Читать онлайн Месть русалок, автора - Эйби Шэна, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть русалок - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть русалок - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть русалок - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Месть русалок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

В конце недели Кайла поняла, что больше не в силах выдержать общей мрачной атмосферы, царящей в замке. После того как обнаружили тело черноволосого мужчины, Роланд стал, если такое вообще возможно, еще более холодным и опасным. Теперь она не только не видела его за столом в общем зале, но и по ночам, которые тянулись для нее бесконечно, сменяясь такими же пустыми днями, проведенными почти в полном одиночестве. Люди отшатывались от нее, словно она была ведьмой. Даже Марлу она ни разу не видела за все это время.
Кайла сейчас остро нуждалась в утешении и понимании, которые, как она думала, могла найти у одного-единственного человека на острове. Она очень надеялась на то, что он сможет вывести ее из этого мрачного темного лабиринта, в который затянул ее Роланд. Кайле было необходимо поговорить по душам с Харриком.
На Лорее не было церкви. Единственная месса, в которой Кайле пришлось принять участие на острове, происходила в главном зале замка. Поэтому ей надо было искать Харрика в местах, наиболее подходящих для монаха.
Не на кухне, полной молодых женщин, которые едва ли стали бы тратить свое время на бесплодные размышления о смысле бытия.
И не в конюшне, так как брат Харрик, по его собственным словам, не ездил верхом.
Не было его и на дворе, где Томас и Бертольд сразу заметили бы высокую фигуру монаха с любого расстояния.
Его не было даже в его собственной комнате, маленькой и совершенно пустой, по словам Томаса, который зашел туда, чтобы удостовериться, что там действительно никого нет.
Она нашла Харрика в детской, к своему удивлению, так как не собиралась его там искать, а забрела туда случайно, поскольку комната эта находилась недалеко от комнаты самого монаха. Когда Кайла со своими телохранителями проходила мимо, из-за двери детской раздался глубокий, спокойный голос, который нельзя было спутать ни с чьим другим.
Кайла остановилась в нерешительности в коридоре, не зная, может ли она врываться к ним и мешать их занятиям. Но Бертольд решил это проблему, просто открыв для нее дверь.
Харрик сидел в середине круга, образованного детьми, с расставленными широко в стороны руками и растопыренными пальцами.
– … с крыльями, больше, чем ширина этой комнаты, с глазами, горящими огнем, и с ниткой жемчуга, украшавшей его бороду.
Дети, затаив дыхание, смотрели на его распростертые в стороны руки, которыми он начал махать, как крыльями.
– А что было дальше? – закричал самый маленький мальчик.
Харрик увидел Кайлу. Мгновенно крылья дракона опустились, превратившись снова в человеческие руки. Дети издали дружный вздох сожаления.
– Мы закончим историю завтра. Святой Георг может и подождать.
Раздались громкие крики протеста, когда Харрик поднялся на ноги и осторожно двинулся к Кайле, окруженный обступившими его детьми.
– Завтра, – внушительно повторил он, и, словно по волшебству, все крики смолкли, и дети разбежались по разным углам комнаты, тут же занявшись своими делами. Лишь несколько малышей подошли к Кайле вместе с Элисией, которая снова казалась самой обычной маленькой девочкой. Некоторые дети просто молча стояли в стороне, с благоговейным страхом взирая на огромные фигуры Томаса и Бертольда.
– Здравствуй, тетя, – сказала Элисия, потянув Кайлу за юбку обеими руками. – Тебе сегодня уже лучше?
Кайла наклонилась и коснулась пальцами детской щеки, гладкой и нежной.
– Да, спасибо, – ответила она.
– Это хорошо. – Элисия быстро обняла Кайлу и прижалась к ней на мгновение. А затем отошла, уводя за собой других детей.
Женщины, приглядывавшие за детьми, поспешили всех успокоить. В комнате и в самом деле стало потише, так что можно было слышать ветер, завывающий в трубах и бьющийся о закрытые ставни детской, расположенной в высокой башне. Дети и взрослые выжидательно смотрели на Кайлу.
– Может, выйдем куда-нибудь отсюда? – спросил Харрик.
Кайла кивнула.
Во дворе замка, окруженном со всех сторон стенами, ветер почти не ощущался. Пока они шли, Харрик молчал, а Кайла раздумывала над тем, как приступить к тому, о чем она собиралась с ним поговорить. Они вышли за главные ворота, и, к ее удивлению, никто из ее стражников не возразил против такого явного нарушения строжайшего распоряжений Роланда. Они, как всегда, расположились по бокам, но Томас предоставил Харрику особую привилегию – идти рядом с Кайлой, сам же пошел чуть сзади.
