Читать онлайн Синеглазая ведьма, автора - Эйби Шэна, Раздел - 11 декабря в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазая ведьма - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Синеглазая ведьма

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11 декабря
Две недели до наступления нового тысячелетия.

– Покайтесь!
В деревне появился сумасшедший.
Сара была единственной, кто называл его так, да и то только про себя. Для остальных он был Зибедия, бродячий проповедник, один из многих, которых развелось за последнее время немыслимое количество. В эти последние дни уходящего тысячелетия они бродили по Олдричу, разговаривая с людьми о роке, грехе и божьем гневе.
– Спасетесь ли вы, дети своего господина? Ожидает ли вас его любовь? Благословил ли он вас?
Несколько сбежавших крестьян вернулись в Фьонлах, грязные и оборванные. Они говорили тихими, дрожащими голосами о том, что открывшийся им мир пуст. Каждый говорил о знамениях грядущего конца и о тех зловещих картинах, которые вскоре предстоит им всем увидеть: рыб, плавающих в озерах кверху брюхом. Детей, разговаривающих на непонятных языках. Двухголовых змей, ползающих по заброшенным деревням, падающих с неба диких животных, потоки крови, низвергающиеся на землю, в то время как осененные божьей любовью будут возноситься на небеса.
Даже самые невинные явления толковались в пользу конца света. Например, тот факт, что снег никак не выпадал на землю, хотя в воздухе давно пахло зимой, и было очень холодно. Говорили, что сама зима дрожит в страхе перед близким пришествием господа и судным днем.
С каждой новой группой возвращающихся крестьян истории становились все более зловещими и все менее понятными.
Пока еще вернулось не так много народу, но Сара видела по глазам Райфла: он надеется, что со временем вернутся все. Возвращались голодные, полуоборванные семьи. Пряча глаза, они говорили, что хотят провести последние дни и встретить конец у себя дома. С последней группой крестьян и пришел в деревню Зибедия.
Райфл хотя и ворчал по поводу присутствия в деревне кликушествующего проповедника, однако не давал приказа прогнать его. Хотя сначала он убедился на всякий случай, что у Зибедии нет с собой оружия. Впрочем, у оборванного проповедника не было вообще ничего, кроме его жалких лохмотьев и головы, заполненной проклятиями и предостережениями. Крестьяне кормили его, делясь последним, поселили в таверне и, словно зачарованные, слушали его частые проповеди.
– Господин наш наблюдает за нами!
Сара слышала, как Нанвин рассказывала сыну, что таких людей становится все больше и больше по всей стране, что они выходят из леса и у некоторых из них появляется множество последователей. Один из таких бродячих святош добрался даже до Леонхарта.
– Господин наш читает в вашем сердце и видит ваши истинные помыслы!
Сначала Райфл хотел выдворить Зибедию из деревни. Сара знала это. Но тут вмешался Калум, который сумел объяснить Леонхарту, что напуганные и измученные крестьяне нуждаются в слове божьем. И Райфл сдался, предупредив только, что, едва проповедник нарушит покой и смирение, царящие в деревне, ему придется убираться отсюда как можно скорее.
– Покайтесь, говорю я вам!
Ее собственный покой давно уже нарушен, угрюмо подумала Сара. По какой-то непонятной причине Зибедия облюбовал для своих проповедей место прямо под дверью се хижины, и, хотя охранявшие двери солдаты много раз отгоняли его, он все равно возвращался именно сюда.
– Опасайтесь греха. – Голос Зибедии проникал к ней сквозь стены. – Опасайтесь демонов, инкубов и суккубов, которые приходят по ночам, чтобы забрать ваши души.
Вздохнув, Сара прилегла на свое ложе, стараясь не прислушиваться к словам. Она проводила в хижине в одиночестве большую часть времени, и кликушество Зибедии невольно действовало на нервы. Сара и без него знала, что приближается конец света, но ни к чему напоминать ей об этом каждую минуту.
А единственного человека, который мог поспорить с этим, не было рядом с ней. Она не видела Райфла уже несколько дней.
С того самого утра на поле с солью Райфл определил дистанцию между ними, которой строго придерживался. Один раз в день Сару выпускали погулять в сопровождении стороживших ее солдат, причем водили всегда в одно и то же место, чтобы она смогла взглянуть на солнышко – или на облака, в зависимости от погоды. Четыре раза за ней присылали, чтобы она помогла справиться с животными, которых продолжали отлавливать по окрестным полям и лесам. Сара безропотно выполняла эту работу.
Иногда она мельком видела Райфла, но недостаточно близко, на пороге занимаемого им дома или среди солдат, которым он отдавал распоряжения, иногда даже среди крестьян. Но чаще всего он стоял один, угрюмо погруженный в свои мысли.
В эти моменты Сара украдкой бросала на него взгляд, и кожа ее начинала пылать, как в огне, а голова слегка кружилась. Это была сладкая пытка, искушение, которому девушка оказалась не в силах противостоять. Он здесь, ее Райфл, человек-демон, так близко, но всегда недостаточно близко, и он замечает ее взгляды, брошенные украдкой. И лицо его каждый раз застывает при виде ее.
Через несколько секунд один из них обязательно отворачивался.
Но чего же она хочет, спрашивала себя Сара. Его неприязнь к ней была вполне естественной. Он из Леонхарта, она из Олдрича. Так и должно быть. Они ведь были врагами всю жизнь, еще до смерти Рейберта. И несколько поцелуев не способны ничего изменить.
Ее тайные мечты, ее грезы наяву ничего не значили.
В замке зазвонили колокола, отмечая полдень, напо­миная каждому, кто находился недалеко от замка, о том, что близится конец света.
– Господин наш подобен пастырю, сидящему высоко на горе. А мы – его блудное стадо. Ищите же его. Стремитесь забраться к нему на гору. Жаждите его мудрого наставления.
Прикрыв рукой глаза, Сара снова вздохнула.
Нанвин, наверное, думала, что это Сара держит ее сына на расстоянии. Вчера одна из служанок леди Леонхарт пришла к Саре с приветствием от своей госпожи и принесла ей несколько платьев.
– Это на зиму, – сказала служанка, неохотно передавая девушке наряды, которые, наверное, раньше должны были достаться ей, и тут же скрылась за дверью.
Видимо, это была награда. Или подкуп. Мысли Нанвин лежали на поверхности. Но Сара решила не отказываться от подарка. Платья послушницы были явно не рассчитаны на зиму, и Сара постоянно мерзла.
Поэтому сегодня Сара впервые в своей взрослой жизни надела красивое платье. Оно было сшито из тонкой шерсти приятного голубого цвета, напоминавшего ей о незабудках. Длинные рукава закрывали руки, капюшон грел спину. Широкие летящие юбки поверх нижней юбки из кремового шелка довершали картину.
Разбирая платья, Сара обнаружила пурпурную ленту, попавшую туда случайно или положенную намеренно – ей было все равно. Сара вплела ленту в волосы и завязала на конце косы. Монахини не носили ни лент, ни таких элегантных платьев, но Сара помнила, как в детстве Морвена причесывала ее таким образом. Брошь с лунным камнем переливалась серебром и золотом на голубом фоне, рубины ярко сверкали.
Закончив переодеваться и причесываться, Сара застыла посреди комнаты, не уставая поражаться красоте таких простых и в то же время таких чудесных вещей.
– Господин наш говорит с теми, кто умеет слушать, дети мои. Не бойтесь слова божьего в эти тяжелые времена. Потому что его вера в вас…
Застонав, Сара опустилась на свое глиняное ложе.
Проповедь Зибедии вдруг резко оборвалась на полуслове.
Дверь хижины открылась. На пороге стоял Райфл, заканчивая разговор с кем-то, кого не могла видеть Сара. Развернувшись, он с рассеянным видом зашел в комнату, оставив дверь открытой, затем поднял глаза и посмотрел на Сару.
Девушка поднялась с лежанки. Ей сразу захотелось поправить волосы, но она запретила себе делать это.
Райфл молча смотрел на Сару, ни один мускул не дрогнул на его лице, словно высеченном из камня. Но девушка заглянула ему в глаза и тут же поняла, что не может быть сделан из камня человек, на лице которого горели серебристым пламенем эти глаза, полные страсти.
У нее вдруг закружилась голова, стало жарко.
Райфл с трудом заставил себя оторвать взгляд от Сары. На лице его появилось властное, жестокое выражение, но прежде чем Сара успела понять, в чем дело, лицо его вновь стало непроницаемым.
– Миледи, – церемонно начал Райфл. – Ваше присутствие требуется снаружи.
Столь же церемонно подобрав юбки, Сара направилась к двери. Ее бросало то в жар, то в холод, охватывала то тревога, то радостное возбуждение. Она чувствовала за спиной присутствие Райфла, и при мысли об этом ей хотелось петь.
Дневной свет ослепил ее, и девушке пришлось зажмуриться. Открыв глаза, Сара увидела, что стоящий рядом Райфл показывает на столпившихся возле палаток солдат и крестьян. Все они выжидающе смотрели на Сару. Сара покорно подошла к группе людей.
Райфл не пытался взять ее за руку, как всегда делал раньше. Он остался в тени, но Сара чувствовала исходившую от него угрозу. Она наступила на шатающийся камень и чуть не потеряла равновесие. Райфл быстро поддержал ее, схватив за плечо, но тут же поспешно отпустил ее.
Они прошли к краю деревни, и, взглянув на поле, Сара увидела то здесь, то там черные точки – всадников, посланных Райфлом охранять поля. Их было много, этих рыцарей из Леонхарта.
Солдаты расступились, давая дорогу Саре, и, когда девушка неуверенно остановилась, Райфл тихонько подтолкнул ее.
На земле прямо перед ней лежал большой лист пергамента, прижатый по углам камнями. На нем различались рисунки – черные линии, круги и квадраты, а также стрелки, указывающие в разные стороны.
«Сторожевая башня», – прочла Сара в одном из квадратов.
«Большой зал», – было написано в другом.
Кладовая, зимний сад, башни.
Это была карта замка Фьонлах.
Солдаты и крестьяне столпились за спиной Сары. Девушка смотрела на карту, упорно делая вид, будто не понимает, что все это означает.
