Читать онлайн Личные враги, автора - Эйби Шэна, Раздел - 4. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 120)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Личные враги - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Личные враги - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Личные враги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4.

Еще меньше полугода назад Арион пребывал в блаженном неведении касательно перемен, которые уготовила ему судьба.
Он жил в Лондоне, наслаждаясь всеми благами своего рыцарского сана, занимая при дворе короля Генриха высокое и почетное место королевского советника. И хотя показная пышность придворной жизни не слишком манила Ариона, все же он предпочитал ее угрюмым стенам родового замка, где полновластно правил его дядя, граф Морган.
Замок Морган стоял на высоком зеленом холме, возвышаясь над изобильными равнинами. Впрочем, сами владения Морганов были невелики и состояли в основном из плодородных пахотных земель. Арендаторские хозяйства были небольшие, но собирали хороший урожай. Дохода с них хватило бы для сытной жизни всякому обычному человеку — вот только Райдера Моргана никак нельзя было назвать обычным.
Арион частенько представлял себе, как дядя Райдер, затаившись, точно паук, в угрюмом великолепии своего замка, плетет паутину все новых и новых интриг. И с каждым новым злодейством его паучья душа становится все чернее.
Именно Райдер много лет назад заново открыл богатства Шота — давно забытого владения Морганов. Именно Райдер обнаружил, что в его распоряжении имеются изобильные пастбища и плодородные пашни, которые давно ждут прикосновения плуга. Именно Райдер выкачивал из земли Шота баснословные прибыли, годами превращая зерно и мясо с островных земель в золото, словно колченогий тролль из детской сказки.
Райдер был равнодушен к красотам острова — его влекли только сказочные барыши, которые приносил Шот. С годами владения Морганов на материке все богатели, родовой замок обрастал почти варварской роскошью, а аппетиты Райдера становились все неуемней. Он правил в своих владениях твердой рукой, с такой легкостью прибегая к жестокости, что Арион, не мог припомнить ни одного зависящего от графа Моргана человека, который был бы способен поднять глаза на своего хозяина.
И вот в этом страшном мире появились осиротевшие дети — Арион и его сестра.
Хотя Арион почти все детство провел в замке Морган, никогда это место не было для него домом. Ему не по душе был холод, царивший в угрюмых стенах, хотя виной тому был не столько замок, сколько его хозяин. Никогда в жизни Арион не видел, чтобы Райдер Морган хоть кого-нибудь пожалел. Арион и Нора жили в страхе перед этим человеком с того самого дня, как детьми впервые появились в замке Морган, после того как болезнь унесла жизни их родителей.
Бедная Нора! Хрупкая и нежная Нора, старшая сестренка Ариона, которая так и не сумела повзрослеть.
Арион, который был шестью годами ее младше, не мог защитить ее от Райдера. Дядю раздражал медлительный, причудливый ток ее мыслей, странности ее поведения. Для него она была выродком в семье, свидетельством того, что ее мать — низшее существо, что брак младшего брата был проклят с самого начала.
Сам Райдер так и не сумел обзавестись наследником, хотя в бесплодных попытках замучил трех горемычных жен. Наконец он, как видно, свыкся с мыслью, что его наследником станет сын младшего брата. И с той поры жизнь Ариона превратилась в сущий ад.
Дядя хотел, чтобы его племянник вырос точной копией его самого, то есть мучителем и тираном. Он вцепился в Ариона, точно клещ, и не оставлял попыток переделать его по своему образу и подобию. Непрестанно терзал он мальчика, вынуждая его учиться на собственном примере, как надо бить и калечить людей, истязать их плетью, как обманывать и лгать, как говорить и действовать с той непредсказуемой жестокостью, которая пробуждает в сердцах вассалов и слуг один лишь непреходящий страх.
Маленький Арион внутренне корчился, отводил глаза, стараясь не видеть, не слышать, не понимать.
— Никогда не давай поблажки, — учил его Райдер. — Ломай, Арион, дави, покуда кровью не изойдут, не попросят пощады. Только так и научишь уважать себя.
Опасаясь за свою жизнь, Арион таился, помалкивал, прятался от жестоких уроков дяди. Одно, впрочем, он заучил твердо: никогда он не станет тем чудовищем, каким хотел видеть его Райдер Морган.
А после смерти Норы он научился еще одному — прятать свой гнев, выжидать, стиснув зубы, пока не подрастет и не сможет законным путем покинуть замок Морган.
Ему неслыханно повезло. Королевский двор проявил интерес к племяннику Моргана. Райдер был так ослеплен возможностью приблизиться к королю, что отправил Ариона в Лондон с одним лишь снисходительным повелением слушаться старших. К тому времени, когда он разгадал тайный замысел племянника, было уже поздно. Арион уехал из замка Морган и решил, что никогда туда не вернется.