Харрик сначала повел их всех по дороге, ведущей к причалу, на который они высадились в первый день ее прибытия на остров. Но затем они свернули на едва проторенную тропку среди зарослей папоротника, которая вела к некому подобию естественного шатра, образованного стволами и кронами деревьев, растущих почти правильным кругом на расстоянии четырех футов одно от другого.
Харрик улыбнулся, заметив, с каким изумлением Кайла смотрела вверх, на этот зеленый шатер, образованный переплетенными ветвями, сквозь которые проглядывало серое небо.
– Необычно, не правда ли? Я обнаружил это место несколько лет назад, во время одной из моих прогулок по острову. – Он обернулся к телохранителям: – Пожалуйста, оставьте нас ненадолго одних. Нам с графиней нужно побеседовать. Подождите за пределами поляны.
Кайла ожидала, что стражи будут резко протестовать и вместо того, чтобы уйти, лишь еще теснее окружат ее, заподозрив неладное. Но, к ее изумлению, оба мужчины только кивнули и отступили назад, скрывшись за стеной кустарников.
– Ну, и как поживает ваш муж, миледи? – спросил Харрик, глядя на нее с высоты своего немалого роста. Он сложил руки жестом, говорящим о полной его безмятежности.
– Я… – Кайла запнулась, ей было трудно признаться в том, что она понятия об этом не имеет. В конце концов, это именно то, что она сама хотела узнать у Харрика. Своим вопросом он сразу перешел к сути, сделал ненужным вступление, которое заготовила Кайла.
– Надеюсь, что с ним все в порядке, – выдавила она из себя.
Харрик приподнял брови, сразу став более похожим на своего единокровного брата.
– Вы надеетесь?
– Ну, я не слишком часто вижу его в последнее время…
– Отчего же?
– Не потому, что не хочу этого. Просто он избегает меня.
– Так вы, вероятно, ищете его?
Кайла смутилась. Ей стало как-то очень неуютно под проницательным взглядом монаха.
– Нет, – сказала она раздраженно и, стараясь избегать его взгляда, наклонилась и подобрала с земли шишку. – Я его не ищу.
– Но почему же?
– Потому что он, по-видимому, сам не хочет меня видеть. – Она сжала руку, и острые чешуйки шишки впились ей в ладонь.
– Но откуда же вы знаете? Если вы совсем не видите его, то откуда вы знаете, хочет ли он вас видеть?
Кайла нашла вопрос совершенно нелепым и постаралась не замечать неожиданно кольнувшее ее чувство вины.
– Если бы он желал меня видеть, то, думаю, ему было бы несложно меня найти. – И она указала кончиком шишки на двух своих стражей, чьи силуэты были чуть видны за деревьями.
– Но я вовсе не предполагал, что вас трудно найти, миледи. – Голос Харрика был очень ласковым и чуточку насмешливым. – Осмелюсь предположить, что в замке нет ни одного человека, который бы не знал, где вы находитесь каждую минуту – так тщательно за вами наблюдают.
Кайла почувствовала, как ее охватывает растерянность и отчаяние.
– Это правда, – сказала она еле слышно.
– Поэтому-то мне кажется, – тихим голосом продолжал Харрик, подняв голову и глядя на переплетение ветвей над их головами, – что потерялись не вы, а Роланд.
Она открыла было рот, чтобы что-то ответить, но тут же закрыла его.
– Именно так, – сказал Харрик. – Я уверен, что вы найдете его прямо сейчас в излишне тесной компании бутылки вина в его собственном кабинете.
– В его кабинете? – Она недоверчиво покачала головой.
– Томас и Бертольд проводят вас, – добавил Харрик и, прижав руку к ее спине, чуть подтолкнул обратно к тропинке.
Роланд сидел за огромным столом в комнате с тяжелыми парчовыми шторами на узких окнах, напоминающих бойницы. Шторы были пурпурного цвета и создавали ощущение жаркого пламени в тех местах, где сквозь них пыталось пробиться солнце.
Стол был завален самыми разными предметами, и подбор их мог бы удивить кого угодно: лошадиная подкова, небрежно завернутая в тряпку; тонкое золотое ожерелье с медальоном; футляр для драгоценностей, возможно, предназначенный для ожерелья. Бокал с какой-то жидкостью, оставившей цепочку следов в виде липких колец на деревянной крышке стола. Но там не было никаких гвоздей для подков – ни скрученных, ни каких-либо еще.
