Читать онлайн Синеглазая ведьма, автора - Эйби Шэна, Раздел - 25 ноября в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазая ведьма - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазая ведьма - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Синеглазая ведьма

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

25 ноября
Один месяц до наступления нового тысячелетия

Теплый ноябрьский день обманчиво напоминал летний, ярко светило солнце, и даже тени, казалось, хранили тепло, не свойственное поздней осени.

Всего несколько недель осталось до Рождества и до нового года, всего несколько недель до конца света. Но сегодняшний день был словно дарован господом, чтобы люди не теряли надежды или хотя бы вспомнили напоследок о лучших днях, подаренных им этим миром, которому предстояло погибнуть.
Еще одна обманчивая, предательская надежда, подумала Сара.
Издалека доносился запах дыма, означавший, что где-то пылали пожаром чьи-то дома, леса или поля. Пожары были еще одним последствием исхода жителей из своих жилищ. Они вспыхивали то здесь, то там, и некому было остановить их, В конце концов, струйки дыма, поднимавшиеся где-то вдалеке, исчезали, но лишь для того, чтобы назавтра появиться в новом месте.
Сара прогуливалась вдоль кромки вспаханного поля, стараясь не смотреть на Леонхарта и его людей, которые пытались выманить овцу из зарослей ежевики.
Еще двое солдат не участвовали в общей работе. Они внимательно наблюдали за Сарой, следили за каждым ее шагом. Поле, простиравшееся перед ней, было ровным и пустынным. Спрятаться было совершенно негде.
Овца издала жалобный крик, сетуя на свою судьбу и еще больше на то, что привлекла внимание этих страшных мужчин, окруживших ее.
В загонах Олдрича осталось всего несколько животных, и к ним относились, как к настоящим драгоценностям. Сара поразилась, услышав объяснения крестьян: лорд Рун велел отпустить скотину, сказал, что животные больше не нужны, потому что скоро наступит день, когда господь позаботится обо всех их нуждах. Девушке трудно было поверить в то, что эти люди смогли расстаться с тем, что единственное обеспечивало им надежду на завтрашний день, даже по приказу лорда.
Но Сара тут же вспомнила, что, вряд ли кто-нибудь решился бы ослушаться Джошуа. Во всяком случае, никто из жителей Олдрича. Даже Рейберт, который был любимцем деда, торопился исполнить его приказы, боясь гнева могущественного лорда.
И Сара, подняв руку, чтобы заслонить глаза от солнца, даже сейчас могла видеть вдалеке свидетельства могущества своего деда, приказов которого никто не смел ослушаться. По полям и холмам были рассыпаны то здесь, то там белоснежные пятна на темной земле – брошенные стада овец бродили по полям, холмам и лесам. Леонхарт посылал своих людей отлавливать скотину, но Сара понимала, что это нелегкая задача. Пастушьи собаки не слушались солдат, а крестьяне были слишком напуганы, чтобы высунуть нос из деревни – даже для того, чтобы привести домой скотину.
Сара слышала сегодня утром, как крестьяне говорили о ней и о ее проклятии. Страх их перед ведьмой был таким сильным, что даже Леонхарту наверняка ничего не удастся с этим поделать. Его приводило в ярость то, что собственные планы повернулись против него, а люди, которыми он собирался повелевать, отказывались повиноваться. Сара слышала гнев и нетерпение в его голосе, когда Леонхарт разговаривал с крестьянами. Она не удивилась бы, если бы Райфл приказал ей отменить свое так называемое проклятие, велеть крестьянам не сидеть на месте, а отправляться в поля и леса отлавливать овец. Но он почему-то не делал этого.
В глубине души Сара чувствовала что-то похожее на злорадство. В ту ночь Райфл потребовал от нее повиновения, не пощадив чувств девушки. Что ж, теперь он получил то, что хотел, – целую деревню людей, боящихся покинуть свою землю даже ненадолго, чтобы на них не пало проклятие.
Он заслужил то, что имеет.
Убийца. Демон. Невозможный человек с его зловещими угрозами и нежными прикосновениями.
Снова заблеяла овца, и Сара тревожно посмотрела в сторону мужчин. Сегодня Сара настояла на том, чтобы прогуляться по солнышку. Она устала сидеть в полумраке и тишине тесной хижины. Ей также не нравилось одиночество – ей, которая почти всю жизнь была одна и не слышала даже в детстве ни колыбельной матери, ни слов утешения. Но здесь одиночество почему-то было особенно невыносимым, превращалось в какую-то звенящую пустоту. Из хижины вынесли даже стол и скамьи – оставили только подобие ложа в углу и несколько одеял. Райфл определенно был уверен, что в любой момент Сара может вновь попытаться убежать.
Сегодня утром Сара не дала Райфлу просто поставить на землю миску с ее едой и удалиться, глядя в пол, как он обычно делал. В ответ на ее просьбу демон лишь едва заметно нахмурился, молча кивнул головой в знак согласия и так же быстро вышел.
