Читать онлайн Роза на зимнем ветру, автора - Эйби Шэна, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза на зимнем ветру - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза на зимнем ветру - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза на зимнем ветру - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Роза на зимнем ветру

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

За несколько следующих дней путешествия Дэймон понял, что имеет дело с несколькими женщинами сразу. И все они носят имя Соланж. Причем ни одна из них ничем не походит на другую.
Была, разумеется, графиня – самая незнакомая и самая чужая для него. Графиня хранила стоическое молчание, всем своим властным, неприступным видом напоминая Дэймону своего отца. Соланж надевала эту маску, когда он донимал ее расспросами.
Была робкая девочка. Эту Соланж он помнил очень хорошо. Ее лукавый взгляд. Непослушные завитки волос. Неуверенные паузы между фразами. Ее речь – простая, естественная. Такая Соланж одновременно радовала и настораживала Дэймона. Она словно хотела чего-то добиться от него, а он никак не мог понять – чего.
А еще она могла быть безрассудной. Уверенно сидела в седле, с легкостью справлялась с любыми трудностями походной жизни и слышать не желала о тех опасностях, что грозили им каждый миг. Это не просто раздражало. Это изматывало Дэймона. Ему приходилось охранять ее от нее самой. Дэймон оберегал всех Соланж разом. Взглядом воина он осматривал окрестности, готовый к защите даже тогда, когда все было спокойно.
А больше всего озадачивала Дэймона необъяснимая радость, которая, как летняя молния, внезапно озаряла лицо Соланж – и тут же исчезала. Дэймон исподтишка наблюдал, как скользят по этому лицу блики тени и света, как расцветает на нем улыбка. Он слышал ее тихий смех, который потом долго звенел в его ушах звонкими колокольчиками.
Соланж не объясняла своей веселости. Дэймон не требовал объяснений. Радость сменялась мрачностью, одно настроение уступало место другому. Это настораживало Дэймона, беспокоило его.
Порой Дэймон всерьез задумывался, нормально ли это. В конце концов, с тех пор, как они виделись в последний раз, прошли долгие годы...
Однако со временем он отбросил эти мысли. Постоянно наблюдая за Соланж, Дэймон понял, что за ее внешней беззаботностью действительно скрыта печаль. Но шли дни, и морщинки вокруг ее рта постепенно разглаживались, глаза уже не так настороженно смотрели на мир.
Многоликая Соланж мучила Дэймона своей загадочностью, чаровала его, раздражала превыше всякой меры и, конечно же, покоряла, непостижимым образом удерживая над ним власть. Дэймон отчаянно желал избавиться от этих оков, но пока они были рядом, желание это оставалось невыполнимым.
Они ехали большей частью по ночам, поскольку Дэймон все еще опасался погони. Ехали как возможно быстро. Но Дэймон не желал поскорее завершить путешествие, он не мог рисковать лошадьми. Ночи были темные, безлунные. В лучшем случае дорогу им освещал тусклый звездный свет. Ехать в такие ночи быстрее, чем рысью, было невозможно.
Однажды они наткнулись на деревеньку, названия которой ни Дэймон, ни Соланж не знали. Дэймон смутно припомнил, что проезжал тут, но не смог бы с уверенностью сказать, дружелюбны селяне или нет.
Скорее всего – нет. Знакомство с французами убедило Дэймона, что они народ упрямый и неприветливый, а уж к чужакам и вовсе не испытывают никакого доверия.
Деревня появилась совершенно неожиданно. На рассвете они перевалили хребет и увидели россыпь домишек едва ли не у своих ног. Женщины у колодца наполняли водой кувшины и не успели заметить всадников. Не сказав ни слова, Дэймон выхватил у Соланж повод и быстро погнал коней назад, за хребет.
Соланж попыталась возмутиться, но жесткий взгляд Дэймона приказал ей не раскрывать рта, пока женщины могут их услышать. К немалому его удивлению она с недовольной гримаской подчинилась и угрюмо молчала, покуда они не укрылись за рощей диких яблонь. Рощу огибал небольшой ручей, и кони тотчас направились к нему, чтобы утолить жажду.
– Почему мы вернулись? – вполголоса спросила Соланж. – В деревне можно было раздобыть свежий хлеб, молоко, яйца...
– О да, конечно, – презрительно отозвался Дэймон. – Что за дивная мысль. Графиня Редмонд со своим спутником подъезжает к этим крестьянкам и требует еды. Уверен, что такой случай очень скоро стал бы достоянием всей округи.
– Я не стала бы требовать еды, а просто заплатила бы за нее. У меня есть деньги. К тому же эти люди никак не смогли бы заподозрить во мне графиню. Я представилась бы им юношей, твоим оруженосцем!
Дэймон беспомощно покачал головой.
– Соланж, никто, а уж тем более женщина, не примет тебя за юношу.
? Ошибаешься! – В глазах Соланж вспыхнули золотые искорки гнева.
? Нет, это ты ошибаешься. Достаточно один раз взглянуть на тебя, чтобы понять, кто ты на самом деле. У тебя слишком высокий голос, слишком длинные волосы... и слишком пышная грудь.
Соланж покраснела и неловко заерзала в седле.
– Я старалась, как могла, сэр.
– Недостаточно. Оставь эти мысли, графиня. Нам лучше всего держаться подальше от местных жителей, во всяком случае, покуда не доберемся до владений твоего отца.
Дэймон смотрел на Соланж. Даже в трико и грубой тунике она оставалась дьявольски хороша. Нелепо было полагать, что кто-то может принять ее за юношу! Она тоже смотрела на Дэймона своими бездонными, золотисто-карими, опушенными густыми ресницами глазами. Неоспоримо женскими.
