Читать онлайн Личные враги, автора - Эйби Шэна, Раздел - 7. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 120)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Личные враги - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Личные враги - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Личные враги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7.

Женщины, сидевшие у ткацких станков, говорили о Лорен.
Она не могла притвориться, что ничего не слышит, хотя на самом деле была слишком далеко от ткацкой, чтобы разобрать каждое слово их разговора. Отправившись на поиски Ханны, девушка случайно прошла мимо каменного, крытого соломой строения, где бережно хранились груды пряжи и краски, где трудились люди, создававшие славу и богатство клану Макрай — знаменитые шерстяные ткани.
Лорен сама, разумеется, умела ткать: то, что она была дочерью лэрда, отнюдь не освобождало ее от необходимости изучить секреты мастерства, которые женщины клана передавали из поколения в поколение. При случае Лорен могла бы даже соткать вполне сносное одеяло — если, конечно, узор был не слишком сложный. И тем не менее уже давным-давно стало ясно, что ткацкое ремесло и Лорен несовместимы.
Сама девушка была с этим вполне согласна. Когда ей сравнялось двенадцать, отец и Ханна объявили, что Лорен впредь не обязана просиживать дни за ткацким станком. Она только что не запрыгала от радости. С огромным облегчением Лорен раз и навсегда распростилась с этим нудным и кропотливым занятием, а взамен принялась учиться тому, что ей, как будущей жене лэрда, полагалось знать: надзирать за замковым хозяйством, за стряпней, стиркой, заготовкой припасов, торговлей и счетами. Таким образом она должна была, по всеобщему мнению, готовиться к роли супруги Пэйтона Мердока. Поскольку Лорен искренне желала быть предметом гордости своего клана, она усердно трудилась над освоением этих навыков. И все же с самого детства в ее душе жило тайное влечение к той жизни, которая Лорен Макрай никогда не была суждена.
Она хотела быть мальчишкой.
Не по-настоящему, конечно, — ее отнюдь не манило мужское естество. Скорее уж Лорен завидовала мужской свободе. Завидовала шумным мальчишеским играм, волнующим вылазкам на охоту, мужской власти и праву открыто высказывать свои мысли. Девушка знала: ей, как дочери Хеброна, даровано немало привилегий, ее учат многому из того, что доступно только мужчинам. Ее брали на охоту, ее принимали в мальчишеские игры, ей дозволено было вольно — порой даже слишком вольно — говорить то, что она думает. Теперь она даже представить себе не могла, как можно жить иначе, в скромности и затворничестве, занимаясь лишь тем, что надлежит делать женщинам.
Так и росла она, в вечной борьбе своего вольного духа и неколебимых вековых традиций. И в итоге Лорен всегда казалось, что она живет двойной жизнью. Да, она станет женой Мердока и приложит все силы, дабы достойно исполнять свои обязанности, но в душе она так и останется вольной и непокорной Лорен Макрай, жаждущей свободы и независимости.
Две разные Лорен жили в ее душе — и рано или поздно одной из них придется умереть, Лорен твердо знала, что победить должна будущая примерная жена Мердока. Иной исход был бы оскорблением памяти отца, а этого Лорен никогда бы не допустила.
После того как еще ребенком она побывала в плену у Морганов, отец поспешно обручил ее с сыном одного из старейших своих союзников. Мердоки владели обширными землями, что тянулись вдоль скалистых берегов материка — как раз напротив острова Шот. Из поколения в поколение между двумя кланами заключались браки, но впервые за все время их союза дочь лэрда клана Макрай должна была стать женой лэрда клана Мердок.
Это Лорен хорошо понимала. Отец, Ханна, да и все сородичи приложили немало усилий, чтобы внушить ей, как важен этот брак, сколько блага принесет клану, как укрепит защиту Шота — ведь на помощь в борьбе с англичанами всегда сможет прийти внушительное войско соотечественников с материка. И Лорен, искренне веря отцу и всем прочим, шла намеченным для нее путем без возражений, хотя втайне порой гадала о том, как сложится ее будущая жизнь, каково ей будет покинуть Шот и войти в чужой клан. Эти мысли будоражили и пугали девушку, однако у нее хватало ума не заговаривать о них вслух.
— Ты все снесешь и выстоишь, — бывало, с грустной улыбкой говаривал ей отец. — Ты ведь сильная и отважная, моя Лорен. Знаю, ты сумеешь полюбить свой новый дом и своего мужа.
Лорен на эти слова неизменно кивала, не решаясь сказать о том, как пугает ее собственная слабость, что ей не хватит ни сил, ни отваги жить вдали от Шота. О, она хорошо умела притворяться счастливой и знала, как согнать с отцовского лица едва заметные тревожные морщинки.
Но сегодня утром Лорен не на шутку растерялась, услыхав, каким тоном ткачихи произносят ее имя, какие сплетни разносятся по ткацкой вперемешку с мерным цокотом и стуком станков.
Ноги ее сами собой остановились за дверью ткацкой, там, где никто из тех, что болтали, не мог ее заметить. Сообразив, что она собралась подслушивать, Лорен смутилась и поспешно нагнулась, делая вид, что хочет вытряхнуть из сапога камешек.
— … Вот-вот прибудет Мердок, и что же он, по-вашему, подумает?
— Что Лорен своевольна и своенравна, как ветер. И это сущая правда.
— Ха! Да просто она унаследовала жизнерадостный нрав своей матери — только и всего.
— Да, но Мердок-то этого не знает! Говорю вам, с ней надо что-то делать.
После этих слов кое-кто из женщин захихикал.
— И что же ты предлагаешь, Майкел? Привязать ее во дворе за ногу, чтобы не рыскала по всему острову?
— Это же просто неприлично! — не уступала Майкел. — Не женское это дело — ездить в дозоры. Лорен должна оставаться в замке и заниматься домашними делами. И готовиться к своей свадьбе, вот что!
Лорен были знакомы их голоса. Она росла вместе с этими девушками, училась у их матерей. Как же больно ей было сейчас слышать из их уст такие упреки — пускай даже заслуженные! Нет, не стоило подслушивать, нехорошо это, мрачно заключила Лорен… но не двинулась с места.
— Майкел права, — заявила еще одна женщина, Клара, мать троих детей. — Лорен следовало быть сейчас здесь, с нами. Нам еще многое предстоит подготовить до свадьбы, а она вечно носится где-то вместе с мужчинами. Вы же слышали, что случилось с ней на прошлой неделе — как она свалилась в пещеру, поранилась, и тому англичанину пришлось ее спасать. И как мы теперь выглядим, по-вашему?
— А так, что мы не в силах представить лэрду Мердоку достойную невесту, — мрачно отозвалась Майкел.
— Что вы все цепляетесь к пустякам? — вмешался спокойный, уверенный голос, и Лорен приободрилась, узнав Венору, старинную подругу своей матери. — Оставьте девочку в покое. У нее всегда был вольный нрав.
— Ребенку это, конечно, простительно, — фыркнула Майкел, — но она ведь уже взрослая, да еще невеста. Если она не изменится, то опозорит всех нас!
Венора укоризненно прищелкнула языком:
— Не опозорит.
— Почем тебе знать? — с вызовом крикнул кто-то.
— Потому что, — Венора многозначительно помолчала, — потому что она — Лорен Макрай, дочь Хеброна. И этим все сказано.
Лорен выпрямилась, повернулась и пошла прочь, туда, откуда явилась, чтобы не проходить мимо распахнутой двери ткацкой.
После злосчастного случая в пещере миновало шесть дней, и только три дня назад Лорен начала снова выезжать в дозоры. Три дня на отдых — она сама так решила. Три дня на то, чтобы оправиться от раны, переохлаждения, боли в плече. И от назойливого воспоминания о мертвом викинге, из тела которого торчит окровавленный клинок Ариона.
Три дня отдыха — и Лорен от безделья едва не сошла с ума. Впрочем, в первый день она и вправду отчаянно нуждалась в передышке — недаром же почти все время спала. Зато следующие два дня были истрачены впустую — отдых Лорен больше не был нужен. Силы ее восстановились, плечо уже не болело, и все же она мешкала, не торопясь сызнова отправляться в дозор.
Просто для того, чтобы кое-что себе доказать. Доказать, что ей совершенно не хочется видеться с Арионом Морганом — ни сейчас, ни еще когда-либо.
Высадившихся на острове викингов искали долго, но безуспешно, и было почти единодушно решено, что они, на счастье островитян, утонули в пещерах, застигнутые приливом. Наружу из подземного хода так никто и не вышел, но все же возле выхода в расселине теперь днем и ночью выставляли стражу — просто так, на всякий случай. В Кейре воцарилось отрешенное, почти сонное спокойствие — зловещий призрак недавней опасности постепенно растворился в монотонном ритме повседневной жизни за крепкими стенами замка.