– Мы начертили это со слов крестьян, – сказал Райфл, внимательно изучая карту. – Но крестьян обычно не пускали выше первого этажа, туда, где жила семья, да и в башни ход им был закрыт. А те, кому все же удалось там побывать, не помнят точно, что за чем следует.
– И что же вы хотите от меня? – Сара почувствовала, как вдруг пересохло у нее во рту.
– Расскажите нам все, что помните, миледи, – сказал стоявший рядом с картой мужчина. Сара помнила этого человека. Его звали Абрам, и он был правой рукой Леонхарта.
Оглядевшись, Сара увидела за спиной солдат и несколько любопытных крестьян, рискнувших подойти поближе.
– Я мало что помню, – сказала она. – Прошло столько времени.
– Но вы все равно должны помнить хоть что-то, – возразил Абрам. – Ведь это ваш дом.
– Я… – Сара смотрела на бумагу, изображая неуверенность. – Я не знаю…
Абрам взглянул на Райфла тяжелым, полным недоверия взглядом.
– Вспомни хоть что-нибудь, – попросил человек-демон, подталкивая ее вперед. – Посмотри повнимательнее, Сара.
Склад оружия. Второй коридор. Северная башня.
– Но зачем вам эта карта? – вдруг спросила Сара.– Ведь скоро вам будет принадлежать весь замок. Почему бы не подождать и не нарисовать план, находясь внутри?
Никто не ответил. Со стороны деревни к ним подходило все больше крестьян, мужчин и женщин. Все они вопросительно смотрели на Сару. Девушка увидела в толпе Нанвин, бледную и встревоженную. Затем на глаза ей попались Калум и бродячий проповедник. Все смотрели нее.
Опустив глаза, Сара нашла на плане небольшую полукруглую комнату под одной из лестниц, когда-то служившую ей детской.
– Я действительно не помню, – тихо сказала она. – Мне очень жаль.
– Она лжет! – воскликнул Абрам. – И ты прекрасно знаешь это, Райфл.
Леонхарт поднял руку почти небрежным жестом, и говоривший тут же замолчал, но Сара чувствовала исходящую от него злость. Абрам смотрел на нее с откровенной враждебностью. Сара услышала за спиной гул возбужденных голосов, который вдруг резко затих.
– Посмотри еще раз, Сара. – Девушка почувствовала на локте руку Райфла, который тянул ее вниз и сам опускался вместе с ней, пока они оба не оказались на коленях перед картой. – Постарайся вспомнить. Это важно.
– Нет. Не помню. Наверное, все начерчено как надо. Я не знаю.
Райфл наклонился к ней, и Сара почувствовала, как ее охватывает паника. Конечно, человек-демон сразу поймет, что она лжет. И заставит рассказать ему, что не так с картой – некоторые комнаты слишком маленькие, другие получились чересчур длинными, некоторых же не было вообще. Большая часть второго этажа оставалась белым пятном, а Сара помнила, как будто это было вчера, как бродила девочкой по этим залам и комнатам, среди которых были потайные помещения, где можно разместить солдат.
– Никто не хочет резни. – Сейчас с Сарой разговаривал воин, спокойный и безжалостный. – Я не люблю крови, Сара, и особенно удручает меня бессмысленное кровопролитие.
– Вы хотите захватить замок, без всякого выражения произнесла девушка.
– Если до этого дойдет дело. Если меня вынудят. Воин должен быть готов ко всему, миледи. Можешь сомневаться – именно это ожидает твоего деда, если не захочет отдать Олдрич добровольно.
Сара нервно сглотнула, во рту по-прежнему было с Контуры, нанесенные на карту, расплывались перед глазами.
Сколько же людей падет жертвой штурма, если Сара позволит этому случиться? Сколько людей убьет дьявол из Леонхарта с ее помощью?
Он стоял так близко, Сара чувствовала исходящую от него силу и тепло. Она отчаянно боялась, что этот человек снова сумеет прочесть ее мысли.
– Я не могу помочь вам, – решилась она.
– Чем больше я буду знать о замке, тем быстрее и бескровнее все произойдет, тем меньше людей погибнет, – спокойно объяснил Райфл.
– Но ты не можешь захватить замок до наступления нового года, – возразила Сара. – До этого времени он не твой.
Райфл кивнул, внимательно разглядывая девушку. Глаза цвета стали не выдавали владевших им мыслей.
– Спроси меня снова двадцать шестого декабря, человек-демон, – тихо сказала Сара. – Может быть, я вспомню больше.
Абрам выругался, солдаты возмущенно загудели. Снова заговорили все разом, голоса их были полны тревоги. На заднем плане вновь послышались завывания проповедника.
Сара не могла отвести взгляд от Райфла. Не могла – и все тут. Она ни за что не сдастся, как бы сильно ни хотелось ей помочь этому человеку. Сам он смотрел на нее с выражением твердой решимости добиться своего любым способом. Бледный солнечный свет освещал его темные волосы, щеки с пробивающейся щетиной, нахмуренный лоб.
Райфл вдруг встал и подал руку Саре, помогая подняться. Девушка встала и поправила юбки платья, стараясь не смотреть в сторону разложенной на земле карты.
– Может быть, нам еще раз посетить замок и вашего деда, миледи? Это поможет освежить вашу память.
– Сомневаюсь в этом, – ответила Сара. – Лучше вам вырастить крылья и перелететь через стену, чтобы узнать все самому, а не спрашивать меня, милорд.
Райфл не улыбнулся. Но Сара почувствовала, что он с трудом подавил улыбку. Глаза его весело засверкали, уголки губ едва заметно дрогнули.
– Отличный совет, – сказал он. – Я подумаю над этим предложением.
Ощущение опасности вдруг возникло у Сары, когда она поняла, что одного доброго взгляда этого человека достаточно, чтобы сердце ее запело. Осторожно вынув руку из его горячей ладони, Сара огляделась вокруг. Люди постепенно начали расходиться. Карта по-прежнему лежала на земле.
– Счастливого вам дня, милорд. – Сара повернулась, намереваясь уйти.
Но не успела она сделать несколько шагов, как Райфл поймал ее за руку и притянул обратно. Он сам не понимал, почему сделал это. Просто не был готов расстаться с ней так быстро. Даже здесь, в окружении толпы, он жаждал оказаться к ней как можно ближе.
Несколько дней Райфл боролся с собой. Он прекрасно понимал, чего так опасались Абрам и Нанвин. За дни, проведенные рядом с Сарой, между ними возникла некая невидимая связь. Девушка была уже не просто заложницей, она успела стать чем-то неизмеримо большим в его жизни. И это таило в себе опасность для их планов.
Его мать и кузен не доверяли Саре и, возможно, имели для этого все основания. В конце концов, она же была внучкой Джошуа Руна. Ведь именно поэтому он и привез сюда. И именно поэтому Сара до сих пор была здесь.
Райфл знал в глубине души, что Сара не несет в себе зла, сколько бы ни сплетничали о ней окружающие. Когда он заглядывал в глаза девушки, то не видел в них ничего, что напоминало бы о Джошуа Руне. Только доброту, нежность, и тревогу, и отчаяние, вызванное ее теперешних положением.
Он ничего не мог с этим поделать. Он должен был заставить ее сделать то, что ей противно, предать свой дом, своих близких, помочь врагу Олдрича овладеть замком Фьонлах еще до наступления нового года. Но ему было неприятно делать это. Он до сих пор не мог вспоминать без внутренней дрожи и раскаяния о слезах, стоявших в глазах девушки в тот день, когда он заставил ее использовать свою власть над людьми Олдрича, чтобы заставить их остаться работать на земле и не покидать деревню.
Но Райфл знал, что мудрый воин должен использовать любой шанс, который судьба дает ему в руки. Только так можно править людьми и побеждать. А он будет править Олдричем мудро и справедливо, надо только сначала добиться того, что принадлежит ему по праву.
Но за желанием исполнить как можно лучше роль мудрого правителя скрывалось нечто большее, что было еще хуже, чем воспоминания о слезах Сары. Райфл хотел эту девушку так, как никогда не хотел ни одну женщину, и это мучило его, жгло изнутри. Леонхарт понимал, что не должен позволить несбыточным мечтам помешать ему довершить начатое.
Строя планы завоевания замка, он держался подальше от своей заложницы, но не проходило ни дня, ни часа, чтобы он не думал о ней. Райфл говорил себе, что так будет лучше для них обоих. Что он – человек чести и должен позаботиться о репутации бедной девушки. Он старался не думать ни о чем, кроме того, что вскоре предстоит ему. Райфл знал: он должен сделать то, что собирался сделать. Даже если причинит этим боль Саре. Даже если она возненавидит его за это.
Черт побери, она и так уже ненавидела его. Райфл не должен забывать, что Сара считает его убийцей своего брата, и он ничего не может сделать, чтобы убедить ее в своей невиновности.
Мысль об этом больно задевала его. Почему-то очень обидно было сознавать, что девушка, о которой сам он думает с такой нежностью, считает его убийцей.
Райфл убеждал себя, что это глупо, что его вообще не должно волновать мнение Сары, которая ничего для него не значит. Не должна значить.
Она пришла к нему из другого мира – из мира волшебства и чудес, полузабытых сказок, слышанных в детстве. Он никогда не будет принадлежать этому миру. Так что лучше забыть обо всем и использовать Сару Рун так, как он планировал с самого начала.
Но, снова увидев ее перед собой сегодня, Леонхарт понял, что так и не смог излечиться от владевшего им сладкого безумия, что, отказывая себе столько дней во встречах с Сарой, он добился лишь того, что стал желать ее еще сильнее.
Райфл потянул девушку за руку, и Сара с неохотно сделала еще шаг в его сторону.
Как просто было бы добиться от нее всего силой, спрашивал себя, понимает ли Сара, какое действие оказывает на него ее близость. Нет, пожалуй, не понимает.
Если бы понимала, то наверняка не позволила бы ему стоять так близко, держать за руку, ощущая кожей прохладу ее ладони, вдыхая ее запах… она не знала, что способна сделать с ним, находясь рядом, не знала, что он теряет рассудок и не может думать ни о чем, кроме нее. Иногда Райфлу казалось, что она должна чувствовать его состояние, но он ясно видел, что это не так.
Что ж, может быть, головой Сара и не понимала, что происходит, но вот телом…