– Свежий хлеб, – мечтательно произнесла Соланж.
– Погрызи лучше яблочко, – предложил Дэймон. – Они, верно, уже созрели.
Она вдруг замерла и обернулась. В тот же миг кони подняли головы и насторожили уши. Теперь и Дэймон услышал громкие голоса, которые приближались к ним с другой стороны долины.
Они спешились и скрылись в глубине рощи. Лошади послушно последовали за ними. Соланж шла вперед, раздвигая руками ветки, чтобы освободить дорогу для остальных.
Голоса теперь были отчетливо слышны. Говорили по-французски и явно ссорились.
Забравшись под ветви яблонь и плакучих ив, которые сплетались в непроходимую завесу, они присели на корточки и замерли.
Вдруг Соланж резко втянула в себя воздух. Миг спустя она уже вынырнула из укрытия и побежала к ручью. Упав на колени, она ладонями торопливо разровняла глину, затем обеими руками схватила охапку листьев и рассыпала их по берегу.
Голоса раздавались совсем рядом, за кустами, которые росли на другом берегу ручья. Оставив коней, Дэймон бросился, было за Соланж, но она уже бежала обратно.
– Ты что, свихнулась? – процедил Дэймон сквозь зубы и, ухватив Соланж за локоть, силой поволок ее в укрытие.
– Там были следы! – прошептала Соланж, когда они нырнули под ветви.
К воде вышли две женщины и маленькая девочка. Женщины несли тяжелую корзину с бельем и оживленно переругивались. Девочка семенила за ними, засунув палец в рот.
Чтобы укрыться от чужих глаз, Соланж и Дэймон растянулись плашмя на упругом ковре из листвы. Тела их сплелись, точно в объятии. Голова Соланж оказалась прижата к его груди.
Они не могли шевельнуться, не выдав шорохом и хрустом своего присутствия. Женщины, все так же сердито переругиваясь, опустились на колени у ручья и принялись полоскать белье. Всякий раз, закончив полоскание, они хорошенько отжимали очередную простыню либо скатерть и вешали ее на ветвях тутовника, а девочка расправляла белье поровнее, чтобы быстро просохло.
Соланж лежала, уткнувшись щекой в грязь, и морщилась от боли, потому что именно под щекой оказалось упавшее яблоко. Пытаясь переменить позу, она осторожно приподняла голову, но под тяжестью тела Дэймона не смогла пошевелиться. Дэймон словно ничего и не замечал, но сердце его колотилось, дышал он неровно и часто.
Это была истинная мука. Дэймон не мог шевельнуться, словно парализованный. Соланж словно завладела каждой клеточкой его тела. Он умирал от этой близости, и спасения не было.
Дэймон жадно вдыхал знакомый запах Соланж, и волшебство ее потаенной сути кружило голову, как хорошо выдержанное вино. Шелковистая кожа нежила его, гибкое тело податливо повторяло жесткие изгибы его собственного. Дэймон ощущал каждую его ложбинку. Рука сдавливала ее грудь. Соланж шевельнулась, и новая волна желания охватила Дэймона.
Старый кошмар стал реальностью. Вот она рядом. Он желает ее – и не может удовлетворить желания. Это терзало Дэймона всего больнее. Он отчаянно старался думать о другом, о чем угодно, лишь бы отвлечься, но да же раскаты грома не спасли бы его сейчас.
Волосы Соланж шевелились от его дыхания. Он коснулся губами каштановых прядей и замер, не в силах оторваться. Это был ад. Это был рай.
Дэймон еще плотнее прижал голову Соланж к земле, и теперь она видела сквозь ветви ноги и подолы юбок женщин. Они, наконец, перестали спорить и в полном молчании развешивали белье.
А девочка... Девочка вдруг заметила Соланж. Она смотрела на нее круглыми от удивления глазами, засунув пальчик в рот.
Соланж оставалось только одно – улыбнуться ей. Вынув палец изо рта, малышка улыбнулась в ответ. Очень медленно Соланж поднесла палец к губам, умоляя ее молчать. Девочка кивнула и повторила жест. Соланж приходилось лишь надеяться, что ее поняли. Для пущей уверенности она подмигнула. Девочка тоже подмигнула ей и снова засунула грязный палец в рот. Одна из женщин дала ей подзатыльник и громко выругала. Малышка вроде бы и не заметила удара и опять принялась расправлять белье. На Соланж она больше не смотрела.
Дэймон, казалось, не заметил, что произошло. Он по-прежнему прижимал Соланж к земле, навалившись на нее всем телом. Она не могла пошевелиться и молила бога, чтобы женщины поскорее ушли. Сколько можно возиться с этой стиркой?
Наконец все было выстирано и развешано. Женщины подхватили пустые корзины и побрели сквозь кусты назад, в селение. Девочка послушно двинулась следом, бросив Соланж прощальный взгляд и незаметно помахав ручкой. Соланж ответила ей слабым движением руки, и девчушка вприпрыжку поспешила за взрослыми.
Соланж подождала, пока не стихнут голоса.
– Дэймон!
Он приподнял голову.
– Дэймон, они ушли.
Он молчал, и она повернулась, чтобы высвободить зажатую его грудью руку. Дэймон глубоко вздохнул, резко поднялся и пошел к лошадям.
Соланж с трудом поднялась, морщась от боли в затекшем теле. На нее налипли листья, руки были в грязи. Она с досадой осмотрела свои новые кожаные сапожки – они насквозь промокли и наверняка порвались... Потом принялась чистить одежду.
