Читать онлайн Синеглазая ведьма, автора - Эйби Шэна, Раздел - 1 декабря в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазая ведьма - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Синеглазая ведьма

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1 декабря
Двадцать четыре дня до наступления нового тысячелетия

В деревне царил ужасный беспорядок. Райфл не мог не признать, что отчаянная решимость крестьян не покидать клочок земли, на котором находились их дома, не приведет ни к чему хорошему. Крестьяне бродили по деревне как тени, сбивались в небольшие группки, чтобы посплетничать и пожаловаться друг другу на свою тяжелую долю. До Райфла долетали иногда обрывки их разговоров. Должно быть, они и вправду прогневали бога, если вынуждены проводить свои последние дни здесь, запертые в одной деревне с демоном и ведьмой. Проклятия. Колдовство, таинственные амулеты. Катастрофа – все они обречены…
Несколько раз Райфл замечал, что Калум и несколько парней все же покидают пределы деревни, чтобы поработать на мельнице, на скотобойне, иногда – в кузнице. Остальные жители деревни только прятались.
Райфл знал, что все происходящее – дело его рук. Все это сделала по его приказу черноволосая, синеглазая волшебница с царственными манерами – или воспитанная в монастыре послушница, все зависело от ее настроения, – и оба они перестарались, хотя и достигли поставленной цели. В результате Райфл стоял сейчас у края поля, примыкающего к деревне, а вокруг него с воплями носились овцы, козы и свиньи – печальный результат очередной попытки его солдат поработать пастухами. Им почти удалось загнать скот в деревню. Но животных, привыкших за неделю к свободе, вряд ли удастся поместить в загоны.
Солдаты, как конные, так и пешие, безрезультатно пытались навести порядок среди орущего стада. На краю деревни отчаянно лаяли собаки, и это еще больше возбуждало скотину.
Крестьяне наблюдали за их бесплодными усилиями, толпясь группками посреди деревни или из-за полуоткрытых окон.
А Сара Рун, напоминавшая эльфа, расположившегося на большом булыжнике посреди поля, словно не замечала происходящего вокруг. Лишь время от времени Райфл ловил на себе ее торжествующий взгляд.
Черт бы побрал эту девицу. Она ведет себя так с тех пор, как он выбежал тогда из хижины, едва удержавшись, чтобы снова не поцеловать ее. С тех пор они больше не разговаривали, а всякий раз, столкнувшись случайно, были убийственно вежливы друг с другом. Райфл сам стал вести себя подобным образом. В тот момент это казалось ему лучшим выходом из положения. Он решил, что если соблюдать определенную дистанцию, это позволит ему преодолеть странную привязанность к Саре Рун. Надо просто вспомнить, что она – его заложница, и вести себя с ней соответственно. Но это почему-то не помогало.
Образ девушки по-прежнему преследовал его. Райфл постоянно думал о том, как увидит ее, как заговорит с ней, даже теперь, когда знал, что разговор этот сведется к обмену несколькими колкостями по поводу происходящего в деревне.

Сара вела себя так, будто все это не имело для нее ровно никакого значения. Лицо ее оставалось лицом снежной королевы, она ни разу не выдала чувств, которые испытывала при виде его – ни радости, ни огорчения, ни раздражения, вообще ничего. И сейчас эта дразнящая, злорадная улыбка была самым ярким за последние дни подтверждением тому, что Сара Рун вообще помнит о его существовании.