Райфл чувствовал, как дрожит ее рука, слышал, как учащается ее дыхание. Видел, что Сара старается не встречаться с ним взглядом и явно нервничает в его присутствии. И при виде ее волнения страсть его разгоралась еще сильнее.
Райфл знал, что должен отпустить руку Сары, позволить ей уйти, снова запереть ее в хижине и не приближаться, охраняя ее целомудрие и не давая поставить под угрозу свои планы, знал, что должен избегать ее в надежде, что когда-нибудь страсть отпустит его.
Но в то же время Райфл понимал, что напрасно мечтает об этом. И сейчас он получил самое яркое тому доказательство. Он не видел Сару несколько дней. Но желание быть рядом, слышать ее дыхание, ощущать ее прикосновение сводило его с ума. Сейчас он чувствовал себя так, словно не спал несколько ночей, ожидая момента, когда снова сможет увидеть ее.
Пальцы Сары вдруг сжали его ладонь, и Райфл чуть было не застонал от нахлынувших чувств.
«Отпусти ее. Отпусти немедленно!» – мысленно приказал он себе.
– Миледи, – сказал он, – мне кажется, нам следует поужинать вместе сегодня вечером.
Теперь Сара смотрела на него. Ресницы ее трепетали, в лице не было ни кровинки. В глазах застыла тревога и напряженное ожидание.
«Нет. Не делай этого».
– Нам надо поговорить, – сам по себе произносил язык Райфла, не повинуясь голосу разума. – У меня есть несколько вопросов.
– Я ведь уже сказала, я не помню расположения комнат…
– Я говорю не об этом, – сказал Райфл. – Хотя, возможно, сегодня вечером ты вспомнишь больше, подумав и поняв, что лучше уменьшить количество жертв, которые падут в этой войне.
Сара посмотрела вниз, на их сцепленные руки. В волосы ее была вплетена лента. Алая лента в иссиня-черных волосах. Райфл подумал невпопад о том, что это – цвета Леонхарта, красный и черный. И мысль эта доставила странное удовольствие, словно это делало Сару ближе.
Как будто, вплетя в волосы эту ленту, она специально подала ему знак: я твоя. Словно вся она, каждый дюйм ее женственного тела, эти невозможные глаза – все это принадлежало ему.
Райфл представил, как будет расплетать ее косу, погружая пальцы в мягкий шелк ее волос, струящихся поверх молочно-белой шелковистой кожи. А лента останется у него в руках. Красное и черное. Бархат и шелк. Страсть и желание, фантазии… что он почувствует, когда прижмет ее к своей обнаженной груди…
– Сегодня вечером я скажу то же, что говорю сейчас, – вернул его к реальности голос девушки.
– Что ж, значит, ты повторишь то, что уже говорила. Это ведь всего-навсего ужин, Сара.
И Райфл поклялся себе, что так и будет. Только ужин. И ничего больше. Только побыть немного с ней наедине. И потом, он снова сможет расспросить ее о замке. О Джошуа Руне… Он даст ей еще один шанс доказать, что она – не враг ему. Что он не ошибся, поверив в нее. Это ведь никому не причинит вреда…
– Что ж, увидимся вечером. – Райфл отпустил ее руку, и Сара почти бегом побежала к своей хижине. Двое охранников быстро двинулись за ней.
– Вечером, – пробормотал Райфл себе под нос, чувствуя, как сладкая дрожь ожидания охватывает его.
Его дом оказался таким же пустым, как ее убогая хижина, с удивлением отметила Сара. Но все же здесь было уютнее, так как присутствовали хотя бы лавки, на которых можно сидеть, стол, на котором можно есть, и даже шкафчик, где можно держать вещи – кожаные ремни, железные ножны, несколько ножей, сложенную стопкой одежду цветов Леонхарта. Целую полку занимала кольчуга, рядом лежал меч в ножнах.
И, конечно, кровать его была куда лучше и удобнее того, на чем приходилось спать ей. Она была сделана из дерева и аккуратно застелена теплыми одеялами. Сара поспешно отвернулась от кровати.
Райфл проводил ее к себе, не говоря ни слова, явно не собираясь начинать сразу этот самый важный разговор, для которого он якобы позвал ее сюда. Сара сильно сомневалась, что Райфл останется довольным ее молчанием по поводу карты, и в то же время была абсолютно не уверена, что сумеет хранить молчание под давлением этого человека. Но разве у нее был выбор? Она могла бы согласиться с Райфлом в том, что, если первый день нового тысячелетия все же не принесет им всем гибель, надо захватить Фьонлах как можно скорее и безболезненнее, избегая лишних жертв. Может быть, лучше спасти жизни людей, чем то, что она считала своей гордостью? Сара была уверена, как и все вокруг, что Джошуа не собирается отдавать замок, и будет удерживать Фьонлах столько, сколько сможет, что бы ни творилось вокруг.
Но предать своего деда – единственного родного человека, оставшегося у нее на этой земле, даже после всего, что произошло между ними… как могла она пойти на это?
Она чувствовала, что оказалась в ловушке. Но хуже всего было сознавать, что она счастлива находиться здесь, рядом с этим ужасным человеком. И не важно, что он сделает и скажет в следующий момент.
Сейчас Райфл из Леонхарта стоял к ней спиной, отдавая какие-то распоряжения человеку, находящемуся за дверью. Сара снова невольно посмотрела на ложе, служившее ему постелью. Мягкие подушки, теплые одеяла. Она заставила себя отвести взгляд.
Никто не смотрел на них, когда Райфл вел ее к себе. Сара напрасно боялась, что их будут провожать укоризненными взглядами и перешептыванием. И солдаты и крестьяне, молча поклонившись, отворачивались с таким видом, словно им больно было видеть своего лорда рядом с ведьмой.
Но сплетни ничего не значили для Сары. Сплетни следовали девушку всю ее жизнь, и она научилась не обращать на них внимания. Нанвин наверняка будет недовольна, когда узнает про этот обед, но вряд ли можно винить в этом Сару. Ведь то, что происходит с нею сейчас, куда опаснее пустых сплетен.
Она вот-вот останется наедине с Райфлом под покровом ночи, там, где он спит. И никто не посмеет помешать ему, никто, даже Нанвин.
О, Сара понимала, как это опасно. Она поняла это еще сегодня утром, стоя рядом с Райфлом перед разложенной на земле картой, когда он сжимал ее руку и словно бы раздевал ее взглядом.
Опасно было и то жгучее удовольствие, которое испытывала она сейчас, сознавая, что вот-вот останется с ним наедине. Она должна немедленно взять себя в руки. Нельзя позволять чувствам захватить ее. Очаг в комнате Райфла был чуть больше, чем в ее хижине. Сара протянула руки к огню, пытаясь согреться.
Между тем Райфл закончил разговор и закрыл дверь, оставляя за порогом холодный сумрак ночи и залетавший внутрь ветер, трепавший за секунду до этого юбку Сары.
Языки пламени задрожали, но тут же выправились, и огонь стал снова гореть ровно и спокойно.
– Так что ты хотел обсудить со мной? – спросила, Сара, продолжая тешить себя надеждой, что ей удастся быстро выбраться отсюда.
– Ты голодна? – проигнорировал ее вопрос Райфл. Сара слышала, как он двигается по комнате за ее спиной.
– Нет.
– А я – да, – произнес Райфл таким голосом, что все страхи Сары вернулись к ней с новой силой.
Руки уже согрелись, и Сара опустила их. Повернувшись, она обнаружила, что Райфл сидит за столом, внимательно глядя на нее. Он указал девушке на место рядом с собой.
– Садись, поешь, – предложил Райфл.
– Я действительно не хочу есть, – настаивала на своем Сара. – Лучше давайте начнем скорее наш разговор, милорд.
– Прошу тебя, сначала сядь и поешь, – тихо сказал Леонхарт. – А потом мы сможем поговорить.
Сара стояла, не двигаясь.
– Или мне придется кормить тебя самому? – Райфл вопросительно приподнял одну бровь. – Но в любом случае ты будешь есть, Сара Рун.
И он одарил ее одной из своих самых опасных улыбок, проникающих в самое сердце. Сара осторожно приблизилась к столу и села, расправив юбки. Райфл протянул ей хлеб. Сара взяла и положила себе на тарелку. Она помнила во всех деталях, как последний раз ела хлеб с этим человеком, и не собиралась допустить повторения того сладкого кошмара.
– Не надо бояться меня, Сара, – тихо произнес Райфл.
Но, подняв глаза, девушка лишний раз убедилась в том, что должна, как огня, бояться этого мужчины, перед которым она сидела сейчас совершенно беззащитная. Отблески огня плясали по лицу и волосам девушки, и Райфл смотрел на нее каким-то странным, затуманенным взглядом.
Сара не стала есть хлеб, отдав предпочтение нарезанному на куски яблоку.
– Что ж, давай поедим, – со вздохом произнесла она.
Райфл смотрел на нее еще несколько секунд, затем кивнул и приступил к трапезе.
Еда была не лучше и не хуже той, что приносили девушке каждый вечер. Мясо и хлеб, яблоки и кедровые орехи, немного тушеных овощей. Простая сытная пища. Но Сара не чувствовала ее вкуса. Даже того, что яблоко попалось жутко кислое.
– Ты ничего больше не вспомнила о замке Фьонлах, Сара?
Девушка продолжала жевать, не моргнув глазом.
– Увы, нет, милорд.
– Очень жаль, – сказал Райфл, отрезая ножом большой кусок мяса. – Я надеялся на твою помощь.
– Ты слишком многого ожидаешь от заложницы, человек-демон.
– Возможно, – согласился Райфл. – И все же продолжаю ждать от тебя помощи, Сара.
– Странные ожидания. Что же заставляет тебя думать, будто я способна предать собственного деда?
– Думай об этом не как о предательстве. Скорее тебе предстоит спасти его.
– Спасти его? – удивленно переспросила девушка. – Помочь тебе выгнать его из дома, где он родился и вырос и прожил всю свою жизнь – это ты называешь спасением? И ты собираешься спасти подобным образом всех жителей Фьонлаха?
– Но, по крайней мере, он останется жив, – возразил Райфл, продолжая жевать.
– О да! Как ему повезло! Дьявол из Леонхарта решил сохранить ему жизнь. Но для чего? Куда он пойдет? Ты думал об этом?
– Пусть отправляется в Леонхарт, – предложил Райфл. – Пусть ведет своих людей туда. Пусть попробует поголодать, как голодали десятилетиями мои люди. Посмотрим, как ему это понравится.
Он внимательно посмотрел на Сару, и что-то в лице девушки, должно быть, задело его, потому что Райфл раздраженно опустил на тарелку кусок мяса, который готовился поднести ко рту.