И вот она здесь, привязанная к этому человеку невидимыми нитями, потому что даже сейчас, когда кругом были люди, он не позволял ей отойти от себя дальше, чем на двадцать шагов. Она попыталась однажды, но вокруг тут же сгрудились солдаты и, глядя в землю, попросили девушку гулять там, где ее хорошо видно.
Но как же они могли видеть ее, если старались вообще не смотреть в ее сторону, недоумевала Сара. Только человек-демон, только Райфл по-прежнему смотрел ей прямо в глаза. Остальные отворачивались, как только она оказывалась рядом – как крестьяне, так и солдаты. Все это выглядело до отчаяния знакомым.
–…два, три – хо! – донесся до нее голос Леонхарта. Теперь уже все четверо мужчин старались выдрать несчастную овечку из плена шипов. Бедняга снова жалобно заблеяла.
– Остановитесь. – Сара поспешила к ним, не в силах больше переносить страданий бедного животного.
Райфл отошел на несколько шагов от куста, руки его были расцарапаны. Струйка крови стекала по щеке. Он с раздражением отер ее ладонью.
– Что? – спросил он. Теперь раздражение его обратилось на Сару.
– Дайте попробовать мне, – попросила девушка и сделала всем остальным знак отойти. Солдаты тут же повиновались, и, к ее огромному удивлению, поколебавшись всего несколько секунд, их примеру последовал Леонхарт. Когда Сара проходила мимо него, он кивнул почти насмешливо, но девушка решила не обращать внимания.
Запутавшаяся в зарослях овца смотрела на нее большими жалобными глазами. Упругие гибкие ветки держали ее, словно натянутые веревки. Несчастное животное дрожало, глядя на приближающуюся Сару.
Девушка двигалась медленно и осторожно, держа перед собой руки, словно призывая к миру. Она говорила тихим ровным голосом всякую ерунду, слова, которыми утешают обычно детей, зная, что успокоить их может тон, а не смысл сказанного. Сара не касалась овечки, только продолжала говорить, пока не увидела, что в глазах несчастного животного паника сменилась любопытством, а дыхание стало ровнее. Все остальное вдруг перестало для нее существовать – поле, мужчины, – осталась только она и бедная овечка, которую угораздило залезть в ежевику.
Подойдя совсем близко, Сара опустилась на колени и принялась внимательно изучать, в какую же ловушку угодила овца. При этом она не забывала время от времени поглаживать влажный нос животного. Немного успокоив овечку, девушка принялась аккуратно распутывать колючие ветки. Овечка стояла спокойно, положив голову на плечо Сары, в ней одной видя надежду на спасение. Сара чувствовала кожей ее влажное дыхание.
Когда последний прут, стеснявший движение животного, был отогнут, овца отшатнулась, приготовившись опрометью кинуться прочь. Но тут же обернулась и, вся, дрожа, прижалась к юбке Сары. Девушка снова погладила ее по носу.
Подошедшие мужчины схватили спасенную овцу, и повели ее в деревню. Леонхарт стоял рядом с Сарой, глядя им вслед.
– Что ж, сегодня на ужин будет, баранина. – Голос его звучал почти что радостно.
Сара в ужасе повернулась к нему:
– Так вы собираетесь съесть ее!
Он посмотрел на девушку сверху вниз, освещенный солнцем, загорелый. Такой красивый – и такой бессердечный.
– Нам необходимо есть, – сказал Леонхарт, пожимая плечами.
Сара сложила руки на груди и твердо произнесла:
– Я не буду!
– Черта с два ты не будешь! – вдруг взорвался Леонхарт.
– Не буду ни за что!
Леонхарт лишь улыбнулся, глядя куда-то вдаль.
– Я уже слышал от тебя эти слова много раз, юная леди, – сказал он. – Но что-то подсказывает мне, что я всегда сумею справиться с твоим упрямством.
Сара не заметила, что над ней подшучивают, девушка была на грани отчаяния.
– Это несправедливо, – только и смогла произнести она.
Райфл внимательно изучал ее лицо тяжелым взглядом. Он снова хмурился, казался незнакомым и далеким, словно Сара чем-то глубоко смутила его. Но, заглянув ему в глаза, девушка вдруг прочла в них совсем иное. Взгляд его снова был теплым и опасно знакомым. Именно так он смотрел на нее в тот вечер, именно от этого взгляда она испытывала сейчас такое странное напряжение. Взгляд этот непонятным образом находил отклик в ее сердце, словно у Райфла было что-то такое, чего ей недоставало всю жизнь. Она помнила его поцелуи и то, что творилось при этом с ее телом. Сара опустила глаза и сделала вид, что изучает заросли ежевики.
– Да, это несправедливо, – тихо сказал Райфл, продолжая разговор. – Но таков наш удел в жизни. О справедливости все мы можем только мечтать – и мы и они. – Сара видела краем глаза, как он махнул рукой в сторону деревни, но так и не поняла, кого имеет в виду Райфл: крестьян, овечку или и тех и других. – Каждый играет в этой жизни свою роль. И тебе давно пора было это понять.
– Я не буду ее есть, – упрямо повторила Сара, глядя на поломанные ветки ежевики.
– Тогда голодай, – спокойно произнес Райфл и направился по дороге в сторону деревни.
«Как ей это удалось?» – думал Райфл, прислушиваясь к звукам позади себя, там, где осталась стоять среди зарослей ежевики Сара.