Поэтому Лорен не торопилась покидать Кейр. У нее и в замке было достаточно дел. Она по-прежнему присутствовала на утренних советах, упрямо занимая отцовское кресло, хотя кое-кто на нее уже косился. Она посещала раненых, беседовала с ними, ободряла, воодушевляла. Ее двоюродный брат Квинн по-прежнему не приходил в себя — хотя целители рассказывали, что он уже способен проглотить пару ложек мясного отвара, а это добрый знак. Квинн из-за своей тяжелой раны и понятия не имел, сколько странных и страшных перемен случилось в жизни клана после того рокового сражения.
А еще нужно было твердо распоряжаться всем хозяйством замка, и Лорен исполняла свои обязанности с дотошной, даже чрезмерной старательностью, хотя и скучала при этом смертельно. Однако же стискивала зубы — и терпела.
Важнее всего, пожалуй, были дела, связанные с предстоящей свадьбой.
Назначенный день близился со зловещей неуклонностью шторма, словно черная туча заполняла доселе ясное небо. Лорен твердила себе, что должна радоваться. Ей бы следовало трепетать от восторга, гордиться тем, что она станет женой лэрда, войдет в клан Мердок и поддержит честь своего семейства…
А между тем во всех ее мыслях вопреки ее решимости и чувству долга неизменно присутствовал Арион Морган. Непрошеной тенью маячил он в воспоминаниях Лорен и нипочем не желал оставить ее в покое даже во сне.
В зелени лесов Лорен виделись его глаза. В крыльях ворона грезились его иссиня-черные волосы. В шуме прибоя ей чудился тихий смех Ариона. Солнечный свет играл, как его улыбка, и только это сияние на миг разгоняло окружавший ее мрак.
Ночами, когда Лорен ворочалась и металась на постели — той самой, где недавно спал Арион, потому что она поместила его в своей комнате, — ночами ей приходилось хуже всего. Можно было закрыть глаза, натянуть на голову одеяло — и все равно на губах Лорен пылал его поцелуй, клеймо постыдной тайны, которую она скрыла ото всех, и она изнывала, сгорая от нестерпимого желания.
Это было сущее бедствие! Как могла Лорен пылать страстью к этому человеку? Пускай они пока что добрые союзники, но ведь очень скоро граф Морган станет вновь ее заклятым врагом. Очень скоро она, Лорен, отдаст свою руку другому — мужчине, которого она никогда не видела, шотландскому лэрду, от которого зависит благо ее родного клана.
Разве может она тайком упиваться крадеными поцелуями? Разве может так неразумно рисковать своим будущим?
И все же образ Ариона Моргана преследовал Лорен неотступно. Слишком хорошо помнила она жар его крепких объятий, пьянящую силу его властных и нежных поцелуев, страсть, которую он разжигал в ней одной своей улыбкой. Арион целовал ее — и она переменилась навеки и никогда уже не будет прежней. Им не суждено быть вместе, и никогда она не будет принадлежать зеленоглазому английскому рыцарю, никогда больше не испытает жаркую сладость его губ.
Теперь Лорен знала, что такое долг и жертва.
Три дня она медлила перед новой встречей с ним, три дня укрепляла свой дух, прикрывалась доспехом гордости и долга. А когда наконец отправилась в дозор — Арион там попросту не появился.
Граф уехал по делам в дальний конец острова — вот что услышала Лорен, как бы невзначай заговорив об этом с одним из своих сородичей. В отсутствие графа командовал в Элгайре его наместник, некий Фуллер, человек пожилой и рассудительный. Свои соображения он высказывал спокойно, без тени вражды, и приказы своим солдатам отдавал обманчиво-мягким голосом. Лорен ехала бок о бок с Фуллером, беседовала с ним, но ни разу не упомянула Ариона. Сам Фуллер один раз как бы между прочим сообщил, что граф просил передать ей свои наилучшие пожелания и надеется, что она совершенно поправилась.
Лорен с тем же безразличием ответила, что здорова и графу желает того же.
Вражеские корабли больше не появлялись. Не было и новых сообщений о рыщущих по острову викингах. Быть может, они и вправду погибли во время прилива или безнадежно заблудились в лабиринте пещер. Так или иначе, отсутствие врага имело свои дурные стороны, и кое-кто уже открыто проявлял свой несносный нрав.
Хуже прочих был Родрик. Он ходил мрачный, как туча, и косился на англичан с плохо скрываемой ненавистью. Лорен знала, что к добру это не приведет. Именно поэтому после третьей поездки в дозор она решила поговорить с Ханной. В конце концов, Ханна приходилась Родрику теткой и хорошо умела укрощать своего буйного племянника. К тому же она обладала счастливым даром вовремя сказать нужное слово, а сейчас, особенно после того, как подслушала разговор ткачих, Лорен отчаянно нуждалась в утешении.
Ханну она отыскала в кладовой — та сплетала длинные вязки трав и кореньев. Ей помогали две девочки. Заслышав шаги, Ханна подняла голову и поверх усыпанного травами стола приветливо посмотрела на Лорен. Девочки застенчиво, вполголоса поздоровались.
Вид их напомнил Лорен о детстве. Возня с травами и кореньями всегда считалась самым подходящим наказанием за какие-нибудь мелкие детские провинности. В юные годы Лорен частенько торчала в кладовой, часами сплетая вязки из чего угодно, от чеснока и лука до розмарина и лаванды. Сейчас она мимолетно задумалась о том, что же натворили эти юные проказницы, но тут же ощутила острый укол зависти и поспешно отогнала эту мысль.
— Можно поговорить с тобой с глазу на глаз? — обратилась она к Ханне, и пожилая женщина кивнула.
— Ну, довольно пока, — сказала она девочкам. Те бросили на стол не доплетенные связки, поспешно попрощались и, просияв от радости, стремглав выскочили из кладовой.
— Чует мое сердце, что очень скоро они сюда вернутся, — заметила Лорен, глядя им вслед.
— Что верно, то верно, — согласилась Ханна. — Очень уж они похожи на тебя в детстве.
Помимо воли Лорен улыбнулась. Подойдя к столу, она наугад взяла в руки длинный, с мелкими листочками стебелек и поднесла к носу.
— Шалфей, — определила она.
— Правильно.
Ханна так ни на миг и не оторвалась от своей работы. Пальцы ее размеренно и неспешно плели из стебельков шалфея зеленую ароматную вязь. Лорен тоже взялась за дело — пальцы отлично помнили, как обращаться с нежными листьями и хрупкими стебельками. Привычный, размеренный ритм этого занятия подействовал на нее умиротворяюще. На время Лорен расслабилась, смятенные мысли ее обрели почти былую ясность. Ханна, хорошо знавшая девушку, мудро помалкивала, ожидая, когда Лорен будет готова завести разговор.
В кладовой воцарилась тишина, запах шалфея смешивался с ароматами других трав и пряностей, заходящее солнце озаряло неярким светом бесчисленные вязки трав, которые висели гирляндами под самым потолком — от стены до стены.
— Как ты думаешь, Ханна — может быть, я чересчур много себе позволяю?
— Ты о чем, голубка?
Лорен пожала плечами, не поднимая глаз.
— Да обо всем. О том, например, что я езжу в дозоры. Может, ты считаешь, что мне следовало бы сидеть безвылазно в Кейре, дожидаясь Мердока?
— А ты как считаешь?
— Ох, не знаю. То есть нет, совсем не так. — Пальцы Лорен дрогнули, и сочный листок переломился пополам. Лорен раздраженно отшвырнула его.
— Тебе стали не по душе нынешние дозоры? — спросила Ханна.
— Да нет, что ты. На самом деле я считаю, все идет хорошо — лучше некуда. Людей в дозорах теперь больше. С тех пор как мы объединились с Морганами, наши силы удвоились, и это во благо Шоту.
— Это действительно была неплохая идея, — серьезно заметила Ханна.
— О да, — пробормотала Лорен, вспомнив того, кому первому пришла в голову идея такого союза. Еще один листок хрустнул в ее пальцах. — Просто, похоже, многие думает совсем иначе. Кое-кто считает, что я не должна покидать замок. И что союз с англичанами — самая настоящая глупость.
— В таком большом клане, как наш, всегда были и будут недовольные. Этого следует ожидать, с этим необходимо справляться. Именно так и поступал твой отец. Не позволяй только, чтобы это недовольство мешало тебе принимать решения. Следуй голосу своего сердца и правилам, в которых тебя воспитали, чтобы после не пожалеть о том, что ты этого не сделала.
Лорен вскинула голову, почуяв в голосе подруги странные нотки, однако лицо Ханны оставалось, как всегда, спокойным и выражало лишь ласковое беспокойство.
— А что, если сердце говорит мне одно, а правила требуют совсем другого? — медленно спросила девушка.
Ханна прервала работу.