Роланд сидел, опустив голову. Он даже не взглянул на нее, ни когда она открыла дверь, ни когда медленно шла по кабинету.
– Не сейчас, – сказал он чужим, ничего не выражающим голосом, который она уже однажды слышала во время игры в шахматы. – Уходи.
Кайла остановилась, оглянувшись на дверь позади себя. Один из ее телохранителей закрыл ее за ней. Стражники остались дожидаться снаружи, в холле.
– Черт тебя возьми, Марла, я сказал, что не хочу твоего колдовского зелья. Оставь меня и…
Роланд поднял голову и запнулся, увидев ее, стоящую посреди комнаты. Это была она – женщина из его снов, с волосами цвета осенних листьев и глазами, полными серебристого лунного света. Женщина, даже думать о которой ему было нестерпимо больно, но он не мог о ней не думать, потому что она полностью занимала все его мысли, она принадлежала ему. Его жена. Его Кайла.
Она вошла в его грезы легкими скользящими шагами, ее платье чуть шелестело мягкими, воздушными складками шелка или бархата, или… черт его знает чего еще.
Розы расцветали там, где она прошла. Так должно было бы быть. Ведь она заслужила, чтобы цветы распускались там, где ступали ее ножки. Она заслужила шлейф из цветов, корону из звезд и золотую…
Он застонал и снова уткнулся лицом в ладони. Она должна исчезнуть в следующий раз, когда он посмотрит туда. Так было всегда. Она приходила… и исчезала. И на том месте, где она стояла, тьма становилась еще гуще.
– Роланд.
Она произнесла его имя так тихо, нежно… Он стиснул зубы, чтобы не поддаться этому колдовству.
Прошло несколько мгновений… или часов?
Он снова дьявольски хотел пить. Он просто умирал от жажды. Ему надо выпить. Он потянулся за бокалом, но тот был пуст. Почему, дьявол его забери, его бокал опять пуст? Ведь он граф всех этих земель. Это же что-то значит! Пусть принесут еще вина!
Роланд поднял голову. Она все еще стояла там, точно так же, как вечность назад.
– Милорд?
Он опустил голову и горько рассмеялся в ладони.
Возможно, она и правду пришла. Она сама, а не его мечта о ней. Ну конечно. Определенно это она!
– Что? – спросил он.
Она подплыла ближе к столу. Одна бледная рука потянулась к нему, подняла бокал, который он опрокинул, и отставила его в сторону. За ней не тянулся шлейф из цветов, и звезд тоже не было. Нет… за ней крались его ночные кошмары. Он видел их сейчас так ясно!
Тьма отступила, но то, что заняло ее место, было даже хуже.
Она подошла совсем близко. Теперь он видел только ее, прекрасную, желанную, единственную, ту, что, возможно, даже могла бы спасти его от себя самого. Ласковые, уверенные руки, спокойный, честный взгляд… но, должно быть, это вино туманит его рассудок, смущает подобными мыслями. И все же она все еще была здесь.
Его Кайла.
Его надежда на спасение.
Он боролся с этим наваждением, но результат всегда был один и тот же. Роланд говорил себе, что он должен просто привязать ее к себе, потому что она была графиней, а он графом. Вместе они должны продолжить династию. И этот долг перед предками обещал превратиться для него в еженощную усладу.
Но судьба, как всегда, безжалостно посмеялась над его самонадеянностью. То, что он испытывал к ней, не было простым вожделением. И не привязанностью, и не одним из тех приятных, но не слишком обременительных чувств, которые он питал к другим женщинам.
Он любил ее. Он любил ее так сильно, как только вообще мог любить что-то в этой жизни, включая свою семью и свой дом.
Боже милосердный! Он полюбил ее, и что же теперь с ним будет? Она никогда не примет его за все его грехи, за те беды, в которых она винит его. Она никогда не примет его полностью, с этими страшными призраками, которые преследуют его. И он не смеет ждать этого от нее. У нее хватает своих призраков, своей боли, зачем ей еще и это? Но как же ему жить теперь? Рядом с ней и без нее?
Кайла чувствовала запах вина, разлитого в воздухе, видела его взъерошенные, спутанные волосы, круги под глазами, двухдневную золотистую щетину. Роланд снова опустил голову и что-то бормотал себе под нос, но так тихо, что она не могла разобрать ни слова.