– Какого же ты нелестного мнения обо мне, Сара. Я не собираюсь никого изгонять из Олдрича. Каждый волен остаться там, где живет, если принесет мне присягу.
– А если нет?
Райфл улыбнулся улыбкой, не предвещающей ничего хорошего тем, кто не собирается ему присягать.
– Тогда, возможно, им придется голодать.
Сара подумала о своем дедушке, таком старом и почти беспомощном, о других людях, которые оставались в замке, ожидая конца света.
– Полная карта Фьонлаха была бы всем нам очень кстати, миледи, – тихо произнес Райфл.
– Но почему я должна помогать тебе? – вспыхнула Сара.
– Потому что ты умная девушка, – как ни в чем не бывало сказал Райфл, снова принимаясь за еду. – Заботливая. Милосердная. И мудрая. И все это подсказывает мне, что в этом деле у нас должны быть общие цели, миледи. Закончить все как можно скорее и безболезненнее. И по возможности без крови.
Сара сидела неподвижно, потрясенная его словами не меньше, чем, если бы Райфл снова поцеловал ее. Неужели она поняла его правильно? Неужели он действительно произнес все эти слова?
Сара провела большую часть жизни, никогда не слыша похвалы в свой адрес. Со временем это стало еще одним из неудобств, к которому девушка привыкла. За девять лет она почти поверила, что все, что говорит про нее настоятельница, правда. Она действительно упрямая. Своевольная. Неблагодарная. Она поверила в это и приняла без возражений. Какая-то часть ее до сих пор верила этому. Ведь, живя в монастыре, она и вправду нередко проявляла все эти качества.
Но эти слова, произнесенные Райфлом из Леонхарта… такие простые и, кажется, искренние… Они затронули какие-то чувствительные струнки в ее душе, о которых она никогда даже не подозревала. Поразмыслив, она сумела найти название охватившему ее чувству – благодарность.
Она испытывала к Леонхарту благодарность, смешанную со страхом, что все это может развеяться в любую секунду, если она поднимет глаза и увидит на его лице насмешку.
– Вы, верно, думаете, милорд, что меня легко сбить с толку комплиментами, – произнесла Сара, обращаясь к яблоку, которое держала в руке.
– Вовсе нет. – Райфл перестал жевать. – Я просто думаю, что ты похожа на меня.
– Похожа на тебя?
– Да. Ты любишь правду. Вот я и сказал правду.
Теперь Сара почувствовала вдруг, что ей просто необходимо взглянуть в лицо этому человеку. Подняв глаза, она поняла, что Райфл говорит абсолютно серьезно. Ни малейших признаков иронии не было в его взгляде.
– Я всегда буду говорить тебе правду, Сара, – пообещал он. – Можешь на это рассчитывать.
Последний кусочек яблока выскользнул из пальцев Сары на тарелку. Она нахмурилась, словно сердясь на него, и быстро положила руки на колени, чувствуя, что не сможет больше есть. Здесь было жарко. Слишком жарко.
После долгой паузы Райфл сказал:
– Ты не любишь есть в моем присутствии. Почему?
– Может быть, потому, что ты все время отвлекаешь меня вопросами и не даешь мне возможности наслаждаться пищей.
– А-а. – Райфл подпер голову рукой и внимательно посмотрел на девушку. – А я думал, потому, что однажды я поцеловал тебя, когда увидел, как ты ешь.
Сара почувствовала, как щеки ее заливаются краской.
– Ты наглец и грубиян! – возмущенно произнесла она.
– Нет, просто правдивый человек, – возразил Райфл.
За столом снова повисла долгая пауза, полная тревоги и ожидания. Сара смотрела на сложенные на коленях руки не в силах заставить себя поднять глаза.
– Ты так и не извинился за свой поцелуй! – вдруг выпалила она.
– За какой из них? – За оба!
– Потому что я вовсе не жалею об этом. И это – еще одна правда, моя красавица.
Райфл произнес это так пылко, что Сара растерялась окончательно. Она не знала, что отвечать. Но, похоже, Райфл и не ожидал ответа. Ему не требовались слова. Он протянул руку и коснулся щек Сары. Девушка подняла голову, не в силах сопротивляться тому, что сейчас произойдет.
Губы его были прохладными и в то же время горячими, мягкими и одновременно твердыми. Сара словно бы целовала звездный свет, лед и пламя, сочетание, невозможное в природе, но все же существующее. Прилив благодарности, которую она испытывала к Райфлу всего несколько минут назад, превратился в какое-то другое, не менее сильное чувство. Не в силах сопротивляться этому чувству, Сара обняла Райфла, притянула его к себе, вместо того чтобы оттолкнуть.
Из груди его вырвался сдавленный стон. Он крепко прижал девушку к груди. На этот раз между ними не было широкой скамьи, не было и струй дождя, падавших на лицо, но Сара все равно не видела ничего вокруг, ослепленная нахлынувшими на нее ощущениями. Она повернулась лицом к Райфлу, чтобы лучше чувствовать его, но уперлась при этом в жесткое ребро стола, а когда попыталась изменить положение, то оказалась прижатой к Райфлу еще крепче. Теперь она почти сидела у него на коленях.
Сара попыталась отвернуться, чтобы перевести дыхание, но Райфл пробормотал что-то невнятное и принялся ласкать языком нежную кожу ее шеи. И у Сары снова потемнело в глазах.
Одной рукой он обнимал Сару, а другая скользила, нежно лаская ее, вниз, к талии, по бедру, по ноге, обвитой вокруг его ноги. Сара и не заметила, как оказалась сидящей на коленях у Райфла лицом к нему, в совершенно неподобающей позе. Райфл продолжал целовать ее, поцелуи становились все горячее, все требовательнее.
Девушка подняла голову, в который раз отчаянно пытаясь перевести дыхание. Лицо его было так близко – эти огромные серые глаза, красивый, чувственный рот. Райфл держал ее обеими руками. Она чувствовала грудью его твердую грудь.
– Прекрати, – тихо прошептала девушка, обретя, наконец, способность говорить. – Ты не можешь…
– Могу. – С этими словами Райфл прижал ее к своей возбужденной плоти, и Сара снова забыла обо всем, кроме нахлынувшего на нее острого наслаждения. Девушка закрыла глаза, не желая показывать, какое действие оказывают на нее его ласки.
– Ты такая красивая, – повторял Райфл, словно в бреду покрывая поцелуями ее лицо, запуская пальцы в густые черные волосы. – Моя Сара…
Наверное, у нее горячка. Это единственное, чем могла объяснить девушка свое поведение. Она была в полуобморочном состоянии, и в то же время ею владело странное возбуждение, самые противоречивые желания боролись в ее душе. Только этим можно было объяснить, почему она почти не сопротивлялась, почему ей было приятно ощущать его возбужденную плоть так близко к своему телу, и это рождало в ней жажду наслаждений, утолить которую мог только он, только человек-демон.
И снова губы Райфла нашли ее губы, язык его властно проникал к ней в рот, и он снова прижал ее к себе, обрекая на сладкую муку. Она не могла больше думать ни о чем. Из ее груди вырвался тихий стон. Она вся была во власти этого человека и ничего не могла, да и не хотела с этим поделать. Райфл задавал ритм, а ее тело покорно повиновалось, двигаясь в такт. Наградой ей был его хриплый шепот, повторявший ее имя. Все тело его напряженно дрожало, глаза были закрыты, а лицо словно застыло.
Но звездный огонь, в котором купалась Сара, сделал ее смелой. Девушка провела языком по губам Райфла, продолжая обнимать его за шею. От неожиданности он задержал дыхание. Сара изогнулась, стараясь оказаться к нему еще ближе, продлевая пронизывающее ее острое наслаждение.
И тут Райфл вдруг резко встал, продолжая обнимать ее. Сара услышала, как падает металлическая посуда, и тут же оказалась распростертой на столе. Райфл возвышался над ней, лицо его было в тени, и девушка различала только отблеск огня в его прекрасных серых глазах, глазах цвета сумерек. Райфл стоял между ног девушки, и на секунду она вдруг обрела способность мыслить и поняла, что следует немедленно прекратить все это. Но не успела Сара открыть рот, как Райфл снова жадно впился губами в ее губы, сметая все сомнения. Она почувствовала, как рука его нежно накрывает ее грудь, пальцы находят под тканью платья сосок, рождая новые, еще более восхитительные ощущения. Она выгнулась всем телом, крепче прижимаясь к его руке, Райфл пробормотал в ответ слова одобрения.
Руки его двигались ниже, проникая под юбку ее платья, пальцы скользили по прохладной коже бедра, пока не нашли то место, которое было самым горячим, жаждало его ласк больше всего. Нежное прикосновение заставило ее закричать от нахлынувшего желания, смешанного со страхом.
Она слышала над ухом его дрожащее дыхание.
– О, Сара, – едва слышно прошептал Райфл. – Я…
Душераздирающий крик, раздавшийся снаружи, проник в комнату, отражаясь от стен, и заставил их замереть. Все сжалось внутри у Сары, а в следующее мгновение Райфл исчез. Вместо его лица Сара видела только отблески огня на потолке. Она села, дрожащими руками расправляя помятые юбки.
Кто-то звал Райфла по имени. Раздался еще один крик, затем еще один.
Он уже стоял в дверях.
– Жди меня здесь, – хрипло сказал Райфл, бросая на Сару взгляд, полный отчаяния. Затем он открыл дверь и растворился во мраке ночи.
Разумеется, Сара не собиралась дожидаться Райфла. Едва уняв предательскую дрожь во всем теле, она шагнула за порог его дома и очутилась во власти безумия. Кругом метались какие-то тени, раздавалось чье-то невнятное бормотание. Люди выбегали из домов, носились какими-то странными кругами, кричали все одновременно, и Сара никак не могла разобрать слов.
– Восточный загон! – слышался издалека истошный женский крик. – Я видела их! Я видела!
Сара схватила за руку пробегавшего мимо солдата.
– Что случилось? – спросила она.
– Дьявол! – бросил он на ходу, вырывая руку и бегом устремляясь к центру деревни.
Сара подошла ближе к собиравшейся там толпе и смогла расслышать их возгласы:
– Демоны в деревне!
– В загоне!
– Приносят в жертву животных!
– Дьяволы, монстры среди нас!
Сара прижалась спиной к стене хижины, наблюдая за обезумевшей толпой.
Сейчас, подумала она, самое подходящее время для побега. Давай же, беги, Сара.