— Значит, ты оказалась перед выбором, — серьезно сказала она. — Трудным выбором. Но я хорошо знаю тебя, моя милая Лорен. Ты поступишь так, как надлежит.
Да, конечно. Именно так. Лорен кивнула, снова опустив взгляд на сплетенные стебли шалфея. Она знала, что Ханна говорит сущую правду… и все же сердце ее странно, болезненно сжалось.
— Родрик хочет взбунтовать людей против союза, — вслух сказала она, не поднимая глаз.
— Значит, мне придется снова поговорить с Джеймсом, — обычным своим, ровным голосом отозвалась Ханна. — В отличие от своего сына Джеймс отлично понимает, как важен для нас этот союз. Он уймет Родрика.
— Спасибо тебе.
— Не нужно благодарить меня, голубка. Я делаю то, что должна делать. У каждого из нас есть свои обязательства. Мои мне вовсе не в тягость.
В этих словах прозвучал недвусмысленный урок, и Лорен оставалось лишь в очередной раз кивнуть. Она упорно глядела на хрупкие листья шалфея — отчего-то они вдруг расплылись и задрожали. Миг спустя Лорен провела ладонью по глазам, точно смахивая незримую соринку, и снова принялась за работу.
Лорен обнаружила, что неделя — это на самом деле очень и очень мало.
Она искренне старалась следовать совету Ханны. Она больше не ездила в дозоры — разве что ближние, в окрестностях Кейра. Само собой разумеется, что это решение нисколько не было связано с долгим отсутствием графа Моргана.
Две недели, отведенные на союз с Морганами, убывали чересчур стремительно. С каждым прошедшим днем все меньше становилась вероятность того, что сородичи Лорен согласятся заключить с англичанами постоянный мир. Девушка понимала это, понимала она и то, как дороги оставшиеся дни. Казалось, однако, что граф Морган не придает их союзу совершенно никакого значения — он даже не соизволил присоединиться к тем солдатам, которых выделял в совместные дозоры. Так с какой же стати ей беспокоиться о том, что время на исходе? К черту! Пускай себе закончатся эти две недели. Если графу Моргану на все наплевать, то ей — тем более.
Викинги точно в воду канули. Ни следа чужаков, ни каких-либо происшествий — и многие уже открыто говорили о том, что северяне больше носа не покажут на остров.
Возможно, они были правы. Возможно, все были правы, кроме Лорен, которой неизменно чудилось, что спину ей сверлит чужой враждебный взгляд. Она не могла отделаться от мысли, что исчезновение викингов — лишь хитрая уловка, призванная усыпить бдительность островитян. Впрочем, судя по всему, так считала только она. Многие сородичи Лорен уже и не скрывали, что вздохнут с облегчением, когда истечет срок союза с Морганами и они смогут снова открыто не доверять своим извечным врагам.
Лорен же почти безвылазно сидела в Кейре, стараясь думать только о будущей свадьбе и помнить о том, какой она была до того, как в ее жизнь вошел — нет, ворвался — Арион Морган.
И время текло, миновали дни, и уже казалось, что больше она его никогда не увидит. Что ж, так тому и быть.
Она знала, что отец одобрил бы ее решение.
Он устроил обручение дочери, назначил дату свадьбы, договорился о приданом и поздравил Лорен, расцеловав ее в обе щеки. Он постоянно повторял, почему для нее так важно стать женой лэрда Мердока. И сейчас, после смерти отца, Лорен твердо намеревалась исполнить его волю.
Женщины Кейра возликовали, узнав, что Лорен снова занялась предстоящей свадьбой. Одобрительными кивками и улыбками приветствовали они ее возвращение и тотчас вовлекли девушку в водоворот грандиозных приготовлений. Лорен не сопротивлялась.
Она ожидала, что всеобщее воодушевление захлестнет и ее — пыталась не замечать, что этого так и не случилось.
— Повернись-ка, — велела швея, и Лорен покорно подчинилась, подняв руки и бездумно уставясь в стену.
— Превосходно сидит! — воскликнул кто-то из женщин, и прочие хором выразили свое согласие.
Солнечный свет струился в окно, заливая комнату Лорен золотистым сиянием. С поднятыми руками девушка стояла посреди комнаты, а швея, бормоча что-то и цокая языком, суетилась вокруг нее.
— Чудесно! — заявила Венора, переглядываясь с остальными.
— Что верно, то верно, — согласилась швея. — Повезло тебе, красавица, что мать Мердока была с тобой почти одного роста. Окажись она пониже, уж и не знаю, как бы ты выглядела в этом платье.
— Но сейчас оно тебе впору, — заметила Ханна, обходя Лорен кругом, и девушка, отведя взгляд от надоевшей стены, встретилась глазами с подругой. Ханна улыбнулась ей, затем отошла на шаг и пощупала ткань рукава — мягкую шерсть песочного цвета.
— Ты будешь самой нарядной невестой в мире, — сказала она.
— А уж с теми драгоценностями, что прислал Мер-док, от тебя и вовсе будет глаз не оторвать, — завистливо вздохнула Клара.
У Лорен вырвался тихий, сдавленный смешок, но она тут же смолкла. Одна лишь Ханна заметила это, и взгляд ее ясно говорил, что ей хорошо понятны чувства подруги.
Два месяца назад Пэйтон Мердок прислал Лорен сундук. Доставили его как раз перед первым набегом викингов. Вручил ей подарок с превеликой пышностью капитан личной гвардии Мердока. От сознания собственной важности посланец пыжился и раздувался, точно жаба, и свысока взирал на стоявшую перед ним Лорен. Сцена эта происходила прилюдно, на глазах у всего клана. Капитан возгласил, что лэрд Мердок шлет привет и наилучшие пожелания своей будущей супруге, а также оказывает ей честь, посылая сей бесценный сундук, дабы могла она получше приготовиться к свадьбе.
В сундуке оказались четыре предмета.
Бережно сложенное подвенечное платье, которое принадлежало матери Мердока.
Тартан клана Мердоков, который Лорен надлежало надеть поверх этого платья после венчания — взамен тартана клана Макрай.
Фибула из чистого серебра в виде рябиновой ветви — знак клана Мердоков.
Массивное кольцо, тоже из серебра, усаженное крупными рубинами, которые на свету горели, точно свежепролитая кровь.
Лорен надевала кольцо, лишь когда это было необходимо, и в конце концов объявила, что не может заниматься повседневными делами, когда на пальце у нее такая бесценная вещь. Никто против этого не возразил, и она со вздохом облегчения убрала кольцо подальше.
Против ношения фибулы доводов у нее не нашлось, поэтому после обеда с капитаном отец торжественно снял с ее тартана изящную золотую фибулу со знаком клана Макрай и прикрепил новый знак. Долго еще Лорен не могла привыкнуть к фибуле Мердоков, и до сих пор иногда ее заставал врасплох непривычный серебряный блеск чужого знака.
Подвенечное платье и тартан, само собой, остались в сундуке — до поры до времени.
День свадьбы неумолимо приближался, если, конечно, Мердок по-прежнему был намерен предъявить свои права на руку Лорен. Кто знает! Этот человек отправил чуть ли не целую армию сопровождать сундук со старым платьем и парой побрякушек, но на отчаянный призыв клана Макрай о помощи не откликнулся и через полтора месяца.
Впрочем, в замке Кейр все были твердо уверены, что Мердок рано или поздно сюда явится. Лорен втайне разделяла эту уверенность — правда, по совсем другой причине. Она полагала, что Пэйтон Мердок непременно захочет вернуть себе фибулу и кольцо.
От этих мыслей хотелось и смеяться, и плакать. И сейчас она стояла посреди своей комнаты, делано улыбаясь женщинам, которые восхищенно судачили о красоте подвенечного платья и будущей невесты, о пышности предстоящего торжества.
Лорен старалась не думать о свадьбе. Как бы пышно ни прошла церемония, отца там не будет, и одна эта мысль способна омрачить самый развеселый праздник.
Она попробовала представить, что сказал бы отец, если б сейчас был здесь, если б увидел ее в подвенечном платье. Улыбнулся бы, крепко обнял ее, сказал бы, как он гордится своей дочерью?
Лорен от души надеялась, что это так. Ничего другого ей не оставалось. О, если б только отец был здесь!
— Ты все-таки немного выше и стройнее матери Мердока, — заметила швея, отступив на шаг, чтобы полюбоваться плодами своего труда. — А впрочем, получилось совсем недурно.
— Твой отец, Лорен, был бы так рад, — негромко проговорила Венора.
Лорен опустила глаза, усердно сохраняя на губах улыбку. Она цеплялась за эту улыбку так же отчаянно, как тонущий цепляется за соломинку.
Наконец женщины ушли, оставив Лорен одну. Подвенечное платье они унесли с собой, дабы довести его до совершенства.