Она подошла к окну и попыталась отдернуть тяжелую штору. Она сначала двигалась легко, но потом наверху что-то заело. Кайла дернула посильнее и сорвала штору с железной палки, к которой та была прикреплена. Тяжелая штора упала на нее, подняв тучу пыли, и комнату залил солнечный свет. Кайла сбросила с себя материю и, наклонившись вперед, распахнула тяжелое окно, впуская в комнату свежий морской воздух. Затем она снова вернулась к столу.
Наконец-то он обратил на нее внимание, слава богу!
Он смотрел на нее во все глаза, пытаясь не щуриться от яркого света.
– Кайла? – спросил он неуверенно. Голос его звучал тихо и как-то хрипло, словно он только что очнулся от глубокого сна.
– Милорд? – Она встала перед ним, сложив на груди руки.
Роланд медленно протер глаза рукой, затем огляделся вокруг, почти с удивлением.
– Ты здесь?
– Да. А вы пьяны.
– Ничего подобного. – Он рассмеялся, явно издеваясь над собой. – Я бы хотел. Я очень старался… но не вышло.
– Я собираюсь поговорить с вами, милорд.
Он откинулся назад в кресле и прищурился, рассматривая ее. Затем пожал плечами:
– Умоляю, говори!
Но слова не шли у нее с языка. Чтобы как-то прикрыть свою растерянность, она сделала вид, что ищет стул, чтобы сесть. Наконец она села против него и аккуратно расправила складки платья.
Он молча наблюдал за ней, поставив руку локтем на стол и подперев ею подбородок.
– Как ваши дела, милорд? – спросила она наконец, не найдя ничего лучше.
– Прекрасно, миледи.
Ложь была настолько очевидной, что он, должно быть, просто издевался над ней. Но на его лице не было ничего, похожего на улыбку. Скорее гримаса. Она решила, что стоит попытаться снова.
– Я очень давно не видела вас, – сказала она, пытаясь сохранять спокойный, уравновешенный тон.
Роланд ничего не ответил. Она видела, как его взгляд задержался на чем-то за ее спиной, затем снова вернулся к ней.
– Я не сомневаюсь в том, что вы были очень заняты.
Как и в том, что у вас, как графа, очень много обязанностей здесь, в ваших владениях.
Он чуть заметно усмехнулся, играя с золотой цепочкой, пытаясь выложить ею на столе буквы: Э и С, затем треугольник.
– И у меня также нет никаких сомнений в том, – продолжала она, наблюдая, как двигаются его пальцы, – что вы предпочитаете общаться в темноте с бутылкой, чем со своей собственной женой.
– Так вот, что ты думаешь. – Роланд прямо взглянул на нее. Его глаза лихорадочно блестели. – Это правда? Ты и в самом деле так думаешь?
Она пожала плечами:
– А что еще я могу думать? Почему вы меня избегаете?
– Этого тебе лучше не знать. Да ты и сама не захочешь.
– Захочу.
Цепочка снова вытянулась в прямую линию, сложенная точно посередине. Он оставил в покое украшение и уперся обеими ладонями в стол.
Кайла начала терять терпение, которое помогало ей более или менее спокойно сидеть в кресле. Он снова застыл, не обращая на нее внимания, уставившись на цепочку, лежащую перед ним. Кайла дернулась и уже начала подниматься на ноги, когда он заговорил:
– Она была моложе, чем ты, когда умерла.
Он сказал это тихо, словно думал вслух.
– Кто? – спросила удивленно Кайла.
– Элинор. Она вышла замуж очень рано. Слишком рано, как я думал. В пятнадцать. – Он снова откинулся назад, закрыл глаза, вздохнул. – Но, возможно, это было и не так уж рано.
Кайла нахмурилась, глядя на кулон, лежащий перед ним. Это была круглая пластинка из золота с каким-то узором в середине, похожим на кельтский символ.
– Но она была так счастлива с ним. Она говорила, что очень его любит. И я поверил ей. Джеймс был хорошим человеком. И я знал, что он любил ее уже давно, наблюдая, как она растет. И когда он погиб, она чуть не умерла сама.
Кайла вновь пристально посмотрела на мужа, но его лицо оставалось бесстрастным. Он опять смотрел невидящим взглядом на какую-то точку за ее спиной.
– Она была на пятом месяце, когда Джеймс вышел в море и больше не вернулся, попав в сильный шторм. Мы ничего не могли поделать. Не могли спасти его. Он не должен был выходить. Но он всегда презирал опасность.