Она словно смотрела сквозь него, и это несказанно раздражало Райфла.
По ночам девушка являлась ему во сне. А днем он ловил себя на том, что бродит, словно одержимый, стараясь взглянуть на нее хотя бы мельком, насладиться зрелищем ее высокомерной красоты. И как бы тяжело ни приходилось ему работать, как бы сильно он ни уставал, вид Сары Рун всегда пробуждал в нем новые силы, а заодно восхищение и новый прилив горячего желания.
Бегавшая вокруг коза попыталась схватить зубами край его туники.
– Хватит! – вдруг громко произнес Райфл.
Абрам и еще двое солдат, отчаянно сражавшихся с овцами, вопросительно посмотрели на своего командира. Райфл быстро подошел к сидевшей на камне Саре.
– Скажи им, что они должны работать на полях, – потребовал он, подойдя достаточно близко.
– Сказать кому? – Девушка смотрела на него с самым, что ни на есть невинным выражением лица. – Овцам или твоим людям? Но и те, и другие и так стараются изо всех сил.
– Не дразни меня сейчас, Сара Рун. Ты ведь отлично знаешь, о ком я говорю. Иди к крестьянам и скажи, что они должны выходить из деревни и работать на своих полях.
Сара отвернулась, дерзко подняв голову. И Райфл снова увидел на губах девушки торжествующую улыбку.
– Что ж, отлично. – Тон Леонхарта не предвещал ничего хорошего. – Я вдруг понял, милая леди, что мне требуется пастушка. По-моему, вы отлично подходите на эту роль.
Схватив Сару за руку, он стащил ее с камня и потянул к бушующему стаду.
– Надеюсь, тебе понравится, – желчно произнес Райфл. – Я слышал, что животные беспрекословно подчиняются ведьмам. Так что у тебя должно отлично получиться.
Сара вдруг резко выпрямилась, выдернула руку и, подобрав юбки, царственной походкой отправилась к середине поля, по-прежнему высоко держа голову. Там она остановилась и, резко обернувшись, вдруг подняла руку в сторону ближайшей к ней овцы.
Райфл смотрел на нее, словно зачарованный, как, впрочем, и его солдаты.
– Прекрати! – потребовала Сара высоким, звенящим голосом.
Она стояла, подняв руку, и наблюдала за овцой, которая продолжала себе спокойно скакать вокруг ее ног.
Далеко в деревне закричал петух.
Сара снова посмотрела на Райфла, на этот раз не оставалось никаких сомнений – девушка просто издевалась над ним.
– Что ж, смотрите сами, сиятельный лорд, – с сарказмом произнесла она. – Животные и не думают меня слушаться. Я не смогу усмирить их для вас.
И тут вслед за своей матерью к Саре заковылял ягненок. Так получилось, что и он, и овечка вдруг остановились, не дойдя двух шагов до Сары. За ними потянулась одна овца. Подойдя к Саре, все они стали мирно щипать траву у ее ног. Одна за другой овцы и козы подходили середине поля и успокаивались. И даже коза, попытавшаяся боднуть Райфла, нехотя подошла к стаду, с любопытством глядя желтыми глазами на происходящее.
Сара, по-прежнему стоявшая с поднятой рукой, смотрела на происходящее вокруг, и во взгляде ее появилось сначала удивление и смущение, а затем – неподдельное отчаяние.
Райфл громко рассмеялся, столпившиеся за его спиной солдаты зашептали молитвы.
Сара встретилась взглядом с глазами Райфла и опустила руку. Снова подобрав юбки, она молча обошла Леонхарта и его солдат и направилась вверх по холму к деревне. Райфл и его люди следовали за ней, как, впрочем, и животные. Они дошли до ближайшего загона, открыли скрипучие ворота. У края поля собрались люди, привлеченные столь необычным зрелищем. Все молча смотрели, как Сара входит в загон, как положено пастушке, разворачивается и начинает заманивать внутрь овец и коз, повторяя «хоп-хоп», как это делают настоящие пастухи. И все животные, кроме нескольких, снова последовали за ней.
Слава богу, кто-то из крестьян посмелее и посообразительнее догадался закрыть ворота, потому что остальные – как крестьяне, так и солдаты – стояли вокруг с открытыми ртами, глядя то на Сару, то друг на друга.
Девушка, приоткрыв ворота, вышла из загона. Она заметила в толпе Калума – должно быть, запомнила этого коренастого рыжеволосого мужчину, назвавшегося здесь главным, – и быстро подошла к нему. И Райфл вновь восхитился про себя ее мужеством и выдержкой.
– Работайте на полях, – быстро, но четко произнесла Сара. – Это ваша земля. Ваш скот. Не стоит пренебрегать этим. Бог не любит пустых потерь.
Калум почтительно склонил перед ней голову. Сара горделиво кивнула и направилась прочь. Толпа расступилась, давая ей путь. На сей раз на девушку смотрели не только со страхом, но и с уважением.
Райфл направился, было за ней, но тут откуда-то раздался крик:
– Всадник!
Райфл обернулся и посмотрел на дорогу, ведущую из деревни, но никого не увидел.
– Вон там, милорд, – сказал за его спиной тот же голос.
Посмотрев в другую сторону, Райфл увидел одинокую фигуру человека на коне, медленно спускающегося вниз по крутому склону. Всадник из замка Фьонлах. Посланник Джошуа Руна.
Все собрались у подножия скалы, ожидая, когда всадник подъедет ближе. Солдаты, пешие и конные, держали руки на рукоятках своих мечей, готовые ко всему.
Райфл забыл приказать, чтобы Сара немедленно отправлялась в свою хижину, и теперь заметил, что девушка стоит слишком далеко от них. Правда, рядом был один из его людей, которому Леонхарт сделал знак подвести Сару ближе.
Всадник, спускавшийся из замка, был одет в цвета Олдрича. На нем была бело-голубая туника, и Райфл вдруг вспомнил, что, даже будучи ребенком, а потом и юношей, всегда ненавидел эти цвета. Но сейчас он смотрел на незнакомца с непроницаемым выражением лица. За долгие годы Райфл отлично овладел искусством скрывать свои истинные чувства.
Всадник не решился подъехать совсем близко – остановился где-то на расстоянии брошенного камня и не стал спешиваться. Он был постарше Леонхарта, белокурый, с красным лицом. Посланник Джошуа смотрел на солдат из Леонхарта с крайним подозрением. Райфл попытался вспомнить, не тот ли это стражник, с которым он имел дело, когда сам ездил в замок. Наверное, нет, решил он. Наверное, у Джошуа целая армия таких почти одинаковых туповатого вида ребят.
– Я принес вам послание от лорда Олдрича, заявил мужчина, глядя прямо на Райфла.
– Говори же, – ответил Леонхарт.
– Мой хозяин велел передать, чтобы ты приходил сегодня вечером в замок. Когда взойдет луна, милорд желает встретиться со своей внучкой.
Луна взошла слишком быстро. Она словно выпрыгнула на небо в считанные секунды, поглотив черноту ночи и затмив блеск рассыпанных по небу звезд.
Сара ехала на лошади, сложив перед собой руки и глядя прямо, на камни мощеной дороги, ведущей к замку Фьонлах. Все это казалось зловещим повторением того, что уже, было несколько дней назад, только на сей раз все происходило не днем, а ночью. Райфл снова был рядом с ней. Он опять привязал ее лошадь к своему коню. Рядом ехали его люди – армия, готовая к атаке.
И снова впереди их ждал ее дед, запершийся от мира в замке, где прошло ее детство.
Только на этот раз им позволят войти внутрь.
На этот раз она увидит его.
Тошнота вдруг подступила к горлу, и Сара закрыла глаза. Нет. Она не позволит себе сломаться. Кругом ехали сильные, жесткие мужчины. И она не станет поддаваться охватившим ее дурным предчувствиям.
«Спокойно, – повторяла про себя Сара. – Ты должна оставаться спокойной. Может быть, все будет не так уж плохо».
Но все вышло гораздо хуже, чем она могла предположить.
С ужасающим скрежетом опустился перед ними мост, ведущий к воротам Фьонлаха. Сара слышала этот скрежет несчетное количество раз, но в детстве эти звуки ни разу не вызывали у нее таких неприятных ощущений. Все тело покрылось мурашками, и ее охватила вдруг какая-то странная дрожь.
И совсем уж ужасно, оказалось, въезжать заложницей туда, где она была когда-то принцессой, в окружении врагов, которые вели под уздцы ее лошадь.
Ужасно было идти по широким коридорам Фьонлаха, вдыхая и узнавая знакомый запах пекущегося в кухне хлеба, натертых воском полов и углей, тлеющих в очаге. Комнаты словно не изменились за прошедшие девять лет – те же высокие потолки, причудливые фрески на стенах, цветные клеточки мощеного пола в коридоре :– багрянец и кобальт, ярко и красиво.
Они зашли в большой зал в полной тишине. За широкими столами никого не было, но они чувствовали, что из углов за ними наблюдают недобрым взглядом. Шаги их гулко отдавались эхом в тишине замка.
Но хуже всего было увидеть его лицо. Джошуа Рун был все тем же седым величественным стариком в роскошных одеждах. Он держался все так же прямо, как и в тот день, когда они виделись в последний раз, в тот день, когда он изгнал Сару с ее земли, разлучив со всем, что она знала и любила.
– Здравствуйте, дедушка, – спокойно произнесла Сара, подходя к Джошуа, сидевшему в гордом одиночестве за столом на высоком стуле, напоминавшем трон. Она медленно присела в глубоком реверансе.
Джошуа лишь мельком взглянул на внучку, которую не видел столько лет. Затем взгляд его уперся в стоящего рядом мужчину. Райфл из Леонхарта все это время не отставал от Сары ни на шаг.
– Итак. – Голос Джошуа отражался от стен огромного зала. – Ты пришел ко мне.
– Ты ведь знал, что я приду, – спокойно ответил Райфл.
Только в одном из огромных очагов горел огонь, остальные три зияли в стене пустыми холодными провалами. Факелы не горели, но, когда глаза Сары привыкли к темноте, она заметила, что по краям зала стоят люди Джошуа, и их было гораздо больше, чем показалось ей вначале. Кольчуги их зловеще поблескивали в лунном свете. Один из мужчин привлек внимание Сары. Высокий и белокурый, он стоял ближе других к Джошуа. Сара узнала в нем всадника, приезжавшего вчера в деревню. Она смутно помнила со времен детства, что этот человек – капитан замковой стражи.
В отличие от остальных он, казалось, совершенно не интересовался Райфлом. Его холодный взгляд не отрывался от Сары. Капитан внимательно изучал девушку.
– Откуда ты мог знать, что я не подстроил тебе ловушку, Райфл из Леонхарта? – спросил ее дед, но человек-демон лишь загадочно улыбнулся в ответ.
Сара знала, как тщательно готовился Райфл к этой встрече. Она видела, как в разное время из деревни выезжают небольшие отряды солдат, все они направлялись в лес, растущий по склонам скалы, на вершине которой возвышался замок. Наверное, Леонхарт готовил силы для разведки и нападения. Сара понимала, что Райфл не даст спокойно заманить себя в ловушку. Знал это и Джошуа.
– Странный час ты выбрал для нашей встречи, Джошуа Рун, – спокойно заметил Леонхарт.
Теперь улыбка заиграла на губах лорда Олдрича.
– Я старик, Райфл из Леонхарта. И свет немилосерден к моим глазам. Ночь – мое время. А ты, такой молодой и дерзкий, наверняка не боишься темноты.
– Ты очень скоро узнаешь, что я вообще ничего не боюсь, – ответил Райфл.
Джошуа откинулся на высокую спинку стула. Отблески огня, пылавшего в камине, окрашивали в багровые тона золотую парчу его туники.
– Какой храбрый рыцарь, – произнес старик столь же спокойным тоном, каким говорил с ним Леонхарт. – Но в качестве щита ты воспользовался женщиной.
– Не просто женщиной. – На губах Леонхарта снова заиграла дерзкая улыбка. – А женщиной, которая принадлежала когда-то тебе и этому дому.
Сара почувствовала, что не может дышать, по залу прошел сдавленный шепот. Девушка медленно сжала пальцы в кулаки, затем так же медленно разжала. Когда она решилась поднять глаза, то посмотрела прямо в лицо деда, и Джошуа Рун ответил ей печальным взглядом.
– Сара, – произнес он голосом, полным такой нежности, что в душе ее зашевелилась сумасшедшая надежда. Она сделала шаг в сторону Джошуа, напряженно ожидая следующих слов. Старик вдруг показал на стол рядом с собой. – Налей нам вина, девочка.
Разочарование было привычным, и все сразу встало на свои места. Сара не сразу почувствовала на своем локте руку Райфла, который удержал ее, не давая выполнить волю Руна.
– Я не вино пришел сюда пить, сэр Джошуа. Взгляд Джошуа остановился на руке Леонхарта, сжимавшей ее локоть.
– Вот как? – с издевкой произнес старик. – И зачем же ты явился в мои владения, Леонхарт?
– За тем, что принадлежит мне по праву. За тем, что ты пытаешься разрушить – не знаю только почему: потому что окончательно сошел с ума или просто со зла.
Улыбка Джошуа напоминала оскал.
– Я не сумасшедший, Леонхарт, – довольно напряженно произнес он.
– Я так и думал, – спокойно ответил Райфл. Леонхарт по-прежнему не отпускал локоть Сары, она чувствовала прикосновение его сильных пальцев.
– И у меня нет ничего твоего, – продолжал Джошуа, по-прежнему наблюдая горящим недобрым огнем взглядом за тем, как Райфл держит за локоть Сару.
– Значит, ты решил воспротивиться воле короля? – уточнил Райфл.
– Не я, нет, не я. Только богу подвластно такое. А я – лишь его слуга.
И тут Сара вздрогнула, по спине пробежал холодок, нахлынули детские воспоминания. Снова звучал в ушах голос няни, рассказывавшей старую сказку в тот жуткий день. Ей показалось, что она слышит запах дыма, запах смерти.
– Спроси мою внучку о том, что принесет нам новый год. Ей должно быть хорошо это известно.
Райфл бросил на Сару быстрый вопросительный взгляд. Но девушка молчала. Она не могла, не хотела говорить об этом. Слишком реальным все это казалось здесь, слишком глубоко сидело внутри ее, чтобы отрицать или не обращать внимания. Она вспомнила слова пророчества.
…и сойдет на землю дьявол, но будет уже слишком поздно… потому что начало нового тысячелетия станет для всех нас концом света.
Голос Райфла прервал ее мысли.
– Все, что принесет с собой новый год, – это правление нового лорда Олдрича.
– Вот тут я согласен. Скоро, очень скоро моими землями будет править новый лорд – сам господь бог.
Сара посмотрела на Райфла, чтобы понять, догадался ли он об истинном смысле слов старика, и по тому, как сузились его глаза, поняла, что да, догадался.
– Эти земли будут моими, – спокойно, и отчетливо произнес он.
– Только достойный может править Олдричем, Леонхарт.
– С чего бы это – если столько лет правил недостойный.
По залу снова разнесся ропот.
На губах Джошуа появилась зловещая улыбка.
– Ты забавляешь меня, Леонхарт, – произнес он. – Еще как забавляешь. Такое потрясающее высокомерие. Но я-то знаю, что скоро ты окажешься на своем истинном месте.
– На истинном месте, – эхом отозвался Райфл, затем задумчиво кивнул. – Да, пожалуй. – Он властным жестом обвел зал. – Вот только не скоро, совсем не скоро. Ожидание кажется мне настоящей пыткой.
– Мне тоже, – произнес Джошуа так хорошо знакомым Саре тоном, от которого в детстве у нее всегда бежали по спине мурашки.
Несколько секунд оба врага молчали, внимательно изучая друг друга. Саре, оказавшейся между ними, сам воздух показался вдруг густым и вязким от охватившего всех напряжения.