Но она снова сделала это – нашла в его душе то место, где жили чувства, которые он почти уже не надеялся испытать вновь – сострадание, боль, жалость к слабому существу, которое и живет-то на свете лишь затем, чтобы давать людям шерсть и пищу, и еще к ней, к Саре Рун, девушке с отважным, добрым сердцем. Это сердило и одновременно смущало Райфла, он не мог понять до конца, что с ним происходит.
Он не хотел испытывать все эти чувства. Они не доставляли ему радости, а только самым странным образом мешали осуществить свои планы, напоминая о собственных желаниях, которые он предпочитал прятать от всех, – о жажде доверия, душевного тепла и покоя. Они воскрешали того человека, которого он давно похоронил, не давали ему быть хозяином своей судьбы и судеб своих людей.
В его жизни просто нет, не должно быть места для подобных чувств. Слишком многое зависело сейчас от его силы, слишком многие ожидали, что он будет уверенной рукой править в здешних местах. И поведи он себя по-другому, он предаст Леонхарт, и все страдания его людей, перенесенные за эти годы, окажутся напрасными. Но Райфл не станет рисковать их будущим – да и своим тоже – ради мимолетной, ускользающей нежности, вдруг завладевшей его существом.
В конце концов, Сара Рун выросла, имея все, чего не имел он, наслаждаясь щедростью земли Олдрича. И Райфл не имеет права забывать об этом. Пусть девушке приходится немного пострадать сейчас, но то, что он старается создать, объединив земли Олдрича и Леонхарта, стоит чьих угодно страданий.
И все же чувства Сары Рун глубоко затрагивали его. Райфл никогда не думал, что способен так сопереживать другому человеку. Тем более девушке. И уж меньше всего – девушке из Олдрича. Внучке своего злейшего врага.
Райфл поймал себя на том, что гордится Сарой, вспоминая, как удалось ей в ту решающую ночь справиться с толпой. Его поразило то, как сумела эта хрупкая девушка подавить душившие ее рыдания, разговаривая с крестьянами. Казалось, она вот-вот забьется в истерике и все испортит.
Но нет. Сара укротила вольный дух рвущихся на свободу крестьян так же легко, как справилась сегодня с бьющейся в зарослях ежевики овечкой, и оба раза Райфл был рядом и молча восхищался тем, на что оказалась способной эта девушка. Она обладала сокровищами, о которых не догадывалась сама, – волей и мужеством, прозорливым умом, легкостью и ясностью мысли.
Райфл понимал, как больно ей было произносить слова своего фальшивого проклятия. Она говорила и плакала, Райфл отлично видел две блестящие дорожки слез на ее щеках.
Мудрый властитель в его душе тут же сказал себе, что не стоит обращать на это внимания. Раз уж крестьяне Олдрича боятся Сару Рун, следует использовать это себе во благо. Но другая часть его души, спрятанная ото всех, чувствовала боль Сары, как свою. Ему было больно вместе с ней. Он жаждал сжать девушку в объятиях, чтобы желание, владевшее обоими, заставило ее забыть о своем горе. Райфл прекрасно понимал, что их непреодолимо тянет друг к другу. Но ничего подобного нельзя было допустить.
Он очнулся от своих мыслей и оглядел залитое солнцем поле. Сара по-прежнему стояла там, где он ее оставил, и внимательно наблюдала за ним. Его охватило вдруг почти непреодолимое желание вернуться к ней, снова оказаться рядом.
И именно это заставило его понять, как опасна Сара Рун, убедиться в том, что необходимо держаться от нее подальше. Если он не остановится, если позволит себе предаться опасным мечтам об этой девушке, то очень скоро может обнаружить, что готов на все ради Сары. Но Райфл из Леонхарта просто не может позволить ей взять над ним такую власть. Только не сейчас. И вообще никогда.
Снова отвернувшись от Сары, Райфл продолжал свой путь.
– Милорд!
Он увидел спешащего ему навстречу Абрама в окружении нескольких солдат.
– Вы посылали за мной? – спросил его кузен.
– Пойдемте со мной, – приказал Райфл, и все покорно последовали за ним.
Они пересекли дорогу, ведущую к деревне, оставили за собой поле и направились в сторону искрящихся золотом и зеленью холмов. Никто не удивился, услышав перезвон колоколов – в замке Фьонлах отбивали полдень.
– Как ведут себя крестьяне? – спросил Райфл.
Абрам был младше его на пять лет, но выглядел примерно на дюжину лет старше. И он всегда был таким, подумал Леонхарт, серьезным и стойким во всех выпавших на их долю жестоких испытаниях. Когда кузену исполнилось двадцать, Райфл разрешил ему присоединиться к отряду, и с тех пор Абрам проявлял удивительную способность сохранять здравый рассудок в те моменты, когда остальные теряли голову.
Райфл нисколько не удивился, заметив, что Абрам не выражает ни малейшей радости по поводу того, как ловко им удалось с помощью Сары справиться с крестьянами Фьонлаха. Вот и сейчас в ответ на вопрос Райфла он лишь спокойно произнес, глядя прямо перед собой:
– Никаких новых потерь. И ничто их не предвещает, насколько я могу судить.