Она поерзала в своем кресле, чувствуя себя очень неловко и от самого рассказа, и от этого пустого взгляда.
– Так вы из-за этого заперлись здесь, в комнате, на весь день? – озадаченно спросила она, совершенно уже ничего не понимая.
– Я должен был тогда уехать, понимаешь? – Казалось, он не слышал ее. – Должен был. Генри послал за мной. Я не мог ему отказать, это был приказ короля. Я был ему нужен, и ему были нужны все мои люди. Я должен был уехать. И неважно было, что прошло всего две недели со дня гибели Джеймса и что моя сестра была в отчаянии.
Он посмотрел на Кайлу, она кивнула, пораженная неожиданной вспышкой ярости, сверкнувшей в его глазах.
– Я уехал, понимаешь? Я уехал, и со мной уехали почти все мои люди. Остались только женщины, дети, мой отец и его собственная охрана. И это все. Раньше этого было вполне достаточно.
Жила-была королева – слова Элисии вдруг всплыли в ее памяти, приобретая совсем иной смысл.
– Кайла, – произнес он нежно, но с такой болью, глядя на нее, – уходи.
– Я не могу, – помотала головой Кайла. – Я не могу уйти.
Роланд горько рассмеялся:
– Ну конечно! Как я мог забыть? Моя бесстрашная Кайла. Хочешь услышать конец этой истории?
Нет, подумала она про себя.
– Да.
– Возле Залива русалок – как раз в том месте, где на тебя напали, любовь моя, – в тот раз, когда я уехал, в шторм разбились два корабля. Большинство моряков утонули. Несколько человек спаслись и выбрались на берег. Двенадцать с одного корабля и семь с другого. Все они были чуть живые к тому времени, как их нашли наши женщины. – Он задумчиво взял в руку медальон и потер пальцами золотую пластинку. – Мы в таких случаях всегда помогали спасшимся морякам. И мой отец сделал то, что делал всегда, – он принял их, дал еды, одежду, кров до тех пор, пока они не поправятся и не смогут покинуть остров самостоятельно. Только эти люди не уехали.
Королева всех любила…
– Элинор особенно подружилась с одним пареньком ее лет. Ему было всего шестнадцать. Наверное, он рассказывал ей захватывающие морские истории. Она всегда обожала всякие истории. И этот парень – Джастин его звали – убедил ее поговорить с отцом, чтобы им дали еще немного времени после того, как они почти совсем поправились. Им якобы нужно было еще несколько недель, чтобы набраться сил, а потом они отправятся восвояси.
Роланд открыл коробочку для украшений. Внутри она была выстлана шелком, когда-то ярко-голубым, а сейчас выцветшим, в пятнах от воды.
– Три дня спустя, на восходе, эти мужчины устроили настоящую резню. Они убивали всех, кого могли найти. Они хорошо изучили замок, сколько в нем людей, где они находятся, сколько человек стражи и, главное, сколько и чего они могут украсть. Они были морскими разбойниками, ворами и убийцами.
Кайла почувствовала, как сжалась ее грудь, руки вцепились в подлокотники кресла.
– Мой отец сражался с ними, как мне сказали, но он был уже стар тогда, и его стража была захвачена врасплох. Многие из них были убиты сразу же, прямо в постели. Некоторые сражались, но недолго. Они оставили моего отца в живых. Возможно, они хотели получить за него выкуп. Марла обычно всегда просыпалась еще до рассвета. Она часто уходила в лес до восхода солнца за травами. Так было и в тот раз. Проходя по той части замка, где находилась стража, она услышала шум драки. И будучи Марлой, первое, что она сделала, это незаметно проскользнула в тайный ход. У нас всегда было и есть строгое правило: о системе ходов чужаки ничего не должны знать. Да и мы сами тогда не пользовались ими так часто, как сейчас. Одним словом, эти негодяи, к счастью, ничего не знали о туннелях в стенах замка. Марла нашла Мэдока и Сину, они все вместе собрали детей и женщин, кого успели. А затем Марла отправилась искать Элинор.
Он снова взял цепочку, с которой свисал медальон, и чуть покачал его в руке, глядя на то, как он раскачивается.
– Вместо Элинор Марла встретила Джастина.
Делай, как я сказал, и никто не умрет…
Оказалось, что в свои шестнадцать он завоевал положение капитана среди пиратов, поскольку два других капитана погибли во время кораблекрушения. Эти негодяи признали его своим капитаном за хитрость, ум и безжалостность. Он был настолько умен, коварен и жесток, что все остальные боялись этого шестнадцатилетнего мальчишку. Он был просто одержим жестокостью и жаждой власти. Его люди видели в нем изначальное зло, которое моя добрая наивная сестра не смогла разглядеть.
