяжный стон, и Райфл окончательно потерял голову. Внутри палатки был полумрак, сквозь который кое-где пробивались узкие солнечные лучи. Райфл не сводил глаз с Сары, в который раз поражаясь тому, какие длинные у нее ресницы, какие огромные сияющие глаза.
– Сара, – тихо прошептал он, но так и не смог придумать, что же сказать. Так приятно было просто произносить ее имя, оно было словно солнечный луч, пронзивший тьму его жизни, согревший его. Он хотел прижимать ее к себе вот так всю оставшуюся жизнь, баюкая в объятиях. Хотел видеть все ее прекрасное тело, одетое лишь плащом ее густых черных волос.
Девушка лежала почти неподвижно, но во всем теле ее угадывалось напряженное ожидание. Райфл вспомнил о том, как она неопытна и невинна, о том, что мир ее был чистым и целомудренным до того, как появился он и посмел нарушить ее покой.
И мысль эта породила в нем новый прилив желания.
Он скользнул по спине Сары, затем ниже, все крепче прижимая ее к своему телу. И снова наградой ему был тихий стон удовольствия, сорвавшийся с губ девушки. Сара таяла в его объятиях, голова ее безвольно опустилась ему на грудь, и он кожей чувствовал ее горячее дыхание.
Райфл резко перевернулся, теперь Сара оказалась внизу, волосы ее рассыпались по зеленой ткани одеяла. Он переместился так, что теперь его возбужденная плоть прижималась к низу ее живота, и Сара одарила его затуманившимся взглядом, полным страсти, взглядом женщины. Огонь вспыхнул в его крови с новой силой.
Но именно этот полный страсти взгляд девушки, готовой отдаться ему, заставил Райфла остановиться и вновь подумать о последствиях того, что вот-вот произойдет между ними. О том, что значило это для Сары.
Он всегда хотел сделать ее своей. Сейчас Райфл мог признаться себе, что не мыслил будущего без Сары с того самого момента, когда увидел ее впервые на монастырской стене в окружении падающих звезд. Он мечтал бесконечными одинокими ночами о том, как окажется в ее объятиях, но сейчас, когда мечта его исполнилась, когда Сара была здесь, рядом, хотела его, жаждала его ласк, он вдруг почувствовал, что не может поддаться порыву страсти.
Он не может обесчестить Сару. Ему хотелось стать в ее жизни всем. Райфл вдруг ясно понял это сейчас, в самый неподходящий момент. Он хотел взять ее в жены, но, пока он не сделал этого, то, чего так жаждало его тело, то, что готова была подарить ему Сара, таило для нее множество опасностей. У нее так мало осталось в этой жизни, у этой маленькой ведьмы, у этой наивной послушницы. У нее не было ни приданого, ни семьи, готовой ее поддержать. В глазах всего света единственным, что осталось у Сары Рун, была ее честь, ее девственность, которую он готов был так легко у нее отобрать.
Райфл чуть было не засмеялся. Но это был бы горький смех. Кто бы мог подумать, что после стольких лет разбойничьей жизни так сильны оказались в нем внушенные с детства условности?
Он любил эту девушку. Любил больше жизни. И не мог воспользоваться ею так грубо.
Но Сара смотрела на него удивленно, сама невинность и одновременно сама женственность, и в глазах ее было ожидание и немой вопрос.
Райфл лежал неподвижно. Тогда Сара сама прижалась к нему.
– Райфл? – тихо произнесла она. Наклонившись, он нежно поцеловал ее в губы, обрекая себя на сладкую пытку. Он хотел ее, как не хотел еще никого в жизни, но не мог позволить себе завершить начатое. Пока еще не мог.
– Сара, – прошептал он, вдыхая ее запах. – Сара… любовь моя…
Сара снова задрожала от его поцелуя, и слова застыли на языке Райфла, а решимость его пошатнулась. Руки Сары гладили его бедра, спину, плечи.
– Не останавливайся, – с мольбой произнесла девушка.
Райфл грустно засмеялся:
– Я и не хочу останавливаться.
– Поцелуй меня, – чуть смущаясь, потребовала Сара, затем, поскольку Райфл не торопился повиноваться, она взяла в ладони его лицо и притянула к себе. Все его добрые намерения чуть было не пошли прахом. Он не мог продолжать думать о ее чести, глядя в затуманенные страстью синие глаза. Губы девушки нашли его губы, она действовала сначала робко, но, так как Райфл не двигался, становилась все смелее. Вот уже язык ее проник сквозь его сжатые губы, повторяя поцелуи, которые он дарил ей и прежде, полные страсти и неги.
Черт бы побрал все эти дурацкие условности! Он все равно уговорит ее выйти за него замуж. Он будет молить, стоять на коленях, он прикажет ей, если это не поможет, он будет держать ее заложницей и заниматься с ней любовью до тех пор, пока она не согласится, пока не будет так Ц ослеплена им, что у нее просто не останется другого выхода. О, он не упустит этот момент!
И Райфл почувствовал вдруг, как уходят прочь сомнения и приходит им на смену ликующее чувство свободы. А руки, двигаясь словно сами по себе, уже поднимали промокшие юбки Сары, лаская ее нежную кожу, двигаясь все выше и выше. Изогнувшись, Сара помогла Райфлу избавить ее от платья, под которым оказалась только тоненькая рубашка, и Райфл впервые увидел во всей красе ее прекрасное тело, прикрытое легкой тканью. Рука Райфла скользнула между грудей девушки к мягкому округлому животу и ниже, туда, где угадывались под тканью темные завитки внизу живота.
Сара смотрела на него во все глаза. Руки ее непроизвольно сжались в кулаки. Она узнавала ощущения, порождаемые его ласками. Райфл снова заставил ее купаться в звездном свете. Она любовалась его сильным телом, его губами, блеском его горящих глаз.
Разжав кулаки, Сара протянула к нему руки, дрожа всем телом, вдруг разом осознав свою наготу и холод зимнего дня. Наклонившись к ней, Райфл коснулся губами ее губ, затем снова отстранился. Прежде чем Сара успела возразить, он быстро сорвал с себя тунику, обнажая торс, и отбросил ее прочь. Смутившись, девушка отвернулась и стала смотреть на его тень, движущуюся по стенам палатки. Ей было холодно. Но вот горячее тело Райфла снова накрыло ее тело, прогоняя озноб.
Сара подняла глаза, и Райфл вдруг показался ей таким невыразимо печальным, совсем не похожим на того мужчину, который заставлял ее испытывать такое острое наслаждение всего минуту назад. Райфл быстро освободил ее от рубашки, и девушка предстала перед ним во всей прелести своей наготы. Сара прижималась всем телом к его сильному горячему телу, она закрыла глаза, отдаваясь во власть чудесных ощущений и желая, чтобы это продолжалось вечно. Райфл осыпал поцелуями ее шею и грудь, затем губы его сомкнулись вокруг соска. И наслаждение неожиданно стало таким острым, что у девушки перехватило дыхание.
Звездный дождь превратился в горячий костер желания. Застонав, Сара обвила ногами бедра Райфла и выкрикнула его имя. Он снова завладел ее губами, и она почувствовала, как прижимается его возбужденная плоть к ее плоти, жаждущей слияния. Он был таким нежным, что Сара почти не почувствовала боли, одним быстрым движением он оказался внутри, и это было так просто и так естественно, что боль в ту же секунду уступила место еще более совершенному и изысканному наслаждению. Он держал ее в объятиях и шептал ей слова, которых Сара почти не слышала, привыкая к новым, чудесным ощущениям. Снова в жилах ее пылал звездный огонь. Но теперь он был намного сильнее.
Впиваясь пальцами в плечи Райфла, Сара двигалась в хорошо знакомом ритме вместе с ним, щека к щеке, он направлял ее движения, уча новым наслаждениям, и сердца их бились в унисон. Последнее, что увидела Сара, прежде чем забыть обо всем, было его лицо с закрытыми глазами и губы, шепчущие ее имя. Внутри ее словно взорвалось что-то, давно жаждавшее освобождения, и звездный огонь превратился в гигантскую волну, захлестнувшую ее целиком, пока сама она не почувствовала себя ее частью, не растворилась в ней.
Райфл крепко сжимал ее в объятиях, все тело его содрогалось в волнах экстаза, и это длилось бесконечность. Наконец оба они упали на одеяло, изнеможенные и опустошенные.
Сара не знала, сколько прошло времени. Она была надежно защищена стенами палатки и от времени, и от всего, что могло причинить ей боль. Она подумала в полудреме, что этот мир может и вправду перестать существовать прямо сейчас и она не станет ни о чем сожалеть. Она успела найти в этой жизни то, что дороже всего, и погрузилась в это, не боясь и не оглядываясь назад. Пусть наступит конец всему. Она уже успела вкусить райское блаженство.
Но ничего не произошло. Райфл был по-прежнему рядом. Он нежно целовал утолки ее губ, обнимал, прижимал к себе, чтобы спасти от холодного ветра, проникавше­го внутрь. Усадив Сару на одеяле, он положил голову ей на плечо и произнес:
– Ты выйдешь за меня замуж.
Он не спрашивал, он произнес это вполне уверенно, но, когда Сара ничего не ответила, Райфл слегка отстранился и заглянул ей в лицо.
– Разве это не так? – спросил он.
Сара не смотрела ему в глаза. Чувство защищенности покинуло ее. Ей снова было холодно и неловко.
– Сара, что-то не так? – Райфл крепко прижал ее к себе. – Скажи мне.
– Я не знаю, – начала Сара, и вправду не зная, как выразить словами то, что мучило ее. Как могла она объяснить ему что-то, когда чувства и мысли ее были в таком смятении? Мой враг… моя любовь… последний день этого мира… сегодня конец всему, предсказанный давным-давно… страшно, мне страшно…
Райфл нахмурился, глядя ей в глаза, и Сара почувствовала себя прозрачной, сделанной из стекла, так легко он читал ее мысли, угадывал ее состояние.
– Завтра обязательно наступит, Сара, – уверенно произнес Райфл. – И мне нужна невеста. Мне нужна ты, и только ты. – Словно понимая, что этого недостаточно, он добавил: – Ты ведь сказала там, в море, что тебе надо во что-то верить, Сара. Пожалуйста, верь в нас. В наше будущее. Я сделаю так, что все наши мечты сбудутся. Я обещаю тебе.
И Сара почувствовала, как ей передается уверенность Райфла. Он был для нее воплощением силы, воплощением жизни, таким дорогим и таким любимым. Но даже теперь она не могла преодолеть до конца страх, внушенный ей с детства… все истории о конце света всегда казались ей такими реальными. Огонь, наводнение, божий гнев.
Но сейчас в глубине ее души рождалась уверенность, что если и есть на земле человек, способный поспорить с волей рока, то этот человек сидит сейчас перед ней.
– Я кое-что узнал про себя с тех пор, как встретил тебя, Сара Рун, – нарушил молчание Райфл. – Все слухи о том, будто у меня нет души, оказались неправдой. У меня есть душа. Она только спала. И ты разбудила ее во мне.
Ей так хотелось этого. Никогда в жизни она не жаждала ничего так сильно. Она коснулась его щеки, глядя в его прекрасные глаза. И Сара пообещала ему самое большее, что могла обещать сейчас.
– Если ты прав и если нас не ожидает конец света, если этот мир выживет, то я выйду за тебя замуж, Райфл из Леонхарта.
– Что ж, звучит не так уж плохо, – радостно воскликнул Райфл, целуя ее в лоб.
Он стал гладить волосы Сары, а девушка обвила руками его шею и положила голову ему на грудь. И так они сидели еще долго, наслаждаясь тишиной и спокойствием, пока Сара не почувствовала, что холод все сильнее проби­рает ее. Тогда Райфл отстранился, нашел ее платье и помог одеться, а затем оделся сам, снова превратившись из нежного любовника в бесстрашного грозного воина. Но когда глаза их встретились, Сара увидела перед собой не солдата, а мужчину, который только что любил ее. Взяв Сару за руки, он сказал:
– Нам пора возвращаться. Многое предстоит сделать до завтра. Нас наверняка уже ждут.