Массивное кольцо Мердока сжимало палец Лорен, словно тиски, и, едва все ушли, девушка торопливо сдернула его и положила в шкатулку, обитую изнутри бархатом, — там хранились ее немногие украшения. Она бережно положила кольцо рядом с прежней своей фибулой, золотым знаком клана Макрай. Серебряная фибула Мердоков лежала на кровати, и Лорен, надев свою повседневную одежду, в который раз попыталась приколоть рябиновую ветвь так, чтобы та не резала глаза. И в который раз у нее ничего не вышло. Фибула Мердоков выглядела на груди Лорен нелепо и неуместно, и этого, как видно, никогда не исправить.
До ужина было еще далеко, но Лорен не сиделось на месте. Охваченная беспокойством, она вышла из комнаты и отправилась бродить по коридорам Кейра, подумывая, не заглянуть ли в буфетную, где всегда найдется что перекусить.
Она проходила мимо неплотно прикрытой двери, когда вдруг услышала такое, от чего у нее перехватило дыхание.
— …Господом клянусь, я не стану больше терпеть этих Морганов! Скорей бы уж все закончилось, а там — слово даю! — пусть только сунут нос на нашу половину острова, уж мы им покажем, как мы умеем расправляться с врагами!
Лорен бесшумно приоткрыла дверь и увидела Родрика, стоявшего к ней спиной. Перед ним стояли Джеймс и Ранульф. Скрестив руки на груди, старейшины слушали жаркую речь Родрика.
— Осталось всего три дня этого союза, — последнее слово Родрик выговорил с нескрываемым презрением, — но и три дня — это слишком много. Я не единственный, кому до смерти обрыдли эти англичане!
— Не сомневаюсь, — медленно и мрачно промолвил Джеймс. — И все же, сынок, союз есть союз. И ты будешь блюсти его, пока не закончатся две недели.
— Да говорю же я вам — мы и без них обойдемся! — Родрик с силой ударил кулаком по ладони. — Этот союз вообще было незачем заключать!
— Да неужели? — стоя на пороге, вкрадчиво осведомилась Лорен.
Все трое разом обернулись, только сейчас увидев ее. Старейшины заметно смутились, а Родрик покраснел от злости.
— Не лезь не в свое дело, женщина! — с явным пренебрежением бросил он.
Джеймс тотчас шагнул к сыну, сгреб его за ворот туники и притянул вплотную к себе.
— Никогда больше не смей с ней так разговаривать! Ты меня понял? Никогда!
Родрик засопел, гневно сверкая глазами, но потом все же нехотя кивнул.
— Ладно, — неохотно пробормотал он. Джеймс разжал пальцы и легонько оттолкнул его.
— Лорен, да ведь это всего лишь досужая болтовня, — в наступившей тишине сказал Ранульф. — Не обращай внимания.
Лорен шагнула в комнату.
— В одном Родрик прав. Две недели союза, как было оговорено нами, скоро закончатся. Пора подумать о том, что будет дальше.
Родрик не смотрел на нее, мрачно уставясь на огонь в очаге, но внимание старейшин ей привлечь удалось.
— Думаю, — спокойно продолжала Лорен, — что мы должны возобновить соглашение.
— Кровь Христова! — не выдержал Родрик. — Ты что, спятила?!
Джеймс поморщился, а Ранульф уже качал головой.
— Да послушайте же! — настойчиво проговорила Лорен. — До сих пор у нас все шло гладко, если не считать, — она мельком глянула на Родрика, — незначительных осложнений. Вы не можете отрицать — с тех пор как мы объединились с Морганами, нам стало проще охранять свои земли. Вместе мы стали сильнее, гораздо сильнее. Союз пошел нам во благо!
— Нет, это ты послушай… — начал Ранульф.
— Лорен, викингов больше нет! — горячо воскликнул Родрик, для пущей убедительности воздев руки к потолку. — Нет — и все тут! Хочешь связать нас союзом с врагами, чтобы охранять воздух?! Нам больше ничего не грозит!
— Еще как грозит! — Девушка шагнула к нему, готовая до конца отстаивать свою правоту. — Если нам удалось один раз отогнать викингов, это еще не значит, что они не вернутся!
— Не там ты ищешь опасность, совсем не там! Бояться нужно не викингов, а англичан!
— Почему? — резко уточнила Лорен.
— Едва закончится союз, они набросятся на нас, как голодные псы. Вот увидите, так и будет! — прибавил Родрик, глядя на своего отца и Ранульфа. — Все это время они втихую высматривали наши слабые места и теперь только выжидают подходящей минуты, чтобы нанести удар. Вот чего они и добивались с самого начала!
На миг Лорен потеряла дар речи.
— По-моему, это ты спятил, Родрик Макрай, — наконец сказала она. — Только сумасшедшему могла прийти в голову такая мысль.
— Так ведь это не я строил глазки вожаку англичан! — процедил Родрик. — Не я слушал его льстивые речи и позволял обхаживать себя! Не я притворялся, будто действую во благо нашему клану, а на самом деле стелился перед графом Морганом! Не я искал любого повода свидеться с ним! Я же глаз с вас не спускал, Лорен, я же видел, как ты говорила с ним.
— Довольно! — рявкнул Джеймс. — Довольно я слушал твой бред!
Родрик стих, и Лорен тоже молчала, чувствуя, как кровь предательски отхлынула от лица, как подгибаются, слабеют ноги.
О господи, он все знает!
Родрик знает, что она влюблена в Ариона. Непонятно откуда, но ему все известно, все!
Собравшись с силами, Лорен взглянула на него. Родрик, красный от злости, смотрел на нее в упор, и во взгляде его девушка прочла не только гнев, но и уязвленную гордость.
— Это неправда! — едва выдохнула она, холодея от страха.
— Конечно, неправда. — Ранульф ободряюще обнял ее за плечи. — Верно, Родрик? Ты просто ошибся.
Тот не ответил, все так же в упор глядя на Лорен, словно видел ее насквозь, видел ее страх, смятение, вину.
— Верно, сынок? — с нажимом переспросил Джеймс. Родрик коротко, неохотно кивнул, и старейшины вздохнули с облегчением.
— Горяч, как его отец в молодости, — натужно усмехнулся Ранульф.
— Это верно, — подхватил Джеймс с такой же деланой усмешкой. — Не обращай на него внимания, Лорен.
Ранульф уже мягко, но настойчиво подталкивал ее к двери. Переводя дух, Лорен неверными шагами пошла с ним.
— И не беспокойся насчет этого союза. Мы все знаем, что ты принимаешь это дело близко к сердцу. Спору нет, союз с Морганами принес нам удачу. Когда закончится срок, совет обдумает твою идею насчет нового соглашения.
— Да, обдумает, — подтвердил у нее за спиной Джеймс, но Лорен услышала в его голосе готовое решение. Родрик уже успел убедить его.
Эта деревня, самая отдаленная от Кейра, располагалась у подножия горы. Вокруг простирались обширные поля, на лугах паслись овцы. Звалась деревня Дунмар, принадлежала клану Макрай, и жившие в ней занимались делом, весьма важным для всего клана: растили самые большие отары овец на всем острове.
Ехать туда от Кейра пришлось почти целый день, да и дорога была не из легких — извилистые тропы среди отвесных склонов гор. На этот путь пришлось истратить еще один драгоценный день — до срока расторжения союза оставалось теперь всего два дня.
И все же Лорен наслаждалась каждой минутой этого нелегкого путешествия, упивалась свободой и легкой, упругой рысью своего коня. Причина поездки, впрочем, была куда как прозаична — сообщения о пропаже овец.
Случаев пропажи было слишком много, чтобы винить в них только диких зверей либо нерасторопность пастухов. Каждый день исчезало по овце, причем бесследно, и Лорен сразу поняла, что это означает.
— Это викинги, — сказала она на совете в то утро, когда прибыл гонец из Дунмара.
— Или Морганы, — мрачно бросил Родрик, сидевший в дальнем конце комнаты.
Лорен даже не взглянула в его сторону. Последнее время она старательно делала вид, что вовсе его не замечает. По счастью, Родрика никто не принимал всерьез, а потому его реплика осталась незамеченной.
Вряд ли овец воровали Морганы. В прежние годы они не раз устраивали набеги на Дунмар, хорошо зная, что деревня защищена не так надежно, как замок Кейр. Клану Макрай всегда удавалось ответить разбоем на разбой, так что через границу туда и обратно постоянно кочевали десятки овец.
На сей раз, однако, Лорен твердо была уверена, что виновники пропажи овец те, кто высадились в пещерах, а после ухода корабля рассеялись по всему Шоту. Судя по всему, они не погибли во время прилива — во всяком случае, не все. Эта проблема требовала срочного решения, и Лорен поняла, что готова взяться за дело.
Все, что угодно, лишь бы вырваться из Кейра, хоть на время забыть о том, что тяготило ее: о свадьбе, о женских хлопотах и пересудах, даже о рубиновом кольце, которое так и хранилось в ее комнате.
Лорен отправилась в путь не мешкая, с несколькими своими сородичами и горсткой англичан — на этом настоял Фуллер. Все, что угрожает клану Макрай, опасно и для Морганов, напомнил он. Лорен должна была признать его правоту. Обоим, однако, пришлось обойтись небольшими отрядами — основные силы предназначались для дозоров, а число их никак нельзя было сокращать.