Роланд уронил кулон в футляр. Он упал на свою атласную подстилку с глухим стуком, который показался зловещим в повисшей тишине.
– Марла отказалась говорить им, где скрываются остальные. Она думала, что Элинор смогла убежать и присоединилась к ним. Но они нашли способ заставить ее заговорить. Они притащили Элинор, а она была тогда на восьмом месяце беременности.
Кайла закрыла глаза. Больше всего ей сейчас хотелось закрыться от его слов, ничего больше не слышать и не знать. Она уже догадалась, что случилось потом.
– Но на самом деле им не слишком были нужны признания Марлы. У них уже было все, что нужно: их добыча в виде награбленного добра и граф Лорей. Они заставили моего отца наблюдать за тем, как они все по очереди насиловали обеих женщин, а когда он попытался с ними бороться, убили его. Они бросили Марлу и Элинор умирать. Впрочем, Элинор была уже почти мертва.
Роланд очень осторожно, словно она была сделана из хрупкого стекла, закрыл крышечку футляра. Его голос казался совершенно безжизненным, когда он продолжил свой рассказ:
– Мне говорили, что Джастин получил особое удовольствие, насилуя Элинор, несмотря на ее состояние.
Кайла вдруг почувствовала, что ее щеки мокры от слез. Но она совершенно не помнила, когда начала плакать, она не чувствовала ничего, пока капли не стали холодить ей кожу.
– Марла приняла ребенка. Она понимала, что для Элинор нет ни единого шанса, но твердо была намерена спасти ее дочь. Элинор нашла в себе силы подержать Элисию на руках, прежде чем умерла. Два дня спустя я вернулся на Лорей. Мы смогли перехватить письмо от Марлы еще до того, как гонец прибыл в Лондон.
Роланд как-то странно улыбнулся, глядя на Кайлу.
– Всего два дня. Не так уж и долго, не правда ли? Доберись мы до дома на два дня раньше, и Элинор была бы, возможно, жива, а мой отец все еще был бы графом Лореем.
В горле застыл тугой комок, мешающий дышать. Ей нечего было сказать ему. Никакие слова сейчас не могли бы прогнать тот ужас и отчаяние, которыми был пронизан его рассказ. Она могла лишь молча покачать головой.
– Знаешь ли ты, что как раз позади тебя, за твоей спиной, я вижу великую пустоту, – сказал Роланд все тем же отсутствующим, безликим тоном. – Но за ней, за этой пустотой, я вижу как будто яркий огонь и слышу крики. И кровь, потоки крови, и тела. Кричащие женщины, взывающие ко мне. Мужчины, умоляющие меня о чем-то. Я только не могу разобрать, что они говорят, я не могу…
Он замолчал, словно в растерянности.
– Не можешь что? – спросила она тихо.
– Не могу вспомнить, – отвечал он, глядя прямо на нее. – Не могу вспомнить, что я сделал с ними.
– С пиратами, – спокойно добавила она, но это прозвучало как осуждение. – Что бы ты ни сделал, они заслужили это.
– Я нашел их. Я нашел их всех. У меня заняло это не больше недели. Это было совсем нетрудно. Кто-то был в таверне на берегу, кого-то я застал прямо у них дома. – Он перевел дыхание. – Но я не помню, что я сделал с ними.
– Они все мертвы?
– О да, – тихо произнес он таким тоном, что у Кайлы мурашки побежали по спине. – Мертвее не бывает. – Он с силой выдохнул воздух из легких. – Помнишь, ты спрашивала меня, как я стал Цербером, ищейкой короля? Теперь ты знаешь.
Взгляд Роланда скользнул мимо нее, словно он снова смотрел туда, за ее спину.
– А теперь кто-то преследует тебя. Кто-то намерен убить мою жену вопреки всем разумным причинам. И я боюсь, что просто сойду с ума, если с тобой что-нибудь случится.
У нее кружилась голова от всего услышанного. И у нее заняло какое-то время, чтобы усвоить то, что он ей сказал. Пока она думала, Роланд снова откинулся назад с усталым, безнадежным видом.
– А теперь уходи, моя графиня. Иди к себе в комнату.
– Нет. – Кайла поднялась. – Теперь ты послушай.