В конце концов, молчание нарушил Джошуа.
– А теперь подойди сюда, выпей вина, – сказал он. – Не хочу, чтобы про Джошуа Руна говорили, что он отказал кому-то в гостеприимстве, даже дьяволу из Леонхарта.
Райфл медленно покачал головой. Стоявшие за его спиной солдаты зашевелились, послышался звон кольчуг.
– Не доверяешь мне, – засмеялся Джошуа. – Вполне справедливо. Пусть первой выпьет моя внучка, чтобы доказать, что ты в гостях у честных людей. Давай же, девочка.
– Нет, – быстро произнес Райфл.
– Пей же, Сара, – настаивал Джошуа, во все глаза, глядя на девушку.
– Да, дедушка. – Рука Сары потянулась к кубку, но Райфл крепко держал ее за локоть. Девушка оглянулась на него. Райфл снова поразился ее холодной, царственной красоте. Нет, он ни за что не выпустит ее руку.
– Что? – рассмеялся Джошуа. – Так ты думаешь, что я пожертвую единственным родным существом, которое осталось у меня на этой земле, своей плотью и кровью, принесу ее в жертву нашей вражде, Леонхарт?
Сара снова попыталась отнять у него руку, и Райфл вдруг неожиданно отпустил ее. Лицо его было совершенно непроницаемым.
Сара подошла к столу, поднялась на возвышение и взяла» в руки кувшин с вином – ручка его была украшена жемчугом, а бока – горным хрусталем. Сара быстро налила вино в два кубка, наполнив их чуть больше, чем наполовину. Взяв один из кубков, Сара поднесла его деду. Когда Джошуа брал кубок, руки их соприкоснулись – пальцы старика были сухими и холодными.
Второй кубок показался ей необыкновенно тяжелым. Сара посмотрела на налитое в него вино, казавшееся почт черным при тусклом свете. Когда девушка поднесла кубок к губам, она увидела, как в нем отражаются сначала ее горящие глаза, затем влажные губы.
Девушка чувствовала спиной дыхание Райфла. Ей казалось, что это единственный звук во всем огромном зале.
Она пригубила вино, пахнущее специями и немного лесом, густое и терпкое. Сара не могла знать, отравлено оно или нет. Сделав глоток, девушка поставила кубок на стол.
– Я мог, – почти неслышно пробормотал Джошуа. Я вполне мог это сделать.
Райфл сделал шаг в сторону Сары и внимательно посмотрел на нее. Девушка отвела глаза, и теперь перед ней снова был Джошуа со своей зловещей улыбкой. Она подняла бокал, приветствуя лорда Джошуа, и сделала глоток.
Мандрагора, белладонна, болиголов – в вине мог быть все, что угодно. Прогнав от себя эту мысль, Сара шила кубок до дна.
Когда она снова поставила кубок на стол, то сразу поняла, что все в зале смотрят на нее. Вытерев губы, она увидела на руке багровый след.
Вино оставило во рту терпкий вкус.
– Налей вина моему гостю, девочка, – тихо произнес Джошуа.
Сара повиновалась. За долгие годы в монастыре она научилась наливать вино быстро и ловко, а металлический кувшин казался теперь теплым и не таким уж тяжелым. Она протянула кубок Райфлу, который осторожно взял его из рук Сары.
– Тост! – провозгласил Джошуа Рун. – За конец времен!
– За конец тысячелетия, – поправил его Леонхарт и медленно выпил вино, не сводя глаз с Джошуа.
Саре вдруг стало жарко, предательски закружилась голова. Но это был не яд – нет, разумеется, нет. Просто выпитое на пустой желудок вино и нервное напряжение сделали свое дело. Сара с трудом боролась с подступившей дурнотой.
Райфл передал ей пустой кубок, и девушка поставила его на стол. Она молча ждала, пока Джошуа изволит посмотреть на внучку, но, когда взгляды их встретились, Сара прочла в глазах старика только хитрость и коварство, в них не было ни малейшего признака радости при виде внучки, не было даже гордости за ее слепую веру в благородство лорда Олдрича – а ведь эту сцену она разыграла только для него.
Джошуа откинулся на спинку стула, и Сара не видела теперь его лица. Он превратился в несколько ярких цветных пятен – белые волосы, желтая кожа, пурпурная с золотом туника. И даже парча изумрудного цвета, которой был обит стул, вдруг показалась Саре невыносимо яркой. Она почувствовала, что сейчас не выдержит. Слишком тяжело было находиться в этих стенах, среди этих людей, стоять перед единственным родным человеком, который остался у нее в этой жизни, которого она боялась, но, несмотря на это, любила помимо воли. Ей так не хватало всего этого, так не хватало, что воспоминания о доме превратились за девять лет в постоянно ноющую рану. Дни шли за днями, а Сара все не могла забыть о том, что ее отлучили от семьи, изгнали с родной земли. Но вот она снова здесь, снова видит все то, что никогда уже не надеялась увидеть, – и ее снова отвергают. Сара старалась внушить себе, что не следует ждать от сегодняшней встречи с Джошуа ничего хорошего, но сейчас ей пришлось признать, что на самом деле она ждала многого, слишком многого. Любви, Понимания. Хотя бы простого внимания со стороны деда. Сейчас ей вдруг захотелось убежать. Или умереть прямо здесь, на этом месте. И почему только Джошуа не отравил вино?
Райфл взял ее за руку и потянул подальше от стола поближе к своим людям. И снова Джошуа с нескрываемым любопытством наблюдал за происходящим.
– Сара, – вдруг пробормотал он, не сводя глаз с девушки. – Моя милая девочка. Дочь моего единственно сына. – Он вдруг резко наклонился в ее сторону. Много лет назад я отослал ее в монастырь, чтобы она была в безопасности, и чтобы ее научили там скромности и покорности. И вот посмотрите на нее теперь.
Сара почувствовала, что глаза ее наполняются слезами в ответ на это неожиданное проявление внимания.
– Посмотрите, в кого она превратилась, что из нее выросло, кто стоит сейчас передо мной, – продолжал Джошуа все тем же вкрадчивым голосом. – Распутная девка, предавшая собственную семью.
Сара вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха.
– Нет! – воскликнула она, пораженная несправедливостью обвинения.
– Ты спуталась с ним, – продолжал Джошуа.
– Нет…
– Ты осталась с ним, ты помогаешь ему, нашему врагу!
– Нет! – снова воскликнула Сара, отчаянно тряся Головой.
– Она – моя заложница, милорд, – вдруг зазвучал над ее ухом голос Леонхарта. – Заложница, не более того.
– Предательница, – снова пробормотал Джошуа, сверля взглядом внучку. – Распутная девка. Ты не лучше своей матери, этой ведьмы, которая предала нас всех злу…
– Перестань! – воскликнула Сара, и на этот раз голос ее звучал чуть громче. – Перестань.
– Иезавель, Вирсавия, – не унимался старик. – Распутная девка, ставшая любовницей убийцы собственного брата.
– Нет! – на этот раз из горла Сары вырвался лишь сдавленный всхлип.
Райфл почувствовал, как Сара снова пытается вырвать руку. Девушка попятилась назад от стола и наткнулась на Абрама, который поддержал ее, чтобы Сара не упала.
– Что вы такое говорите? – потребовал Райфл ответа у Джошуа. – Я не имею никакого отношения к смерти мальчика.
– Убийца! – вдруг громко и протяжно завизжал старик, а стоявшие вдоль стен зала люди Олдрича подхватили это слово и стали передавать друг другу.
– Убийца…
–…Убийца… – слышалось со всех сторон. Джошуа Рун между тем не сводил глаз с лица Сары.
Райфл посмотрел на девушку, и ему тут же открылась вся правда.
«Убийца, – называла его Сара. – Человек-демон». И теперь он понял вдруг, что причиной тому не слухи, которые ходят о нем и его людях в этих местах. Это не были пустые оскорбления, которые Сара повторяла, надеясь, вывести его из себя.
Она верила в это. Верила в то, что Райфл из Леонхарта убил ее брата.
Сама мысль о том, что Сара могла в это поверить, вдруг расстроила его и одновременно привела в ярость. Неужели она совсем не поняла, что он из себя представляет на самом деле?
Заглянув в лицо Сары, он почувствовал, что девушка; охвачена паникой. И в то же время проклятия в его адрес готовы были сорваться с ее языка.
Райфл резко повернулся к Джошуа.
– Ты – сумасшедший лгун, – заявил он.– И я не собираюсь стоять здесь и слушать, как ты оскорбляешь меня и эту девушку.
– Высокомерный наглец! Тебе нет до нее никакого дела! – Джошуа встал со стула, глядя на Райфла с не скрываемым торжеством. – Она по-прежнему принадлежит мне!
– Это не так. – Райфл подошел к столу так близко, что мог разглядеть карие крапинки в зеленых глазах Джошуа. – Я пришел предупредить вас, милорд. Я заявляю свои права на все, что принадлежит вам, включая эту девушку. Не стоит мне перечить. И не пытайтесь меня остановить! Я готов к войне, война – мой союзник.
Они стояли, глядя, друг другу прямо в глаза, и Райфл чувствовал, как ярость охватывает все его существо.
– Близится новое тысячелетие, – произнес он обманчиво спокойным голосом. – И очень скоро все, чем владеете вы, милорд, будет принадлежать мне. И тогда наступит конец дурацким слухам и сплетням, которые вы неустанно повторяете. Я одержу победу!
– Гордыня, – фыркнул в ответ Джошуа. – Но на самом деле ты потерпишь поражение. Господь позаботится об этом.
– Думаю, что нет. Я никогда не проигрываю, милорд. Запомните это раз и навсегда.
Джошуа Рун пристально изучал лицо собеседника. Затем он снова опустился на стул и на секунду вдруг превратился в смертельно уставшего от жизни старика. Райфла трудно было провести, он видел перед собой не могущественного лорда, а слабого и жалкого, выжившего из ума человека.
– Тогда пойди прочь отсюда, – тихо произнес Джошуа. – Убирайся и забирай с собой свою шлюху. Я не хочу иметь дело ни с тобой, ни с ней.
– Не стоит ссориться со мной, – сказал Райфл. – И не думайте, что вам удастся меня обмануть или спрятаться навсегда в какой-нибудь из башен замка. Я вернусь сюда вместе с новым тысячелетием, чтобы потребовать то, что принадлежит мне по праву.
Джошуа рассмеялся зловещим смехом.
– Убирайтесь, – повторил он, махнув рукой в их сторону.
– Что ж. Я предупредил вас, лорд Рун. – Спокойно повернувшись к Джошуа спиной, Райфл твердой походкой спустился с возвышения, на котором стоял стол. – Предупредил, хотя вы этого и не заслуживаете.
Поворачиваясь, Райфл заметил, что Джошуа снова пристально смотрит на Сару. На губах его играла все та же отвратительная, зловещая улыбка.
– Мы еще посмотрим, кто выиграет эту игру, Леонхарт. Мы еще посмотрим.
Назад они ехали в полном молчании. Впрочем, Сару трудно было удивить молчанием. А Райфлу не нужны были слова, чтобы понять состояние девушки, и ее боль невольно передавалась ему. Сегодня Райфлу открылась какая-то новая Сара Рун, и теперь уже не мог вести себя с ней по-прежнему.
Райфл последовал за девушкой в хижину, служившим ей домом и тюрьмой. Если Сара и видела, что он идет ней, то никак не дала этого понять.
Оказавшись внутри, она принялась быстро ходить и угла в угол. Затем легла на кровать прямо поверх одеял.
– Сара! – позвал ее стоящий на пороге Райфл. Девушка не двигалась. Сейчас она больше всего напоминала восковую куклу.
– Я не убивал его, Сара, – тихо произнес Райфл. Подождав несколько секунд, он добавил:
– Твой брат ведь был еще ребенком. И у меня не было причин нападать на него. Я даже не знал, кто он такой. Но даже если бы между нами произошла стычка, я не стал бы его убивать.
Сара повернулась к нему спиной. Под узким платьем тут же проступили контуры ее соблазнительных бедер и упругой груди.
– Я никогда не сделал бы этого, я не убиваю детей, – снова произнес Райфл, но Сара не обратила на его слова никакого внимания.
Райфл понял, что сейчас ее лучше оставить в покое.
Воспоминания о том злополучном дне давно слились для него с другими воспоминаниями, которые он старался отгонять от себя, – многие умирали у него на руках за эти годы. Ему пришлось похоронить не меньше сотни солдат, в том числе своих родственников. И все они были слишком молоды.
Мальчик, Рейберт. Райфл изо всех сил пытался не дать жизни ускользнуть из его тела. Но все же мальчик умер.
Ты сделал это. Вероломный убийца!
Сара стояла на ветру, с развевающимися волосами, и голос ее был полон боли и гнева.
Я ненавижу тебя за это, человек-демон!
В замке звонили колокола, и Райфлу казалось, что даже они дразнят его, выбивая:
– Демон! Демон!
–…демоны в полях прошлой ночью. Мы не решились…
Райфл изо всех сил пытался понять смысл сказанного.
Донесшийся до него голос не был голосом Сары. Говор спросил другой голос, такой же мужчина.
– В каких полях? – спросил другой голос, такой же приглушенный. Абрам.
Открыв глаза, Райфл увидел над головой небо, затянутое серыми облаками, и вспомнил, что не ночевал сегодня в хижине. Ему захотелось поспать на свежем воздухе, чтобы не роились вокруг странные сновидения, переходящие в кошмары. Он знал, что сны снова придут…
–…около мельницы. Ячменное поле у ручья. И еще – возле западного леса.
Райфл сел, откидывая одеяло.
В нескольких шагах от него, между палатками, в которых мирно спали солдаты, стояли Калум и Абрам.
– Милорд, – сказал Абрам, подходя к Райфлу. – Вам необходимо это услышать.
Райфл встал, совершенно не чувствуя себя отдохнувшим.
– Демоны в полях? – Он нахмурился, пытаясь стряхнуть с себя остатки сна и воспоминания о приснившемся кошмаре.
– Да, милорд, – пробормотал Калум. – Их видели прошлой ночью. Они бесились и плясали. Мы не осмелились приблизиться.
– Демоны, – снова произнес Райфл, не уверенный, что расслышал правильно. Слишком быстро он очнулся от сна и никак не мог осмыслить происходящее.
– Их много! – продолжал Калум. – Молчаливые, как смерть, и черные, как сам дьявол. Они поднялись из, земли вместе с туманом и стали прыгать и плясать на поле.
А потом снова исчезли, милорд, так же быстро, как и появились.
Абрам и Райфл, нахмурившись, смотрели на крестьянина.
– Это чистая правда. Клянусь господом, – принялся оправдываться Калум. – Я не один видел демонов. Нас не меньше дюжины.
– Их видел кто-нибудь из моих людей? – поинтересовался Райфл.
Калум отвел глаза, затем пожал плечами:
– Я не знаю. Большинство ваших солдат уехали, милорд.
Райфл почувствовал, как по спине пробежал холодок, словно подул морской бриз.
– Уехали? – тихо переспросил он. – Ты хочешь сказать – со мной в замок?
– Ну да, – кивнул Калум.
Райфлу не требовалось даже заглядывать в глаза Абраму, чтобы понять, что тот обеспокоен услышанным.
Райфл направился быстрым шагом к краю деревни и стал смотреть на ближайшее поле. Калум и Абрам последовали за ним.
– Где же твои демоны? – потребовал ответа Райфл, показывая на поле.
– Это не то поле, милорд. Не станут они бесноваться так близко к деревне. То поле гораздо дальше. И еще их видели у самого леса. И с другой стороны. Мне так сказали.
Райфл провел ладонью по лицу. Сон окончательно покинул его. Он рассматривал землю у себя под ногами, не замечая ничего странного. Большую часть урожая уже сняли и поле перепахали. Все выглядело нормально, но интуиция подсказывала Райфлу, что что-то не так.