– Я не хочу идти туда, – призналась Сара.
– Мне тоже не хочется этого, – кивнул Райфл, затем улыбнулся своей ироничной улыбкой. – Но я взял с собой не так много еды – нам не хватит надолго.
– Даже до конца света? – в тон ему произнесла Сара, прогоняя вновь проснувшиеся страхи.
– Боюсь, что даже до ужина, – рассмеялся Райфл.
Улыбнувшись, Сара выбралась из палатки. День обещал быть пасмурным – с моря плыли тяжелые облака. Сара быстро нашла то, что искала, и вернулась в палатку. Она со смехом протянула Райфлу свою добычу.
– Подкрепите свои силы, милорд.
Райфл скептически разглядывал протянутый ему корешок остролиста.
– И я должен это есть?
– Это вкусно, – с абсолютно серьезным видом заверила его Сара. Но тут же не выдержала и снова рассмеялась.
– Его варят, – успокоила она Райфла. – Кладут в жаркое. А уж козы его просто обожают.
И они рассмеялись вместе – впервые, подумала Сара, и мысль эта была необыкновенно приятной. Отложив корешок, Райфл протянул к ней руки, губы их снова встретились, и через секунду они уже снова лежали в объятиях друг друга. За стенами палатки рокотало море, словно благословляя их любовь и нежность, благословляя этот миг. Они снова забыли обо всем на свете и видели только друг друга.
– Как бы мне хотелось, чтобы этот миг длился вечно, – прошептала Сара.
Райфл тяжело вздохнул в ответ, гладя ее по волосам.
Она знала, что услышит в ответ, поэтому закрыла ему рот поцелуем. А когда рука его снова принялась гладить ее шею и плечи, Сара быстро зашептала:
– Это ведь может быть наш последний день, Райфл. Наша последняя ночь перед тем, как все кончится. Почему бы не провести ее здесь, вместе, и не услышать последнее слово господа, стоя рука об руку?
– Конец не наступит, Сара, – возразил Райфл. – Я ведь уже говорил тебе. Я просто не позволю ему наступить. Не может все кончиться вот так. Ты должна стать моей женой. И поздно придумывать, как изменить это, миледи.
– Я и не хочу ничего менять, – печально произнесла Сара. – Но кто знает, что случится, когда наступит полночь. Наверное, только господь.
– Когда наступит полночь, изменится лишь моя роль на этой земле, – сказал Райфл. – Я стану ее законным правителем. Все остальное не более вероятно, чем… – Он замялся, пытаясь вспомнить что-нибудь совершенно невозможное. Сара приложила ладонь к его груди, слушая, как бьется сердце Райфла.
– Чем то, что демон превратится в принца?
Райфл усмехнулся в ответ:
– Я стану принцем этой земли сегодня в полночь, Сара. Здесь, на этом берегу. А ты будешь моей принцессой.
– Принц из Олдрича, – с улыбкой произнесла Сара. – Лучше не рассказывать об этом королю.
– Король забудет о нас, любимая. Я наложу на него заклятие. Олдрич будет казаться ему отныне лишь далекой мечтой, прекрасным воспоминанием. И мы будем править здесь, как захотим. Вот посмотришь.
–Надеюсь, что так и будет.
– Обещаю тебе. – Райфл приподнялся на локте. – И скрепляю свою клятву поцелуем.
Но Сара, подняв руку, остановила его.
– Поцелуешь меня в полночь, человек-демон, – сказала она. – И посмотрим, сработает ли твое заклятие.
– Я поцелую тебя в полночь и еще много раз до и после полуночи, – пообещал Райфл и тут же начал исполнять свое обещание. Сара отвечала на его поцелуи со всем пылом любви, за которой надеялась спрятаться от мучивших ее страхов и дурных предчувствий.
Наконец Райфл поднял голову и хрипло произнес:
– Может быть, ты и права и нам лучше остаться здесь.
Но на этот раз возразила Сара:
– Нет, Райфл, нам надо вернуться в деревню.
Она села и огляделась. В палатке было почти светло – день вступил в свои права.
– Ведь завтра наступит новый год, – сказала Сара. – И я должна успеть нарисовать твою карту.
Райфл кивнул с самым серьезным видом и снова поцеловал девушку.
Пока они собирали свои вещи, плывшие с моря облака окончательно превратились в черные тучи, заслонившие солнце. А когда Сара забралась на скакуна и устроилась поудобнее впереди Райфла, на землю начал, наконец, падать первый снег, окружая их путь новой зимней сказкой.
Райфл тронул коня, пытаясь припомнить, где начинается тропа, ведущая в Фьонлах. Они въехали в лес, но снег настиг их и там, падая медленно кружащимися хлопьями на ветви деревьев. Сара запахнулась поплотнее в плащ и подставила снегу лицо.
А про себя она продолжала молиться, чтобы снег оказался частью чудесного заклятия, обещанного ей Райфлом.
В деревне Фьонлах было тихо.
Никаких признаков приближающегося Рождества и начала нового тысячелетия.
Только над дверями нескольких хижин висели зеленые ветки омелы. Обычно в это время в деревне был в самом разгаре веселый пир. В воздухе плыли ароматы вкусных кушаний, готовящихся в каждом доме. Над трубами поднимался дым. И со всех концов слышались песни и веселый смех.
Но когда Сара с Райфлом въехали в деревню, кругом стояла тишина. Люди в зимней одежде выходили им навстречу. Падающий снег превращал их в таинственные белые фигуры, скрывая лица. Людей становилось все больше. Они выстраивались вдоль улицы, по которой ехали Райфл и Сара, затем двигались за ними. Саре приходилось все время очищать лицо от снега, чтобы видеть, что происходит вокруг.
Снег становился все сильнее и сильнее, но все же люди продолжали выходить из своих домов. До Сары доносились приглушенные обрывки фраз:
– Она вернулась!
– Он нашел ее!
– Он привез ее обратно. Чтобы она защитила нас, наша ведьма…
Наша ведьма.
Когда они подъехали к конюшне, от толпы стоящих там людей отделился Абрам и помог Саре сойти с лошади. За его спиной она увидела Калума и нескольких солдат, лица которых были ей знакомы. Рядом стояла какая-то женщина. Райфл принялся что-то негромко обсуждать мужчинами, а женщина подошла к Саре и робко подергала ее за край плаща.
– Это добрый знак господа, миледи? – спросила она, показывая на падающий снег. – Мы все будем спасены?
Сара замялась, не зная, что ответить. Но тут глаза ее встретились с глазами Калума, в которых застыл тот же вопрос.
– Да, – кивнула она. – Мы будем спасены.
Вздох облегчения прошел по толпе, люди кинулись обнимать друг друга, хотя вели себя по-прежнему немного скованно. Сара почувствовала на плече руку Райфла, такую сильную и теплую.
– Значит, это не конец, миледи? – спросил незнакомый юноша, державший за руку свою невесту. – Значит, сегодняшняя ночь не будет последней?
– Нет! – твердо ответила Сара.
Она вглядывалась в лица и видела, как в людях возрождается надежда. Надежда на жизнь. Надежда на будущее.
– Слушайте меня, – вдруг медленно заговорила Сара, стараясь найти верные слова. – Я знаю, какими трудными были для вас последние месяцы. К вам приходили люди, сеявшие в ваших сердцах страх и пытавшиеся отвратить вас от истинной веры. Но сегодня канун Рождества и наступающего нового года. И мы должны праздновать его, а не бояться. – Она посмотрела на Райфла. – Скоро Олдрич получит нового правителя, мудрого и справедливого человека. Бог не оставил нашу землю. Завтра наступит, так же как наступило сегодня и много-много дней до этого.
– И это все из-за вашего заклятия, миледи? – спросил юноша.
– Нет, – честно призналась Сара.
– Тогда откуда же вы можете это знать? – выкрикнул из толпы женский голос.
– Я вижу это в глубине своего сердца, – сказала Сара, прикладывая руку к груди. – Как знает каждый из вас. Я заглянула в свое сердце и нашла там правду. То же можете сделать и вы.
И Сара вышла вперед рука об руку с Райфлом из Леонхарта, стараясь как можно увереннее улыбаться расступающейся перед ними толпе. Она видела, что некоторые улыбаются в ответ.
– Какая истовая вера, миледи, – насмешливо шепнул ей прямо в ухо Райфл.
Сара улыбнулась в ответ на его шутку.
– Если бы сбывались наши желания, наши самые горячие желания, то, что я произнесла только что перед этими людьми, обязательно стало бы правдой.
– Так и будет, Сара, – серьезно сказал Райфл, пропуская ее внутрь.
Они вошли в жарко натопленную комнату, и только теперь до Сары дошло, что Райфл проводил ее в свой дом, а не в ее. Едва за ними закрылась дверь, Райфл впился поцелуем в ее холодные губы.
«Боже, пусть это будет правдой, – безмолвно молилась Сара. – Пусть наступит завтра».
Прошло немало времени, прежде чем Райфл отпустил ее. Они стояли посреди комнаты, снег, налипший на них, постепенно таял, и на полу появились лужи.
– Полночь еще не наступила, – переводя дыхание, напомнила Сара.
– Надо же нам поупражняться, – тихо пробормотал Райфл. – И не только в поцелуях, Сара, моя любимая…
– Сегодня канун нового года, человек-демон, – она нежно отстранила его с печальной улыбкой на губах. – И мне нужно вернуться в свой дом, чтобы поработать над твоей картой.
Но вместо этого Райфл повел ее в таверну позавтракать, и здесь девушка, наконец, увидела первые признаки того, что люди преодолевают свой страх. Разговоры солдат и крестьян стали оживленными, почти веселыми, эль лился рекой, то и дело то здесь, то там раздавался смех, а когда внесли зажаренного поросенка, раздались торжествующие крики.
Сара увидела, что к этим людям возвращается хорошее настроение, возрождается атмосфера праздника. Таверна была обильно украшена зелеными ветками омелы, то здесь, то там виднелись веточки с ягодами остролиста.
Все это напомнило Саре детство, счастливые времена, когда она спокойно бродила по замку и по деревне Фьонлах, веря этим людям, и была частью этой земли, такой же, как они.
Смех звучал все чаще, новые люди приходили в таверну, обменивались шутками и счастливыми взглядами. И Сара неожиданно почувствовала, что теряется в этой веселой толпе, перестает быть собой, но в то же время становится ее очень важной частью.
Никто больше не смотрел на нее со страхом и подозрением, никто не перешептывался за ее спиной, a казалось ей странным, хотя она и не могла сказать почему.
Затем Сара вдруг поняла, отчего у нее так на душе. Эти люди приняли её. Они считали ее одной из них. И на душе ее стало впервые за много лет спокойно, словно только теперь она, наконец, попала домой.
Девочка с тарелкой, полной еды, пробиралась мимо тесно стоявших столов к Саре. Поставив перед ней тарелку, девочка присела в реверансе, и Сара узнала малышку, которую спасла в лесу от волка.
– Спасибо, Клейди, – сказала она. Девочка улыбнулась ей и поспешила обратно к матери.
– У тебя появились друзья, – заметил, приступая к еде Райфл.
Сара снова окинула взглядом комнату, веселящихся людей, время от времени все же поглядывавших на нее, но не с ненавистью и предубеждением, а с симпатией и надеждой.
– Да, – тихо произнесла она. – Кажется, да.
Она выбрала красное платье, чтобы проводить уходящее тысячелетие. Никто не будет спать, Сара понимала это. Невозможно сразу избавить людей от внушавшихся им годами предрассудков. И окончательно они поверят в то, что конца света не будет, только завтра утром.
Но, чтобы показать им, что надо быть смелым перед лицом рока, она выбрала из платьев Нанвин наряд цвета алых маков, хотя в душе вынуждена была признаться, что хочет приободрить не только крестьян и солдат, но и себя. И только когда в ее хижину зашел празднично одетый Райфл, она поняла, как подходит это платье к официальным цветам Леонхарта – красному и черному.