– Хватит возиться! – прервал ее занятие Дэймон.
Соланж замерла.
– Но я похожа на чучело, – попыталась она возразить.
– Придержи язык, – бросил он, вскакивая на Тарранта.
Она обожгла его царственным взглядом, но он, не оборачиваясь, уже пробирался сквозь кусты, прочь от деревни. Соланж смотрела вслед удаляющейся фигуре. Больше всего ей сейчас хотелось продолжать путь одной, но вскоре она тоже была в седле и нагоняла Дэймона.
– Но ты же говорил, что нам надо избегать людных мест, – озадаченно заметила Соланж, когда они остановились у деревянного указателя на развилке дороги.
– Кале – самый большой порт в округе. Соваться туда – не самый лучший способ остаться незамеченным. – Дэймон поерзал в седле.
После того, как вчера они едва не столкнулись с прачками, он решил, что надо действовать более решительно. Новый план противоречил его природной осторожности, события в любой момент могли обернуться против них, и он ничего не смог бы изменить.
Соланж смотрела на него, ожидая объяснений. Но как мог он объяснить, что близость к ней убивает его, что он умирает заново каждый день. И что не будет этому конца, пока она рядом? Как мог он сказать, что подставляет и свою, и ее голову под топор просто потому, что иначе не сможет совладать с собой?
Все это время Дэймона с небывалой силой преследовали воспоминания о яблоневой роще. Он сходил с ума, пытаясь избавиться от них, и возвращаясь к ним вновь и вновь. Вот и сейчас. Утренний ветерок играл растрепавшимися локонами Соланж. Шелковистые пряди приникали к ее щекам, касались влажных губ... Дэймону стало плохо от непреодолимого желания.
Он понимал, что находится в ловушке. Что не может больше выносить эту пытку – видеть ее и не сметь касаться...
Соланж отбросила пряди волос со щек и заложила их за уши. Даже в этом простом движении она была совершенна. Он хотел, чтобы эти руки ласкали его. Соланж превращала его в безумца.
– Думаю, нам стоит продолжать ехать так, как ты предлагал вначале, – снова заговорила Соланж. – Тот твой выбор кажется мне более мудрым.
– Нет, – отрезал Дэймон и взглянул на указатель. – Этот путь верней. В городе мы сможем сесть на корабль.
– Но...
– Следуй за мной.
И, не дожидаясь ответа, Дэймон свернул на дорогу, ведущую в Кале.
Город был сумрачным, но людным. Время от времени Соланж поглядывала на Дэймона, отчего мысли его путались, и сердце начинало колотиться в груди. Больше так продолжаться не может. Вот почему Дэймон избрал этот опасный путь. Отсюда, из этой гавани, они смогут, наконец, отправиться в Англию. И там, в Англии, он, наконец, освободится от Соланж. От этого наваждения.
Пристань кишела народом: рыбаки возвращались с утреннего лова. Целые горы рыбы, крабов, угрей возвышались прямо на причале, а рядом прохаживались рыбаки и сновали торговцы, готовые скупить весь улов. Над ними с пронзительными воплями кружили птицы, на лету хватая рыбу, и вновь взмывали в небо с добычей в клюве. Рокот прибоя, крики птиц, людской говор – все смешивалось и превращалось в нескончаемый, непереносимый гул.
Когда ветер с моря утих, рыбная вонь стала еще сильнее, и Дэймон подумал, как вообще люди могут тут жить. Впрочем, это не его дело. Его дело – убраться отсюда и как можно быстрее.
Они вели коней по узкой улочке вдоль забитых людьми причалов. Дэймон высматривал небольшой баркас вроде того, что привез его сюда, но с местом для лошадей. Один выглядел слишком ненадежным, у хозяина другого был вид откровенного скряги. Ничего, кораблик отыщется. Он должен найтись, чтобы перевезти их с Соланж в Англию.
Соланж тихо ехала за ним и так же, как он, не отрывала взгляда от причаленных суденышек. Она отбросила капюшон, и ее пышные волосы развевались на ветру. Вдруг она вскрикнула и указала рукой на баркас, который привлек ее внимание.
Он был не слишком большой и не слишком маленький, из твердого дерева. Старик-капитан прохаживался по палубе.
– Подожди здесь, – бросил Дэймон и, отдав Соланж поводья, направился к старику.
Соланж с раздражением посмотрела ему вслед. Иоланда тоже была взвинчена. Кобыла не любила толпы, и сейчас Соланж с трудом сдерживала ее. Таррант пока стоял рядом, но Соланж, сжимая в руке его повод, чувствовала, что и он нервничает. Обе лошади встряхивали головами, беспокойно храпели.
Народ шел мимо, поглядывая на них с любопытством. Еще бы! Отличные кони. Одинокая женщина... Соланж сообразила, что капюшон свалился с ее головы, и потянулась, чтобы снова набросить его. И в этот миг увидела в толпе знакомую фигуру.
Соланж похолодела.
Она низко опустила голову, надвинув капюшон на глаза. Иоланда повернулась чуть боком, дав хозяйке возможность наблюдать толпу, оставаясь при этом невидимой.
Где же он? Неужто ей привиделся человек, так похожий на капитана стражи Редмонда? Все произошло так быстро. Или он растворился в толпе, или она просто обозналась со страху.
Тем не менее, Соланж спешилась, чтобы меньше бросаться в глаза. Дэймон все еще беседовал со стариком, который качал головой, упрямо поджав губы. Это не предвещало ничего хорошего. Она встала между конями, чтобы укрыться за их крупами от глаз прохожих. Поглаживая Иоланду, она смотрела на дома и склады, которые тянулись вдоль порта. Понемногу толпа редела, люди, нагруженные уловом, расходились.