Но вместо этого она пошла вперед, не прочь от восточного загона, куда устремилась толпа, а прямо к нему, мимо тесной хижины, служившей ей тюрьмой, мимо людей, вопящих вокруг загона, стараясь перекричать испуганно блеющих и мычащих животных. Под ноги ей чуть не попала хлопающая крыльями курица.
Сара не бежала, она шла медленно, и у нее было такое ощущение, словно она плывет над всем происходящим. Кто-то врезался в нее, отскочил и убежал, но девушка не обращала внимания на всю эту кутерьму.
Но тут сзади раздались шаги. Кто-то шел за ней.
– Сара Рун!
Повернувшись, Сара увидела возвышающегося над нею бродячего проповедника, его тонкое бородатое лицо казалось отчего-то зловещим в призрачном лунном свете. Одной рукой он показывал прямо на нее. Сара невольно попятилась.
– Господин наш прислал тебе послание, Сара Рун, сказал Зибедия, понизив голос.
– Что? – девушка невольно попятилась.
– Миледи! – рядом оказался Абрам, удивленно смотрящий на проповедника. – Вы должны пойти со мной, – сказал он, беря Сару за руку.
– Раскаялась ли ты в своих грехах, Сара Рун? – Зибедия смотрел на нее, странно улыбаясь и совершенно не обращая внимания на Абрама. – Готова ли ты к встрече с господином?
Сара не могла понять, в чем было дело – во вкрадчивом ли тоне его голоса или в лицемерной улыбке, обнажавшей остатки сгнивших зубов, но ее пронзило вдруг острое отвращение.
Но Абрам уже тащил ее за руку в сторону хаоса, царящего у загона. Оглянувшись, Сара увидела, что проповедник стоит все в той же позе и пристально смотрит ей вслед.
– Покайся! – вдруг завопил он. – Исповедайся, дитя мое, чтобы дьявол и его приспешники не могли причинить тебе вреда! – Две крестьянки подбежали к Зибедии и кинулись к его ногам, рыдая.
– Идиот! – угрюмо пробормотал над ухом Сары Абрам. – Это его надо бы бросить демонам.
– Да, – с жаром согласилась Сара. Абрам смерил ее в ответ оценивающим взглядом.
Волчий вой раздался вдруг из леса, в ответ заблеяли испуганные овцы и завопили еще несколько крестьян.
Восточный загон, находившийся дальше всех от центра деревни, представлял собой площадку из утоптанной земли, окруженную деревянным забором. В лучшие времена Фьонлаха он легко вмещал в себя до двухсот голов, зато сейчас был практически пуст, ворота оказались открыты. Несколько человек стояли вокруг загона и о чем-то оживленно спорили. Сара увидела среди них Райфла. Красивый профиль его выделялся на фоне темного неба. Слева возвышалась скала, на которой белел замок Фьонлах, словно жемчужина среди зелени деревьев.
– Мне все равно, кто виноват! – услышала она голос Райфла. – Мне все равно, кто открыл эти чертовы ворота – демоны или ангелы господни, – найдите животных и приведите их обратно!
– Но, милорд… демоны могут все еще быть рядом… – Крестьянин явно говорил от лица всей толпы, потому что многие согласно закивали. – Они, возможно, ждут нас!
– Скот выпустили вовсе не демоны, а люди. Вас обманули.
– Но мы видели их! – раздался крик из толпы. – Это были не люди, милорд. А черные демоны с рогами и огненными глазами. Мы видели, как они выгоняли овец из загона…
– Они пили их кровь и читали заклинания!
Все новые и новые люди спешили к загону. Солдаты несли зажженные факелы, но света от них было явно недостаточно. Сара заметила с краю толпы нескольких женщин из Леонхарта, которые прижимались друг к другу, оживленно перешептываясь. Оглядевшись, девушка увидела Нанвин, стоявшую в окружении своих людей. Глаза их встретились, и Сара первая отвела взгляд.
– Я требую, чтобы все вы сохраняли ясность мысли – раздался над волнующейся толпой голос Леонхарта. Шум начал стихать, но полной тишины добиться так и не удалось.
– Разделитесь на группы по двое – по трое, – приказал Райфл. – По одному не ходите. Собирайте животных и гоните их как можно быстрее обратно.
– Но демоны… – снова послышался женский голос.
– Нет никаких демонов. – В голосе Райфла слышалось почти что отчаяние.
– Но я видел их сам, – сказал, выступая вперед, Калум. – Я видел, милорд…
– Так же, как все вы видели демонов, которые посыпали солью поля. Я помню. – Райфл окинул взглядом толпу. – Как и в тот раз, вы видели вовсе не демонов. Это были люди – люди Джошуа Руна! Он хочет погубить скот, заставить нас всех голодать, неужели вы не понимаете?
Волк снова завыл, гораздо ближе, чем в первый раз, и по толпе опять прошел ропот.
– Группами по двое-трое! – снова властно приказал Райфл. – Не меньше. И не разбредайтесь далеко. Действовать надо быстро. Тогда успеем спасти часть стада.
Солдаты вклинились в толпу, заставляя людей повиноваться приказу, но крестьяне стояли, дрожа от страха и закрывая лица руками.
– Идите же! – настаивал Райфл. – Если не хотите растерять скот и умереть в следующем году от голода, немедленно отправляйтесь в поля!
До ушей Сары доносилось невнятное бормотание крестьян:
– Демоны… они пришли… за нашими душами… это были демоны… они ждут нас.
– Слезы господни! – воскликнул Райфл, теряя терпение.
«Как красиво выделяется его силуэт на фоне темно-синего неба!» – подумала Сара.
– Неужели вы так слепы, что не понимаете: Джошуа Рун хочет опутать вас страхом. Сковать по рукам и ногам. Неужели вы не заботитесь о своих семьях, о крове и хлебе насущном? Говорю же вам, это был он. Никакой не дьявол – просто Джошуа Рун.
– Идите в поля, – вдруг раздался над толпой громкий голос Сары. Все лица повернулись к ней, но было слишком темно, чтобы разглядеть их выражение. – Следуйте приказам Леонхарта. Я защищу вас от всех демонов, которые посмеют сюда явиться. Они не тронут моих людей.
Сара удивила всех, но, прежде всего – себя. По толпе снова прошел ропот. Лунный свет осветил лица людей. В глазах их появилось что-то похожее на надежду. Но все же они не двигались.
– Вы не верите мне? – выкрикнула Сара. – Думаете, я не смогу остановить такое мелкое зло? Вы ведь знаете, кто я!
– Миледи, – осмелев, произнес один из крестьян, – они прячутся, поджидая нас.
– Ерунда, – небрежным жестом перебила его Сара. – Они давно ушли. Демоны – трусливые создания. Боятся света и добрых душ. Идите же и ничего не бойтесь.
Она подождала несколько секунд, успев разглядеть стоявшую неподалеку Нанвин с непроницаемым лицом. Райфл по-прежнему оставался для нее фигурой на фоне темного неба, она так и не смогла разглядеть выражение его лица.
– Я поведу вас, – вдруг сказала Сара.
Абрам давно отпустил ее руку, так что теперь Сара просто пошла мимо толпы по покрытой инеем траве, направляясь в лес.
Это было все равно как войти в таинственную пещеру. Деревья обступили ее, воздух казался тяжелым от наполнявших его ночных ароматов, все кругом дышало тайной, манило неизведанным…
– Подожди. – Райфл вдруг оказался рядом и обнял ее за талию, не давая двигаться дальше, но Сара отстранила его и продолжила свой путь. Райфл больше не пытался ее остановить.
– Вы ведь хотите, чтобы они выловили овец, милорд. – Сара старалась изо всех сил выглядеть равнодушной. – Тогда вам нужно, чтобы я пошла туда. За вами эти люди не пойдут.
Как ей хотелось видеть сейчас его лицо. Заглянуть ему в глаза. Но кругом царила тьма, прятавшая от нее Райфла.
– Но я велел идти группами по двое – по трое, – с тем же напускным равнодушием произнес Райфл. – Ты не пойдешь одна!
– Очень хорошо. – Сзади послышались шаги, крестьяне покорно шли за Сарой. – Пошли со мной кого-нибудь из своих людей.
– У меня другие планы. – Райфл взял ее за руку, но не грубо и резко, как недавно Абрам, а нежно, сплетя ее пальцы со своими. Теперь Сара радовалась окружавшей их темноте, скрывшей от Райфла, как отреагировало на этот простой жест ее тело. Снова зашевелилось внутри предательское желание. Разом нахлынули воспоминания обо всем, что произошло между ними этим вечером в хижине Леонхарта.
Райфл почувствовал, как напряглась Сара. Он поднес к губам их сцепленные руки и нежно поцеловал холодные пальцы девушки.
– Я хочу, чтобы моя маленькая ведьма была сегодня со мной, – тихо произнес он.
Он знал, что выбрал для этого самое неподходящее место. Но столько всего случилось сегодня вечером. То, что должно было стать совместной трапезой, превратилось в соблазнение, а потом все пошло прахом. И теперь Райфл отчаянно желал вновь завладеть Сарой, хотя бы таким глупым способом, как сейчас.
Райфл услышал ее частое дыхание. Но прежде чем он успел произнести хоть слово, их догнали крестьяне, и пришлось опустить их сцепленные руки. Но, продолжая раздавать приказы, Райфл вовсе не собирался отпускать руку Сары.
– Твоя мать не должна оставаться здесь, – тихо произнесла девушка.
Райфл понимающе улыбнулся.
– Нанвин уже удалилась в свой дом.
Пальцы ее невольно крепче сжали ладонь Райфла.
– Калум, – позвала Сара, оглядываясь через плечо Райфла.
– Миледи? – Крестьянин почтительно поклонился.
– Думаю, тебе лучше пойти со мной и Леонхартом.
Я лучше сумею защитить твоих людей, если ты будешь рядом.
Калум протиснулся через толпу и снова молча поклонился Саре. Девушка потянула руку, и Райфл разжал пальцы.
«Очень хитро придумано», – подумал он, глядя, как Сара отворачивается, пристально вглядываясь в ночь. Никто больше не смотрел на него, и Райфл позволил себе закрыть на несколько секунд глаза, отдавшись во власть сладкой муки воспоминаний.
Он целовал ее, держал в своих объятиях, и она отвечала на его прикосновения именно так, как он мечтал, – тихими вздохами и дрожью, словно все тело ее сгорало от нетерпения сдаться ему, оказаться во власти невыносимо сладких наслаждений. Он был так близок к тому, чтобы утолить сжигавший его голод, овладеть этой женщиной. И снова жить, спокойно ходя по земле, не витая ежечасно в облаках… но все неожиданно закончилось. И Райфл знал, что никогда больше Сара не откроется перед ним так, как сегодня вечером.
Он остался висеть между небом и землей. Между своим миром и миром Сары, отчаянно желая оказаться в одном из них. Господи, помоги ему.
– Так мы идем, Леонхарт? – произнесла Сара обманчиво спокойным голосом.