Райфл вошел молча, остановившись на пороге, освещенный потрескивающим пламенем очага. Сара подняла глаза от разложенной перед ней на столе карты замка Фьонлах.
Райфл из Леонхарта стоял перед ней во всей своей красе – храбрый рыцарь, ее давний враг, одетый в цвета, ненавистные всем жителям Олдрича. Но вместо страха и ненависти Сара испытывала такое счастье и любовь! Трудно было поверить, что все это происходит с ней наяву, что Райфл и вправду стоит перед ней, улыбаясь ей своей неотразимой улыбкой, что она восхищается его роскошными кудрями, падающими на плечи, его глазами, в которых отразилось зимнее небо.
Райфл прочистил горло.
– Ты выглядишь… – Он замолчал, продолжая с любовью смотреть на девушку, которая нервно теребила краешек карты, краснея под его восхищенным взглядом.
Он быстро пересек комнату и подхватил Сару на руки.
– Как тебе идет красное! – с восторгом произнес Райфл. Он не стал целовать Сару, просто смотрел на нее глазами, полными восхищения. – И это очень кстати. Ведь я собираюсь навсегда одеть тебя в свои цвета, моя прекрасная леди.
– Это платье твоей матери.
– Я подарю тебе много-много платьев. Всех оттенков красного. И любых других цветов. Все, что захочешь.
– Так много? – рассмеялась Сара. – Ты устанешь смотреть, как я их меняю.
– Никогда, – абсолютно серьезно ответил Райфл, а Сара вдруг поймала себя на том, что не может отвести взгляд от его красиво очерченных губ, вспоминая то острое наслаждение, которое они дарили ей, касаясь ее кожи.
Чуть отстранившись, Райфл сообщил ей ту новость, с которой шел к ней:
– Твой дед прислал мне послание.
Сара вздрогнула, вспомнив о проповеднике и о фиале.
– Джошуа сообщил, что хочет передать мне власть над Олдричем. Без боя.
– Вот как? – В голосе Сары ясно послышалось сомнение.
– Так он сказал. – В глазах Райфла тоже светилась тревога и недоверие. – Он сделает это при условии, что мы с тобой вдвоем явимся в замок сегодня ночью.
Сара отстранилась еще дальше, обескураженная услышанным. Райфл внимательно наблюдал за ней.
– Это значит, что не будет никакого штурма. Не будет жертв. Не будет смерти.
– Да, но… это неправда! Этого не может быть! Он обманет тебя!
– Да, – согласился Райфл. – Вполне возможно. А может быть, он решил, наконец, внять голосу разума.
– Послушай меня. – Сара молитвенно сложила руки. – Джошуа – не тот человек, чтобы так легко сдаться. Он слишком горд и высокомерен. Он слишком долго правил этой землей. Это обман.
– Но разве можем мы рисковать жизнями людей, не выяснив это наверняка? – тихо спросил Райфл.
Сара понимала, что имел в виду Райфл. Многие падут в этой битве, если они решат не обращать внимания на послание Джошуа, потому что битва за замок будет неизбежна, как и война за власть над Олдричем. И королевский декрет им не поможет. Сара подумала о людях, которых успела узнать за последнее время, – о честных крестьянах и храбрых солдатах и даже о Нанвин, столь беззаветно преданной своему сыну. Легкого выхода из сложившейся ситуации не было, но все же надо попытаться найти хоть какой-то выход.
– Я пойду одна, – решительно произнесла Сара. – Я поговорю с ним.
Райфл покачал головой, на лицо его словно набежала тень.
– Так будет безопаснее, – продолжала настаивать на своем Сара. – Я ведь его внучка. Может быть, он послушает меня.
– Мы пойдем вместе, Сара, или не пойдем вовсе. Сара снова внимательно посмотрела на Райфла. Вид у него был весьма решительный. Но Саре он вдруг показался таким уязвимым, таким беззащитным, несмотря на все, что она знала о его боевой доблести и решительном нраве. И при мысли о том, что Джошуа наверняка попытается лишить его жизни, Сару охватило отчаяние.
Райфл был для нее воплощением чуда. Этот человек-демон, превратившийся в ее смертного возлюбленного. Он осыпал ее поцелуями, ласкал, любил, заставил понять, что она не может больше жить, прячась от этого мира, что бы ни готовило им всем будущее. Одному лишь Райфлу удалось проникнуть к ней в душу, разглядеть ее истинную сущность. И она не позволит ему принести себя в жертву коварным замыслам Джошуа.
Но если они не отправятся в замок, слишком многие могут умереть.
Сара понимала, что сидящий перед ней мужчина предлагает ей нелегкий выбор. Но ее выбор давно уже был сделан.
– Когда мы отправляемся? – спросила Сара. Райфл поднял руку и погладил Сару по волосам.
– Скоро, – печально произнес он. – Слишком скоро.
Все жители деревни собрались на площади, провожая их в путь. Точно так же они наблюдали сегодня утром, как приехали Сара и Райфл. Только сейчас было уже очень поздно. Не больше двух часов оставалось до нового года, до нового тысячелетия. Хлопья снега продолжали падать с небес, красиво блестя на фоне синего бархата ночи.
Для Сары оседлали лошадь, рядом сидели верхом воины Леонхарта, одетые в его цвета. Их было так много, и Сара знала, что это – лишь часть войска Райфла, что после долгих дебатов решили разделиться пополам. Одна половина должна была отправиться с Райфлом и Сарой, другая же оставалась охранять деревню на случай, если Джошуа снова замыслил нечестную игру и пошлет своих солдат напасть на безоружных крестьян. Может быть, не, совсем правильным было дробить силы, но Райфл ни за что не хотел оставить деревню без защиты.
Сара шла рядом с Райфлом к лошади, глядя на сомкнутые щиты солдат. Красное с черным, красное с черным – причудливый рисунок на щитах повторялся, казалось, бесчисленное количество раз, заканчиваясь для нее на красно-черном щите Райфла, на котором, единственном, красовался герб его семьи – красный огнедышащий дракон. Юноша в металлической кольчуге держал этот щит наготове, чтобы подать его Райфлу, когда тот запрыгнет в седло. Он показался Саре совсем мальчиком, но глаза его горели радостным возбуждением в предвкушении похода.
И этот милый юноша может умереть. Как же это несправедливо.
Но тут она встретилась взглядами со стройной темноволосой женщиной, в глазах которой застыло отчаяние. Сара остановилась, затем, нарушив строй солдат, подошла к Нанвин, стоявшей в окружении своей свиты. Люди расступались перед ней, склоняя головы. Сара оказалась лицом к лицу с леди Леонхарт.
– Я вижу, ничто не способно заставить тебя держаться от него подальше. – В голосе. Нанвин звучала горечь, почти отчаяние.
Поколебавшись, Сара положила руку ей на плечо:
– Я клянусь своей жизнью, что со мной он в безопасности.
Нанвин лишь покачала в ответ головой и попыталась отвернуться, но Сара снова развернула ее к себе лицом.
– Я дала вам однажды обещание, миледи, и я сдержала его. Пожалуйста, поверьте: я сделаю все, что смогу, чтобы ваш сын был в безопасности.
Нанвин внимательно посмотрела на девушку.
– Я сделала все, что могла, – задумчиво произнесла она. – Но я не могу бороться с силами судьбы и хорошо знаю это.
– Я буду бороться с ними вместо вас. – Рука Сары сжала плечо женщины.
Нанвин печально засмеялась:
– И, возможно, ты даже победишь, Сара Рун. Я начинаю думать, что в этом мире возможно все. Видит бог, никогда не предполагала дожить до дня, когда моему сыну будут помогать люди Олдрича. Я буду молиться за тебя. – Нанвин перевела взгляд на Райфла. – За вас обоих.
– Приближается полночь. Нам надо ехать, – раздался над ухом голос Райфла.
Сара повернулась и пошла к оседланной для нее лошади. Она слышала, как Райфл произнес у нее за спиной:
– Благослови меня, матушка.
И Нанвин, всхлипывая, благословила его. Райфл догнал ее и быстро пошел рядом с отсутствующим выражением лица.
И Сара подумала, что ей известно теперь, что означает эта маска на лице Райфла. Он вовсе не бесчувственный человек-демон. Напротив, душа его полна чувств, которые он просто пытается скрыть от окружающих, принимая суровый вид.
Они сели на лошадей, и Райфл бросил последний взгляд на толпу крестьян, на своих людей, на мать – на всех, чья судьба зависела от их успеха. Сара увидела, как тень пробежала по его лицу. В сердце его жила боль и огромная решимость добиться для этих людей счастья. И когда он посмотрел на Сару, она снова прочла это в его глазах – волю к победе и горячее желание спасти их всех.
Это рождало в Саре гордость и одновременно тревогу, но это же привело ее к важному решению: Райфл не должен сражаться со злом один. Она тоже внесет свою лепту. Она лучше других знала своего деда. И должна, обязана помочь Райфлу и всем остальным.
Ехавшие впереди всадники освещали дорогу факелами, над отрядом развевались флаги Леонхарта. Никто не приветствовал их криками, но когда Сара обернулась, она увидела, что жители деревни молча провожали их, словно превратившись в мраморные статуи.
Деревья мерцали серебром, освещаемые факелами, меж ними метались причудливые тени, то, скрывая дорогу, ведущую в Фьонлах, то словно указывая им путь. Новый хозяин приближался к Олдричу. Когда они подошли к стенам замка, Сара поняла, что Джошуа тоже подготовился к этому часу. На стенах, освещенных факелами, они увидели причудливое мерцание – белый снег на фоне белых стен, зрелище было столь великолепным, что у Сары закружилась голова.
На сей раз, им не пришлось ждать под стенами замка. Мост с воротами был опущен, решетки подняты. Вслед за Райфлом и Сарой отряд въехал во двор, мимо угрюмо молчащих стражников.
Их было не очень много. Когда отряд остановился, человек в простой одежде подошел к Райфлу и взял под уздцы его коня. Райфл спешился, внимательно изучая его, тот почтительно поклонился. Еще несколько конюхов подошли к остальным, чтобы заняться лошадьми, все вели себя так же уважительно, хотя солдаты из Леонхарта поглядывали на них недоверчиво.
– Подожди, – остановил Райфл человека, который повел прочь его скакуна. – Куда ты направляешься?
– В конюшню, милорд. – Мужчина поднял глаза. – Не волнуйтесь, я позабочусь о нем как следует.
Сара тоже спешилась и подошла к Райфлу, внимательно прислушиваясь к разговору.
– Среди нас есть те, кто прекрасно понимает, что происходит, Райфл из Леонхарта. Сегодняшний день может принести нам всем гибель. А может, и нет. – Он посмотрел на своих товарищей, стоявших вокруг с другими лошадьми, и вдруг, не выпуская из рук уздечки, упал на колени. – Мы присягаем вам, милорд, если вы готовы принять нас.
Сара внимательно изучала этого человека, его склоненную голову, опущенные плечи. Снег падал на грубую ткань его туники. Ей показалось, что он говорит искренне. Он не походил на вероломного обманщика – в нем не было ничего похожего на Зибедию.
Очевидно, к тому же выводу пришел и Райфл.
– Назови свое имя, – велел он.
– Гаральд, милорд. Я конюх.
– Я принимаю твою присягу, Гаральд. – Мужчина поднял голову и с благодарностью и облегчением посмотрел на Райфла. Тот помог ему встать, затем громким голосом обратился к остальным: – Знайте, жители замка Фьонлах: единственное, что должно закончиться сегодня, – это правление Джошуа Руна! Я приму присягу каждого, кто готов служить мне. Мне нужны верные люди, такие, как вы. Все, кто захочет, могут остаться в замке. Это ваш дом. А теперь и мой дом. Но можете передать всем, кто хочет, присягнув мне, вероломно служить другим господам, что им будет непросто. Лучше им покинуть этот замок сегодня же ночью, чем остаться и испытать на себе мой гнев.