Чуть поодаль от нее несколько человек окружили какого-то человека и о чем-то спорили. Одни отрицательно качали головой. Другие согласно кивали и оглядывались на нее. Затем они расступились, и Соланж увидела знакомую оранжево-зеленую тунику.
Наступила мертвая тишина. Слышен был лишь неистовый стук ее сердца. Над головой Соланж лениво кружилась чайка, невольно привлекая внимание к женщине.
Соланж нагнула голову и повела коней мимо корабля, на котором торговался с капитаном Дэймон. Она не могла допустить, чтобы люди Редмонда заметили и ее спутника.
Больше всего ей хотелось сейчас вскочить в седло и опрометью поскакать прочь, но Соланж не могла бросить Дэймона. Оставалось лишь молиться, чтобы он не бросился за ней.
Украдкой взглянув через плечо, Соланж убедилась, что Дэймон все еще занят разговором. Старик качал головой, тыкая пальцем то в мачту, то в палубу под ногами.
Соланж была в полной растерянности. Каждый шаг, каждое движение давались ей с неимоверным трудом.
Она остановилась, делая вид, что хочет осмотреть подкову Иоланды, нагнулась и лишь тогда осмелилась через плечо взглянуть туда, где стояли люди Редмонда.
Они смотрели прямо на нее.
Теперь притворяться было незачем. Сжимая в руке поводья, Соланж кое-как вскарабкалась на спину лошади, развернулась и галопом, разгоняя редких прохожих, поскакала к кораблю, на котором остался Дэймон.
Он уже понял, что произошло что-то неладное, и бежал к ней, на ходу что-то крича, что – Соланж не могла разобрать. Не в силах произнести ни слова, она лишь бросила Дэймону поводья Тарранта и с ужасом смотрела на солдат, которые были уже совсем близко.
Дэймон все понял. Одним махом он взлетел в седло и поскакал за Соланж. Она гнала и гнала Иоланду, пролетая мимо прохожих с такой ловкостью, что Дэймон не мог не восхититься ее мастерством.
Капюшон упал на плечи. Плащ реял, как знамя. Волосы развевались на ветру. Она скакала к ближайшему переулку, одному из множества переулков, которые вели из порта в город. Соланж была уже почти у самого поворота, когда из тени дома вынырнула женщина с младенцем на руках.
Останавливаться было поздно. В тот самый миг, когда женщина завизжала и в страхе шарахнулась прочь, Соланж ощутила, как могучее тело Иоланды напряглось, и она на полном скаку перемахнула через женщину, благополучно приземлившись позади нее.
Следом мчался Таррант. Женщина уже успела отпрянуть к стене дома и, прижавшись к ней, отчаянно вопила. Дэймон промчался мимо нее.
Они оказались на круглой площади с фонтаном посередине. Нигде не видно было ни души. Дэймон нагнал Соланж и махал ей рукой, призывая остановиться. Она придержала Иоланду, переведя ее на шаг, а затем и вовсе остановилась.
Дыхание вырывалось из ее груди с хрипом, в ушах стоял оглушительный звон. Соланж видела, что губы Дэймона шевелятся, но не могла разобрать ни слова. Кажется, Дэймон сердится на нее... Как объяснить ему, что случилось? Как объяснить, если у нее только и хватает силы, что набирать воздух в легкие?
Взглянув на спутницу, Дэймон оборвал себя на полу слове и накрыл ладонью ее руку, судорожно сжимавшую поводок. По его губам Соланж догадалась, что он произносит ее имя и о чем-то спрашивает. Глаза его странно сияли.
Дэймон гладил ее руку, и скоро пальцы Соланж раз жались, к ним вернулось тепло. Назойливый шум в ушах затих. Слух вернулся к ней.
– Тебе лучше? – спросил Дэймон и принялся растирать другую руку.
– Надо ехать, – отрывисто сказала Соланж.
– Да, конечно, – отозвался он, не выпуская ее руки.
Они не двинулись с места. Таррант переступил с ноги на ногу, нетерпеливо грызя удила. На площади резко пахло чесноком и морской водой.
– Почему мы остановились? – с тихим отчаянием спросила Соланж.
– Не бойся, – ответил Дэймон. – Сейчас мы в безопасности.
Он разминал пальцы Соланж, и внезапно ее охватила странная дрожь от этих размеренных движений, от того, как медленно он проводил пальцами по ее ладони и за пястью. Эти прикосновения словно обжигали Соланж, и приятное тепло растекалось по ее руке до самого плеча. У нее перехватило дыхание, но на сей раз не от страха. Почему-то захотелось плакать. Она посмотрела на их сплетенные пальцы. Как же нелепо все обернулось! Ласка мужчины, которого она безнадежно желала столько лет, досталась ей, наконец, всего лишь из-за ее испуга. Это нечестно. Все должно было случиться иначе.
Соланж вновь поглядела на Дэймона и увидела, что его лицо опять превращается в маску. Он выпустил ее руку.
– Теперь едем. Держись за мной и не останавливайся, пока я тебе не скажу. И ради всего святого, надвинь поглубже этот проклятый капюшон.
И они двинулись в путь по лабиринту городских улиц и переулков. Навстречу показались прохожие. Они едва не наткнулись на двоих солдат Редмонда, и лишь подслушанный обрывок разговора вовремя остановил их.
– Вы уверены, что эти двое здесь не проезжали? – спросил один из солдат у крестьян.