– Разбуди Сару, – вдруг быстро сказал он Абраму. – И приведи ее ко мне. – Не дожидаясь ответа, Райфл быстро пошел в сторону поля, о котором говорил Калум.
Легкая изморозь, покрывавшая землю, холодила кожу его сапог. В воздухе все отчетливее пахло зимой. Но Райфл не замечал ничего вокруг, потому что, чем ближе он под­ходил к полю, тем сильнее становилось его ощущение, что что-то случилось. Что-то очень плохое.
Пшеница, которая росла на этом поле, давно была сжата, и из земли торчали лишь сухие стебли. Все на первый взгляд выглядело обыкновенно, но, дойдя до середины поля, Райфл обнаружил чьи-то следы. Их оставили не олени и даже не волки. И, конечно же, не демоны. Такие следы могли оставить только люди.
Райфл наклонился, внимательно изучая следы. Самые обычные отпечатки подошв, и больше ничего. Здесь побывало не больше трех-четырех человек, но Калум сказал, что крестьяне видели множество демонов.
На стерне остались ясные отпечатки, но Райфл не видел никаких признаков прыжков или сумасшедших плясок. Тем не менее, следы сказали ему, что те, кто побывал на поле, действовали по четкой схеме: они вышли из леса, каждый отправился в один из углов поля, а потом все вместе снова скрылись в лесу.
Райфл слышал, как сзади к нему подошли его люди, но не стал оборачиваться.
– Сара, – сказал он. – Как, по-твоему, зачем Джошуа Рун мог послать сюда ночью своих людей?
Не услышав ответа, Райфл оглянулся и тут же выпрямился во весь рост. Сара стояла перед ним, сонная, сложив руки на груди. Судя по всему, девушке не дали времени захватить с собой плащ, но сейчас некогда было волноваться об этом. Райфл сделал шаг в ее сторону, и Сара в тревоге отступила, подняв на него глаза.
– Я не знаю, – сказала она. Судя по растерянному выражению лица девушки, это была истинная правда.
– Он подождал, пока мы все уедем, и послал своих людей сюда спокойно бродить по полям, пока мы разговаривали с ним в замке. Он знал, что большая часть солдат уедет со мной. – Райфл замолчал, сдерживая ярость, и снова оглядел поле. – Он сыграл на страхах крестьян и на нашей глупости.
Налетевший ветер зашуршал среди сухих стеблей, этот шелест напоминал тихий издевательский смех.
– Он сыграл на суеверии крестьян, зная, что они никогда не решатся противостоять демонам, – зло сказал Абрам.
– Но что же они здесь делали? – пробормотал Райфл, оглядывая поле.
Сара прошла к середине поля и наклонилась, внимательно изучая землю и торчащие из нее стебли, как это делал недавно сам Райфл. Пока Сара спала, коса ее растрепалась, и теперь ветер развевал роскошные черные кудри вокруг сердитого личика девушки. Подобрав юбки, Сара присела и коснулась земли, потерла ее ладонью и попробовала на вкус кончик пальца.
Затем девушка подняла на него свои бездонные синие глаза, и Райфл прочел в них озабоченность и беспокойство.
– Ему ни к чему было сыпать яд в вино, – с горечью произнесла Сара. – В этом не было необходимости.
– Что он сделал? – спросил Райфл, поднимая голос, чтобы перекричать поднявшийся ветер.
– Соль, – сказала Сара, показывая ему свой вымазанный в земле палец. Среди коричневой пыли мелькнул белый кристаллик.
– Соль, – повторил Райфл, ощущая знакомый прилив ярости. Выпрямившись, он окинул взглядом мертвое поле. – Мерзавец! – закричал он и, повернувшись в сторону белевшего на холме замка, потряс в бессильном отчаянии кулаком.
Неужели Фьонлах останется для него тем, чем был всю жизнь, – далекой недостижимой мечтой?
– Поле мертво, – тихо произнес Райфл, прикрыв глаза рукой.
– Так вот что приняли крестьяне за прыжки и пляски демонов, – послышался за его спиной спокойный голос Абрама. – Эти люди разбрасывали соль. Боже правый!
– На скольких полях их видели? – спросил Райфл, не отнимая руки от лица.
– По крайней мере, на семи, милорд. А может, и больше.
Семь. Число это эхом отдалось в воспаленном мозгу Райфла. Оно означало голод и страдание. Семь полей. Достаточно для того, чтобы Джошуа Рун был уверен: Олдрич ожидает голод. Голод и смерть. Когда придет весна, семь самых плодородных полей Олдрича – его новой земли – будут мертвы и бесполезны, возможно, на несколько лет. Боже правый! Даже если предположить, что у Джошуа в замке хранятся огромные запасы продовольствия, все равно нельзя быть уверенным, что этих запасов будет достаточно, чтобы восполнить потерю. Что же он будет делать? Как накормит всех своих подданных? Ведь земля Леонхарта так же бедна, как и раньше.
– Морской остролист, – Послышался тихий голос за спиной Райфла.
Он открыл глаза. Сара смотрела на него с тревогой. И куда только делся ее царственный, неприступный вид. Райфл снова видел перед собой девочку, чистую, невинную, неуверенную в себе.
– Что? – переспросил он.
«Какие у нее бездонные синие глаза», – мелькнуло у него в голове.
– Морской остролист, – повторила Сара. – Я разбираюсь немного в растениях. Здесь можно высадить морской остролист. Он любит соль.
Райфл почувствовал, что новая волна отчаяния готова захлестнуть его.
– Ты предлагаешь мне посеять здесь остролист? А что это такое? Сорняк? Водоросль? И ты думаешь, что это поможет? – Он осекся, чувствуя, что вот-вот даст волю охватившей его ярости.
– Ни то и ни другое, – спокойно ответила Сара. – Это такое растение вроде клевера. Но придется снять верхний слой почвы, чтобы удалить большую часть соли. Ее можно сбросить в море.
Райфл молча, с изумлением смотрел на девушку.
– Морской остролист съедобен, – добавила Сара. И для скота, и для людей.
Все молчали. Райфл обдумывал сказанное.
– Но только надо действовать быстро, – добавила девушка. – Скоро пойдет дождь.
Райфл посмотрел на небо и понял, что Сара права.
Облака над головой сгущались, превращаясь в свинцовые тучи. Похоже, их ожидает не дождь, а настоящая гроза. А дождь растворит соль, она навсегда впитается в землю и даже распространится вместе с водой на те поля, которые пока еще не были испорчены.
– Собери всех, кто способен работать, – быстро приказал Райфл Абраму. – Берите фургоны, тележки – все, что удастся найти, чтобы вывозить с полей эту гадость. Расспроси еще раз Калума, на каких полях видели «демонов». Быстрее!
Солдаты во главе с Абрамом бросились бегом к деревне. И только Сара осталась стоять рядом с Райфлом, глядя им вслед. Он видел краем глаза, как ветер треплет юбку девушки и развевает ее волосы.
Ее густые темные волосы, в которые ему так хотелось зарыться лицом, вдыхать их запах…
Стоя посреди злополучного поля, Райфл вдруг вспомнил кошмар, который приснился ему, когда он услышал сквозь сон голоса Абрама и Калума. Подлый убийца.
Сара была уверена, что Райфл убил ее брата, совершил это ужасное преступление, которое требует отмщения. Ситуация выглядела весьма странно. Джошуа сделал все, чтобы навлечь беду на землю, которую Райфл рассчитывал захватить без крови. А Сара так легко дала увезти себя из монастыря. Подозрительно легко, если задуматься над этим как следует. И она оставалась все это время с ним, практически не протестуя против своей участи, если не считать двух неудачных попыток убежать. Она быстро и без малейших колебаний выпила налитое Руном вино, выражая ему свое безграничное доверие.
Но не было ли это ловушкой с самого начала? Может быть, Сара все это время благополучно водила его за нос?
Райфл почувствовал, что сомнения все сильнее овладевают им. Повернувшись, он внимательно взглянул на Сару. Девушка стояла, опустив глаза, а когда она подняла их, Райфл не смог прочесть в ее взгляде ничего, кроме холодного отчуждения.
Может, дело не только в соли, рассыпанной по полям. Что, если эта девушка была тем самым ядом, который его враг впрыснул в его кровь? Может, и не было никакой соли, она все это просто придумала?
Райфл нагнулся и поднял горсть земли. Принюхавшись, он не ощутил никакого постороннего запаха. Земля пахла землей.
Сара смотрела на него взглядом, лишенным всякого выражения. Райфл даже не пытался угадать, какие чувства владеют ею в этот момент.
Не сводя с девушки глаз, он попробовал землю на вкус, как это сделала чуть раньше Сара. Знакомый горьковатый резкий вкус. Да, это была соль.
Райфл отряхнул руки.
– Ты не знала об этом, – уверенно произнес он.
– Разумеется, нет, – устало ответила Сара. Казалось, она ожидала этого вопроса. Девушка стояла, опустив глаза и сложив на груди руки. От холодного ветра ее бледные щеки слегка порозовели.
– Какая удивительная догадливость, – недоверчиво произнес он. – Почему ты сразу решила, что это соль?
– Не так уж и сложно. – Сара заправила за ухо прядку волос. – Я знаю эту землю. И я знаю своего деда. А соли в Олдриче всегда было сколько угодно. Хотя план весьма изощренный.
Видно было, как просыпается деревня. Люди высыпали на улицу, переговариваясь и размахивая руками. Часть солдат уже спешила на поле, везя фургон с инструментами, за ними тянулись крестьяне.
– Почему ты не взяла плащ? – спросил Райфл.
– Я не хотела пачкать его, – пожала плечами девушка, – у меня нет другого.
Отчего-то Райфл понял, что она намерена остаться на поле и работать вместе с остальными. Он подумал секунду, не стоит ли отказать ей в этом, снова запереть ее, но затем, оглядев мертвое поле, решил, что не стоит этого делать.
Сара Рун не была его врагом, несмотря на то, что обстоятельства вынуждали их к вражде. Она не смогла бы предать его так легко. Он был почти уверен в этом. И еще он был уверен, что ему было бы очень трудно пережить ее предательство.
Земля была легкой, и это очень обрадовало Сару, так как означало, что ей хватит сил работать наравне с остальными. Они сгребали верхний слой и наполняли им мешки. Труднее всего было относить мешки к повозке. Полные, они были неимоверно тяжелыми.
Райфл вдруг оказался рядом и, взяв полный мешок из ее рук, сам отнес его к повозке. Когда он повернулся, Сара увидела, что по лицу его стекают грязь и пот, волосы торчат в разные стороны, а серые глаза светятся серебром.
Кто-то сунул в руки Сары пустой мешок, и она вернулась на место, где работала. Рядом работали двое солдат, глядя больше на Сару, чем на землю, которую копали. Студеный ветер дул ей в спину.
Им ни за что не успеть вовремя. Сара знала это наверняка. Тучи сгущались над их головами, становясь, все тяжелее, все чернее. Дождь мог начаться в любую минуту.
Сара отлично помнила, как прилетали с моря грозовые облака, меняя все вокруг причудливым образом. Море, стремившееся слиться с небом, огромные волны, увенчанные белыми гребнями, поднимающиеся к небесам.
В такие ночи Морвена Рун разыскивала дочь, где бы та ни была, и брала ее с собой на одну из башен полюбоваться разбушевавшейся стихией. Иногда с ними ходил Рейберт, но чаще всего Сара стояла, обнявшись с матерью, и обе они наслаждались дующим в лицо соленым ветром и величественным зрелищем, открывающимся их взору.
Разумеется, это только усиливало слухи о том, что ее мать – ведьма. Про Морвену Рун говорили, что ей повинуются стихии, что дождь не мочит ее, а молния сверкает по ее приказу.
Сара не помнила ничего такого. Глядеть на шторм с башни было весело и немного страшно, но это казалось вполне невинным развлечением.
Она снова подняла лопату, но руки ее вдруг задрожали, и земля просыпалась обратно..
– Смотри,говорила Морвена, крепко прижимая себе девочку.Смотри, детка. Это бог разговаривает с нами. Это небеса спускаются на землю. И там твой отец, он смотрит сверху на нас. Слышишь, как он смеется вместе с нами?
Нужно снимать не больше одного-двух дюймов, объясняла Сара крестьянам. Этого достаточно, чтобы убрать почти всю соль. Если же копать глубже, растения вряд ли приживутся. Ведь-верхний слой почвы всегда самый плодородный.
– Видишь, как сверкает молния, Сара? Этовесточка от бога, мой ангел.
Сара работала в монастырском саду. Сначала ее определили туда в наказание за какие-то провинности, о которых она даже не помнила. Но вместо того чтобы страдать от тяжелого труда под палящим солнцем, девушка расцветала, как расцветали растения, за которыми она ухаживала. И вскоре сама настоятельница не могла не признать, что получает настоящее удовольствие, лакомясь плодами, выращенными Сарой. Горошек и лук. Травы и специи. Плодовые деревья от черешни до груши. Сара любила работать с землей, касаться ее, чувствовать под руками. Прошло несколько лет, прежде чем настоятельница заметила это, и новым наказанием для Сары стало заключение в келью, вдали от любимых ею растений, от солнца и даже от дождя. И сегодня, работая на мертвом поле, Сара чувствовала странное умиротворение, как всегда, когда прикасалась к земле. Она с удовольствием забылась в работе, ей нравилось сознавать, что она помогает земле, спасает и людей, пусть даже они не желали ей ничего хорошего – помогать им все же было приятно. Вот почему она проворно двигалась по полю, таща за собой мешок, не прекращая работать, даже когда на ладонях появились кровавые мозоли, и не обращала внимания на пронизывающий ледяной ветер. – Посмотри на волны, Сара. Видишь? Видишь пену? В ней веселятся русалки – они танцуют во время шторма. Они вплетают в волосы жемчуг, и поют вместе с дождем, и играют с морскими рыбками.
Далеко за холмами ударил гром, возвещая приближение грозы.
Все, что случилось с ней за ее короткую жизнь, вдруг встало на свои места – от смерти Морвены и ссылки в монастырь до этого поля, которое, когда они закончат работу, приведет ее к морю. Она, наконец, увидит его, увидит море в последний раз. Это последнее, что осталось ей сделать в се земной жизни. Увидеть море, чтобы замкнуть круг ее воспоминаний, перед тем как умереть.
Там ждал ее покой, тихое пение русалок, и призрак умершей матери.
Первая капля дождя упала на землю. Сара подняла глаза и огляделась. Горизонт затянула мутная фиолетовая пелена. Гроза надвигалась прямо на них. Еще одна капля упала ей на щеку. Другая – на плечо.
Мужчины и женщины, работающие вокруг, тоже поднимали головы, поглядывая на тучи.
Райфл громко выкрикивал приказы, призывая всех бежать вместе с мешками к фургону. Люди повиновались, дождь становился все сильнее. Наклонившись, Сара продолжала складывать землю в мешок. Спина ее была вся мокрой от дождя.
Земля становилась черной и тяжелой, прилипала к лопате, но от этого ее становилось только легче подцеплять и сбрасывать в мешок. Сара медленно двигалась по полю, часто моргая, чтобы дождь не заливал глаза. Дождь казался ей ледяным.
Руку ее вдруг накрыла другая рука, такая же мокрая и грязная, но огромная и теплая. Сара чувствовала, словно сквозь сон, как у нее берут лопату. Она резко выпрямилась и тут же почувствовала, как заныло затекшее тело.
Райфл смотрел на нее сверху вниз. Он успел промокнуть до нитки, и Сара плохо видела его лицо сквозь пелену дождя.