Все конюхи опустились на колени, громко выкрикивая имя Райфла. Он медленно обвел их глазами, затем кивнул, повернулся к Гаральду и спросил, понизив голос:
– Знаешь что-нибудь о планах Джошуа?
– Нет, милорд. Он не многих пускал в замок последнее время. Некоторые из нас хотели уйти отсюда в деревню, но мы не осмеливались. – Гаральд посмотрел в сторону одного из входов в замок, который был открыт, чтобы они могли войти, – не главный вход, а один из боковых, возле которого столпились люди, напоминающие тени.
– Теперь в этом нет необходимости, – сказал Райфл в ответ на немой вопрос Гаральда. – Я доверяю вам наших коней. Позаботьтесь о них как следует.
– О, да, милорд. – Гаральд кинулся выполнять приказ, остальные последовали его примеру.
Абрам вдруг оказался рядом и спросил Райфла, глядя вместе с ним на удаляющихся конюхов:
– Ты доверяешь им?
– У нас ведь нет выбора, не так ли? – сказал Райфл. – Так или иначе, мы скоро узнаем, говорил ли он искренне.
Райфл повел Сару вперед, по другую сторону ее шел Абрам, остальные держались сзади. Сара поежилась при мысли о том, что ожидает их впереди.
Оказавшись внутри, Сара почувствовала какой-то странный, смутно знакомый едкий запах. Не запах воска и тростника, который она хорошо помнила, а какой-то другой, более резкий и непонятный. Сара нахмурилась, глядя на пол, устланный тростником, как во времена ее детства. Тени отделились от стен и оказались хорошо вооруженными мужчинами. Молчаливый эскорт провожал их в глубь мрачного замка.
Сара испытывала странное чувство, будто является частью какого-то языческого действа, все роли в котором расписаны заранее. Ей предназначено было судьбой оказаться здесь в эту роковую ночь, она шла к этому всю свою жизнь, чтобы увидеть падение одного из правителей Олдрича и возвышение другого. На радость или на беду, она была связана с ними обоими. Узами крови и узами судьбы.
Шаги их эхом отдавались по гулким коридорам, как и в прошлый раз. Но теперь в замке было совсем темно. Даже блеск смальты, украшавшей пол, был почти не виден. Сара не могла сказать, сколько людей Джошуа провожало их, она успела досчитать до двадцати, прежде чем они свернули за угол, и Сара сбилась со счета. Затем все они оказались в комнате, которую Сара плохо помнила. Похоже, это была гостиная, за которой находился главный зал. Сквозь закрытую дверь просачивался свет.
Сара вспомнила, что ее дед практически никогда не пользовался этой комнатой. И ей стало почему-то неприятно, как-то тревожно смотреть на плотно закрытую дверь, ведущую в большой зал.
Возле ярко горящего камина стоял Джошуа, облаченный в роскошные одежды. Его окружили солдаты, которые вели отряд Райфла по замку – теперь девушка ясно видела, что они одеты в цвета Олдрича. Сара подумала о том, что людям Райфла не составит труда одолеть двадцать человек. Наверняка у Джошуа куда больше солдат. Может быть, они прячутся за этой дверью, в большом зале, ожидая сигнала к атаке.
– Добро пожаловать! – сказал Джошуа, по-прежнему стоя на своем месте. – Как я рад видеть тебя здесь, дьявол из Леонхарта!
– Уверен, что так и есть, – с иронией заметил Райфл.
– Ты даже не представляешь, насколько я рад! – Джошуа одарил Райфла улыбкой, от которой у Сары все похолодело внутри.
– Если ты думаешь напасть на деревню, старик, знай: я не оставил ее беззащитной. И поля тоже.
Джошуа засмеялся каким-то неприятным, скрипучим смехом.
– Ты все узнал, да? Какая жалость! Должен признаться, я удивлен. Никогда не думал, что ты так хорошо разбираешься в земле.
– Это я сказала им, – заявила Сара, делая шаг вперед.
Теперь Джошуа смотрел на нее глазами, в которых плясали отблески пламени. Ничего невозможно было прочитать в этом взгляде, но Сара видела, что Джошуа едва заметно напрягся.
– Вот как? – стараясь казаться спокойным, произнес он.
– Да. – Сара сделала еще несколько шагов в сторону Джошуа и тут же услышала, как за спиной шевельнулся Райфл. Он наверняка захочет ее остановить. Но Сара взглядом попросила его не делать этого. Взгляд Райфла по-прежнему был острым и внимательным, но теперь в нем появилась тревога.
Джошуа снова заговорил, теперь глаза его сузились, а слова вылетали изо рта, словно камни из пращи:
– Значит, ты выбрала дьявола из Леонхарта и не захотела исполнить свой долг перед семьей, не так ли, Сара?
– Я не разделяю твоей ненависти, – спокойно сказала девушка.
Ей показалось, что наконец-то удалось вывести Джошуа из равновесия. Кровь бросилась ему в лицо, уголки рта искривились, лицо стало похоже на страшную маску. Но через несколько секунд он вновь овладел собой.
– Как жаль, что ты оказалась такой слабой, девочка. Я должен был предвидеть это. Сегодня в полночь, Сара, тебе придется последовать за этим дьяволом в преисподнюю за совершенное тобою предательство.
– Я последую за ним куда угодно, – твердо сказала Сара.
– Но, думаю, все же не туда, – вмешался в их разговор Райфл. – У меня другие планы на сегодняшнюю ночь.
Джошуа внимательно посмотрел на своего врага.
– Мы живем последние часы, Леонхарт. Скоро вы умрете – вы все. Весь мир.
– Сомневаюсь в этом, старик. – Голос Райфла звучал почти грозно. – Как и ты, не правда ли? Ведь ты не стал бы губить мои поля, если бы думал, что и вправду придет конец света.
– Может быть, я просто хотел обхитрить дьявола.
– Скорее всего, ты хотел заставить голодать меня и всех жителей деревни, когда придет весна. Но, на наше счастье, твоя внучка оказалась хитрее.
Джошуа снова улыбнулся своей зловещей улыбкой.
– Что ж, у нее лицо ее матери. Неудивительно, что она унаследовала и ее дьявольское коварство. Она оказалась не лучше Морвены.
– Вот тут ты прав, – сказала Сара. – Я не лучше, чем была моя мать. Но мы обе – сильнее тебя.
– Ты так думаешь? – И снова голос Джошуа был обманчиво спокойным, но в глазах его Сара разглядела лютую злобу. – Храбрые слова глупой девчонки. Ты не смогла выполнить для меня такого простого задания…
Сара покачала головой:
– Я не стала его выполнять.
Она вынула из складок плаща злосчастный фиал и поднесла его к свету. Черное стекло отразило цвет очага, бронзовые украшения переливались зловещим сиянием. Окружавшие Сару люди начали взволнованно перешептываться.
– Что это? – спросил Райфл, подходя и становясь рядом.
– Работа труса, – сказала Сара, пристально глядя в лицо Джошуа. Старик смотрел не на фиал, а прямо на свою внучку. Лицо его было перекошено гримасой от едва сдерживаемой ярости и в неровном, красноватом свете камина казалось зловещим, но Сара приказала себе не отводить взгляда. – Мой дед послал проповедника Зибедию вручить мне это. Я должна была смешать яд с твоей пищей.
Она услышала, как Райфл затаил дыхание, по комнате прошел ропот.
– Слабая, глупая девчонка, – прошипел Джошуа. – Таким же был и твой брат. Кровь Морвены испортила вас обоих. Я все бы отдал сейчас, чтобы получить назад своего сына!
Сара вдруг размахнулась и изо всех сил бросила фиал в огонь, но промахнулась. Зловещий сосуд отскочил от стены и упал, невредимый, к ногам Джошуа.
Резкое движение Сары словно послужило сигналом обеим сторонам схватиться за клинки, но они все же остановились, выжидающе глядя на своих предводителей. В комнате повисла напряженная тишина, полуобнаженные мечи отражали свет, падавший из очага.
– Только слабый человек посылает других мстить за свои обиды, – продолжала Сара. – И не говори мне больше о слабости. Я сама – свидетель твоей трусости.
– Ты послал человека отравить меня? – Голос Райфла наполнял комнату, голос сильного и храброго воина, которым никогда не был Джошуа Рун. – И хотел, чтобы это сделала Сара? Видит бог, это уж слишком.
Обнажив свой меч, Райфл направил его конец на Джошуа, хотя тот и стоял от него довольно далеко.
– Я готов был пощадить тебя, Джошуа Рун. Во имя закона и ради твоей внучки. Я бы позволил тебе остаться в Олдриче – и даже в Фьонлахе, если бы этого пожелала Сара. Но ты попытался убить меня, вероломно использовав для этой цели невинную девушку! Ты потерял право оставаться среди нас. Я изгоняю тебя с этой земли – из своих владений.
Слова его эхом отражались от стен, и казалось, что даже языки пламени пригнулись и застыли на мгновение, прежде чем разгореться с новой силой. И ни у кого больше не было сомнений в том, что они слышат голос человека, рожденного, чтобы править этой землей, этим замком, который готов выполнить и выполнит свое предназначение. Обернувшись, Сара увидела прямо перед собой истинного дьявола из Леонхарта, охваченного праведным гневом.
Еще она увидела краем глаза, – что некоторые из людей Джошуа опускают шпаги и обмениваются обескураженными взглядами.
И тут Джошуа громко рассмеялся. Это было так неожиданно и столь неуместно, что Сара усомнилась на секунду в его здравом рассудке.
– Изгоняешь меня? – визгливо выкрикивал Джошуа, борясь с душившим его смехом. – Меня? Изгоняешь! Ну не смешно ли?
– Так ты хочешь войны? – спокойно, но грозно спросил Райфл. – Что ж, я готов и к войне.
– О, не сомневаюсь в этом, Леонхарт. Храбрый воин, явившийся отнять мой дом. – Джошуа обвел взглядом комнату. – Но, прежде чем ты начнешь эту самую войну, позволь кое-что сказать тебе. Этот так называемый яд, который принесла с собой моя внучка, – обычная вода. Сара умоляла меня прислать ей яду, который она могла бы дать тебе, Леонхарт. Она передала мне секретное послание, в котором говорилось, что ничего на свете не желает так сильно, как твоей смерти. Сара повернулась к Райфлу:
– Он лжет!
– Но зачем мне лгать? – Джошуа улыбался. – Я ведь ничего не выигрываю оттого, что он узнает правду, да и терять мне уже нечего.
– Тогда скажи ему правду! – почти закричала Сара, придвигаясь к Джошуа. – Скажи, что это ты нанял проповедника! Что заставил его передать мне яд! Что ты один хотел смерти Райфла!
– Весьма неправдоподобная история. – Джошуа слегка поморщился.– Больше нет смысла обманывать его, Сара. – Он посмотрел на Райфла. – Она просила у меня яд, Леонхарт. Хотела отомстить за смерть брата. Но я – благородный человек. Конечно, ты не друг мне, но я ведь знаю, что это не ты убил мальчика. Это была она. Ее черное колдовство.
– Нет! – испуганно воскликнула Сара.
– Да, девочка. Я знал все эти годы, что это сделала ты. – Взгляд его сделался нарочито печальным. – Я старался защитить тебя, как мог. Но факт остается фактом. Даже ребенком ты принадлежала злу.
– Правду! – Сара была в ярости. – Немедленно скажи правду!
– Правду должна сказать ты, Сара. – Глаза Джошуа горели зеленым пламенем. – Ты убила Рейберта. Уж не знаю почему. Наверное, принесла в жертву, чтобы увеличить силу своих чар. Я думал, что, если пошлю тебя в святую обитель, это спасет твою душу. Но вижу, что ошибся.
Сара почувствовала, что все тело ее охватывает дрожь отвращения и ярости. Она смотрела на Джошуа, и все, что окружало их, вдруг словно исчезло – и люди, и огонь, и стены. Остались только он и она, один на один.