– Подумайте хорошенько, и вы получите щедрое вознаграждение, – добавил другой.
Беглецы осторожно попятились и долго еще блуждали по темным улочкам, покуда не оказались у городских ворот. Тех самых, через которые они въехали в Кале. Теперь они возвращались в Дю Клар.
Они ехали весь день и всю ночь. Занимался рассвет.
– Им и в голову не придет, что мы решили вернуться, – терпеливо объяснял Дэймон. – Нас заметили в Кале. Теперь солдаты прочешут, город и, не найдя нас, решат, что мы либо отплыли в Англию, либо двинулись дальше на север.
– Почему ты в этом так уверен?
Соланж явно не доверяла плану Дэймона. Отчасти он понимал, что Соланж вправе сомневаться в нем после той неудачи, которую они потерпели в Кале. Но, черт побери, ни для кого больше он не стал бы подвергать свою жизнь такому риску. Как можно ему не доверять?!
– Уверен, – ответил Дэймон. – По пути в Дю Клар я проезжал мимо рыбацкой деревни. Там есть лодки. Местные жители переправят нас через пролив.
– Эта деревня чересчур близко к Дю Клар.
– Она довольно далеко от замка и как раз подходит для нашей цели. Мне бы следовало подумать об этом раньше. Люди Редмонда наверняка уже проезжали мимо нее.
– Почему ты считаешь, что они там никого не оставили?
– Так мне кажется. – В душе Дэймон молился, чтобы он оказался прав. Весь его план был основан на том, что солдаты Редмонда уже давно миновали рыбацкую деревню, а, быть может, даже не заметили ее – настолько она мала. Дэймон помнил лишь пару жалких лодчонок и приземистые хижины, стоявшие на берегу. Нет, он должен быть прав, иначе и быть не может.
– Если желаешь попасть в Англию, слушайся меня, – властно сказал Дэймон. – Или тебе придется рассказать мне, отчего этим людям так не терпится отыскать тебя.
– Дэймон Вульф, я еду с тобой лишь потому, что ты обещал доставить меня в Англию. Отвечать же на вопросы о моей прежней жизни я не собираюсь.
Соланж подала своей кобыле какой-то тайный знак, и они двинулись вперед. Что ж, по крайней мере, Дэймон добился своего.
К полудню беглецы совершенно выбились из сил. Соланж жаловалась, что больше не может сидеть в седле. Кроме того, она считала, что лошадям тоже нужен отдых, Даже больше, чем их хозяевам. Они не спали уже целые сутки.
Дэймон понимал, что она права, но не видел подходящего места для привала. Поля, по которым они ехали, были слишком открыты для чужого глаза. Кроме того, чем дальше уедут они от Кале, тем лучше.
Побережье было уже недалеко, и местность меняла свой облик. Плодородные земли сменились каменистыми пустошами. Далеко впереди Дэймон увидел пологий отрог, который он запомнил еще по дороге в Дю Клар.
В конце концов, Дэймону пришлось остановиться. Соланж просто отказалась ехать дальше. Она отыскала уединенный нескошенный луг с дикой пшеницей. Высокие сухие колосья качались и шуршали на ветру. Там оказалась и рощица, чтобы спрятать коней. Как раз такое местечко, какое им надо. Соланж твердо решила оставаться тут, пока не выспится, и ее совершенно не волновало, согласен Дэймон с ее планами или нет.
Высказав все это, Соланж отвела Иоланду в рощицу, а сама улеглась среди пшеницы, завернувшись в плащ.
Дэймон все еще сидел в седле и смотрел на девушку. Безумно хотелось отдохнуть, но страх оказаться вновь рядом с Соланж заставлял его медлить. Взглянув на Соланж в траве, он представил ее лежащей в совсем другом месте. В его постели, например.
Дэймон вздохнул и зажмурился, отгоняя наваждение. Соланж права, им надо отдохнуть. Он неохотно спустился на землю, пустил Тарранта пастись среди деревьев и принялся устраивать себе ложе как можно дальше от Соланж.
Пшеничные колоски шуршали над головой, как камыш. Дэймон медленно засыпал. Ему снилась Соланж. Она пела. Ее чистый, сладостный голос взлетал к небесам.
Когда он проснулся, все заливал лунный свет. Соланж уже поднялась. Она кормила коней остатками яблок из того сада, в котором они были два дня назад. Сама она тоже грызла яблоко. Кони подошли к ней совсем близко, вслушиваясь в нежное бормотание, понятное им одним.
Дэймон подошел к ним, прихватив из сумки яблоко и для себя. Оно было твердым и сладким, как раз таким, как ему нравилось.
– Как спалось? – не оборачиваясь, поинтересовалась Соланж.
Он что-то проворчал в ответ. К своему удивлению, Дэймон обнаружил, что зверски голоден. Он отшвырнул огрызок и снова потянулся за яблоком.
– Дэймон, как ты думаешь, далеко еще до деревни? Он прикинул, сколько времени отнимет у них кружной путь. Выходило не так уж плохо.
– Думаю, еще день-два. Тебе так не терпится избавиться от моего общества?
Соланж покачала головой.
– Не в этом дело. Просто... Погода ухудшится скоро.
Дэймон перестал жевать.
– Ты уверена?
? Да.
– И что нас ждет?
– Буря. Возможно, со снегом.
Этого им только не хватало – Дэймон знал, что Соланж права. У нее с детства был дар предсказывать погоду. Мальчишкой он не раз убеждался в этом. Другие только смеялись, но он всегда прислушивался к ее словам... Дэймон торопливо прикончил второе яблоко и скор мил огрызок Тарранту.