– Хватит, – сказал он. – Все закончилось. Девушка огляделась вокруг. Не может быть – они ведь так и не добрались до конца поля. Кругом не было ни души. Все крестьяне, наверное, уже успели добежать до деревни. Уехала даже груженная соленой землей повозка.
– Море, – тихо произнесла Сара. – Мы должны отвезти землю к морю. Пока не поздно.
– Да, – согласно кивнул Райфл. – Наша повозка едет к морю, так же как телеги, которые везут землю других полей. Калум покажет им дорогу к морю.
– О нет! – воскликнула Сара. – Я тоже должна туда поехать!
Райфл задумчиво посмотрел на девушку, крепче сжимая ее руку.
– Нет, только не ты, – сказал он. – Тебе надо скорее добежать до хижины и обсохнуть у огня.
Сара вырвала руку. И Райфл не стал ее удерживать, Дождь лил все сильнее, одежда девушки промокла, юбка облепила ноги.
– Мне надо идти, – снова попыталась протестовать Сара. – Я… я нужна там, чтобы показать этим людям остролист.
– Калум сказал, что знает, о каком растении ты говорила. Если останется время, он поищет его.
– Нет! Я должна им помочь! – настаивала Сара. – Это надо сделать как можно скорее – собрать корни и семена, пока их не смыло дождем.
– Позже, – спокойно произнес Райфл.
– Идиот! – гневно воскликнула Сара. – Ты сам не понимаешь, что делаешь. Это не может ждать!
– Я прекрасно знаю, что делаю, Сара, – уверенно произнес Райфл, снова беря ее за руку. – И мы оба знаем, что ты подчинишься мне.
Сара ударила его свободной рукой, вложив в этот удар всю свою ярость и отчаяние. Но Райфл даже не поморщился, зато она больно ушибла костяшки пальцев. Это привело ее в еще большее бешенство, Сара снова ударила его, затем еще и еще, но Райфл стоял абсолютно спокойный и невозмутимый и даже не пытался защищаться.
– Дурак! – кричала Сара, стараясь перекричать дождь. – Безмозглый дурак. Демон! – От каждого нового удара рука ее болела все больше. Наконец ей удалось, вложив в очередной удар всю свою силу, ударить Райфла так, что тот отступил на несколько шагов. Но торжество ее длилось недолго, от собственного удара Сара потеряла равновесие, земля ушла у нее из-под ног, и она опрокинулась в жидкую грязь. Райфл продолжал сжимать ее руку, и только благодаря этому Сара не ткнулась в черную жижу лицом.
– Сара!
Райфл склонился над ней, помогая подняться, но девушка продолжала сопротивляться, плача и пытаясь вырвать руку, которую Райфл де собирался отпускать.
– Сара! – Пытаясь утешить девушку, Райфл обнял ее за плечи, стараясь не обращать внимания на ее отчаянное противление.
– Я должна… идти… – задыхаясь, выкрикивала Сара, размазывая по лицу слезы и грязь.
– Вставай, вставай же. – Райфл осторожно, но настойчиво тянул ее вверх.
– Отпусти меня.
– Нет, – мягко, почти ласково произнес Райфл. Он отбросил попытки ее поднять. Вместо этого он склонился к ней, стараясь своим телом прикрыть от дождя.
Сара подняла голову, глаза их встретились, лицо его было в нескольких дюймах от ее лица.
– Я должна идти, – как-то слишком беспомощно произнесла Сара. – Ты не понимаешь. Я должна увидеть море, пока еще не слишком поздно.
Райфл снова покачал головой, не собираясь сдаваться. Но вдруг, под струями дождя, на этом превратившемся в грязное месиво поле, Сара увидела в его глазах то, чего никогда не ожидала увидеть: сочувствие.
Она отвернулась, но тут же почувствовала на щеке прикосновение горячей ладони. Райфл повернул лицо Сары к себе. Глаза их снова встретились.
– Потом, Сара. Мы обязательно пойдем к морю. Но позже. Я обещаю тебе.
И он снова поцеловал ее в губы, как тогда, в первый раз. Саре казалось, что это было давным-давно, хотя прошло всего несколько дней.
Холодные струи дождя хлестали по лицу, но Сара чувствовала сейчас только силу прижавшегося к ней Райфла, его губы и жар собственного тела, который не в силах была остудить гроза. Он гладил пальцами щеку девушки, а рука, обнимавшая ее за плечи, казалась такой надежной и сильной, что Сара откинулась на нее, запрокинув голову.
Два дыхания слились в одно, язык Райфла властно проникал к ней в рот. Сара вся была во власти новых ощущений, она чувствовала слабость в ногах, зато сердце ликовало, билось чаще и чаще, дыхание становилось порывистым.
Рука Райфла двинулась ниже, к шее Сары, поглаживала ее острые ключицы, проникала за ворот платья, заколотого брошью, гладила, ласкала. Сара обняла его за шею, запустила пальцы в его спутанные мокрые волосы. Райфл сел так, что Сара оказалась сверху, прижавшись грудью к его груди. Теперь он целовал ее щеки, лоб, виски. Она чувствовала кожей его горячее, неровное дыхание.
Когда Сара открыла глаза, она увидела перед собой лицо Райфла, омытое от грязи дождем, капли которого сверкали на его коже. Густые темные ресницы обрамляли прекрасные серые глаза цвета грозового неба. Она поцеловала уголки его губ, щеки, подбородок, ощущая языком пробивавшуюся щетину.
Руки Райфла, гладившие Сару, вдруг задрожали, и он снова впился в ее губы страстным поцелуем. Девушкой овладело радостное возбуждение, она быстро вдыхала холодный влажный воздух, а в крови ее бушевал настоящий пожар.
На несколько долгих мгновений, полных неизъяснимого блаженства, Райфл крепко прижался к ней всем телом, но затем вдруг отпрянул, и пелена дождя снова повисла между ними. Из горла Сары невольно вырвался протестующий вскрик, но это лишь заставило Райфла отодвинуться еще дальше. Только руки его продолжали сжимать плечи Сары.
У него снова был вид человека, погруженного в себя, чужого и далекого. Саре захотелось вдруг завыть от отчаяния, сидя посреди грязного поля.
– Нет, – вдруг услышала она шепот Райфла. – Нет, только не здесь.
Унижение и отчаяние наполнили все ее существо. Она быстро отодвинулась от Райфла и вскочила, пытаясь перевести дыхание.
Райфл тоже встал. Усилившийся дождь позволял видеть лишь темные очертания его фигуры, скрывая лицо. Сара провела рукой по глазам, стараясь избавиться от ощущения тяжести нависшего над ней рока.
– Тебе нравится соблазнять сестру убитого тобой ребенка, человек-демон? – с горечью спросила она.
Райфл никак не отреагировал на горькие слова. Сара и сама не знала, для кого произносит их – для него или для себя, желая отомстить себе за проявленную слабость.
– Нет, это не доставило бы мне удовольствия, даже, если бы я и вправду был виновен в том, в чем ты обвиняешь меня, Сара, – тихо сказал он. – Но я не убивал твоего брата.
Ничего не помогало. Сколько ни повторяла себе Сара, что должна ненавидеть этого человека, она никак не могла справиться с нахлынувшим желанием. Она смотрела на него, дрожа от страсти и отчаяния.
– Пойдем в деревню, – ласково произнес человек-демон, и это было хуже всего.
Сара стояла посреди поля под пронизывающими струями дождя, обреченная и преданная даже собственным телом.
– Пойдем, – повторил Райфл, но не решился снова взять ее за руку. – Пожалуйста, – тихо добавил он, видя, что Сара не трогается с места.
Безумие. Она наверняка сходит с ума, если слово, произнесенное тихим голосом, способно заставить так больно сжаться ее сердце, Да, она сходит с ума, и ничто на свете не способно остановить ее безумие.
Подняв юбки, она поспешила по полю рядом с медленно шагавшим Райфлом, ноги ее увязали в липкой жиже, грязь затекала в ботинки, потоки воды обрушивались сверху, но она могла думать только о мужчине, который шел рядом, стараясь не торопиться, чтобы Сара успевала за ним.
Ужасно, все это было просто ужасно.
Когда они дошли до края поля, Сара смогла различить за пеленой дождя темные фигуры людей у края деревни, стоявших под каким-то странным навесом, который держали за четыре угла несколько мужчин. Все смотрели в их сторону. Контуры были размыты, и Сара не могла разглядеть лиц, но что-то в этой группе показалось ей странным. Подойдя ближе, она увидела среди толпы несколько богато одетых женщин в платьях с пышными юбками. А стоявшие вокруг них мужчины были одеты в цвета Леонхарта – красное с черным. Такие же наряды были еще несколько дней назад на солдатах Райфла, но те сменили их на более практичную одежду.
Райфл все так же шел рядом, но Сара чувствовала, что-то изменилось в нем, когда он увидел стоявших впереди людей. Ей даже послышался за шумом дождя тяжелый вздох, вырвавшийся у человека-демона. Сара невольно посмотрела в его сторону. Вид у Райфла был самый что ни нa есть угрюмый, волосы прилипли к голове, струи дождя стекали по щекам.
Итак, новые люди. Новые люди из Леонхарта. Саре вдруг захотелось повернуться и пойти в другую сторону, сделав вид, что она не заметила их. Но Райфл шел прямо к новоприбывшим, и Сара с чувством странной обреченности последовала за ним.
У стоявших впереди людей был слишком величественный вид. Леди в шикарных платьях смотрели на них широко открытыми удивленными глазами. Мужчины стояли неподвижно, но, когда Райфл подошел достаточно близко, все они, включая тех, кто держал навес, почтительно поклонились ему, а дамы присели в глубоком реверансе. Все, кроме одной.
Посреди группы стояла величественная пожилая леди с высокой прической под густой вуалью, унизанными перстнями пальцами и недовольной гримасой на лице.
– Леонхарт. – Дама приветствовала Райфла кивком головы.
– Матушка, – ответил тот, склоняя перед ней голову.
Женщина оценивающе посмотрела на Сару, изучая ее с головы до ног. От макушки до заляпанного грязью рваного подола платья. Недовольная гримаса не исчезала с ее лица.
Сара, стоявшая перед ней в мокром, грязном, облепившем фигуру платье, вдруг с ужасом поняла, что с этого места, где давно уже стояли мать Райфла и ее придворные, им было прекрасно видно все, что происходило на поле. Все что происходило между ней и стоящим рядом мужчине. От этой мысли захотелось провалиться сквозь землю, вместо этого, когда дама посмотрела в лицо Сары, та ответила на ее взгляд, слегка подняв брови, как делала обычно настоятельница, сталкиваясь с проявлениями возмутительного неуважения со стороны какой-нибудь послушницы.
– Думаю, это Сара Рун, – брезгливо произнесла, мать Райфла.
– Ты не ошиблась, – спокойно ответил ей Райфл. – Извини, мама, нам надо обсохнуть и переодеться.
Он взял девушку за руку, и сейчас Сара позволила ему сделать это. Они прошли вместе мимо провожающих их любопытными взглядами придворных из Леонхарта. Краем глаза Сара видела, что мать Райфла продолжает внимательно изучать ее.
Все пропало. Теперь она точно знала, что для нее все пропало.
Нанвин из Леонхарта была не из тех женщин, которые привыкли, чтобы их заставляли ждать.
И, разумеется, Райфл отлично знал это. Ведь он, в конце концов, вырос рядом с этой женщиной. И мог безошибочно определить по внешнему виду, в каком она настроении. Ведь он столько лет видел на ее лице отражение недовольства собственной жизнью, мужем, а потом и сыном.
Нанвин была не какой-нибудь там девкой, не дурно воспитанной дочерью рыбака или крестьянина. Кровь королей и храбрых завоевателей текла в ее жилах, и каждый видел это по ее лицу, не приходилось даже упоминать об этом вслух. Когда Райфл был ребенком, достаточно было одного леденящего душу взгляда матери, чтобы расшалившийся не в меру мальчик немедленно замолкал. Точно так же боялся жены и его отец. О том, что брак их был неудачен, знали все обитатели Леонхарта. Они поженились, потому что так было назначено судьбой, объединяя благородную кровь и земли. Оба знали – отец не раз говорил об этом Райфлу, – что их наследник станет править в этих землях, присоединив к ним в назначенное время Олдрич, и ему предстоит вывести Леонхарт из его печального состояния. Райфл рос, с детства зная о назначенной ему судьбе, и никогда не возникало у него мысли желать другой участи.
Никогда, даже сейчас. Но насколько проще была бы его миссия, если бы ему досталась мать, готовая спокойно сидеть дома, не вставать у него на пути, по крайней мере до конца тысячелетия, который должен вот-вот наступить.:
Нанвин успела занять самый большой дом в деревне, и Райфл надеялся от души, что крестьян, которые жили там; раньше, нет в деревне, потому что Нанвин ничто не смогло бы заставить отказаться от своего выбора.
Дождь почти перестал, когда Леонхарт вышел из хижины, которую занимал сам. Райфл не стал даже прикрывать голову. Он внимательно наблюдал, как отразилось на лагере прибытие новых людей из Леонхарта. Разбиты новые палатки, больше лошадей, которым не хватило места конюшне, паслось по узким улочкам деревни. Больше людей суетилось вокруг, отвешивая поклоны и ловя его взгляд. Райфлу казалось, что он узнает некоторых из них, но, разумеется, не всех. Он так давно не был в Леонхарте, тот стал казаться ему чем-то вроде сказочной страны, жили воспоминания о детстве.
Остановившись возле дома, где расположилась Нанвин, Райфл тяжело вздохнул, представляя, что ожидает его внутри. Что ж, лучше пройти через это сразу.
Изнутри до него донеслась тихая музыка. Казавшаяся, сейчас совершенно неуместной чудесная мелодия. Кто-то пел, аккомпанируя себе на струнном инструменте. Райфл открыл дверь.
Он ни за что не узнал бы в представшей его взору комнате убогого деревенского жилища. Кругом были яркие шелка, удобные стулья и столы, ложе с украшенным перьями изголовьем, парчовые покрывала и обилие меха. Тяжелые сундуки выстроились у дальней стены. Кто-то успел отмыть здесь все и даже застелить коврами глиняный пол. Казалось, даже огонь в очаге в присутствии его матери выглядит более цивилизованным.
Музыка вдруг резко оборвалась.
Нанвин озабоченно взглянула с одного из кресел на вошедшего сына; две женщины, сидевшие по обе стороны от своей госпожи, немедленно встали и поклонились ему. Райфл ошеломленно смотрел на них, пораженный подобными церемониями, от которых давно успел отвыкнуть. Женщины стояли, опустив головы. Одна из них держала в руке лютню.
– Миледи, – почтительно произнес Райфл, отрывая взгляд от этого странного зрелища.
Нанвин протянула сыну руку, тот приблизился и опустился на одно колено, по-прежнему удивляясь про себя тому, какими странными и ненужными кажутся ему привычные когда-то правила этикета.
Нанвин снова пробормотала его имя, как несколько часов назад, встретившись с ним на краю поля. Райфл решил не ходить вокруг да около.
– Зачем вы приехали, матушка? – прямо спросил он. Взгляд его снова упал на двух женщин, стоявших рядом с матерью. Нанвин едва заметно кивнула им головой, и девушки удалились, распространяя тонкий аромат духов и шелестя шелками. Райфл увидел в приоткрытую дверь, что дождь все еще идет. Затем дверь захлопнулась.
– Пожалуйста, садись, сын мой, – хорошо знакомым с детства манерным тоном произнесла Нанвин.
Он сел, выбрав стул поближе к матери, чтобы наблюдать за выражением ее лица.