В отряде, направлявшемся в Дунмар, оказался и Родрик. Лорен не могла впрямую отказать ему в этом, не подняв ненужного шума. Поэтому, когда он стал настаивать на своем решении, она только пожала плечами, давая понять, что ей это безразлично. Если Родрик вознамерился пошпионить за ней — с этим ничего не поделаешь. Если же он задумал нарушить и без того хрупкий мир с англичанами, она сделает все, чтобы помешать ему.
Впервые за все время Лорен искренне радовалась тому, что граф Морган сейчас так далеко.
И вот отряд числом примерно в три десятка воинов, миновав луга и позолоченные осенью рощи, выехал к высокой, окутанной туманом горе, у подножия которой примостился Дунмар.
Вокруг деревни тянулся длинный бревенчатый частокол; острые высокие колья были глубоко вкопаны в землю. Внутри частокола, помимо жилых строений, было несколько просторных огороженных загонов — туда загоняли на ночь овец. Частокол построили несколько лет назад, чтобы защитить отары от набегов Морганов. «Интересно, — мельком подумала Лорен, — известно ли об этом наместнику графа?»
Она смутно надеялась, что нет. Ей пришелся по душе сдержанный и немногословный Фуллер, за его вежливыми речами ощущался недюжинный ум. Всякий раз, когда он предлагал что-то, Лорен находила его предложения весьма здравыми, о чем немедля ему и говорила. Хотя Фуллер представлял графа Моргана и говорил от его имени, Лорен, к своему удивлению, не ощущала в его обществе той мятежной злости, которую неизменно пробуждал в ней Арион. Даже странно было, что один из Морганов оказался таким славным человеком.
Тем более было бы неприятно, если б сейчас наместника оскорбил вид возведенного с такой явной целью частокола. Однако же Фуллер, если и знал правду, ничем этого не показал. Не поведя и бровью, он и его люди вслед за Лорен въехали в ворота, которые распахнулись, едва из деревни заметили приближение отряда.
Здешние жители вышли навстречу гостям, дружески приветствуя своих сородичей и настороженно посматривая на чужаков. Хотя всем им, конечно, было известно о соглашении с Морганами. Лорен спешилась и тут же оказалась в крепких объятиях своей двоюродной сестры. Кенна вышла замуж за одного из дунмарских пастухов и с тех пор жила здесь, на краю владений клана Макрай.
— Как же я рада тебя видеть! — воскликнула она.
Лорен рассмеялась и, отстранясь, оглядела заметно округлившийся живот Кенны.
— А ты, я вижу, все не меняешься! Который же это по счету, пятый?
— Шестой! — гордо ответила Кенна. — И на сей раз, я уверена, будет девочка.
— Да уж, пятерых мальчишек более чем достаточно! — Лорен крепко сжала руки сестры и оглянулась, отыскивая в толпе знакомое лицо. — Сегодня овцы пропадали, Кормик?
— Ни одной, — ответил старый пастух, признанный вожак дунмарцев. — По крайней мере пока.
Это Кормик послал гонца в Кейр, чтобы сообщить о странной пропаже овец. Сейчас он медленно, с достоинством направился к Лорен. Заходящее солнце позолотило его седые волосы, на миг придав ему обманчиво юный облик. Кормик подошел ближе и снова стал почтенным старцем, каким Лорен знала его с младых ногтей: морщинистое лицо, карие глубоко посаженные глаза, жесткая складка губ, в уголках которых, казалось, всегда таится улыбка. Но сейчас Кормик не улыбался.
Лорен выпустила руки Кенны и приветствовала старца, как велел обычай, неглубоким реверансом, хотя в тунике это наверняка выглядело нелепо. Кормик в ответ лишь кивнул и пристальным взглядом окинул всех ее спутников.
— А вас изрядно, — заметил он, и Лорен не сумела понять, одобряет он это или нет.
— Если овец воруют викинги, вряд ли их много. За последнее время дозорные видели только один корабль северян.
— Дай бог, дай бог, — отозвался Кормик и, отвернувшись от нее, пошел к деревне.
Лорен нахмурилась, и Кенна сразу заметила это.
— Он очень беспокоится, — прошептала она на ухо девушке. — Вслух он этого не скажет, но в душе боится, что вслед за овцами придет черед людей. Да и англичан он терпеть не может.
— Надо же, а я и не знала, — мрачно отозвалась Лорен. Оглянувшись, она увидела, что Фуллер стоит в двух шагах от нее. — Веди своих людей и лошадей в деревню. Скоро стемнеет, так что заночуем здесь. Я собираюсь оставить нескольких людей на страже перед воротами. Если хочешь, можешь сделать то же самое.
Фуллер коротко кивнул.
— Пойдем! — Кенна дернула Лорен за руку. — Ужинать пора. Посмотришь на моих ребят. А еще расскажешь мне все-все о твоей свадьбе. Жду ее не дождусь!
Лорен успела сделать лишь несколько шагов вверх по травянистому склону, когда услышала за спиной шум, движение, возбужденные выкрики и топот копыт. Девушка поспешно отстранила сестру и побежала назад, к воротам, где уже собралась толпа. От недоброго предчувствия ее охватил озноб.
— Что там такое? — спрашивала она, не в силах ничего разглядеть, кроме крепких шотландских затылков. Никто ей не ответил, и само это молчание было зловещим. Тогда Лорен локтями и плечами проложила себе дорогу вперед и лишь тогда поняла, отчего ее сородичи так враждебно насторожились.
Большой отряд всадников скакал по лугу, направляясь прямиком к деревенскому частоколу. Всадники были еще слишком далеко, чтобы можно было различить, кто это, но в этом и не было нужды. И Лорен, и все остальные уже знали, кто скачет впереди.
Граф Морган сидел на своем вороном жеребце с почти нечеловеческим изяществом. Ветер развевал его длинные иссиня-черные волосы, и в багровых отсветах заходящего солнца он, да и его люди казались пришельцами из преисподней, что явились на последний, погибельный бой со смертными обитателями Шота.
Когда он подъехал ближе, Лорен разглядела, что сзади у его седла болтается в такт галопу вороного какой-то загадочный сверток. Нет, не сверток.
Ягненок. К седлу графа был приторочен мертвый ягненок.
Не одну только Лорен ужаснуло это зрелище. Все, кто окружал ее, уже схватились за мечи, уже враждебно засверкали глазами, двинувшись навстречу чужакам.
— Дьяволово отродье! — крикнул кто-то, и остальные тут же вразнобой подхватили:
— Люциферово семя!
— Проклятые англичане!
— Воры!
— Дьяволы!
— Нет! — громко крикнула Лорен и, шагнув вперед, повернулась лицом к своим сородичам. Никто и не глянул на нее — все взгляды были устремлены на приближавшихся всадников.
— Они не дьяволово семя! — выкрикнула Лорен и лишь сейчас заметила на краю толпы Фуллера и его людей. Окруженные враждебными, колючими взглядами, они тоже обнажили мечи, но при этом развернулись к ее сородичам, уже изготовясь к бою.
— Сейчас они наши союзники! — вновь закричала Лорен. — Не смейте и пальцем их тронуть! Они явились сюда, чтобы помочь нам!
— У них ягненок! — выкрикнул кто-то. — Краденый ягненок!
— Это англичане воровали овец!
— Верно!
— Нет! — срывая голос, крикнула Лорен. — Это не они! Сейчас они все объяснят! Уймитесь и не лезьте на рожон!
За спиной у нее стихал, приближаясь, топот копыт, всадники осаживали фыркающих коней. Лорен не оглянулась. Она не могла, не имела права проиграть в этом противостоянии. Сейчас от нее зависело слишком многое.
— Что все это значит, Лорен Макрай? — негромко, зловеще вкрадчиво осведомились у нее за спиной.
Девушка даже не повернулась — так и стояла, вперив неуступчивый взгляд в безмолвного Кормика.
— Мы обсуждали недавние пропажи овец, Морган. Вижу, ты отыскал ягненка, брошенного викингами.
Боже милосердный, хоть бы он все понял! Хоть бы подыграл Лорен, помог отвести удар от себя и направить всеобщую ненависть на северян!
Позади что-то скрипнуло, быть может, кожаное седло. Что-то увесисто шлепнулось оземь, прямо в грязь. Лорен повернула голову и увидела, что на земле, жалко растопырив ножки, валяется мертвое тельце ягненка.
— Мы нашли его примерно в получасе езды отсюда, — сказал Морган. — Как видишь, его прирезали ловко и очень острым ножом.
— Английским ножом, — проворчал кто-то из шотландцев.
— И откуда бы у викинга взялся английский нож? — почти ласково осведомился граф. — Уж будьте уверены, в такое время мы, англичане, ни на миг не расстаемся со своим оружием. У нас-то хватает ума охранять свою скотину от воров!
Лорен стремительно повернулась к графу.
— Так вы обнаружили лагерь викингов? — спросила она, прежде чем кто-то успел ответить на это недвусмысленное оскорбление.
Граф Морган мрачно смотрел на нее. Но по-прежнему был зол как черт.
— Нет, — после краткого молчания ответил он. — Не нашли. Только у опушки леса валялся вот этот ягненок.
— Где именно? — порывисто спросила Лорен.