– Сколько у нас времени? – спросил он. Соланж пожала плечами – призрак в лунном сиянии.
– День. Может, два. Не больше.
Буря налетела через восемнадцать часов. Косой, слепящий дождь со снегом обрушился на их головы. Они мгновенно промокли и промерзли насквозь. Кожа покраснела. Глаза слезились. Лошади медленно, склонив головы, передвигались по раскисшей тропе.
Когда сквозь завесу снега ничего не стало видно, они укрылись в маленькой пещерке, которую отыскал в скалах Дэймон. В ней едва хватило места для всех. Они дрожали от холода. Дэймону пришлось наклониться, чтобы не стукнуться головой о свод. В конце концов, он и уселся на землю, прислонясь к каменной стене. Соланж сидела рядом и смотрела, как бушует метель за овальным зевом пещеры.
Из хвороста, что устилал пол пещеры, удалось развести слабый огонь. От порывов ветра костер прикрывал маленький каменный выступ, но тепла от него все равно почти не было.
Следующий день не принес изменений. Мысль о том, что их преследователи тоже попали в этот буран, не согревала беглецов.
Ненастье не унималось. К тому же теперь все вокруг покрывала толстая корка льда. Последние яблоки были съедены. Охотиться Дэймон не мог, так как дичь тоже пряталась в такую погоду. Оставалось только ждать, когда небо очистится.
Силы покидали их. Дэймон видел, какие темные тени залегли под глазами Соланж, как она сворачивается в клубочек от холода и спит... спит...
К утру третьего дня Дэймон решил, что ждать больше нельзя. В крохотной пещере было более-менее тепло от костра и лошадей, но чувство голода становилось нестерпимым. Соланж казалась уже прозрачной, и Дэймон сильно тревожился за нее. Он просто не мог сидеть сложа руки и смотреть, как она тает на глазах. Но больше всего он боялся, что она может заснуть тем пугающим крепким сном... и уже не проснуться.
По его настоянию они все же тронулись в путь. Прежде чем покинуть пещеру, Соланж достала из дорожного мешка длинный нож и разрезала пополам зеленый шатер. Прорезав в каждом куске дыру, она набросила ткань на лошадей, продев их морды в дыры. Ткань прикрыла коней до колен. Дэймон было, заметил, что это вряд ли защитит их от бури, но Соланж огрызнулась, что это, мол, лучше, чем ничего, а он слишком устал, чтобы спорить с ней. Все равно этот шатер им больше не нужен. Он не устоит при таком сильном ветре.
Теперь края зеленых попон хлопали лошадей по бокам, издавая влажный чмокающий звук. Дэймон старался не выпускать из виду известняковую гряду – на случай, если им опять понадобится убежище. Он почти потерял чувство времени. Длится ли еще день? Что скрывают серые тучи – рассвет, закат, полдень или полночь? Дэймон не знал этого...
Ветер выл непрестанно. Дэймон замерз настолько, что не чувствовал своего тела. А впереди по-прежнему не видно было ничего, кроме серой пелены. Мокрый снег насквозь пропитал ледяной сыростью одежду. Неужели господь так и не сжалится над ними? Неужели они обречены вечно скитаться в этом ледяном чистилище?
Дэймон уже не помнил, почему оказался здесь, куда идет и чей это темный силуэт, бредущий рядом. Руки в промокших и обледенелых перчатках прилипли к поводьям.
Блаженный, звенящий покой был, казалось, совсем близко. Для этого нужно было всего лишь перестать двигаться. И тогда сразу станет тепло, покойно и безмятежно. Он шел, закрыв глаза. С закрытыми глазами было легче.
Снова была война, и Дэймон вел своих солдат в битву против мятежников. Половина его войска уже погибла от холода в шотландских горах, но рядом с ним был Эдвард. Он безжалостно требовал идти дальше, не желая прислушаться к голосу здравого смысла. Король Эдвард держал жизнь Дэймона в своем железном кулаке и выжимал из него все, что было потребно его величеству. Желание покорить мятежников сделало его одержимым. Ради этой цели он готов был послать верных своих солдат в настоящий ад. Дэймон был в полном его подчинении.
Кто же знал, что в аду окажется так холодно?
Кто-то тряс Дэймона, вынуждая открыть глаза. Это была женщина, и она что-то кричала, но он не слышал слов из-за ветра. Лицо ее казалось знакомым. Дэймон прищурился, пытаясь получше разглядеть ее. Она напоминала девушку, которая много лет назад разбила его сердце.
Да нет же, эта женщина – ведьма с растрепанными волосами и дикими глазами. Нечестивое создание ночи. Дэймон не хотел иметь ничего общего с этим существом. Вокруг и так достаточно смерти. Он пытался оттолкнуть ее, но никак не мог разжать рук, вцепившихся в поводья. Тогда он решил, что просто не станет ее замечать.
Отделаться от ведьмы оказалось не так легко. Она была очень взволнована и все трясла Дэймона за плечи. До чего же настырная! Дэймон хотел лишь одного – чтобы его оставили в покое.
Нечестивое создание разжало руки и вдруг наотмашь ударило его по лицу. Дэймон заморгал и открыл глаза окончательно.
– Посмотри! – кричала она и протягивала куда-то руку.
Далеко внизу, где берег полого сбегал к морю, тянулись чередой дома под соломенными крышами. Сквозь дверные щели и закрытые ставни струился приветливый свет.