Райфл открыл глаза, и снова, в который раз за последние несколько часов, его пронзило чудовищное ощущение потери.
– Да. Идем.
Они разбились на группы и двинулись в лес, идя на отдаленное блеяние испуганных овец. Сара шла рядом с Калумом, двигаясь с кошачьей грацией неслышными шагами, пристально вглядываясь в чащу леса.
Снова раздался волчий вой, но на этот раз, слава богу, довольно далеко. В вое этом было столько тоски и отчаяния, что Райфл почувствовал, как эхом отзывается его сердце.
– Сюда, – сказала Сара, поворачивая немного в сторону, туда, откуда раздавалось блеяние овцы или козы. —
Нам сюда.
И она почти побежала вперед, мелькая среди деревьев и кустов. Райфл бросился за ней. Рядом ломился через кусты Калум. Когда Леонхарт снова увидел Сару, она стояла посреди небольшой опушки, залитой лунным светом, делая знак Райфлу остановиться и, внимательно глядя на то, что находилось прямо перед ней.
– Сара, – начал Райфл, но выражение лица девушки заставило его замолчать и проследить за ее взглядом.
Звуки, которые они слышали, издавала вовсе не овца и не коза. Ребенок, маленький мальчик с белокурыми волосами, серебрившимися в лунном свете, стоял на коленях посреди опавших листьев и мха. Он засунул в рот кулачок и, раскачиваясь, испуганно смотрел на приближавшихся людей. Рядом бесформенной грудой лежало мертвое животное – белая шерсть, запятнанная кровью, казалось, принадлежала призраку. А над поверженным животным возвышалось что-то еще, что-то определенно живое, сверкавшее в темноте свирепым взглядом стальных глаз. Послышался низкий угрожающий рык.
Боже правый. Райфл переводил взгляд с волка на мальчика, который был так близко, что мог, протянув руку, коснуться морды свирепого хищника.
Там, где есть один волк, наверняка окажутся и другие.
Хитрые и бесстрашные звери, наверное, уже окружают их кольцом, радуясь добыче.
Калум присел к земле, словно желая спрятаться, огромное животное обнажило клыки и зарычало еще громче. Сара медленно протянула руку в сторону ребенка, словно мысленно приказывая ему подойти, но мальчик остался сидеть на земле.
Калум, отчаянно вскрикнув, попытался подойти ближе. Но Райфл остановил его, схватив за руку.
Волк снова зарычал, затем опустил голову. «Ему нужна только его еда», – подумал Райфл. И ему захотелось закричать ребенку: «Поднимайся и уходи, пусть остается со своей добычей». У него даже не было с собой оружия. Ни лука со стрелками, ни меча. Все осталось в доме, он ведь готовился сегодня провести ночь без войны. Ночь с Сарой.
Девушка сделала шаг в сторону волка, Райфл кинулся вперед, чтобы остановить ее. Волк вскочил и сделал несколько шагов в их сторону. Леонхарт остановился.
Но не Сара. Она продолжала приближаться к хищнику. Шаг за шагом, дюйм за дюймом. Волк не двигался. Только смотрел на девушку горящими глазами, поставив лапу на остов убитой овцы. Подойдя достаточно близко, она опустилась на одно колено, по-прежнему протягивая руку мальчику. Ребенок, перестав раскачиваться, посмотрел на Сару, но не торопился дать ей руку.
Но когда он сменил позу, Райфл вдруг увидел что-то еще рядом с мальчиком и сразу понял, почему тот не мог встать и идти к Саре, навстречу к спасению. Рядом лежал на земле другой ребенок, судя по всему, маленькая девочка. Видны были только ее мятые юбки и бледная ручка.
Калум бормотал над его ухом молитвы. И Райфлу вдруг захотелось к нему присоединиться. Он понимал, что должен немедленно встать между Сарой и опасностью. Должен защитить ее… их всех.
Райфл начал медленно обходить Калума, приближаясь к волку, мучаясь от того, как медленно приходится двигаться, в то время как каждая клеточка его тела требовала: торопись! торопись!
Сара наклонилась к девочке и, по-прежнему настороженно глядя на волка, принялась поднимать ее с земли. Мальчик сидел рядом, безучастный, видимо, слишком потрясенный всем случившимся, чтобы помогать ей. Крепко обхватив одной рукой девочку, она обвила другой мальчика и начала медленно вставать.
Громкий вскрик справа от них нарушил хрупкое равновесие. И на поляне началась невообразимая кутерьма – слишком многое происходило сразу.
Калум стонал, бормоча что-то похожее на молитву. Волк, которого спугнули крики, кинулся прямо к Саре. И над всем этим Райфл с удивлением услышал собственный голос:
– Не-е-ет!
Волк прыгнул прямо на девушку, она выпустила из рук детей и покатилась вместе с ним по земле. Крик ее пронзил сердце Райфла.
Он не мог двигаться достаточно быстро. Все словно застыло вокруг, кроме волка, который кусал и рвал руки Сары – девушка пыталась заслонить лицо. Райфл с диким рычанием припал к земле и кинулся в сторону Сары, но споткнулся и упал. Но тут что-то заслонило от него девушку. Райфл увидел силуэт мужчины с поднятым мечом.
Послышался звук удара и чудовищный крик умирающего животного. Когда Райфл снова обрел способность видеть и ясно мыслить, он увидел, что над распростертым на земле волком стоит Абрам, а из груди животного торчит его клинок.
Абрам помог Саре встать, к ним спешили люди, среди которых была женщина, кинувшаяся с криком к детям. Это был тот же самый крик, после которого волк решил напасть на Сару.
– Почему она не зачаровала зверя? – послышался голос Калума., Он все повторял и повторял подходящим ближе крестьянам один и тот же вопрос: – Почему, почему она не прочла одно из своих заклинаний?
Сара стояла, поддерживаемая Абрамом, Райфл видел глубокие раны на ее руках и груди, кровь, вытекая из ран, пропитывала ее платье. Глаза девушки были затуманены. Она дышала хрипло и прерывисто. Он взял девушку из рук кузена и стал внимательно осматривать ее раны. Сердце билось так отчаянно, что ему казалось, он вот-вот задохнется.
Сара положила голову на плечо Райфла.
– Он просто хотел сохранить свою добычу, – прошептала она, словно читая мысли Райфла. Затем глаза ее закрылись, и девушка потеряла сознание.
Сара очнулась от тяжелого сна и обнаружила, что лежит не в своей келье, а в каком-то странном доме с глиняными стенами и соломенной крышей, на ложе, застеленном мехами. Не в монастыре…
Наверное, она довольно долго находилась между сном реальностью. Руки ее болели, иногда ее касались чьи-то пальцы, слышались чьи-то голоса. Затем все пропадало. А порой Саре казалось, что она слышит музыку. Тихий шепот струн.
«Ангелы, – думала девушка. – Это ангелы поют мне».
Но это были вовсе не ангелы. Это была женщина в богато украшенном платье, перебиравшая струны лютни… Густая вуаль покрывала ее голову, спускаясь на плечи.
–..увезти, – говорила леди, заглушая звуки музыки. – Ей будет лучше там, где за ней смогут как следует ухаживать.
– Нет, – твердо произнес другой голос, мужской. Сара знала, кому он принадлежит…
– Мертвая заложница никому не нужна, – продолжала женщина. – Если не хочешь вернуть ее в монастырь, то лучше, по крайней мере, отослать девушку в Леонхарт. Старик Дженс еще жив и по-прежнему лечит людей. Он мог бы заняться ее ранами.
– Нет, – снова сказал мужчина.
Мелодия лютни поменялась, теперь это были короткие, тревожные звуки.
– Подумай, Райфл, – настаивала дама. – Ты ведешь себя бессмысленно. Нет больше необходимости держать здесь эту девушку. Ты сам сказал, что Джошуа Рун не дорожит внучкой, помочь со штурмом она не хочет… Если только ты не придумал, как заставить ее, лучше отошли Сару Рун прочь. Она больше не нужна нам.
– Она нужна мне, – настаивал на своем мужчина. – Ее раны не так уж тяжелы, можно вылечить их и здесь. И она обязательно поможет нам со штурмом.
– Поможет, только не тебе. А себе, – пробормотала женщина.
Теперь Сара поняла, почему не может узнать помещение, где находится. Из-под полуприкрытых век она хорошо видела Нанвин, сидящую на скамье в углу. Райфл, сидевший напротив матери, напоминал солдата, стоящего на страже.
Новый голос донесся до ее слуха, не такой громкий, как остальные.
– Покайтесь! Стремитесь к господину нашему, поднимайтесь на его гору, раскайтесь в своих прегрешениях…
Музыка смолкла.
– Отошли хотя бы прочь этого надоедливого проповедника, – проворчала Нанвин.
– Людям нравится его слушать, – примирительно произнес Райфл.
– Люди прекрасно обойдутся и без него, – не сдавалась Нанвин. – Им и так есть сейчас о чем подумать и без его бесконечных проклятий и призывов покаяться. Следили бы получше за своими детьми.
– Они следят за детьми.
– Какие смешные создания, – продолжала Нанвин. – Столько кутерьмы из-за любви к несчастному животному. Они могли погибнуть сами, могли погубить вас – и все из-за какой-то овечки..
– Но они ведь еще дети, матушка! – Сара услышала, что Райфл подходит к ней, и снова закрыла глаза. Он нежно коснулся ладонью лба девушки. – Они пошли за своей любимой овечкой в лес.
– Могли бы сообразить, что не стоит сражаться за нее с волком!
– Девочка упала и ударилась головой. Брат не мог оставить ее. – Он помолчал немного, затем добавил: – И прекрасно, что он так поступил.
– Прекрасно, что они чуть не погибли сами и не погубили вас?
– Но никто ведь не умер в результате, кроме волка.
– А вот это уже не их заслуга! Пальцы Райфла гладили ее щеку.
– Да, ты права. Это заслуга Сары.
– Это заслуга твоего кузена Абрама. Надеюсь, ты понимаешь это, – сердито произнесла Нанвин. – Или я ошибаюсь, и это не он убил волка?
– Ты не ошибаешься. Волка убил Абрам. Но Сара пошла безоружной навстречу опасности, чтобы спасти детей. И она спасла бы их, если бы мать не закричала.
– Дерзкая ведьма!
– Она не ведьма. – Голос Райфла звучал сердито, почти угрожающе.
Видимо, Нанвин тоже расслышала этот тон. Струны лютни издали какой-то странный, приглушенный звук. Наверное, инструмент отложили в сторону.
– Пожалуй, нам лучше уйти и дать ей отдохнуть.
– Да, – согласился Райфл.
Сара услышала звук удаляющихся шагов, закрывающейся двери, затем наступила тишина.
Сара открыла глаза и коснулась щеки, которую только что гладила рука Райфла.