На лице Джошуа была надета маска терпеливой озабоченности судьбой внучки. Он медленно приближался к Саре, тихим голосом бросая страшные слова:
– В ее послании говорилось, что Сара хочет отомстить тебе, Леонхарт. Я не хотел, чтобы ты стал ее следующей жертвой. Я не мог рисковать, не мог позволить ее колдовству стать сильнее. Вот я и не послал ей яду. Но что-то все равно надо было послать, а то она нашла бы яд в другом месте. Это была вода, дитя мое. Это была всего лишь вода.
– Он лжет! – Голос девушки был высоким и тонким. Сара стояла уже совсем близко к Джошуа, она даже слышала его запах – запах духов и старости, запах масла, превратившегося в мускус.
– Вот как? – тихо спросил Джошуа. Продолжая печально улыбаться, старик поднял руки и положил их на плечи Сары. – Иди же сюда и докажи, что я лгу.
Что-то длинное и тонкое, блеснув между ними, заставило Джошуа испуганно отшатнуться. Клинок Райфла прижимался плашмя к запястьям Сары, заставляя ее отступить.
– Не подходи к нему, Сара, – прозвучал над ухом спокойный голос Райфла.
И тут девушка увидела, как лицо ее деда, на котором только что играла фарисейская улыбка, буквально перекосилось от ярости и злобы. Его руки с отвратительными скрюченными пальцами, которыми он только что касался ее, бессильно повисли.
Клинок Райфла по-прежнему прижимался к Саре. Девушка неохотно отступила на несколько шагов, не в силах отвести взгляд от глаз Джошуа, в которых она ясно читала, что старик продолжает строить какие-то коварные планы.
Затем лицо Джошуа разгладилось, теперь видно было только, что он лихорадочно пытается сообразить, как ему поступить.
Но Сара видела! Пресвятая Дева, она видела это! Джошуа ненавидел ее. По-настоящему ненавидел свою плоть и кровь, свою единственную внучку, которая всю жизнь пыталась любить его, несмотря ни на что.
Саре трудно было дышать, казалось, что стены комнаты давят на нее.
Она стояла рядом с Райфлом, который опустил меч, и на том месте, где только что касалась ее кожи холодная сталь, теперь была его рука, такая теплая и сильная. Сару била крупная дрожь. Стиснув зубы, она буквально вцепилась в руку Райфла, чтобы не упасть в обморок.
– Сара, – отчетливо произнес Райфл, не сводя глаз с Джошуа. – Не волнуйся. Я верю тебе.
Старик рассмеялся в ответ.
– Ты веришь ее телу. Если она легла с тобой, ты веришь теперь всему, что она говорит.
– Мне кажется, что я наслушался достаточно твоего злобного шипения, старик, – холодно ответил Райфл. – Надеюсь, ты собрался в дорогу. Потому что ты покинешь этот замок прямо сейчас.
– Только дурак станет верить ведьме, Леонхарт!
– Я верю Саре. А тебе не поверю никогда.
– Но есть отличный способ доказать правдивость моих слов. – Джошуа повернулся к солдатам Олдрича, стоявшим вдоль стен. – Оливер!
От стены отделился человек и подошел к Джошуа, затем поклонился. Отблески огня играли на его белокурых волосах.
– Милорд?
Джошуа указал на фиал, лежавший у его ног.
– Выпей это.
Молодой человек побледнел.
– Что? – переспросил он.
– Выпей это, – раздраженно повторил Джошуа. – Не бойся. Это не причинит тебе вреда. Там всего лишь вода.
Солдат не двигался. Губы его шевелились, но изо рта не вылетало ни звука. Он пристально смотрел на своего господина.
– Ты сомневаешься во мне, Оливер? – тихо спросил Джошуа. – Ты, самый верный из моих людей?
Солдат оглядел комнату, быстро моргая.
– Милорд… я…
– Выпей! – приказал Джошуа.
– Не пей! – воскликнула одновременно с ним Сара.
Джошуа смотрел на Оливера взглядом, способным испепелить неугодного, но солдат по-прежнему колебался.
– Так вот как обернулось дело, – тихо произнес Джошуа, обращаясь к Оливеру. – В эти последние часы нашей жизни ты готов слушать ее, а не меня?
Оливер молитвенно сложил руки:
– Умоляю, милорд, не заставляйте меня…
– Кому ты повинуешься, капитан?
– Я делал все, что вы приказывали, милорд, никогда не задавая лишних вопросов. Я работал для вас, я исполнял все ваши замыслы, я готов отдать за вас жизнь!
– И ты должен отдать ее за меня, – кивнул Джошуа. – Ведь конец света приближается.
Прежде чем Райфл успел перехватить руку старика, блеснула сталь и раздался металлический звон. Все, кто был в комнате, удивленно вскрикнули. Человек по имени Оливер по-прежнему стоял перед своим господином, прижимая ладони к груди и глядя вокруг широко раскрытыми, изумленными глазами.
Джошуа сделал шаг назад, по-прежнему держа в руке кинжал, с которого капала кровь.
Все вокруг застыли, и только Оливер поднял голову и удивленно произнес:
– Милорд!
– В моем доме нет места предателям! – тихо сказал Джошуа.
Лицо молодого человека побледнело, он опустился на колени, затем упал на землю, путаясь в собственном плаще. Кровь, хлещущая из раны, быстро окрашивала голубой плащ в багровый цвет.
Джошуа повернулся к Райфлу и Саре, не опуская кинжала.
– А теперь, – с улыбкой произнес он, – я хочу кое-что показать тебе, Леонхарт. Тебе и твоей девке.
Один из солдат Фьонлаха склонился над упавшим Оливером и стал щупать ему пульс на шее.
– Он мертв! – ошеломленно произнес солдат через несколько мгновений.
– Мы все скоро умрем, – сказал Джошуа, направляясь к двери. Кровавый след тянулся за ним. – Наступают последние минуты тысячелетия.
Райфл с шумом выдохнул воздух.
– Господи, Рун, да ты и, правда, сошел с ума! Видимо, люди Олдрича поняли это, так как все они вдруг отпрянули от своего хозяина, быстро отойдя в другой конец комнаты.
Но Джошуа, казалось, не заметил этого.
– Может, ты и прав, Леонхарт, – сказал он. – Но тебе все равно предстоит увидеть мой сюрприз.
Страх сжал холодной рукой сердце Сары. У нее возникло вдруг чувство, что все это уже происходило с ней когда-то. Что она уже стояла однажды на этом самом месте. Сейчас должно было случиться что-то ужасное. Что-то более страшное, чем все, что было в ее жизни.
– Все, что я хочу увидеть, это твою спину, старик, когда ты будешь покидать мой замок, закованный в цепи, – спокойно произнес Райфл.
– Еще рано, – ответил на это Джошуа. – Ты еще не правишь здесь, Леонхарт. Мне осталось еще несколько минут побыть хозяином Олдрича. И ты, мой дорогой, мой почетный гость, не можешь отказать старику в его маленькой слабости.
Он был уже у двери, ведущей в большой зал. Не выпуская из рук кинжала, старик взял со стола масляную лампу.
– Получай же свое наследство, дьявол из Леонхарта!
Он распахнул двери настежь. И запах, который слышала Сара, удушливый, едкий запах, показавшийся ей смутно знакомым, стал таким сильным, что девушка быстро закрыла ладонью нос и рот, чтобы не вдыхать его. И все же она сделала шаг вперед, борясь с ужасным предчувствием и в то же время желая увидеть поскорее, что ожидало их там, за дверью зала.
Райфл, успевший подойти к двери раньше ее, стоял прямо у входа, глядел внутрь. Сара встала рядом.
Сначала девушка никак не могла понять, что перед ней. В зале было темно, но Сара видела, что весь он заполнен чем-то. Джошуа поднял лампу повыше, и Сара смогла разглядеть, что на полу кучей свалены драгоценные кубки и посуда, сундуки с золотыми монетами, разбросаны по полу драгоценности, меха, рулоны дорогой материи, изделия из золота, серебра и слоновой кости.
Боже правый! Он действительно приказал притащить сюда все, что было накоплено в Олдриче за несколько веков.
Джошуа подошел к своим сокровищам, держа лампу высоко над головой. И только теперь Сара узнала источник странного резкого запаха. Это была смола. Много смолы, черной как ночь, разлитой по полу вокруг сокровищ.
– Дьявол и вправду явился, как было предсказано много лет назад, – со зловещей улыбкой произнес Джошуа.
– Нет! – Сара могла лишь трясти головой, потому что ноги ее словно примерзли к полу.
– Что ты задумал, старик? – Райфл быстро направился к Джошуа. Но тот был слишком далеко.
– Итак, наступает конец времен, – продолжал Джошуа, глядя прямо на Сару и словно не замечая идущего к нему человека. – Конец всему! О, я всегда знал, что так и будет!
– Нет! – снова закричала Сара, но Джошуа лишь расхохотался в ответ и повернулся к Райфлу.
– Добро пожаловать в Олдрич, дьявол из Леонхарта! – с безумным видом прокричал старик. – Но недолго же тебе здесь править!
С этими словами он швырнул лампу в разлитую по полу смолу, и всю комнату охватило яркое пламя.
Вспышка света ослепила Сару.
Она быстро отвернулась, закрыв ладонями лицо, и почувствовала нестерпимый жар. Стоявших сзади солдат охватила паника.
Когда Сара открыла глаза и снова обрела способность видеть, вокруг царило настоящее сумасшествие. Огонь распространялся по комнате, языки его лизали свернутую в рулоны ткань, поднимаясь, все выше. На фоне огня выделялись силуэты двух мужчин, и Сара не могла разглядеть, борются они с огнем или друг с другом.
– Райфл! – закричала Сара, бросаясь в открывшуюся перед ней геенну огненную. Но в глаза ей ударил черный дым. Кто-то распахнул главные двери с другой стороны зала, пламя взметнулось еще выше, и теперь Саре ничего не было видно. Весь мир состоял теперь из багровых и оранжевых языков пламени и черного едкого дыма.
– Райфл!
– Сара!
Фигура его то выступала из пламени, то снова скрывалась из виду.
Сара побежала на голос, но тут же потеряла направление, так как вокруг не было ничего, кроме едкого дыма; а крики людей звучали откуда-то издалека.
Девушка закашлялась, затем увидела рядом человека, пытавшегося сбить пламя туникой – белой с голубым. Рядом другой солдат пытался сделать то же самое одеялом, и третий… безликие люди, сосредоточенно борющиеся с огнем. Снова оказавшись в облаке черного дыма, Сара перестала ориентироваться в пространстве. Она повернула влево, затем вправо – огонь распространялся слишком быстро. Глаза щипало так сильно, что огонь казался просто нестерпимо ярким пятном.
– Сара!
Сзади, его голос звучал сзади от нее. Девушка быстро повернулась. Слишком быстро – нога поскользнулась на разлитой по полу смоле, и Сара упала, больно ударившись.
Кто-то тут же резко поднял ее и стал толкать туда, где, наверное, находилась дверь. Оглянувшись, она узнала перемазанное сажей лицо Абрама.
– Выходи! – кричал он, продолжая толкать Сару. – Выбирайся отсюда.
– Подожди! – прокричала в ответ Сара. – Где Райфл?
Но Абрам ничего не ответил, лишь сильнее толкнул ее в сторону главной двери, за которой открывался черный тоннель, ведущий наружу, к свежему воздуху.
– Выходи! – прокричал он, а сам снова кинулся в зал.
Сара никак не могла перевести дыхание, но к ней уже тянулись чьи-то руки. Какие-то люди помогали ей выбраться из этого кошмара. Было слышно, как звонит колокол, возвещая тревогу, оповещая округу о пожаре.
Навстречу ей бежали люди, тащившие в горящий зал ведра с водой. Сара услышала женские крики. Во дворе замка толпилось множество народу, лица людей освещали зловещие отблески пламени.