Он не остановил ее, но и не поднял на нее глаз. Нахмурившись, он продолжал смотреть на шкатулку.
– Мне нет дела до того, что ты сделал. – Кайла подошла на шаг ближе. – Ты слышишь меня? Мне нет никакого дела до этого. И мне все равно, помнишь ты что-нибудь об этом или нет.
Он поднял глаза, но смотрел не на нее, а снова туда, в пустоту, в самую гущу своих ночных кошмаров.
– Мне нет дела до всего этого, – сказала она горячо. – И я не позволю этому погубить тебя. Я не позволю никому и ничему погубить нас.
Ей было жизненно важно заставить его поверить ей сейчас.
– Мы не вольны изменить свое прошлое. Я тоже пережила достаточно смертей и видела немало крови, которой мне хватит теперь на всю оставшуюся жизнь. Но мы не можем вернуться и что-то там исправить. Те дни закончились для тебя так же, как они закончились для меня. Я не хочу прятать их за своей спиной, во тьме и забвении, так же, как и не хочу постоянно вытаскивать их на свет и рыдать над ними. И я не позволю тебе жить только в этом ужасном прошлом и сама отказываюсь оставаться там. Слышишь? Отказываюсь!
Ее голос поднялся почти до крика.
– Я не позволю тебе потеряться в этих тенях, Роланд Стрэтмор! Ты слышишь меня? Что бы ты ни сделал в прежние дни, это ничего не меняет и ничему не может помешать! Ты выйдешь из этой чертовой комнаты и будешь моим мужем, и я не желаю слушать отказ или вежливые извинения. Потому что прошлое тоже умерло. А я так устала от смерти!
Она помолчала, откинула волосы назад, ища правильные, единственно верные слова, способные убедить его.
– Я хочу жить, – закончила она уже тише. – Я хочу жить и быть твоей женой. Я хочу быть вместе со своим мужем.
Он чуть дрожал, прикрыв глаза, и на мгновение она испугалась за него. Испугалась, что он сейчас скажет что-нибудь ужасное, от чего не сможет потом отказаться. Она обошла вокруг стола, подошла прямо к нему, и тогда он схватил ее и рванул на себя так, что она на мгновение задохнулась. Он прижал губы к ее волосам, смеясь ей в висок.
– Не смей смеяться! – закричала она, ее голос звенел от слез. – Не смей!
– О боже мой! – выдохнул Роланд, все еще сжимая ее в объятиях. – Я так люблю тебя!
Сказать, что он удивил ее, значит ничего сказать. Потрясенная, она смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова.
Сейчас он уже не смеялся, да, возможно, он не смеялся и раньше, потому что слезы, которые она почувствовала на его лице, были не ее, вернее, не только ее. И когда он поднял голову и взглянул на нее, она увидела, что в его глазах не было и следа веселости, но в них вновь появился тот тропический жар, что заставлял ее чувствовать себя желанной. Как давно не видела она этого взгляда!
– Я никогда не говорил об этом раньше, – произнес он, словно удивившись. – Я никогда не говорил этих слов.
– Они не имели над тобой власти, – ответила она, – пока ты не позволил им это.
Он прижался лицом к ее шее, все еще крепко сжимая ее, словно боялся отпустить хоть на миг. То ли от напряжения, то ли от волнения, у него задрожали руки. Она пробежала руками по его волосам, пропуская золотые локоны сквозь пальцы.
– Моя бесстрашная жена, – сказал он наконец. – Возможно, я не так силен, как ты думала.
– Я вовсе не бесстрашная. Только дураки не испытывают страха. – Она закрыла глаза, прижавшись головой к его плечу. Ей было так уютно, так спокойно в его крепких объятиях. – Но я уверена, ты сильнее, чем думаешь. Ты смог бы выжить, если бы тебе пришлось остаться одному на всю зиму в диких горах Шотландии, конечно, если бы я перед этим дала тебе кое-какие советы.
Он снова рассмеялся, и на этот раз это действительно был смех. Кайла почувствовала мгновенное облегчение. Она ощущала тепло его губ, скользящих по ее щеке, изгиб его подбородка и повернула к нему лицо, позволив овладеть своими губами.
– Я люблю тебя, – сказал он, целуя ее снова и снова. Он двинулся в сторону, и в следующее мгновение она оказалась сидящей в кресле одна, а он стоял перед ней на коленях, сильно наклонившись к ней. – Я люблю тебя. Я бы, наверное, теперь не выжил без тебя. Не знаю, как я мог обходиться без тебя так долго. Я люблю тебя.