– Что ж, это немалый успех, – заметил Райфл. – А как насчет запасов пищи?
– Трудно сказать. Они успели запасти изрядное количество – хоть кто-то из них думал о будущем. Но в то же время слишком многие поля остались незасеянными.
– Джошуа Рун не заперся бы в замке без надлежащих запасов продовольствия, – заметил Райфл. – Так что можно надеяться, что у него есть еще кое-что в замке.
– Да, – согласился Абрам.
От Райфла не укрылось, что он словно бы осекся, плотно сжал губы, глядя вдаль.
– Хочешь сказать мне еще что-нибудь? – спросил он. Абрам внимательно посмотрел на него своими серьезными карими глазами.
– Мне не нравится, совсем не нравится наша ситуаций Мне не нравится эта женщина, и я не понимаю, почему вы позволяете ей так вольно вести себя. Это не доведет до добра.
– Но ты же сам сказал, что крестьяне больше не бегут в леса. И как еще, по-твоему, я мог этого добиться?
– Да, – с неохотой кивнул Абрам. – Согласен, они боятся ее достаточно, чтобы оставаться на своих местам. Но ведь и наши люди боятся ее не меньше.
– И ты тоже ее боишься? – тихо спросил Райфл.
– Нет, – покачал головой Абрам. – Но ты не можешь отрицать, что ее окружает колдовская аура. И мне начинает казаться, что из всех доходивших до нас слухах правды было больше, чем вымысла.
– Послушай, что я скажу тебе, – начал Райфл. – Никакая она не ведьма. Ничего подобного. И сказала она все эти ужасные вещи только потому, что я заставил ее.
– Крестьяне говорят, что она проклинала их теми же словами, как когда-то ее мать.
Райфл снова с восхищением подумал об уме и сообразительности Сары.
– И это еще не все, – продолжал Абрам, повышая голос. – Я видел, что она сделала с этой овечкой, Райфл, и другие тоже видели. Один из стоявших рядом крестьян сказал, что то же самое делала Морвена. Она тоже накладывала какие-то заклятия на диких зверей, приручала их, и они становились как ручные.
– Это только слухи, Абрам.
– Слухи или нет, но все это нам не на пользу. Она опутала этих крестьян – если не таинственным заклинанием, то просто страхом.
– Вот и хорошо. Нравятся тебе или нет ее средства, но Сара убедила этих людей остаться. Они нужны нам, и ты знаешь это не хуже меня. Мы не можем перегонять сюда население Леонхарта, чтобы было, кому обрабатывать землю. Это ослабит наши позиции и там и тут. Нас мало.
– Да, – с мрачным видом согласился Абрам.
Они дошли до конца поля, и Райфл остановился, глядя в голубое небо над головой. Затем он посмотрел прямо перед собой, на холмы, и перевел взгляд на возвышавший над ними белый замок.
– Это будет долгая схватка, – задумчиво произнес он.
Абрам молча стоял рядом.
– Есть еще новости из Леонхарта, милорд, – наконец с видимой неохотой произнес он.
Райфл удивленно посмотрел на кузена.
– Ваша мать узнала о том, что вы здесь. Наверное, она вскоре посетит нас.
Райфл закрыл глаза.
– О боже, только этого нам сейчас и не хватало!
– Да, – все с тем же мрачным видом согласился Абрам.
Звон колоколов висел в воздухе, эхом отражаясь от белых камней с такой пронзительной отчетливостью, что капитан замковой стражи едва подавил в себе желание поморщиться. Замерев перед лордом Джошуа, капитан ждал, когда тот изволит обратить на него внимание.
Джошуа стоял у окна и смотрел на меркнущий солнечный свет. Проникая в комнату, последние лучи его чуть согревали воздух, и Оливер занимал себя тем, что смотрел, как пляшут в этом самом луче бесчисленные пылинки.
Наконец старик заговорил, по-прежнему глядя в окно:
– Итак, твой доклад, Оливер.
– Леонхарту и его отряду, похоже, приходится худо, милорд. Они проводят немало времени, охотясь на холмах. Кажется, крестьяне не слишком им помогают.
– Разумеется, нет, – спокойно произнес Джошуа. – С чего бы им помогать этому мерзавцу? Они прекрасно знают, кто он.
Оливер прочистил горло.
– Нашим наблюдателям лишь изредка удается увидеть вашу внучку, когда она прогуливается по холмам или по деревне. Но большую часть времени ее держат взаперти.
Оливер замолчал, ожидая, что последуют дальнейшие вопросы про Сару Рун. Он отлично знал, что Джошуа волнует судьба внучки. Но пауза затянулась. Джошуа все так же молча смотрел в окно на небо и плывущие по нему облака.
Оливер перенес вес с правой ноги на левую.
– Ты веришь в мировое зло? – вдруг спросил лорд Олдрич.
– Да, милорд. Церковь убеждает нас в его существовании.
– Ну да, церковь, – кивнул старик и снова спросил, по-прежнему не поворачиваясь к собеседнику: – Ты считаешь, что вел достаточно праведную жизнь? Думаешь, что бог причислит тебя к числу достойных, когда придет вершить свой суд?
– Я молюсь, чтобы это было так, милорд. Джошуа тихо усмехнулся:
– Молись усерднее, Оливер. У тебя осталось не так много времени. – Отвернувшись от окна, он подошел к столу из темного дерева и присел на стоявший рядом стул, затем сделал капитану знак приблизиться. – Итак, ты веришь в мировое зло. А что ты скажешь о существовании греха?
– Грех должен существовать, в силу обстоятельств, милорд.