Сара даже не стала искать Райфла в толпе, отлично понимая, что его наверняка там нет. Он внутри, в зале, борется за спасение замка Фьонлах. Может быть, ранен… лежит на полу, а огонь подбирается к его одежде… Страшная картина заставила Сару вырваться из рук помогавших ей людей и броситься обратно в горящий зал.
Жар обжигал легкие, девушка снова закашлялась, затем начала задыхаться. Но, согнувшись, она все равно пробиралась внутрь, навстречу языкам пламени, прижимая к лицу подол платья и стараясь дышать ртом.
Внутри оказалось много народу – люди по цепочке передавали друг другу ведра. Но ни в одном из них Сара не узнала Райфла. Она снова увидела Абрама, льющего воду на огонь. Множество незнакомых лиц… он должен быть здесь… Где же он?
Снова пронесся порыв ветра, огненный ад и зима, сплетясь вместе, ударили ей в лицо. Саре пришлось согнуться пополам, прячась от едкого дыма. Новая вспышка ослепила девушку: огонь охватил край ее плаща и быстро подбирался к коже. Она быстро рванула застежку, в которой запутались, как назло, ее волосы, и плащ упал на землю, объятый пламенем.
Сара, пошатываясь, поспешила отойти подальше. Ей нечем было дышать. Дым был слишком едким, слишком густым и горячим, чтобы легкие могли вдыхать его. Но где же теперь огонь? Сара оглянулась, и оказалось, что огонь вокруг нее, все пылало, порождая новые клубы удушливого дыма. Казалось, и вправду наступил конец света. Но Сара не была готова к нему, никогда не была готова, она просто не может умереть такой ужасной смертью!
О, Райфл!
Сара вдруг ощутила щекой и пальцами твердый камень и только теперь поняла, что лежит на полу, а лицо ее находится чуть ниже стелющегося крутом дыма. Она не знала, сколько прошло времени – пожар по-прежнему пылал, а кругом слышались крики и топот. Но дышать было чуть легче, черное облако плыло выше. И Сара снова могла видеть. А главное, она была жива!
Встав на четвереньки, девушка огляделась вокруг, и взгляд ее упал на ногу, одетую в огромный сапог. Она подползла ближе к лежащему на полу мужчине, в лице которого не было признаков жизни. Она уже видела это раньше…
Рейберт!
Нет – это был Райфл! Но глаза его не были пустыми и безжизненными, как у Рейберта в тот жуткий день. Они были просто закрыты. Одна рука его лежала в опасной близости от тлеющего куска материи, но он не шевелился.
Сара шарила руками по его груди, ожидая увидеть ножевую рану, но не нашла ее. Кровь текла лишь из небольшой ссадины на лбу. Волосы его были обожжены, лицо перепачкано, и, сколько ни трясла его Сара, Райфл не отзывался. Рядом горело что-то длинное и тонкое – Сара разглядела трость из черного дерева, а за ней – кинжал Джошуа, заброшенный в самый центр бушующего пламени.
– Райфл! – Она трясла и трясла его, повторяя его имя, но глаза его оставались закрытыми, а лицо, перемазанное сажей и запекшейся кровью, неподвижным.
Ее единственная любовь, ее единственная надеждаон мертв, мертв.
– Нет, нет, – повторяла Сара, хватая его за руки и пытаясь оттащить от огня, начинавшего лизать край ее платья.
И вдруг огромная черная фигура заслонила яростно бушующее пламя. Черный демон навис над Сарой и схватил ее за волосы, пытаясь оттащить от Райфла. Потеряв равновесие, Сара снова рухнула на каменный пол.
– Пусть горит! – скомандовал демон голосом ее дедушки. Все лицо его было в ожогах, седые волосы наполовину сгорели, а то, что осталось, висело по краям лица черными прядями. Но у демона были глаза Джошуа – зеленые, холодные глаза, полные ненависти.
Сара боролась изо всех сил с демоном в обличье Джошуа, едва понимая, что тонкий воющий звук, который она слышит, вырывается из ее глотки. Огонь пылал все сильнее. А Райфл был так близко, но он по-прежнему лежал неподвижно.
– Пусть горит, я сказал! – завизжал демон. – Я сделал то, чего не смогли вы с братом! Он должен умереть!
– Нет! Остановись! – кричала Сара, отчаянно отбиваясь. – Нет, Райфл! Рейберт!
– Мальчишка был идиотом! – Джошуа оттаскивал Сару все дальше от тела Райфла. – Не смог… сделать… такую… простую… вещь!
Сара изо всех сил ударила его по лицу. Она увидела кровь, но демон по-прежнему был полон сил.
– Одну простую вещь, – продолжал шипеть он кроваво-красными губами, сверкая зелеными, налитыми кровью глазами на черном лице. – Одна-единственная смерть решила бы все. Но мальчишка не смог ничего сделать. Вы оба такие слабые! Он не смог даже просто доехать до логова дьявола, чтобы сделать то, что я приказал ему сделать, – проникнуть хитростью…
Отчаянно отбивающейся Саре удалось найти слабое место демона. Она ударила его по колену, и хватка его ослабла, ей удалось вырваться. Сара вскочила на ноги, задыхаясь от дыма и душивших ее слез. Но Райфла уже не было видно.
Рейберт!
Она была в двух шагах от смерти. От пылающей горы сокровищ Олдрича, с которой начинали сыпаться горящие куски. В воздухе, подобно дьявольскому черному снегу, летали куски сгоревшей материи, металл был раскален докрасна. Что-то тяжелое и круглое пролетело мимо ее головы. Должно быть, это был драгоценный кубок.
Она сделает это. На этот раз она спасет его!
Но демон преследовал Сару, она слышала за спиной его хриплое шипение:
– Морвена!
Ноги Сары подкосились, она упала, больно ударившись подбородком о камень. В глазах вспыхнули искры.
Когда она снова обрела способность видеть, над ней стоял Джошуа Рун, ее дед, совершенно обезумевший, с обожженным лицом. Но это был он, это он держал ее за плечи, заставляя сесть. Сара видела зловещий отблеск пламени в его сумасшедших глазах.
– Девочка, – тихо повторял он. – Моя прекрасная ведьма!
– Я любила тебя, – всхлипывала Сара, пытаясь подняться, но не чувствуя ни ног, ни рук. – Ты не знаешь, но я всегда любила тебя…
Джошуа казался абсолютно спокойным, он словно не чувствовал своих ран и не замечал царившего вокруг кошмара. Дедушка крепко держал Сару за плечи и тащил ее обратно, к бушующему огненному острову.
– Дочь моя, – произнес старик, и голос его казался голосом абсолютно нормального человека. – Моя красавица. Пойдем со мной. Ты принадлежишь мне.
Сверху снова посыпались угли. Сара смутно помнила, что должна сделать что-то очень важное.
Но что?
Рейберт! Рейберт был рядом. Он нуждался в ее помощи!
Но нет, это неправда. Рейберт мертв. Мертв уже долгие годы.
Становилось все жарче. Огонь был совсем близко, но Джошуа явно не собирался останавливаться.
– Ты должна сгореть, – бормотал он все тем же нежным голосом. – Это твоя вина. Ты околдовала меня. Я не мог противиться твоим чарам. Но это невозможно, и поэтому ты сгоришь.
Один из угольков, упавших на юбку Сары, начал тлеть, зажигая алую материю платья, другой обжег руку. Почувствовав жар, она смахнула его.
– Огонь! Огонь! Огонь! – счастливо пел над ухом внучки Джошуа. Он наступил на горящий кусок дерева, но не заметил этого. Сара же с ужасом смотрела, как огонь начинает лизать кожу его сапога.
Словно очнувшись, девушка отпрянула от него.
– Дедушка! Твои ноги!
Но Джошуа снова потянулся к ней, хотя ноги его были объяты пламенем, и огонь подбирался к тунике.
– Дедушка! Смотри!
Сара вскочила на ноги, осыпаемая дождем из пылающих углей, заставивших ее платье зацвести оранжевыми цветочками крошечных огоньков. Сара пыталась сбить их ладонями.
– Как долго, как долго я ждал, Морвена. Не противься мне, – сказал Джошуа, протягивая руки к Саре. – Если ты не будешь со мной, ты должна сгореть. Один поцелуй, дочка.
Сара в ужасе попятилась от него, от объявшего его пламени, от смерти, от безумия. Джошуа, полыхая, шел за ней.
– Один поцелуй! – визгливо кричал он. – Или ты сгоришь. Я обещаю тебе!
– Дедушка! – воскликнула Сара, с ужасом осознавая смысл его слов.
– Так сгори же! – закричал Джошуа, закрывая горящими руками объятое пламенем лицо. – Сгори же, ведьма!
И огонь поглотил его целиком.
Сара с криком ужаса отвернулась от леденящего душу зрелища. Она бежала, спотыкаясь, прочь, мимо снующих туда-сюда людей с ведрами.
Морвена!
Звучавший за спиной вопль был последним Криком смерти, длинным и протяжным, и Сара расслышала его за гулом огня и шипением углей, он преследовал ее. Остановившись, девушка зажала руками уши и закрыла глаза. Но куда ей было спрятаться от страшного смысла последних слов объятого пламенем Джошуа?
Она должна поскорее убежать из этого ужасного места. Должна выбраться отсюда! Она не может оставаться среди призраков ужасных преступлений, которые видели стены этого замка. Она умрет, если останется здесь. Но она забыла. Забыла что-то очень важное…
Ах, да. Господи, ведь там остался Рейберт!
Нет.
Там остался Райфл. Сара почувствовала вдруг странное спокойствие, разом осознав, что ей следует делать. Райфл там. Он ранен, и она должна его спасти.
И Сара снова вернулась в пылающий зал, размахивая перед собой руками, чтобы разогнать черный дым. Она искала и искала Райфла. На этот раз она увидела, что он лежит на боку и пытается отползти от пламени, медленно помогая себе одной рукой. Он не видел Сары, не чувствовал, как она тянет его за одежду, пытаясь поднять.
– Райфл! Встань!
Рука Райфла вцепилась в ее юбку, Сара схватилась за вторую руку и тянула, пока Райфл не оказался на коленях.
– Вставай! – бормотала Сара, пытаясь поднять его, сгибаясь под его весом. – Нам надо торопиться, ты должен встать!
И он встал, пошатываясь, опираясь на плечи Сары, и вместе они побрели прочь от смертельного пламени, через дым и летающую в воздухе сажу. Сара нащупала рукой стену зала, и это оказалось их спасением. Они шли вдоль стены до тех пор, пока их не окружили люди и не вывели на чистый, прохладный воздух. Во дворе их окружила толпа, Райфла тут же оторвали от Сары. И ей пришлось позволить им сделать это, потому что силы вдруг оставили девушку. Колени ее подогнулись, и Сара опустилась прямо в грязь. Ее тут же подхватило множество рук, не давая опрокинуться навзничь. Сара смотрела в темное небо у себя над головой, в котором по-прежнему кружились белые хлопья снега.
Вдруг небо заслонило знакомое лицо. Это был Абрам.
– Миледи! Миледи! – повторял он.
Голос его звучал так тревожно. Саре захотелось приободрить Абрама, сказать ему, что с ней все в порядке, она просто устала… так устала… Но глаза ее сами собой закрылись. И это было хорошо, очень хорошо, потому что ничто не могло побеспокоить ее теперь.
Там далеко, где-то в другом мире, звонили в унисон колокола.
– Сара!
Какой странный голос, скрипучий и резкий, почти невозможно узнать его, почти невозможно расслышать за звоном колоколов. Но все же он заставил Сару открыть глаза.
Райфл склонился над ней. Лицо его было грязным от сажи и запекшейся крови, но таким прекрасным, что Саре захотелось разрыдаться от нахлынувших чувств.
– Полночь уже наступила? – тихо прошептала она. На лице Райфла появилась усталая улыбка.
– Да, любовь моя, – произнес он и склонился ниже, впиваясь губами в ее губы.