— Если нам будет позволено спешиться и войти в вашу славную деревню, — медовым голосом отозвался Арион, — мы могли бы поговорить обо всем, как пристало истинным союзникам.
Он смотрел на Лорен холодно, испытующе. За спиной у него зловеще замерли его всадники. Лорен снова оглянулась. Лица ее сородичей были искажены недоверием и злобой.
— Добро пожаловать в Дунмар, Морган, — громко и отчетливо произнесла она. И взглядом отыскала в толпе Кормика, ожидая, что он повторит ее приглашение. Старик, однако, молчал, поглядывая то на Лорен, то на всадника позади нее.
— И это у вас называется «добро пожаловать»? — все так же вкрадчиво осведомился граф. — Надо же, как необычно! У нас в Англии как-то не принято приглашать в гости, угрожая мечом.
Черт бы его побрал! Он явно не собирался облегчать Лорен ее и без того трудную задачу. Девушка заговорила вновь, на сей раз уже прямо обращаясь к стоявшему перед ней старцу:
— Ты наш желанный гость, граф Морган, — именем моего отца Хеброна Макрая и моего брата Квинна Макрая. Не так ли, Кормик?
Старик кисло поджал губы, точно его попытались накормить какой-то дрянью. Молчал он невыносимо долго, и, хотя вечер был прохладным, на лбу у Лорен проступили бисеринки пота. Взгляд ее, устремленный на Кормика, уже не требовал — умолял. Неужели старик окажется так глуп, что открыто нарушит договор? Господи, нет, только не это.
— Да, так, — сдался наконец Кормик. И добавил, чуть ли не рыча: — Ты желанный гость, граф Морган, и твои люди тоже.
С этими словами он повернулся и торопливо пошел прочь. Шотландцы, окружавшие Лорен, переглянулись и с явной неохотой, но все же убрали мечи в ножны. Всеобщее напряжение понемногу ослабло — Лорен увидела, что их примеру последовал и отряд Фуллера. Лишь тогда она снова повернусь к Ариону.
Он так и не спешился — лишь угрюмо, свысока смотрел на Лорен. Закатный свет погас, и теперь фигуру всадника окутывали сумеречные тени.
Неудивительно, мелькнула у Лорен отрешенная мысль, что Князь Тьмы оказался так красив. Красота пристала искусителю. Лорен казалось, что и сам Люцифер вряд ли смог бы соперничать с графом Морганом. Длинные иссиня-черные волосы, жесткий взгляд темно-зеленых глаз, чеканное лицо, литые мускулы и опасная гибкость зверя — всем своим существом этот человек излучал мужскую, непобедимую силу.
— А ты как поживаешь, Макрай? — спросил граф, понижая голос, так чтобы услышала его одна только Лорен.
— Недурно, — сдавленно пробормотала она.
Одним ловким, скользящим движением Арион спешился, и все его люди один за другим сделали то же самое. Фуллер, подойдя к ним, почтительно поклонился графу. Лорен ошеломленно воззрилась на него: она уже почти забыла, какой страшной беды им только что удалось избежать.
Да уж, это Ариону удавалось без труда. Стоило ему одарить Лорен лишь одним завораживающим взглядом своих зеленых глаз, и девушка мгновенно забывала обо всем на свете.
«Чудесно, — с раздражением подумала она. — Именно этого мне сейчас и не хватало».
Лорен отступила на шаг, чтобы дать возможность графу и его наместнику побеседовать наедине.
Несколько шотландцев подняли мертвого ягненка и, толкуя о чем-то вполголоса, понесли его в деревню. Остальные сородичи Лорен понемногу расходились, косо поглядывая на пришельцев и переговариваясь между собой. Лорен от души порадовалась, что не слышит этих разговоров.
Один лишь Родрик так и остался стоять, не сводя с нее глаз. Девушка одарила его долгим холодным взглядом, и в конце концов он не выдержал и тоже пошел прочь.
Рядом вдруг возникла Кенна, бледная и решительная; за ней тенью следовал ее муж. Лорен обратилась к Ариону:
— Ужин будет в общинном доме — вон там, на вершине холма. — Она взглянула на Кенну, и двоюродная сестра быстрым кивком подтвердила ее слова. — Конюшни — вот здесь, справа. Когда разместите коней, приходите ужинать. Обсудим вашу находку после еды.
Арион отвесил ей изящный, даже чересчур изящный поклон. Лорен притворилась, что не заметила скрытой в этом поклоне издевки, и вместе с Кенной неспешно стала подниматься вверх по склону холма.
— Я думала, что сегодня ты будешь ужинать в моем доме, — понизив голос, заметила Кенна.
— Думаю, будет лучше, если сегодня я отправлюсь на ужин в общинный дом, — так же тихо ответила ей Лорен.
Кенна усмехнулась:
— Ну, еще бы! Там, по крайней мере, будет на что посмотреть.
Общая трапеза выдалась не такой уж и неприятной, как следовало ожидать. Большинство шотландцев уже поели, однако толклись в трапезной, глазели на чужаков и тихонько переговаривались. В другое время и при других обстоятельствах трудно было бы сказать, что в трапезной что-то неладно — разве что она оказалась поделенной ровно пополам: с одной стороны шотландцы, с другой — англичане. Родрика почему-то нигде не было видно, Лорен это удивило.
Она сама взялась накрывать на стол, поскольку хорошо понимала, что здешние женщины не решатся подойти к чужакам, если им не подать пример. Взяв миску с бараньим жарким, Лорен направилась прямиком к графу Моргану, который сидел за столом в окружении своих людей и не сводил с нее глаз. Девушка поставила перед ним еду, повернулась и обнаружила, что за ней идет Кенна с двумя мисками в руках. Вслед за тем и прочие женщины занялись привычным делом. Они молча расставляли еду перед чужаками, и те тоже предпочитали помалкивать.
Неловкое положение спасали дети — Лорен это даже отчасти позабавило. Мальчишки Кенны, юные проказники, глазели на чужаков с откровенным любопытством. Вслед за ними в трапезную пробрались и другие дети, и скоро зал огласился громким смехом, возней и радостными воплями.
Лорен в конце концов пристроилась к столу в компании детей, и они тотчас забросали ее сотнями вопросов. Хохоча вместе с ними, она как могла старалась удовлетворить их любопытство. Каково это — жить в Кейре? Правда ли, что замок выше туч? Она может разговаривать с ангелами? А сосчитать всех тюленей на берегу? И кто такие англичане? Почему они такие странные с виду? И смотрят так сердито?
— Они просто голодные, — пояснила Лорен. — Как вы и я. Ну-ка, кто стащил мой хлеб?
Ужин понемногу тянулся. Лорен, оглянувшись, убедилась, что всеобщее напряжение заметно ослабло, хотя трапезная по-прежнему была поделена пополам. Кто-то из ребятишек дернул ее за рукав, и она повернулась, готовая отвечать на новую порцию вопросов, но тут ее взгляд упал на Моргана, сидевшего в другом конце залы. Всего на один краткий и бесконечный миг глаза их встретились.
Он не притронулся ни к еде, ни к питью, ни с кем не обменялся ни словом. Похоже, он был целиком погружен в размышления, судя по всему, не слишком веселые. При этом он неотрывно смотрел на Лорен. Дымный полумрак, царивший в трапезной, размывал, заволакивал его лицо, но Лорен и не нужно было света. Один лишь этот краткий взгляд — и она мгновенно позабыла обо всем, окружающий мир перестал для нее существовать. Лица, голоса, движения — все исчезло, рассеялось, словно дым. Лорен видела одного лишь Ариона, недвижного, несгибаемого, неустрашимого.
На краткий миг, казавшийся вечностью, Лорен затаила дыхание. Сердце ее стучало гулко и тяжко.
Знакомый уже томительный жар желания охватил ее с такой силой, словно в мире не было никого, кроме них двоих, словно они уже сжимали друг друга в объятиях. Лорен вдруг мучительно, до боли захотелось коснуться Ариона, ощутить на губах горьковатый, влажный, обжигающий вкус его поцелуя. При одной мысли об этом кровь быстрей побежала по ее жилам.
Арион усмехнулся, едва заметно, одним краешком губ. Лорен всем существом ощутила скрытую мощь этой властной, уверенной, понимающей усмешки. Арион не просто знал, что с ней происходит, нет, его усмешка выдавала нечто большее и куда более опасное для Лорен: незримую, но прочную связь между ними. Он сейчас чувствует то же самое, так же изнывает по ее поцелуям, то же пламя сжигает его плоть.
Мальчишка сильнее дернул Лорен за руку — и наваждение исчезло, рассыпалось серебристой пылью. Пристыженная, смятенная, девушка покраснела, лихорадочно вспоминая, где находится и чем занята.
Дети наперебой упрекали ее за рассеянность, градом сыпались новые вопросы. Лорен судорожно сглотнула, улыбнулась и даже что-то ответила — наугад, но ее мучители, похоже, остались довольны. Теперь они на миг отвлеклись, и она осмелилась снова взглянуть на Ариона.
Он больше не смотрел на нее. Невидяще уставившись в миску с едой, Арион опять погрузился в свои невеселые думы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Личные враги - Эйби Шэна