– Не поддавайтесь греховным помыслам, – доносился снаружи голос Зибедии. – Не давайте дьяволу сбить вас с истинного пути.
Сара покачала головой, опуская руки, и только тут заметила, что обе ее руки до самых локтей перевязаны белой материей. На ней было зеленое платье, а не синее. Ничего удивительного – то наверняка изодрано в клочья и измазано ее кровью. Теперь Сара вспомнила, как сражалась с волком, – его зловонное дыхание, желтые глаза, обнаженные клыки.
Сейчас с ней все было в порядке. Сара чувствовала себя хорошо. Немного кружилась голова, но в целом все было нормально.
– Слушайте своего господина! Он говорит с вами! Он наблюдает за вами со своей высокой горы. Сара заметила, что в комнату снова внесли мебель – стол и скамьи. Она посмотрела на стол, и щеки ее вспыхнули.
Стол.
Разом нахлынули воспоминания о дерзких ласках Райфла и о том, как отвечало ему ее тело. Как она жаждала его поцелуев. Еда и питье были сброшены на пол, и она позволила ему уложить себя на стол, чтобы воспользоваться ею как… как последней девкой из таверны!
Как легко это было для него! Какой, должно быть, простой казалась задача. Ведь она так жаждала его прикосновений. Отвечала со всем пылом на его ласки, целовала, обнимала его в ответ и хотела его каждой клеточкой своего тела.
Если бы он спросил ее в тот момент о карте, она, несомненно, нарисовала бы ее своей собственной рукой, только бы он любил ее, ласкал ее дальше…
У нее защипало в горле, и предательски задрожали руки при мысли о том, что он мог с ней сделать, почти сделал, ведь только крики, возвестившие воплощение замыслов Джошуа Руна, помешали Райфлу завершить начатое. Она чуть было не стала шлюхой дьявола из Леонхарта. Боже правый! Ведь именно так назвал ее при встрече дедушка. И она заслужила это! Это вполне могло случиться – чуть было не случилось. Сердце ее и чувства предали Сару, восстав против всего, что ей внушали с детства, против всего, что она считала правильным…
И, словно подслушав ее мысли, зазвонили колокола в замке Джошуа Руна.
– Приди ко мне! Услышь его слова, произнесенные моими устами! Он ждет твоего раскаяния! Он прислал тебе свой зов. Прощение! Воскрешение!
Сара села, борясь с тошнотой, и прикрыла глаза ладонью.
Но почему ей так нравилось быть в его объятиях? Откуда это ощущение, будто ее оживили после многих лет в склепе и только сейчас она проснулась, чтобы обнимать, целовать, ласкать этого мужчину, быть рядом с ним. Что с ней случилось? Как могла она так себя вести?
– Наш господин на высокой горе ждет вас, свою паству, плоть от его плоти, кровь от его крови…
Одна из фраз, произнесенных проповедником, вдруг вклинилась в сознание Сары.
Наш господин на высокой горе…
Сара опустила руку, с ужасом понимая истинный смысл произнесенных слов.
– Верьте ему и ему одному. Бойтесь его суда. Покоритесь его слову. Примите его, и вы будете вознаграждены. Конец ваш будет быстрым и милосердным.
Сара встала со своего ложа, борясь с головокружением, и направилась к двери хижины. Она распахнула ее и, не обращая внимания на удивленное лицо стражника, стала смотреть во все глаза на проповедника, вещавшего неподалеку. Возле Зибедии, как всегда, собралась толпа. Встретившись взглядом со стоявшей на пороге Сарой, Зибедия одобрительно кивнул головой.
– Господин наш сидит высоко на горе, – сказал он спокойным, почти нежным голосом. – Но я знаю дорогу к нему, дочь Рунов. Хочешь ли ты исповедаться мне?
– Да, – тихо сказала Сара.
– Но ты не можешь долго находиться на ногах, дочь моя…
– Нет, – возразила Сара. – Мне необходимо исповедаться.
– Не противься воле господина, – сказал проповедник, подходя к ним и останавливаясь перед стражником, которому было явно не по себе, но он стоял, не двигаясь. Сара взяла Зибедию за руку и быстро втянула его в хижину, затем закрыла дверь.
Девушка тут же попятилась, стараясь оказаться как можно дальше от Зибедии. Он подошел к столу, но не стал садиться. Проповедник смотрел на Сару таким взглядом, что по спине у нее побежали мурашки.
– Итак, дочь Рунов, – произнес он серьезным тоном, в котором угадывалась, однако, издевка. – В чем ты хочешь исповедаться?
– Ты – не посланник господа, – устало произнесла Сара. – Кто ты? И чего хочешь от меня?
Зибедия улыбнулся:
– Я – человек, исполняющий свой долг, девочка. Мои способности уникальны и оценены по достоинству лучшими из людей. Я уже говорил тебе раньше, что наш повелитель прислал тебе особое послание. Готова ли ты принять его?
Сара, нервничая, обхватила себя руками за плечи.
– Да, – дрожащим голосом сказала она. – Дай мне его.
– Ты уверена? – спросил Зибедия, продолжая улыбаться своей зловещей улыбкой. – Это послание не для слабых духом, дочь моя. Не прощение мятущейся душе. Оно только для истово верующих.
– Говори же!
Зибедия улыбнулся беззубой улыбкой, глядя вниз, на складки своей грязной рясы.
– Миледи настаивает… Что ж, вот оно.
Страх пронзил все существо Сары. Она смотрела, словно зачарованная, как проповедник, путаясь в складках, достает что-то из потайного кармана. Что-то, что он тут же крепко зажал в кулаке.
– Подойди же и посмотри, – приказал проповедник, продолжая улыбаться.
Сара медленно подошла к нему, дрожа всем телом. Молниеносным движением Зибедия вдруг схватил ее за руку. Сара вскрикнула. Но тут же заставила себя замолчать.
Зибедия прижал к ее ладони что-то длинное и твердое. Когда Сара осмелилась опустить глаза, то увидела, что держит в руке фиал из темного стекла, оправленного в бронзу, выкованную в виде причудливых завитков. Фиал был запечатан воском.
– Что это? – спросила Сара, понимая в глубине души, что уже знает ответ.
– Не думай об этом, – сказал почему-то проповедник. Просто возьми. Ты знаешь, что с этим делать. Он так сказал.
Фиал вдруг показался ей необыкновенно тяжелым.
Сара чувствовала, как за стеклом плещется жидкость.
– А вот и послание, девочка, – зловеще прошептал Зибедия. – Дьявол из Леонхарта не заслуживает жизни. Убийца твоего брата не заслуживает жалости – ни на минуту, ни на секунду. Он оскверняет землю, по которой ступает. Лорд Олдрич знает это. Как знают и все истинные дети этой земли. И ты – одна из них, не так ли?
Сара шевелила губами, но из горла ее не вырывалось ни звука.
– Не так ли? – повторил свой вопрос проповедник.
– Да, – едва слышно прошептала девушка.
– Я ведь обещал, что тебя ожидает воскрешение. – Зловещая фигура Зибедии возвышалась над ней. – Господин верит в тебя, верит в свою плоть и кровь. Он надеется на тебя. Не обмани же его надежд. Избавь Олдрич от этой грязи до конца тысячелетия. Встретим последние дни этого мира под сенью истинной власти.
Темное стекло переливалось в ее руке. Завитки причудливо сплетались в зловещий орнамент, словно бы душа фиал за горло. Тень стоявшего перед ней человека падала ей на руки.
– Я мог бы исполнить эту работу и сам, но господин сказал, что именно ты должна дать это Леонхарту. А я должен передать фиал тебе. От тебя зависит теперь судьба Олдрича.
Сара продолжала все так же молча смотреть на фиал.
– Я преподам тебе урок, девочка. Слушай внимательно. Субстанции, столь чистые, как эта, – он показал на плещущуюся в фиале жидкость, – редки в природе. Две-три капли сделают свою работу. Четыре – если хочешь быть уверенной наверняка. Ни вкуса, ни запаха. Легко смешивается с любой пищей и жидкостью.
Сара отчаянно замотала головой, но не могла найти нужных слов. Зибедия продолжал:
– Простая задача. Как раз для тебя. Ты ведь обедала с ним вчера вечером, Сара Рун. – Улыбка его напоминала волчий оскал. – Я уверен, что ты сумеешь это повторить.
– Нет, – сказала Сара. – Нет.
– Вот как? Значит, дьявол уже сумел добиться от тебя того, чего хотел, прошлой ночью? Ты сказала ему то, что он хотел услышать?
Сара перевела дыхание и снова прошептала:
– Нет.
Зибедия сделал еще шаг в ее сторону, продолжая скалиться.
– Плоть слаба, дочь Рунов. Этот мужчина хочет тебя – все это знают. Опасайся его хитрости. Опасайся ласковых слов, сладкой лжи. Он убьет тебя, когда получит то, чего хочет. Не сомневайся в этом. Лучше убей его сама и спаси свою честь и честь этой земли.
– Но… яд… я не…
– О, леди, неужели у тебя такое слабое сердце? Неужели ты помилуешь убийцу своего брата и законного наследника этой земли?
Сара, дрожа, смотрела на темное стекло фиала, вспоминая тот ужасный день.
– Помни также вот что, – продолжал Зибедия. – Мое зелье действует быстро и незаметно. В случае опасности – или разоблачения – мой лорд велел передать, что зелья хватит на двоих.
Оторвав взгляд от фиала, Сара снова посмотрела мутные глаза Зибедии. – Приближается конец, он будет легким и милосердным. – повторил проповедник знакомые слова, которые казались ей теперь такими отвратительными. Зибедия стал задом пятиться к двери. – Но только для истинно верующих, Сара Рун. Не позволяй дьяволу из Леонхарта конца времен осквернять своим присутствием эту землю. Господин велел передать, чтобы ты сделала то, что должна сделать, причем сделала это быстро.
Зибедия открыл дверь и теперь стоял на пороге. Силуэт его вырисовывался на фоне неба. Сара увидела, что стражник внимательно прислушивается к их беседе.
– Скоро наступит конец всему, миледи, – провозгласил Зибедия, воздевая руки к небесам. – Конец греху и человеческой слабости. Будь готова к этому. Господин наблюдает за тобой. У тебя есть шанс дождаться воскрешения. Верь ему. Повинуйся его воле – и будешь спасена.
Дверь захлопнулась за проповедником, свет исчез. Сара снова осталась одна.
Пальцы сжимали страшный фиал, металл оплетки впивался в ладонь. Вот он – яд, которым угрожал Джошуа. Но он выбрал своим орудием ее. Сару. Повернувшись к кровати, девушка быстро кинула фиал На одно из меховых одеял. Она просто не могла больше держать его в руке.
На следующее утро проповедник покинул деревню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Синеглазая ведьма - Эйби Шэна