– Ну да. В силу обстоятельств. А как ты думаешь, это грех – потворствовать злу?
– Да, милорд.
– Значит, тот, кто потворствует злу, сам становится злом?
Оливер снова переступил с ноги на ногу.
– Я… мне кажется, это так, милорд. Джошуа быстро заговорил зловещим шепотом:
– Зло живет в деревне у подножия холма, капитан. Зло процветает. И как ты думаешь, кто потворствует ему?
Оливер нервно сглотнул. Но ничего не ответил. Старик улыбнулся:
– Мы оба знаем ответ. Не так ли, Оливер? Она – всего лишь женщина.
Джошуа встал из-за стола и подошел очень близко к Оливеру, так близко, что капитан хорошо видел зловещий блеск его зеленых глаз, ярко сверкающих на морщинистом лице.
Следующий вопрос Джошуа прозвучал в полной тишине, Оливер чувствовал на волосах горячее дыхание старика.
– Ты готов умереть за меня, солдат?
– Вы ведь знаете, что это так, милорд.
– Ты уверен в себе? Твоя верность столь безгранична?
В руке Джошуа вдруг блеснул появившийся неизвестно откуда кинжал. С проворством, удивительным в его возрасте, он приставил стальной клинок к самому горлу капитана. Рука его дрожала, и лезвие едва заметно царапало кожу. Оливер не решался отвести взгляд.
Лезвие прижималось все крепче. Лицо Джошуа приближалось – он следил за реакцией жертвы.
Время словно остановилось. Оливер чувствовал, как глаза его наполняются слезами – то ли от страха, то ли от напряжения. Джошуа не двигался, но рука его крепко сжимала кинжал. В зеленых глазах не отражалось ничего, кроме безграничного любопытства. Оливер подумал, что так же смотрит на свою жертву кошка, готовясь нанести смертельный удар.
Животный страх вдруг пронзил его с головы до ног.
– Моя жизнь принадлежит вам, милорд, – пробормотал он.
Тело его задрожало, и он подумал, что вот-вот не устоит на ногах. В этот момент Джошуа сделал, наконец, шаг назад и убрал кинжал.
– Твоя верность делает тебе честь, – произнес старик с отсутствующим выражением лица. – Именно поэтому я выбрал тебя, чтобы завершить мое правление, если мне случится умереть до наступления нового тысячелетия.
Оливер заговорил, с трудом ворочая онемевшим языком:
– Вы не умрете. До этого срока, милорд.
– Нет, – спокойно согласился Джошуа. – Думаю, что нет. – Он по-прежнему вертел в руке тяжелый кинжал. Оливер видел на конце его красные капли – капли собственной крови.
– У меня нет времени умирать, – бормотал Джошуа. – Слишком многое надо успеть до наступления нового года.
Несмотря на угрозы демона, Саре не пришлось голодать в этот вечер. Пока другие ели жаркое из мяса несчастной овечки, девушка утолила голод хлебом и сыром. Ей даже досталась миска тушеного лука. Райфл позаботился о том, чтобы Сару покормили, несмотря на жестокие слова, вырвавшиеся у него сегодня утром. Он даже вошел в ее хижину, когда Саре подали еду, и девушка не стала больше испытывать судьбу, отказываясь, есть.
Леонхарт стоял у огня, так как в комнате не было больше скамеек, и наблюдал за ней с непроницаемым выражением лица. Сара, не поднимая глаз, чувствовала на себе его взгляд.
– Как тебе еда? – спросил он через несколько минут.
– Довольно вкусно, – солгала Сара. Хлеб на самом деле был черствым, сыр жестким, а от овощей оставался во рту странный привкус железа.
Райфл смотрел, как Сара сосредоточенно жует, стараясь не обращать внимания на его присутствие.
Он с трудом подавил улыбку. Саре вряд ли понравилось бы, что над ней насмехаются. А ему почему-то не хотелось сейчас обижать девушку. Райфлу было приятно просто стоять и наблюдать за тем, как она сидит на своем убогом ложе среди одеял и ест, поставив на колени миску. Каждое движение Сары было полно чарующей грации. Райфл подумал о том, что девушку, возможно, научили изящным манерам в монастыре. Но тут же отогнал от себя эту мысль. Сара держалась более чем естественно.
Ее молчание – вот что казалось совершенно ей не свойственным. И еще манера опускать ресницы, от которой возникало впечатление, что девушка видит нечто такое, чего не видно остальным. Сара прятала от окружающих свой живой ум. Конечно, монахини могли научить ее неторопливо подносить ко рту пищу и медленно пережевывать ее, но только от рождения могла достаться Саре Рун эта непринужденная грация движений, таинственность и потрясающая женственность.
Это наверняка было свойственно только Саре, и Райфл восхищался ею, особенно теперь, когда успел узнать и лучше понять ее.
Какими теплыми и невинными были ее губы. Их наверняка не касался еще ни один мужчина, и при мысли об этом горячее желание вновь захлестнуло Райфла. Желание обладать этой женщиной сводило его с ума.
Райфл отвел взгляд от Сары и стал смотреть на огонь. Это был очень рискованный момент. Сара, конечно же, ничего не поняла. И, наверное, никогда не узнает, что происходило с ним в эти минуты. Не делай этого!