Хороший роман. Очень хотелось дождаться счастливого финала для героев, да и героиню подчас жаль, роняет о землю ее автор с завидной регулярностью и плотностью соприкосновения)rnЧитайте. Отлично прописаны внутренние монологи каждого гг, близко и созвучно, и финал от этого слаще.
Личные враги - Эйби ШэнаАдаис
16.11.2012, 23.45





ochen xoroshiy roman. mestami zaxvativayushiy. mestami romantichniy. mestami grustniy.rnglavniy geroi umen, naporist, no pri etom xoloden snaruji, i ne obladaet peremenchivim nastroeniem.rngeroyina svobodolubiva, gorda, i svoevolna, a tak je ochen vspilchiva i buntarna. rnno odnim slovom oni drug drugu podxodyat!
Личные враги - Эйби ШэнаDino LolO
12.02.2013, 21.25





Суперский роман. Читается на одном дыхании. Так точно прописан о отношение к женщине. Ведь даже и сейчас мужчины только делают вид что слушает тебя а поступает по своему будь ты хоть королевой. Ну как всегда в роиане победила любовь.
Личные враги - Эйби Шэнанека я.
10.09.2013, 17.06





очень хорошо написано, есть подлинная страсть и сильные чувства, прекрасные главные герои, заслужившие свое счастье
Личные враги - Эйби Шэнанадежда
19.10.2013, 22.40