роман хороший)) читается легко. присутствую напряженные моменты. гл герои понравились. гл героиня не тупит, как это часто бывает в других романах, и о гл герое не могу сказать ничего плохого)) 9 из 10
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастасия М
28.07.2012, 21.21





Роман интересный, правда мрачноватый местами.
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнанатали
29.07.2012, 9.45





что касается мрачноватости... должна согласиться с натали)) ну а что еще можно от этого романа ожидать?) темные века и все ждут конца света, а тут еще ведьм на костре сжигают и солнечное затмение... все просто прелестно=)
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастаси М
12.08.2012, 23.05





Помогите найти роман: он работает в цирку (показывает представление на лошадях) и взял себе в жены девушку на один год (отплатил долг ее отцу, бо он хочет проучит свою дочь).
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаТатьяна
12.08.2012, 23.10





Татьяне. Филипс Сьюзен Поцелуй ангела.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаКристина
12.08.2012, 23.14





кошмар( хотела о рыцарях почитать, а натолкнулась на это. от всего романа осталось впечатление, что встретились две лесбиянки и одна из них с искусственным членом. ну почему Леонхарт этот ведет себя как блондинка и думает также(( неужели во всех женских романах такие же мужики, как лесби-актив??
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаРита
3.10.2012, 3.44





Этот роман содержит все то, из-за чего я не читаю средне-вековые и рыцарские романы. Не дай бог жить в те времена!
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.42





Мило 7/10 баллов
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнатая
25.07.2013, 20.53





Очень красивый роман )))
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаМария
8.10.2013, 3.27





Роман довольно зауряден, не особо впечатлил, ожидала большего: начало было интригующим - конец света, колдовство, побег, а дальше... какой-то мрак, унылость, будто застывшие герои, никаких страстей, бурных эмоций, живости, сексуальности наконец. Скучновато.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаЛёля
2.12.2013, 20.35





Роман волшебный. Кто любит средневековье и готику, советую .мне очень понравился. Главный герой-воплощение мечты мужчины. Жаль такого не встретить в реале. Супер книга
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнамария
27.02.2014, 23.10





Что же, начну с самого начала.rnrnДовольно завлекающий анонс, особенно для меня, ведь я буквально боготворю ведьмовскую тематику и средневековье. Начало почти даже впечатлило, однако реакция детей на смерть матери тусклая, без осознания и разума. Сожжение неправдоподобное, как и диалоги на протяжении всего романа.rnГлавная героиня, Сара, довольно глупа в плане жизни, делает странные и несусветные выводы, что уж тут говорить о епископе, которому, между прочим, пить запрещалось.rnrnНеуместны были телесные наказания, да и наказания вообще. Монастырь крайне неправдоподобен, а обет молчания и вовсе глуп и бессмыслен. К чему это? Да и слишком быстро наша мадам адаптировалась в окружающем её, кстати, незнакомом мире. Слишком хорошо лазит, слишком хорошо прячется. К тому же, я пришла к выводу, что в монастыре все совершенно точно глухи на оба уха.rnrnОх, к сладкому. Райлф Леонхард. В этом деле я соглашусь с комментатором Ритой - ну совсем уж он напоминает лесбиянку в мужской одежде. Как мог бы в реальности МУЖИК за тридцать, познавший войны, смерти и так далее, так просто !ЗА НОЧЬ! почувствовать что-то эдакое к простой, пусть даже красивой, девчонке?! Как будто до этого он в жизни своей только уродин имел!rnrnЭмоции несусветны, народ простой выставлен скопищем болванов и параноиков, а про скудные описания и мозолящие глаза НЕПРЕРЫВНЫЕ штампы я вообще молчу. rnКак же я устала от настолько идеальных персонажей... А ведь начало обещало не парня-красавчика, но в итоге... кхм-кхм. Даже блевать тянет.rnrnДействия разворачиваются сумбурно, но это, как раз, плюс. Слишком уж перебор в романтике, ну конкретно. И не надо заливать в уши информацией о том, что в романе так и надо! Та же Майер в книге "Гостья" всё сделала на "ура", а тут уж...rnrnМать Райлфа и вовсе непонятная. Автор бы уж определился, кто она в повествовании, а то дурь дурью.rnrnРазвязка идиотская, да ещё и описана ну совсем худо. О! Забыла упомянуть о кошмарном описании сексуальных сцен! Действительно, нечто... я аж впала в "золотой поток звёзд".rnrnСтилизация ни к чёрту, а-ки пинок переводчику, грамотность на нуле. Я в первом классе писала лучше!rnrnЕсли по шкале, то 2/10, не более. И то два балла я вставила исключительно за анонс и завязку, а не за тухлый выводок в эпилоге. rnrnЯ разочарована, двумя словами.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаДантаниэль Хоук
8.03.2014, 10.11





Интересный мне по нравтлся
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнаledicat
20.05.2015, 11.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100