Дэймон снова моргнул, но видение не исчезло. Деревня! Боже мой, рыбацкая деревня! Это значит... Он наморщил лоб, пытаясь свести воедино обрывки связных мыслей. Это значит – еда и кров. Они начали спускаться к морю.
Отыскать местную таверну оказалось нетрудно. В конюшне нашлись два пустых стойла для лошадей. В блаженном тепле Дэймон понемногу пришел в себя, и к нему снова вернулась острота чувств. Он был готов остаться здесь, в этой конюшне, на душистом сене. Тут было тепло, уютно и безопасно. Соланж, однако, напомнила о еде.
На выбеленной дождями и ветрами двери таверны была прикреплена дощечка с надписью «Черная кошка».
И действительно, на стойке растянулась огромная живая черная кошка. Она зашипела на вошедших и с громким воплем спрыгнула вниз.
– Болваны! – по-французски крикнула женщина за стойкой. – Дверь закройте!
Соланж налегла на тяжелую дверь, захлопнула ее, и в зале снова сгустился запах дыма. Дэймон подошел к женщине.
– Добрый вечер, хозяюшка, – начал он по-французски, нарочито огрубляя свой акцент под стать ее выговору. Краем глаза он заметил, как удивленно смотрит на него Соланж.
– Не знаю, что доброго ты нашел в этом вечере, – кисло ответила хозяйка таверны.
Подойдя ближе к стойке, Дэймон разглядел, что на самом деле она не так стара, как показалось ему сначала.
Было ей чуть за тридцать. Пухленькая, довольно миловидная, с белокурыми почти бесцветными волосами, она тоже пристально разглядывала Дэймона. Ее манеры резко изменились, едва она присмотрелась к нему поближе. Она кокетливо сморщила носик, приняв скромный вид, который ей совершенно не шел.
– Хоть ты и промок до неузнаваемости, все же я уверена, что прежде тебя никогда не видела.
Дэймон одарил женщину чарующей улыбкой, на какую был сейчас способен.
– Ты весьма сообразительна, ибо мокрый или сухой, но прежде я сюда не заходил.
Женщина улыбнулась ему в ответ.
– Меня зовут Жислена. Чем могу служить?
Она перегнулась через стойку, демонстрируя Дэймону свою пышную грудь в вырезе блузы. Он поощрительно усмехнулся и хотел было сказать комплимент, но тут подошла Соланж и смерила хозяйку неприязненным взглядом. Она не забыла спрятать волосы под капюшон плаща. Дэймон грубовато обхватил рукой плечи Соланж.
– Нам с братом туговато нынче пришлось. Не отыщется ли здесь для нас еда и пиво?
Жислена окинула пренебрежительным взглядом юного оборвыша, стоявшего рядом с приезжим красавчиком.
– Что-то вы не больно похожи, – заметила она.
– Мы братья только по отцу, – без запинки ответил Дэймон.
– А-а... Братец твой высоковат для своих лет, верно?
– Да уж. В нашем семействе все долговязые.
Жислена умолкла, барабаня пальцами по деревянной стойке. За столиком кто-то многозначительно кашлянул.
– Так как насчет еды, хозяюшка? – мягко напомнил Дэймон.
– У меня только рыбная похлебка, – решительно сказала она.
– Бьюсь об заклад, Жислена, что вкуснее твоей похлебки я в жизни не ел.
– Бьюсь об заклад, что не ел, – ответила она и с этими словами исчезла за кухонной дверью, оставив их ждать у стойки. Соланж дернула Дэймона за рукав.
– Мы ее провели! Я же говорила тебе, что получится! – возбужденно прошептала она. – Вот видишь, она поверила, что я мальчик.
Дэймон облокотился на стойку и лениво окинул взглядом таверну. Изнутри она выглядела неприглядно. Никаких украшений, лишь грубые каменные стены, изъеденные соленым морским ветром да просмоленные жирным дымом. Посреди залы стояло несколько длинных столов со скамьями. Посетителей было мало. Лишь за одним столом сидела компания старых рыбаков, а у камина еще двое играли в шахматы. Все они с нескрываемым интересом поглядывали на новых посетителей.
Дэймон и рад был бы присесть за стол, лучше всего у очага, но боялся двинуться с места. На стойку можно было, по крайней мере, опереться, и он не желал, чтобы эти люди заметили его слабость.
Черная кошка вновь забралась на стойку и грациозно присела возле его локтя. Соланж потянулась к ней, погладила густую мягкую шерсть. Кошка замурлыкала и покорно позволила Соланж взять себя на руки.
– Что это случилось с нашей дикаркой? – пробормотал один из стариков.
– Филипп умеет обращаться со зверьем, – небрежно бросил Дэймон. – Я уверен, что он отыщет себе место конюха в каком-нибудь богатом замке.
Рыбаки дружно загоготали.
– В богатом замке, говоришь? И какой же замок тебе бы подошел? – потягивая пиво, спросил кто-то из рыбаков. – У нас их тут, знаешь ли, много.
Его приятели вновь засмеялись.
– Мы в здешних краях впервые, – признал Дэймон. – Я не заметил поблизости ни одного замка.
– А его и нет, во всяком случае, такого, куда можно было бы пристроить мальчишку, – отозвался другой рыбак. – Поезжай-ка домой, приятель.
– Значит, все-таки есть какой-то замок? – спросил Дэймон.
За столом воцарилась угрюмая тишина. Рыбаки молча потягивали пиво, старательно отводя глаза.
– Нам ведь подойдет любой замок, – не отступал Дэймон. – Мой братец не привередлив.
– Нет, парень, вряд ли тебе захочется оставить своего брата в том замке. Дю Клар – не место для невинных душ, – подал голос человек с трубкой, сидевший у очага.