Последние удары колоколов пронеслись над ними, и во всем мире наступила тишина. Но Сара не замечала ничего вокруг. Она была во власти поцелуя Райфла, во власти своей сбывшейся мечты. Вот он – поцелуй в полночь! У него был вкус огня, вкус крови и ни с чем не сравнимый вкус жизни! Когда Райфл поднял голову, Сара села, удивленно оглядываясь вокруг.
Снег все падал и падал им на голову крупными хлопьями.
Люди по-прежнему толпились во дворе замка. Черно-красные туники перемешались с бело-голубыми, дворяне и солдаты – с крестьянами, женщины с мужчинами.
Мир застыл в молчании, провожая последние секунды уходящего тысячелетия.
Все смотрели на небо, ожидая, что же произойдет. Сара тоже подняла глаза. Она увидела все те же облака, темные и далекие. Никакого божьего гнева, грома и молний, огненного дождя, льющегося на землю. По крайней мере, здесь, на земле Олдрича. И никаких знамений. Если и светила сегодня на небе кровавая луна, то ее не было видно за облаками.
«Чудо, – подумала Сара в радостном изумлении. – Райфл сотворил чудо. Он сделал это. Заклинание помогло…»
Райфл помог ей подняться на ноги. Сара обернулась и посмотрела на небо с другой стороны, чтобы окончательно убедиться… но и там не увидела ничего страшного. Все кругом было спокойно и тихо. Даже огонь, бушевавший в замке, потух, и лишь черные струйки дыма выплывали наружу из широко открытых дверей.
Он сделал это!
Саре вдруг захотелось громко рассмеяться, закричать от радости. Райфл совершил чудо – конец света не наступил! Но тело ее слишком устало, чтобы повиноваться, поэтому она молча стояла, опершись на руку любимого, и молча радовалась рядом с ним.
Из зала выходили последние группки людей, жадно глотая чистый воздух и пошатываясь на пороге. Им тут же бросались помогать. Но никто так и не проронил ни звука. Все словно опасались нарушить священную тишину. Единственное, что послал им сегодня бог взамен обещанных ужасов.
Сара поняла вдруг, что должна осмелиться это сделать. Она слишком многое пережила и выжила во всех испытаниях, которые принес ей прошлый век.
Собрав силы, она сделала шаг в сторону и повернулась к толпе.
– Новый год пришел к нам! – Голос девушки был хриплым, в горле по-прежнему саднило. Все обернулись к Саре и смотрели на нее широко раскрытыми глазами. Она заговорила громче: – И это не конец, а начало! Начало нового века, нового тысячелетия. И нового правления Олдрича! – Взяв руку Райфла, Сара подняла ее как можно выше. – И кто из вас не присягнет его новому господину?
Так они и стояли несколько долгих секунд – Сара, поднимавшая руку Райфла, и застывшие перед ними люди с изумленными лицами.
Затем, один за другим, люди во дворе замка начали опускаться на колени. Первым это сделал Абрам. Его примеру последовали люди из Леонхарта, затем остальные, в том числе солдаты в белых с голубым туниках, которые опускались на колени и доставали из ножен клинки, кладя их плашмя на протянутые ладони. Вслед за солдатами на колени опустились крестьяне, женщины и дети. Сара заметила среди них конюха, встречавшего их во дворе, когда они приехали в замок, и других людей в ливреях замковых слуг. Все они вставали на колени, с благоговением повторяя имя Райфла из Леонхарта.
Сара посмотрела на Райфла, а он, повернувшись, посмотрел на нее. Волосы его развевал ветер, глаза счастливо сияли на измазанном сажей лице.
Сара опустила его руку и тоже медленно опустилась на колени. Волосы ее почти касались снега.
Райфл положил руку ей на плечо.
– Миледи! – громко произнес он. Сара подняла голову и посмотрела снизу вверх на своего повелителя.
Глядя прямо в глаза девушке, Райфл поднял ее на ноги. Вид у него был недовольный. Сердце Сары тревожно замерло. Неужели она чем-то обидела его? Но Райфл притянул ее к себе и поцеловал на глазах толпы, крепко и страстно.
– Я люблю тебя, Сара Рун, – пробормотал он и, прежде чем Сара успела ответить, повернулся к толпе и прокричал: – Я принимаю вашу присягу, добрые люди. Поднимитесь же с колен и празднуйте наступление нового года!
Все поднялись, повинуясь его приказу. И толпа разом зашевелилась, заговорила, сначала тихо, затем все громче и радостнее. Сара и Райфл стояли среди смеющихся радостных людей, взявшись за руки. Сара смотрела на Райфла, а тот не мог отвести взгляд от столпившихся перед ним людей. Его людей, подумала Сара, наблюдая, как усталое и настороженное выражение его лица сменяется улыбкой, веселой и радостной.
– Я люблю тебя, произнесла Сара одними губами, зная, что Райфл не услышит ее, просто потому, что ей очень хотелось это сказать.
– Лекарь сказал, что у вас останется небольшой шрам, миледи.
Райфл, сидевший на краешке кресла Сары, разглядывал то место на подбородке, которым девушка ударилась о камни. Он поднес лампу ближе, стараясь получше разглядеть порез.
– Шрам не волнует меня, – сказала Сара. – Если, конечно, тебе он не кажется слишком безобразным.
– Не кажется, – улыбнулся Райфл.
Они сидели в одной из безымянных комнат замка Фьонлах, выбранной ими, потому что она не пострадала от пожара, и потому что там стояли несколько кресел и ламп. Райфл привел ее сюда со двора замка после потрясающего действа с принесением присяги, устроенного Сарой.
Сначала Райфл хотел просто остаться с ней наедине, чтобы поцеловать ее еще раз и отпраздновать наступивший новый год. Но затем он заметил, что Сара залита кровью.
Рану как следует промыли. Райфл сам внимательно следил за тем, как это делает человек, назвавшийся местным лекарем. Слава богу, порез не потребовалось зашивать. Райфл не был уверен, что выдержит это зрелище.
Он видел за свою жизнь слишком много крови. И слишком много трупов своих товарищей, павших в боях. Он вынес ужасы войны и коварство вероломных противников и даже эту ночь – самую ужасную в его жизни, – и все же Райфл знал, что вид иглы, пронзающей нежную кожу Сары, будет преследовать его всю жизнь. Даже этот крошечный порез на подбородке причинял ему едва ли не большую боль, чем самой Саре. Ему даже пришлось покинуть ненадолго комнату, чтобы прийти в себя, отвлечься, беседуя с Абрамом.
Райфла тут же обступили взволнованные люди – все спрашивали о Саре. Они были покрыты сажей, некоторые – запекшейся кровью, но все немедленно побросали свои дела, чтобы справиться о ее самочувствии. Среди них было множество солдат из Леонхарта, и даже крестьяне из деревни Фьонлах, поспешно вскарабкавшиеся на гору, заметив в небе отблески пожара. Тут был и Калум, и другие, лица которых Райфл с удивлением узнавал. Ему потребовалось довольно много времени, чтобы успокоить их, объяснив, что с Сарой все в порядке!
Он повторил это столько раз, что, в конце концов, поверил в это и сам, и на душе сразу стало легче.
Райфл с удивлением открыл для себя, что Сара успела завладеть не только его сердцем. Крестьяне Фьонлаха, еще неделю назад скрывавшиеся при приближении Сары, теперь спешили оказаться рядом, чтобы справиться о ней, пожелать ей выздоровления. Райфл не особенно удивился тому, как все обернулось. Сара Рун с ее благородной и доброй душой способна была растопить самые черствые сердца. Может, это было колдовство, а может, нет. Но ни у него, ни у жителей Фьонлаха не было шанса устоять.
И вот теперь Райфл разглядывал при свете лампы порез на ее подбородке, казавшийся крошечным, и никак не мог поверить, что из него вытекло столько крови. И даже при мысли о ее боли дрожь пробежала по всему телу Райфла.
Сара смотрела на него, улыбаясь, и, словно прочитав его мысли, сказала:
– Это не больно. Я почти не чувствую его.
– Странно, – пробормотал Райфл, пытаясь улыбнуться в ответ. – А я чувствую.
Он почти не помнил событий прошедшей ночи. Судьба настигла его в образе бушующего пламени. Райфл кинулся вперед, пытаясь остановить Джошуа, но не успел.
Он выбил кинжал из рук безумного старика, затем отбросил в сторону самого Руна и стал метаться по объятому пламенем залу, выкрикивая имя Сары. Райфл слышал, как девушка зовет его, но никак не мог ее отыскать. Он помнил охватившие его отчаяние и ярость. Затем откуда-то сбоку снова появился Джошуа и ударил его горящей деревяшкой.
После этого Райфл почти ничего не помнил ясно. Ему казалось, что он слышал голос Сары, зовущей его и, кажется, своего давно погибшего брата. И ответ Джошуа. Что-то про огонь. И это вроде бы имело смысл, потому что все кругом горело, Райфлу казалось, что горит и земля и небо – весь мир.
Он попытался пошевелиться, дотянуться до Сары, но не мог. Все кругом выглядело каким-то гротескным, ненатуральным – золотые, синие и оранжевые языки пламени, плавящийся металл, искаженные контуры сгорающих предметов. В какой-то момент Райфл увидел Сару, свою Сару, сражающуюся со страшным черным демоном.
Тут Райфл попытался подняться, чтобы прийти ей на помощь, но чернота накатила на него, и он потерял сознание.
И все же Сара нашла его. Абрам рассказал Райфлу, как пытался удержать девушку, которая снова бросилась в огонь, а позже – много позже – появилась, ведя Райфла, и оба они выглядели, по словам Абрама, как забытый на костре обед.
Райфл хотел улыбнуться, вспомнив шутку. Но не смог. Он смотрел на следы, которые оставила эта жуткая ночь на нежных руках Сары, – на розовые пятнышки ожогов от падавших на нее сверху углей. Он знал, кто был этот демон, с которым боролась его любимая, и каких усилий ей стоило вырваться из его рук.
Абрам сказал ему, что большинство сокровищ, которые пытался уничтожить Джошуа Рун, как ни странно, не сгорели дотла. Уничтожены ткани, одежда и мебель. Но монеты и драгоценности практически не пострадали.
Но Райфла волновало только одно: эта ночь не смогла отобрать у него главное сокровище – сидящую перед ним леди, дороже которой не было ничего на свете.
– Любовь моя, – нежно сказал Райфл, глядя в ее синие бездонные глаза. – Я должен кое-что сообщить тебе. Твой дед мертв.
– Я знаю, – ответила Сара. Уголки рта ее едва заметно опустились, но больше она никак не отреагировала на его сообщение.
– Мне очень жаль, – ответил Райфл. Он знал, что обманывает Сару, но ему хотелось, чтобы это действительно было так, чтобы он способен был оплакивать смерть сумасшедшего старика. Ради своей Сары, ради того, чтобы утешить ее.
Сара кивнула и сделала в воздухе неопределенное движение рукой.
– Он был очень больным человеком. Так будет лучше для всех нас. – Сара тяжело вздохнула. – Ненависть поглотила его душу. Впрочем, мне кажется сейчас, что все его поступки в жизни были продиктованы безумием.
Райфл встал с краешка кресла Сары и уселся напротив. Он слышал, как за стенами комнаты разговаривают люди. Абрам раздает солдатам указания, как расчистить пострадавшей от пожара зал и разобрать сложенные кучей сокровища, обгоревшие по краям.
– Хочешь рассказать мне, как это произошло? – тихо спросил он Сару.
Девушка нахмурилась.
– Нет, – ответила она. – Пока нет. Но когда-нибудь, когда-нибудь я обязательно тебе расскажу.
– Хорошо. – Райфл снова приблизился к Саре. Ему хотелось обнять девушку, чтобы она могла забыться у него на груди, и чтобы он мог забыть обо всем рядом с ней. Но Райфл ограничился тем, что положил ладонь на ее колено.
– Я люблю тебя, – сказала Сара.