Он не должен целовать ее снова. Несмотря на то, что Сара Рун была внучкой его злейшего врага, она была наследницей знатного дворянского рода, и ему не пристало вести себя как деревенскому невеже, не пристало компрометировать невинную девушку. Не смей!
Ему вообще не стоило приходить сюда сегодня. Надо было послушаться своих чувств. Каждый раз при виде Сары его охватывало ощущение нависшей опасности. Все говорило о том, что он должен держаться подальше от девушки. Но теперь поздно было сожалеть о содеянном. Райфл всего лишь хотел убедиться, что Сара не останется голодной, отказавшись, есть мясо несчастной овечки. Он хотел убедиться, что девушка съела все, что ей принесли. Он не мог позволить, чтобы девушка голодала из странного чувства жалости по отношению к животным. Сара снова поднесла руку к губам и откусила кусочек хлеба. Отблеск огня заиграл на ее щеках.
Нет. Он не станет вновь целовать ее. Эта девушка должна вернуться в монастырь. Как только Райфл получит то, что хочет, от ее деда, он отпустит Сару, и она сможет провести остаток жизни, молясь с другими монахинями за все человечество, если ей так хочется.
С этой мыслью Райфл пересек комнату, приближаясь к Саре, сидевшей среди груды одеял. «Здесь хватит места для двоих», – мелькнуло у него в голове. О… как быстро способно разыграться воображение. Райфл уже ясно представлял себе, как это происходит, как он проводит рукой по волосам Сары, касается ее нежной шеи, гладит ее спину, а она обнимает его в ответ, прижимается к нему…
Остановись немедленно!
Сара подняла голову и испуганно посмотрела на Райфла, не донеся руку до рта. Выбившаяся из косы прядка волос прилипла к ее щеке.
– Ты отлично вела себя вчера вечером, – сказал Райфл, стараясь успокоить напрягшуюся девушку.
Сара ничего не ответила, но он почувствовал, что ее напряжение стало еще сильнее. Остановись!
– Ты… приятно поразила меня. – Он заметил жилку, бьющуюся на ее шее, и его собственный пульс участился в ответ. Райфла охватило вдруг чувство радостного предвкушения.
– О чем это вы говорите, милорд? – холодно спросила Сара. – О своих угрозах или о своем поцелуе?
Само слово, произнесенное ее устами, многократно усилило его желание. Теперь он мог думать только о ее губах, произносивших это слово. И в то же время отчаянная смелость девушки вызвала у него одобрительную улыбку.
Он снова заговорил, стараясь разобраться во владевших им противоречивых ощущениях.
– Девушка, выросшая в монастыре. – Он все-таки не смог сдержать улыбку. – Ты совсем не такая, какой я ожидал тебя увидеть.
– А ты именно таков, каким тебя описывают, – ответила Сара колкостью на колкость. – Не хватает только рогов и хвоста.
Райфл не смог сдержать смех. Он видел, как сузились в ответ глаза Сары. Она снова пыталась скрыть за горделивым высокомерием свое истинное существо. Чтобы не поддаваться вновь нахлынувшему желанию, Райфл поднял голову и посмотрел на куски соломы, свисавшие с краев отверстия для дыма. Яркое напоминание о той ночи, когда Сара пыталась от него убежать.
– В ту ночь, когда я нашел тебя… не с крестьянами, а раньше, на монастырской стене, поспешил добавить Райфл, искоса взглянув на девушку. – И что же ты делала тогда на стене, Сара Рун?
На лице девушки снова застыло высокомерное выражение – сиятельная королева не собиралась отвечать на вопросы недостойного. Вместо этого она откусила кусочек сыра и стала методично пережевывать его, отведя взгляд. Огонь высветил линии ее щек. Ресницы ее снова были опущены.
Не думай об этом!
– Ты собиралась бежать, – ответил Райфл, садясь рядом с Сарой, но, стараясь не касаться ее. – И один вопрос не дает мне покоя, юная леди. Почему ты хотела бежать из монастыря?
Сара снова откусила кусочек, не обращая на него никакого внимания.
Не думай, не думай о ее волосах, таких густых, таких длинных и шелковистых!
– Почему? – снова спросил Райфл.
Ее губы, такие чувственные и нежные, ее руки, ласкающие его плечи…
– Мне надоело, что меня все время бьют, – вдруг произнесла Сара. – Это, знаешь ли, со временем утомляет.
Фантазии его вмиг разбились о холодную жестокую реальность.
Сара продолжала медленно есть все с тем же царственным видом.
– Вот я и решила убежать.
За все годы беспутной разбойничьей жизни Райфл ни разу не был жесток с женщиной. И никогда не прощал ничего подобного своим людям. Даже после смерти отца Райфл всегда помнил преподанные им уроки: «Охраняй женщин. Защищай их. Защищай слабых».
Но он не сделает роковой ошибки. Он ни за что не станет считать Сару Рун просто слабой женщиной, несмотря на эти ее опущенные ресницы и невинный вид. И все же она была женщиной, такой хрупкой и изысканной, и сама мысль о том, что кто-то – все равно кто – мог причинить ей физическую боль, заставила его заскрипеть зубами от ярости.
Наверное, Сара приняла его молчание за новый, невысказанный вопрос. Потому что через несколько минут она произнесла:
– Я решила, что настал вполне подходящий момент. В монастырь приехал епископ, и это отвлекло настоятельницу. Вот мне и удалось достать ключ от ворот. – Она, задумчиво покачала головой. – Все так совпало – прямо одно к одному. Я просто не могла устоять перед искушением. Но потом явился ты – и в результате все сложилось не так уж удачно.
– Совсем наоборот, – ответил на это Райфл. – Я в восторге от того, как удачно ты выбрала время.
– Еще бы, – мрачно буркнула Сара.
Миска ее успела опустеть, и девушка сидела, держа ее в руках. Райфл снова отметил, какие изящные и красивые у нее пальцы.
– Мне жаль, что я не явился раньше, – сказал Райфл, но Сара лишь невесело улыбнулась в ответ:
– О, да! Твои люди снесли бы стены монастыря, чтобы украсть меня? Ведь именно так все было задумано, милорд? Но король и церковь вряд ли посмотрели бы на это сквозь пальцы, сколько бы декретов полувековой давности ни было на твоей стороне.
Он ответил, медленно произнося каждое слово, чтобы до Сары дошел смысл сказанного:
– Видишь ли, Сара, ничто на свете не могло удержать меня от того, чтобы увезти тебя оттуда – ни монастырские стены, ни церковные декреты. Ничто.
Когда Сара подняла глаза, Райфлу показалось, что он тонет в их бездонной синеве. Он не мог думать ни о чем, кроме ее влажных, полуоткрытых губ.
– Я всегда получаю то, чего хочу, – медленно произнес он. – Рано или поздно, но я всегда это получаю.
Остановись, безумец!
Райфл вдруг заметил, что и Сара смотрит на его губы. Боже, она так невинна, что, конечно же, не понимает, что делает. Сара чуть наклонилась к нему, и Райфл почувствовал, что вот-вот утратит контроль над собой.
Еще секундаи никто уже не сможет остановить тебя. Даже она…
Он быстро встал, и Сара отшатнулась, а щеки ее вдруг окрасились румянцем.
– И куда же ты собиралась идти? – Райфл изо всех сил боролся с искушением.
Не делай этого, не смей даже смотреть на нее!
Но тут Сара глубоко вздохнула – даже вздох ее казался невероятно волнующим и соблазнительным, и Райфл все равно посмотрел на нее, посмотрел как раз в тот момент, когда девушка коснулась приколотой на груди брошки. Лунный камень переливался загадочным светом, а рубины казались капельками крови. И снова она ничего не ответила ему.
– Но ведь еды у тебя было дня на два, не так ли? – продолжал допрашивать ее Райфл, стоя на безопасном расстоянии. Теперь взгляд его был прикован к камням. – Так куда же ты хотела идти?
«К кому?» – хотелось ему спросить, но Райфл подавил в себе это нелепое желание.
Что-то подсказывало ему, что у Сары Рун просто не могло быть никакого тайного любовника, ведь ее привезли в монастырь еще ребенком, и она ни разу не покидала с тех пор его пределов. К тому же то, как девушка отреагировала на его поцелуй, ясно говорило, что это происходит с ней впервые. Райфл прекрасно понимал, что у Сары просто не было возможности влюбиться в какого-нибудь мужчину, даже если бы и нашелся безумец, готовый посягнуть на собственность Джошуа Руна. К тому же он никогда не слышал ничего подобного, а ведь слухов о Саре ходило немало.
Впрочем, если бы у девушки был тайный любовник, они встречались бы с ним украдкой, вдали от взглядов монахинь. Райфл прекрасно понимал, что это попросту невозможно, но даже мысль об этом предполагаемом любовнике, которого на самом деле не могло быть, приводила его в ярость.
– Мне хотелось только увидеть море – вдруг тихо произнесла Сара.
– Море? – изумленно переспросил Райфл. – Но зачем? Почему?
Сара ощутила дрожь и снова сжала своими тонкими пальцами край пустой миски.
– Потому что, когда я была маленькой, моя мать водила меня туда. Это было единственное место, где она обретала покой, глядя на воду и слушая шелест волн. И мне захотелось увидеть его вновь.
– Вот как? – не унимался Райфл. – Всего-навсего? Увидеть на несколько минут море? И ради этого глупого каприза ты готова была рисковать жизнью?
Сара посмотрела на него каким-то странным, оценивающим взглядом и сказала:
– Я девять лет провела за монастырскими стенами. Девять лет одиночества, молитв, бесконечного холода. И мне хотелось последний раз в жизни взглянуть на море, хотя бы ненадолго вновь обрести покой, который я знала в детстве, когда была еще жива моя мать. Это был вовсе не каприз. Мне это было необходимо.
– А потом? – спросил Райфл, не сводя глаз с ее лица.
Девушка не отвечала.
Что потом, Сара? – потребовал он. – Что после моря?
Не поднимая глаз, девушка едва заметно улыбнулась:
– Но ведь всех нас ожидает вскоре конец света. Теперь Райфл молчал несколько секунд, переваривая услышанное, затем, не выдержав, рассмеялся. Слова Сары почему-то странным образом возбуждали его.
– И вовсе нет! – воскликнул он. – Я не позволю наступить этому самому концу света. Я слишком долго ждал, когда смогу предъявить свои права на эту землю, чтоб все закончилось вот так.
– Ты думаешь, что тебе подвластна воля божья, демон? – тихо спросила Сара.
– Да, – кивнул Райфл. – На этот раз можешь поверить мне на слово.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Синеглазая ведьма - Эйби Шэна