Она выглядела намного старше, чем он помнил, хотя Райфл не смог бы сказать, что именно изменили прошедшие годы в ее лице. Волосы ее оставались шелковистыми и темными, разве что несколько седых прядок серебрились на висках. Глаза были такими же ясными, взгляд – таким же пронизывающим. Нанвин по-прежнему была красавицей, но что-то изменилось в ее манере держаться. В ней появилась какая-то странная настороженность.
– Я хочу, чтобы вы уехали, матушка, – спокойно сказал Райфл.
Ни один мускул не дрогнул на лице Нанвин. Женщина ничего не ответила.
– Здесь не место для вас, матушка, – продолжал Райфл. – Джошуа Рун – опасный человек. И я не знаю, каким будет его следующий шаг.
– Я знаю о его безумии, – ответила Нанвин. – Ведь это я послала за тобой, Леонхарт.
– Тогда вы должны понять, матушка, почему вам надо уехать отсюда – немедленно, сегодня же. У меня и так хватает забот.
– Да уж. Мы имели удовольствие наблюдать сегодня, в какие заботы ты погружен, сын мой.
Ненадолго же хватило ее сдержанности. Райфл почувствовал в груди какое-то странное жжение и сделал глубокий вдох.
– Соль! – воскликнула Нанвин, качая головой. – Какой великолепный предлог.
– Собирайтесь в путь, – приказал Райфл. – Немедленно. И как можно скорее.
На лице Нанвин появилось обиженное выражение.
– Но, Райфл! – воскликнула она. – Мы ведь только что приехали. Ты знаешь, каким тяжелым был путь сюда – в такую грозу? Ты ведь не будешь настолько жестоким, чтобы отказать родной матери в возможности отдохнуть с дороги.
Райфл откинулся на спинку стула, закатив глаза к потолку. И зачем он вообще тратит время на уговоры! Она нисколько не изменилась. По-прежнему способна заставить его делать все, что угодно, даже не повышая голоса. Надо было просто велеть Абраму отослать их всех прочь. Не стоило даже пытаться…
– Я скучала по тебе, сын мой, – сказала Нанвин. Райфл скептически посмотрел на мать.
– Мы не виделись долгие годы. – Голос ее дрогнул. Райфл встал и отвернулся.
– Здесь небезопасно, – снова сказал он.
– Достаточно безопасно для внучки Джошуа? Райфл стоял неподвижно.
– А она красавица, – не унималась Нанвин.
– Она – моя заложница, – спокойно объяснил Райфл. – И я держу ее поближе к замку ради нашей общей пользы.
– Понимаю. – По голосу матери трудно было понять, как она относится к происходящему.
Дождь глухо барабанил по соломенной крыше, в углах возле крыши начинала протекать вода.
– Она живет с тобой? – все тем же равнодушным голосом поинтересовалась Нанвин.
Райфл резко обернулся к матери:
– Нет. Сара живет одна, и я тоже. Она монашка, мама. Когда все закончится, девушка вернется в свой монастырь.
Нанвин посмотрела на свои тонкие пальцы, сплетенные на коленях.
– Про Сару Рун говорят, будто ее похитил из монастыря сам дьявол. Что она слетела с монастырской стены прямо в объятия Люцифера, чтобы вместе с ним строить козни против нас всех.
На губах Райфла заиграла ироничная улыбка.
– Так и говорят, матушка?
– Да. И еще много всего разного. Про то, что грядет конец света. Что мы должны молиться, вспоминая свои грехи. Очиститься от скверны. И всякое такое. – Нанвин посмотрела на него смеющимися глазами. – Думаю, ничего из этого не имеет к тебе отношения, сын мой. Если, конечно, ты не стал Люцифером.
Райфл пожал в ответ плечами. Нанвин снова посмотрела на свои руки.
– Если ты говоришь правду и Сара Рун– всего лишь твоя заложница, тогда вряд ли прилично оставлять ее без сопровождения.
– Прилично? – Райфла поразили слова матери. – Вы шутите, миледи?
– Разумеется, нет.
– Я и не думал, что вы понимаете, что здесь идет война, матушка, а не просто какие-то дурацкие игры. Сара находится здесь, чтобы помочь мне. И плевать я хотел на приличия.
– И все же… – начала Нанвин, и Райфл распознал в ее интонации начало интриг и коварных планов.
– Нет! – твердо сказал он. – Я не потерплю ничего подобного. Вы ни за что не останетесь здесь, матушка. Мне и так хватает проблем, я не хочу, чтобы к ним прибавилось беспокойство за вашу безопасность. Вы сможете вернуться в Олдрич, когда я установлю господство над этой землей и стану переселять сюда людей из Леонхарта. Этой весной, не раньше.
Нанвин поднесла палец к губам.
– Ты просто не представляешь всех последствий.
– Черта с два. И не вздумайте учить меня, что мне делать, леди Нанвин. Это не Леонхарт, и вы здесь не хозяйка.
– Нет, – подозрительно легко согласилась Нанвин. – Но кто же тогда, сын мой?
На вопрос этот существовал лишь один ответ, и никто не собирался произносить его вслух.
– Такая красавица, – снова принялась за свое Нанвин. – И я слышала, что она обладает полной властью над этим местом. Над людьми. Даже за пределами Олдрича говорят о ее заклинаниях.
– Нет у нее никаких заклинаний.
– Вот как?
– Все это сплетни. Я удивлен, что вы прислушиваетесь к подобным глупостям.
– Я всегда прислушиваюсь, Райфл из Леонхарта, ко всему, что говорят о моем сыне. И особенно к тем речам, которые связывают твое имя с именем внучки Джошуа Руна.
Райфл вдруг застыл, словно пораженный громом, представив себе, какие слухи ходят по округе о нем и Саре, возможно, достигают даже ушей Джошуа. Ему как-то не приходило в голову задуматься об этом. Нанвин внимательно наблюдала за сыном.
– Так это правда, Леонхарт? Что эта… монашка… околдовала тебя одним из своих заклинаний.
– Не говорите глупостей, миледи! – взорвался Райфл.
– Льщу себя надеждой, сын мой, что я-то уж никогда не была глупой.
Жжение в груди становилось все сильнее. Райфл нашел глазами стекавшую с потолка струйку воды и стал внимательно смотреть на нее, стараясь успокоиться.
– Было бы настоящей трагедией, – заговорила Нанвин, – потерять Олдрич после стольких лет ожидания из-за простой монашки и ее невинных хитростей. Какая потеря для всех нас.
Жжение становилось невыносимым.
– Черт побери! Я не собираюсь терять Олдрич! Вы даже не представляете себе, что происходит здесь на самом деле.
– Нет, конечно, нет. И как я могу представлять себе это, если мой сын не считает нужным снабдить меня необходимой информацией, рассказать о своих планах. О своей жизни… вообще рассказать хоть о чем-нибудь.
Райфл понимал, что должен немедленно встать и уйти. Не должен слушать все эти глупости, терпеть эту адскую муку. Но ноги отказывались повиноваться ему.
– Прошло столько лет, – продолжала издеваться над ним Нанвин. – Храбрый Леонхарт сражался вдали от родной земли, в чужих войнах. Ты хоть раз вспоминал обо мне, Райфл, за все эти годы?
Райфл в отчаянии взмахнул в воздухе рукой.
– Как вы можете спрашивать меня об этом, матушка? Я, по-вашему, уехал потому, что мне так захотелось?
– Да, – кивнула головой Нанвин.
– Я уехал ради вас. Чтобы дать вам все то, чего вы требовали. – Он обвел рукой шикарно обставленную комнату. – Посмотрите на все, что вас окружает, леди Нанвин. Откуда, по-вашему, все это взялось? Может, эльфы принесли это вам на своих крыльях?
И тут случилось, наконец, то, чего он боялся больше всего, – глаза Нанвин наполнились слезами, лицо сморщилось. О, она знала силу своих слез, знала, как они действуют на него.
– Мы закончили с этим. – Райфл встал и направился к двери. – Я настаиваю, чтобы вы отправились домой, матушка. Собирайте своих людей и возвращайтесь в Леонхарт. Я призову вас сюда, когда придет время.
– Но как же плененная тобой девушка? – Непролившиеся слезы все еще блестели в глазах Нанвин, но женщина явно решила не тратить их зря.
– А что с ней?
– Я хочу с ней поговорить.
– С какой целью?
– Она выглядит такой одинокой. – Теперь Нанвин печально улыбнулась. – Я хорошо знаю, каково это.
Райфл почувствовал, как внутри его словно лопнула натянутая струна.
– Хорошо! Замечательно! Давайте, поселите ее рядом с собой, охраняйте от меня, если вам так хочется. Или меня от нее. Оденьте ее в шелка, обвесьте драгоценностями, если это доставит вам удовольствие. Мне все равно.
– Но, Райфл, если я чем-то разозлила тебя…
– Разозлила? – Райфл просто не верил своим ушам. Да вы представляете хоть на секунду, в каком аду я жил леди Нанвин? В замке на горе заперся сумасшедший старик, который делает все, чтобы погубить свои земли, лишь бы они не достались мне. Вокруг меня люди, которые уверены в том, что через несколько недель весь мир сгорит в адском огне, или небеса упадут на землю, или еще что-нибудь в этом роде. И вот есть женщина, благодаря которой удается хоть как-то держать все это под контролем. Уж не знаю, что помогает ей делать это – колдовство или просто ум и мужество. Но тут появляетесь вы со своими духами и драгоценностями и желаете изображать королеву. Отлично! Только, ради бога, оставьте меня в покое!
Нанвин вдруг стала какой-то маленькой и жалкой.
– Но я только хотела помочь, сын мой, – пролепетала она.
– Замечательно, – резко оборвал ее Райфл. – Помогайте. Надеюсь, вы привезли с собой достаточно еды. До свидания, матушка, хорошего вам дня.
Уже много лет никто не касался ее.
Сара никогда не задумывалась об этом, но теперь поняла вдруг, как давно не ощущала она простого тепла человеческого прикосновения. Слишком много было в жизни других бед и испытаний, чтобы думать об этом: послушание, покорность – всему этому пытались научить довольно жестокими способами. Голодом. Молчанием.
Сейчас это казалось даже немного смешным. Сара не могла вспомнить, когда именно перестала замечать, что рядом никого нет. Неужели она стала такой бесчувственной? Она не могла ответить себе на этот вопрос.
Странно было жить, не ощущая тепла других людей, но тела Сары касались за все эти годы только розги. Случайные, ничего не значащие прикосновения рук, во время молитвы или работы, были не в счет. А горячие, прикосновения Райфла – после стольких лет одиночества – заставили ее почувствовать себя совершенно незащищенной и в тоже время счастливой. Она просто не узнавала себя в эти моменты.
Лишь одна мысль билась сейчас в ее воспаленном мозгу, пугая и одновременно приводя в радостное возбуждение. Когда Райфл держал ее в своих объятиях, ей хотелось, чтобы он никогда не разжимал рук.
Она помнила, как счастлива была в детстве, когда ее обнимала Морвена. Последний раз ее обнимал с любовью и участием Рейберт. А после его смерти наступила пустота.
Только сейчас Сара поняла, как изголодалась по человеческому теплу и ласке, и получить все это вдруг от человека, который был ее врагом, – это ставило ее перед весьма болезненным выбором.
Когда Райфл касался Сары, тело ее реагировало само по себе, не дожидаясь ее разрешения. Пальцы сжимали его плечи, каждая клеточка ее существа хотела прижаться как можно ближе. Саре хотелось пробовать его на вкус, дышать его дыханием, прижиматься как можно крепче к его сильному телу и чувствовать, как он страстно прижимает ее к себе. Ее не волновало в эти моменты, что это может принести ей боль. Ей было все равно, если это опозорит ее на всю жизнь. Райфл был единственный, кому удалось, разбив жесткий кокон, которым она окружала себя все эти годы, добраться до истинного существа Сары.
И что же осталось от нее теперь? Где ее прежняя сила? Только слабость. Желание. Страсть. Смущение, страх и абсолютная беспомощность.
Она была недостойна своей семьи. Она была недостойна даже вспоминать о своем брате.
Горевший в очаге огонь не мог согреть дрожавшую всем телом девушку. Она переодела платье, сменив его на то, в котором убежала из монастыря, рваное, но, по крайней мере, сухое, затем завернулась в плащ. Какая жалкая, тонкая преграда между ней и холодом.
Скоро выпадет снег, знаменуя приближение Рождества и нового года… а потом – а что потом?
Впервые в жизни Сара позволила себе усомниться в рассказах о том, что грядет конец света. Страшным богохульством было даже подвергать сомнению эту мысль, но Сара давно заметила, что Райфл и его люди живут так, как будто никакого конца света не предвидится. А если они правы, а все остальные нет… тогда рано или поздно Джошуа придется передать Райфлу власть над Олдричем. А ее, несомненно, вернут в монастырь. Лучше уж сгореть в божественном огне, чем вернуться туда.
Сара свернулась калачиком на полу у очага и мрачно смотрела на пламя. Через дыру для выхода дыма проникали капли дождя, но их было недостаточно, чтобы потушить огонь.
Она не сразу услышала, что в дверь стучатся.
Это наверняка был не Райфл. Тот, никогда не стучал. Сара удивленно посмотрела на открывающуюся дверь и стоящую на пороге темную фигуру.
– Позволишь ли… – услышала Сара женский голос. Девушка поспешила встать.
Леди быстро вошла в комнату, едва заметным движением поднимая юбки, чтобы они не касались пола, и быстро оглядела помещение.
Его мать. Теперь Сара ясно видела сходство между Нанвин и Райфлом – волосы, разрез глаз. Этим сходство, пожалуй, исчерпывалось. Райфл был воплощением мужской силы, он весь состоял из мускулов и острых углов, в то время как Нанвин с ее тонкой, изысканной красотой была сама женственность.
– Прости меня, – сказала женщина, переведя, наконец, взгляд на Сару. – Мое имя Нанвин. И мне хотелось встретиться со знаменитой Сарой Рун.
Судя по выражению лица Нанвин, увиденное совершенно не произвело на нее впечатления. Сара снова использовала знаменитый высокомерный взгляд настоятельницы, и на этот раз Нанвин, вздрогнув, отвела глаза.
Сара не стала приседать перед ней.
– Итак, вы нашли меня. – Застывшая на лице Нанвин недовольная гримаса заставила ее добавить: – Мне следует немедленно начать читать заклинания и вызывать злых духов, чтобы вы остались довольны зрелищем?
– Надеюсь, ты не станешь этого делать, – произнесла Нанвин, по-прежнему не глядя в лицо Сары. Это давало девушке возможность спокойно рассмотреть мать Райфла.
Сара отметила, что перед ней женщина гордая, с обостренным самолюбием, очень нервная и взбалмошная. Но под всем этим угадывалась настоящая сила.
Когда Нанвин подошла ближе, Сара вдруг вспомнила почему-то о хорошо ухоженном саде, о цветах. Взгляд Нанвин упал на брошь, которой был заколот ворот платья Сары.
– О, я вижу, у тебя уже есть рубины.
Прежде чем Сара успела что-то ответить на это странное замечание, Нанвин отвернулась и покачала головой. Лоб ее прорезали вдруг глубокие морщины.
– Думаю, мне следует говорить с тобой прямо, – заявила Нанвин, глядя на Сару тяжелым взглядом. – Какие у тебя планы относительно моего сына?
Касаться его, обнимать его, целовать его, это такое чудо…
Но Сара выпрямила спину и постаралась сделать все, чтобы кровь, неожиданно прихлынувшая к лицу при мысли о Райфле, приняли за результат благородного негодования.
– У меня нет никаких планов, миледи. Вам лучше поинтересоваться у своего сына о его планах в отношении меня.