Райфл удивленно поднял глаза. Неужели она действительно сказала это?
Он признался ей в любви при всех, во дворе замка Фьонлах, потому что это требовалось ему в тот момент – огромная гордость за Сару переполняла его, смешанная с изумлением и благодарностью. Он просто не мог удержать все это в себе. Но Райфл даже не надеялся, что Сара тоже испытывает к нему нечто подобное. Ему достаточно было стоять с ней рядом, держать ее за руку и предаваться мечтам.
Сара смотрела на него сейчас глазами, полными тре­вожных воспоминаний, но постепенно взгляд ее становился чище, светлее.
– Я люблю тебя, – снова произнесла она. – Я люблю тебя, Райфл из Леонхарта. Мой человек-демон. Я люблю тебя.
У Райфла закружилась голова. Он ничего не мог ответить Саре. Все тело его пело в радостном возбуждении, торжество переполняло сердце. Он так и не смог проронить ни слова. Только опустился на колени рядом с креслом и крепко прижал девушку к груди.
Сара весело рассмеялась, гладя его широкие плечи.
– Тебе еще предстоит выполнить свое обещание, человек-демон. Но как же ты сможешь жениться на мне, если задушишь меня в своих объятиях?
Райфл отпустил Сару и начал нежно целовать ее лицо, все время, помня о порезе на подбородке и стараясь не причинить девушке боль.
– Я люблю тебя, – шептал Райфл, вдыхая ее запах и захлебываясь в волнах счастья. – Я.так люблю тебя, Сара. Спасибо тебе… спасибо.
Губы их слились в страстном поцелуе.
Спасибо тебе. Спасибо тебе, Сара, моя единственная, моя вечная любовь.
Он хотел поскорее остаться с ней наедине, но не в этой комнате, мимо которой постоянно ходили люди…
Наконец Сара в изнеможении, еле переводя дыхание, откинулась на спинку кресла и спросила:
– Рассвет уже наступил?
– Почти, – шептал Райфл, нежно касаясь губами ее уха.
– Нам надо идти!
Сара встала, и Райфлу сразу стало холодно.
– Подожди, любимая. – Он тоже поднялся и снова посмотрел на дверь, в который раз, с отчаянием убеждаясь, что на ней нет замка. – Куда, куда ты хочешь идти? На улице холодная ночь.
– В деревню, – ответила Сара.
– Завтра, – сказал Райфл, снова привлекая ее к себе, вдыхая запах дыма, все еще исходящий от ее волос. – У нас впереди еще много-много дней. Я уже послал людей сообщить жителям деревни Фьонлах, что с нами все в порядке. А сегодня тебе надо отдохнуть. Должна же в этом чертовом замке быть хоть одна комната, где мы сможем отдохнуть. Куда делась карта?
– Нет, мы должны отправиться туда сегодня, – твердо сказала Сара. – Надо сделать еще одно важное дело.
– Да. И не один раз. Сара тихо рассмеялась:
– Я не об этом. Есть еще одно важное дело…
– Но что может быть важнее этого? – Руки Райфла ласкали спину Сары, спускаясь все ниже. Он сейчас мог думать только о том, как овладеть ею.
– Еще она важная вещь, – настаивала на своем девушка, стараясь заглянуть ему в лицо.
Райфл почувствовал в ее тоне так хорошо знакомую ему твердую решимость.
– Что ж, значит, сегодня, – беспомощно согласился он, затем снова поцеловал ее, напоминая на этот раз самому себе, что впереди у них еще много-много дней, чтобы любить друг друга.
Выйдя из комнаты, он одолжил у кого-то плащ, набросил его на плечи Сары, и они направились вместе на поиски Гаральда и лошадей, которых тут же оседлали для них. Их провожали люди, и Сара выезжала из ворот замка медленно, чтобы они не отстали. Здесь снова были Калум, Абрам и еще множество мужчин и женщин.
Райфл так и не понял, что затеяла Сара, но это не слишком волновало его. Он чувствовал, что судьба повернулась, к нему лицом, и решил довериться ей. Он доверял Саре. Она уже привела его в столько разных чудесных мест – в свой дом, в свое сердце, на берег моря. И он поддержит ее, что бы она ни затеяла.
Сегодняшний день был для них обоих началом новой жизни на этой земле. Они так долго были вдали от Олдрича. И Райфл был благодарен богу за то, что он дал ему возможность начать свою новую жизнь здесь, рядом с Сарой.
Ветер постепенно разогнал облака, открывая усыпанное звездами небо, с которого не сыпался больше снег. На востоке оно постепенно светлело.
Райфл медленно спускался по склону, и когда он оглянулся на Сару, то увидел на лице девушки счастливую улыбку.
Райфл вдруг понял, что сегодня их ожидает совершенно особенный день.
У подножия скалы их встречала новая толпа – крестьяне, оставшиеся вчера в деревне, Нанвин в окружении своей свиты, все, с кем они прощались тут несколько часов назад.
Райфл встретился глазами с матерью и наклонил голову, приветствуя ее. Нанвин на секунду закрыла руками лицо, затем быстро отдернула их, и Райфл увидел на ее губах подобие улыбки.
Сара слышала за спиной голоса людей, спускающихся из замка. Они переговаривались с крестьянами. На всех лицах было написано радостное изумление. Солнце поднималось все выше и выше.
Райфл наблюдал несколько секунд за открывшейся взору чудесной картиной: солнце окрашивало разбегающиеся облака в оранжевые и золотые тона, на горизонте рассеивалась постепенно розовая дымка, а лица людей светились счастьем.
– Люди Фьонлаха, приветствуйте свое будущее, – раздался рядом с ним громкий голос Сары.
И все замерли, слушая свою прекрасную волшебницу с глазами цвета неба и волосами цвета ночи, воздевшую руки к небесам, благодаря их за спасение.
– Пришло новое тысячелетие, свершилось чудо! И я разрываю проклятие, висящее над Олдричем, призывая вместо него благословение на эту землю, на всех вас и на ваши дома. Благословляю всех людей Леонхарта и Олдрича, воссоединенных для новой жизни!
Кругом послышались радостные крики. Это напугало коней, но Райфл крепко держал их обоих под уздцы, а сам уже наклонялся к Саре, чтобы как можно крепче прижать к груди свою будущую жену.
Глаза Сары сверкали, лицо светилось от счастья. Потянувшись к нему, она быстро поцеловала его губы.
А Райфл думал о том, что господь дал ему куда больше, чем он смел мечтать. Ему принадлежит Олдрич. Но главное, ему принадлежит любовь Сары Рун, самой лучшей девушки на свете, самой прекрасной и самой таинственной ведьмы на этой земле. Чего еще мог он желать!
Привстав в седле, Райфл ждал, пока успокоится волнующаяся толпа, и он сможет говорить.
– Добрые люди, я хочу представить вам Сару Рун, хозяйку Олдрича – в прошлом, настоящем и будущем.
И толпа разразилась приветственными криками, а над землей поднялось, наконец, солнце. Солнце нового дня, несущего всем счастье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Синеглазая ведьма - Эйби Шэна



роман хороший)) читается легко. присутствую напряженные моменты. гл герои понравились. гл героиня не тупит, как это часто бывает в других романах, и о гл герое не могу сказать ничего плохого)) 9 из 10
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастасия М
28.07.2012, 21.21





Роман интересный, правда мрачноватый местами.
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнанатали
29.07.2012, 9.45





что касается мрачноватости... должна согласиться с натали)) ну а что еще можно от этого романа ожидать?) темные века и все ждут конца света, а тут еще ведьм на костре сжигают и солнечное затмение... все просто прелестно=)
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастаси М
12.08.2012, 23.05





Помогите найти роман: он работает в цирку (показывает представление на лошадях) и взял себе в жены девушку на один год (отплатил долг ее отцу, бо он хочет проучит свою дочь).
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаТатьяна
12.08.2012, 23.10





Татьяне. Филипс Сьюзен Поцелуй ангела.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаКристина
12.08.2012, 23.14





кошмар( хотела о рыцарях почитать, а натолкнулась на это. от всего романа осталось впечатление, что встретились две лесбиянки и одна из них с искусственным членом. ну почему Леонхарт этот ведет себя как блондинка и думает также(( неужели во всех женских романах такие же мужики, как лесби-актив??
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаРита
3.10.2012, 3.44





Этот роман содержит все то, из-за чего я не читаю средне-вековые и рыцарские романы. Не дай бог жить в те времена!
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.42





Мило 7/10 баллов
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнатая
25.07.2013, 20.53





Очень красивый роман )))
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаМария
8.10.2013, 3.27





Роман довольно зауряден, не особо впечатлил, ожидала большего: начало было интригующим - конец света, колдовство, побег, а дальше... какой-то мрак, унылость, будто застывшие герои, никаких страстей, бурных эмоций, живости, сексуальности наконец. Скучновато.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаЛёля
2.12.2013, 20.35





Роман волшебный. Кто любит средневековье и готику, советую .мне очень понравился. Главный герой-воплощение мечты мужчины. Жаль такого не встретить в реале. Супер книга
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнамария
27.02.2014, 23.10





Что же, начну с самого начала.rnrnДовольно завлекающий анонс, особенно для меня, ведь я буквально боготворю ведьмовскую тематику и средневековье. Начало почти даже впечатлило, однако реакция детей на смерть матери тусклая, без осознания и разума. Сожжение неправдоподобное, как и диалоги на протяжении всего романа.rnГлавная героиня, Сара, довольно глупа в плане жизни, делает странные и несусветные выводы, что уж тут говорить о епископе, которому, между прочим, пить запрещалось.rnrnНеуместны были телесные наказания, да и наказания вообще. Монастырь крайне неправдоподобен, а обет молчания и вовсе глуп и бессмыслен. К чему это? Да и слишком быстро наша мадам адаптировалась в окружающем её, кстати, незнакомом мире. Слишком хорошо лазит, слишком хорошо прячется. К тому же, я пришла к выводу, что в монастыре все совершенно точно глухи на оба уха.rnrnОх, к сладкому. Райлф Леонхард. В этом деле я соглашусь с комментатором Ритой - ну совсем уж он напоминает лесбиянку в мужской одежде. Как мог бы в реальности МУЖИК за тридцать, познавший войны, смерти и так далее, так просто !ЗА НОЧЬ! почувствовать что-то эдакое к простой, пусть даже красивой, девчонке?! Как будто до этого он в жизни своей только уродин имел!rnrnЭмоции несусветны, народ простой выставлен скопищем болванов и параноиков, а про скудные описания и мозолящие глаза НЕПРЕРЫВНЫЕ штампы я вообще молчу. rnКак же я устала от настолько идеальных персонажей... А ведь начало обещало не парня-красавчика, но в итоге... кхм-кхм. Даже блевать тянет.rnrnДействия разворачиваются сумбурно, но это, как раз, плюс. Слишком уж перебор в романтике, ну конкретно. И не надо заливать в уши информацией о том, что в романе так и надо! Та же Майер в книге "Гостья" всё сделала на "ура", а тут уж...rnrnМать Райлфа и вовсе непонятная. Автор бы уж определился, кто она в повествовании, а то дурь дурью.rnrnРазвязка идиотская, да ещё и описана ну совсем худо. О! Забыла упомянуть о кошмарном описании сексуальных сцен! Действительно, нечто... я аж впала в "золотой поток звёзд".rnrnСтилизация ни к чёрту, а-ки пинок переводчику, грамотность на нуле. Я в первом классе писала лучше!rnrnЕсли по шкале, то 2/10, не более. И то два балла я вставила исключительно за анонс и завязку, а не за тухлый выводок в эпилоге. rnrnЯ разочарована, двумя словами.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаДантаниэль Хоук
8.03.2014, 10.11





Интересный мне по нравтлся
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнаledicat
20.05.2015, 11.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100