роман хороший)) читается легко. присутствую напряженные моменты. гл герои понравились. гл героиня не тупит, как это часто бывает в других романах, и о гл герое не могу сказать ничего плохого)) 9 из 10
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастасия М
28.07.2012, 21.21





Роман интересный, правда мрачноватый местами.
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнанатали
29.07.2012, 9.45





что касается мрачноватости... должна согласиться с натали)) ну а что еще можно от этого романа ожидать?) темные века и все ждут конца света, а тут еще ведьм на костре сжигают и солнечное затмение... все просто прелестно=)
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаАнастаси М
12.08.2012, 23.05





Помогите найти роман: он работает в цирку (показывает представление на лошадях) и взял себе в жены девушку на один год (отплатил долг ее отцу, бо он хочет проучит свою дочь).
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаТатьяна
12.08.2012, 23.10





Татьяне. Филипс Сьюзен Поцелуй ангела.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаКристина
12.08.2012, 23.14





кошмар( хотела о рыцарях почитать, а натолкнулась на это. от всего романа осталось впечатление, что встретились две лесбиянки и одна из них с искусственным членом. ну почему Леонхарт этот ведет себя как блондинка и думает также(( неужели во всех женских романах такие же мужики, как лесби-актив??
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаРита
3.10.2012, 3.44





Этот роман содержит все то, из-за чего я не читаю средне-вековые и рыцарские романы. Не дай бог жить в те времена!
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.42





Мило 7/10 баллов
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнатая
25.07.2013, 20.53





Очень красивый роман )))
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаМария
8.10.2013, 3.27





Роман довольно зауряден, не особо впечатлил, ожидала большего: начало было интригующим - конец света, колдовство, побег, а дальше... какой-то мрак, унылость, будто застывшие герои, никаких страстей, бурных эмоций, живости, сексуальности наконец. Скучновато.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаЛёля
2.12.2013, 20.35





Роман волшебный. Кто любит средневековье и готику, советую .мне очень понравился. Главный герой-воплощение мечты мужчины. Жаль такого не встретить в реале. Супер книга
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнамария
27.02.2014, 23.10





Что же, начну с самого начала.rnrnДовольно завлекающий анонс, особенно для меня, ведь я буквально боготворю ведьмовскую тематику и средневековье. Начало почти даже впечатлило, однако реакция детей на смерть матери тусклая, без осознания и разума. Сожжение неправдоподобное, как и диалоги на протяжении всего романа.rnГлавная героиня, Сара, довольно глупа в плане жизни, делает странные и несусветные выводы, что уж тут говорить о епископе, которому, между прочим, пить запрещалось.rnrnНеуместны были телесные наказания, да и наказания вообще. Монастырь крайне неправдоподобен, а обет молчания и вовсе глуп и бессмыслен. К чему это? Да и слишком быстро наша мадам адаптировалась в окружающем её, кстати, незнакомом мире. Слишком хорошо лазит, слишком хорошо прячется. К тому же, я пришла к выводу, что в монастыре все совершенно точно глухи на оба уха.rnrnОх, к сладкому. Райлф Леонхард. В этом деле я соглашусь с комментатором Ритой - ну совсем уж он напоминает лесбиянку в мужской одежде. Как мог бы в реальности МУЖИК за тридцать, познавший войны, смерти и так далее, так просто !ЗА НОЧЬ! почувствовать что-то эдакое к простой, пусть даже красивой, девчонке?! Как будто до этого он в жизни своей только уродин имел!rnrnЭмоции несусветны, народ простой выставлен скопищем болванов и параноиков, а про скудные описания и мозолящие глаза НЕПРЕРЫВНЫЕ штампы я вообще молчу. rnКак же я устала от настолько идеальных персонажей... А ведь начало обещало не парня-красавчика, но в итоге... кхм-кхм. Даже блевать тянет.rnrnДействия разворачиваются сумбурно, но это, как раз, плюс. Слишком уж перебор в романтике, ну конкретно. И не надо заливать в уши информацией о том, что в романе так и надо! Та же Майер в книге "Гостья" всё сделала на "ура", а тут уж...rnrnМать Райлфа и вовсе непонятная. Автор бы уж определился, кто она в повествовании, а то дурь дурью.rnrnРазвязка идиотская, да ещё и описана ну совсем худо. О! Забыла упомянуть о кошмарном описании сексуальных сцен! Действительно, нечто... я аж впала в "золотой поток звёзд".rnrnСтилизация ни к чёрту, а-ки пинок переводчику, грамотность на нуле. Я в первом классе писала лучше!rnrnЕсли по шкале, то 2/10, не более. И то два балла я вставила исключительно за анонс и завязку, а не за тухлый выводок в эпилоге. rnrnЯ разочарована, двумя словами.
Синеглазая ведьма - Эйби ШэнаДантаниэль Хоук
8.03.2014, 10.11





Интересный мне по нравтлся
Синеглазая ведьма - Эйби Шэнаledicat
20.05.2015, 11.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100