– Я уже интересовалась, – сказала леди Нанвин. – Но мой сын мне не чужой, и ему не удастся обвести меня вокруг пальца неумелой ложью.
– Ваш сын похитил меня. Я нахожусь здесь не по собственной воле. Возможно, миледи заметила двух стражников у двери этой хижины. Единственный план, который я обдумываю на досуге, это план побега.
Несколько минут они смотрели друг на друга в упор. Обе женщины были почти одного роста. Сара видела по лицу Нанвин, что та не собирается сдаваться. Что-то внутри не позволяло ей этого, ни при каких обстоятельствах. Нанвин стояла неподвижно, сжимая край платья, так, что у нее побледнели костяшки пальцев. На ее лице сменяли друг друга самые противоречивые эмоции. Саре бросилось в глаза ее сходство с сыном. Наверное, все дело в упрямо выставленном вперед подбородке. Что бы то ни было, это все-таки сломило сопротивление Сары, девушка вздрогнула и поспешила обнять себя руками за плечи, словно спасаясь от холода.
Нанвин заметила это. На лице ее появилось какое-то отстраненное, задумчивое выражение.
– Я видела однажды твою мать, – вдруг тихо произнесла леди Леонхарт, к изумлению Сары. – Да, да. Мы обе путешествовали и, по прихоти судьбы, решили остановиться на ночлег в одной и той же гостинице. Ты знала об этом, Сара?
Сара не знала, но не собиралась доставлять Нанвин удовольствие, признаваясь в этом. В ответ на молчание девушки леди Леонхарт напряженно улыбнулась.
– Она была настоящей красавицей, Морвена Рун. Я никогда не видела таких красивых женщин. С ней была огромная свита придворных из Фьонлаха. Ничего не стоило понять, кто перед тобой. А она, должно быть, не заметила меня вовсе, ведь со мной было всего несколько сопровождающих. – Нанвин перевела взгляд с лица Сары на стену за ее спиной, словно на этой стене разыгрывалась в этот момент описываемая ею сцена. – Но в гостинице, видишь ли, не было мест. Я прибыла за несколько минут до твоей матери и заняла последнюю комнату. И я знала, что для нее не найдется места. Она очень спокойно отреагировала на эту новость – с изяществом и грацией истинной леди.
– Она всегда была такой, – подтвердила Сара. Нанвин приподняла одну бровь.
– Да уж. А хозяин гостиницы готов был выпрыгнуть из собственной кожи, извиняясь перед ней. Морвена улыбнулась ему и очаровала беднягу. А когда она со свитой выезжала со двора, то повернулась и сказала с улыбкой, указывая на крышу гостиницы: «Надо быть осторожнее. Сегодня ночью ударит молния, а у вас такая сухая крыша». О, я хорошо слышала ее слова.
Сара тяжело вздохнула и потерла ладони. Просто в комнате очень холодно, и это единственная причина овладевшей ею дрожи, сказала она себе.
– В ту ночь, – продолжала Нанвин, – действительно началась гроза. Странная гроза. Только гром, молнии, и ни капли дождя. И молния ударила в гостиницу, соломенная крыша вспыхнула. Трое мужчин погибли в огне. Среди них и хозяин гостиницы. Я выжила. Но гостиница сгорела дотла.
– Это ничего не значит, – заявила Сара, чувствуя, как что-то больно сжимается внутри.
– Ты так считаешь? – Нанвин улыбнулась. – А вот я всю жизнь думаю: что было бы, если бы я ехала в тот день чуть медленнее и твоей матери хватило места в гостинице ?
– Всего-навсего старая полузабытая история, – презрительно поджав губы, произнесла Сара.
– Это жизнь, миледи, – спокойно заметила Нанвин. Неожиданно Сара почувствовала, как глаза ее наливаются горячими слезами. Ей стало больно и обидно за мать.
– Вы не имеете права обвинять ее в этом. Моя мать была хорошей и доброй. И в том, что случилось, нет ее вины.
Голос девушки предательски задрожал, Сара замолчала, чтобы не выдать своего смятения. Нанвин спокойно наблюдала за ее реакцией.
– Я не знаю, что ты из себя представляешь, – задумчиво произнесла она. – Ты очень молода. Но то, что про тебя говорят…
Капавшая с потолка вода попадала в огонь, и время от времени раздавалось громкое шипение.
– Я хочу, чтобы ты знала: Олдрич много значит для моих людей, – заявила женщина из Леонхарта. – Мы ждали возможности получить его много лет.
Саре удалось, наконец, взять себя в руки.
– Я слышала об этом, – холодно произнесла девушка.
– Эта земля наша по праву, – высокомерно заявила Нанвин. – Ты понимаешь это? Мы пришли сюда не за тем, чтобы отобрать чужое. История решила, что мы должны унаследовать эти земли.
– Судя по всему, ваша история очень сильно отличается от нашей, – ехидно заметила Сара. – Для людей Олдрича вы – дерзкие захватчики. Воры.
– Мой сын имеет право править здесь! По закону!
– Может быть, это скоро станет законом. Но пока еще не стало.
– Ах, вот как, значит, ведьму так сильно волнуют законы? Зачем ты хочешь нам помешать? – Теперь Нанвин почти кричала.
– Спросите об этом у ведьмы, – холодно произнесла Сара.
– Мне не о чем разговаривать с ведьмой, я никогда не стала бы искушать дьявола подобным образом. – Нанвин крепче стиснула пальцы, которыми придерживала приподнятые над полом юбки, так что вся материя покрылась складками. – Но я в отчаянии.
Сара знала, что не стоит даже пытаться спорить с этой женщиной. Леди уже решила для себя, что все слухи, которые ходят о Саре, правда, и, честно говоря, это не слишком удивляло девушку. Все вокруг считают, что она ведьма, истинная дочь своей матери. Какой смысл отрицать это, убеждать ее в обратном?
Но все же сознавать это было невыносимо больно. Сара подняла руку и потерла ноющий висок.
– Чего ты хочешь от меня, Нанвин из Леонхарта? – высокомерно спросила девушка. – Я устала и хочу спать.
Но женщина молчала. Саре показалось, что Нанвин отчаянно борется с чем-то внутри себя. Недовольная гримаса старила ее лицо, но глаза, смотревшие на Сару, были живыми и ясными, словно светились изнутри. Сара приготовилась отвернуться, но тут Нанвин протянула руку и схватила девушку за локоть.
– Я хочу предложить тебе сделку, Сара Рун.
– Не стану заключать никаких сделок с людьми из Леонхарта, – высокомерно ответила Сара.
Глаза женщины возбужденно сверкнули.
– Думаю, эта сделка придется тебе по душе.
Она крепко держала Сару за руку, к тому же девушка вдруг почувствовала, что ею овладевает любопытство.
– Я помогу тебе добиться твоей цели, юная леди. Я сделаю все, что смогу, чтобы освободить тебя: Постараюсь убедить сына, что тебя следует отпустить.
Сара лишь недоверчиво рассмеялась в ответ:
– И это ваша сделка? Вы думаете, он послушается вас? Да он ни за что меня не отпустит.
– И все же я обещаю тебе приложить все усилия. Ведь ты говоришь, что это единственное, чего тебе хочется, вот я и предлагаю тебе это. Я сделаю все, что в моих силах.
– И чего же вы просите взамен за такое великое одолжение? – с иронией произнесла Сара.
Она ожидала услышать все, что угодно. Любовный напиток? Порча на кого-нибудь из врагов?
– Оставь в покое моего сына! Смех застыл на губах Сары.
– Извините? – Девушка решила, что что-то не поняла или не расслышала.
– Оставь его в покое. Не привораживай его. Не привязывай к себе. Не причиняй ему зла. Позволь ему жить дальше без тебя.
Сара открыла рот, но от удивления и возмущения на несколько мгновений потеряла дар речи.
– Причинить ему зло? – наконец выдавила из себя Сара.
– Я не знаю тебя, признаю это, и иногда мне кажется, что я почти не знаю его. Но он мой сын, моя плоть и кровь, и частичка меня живет в нем. Я видела его с тобой сегодня утром. Я видела, чем вы занимались на поле. А потом, когда я заглянула ему в лицо… – Нанвин крепче сжала локоть Сары. – Я вдруг увидела в нем то, чего никогда не видела. И это все ты, Сара Рун. Ты уже успела околдовать его!
– Вы ошибаетесь. – Сара попятилась, качая головой.
– Ты так думаешь. Надеюсь, это правда. Но давай предположим, что я не ошибаюсь. Если ты и вправду ведьма, думаю, тебе ничего не стоит выбраться отсюда. Значит, ты хочешь не просто убежать, но и его забрать с собой…
– Вы – сумасшедшая. – Сердце Сары учащенно билось. – Уходите отсюда!
–…а если ты не ведьма, тем хуже, – не унималась Нанвин. – В любом случае я вижу, ясно вижу, что ты держишь его. И это – несчастье для всех нас.
– Уходите! – воскликнула Сара, указывая на дверь. Гнев придавал ей силы.
– Пожалуйста, – вдруг принялась умолять Нанвин. – Пожалуйста, оставь моего сына. В мире есть другие души, другие мужчины, которые падут к твоим ногам…
Сара закрыла ладонями уши, подошла к двери и распахнула ее.
– Уберите ее отсюда, – приказала она стражникам, стоявшим у входа.
– Стоять! – громко крикнула Нанвин стражнику, который попытался войти внутрь, и, к смятению Сары, стражник повиновался. Нанвин быстро захлопнула дверь.
– Я не хотела обидеть тебя. – В голосе ее слышалась тревога. – Клянусь тебе, Сара Рун, я предлагаю помощь от чистого сердца. Я помогу тебе… только, пожалуйста… сделай одолжение…
Сара снова покачала головой. Хотя нельзя было не заметить, что стоявшей перед ней женщиной владеет неподдельное отчаяние. Заглянув в полные тревоги глаза Нанвин, Сара вдруг почувствовала, что ей жаль эту женщину.
– Мне не нужна ни эта земля, ни этот замок, – продолжала Нанвин дрожащим полушепотом. – Я пожертвую всем этим ради его безопасности. Все, что меня волнует, – это Райфл.
«Она ведь его мать», – подумала Сара, вспомнив на миг свои отношения с Морвеной. – Я не причиню ему зла, – тихо сказала она. – Пообещай мне это. Поклянись!
Сара взяла в ладони холодную руку леди Нанвин.
– Клянусь, – тихо произнесла она.
Нанвин побледнела, и Саре показалось, что женщина вот-вот упадет в обморок. Но леди Леонхарт быстро овладела собой и даже попыталась улыбнуться.
– Я тоже исполню свою часть уговора, Сара Рун, – пообещала она.
Девушка кивнула.
Через несколько секунд дверь закрылась за Нанвин, а Сара медленно побрела обратно к огню.
Нанвин была уверена, что Сара околдовала Райфла, но сама-то она отлично знала, что это не так. Как бы ни старалась она избегать мыслей об этом, правда оставалась правдой. Просто сердца их бились в унисон, их связывала какая-то сила. Сара с самого начала поняла, что Райфл живет, повинуясь собственному внутреннему голосу, и никто не в состоянии повлиять на него. При мысли об этом ей вдруг стало почему-то еще холодней. Огонь продолжал шипеть, пуская вверх струйки дыма, исчезавшие в отверстии на потолке.
Они собрались в одной из хижин. Райфл стоял во главе тола, за которым сидели его лучшие солдаты. Абрам, Нильс еще семеро. Это был военный совет, и каждый хорошо знал отведенную ему роль.
Еда давно была съедена, кувшин из-под вина пуст. Они собрались, чтобы обсудить все, что произошло сегодня, а затем строить планы на будущее, и настроение в хижине было невеселое.
– Джошуа Рун поступил бесчестно, – начал Абрам. – Он доказал, что способен буквально на все. Даже уничтожить собственные поля, чтобы избавиться от нас. Думаю, нам надо решить теперь, что сделать, чтобы избавиться от него.
Сидевшие за столом мужчины согласно закивали головами.
– Кто знает, что придет ему в голову в следующий раз, – сказал Герольд. – Может быть, в лесу уже прячутся его лучники, готовясь к атаке.
– Да. – Нильс стукнул по столу огромным кулаком. – Может быть, нам стоит тайно атаковать его?
Мужчины снова закивали.
И только Райфл молча стоял, привалившись спиной к стене. Наконец сидевшие за столом солдаты успокоились и все, как по команде, посмотрели на него.
– А что думаете обо всем этом вы, милорд? – спросил Абрам.
Райфл медленно выпрямился.
– Я думаю, – начал он, – что Джошуа Рун действительно способен на любой бесчестный поступок.
И снова все согласно загудели.
– Соль на полях – это только начало, – продолжал Райфл. – Этот человек без малейших колебаний убьет любого из нас – всех нас, – чтобы добиться своей цели.
– Тогда согласитесь, милорд, – сказал Герольд, – что нам необходимо действовать прямо сейчас. Надо подтянуть сюда все наши силы. Вызвать новых людей из Леонхарта и атаковать замок.
– Нет! – воскликнул Райфл, прерывая говорившего. Все присутствующие вопросительно посмотрели на него, но Райфл спокойно выдержал их взгляды. – Я уверен, что Джошуа Рун ждет от нас чего-то подобного, – сказал он. – И это наверняка разозлит короля, который может пересмотреть декрет, дающий нам власть над Олдричем. Замок Фьонлах пока еще не наш, мы не можем даже приступить к осаде, какой бы соблазнительной ни казалась эта мысль. И мы ни в коем случае не должны потерять контроль над ситуацией до конца года.
Теперь тишина в комнате стала другой, какой-то тревожной, но Райфл чувствовал, что присутствующие согласны с его доводами.
Наклонившись вперед, он оперся ладонями о стол.
– Мы уже близко к намеченной цели. Всего несколько дней отделяют нас от исполнения того, о чем мы мечтали всю жизнь. Скоро все, что здесь есть, – подчеркиваю, все, – будет нашим по праву. И если мы подождем с нападением на Руна до нового года, на нашей стороне по-прежнему будет сила закона. Мы уже укрепили свои силы в этой кампании. У нас есть очень ценный заложник.
– Райфл, – вдруг заговорил Абрам, единственный, кто осмеливался называть его по имени, – не скажу, что ты не прав. Но, возможно, ты переоцениваешь наши преимущества. Джошуа Руну плевать на королевский указ, это очевидно. Что же до нашей заложницы, кажется, и она не нужна своему деду. Так что пользы от нее никакой, а ответственность огромная.
Райфл ничего не ответил, лишь сделал Абраму знак продолжать.
– Джошуа Рун не жаждет получить свою плоть и кровь обратно, а значит, ее присутствие здесь бесполезно. Или же дело обстоит по-другому, и Джошуа любит свою внучку, а она прекрасно знает об этом. И тогда это может означать только одно: Сара Рун – шпионка Джошуа. Она находится среди нас, чтобы выведать наши планы помешать им.
– Нет, она не шпионка, – возразил Райфл, повинуясь скорее инстинкту, чем здравому смыслу. – Как она может шпионить, не имея возможности связаться с Джошуа. И потом, это ведь мы сами привезли ее сюда.
Абрам, знавший Райфла лучше всех присутствующих, смотрел на него с тревогой и удивлением. Райфл кивнул ему в знак того, что понимает все его возражения, хотя они и не высказаны вслух.
– Сара Рун в любом случае может принести нам пользу. И я знаю способ доказать это. – На губах Райфла заиграла едва заметная улыбка, хорошо знакомая каждому из присутствующих. Все наклонились вперед, приготовившись слушать.
– Я клянусь вам, Олдрич будет нашим. Джошуа Руну придется сдаться. Если не убьет его конец тысячелетия, к которому он так готовится, негодяю предстоит паст от моей руки. Мы будем готовы ко всему, что замыслил Джошуа в новом году. Мы будем готовы сделать то, что получается у нас лучше всего. – Он снова в упор поглядел на Абрама. – И наша заложница поможет нам в этом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Синеглазая ведьма - Эйби Шэна