– Дю Клар, говоришь? Дю Клар... Кажется, я что-то о нем уже слыхал...
Соланж придвинулась к Дэймону и со всей силы наступила ему на ногу. Он оттолкнул ее и сделал шаг – к своему облегчению, убедился, что ноги его еще держат.
– А я говорю, ты не отдашь туда брата, – упрямо повторил старик с трубкой.
– Работа есть работа. Филипп не станет жаловаться. Все равно везти его назад я не могу. – С глуповатой улыбкой Дэймон плюхнулся на пустой табурет. ? Я обещал жене отправить мальчишку на заработки. Она с меня кожу сдерет живьем, если я приведу его назад. Ты же знаешь, каковы женщины!
Соланж стояла у стойки, отвернувшись. Послышался голос самого старого рыбака.
– Послушай-ка, сынок! Видать по всему, жена твоя – ведьма, но в Дю Клар тебе соваться все равно опасно. Больше я тебе ничего сказать не могу. Это не место для христианина. Не хочешь же ты подвергнуть опасности бессмертную душу своего брата? Держись подальше от Дю Клар.
Все рыбаки согласно закивали, и сколько Дэймон ни выпытывал у них объяснений, ничего так и не добился. Соланж по-прежнему стояла к ним спиной, барабаня пальцами по стойке и играя с кошкой.
Дэймон изнемогал от любопытства, но по упрямому выражению на обветренных лицах рыбаков понял, что больше ничего от них не узнает, и приступил к похлебке, которую вместе с кружкой пива поставила перед ним Жислена.
– Твоя еда на стойке, паренек, – бросила она Соланж, бесцеремонно усаживаясь на скамью рядом с Дэймоном.
Соланж молча придвинула к себе миску с похлебкой, выловила ложкой кусок рыбы и положила его перед кошкой. Та с явным интересом следила за ее действиями.
– Они правы, – промолвила хозяйка, под столом тесно прижимаясь бедром к бедру Дэймона. – Ты не найдешь здесь работу для мальчишки, а стало быть, придется вам плыть через пролив на поиски богатого замка!
– Что ж, придется. Другого выхода нет. – Дэймон хитро усмехнулся.
Жислена внимательно посмотрела на Дэймона.
? Да ты не шутишь! – с ужасом выкрикнула она.
? Но в такую погоду ты нигде не найдешь лодку, – сказал кто-то из рыбаков.
– Придется найти, друзья мои. Нам нужно отплыть сегодня вечером. Или, в крайнем случае, завтра утром.
Дэймон заметил, что Соланж, чуть повернув голову от стойки, пристально смотрит на них. Глаза ее по-кошачьи сузились.
Поднялся шум. Каждый считал своим долгом высказаться.
– Это же немыслимо!
– С ума ты спятил!
– В такую бурю, да через пролив?
– Поезжай-ка лучше в Кале.
И тогда Дэймон вытащил из-под плаща горсть монет и рассыпал их посреди стола. Золотые монеты соблазнительно замерцали на темной дубовой столешнице. Здесь было втрое больше, чем предлагалось за их поимку. Об этом Дэймон позаботился заранее.
– Кале слишком далеко, – сказал он мягко в наступившей тишине.
Загрубевшая рука Жислены проворно схватила откатившуюся монетку.
– Да за такую цену я б сама вас перевезла, будь у меня лодка, – мечтательно произнесла она.
– Что ж, – сказал рыбак с трубкой, который даже привстал, чтобы лучше видеть золото, – у меня неплохое суденышко и довольно прочное. В самый раз для тебя и мальчика.
– Опомнись, Ален! В такую бурю только последний дурень выйдет в море, – поучал его другой рыбак.
– Ошибаешься, друг мой, – впервые за все время подала голос Соланж. – Это всего лишь легкий снежок и к утру он прекратится.
Все посмотрели в окно. Над землей неспешно кружились белые снежинки. Ветер стих...




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Роза на зимнем ветру - Эйби Шэна

Разделы:
Пролог123456789101112131415эпилог

Ваши комментарии
к роману Роза на зимнем ветру - Эйби Шэна



Хорошая книга, мне понравилась....
Роза на зимнем ветру - Эйби Шэнаирина
24.01.2013, 17.44





Хорошая книга, мне понравилась....
Роза на зимнем ветру - Эйби Шэнаирина
24.01.2013, 17.44





Хорошая книга, мне понравилась....
Роза на зимнем ветру - Эйби Шэнаирина
24.01.2013, 17.44





очень понравился роман.твердая 10.!!!!!!!!
Роза на зимнем ветру - Эйби Шэначитатель)
29.11.2013, 19.52





замечательный роман!
Роза на зимнем ветру - Эйби ШэнаАнна
30.11.2013, 23.14





Девочки, хочу прочитать роман, но не знаю стоит ли. Кто читал? Что скажите?
Роза на зимнем ветру - Эйби ШэнаМашка
12.12.2013, 20.53





роман просто супер. Ставлю твердую 10.
Роза на зимнем ветру - Эйби ШэнаЯна
1.06.2014, 10.21





роман просто супер. Ставлю твердую 10.
Роза на зимнем ветру - Эйби ШэнаЯна
1.06.2014, 10.21





Согласна с коментариями, роман отличный!Стоит почитать так что наслаждайтесь чтением.
Роза на зимнем ветру - Эйби ШэнаАнна Г.
13.06.2014, 20.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100