– Я тоже люблю тебя, – слова пришли из самой глубины ее сердца, и ей самой стало ясно, что это чистая правда. – Роланд! Я люблю тебя.
Он обхватил ее, полностью завладев ее телом. Его ладони скользнули вниз по ее рукам, затем снова вверх, к мягким округлостям ее груди. Он вдыхал ее запах – запах цветов и огня, запах женщины, – позволив себе погрузиться в него, позволив ей окончательно завладеть его душой. Ее руки легко лежали на его плечах, она обняла его крепче и притянула к себе так, что он оказался зажат между ее колен.
Ее платье было свободным и достаточно легким, подумал он, ощутив сквозь тонкий шелк тепло ее кожи. Он провел ладонями вверх по ее бедрам, пока не добрался до самого центра, и тогда она громко и резко вздохнула, одновременно потрясенная и возбужденная его лаской.
Он нагнулся к ней, обхватил другой рукой ее упругие маленькие ягодицы, заставив теснее прижаться к нему, и продолжал ее целовать, яростно и жадно. Ее руки тоже не бездействовали, они гладили его плечи, грудь, живот, наконец они спустились ниже, и она ощутила всю силу его возбуждения. Эти прикосновения принесли ему сладкую муку, он почувствовал, что еще немного – и он просто сойдет с ума от ее неумелых, но таких возбуждающих ласк.
Он не стал тратить время на то, чтобы полностью освободить себя и ее от одежды. Ее юбка бурной волной поднялась в его руках, и уже через мгновение он был внутри ее.
Он двигался быстро и резко, и она отвечала ему, изгибаясь в его руках. Она откинула назад голову, подставив обнаженную шею его жадному рту. Он направлял ее движения, обхватив за ягодицы, двигаясь так медленно, как только сам мог вынести. Ему казалось, он сходит с ума от остроты ощущений, которые она дарила ему – такая жаркая, такая восхитительно влажная и упругая.
А когда она тоже начала двигаться и солнце зажглось в ее обычно безмятежных, серебристо-лунных глазах, он рванулся вперед, не в силах больше сдерживаться, и она закричала, и прикусила свою восхитительную губку, и вся обвилась вокруг него, и поникла, охваченная великолепной чувственной дрожью.
Ее лоб оказался прижатым к его плечу, он почувствовал, как ее губы скользят по его коже, по вырезу его туники. Он все еще стоял на коленях, прижавшись к ней всем телом, тяжело дыша. А затем он подхватил ее и повалил на мягкий персидский ковер под их ногами. Сам он лег на спину, так что она оказалась сверху.
Ей было так уютно и тепло лежать поперек его мощной груди. Он расправил ее юбки, так чтобы они закрывали их обоих, а затем расслабился, выжатый до предела, но при этом ощущая небывалый покой, которого давно уже не знал.
– Не покидай меня, любовь моя, – пробормотал он, жмурясь от солнечных лучей. – Не оставляй меня.
Ее ответ прозвучал ясно и светло, как солнечный летний день:
– Я не оставлю тебя. Никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Месть русалок - Эйби Шэна

Разделы:
Пролог12345678910111213141516Эпилог

Ваши комментарии
к роману Месть русалок - Эйби Шэна



читать можно )))))))
Месть русалок - Эйби Шэнамарина
23.05.2012, 16.48





Местами такой бред...
Месть русалок - Эйби ШэнаKotyana
4.01.2014, 21.30





Приятный легкий роман, правда создавалось ощущение будто автор слегка торопился при написании книги. Гл. Герой мужчина мечта. Добрый, верный и благородный. Гл. Героиня нежна и горда.единственное не понимала, зачем гл.героиня все время стремилась уйти от приказа мужа везде следовать под охраной. Не маленькая ведь, ее убить хотят, а она капризы устраивает. А так, советую.читать можно
Месть русалок - Эйби ШэнаМаруся
7.04.2014, 15.40





Роман хороший. местами правда простоват, но читается легко.
Месть русалок - Эйби ШэнаИриша
30.07.2014, 17.39





Роман в любовной части хорош,гл.герои замечательные,все смогли преодолеть,потому как пошли навстречу своей любви.Мотив для стольких убийств ничтожен:не столько того преступления,сколько крови вокруг.В этой части роман,конечно,слабоват и невнятен.
Месть русалок - Эйби ШэнаЧертополох
3.08.2014, 22.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100