роман хороший)) читается легко. присутствую напряженные моменты. гл герои понравились. гл героиня не тупит, как это часто бывает в других романах, и о гл герое не могу сказать ничего плохого)) 9 из 10
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастасия М
28.07.2012, 21.21





Роман интересный, правда мрачноватый местами.
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнанатали
29.07.2012, 9.45





что касается мрачноватости... должна согласиться с натали)) ну а что еще можно от этого романа ожидать?) темные века и все ждут конца света, а тут еще ведьм на костре сжигают и солнечное затмение... все просто прелестно=)
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастаси М
12.08.2012, 23.05





Помогите найти роман: он работает в цирку (показывает представление на лошадях) и взял себе в жены девушку на один год (отплатил долг ее отцу, бо он хочет проучит свою дочь).
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаТатьяна
12.08.2012, 23.10





Татьяне. Филипс Сьюзен Поцелуй ангела.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаКристина
12.08.2012, 23.14





кошмар( хотела о рыцарях почитать, а натолкнулась на это. от всего романа осталось впечатление, что встретились две лесбиянки и одна из них с искусственным членом. ну почему Леонхарт этот ведет себя как блондинка и думает также(( неужели во всех женских романах такие же мужики, как лесби-актив??
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаРита
3.10.2012, 3.44





Этот роман содержит все то, из-за чего я не читаю средне-вековые и рыцарские романы. Не дай бог жить в те времена!
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.42





Мило 7/10 баллов
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнатая
25.07.2013, 20.53





Очень красивый роман )))
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаМария
8.10.2013, 3.27





Роман довольно зауряден, не особо впечатлил, ожидала большего: начало было интригующим - конец света, колдовство, побег, а дальше... какой-то мрак, унылость, будто застывшие герои, никаких страстей, бурных эмоций, живости, сексуальности наконец. Скучновато.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаЛёля
2.12.2013, 20.35





Роман волшебный. Кто любит средневековье и готику, советую .мне очень понравился. Главный герой-воплощение мечты мужчины. Жаль такого не встретить в реале. Супер книга
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнамария
27.02.2014, 23.10





Что же, начну с самого начала.rnrnДовольно завлекающий анонс, особенно для меня, ведь я буквально боготворю ведьмовскую тематику и средневековье. Начало почти даже впечатлило, однако реакция детей на смерть матери тусклая, без осознания и разума. Сожжение неправдоподобное, как и диалоги на протяжении всего романа.rnГлавная героиня, Сара, довольно глупа в плане жизни, делает странные и несусветные выводы, что уж тут говорить о епископе, которому, между прочим, пить запрещалось.rnrnНеуместны были телесные наказания, да и наказания вообще. Монастырь крайне неправдоподобен, а обет молчания и вовсе глуп и бессмыслен. К чему это? Да и слишком быстро наша мадам адаптировалась в окружающем её, кстати, незнакомом мире. Слишком хорошо лазит, слишком хорошо прячется. К тому же, я пришла к выводу, что в монастыре все совершенно точно глухи на оба уха.rnrnОх, к сладкому. Райлф Леонхард. В этом деле я соглашусь с комментатором Ритой - ну совсем уж он напоминает лесбиянку в мужской одежде. Как мог бы в реальности МУЖИК за тридцать, познавший войны, смерти и так далее, так просто !ЗА НОЧЬ! почувствовать что-то эдакое к простой, пусть даже красивой, девчонке?! Как будто до этого он в жизни своей только уродин имел!rnrnЭмоции несусветны, народ простой выставлен скопищем болванов и параноиков, а про скудные описания и мозолящие глаза НЕПРЕРЫВНЫЕ штампы я вообще молчу. rnКак же я устала от настолько идеальных персонажей... А ведь начало обещало не парня-красавчика, но в итоге... кхм-кхм. Даже блевать тянет.rnrnДействия разворачиваются сумбурно, но это, как раз, плюс. Слишком уж перебор в романтике, ну конкретно. И не надо заливать в уши информацией о том, что в романе так и надо! Та же Майер в книге "Гостья" всё сделала на "ура", а тут уж...rnrnМать Райлфа и вовсе непонятная. Автор бы уж определился, кто она в повествовании, а то дурь дурью.rnrnРазвязка идиотская, да ещё и описана ну совсем худо. О! Забыла упомянуть о кошмарном описании сексуальных сцен! Действительно, нечто... я аж впала в "золотой поток звёзд".rnrnСтилизация ни к чёрту, а-ки пинок переводчику, грамотность на нуле. Я в первом классе писала лучше!rnrnЕсли по шкале, то 2/10, не более. И то два балла я вставила исключительно за анонс и завязку, а не за тухлый выводок в эпилоге. rnrnЯ разочарована, двумя словами.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаДантаниэль Хоук
8.03.2014, 10.11





Интересный мне по нравтлся
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнаledicat
20.05.2015, 11.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100