Классный роман, читайте!
Личные враги - Эйби ШэнаАнна
20.10.2013, 20.02





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





Обалденный роман, события развиваются быстро, и с характерами гг-ев все ок. 10/10
Личные враги - Эйби ШэнаМери
31.10.2013, 16.00





Очень сильный роман!Качественно написан,после Макнот один из немногих,так захватил.
Личные враги - Эйби ШэнаВика
1.11.2013, 23.34





Писал дилетант. Выбран подходящий антураж, но... Тартан - это плед, но не только тех цветов, что указаны автором. Тартан - имя клана-цвет клана- уникальны. Некоторые цвета невозможно повторить не только из-за секретов изготовления, но и из-за места произрастания компонентов. Между кроватями ГГня ходить не мгла, выхаживая воинов. В замке 12в только в комнатах для господ стояло ПО ОДНОЙ кровати. Прочим - в лучшем случае лежанка, а так, тюфяк соломенный или просто на полу. Это не госпитальная система, появившаяся многие века спустя. Насчет защиты от викингов - еще после вторжения Вильгельма завоевателя была внедрена система контроля за побережьем и оповещения на случай нападения. Еще много разного, но скучно становится от ляпов. Ну, не знаешь, так напиши что "шла между ранеными воинами" и не упоминай, на чем они лежали. Там еще с едой такие проколы есть... И ведь по глупому все так... Можно ведь было проконсультироваться, сделать корректуру... Затея неплоха была. Жаль.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
2.01.2014, 19.00





Не понимаю людей,которые даже и женские романчики подвергают серьезному скрупулезному анализу. Отличный роман с историческим сюжетом, ярко описаны чувства героев,а у Ггероя поистине рыцарское отношение к возлюбленнной (такой няшка)Отлично отдохнула за чтивом,перечитывать буду обязательно.
Личные враги - Эйби ШэнаКарина
16.02.2014, 21.20





классный роман.очень понравилось.особенно г.герой)).читайте!!!!
Личные враги - Эйби Шэначитатель)
22.02.2014, 16.48





Роман невероятно крут. Правда постельные сцены почти отсутствуют. Но это не делает историю хуже. Мне очень понравился.всем советую
Личные враги - Эйби Шэнамаруся
1.03.2014, 9.26





Роман очень понравился, вызвал интерес и держал его до конца. Написан хорошим слогом и сюжет хорош.
Личные враги - Эйби ШэнаАсем
1.03.2014, 21.06





Нудно .. Хватило на 2 главы .. Увы
Личные враги - Эйби ШэнаVita
10.05.2014, 18.54





Мне он какой-то никакой ...извините ...наверное настроение не то ...
Личные враги - Эйби ШэнаВикушка
4.11.2014, 23.48





Я ставлю 7 из 10, роман не плохой, но не очень впечатлил, по нескольким причинам: герои не до конца раскрыты и их чувства, зато то что они думают автор описывает из раза в раз и это для меня было нудным...героиню столько шмякали о землю, что было уже смешно читать...немного глуповатый роман...
Личные враги - Эйби ШэнаНаталья
11.02.2015, 17.44





В общем симпатичный роман, хорошо написан. Были раздражающие моменты в поведении героев но дочитала до конца) герой показался слишком пассивным, а как он умудрился остановиться в середине акта это вообще было странно))) и оба они слишком часто калечились - постоянно тяжелые ранения, падения.. то он при смерти, то она.
Личные враги - Эйби ШэнаЭмма
20.02.2015, 20.40





Карине - какой там анализ, да еще "скурпулезный"? Если есть знания, а в школе мы все учились, хотя явно по разному, то несоответствия "бьют по глазам". И думать - тоже полезно, даже читая романчики. Вот перечитала сегодня - снова пожалела хорошую затею, но подумала о возможных огрехах перевода. Тут я не сильна, не даются мне языки, а то в оригинале бы читала.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
24.05.2015, 14.14





Неплохой роман, и не более.. Г.Г-ня - мужик в юбке. Такие романы не по мне.
Личные враги - Эйби Шэнас
28.05.2016, 1.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100