Лондон, ослепительный и грязный, изысканный и смердящий, показался ему раем. Этот город дал ему то, к чему Арион более всего стремился, — избавление от ужасной опеки графа. Арион поселился в Лондоне и уезжал оттуда лишь на очередную войну. Из оруженосца он превратился в рыцаря, затем стал королевским советником. За годы жизни в Лондоне Арион постепенно свыкся с мыслью, что ему и не суждено лучшей жизни, чем эта — фальшивое величие, броская роскошь бок о бок с чудовищной бедностью, бесконечные заговоры, интриги, рискованные шутки и острые мечи, тайные любовные интрижки, которые на самом деле ни для кого не были тайной.
Казалось, что лучшего ему и не добиться. В Лондоне он мог сам принимать решения и действовать, как сам считал нужным. Его уважали равные, ему благосклонно внимал король, и всегда находились женщины, готовые ублажать его на ложе страсти сколько и как ему было угодно.
«Разве этого не довольно?» — размышлял, бывало, Арион, лежа ночью без сна в своей постели. Да, вполне. Его устраивает эта странная, зыбкая, быстротечная жизнь. Иначе и быть не может.
И все же… все же в глубине души жила сосущая пустота. Даже в шумной, расфранченной толпе придворных Арион неизменно чувствовал, что он совершенно одинок — быть может, так, как был одинок всю жизнь его дядя. Его окружало множество людей, но ни один из них не был ему по-настоящему близок и дорог.
Это одиночество и породило в душе Ариона пустоту, которая разрасталась с каждым годом, с каждой льстивой улыбкой или выспренней похвалой, которыми его так часто одаряли. Отчасти эта пустота была ему даже приятна, поскольку не несла с собой ни боли, ни страха — все человеческие чувства бесследно растворялись в ней. Правда, и счастья она тоже не приносила.
Всего пять месяцев назад — после десяти лет жизни в Лондоне — Арион понемногу стал подозревать, что скоро пустота в его душе поглотит его целиком.
К смутному своему изумлению, он обнаружил, что это его нисколько не пугает.
И тут умер Райдер. Вначале Арион в это не поверил: он решил, что это лишь новая уловка дяди, чтобы заманить его в замок Морган. С тех пор как Райдер понял, что его воспитанник не собирается возвращаться, он неустанно пытался так или иначе заполучить его в свои руки. Но известие оказалось правдой — старый дьявол и впрямь испустил дух.
С некоторым отвращением Арион осознал, что он теперь новый граф Морган. Все вокруг ожидали, что он вернется домой, чтобы приступить к своим обязанностям. Даже король пригласил его на личную встречу, чтобы пожелать доброго пути.
Арион ничего не мог поделать. Если уж Генрих велел ему отправляться в путь — надо возвращаться. Не важно, что он предпочел бы больше никогда в жизни не видеть родового замка. Неважно, что его мутило при одной лишь мысли о том, чтобы увидеть Райдера, пускай даже и в мраморной усыпальнице.
Арион вернулся. Прибыв в замок, он первым делом зашел в домашнюю церковь и, опустившись на колени, помолился за упокой души своей сестры. Затем он долго молился о том, чтобы Райдер был проклят навеки. О себе Арион молиться не стал — все равно сомнительно, что господь его слышит.
Постепенно он свыкался со своим новым положением. Слуги и челядь замка Морган не сводили с него глаз и тревожно перешептывались у него за спиной — как будто ожидали, что у него вот-вот вырастут рога. За каждым поворотом коридора Ариона подстерегали недобрые воспоминания, в каждой комнате и зале перед ним всплывало лицо, которое он предпочел бы забыть. Люди сломя голову бросались исполнять его приказ, даже если он был высказан самым мягким и вежливым тоном. Женщины тряслись от страха, стоило ему подойти поближе. И старались незаметно спрятать за юбки своих детей. Арион делал вид, что не замечает всего этого.
Изо дня в день он старался словом и делом убедить людей, что совсем не похож на своего дядю, но так и не добился успеха, покуда не поговорил по душам со своим наместником Фуллером.
Понадобился целый месяц, чтобы этот человек осмелился сесть, когда сидел Арион. Еще месяц ушел на то, чтобы он начал смеяться незамысловатым шуткам. Постепенно наместник оттаял. Покуда Арион, стиснув зубы, учился своим новым обязанностям и боролся с призраками прошлого, обитатели замка Морган тоже понемногу изменялись. Теперь они уже меньше боялись Ариона и относились к нему чуточку доброжелательней. Мало-помалу дела шли на лад. Быть может, он и сумеет доказать своим людям, что способен править ими без той звериной жестокости, какая была присуща его дяде.
Он трудился без устали, стараясь стать одним целым со своей землей и с теми, кто жил на ней. И это было так здорово… почти великолепно.
Потому что Арион знал, что обманывает сам себя. Ежедневные труды и заботы были всего лишь скорлупой, под которой пряталась его истинная суть. Все так же он, одинокий, лежал ночами без сна — правда, уже в другой постели, — но душу его пожирала все та же пустота. От нее не было спасения. Это был личный демон Ариона, который рано или поздно убьет его. Райдер, горя в аду, должно быть, хохочет над ним.
И вот появилась она. Ангел с медными кудрями, сотканный из крови, песка и слепящего света, повзрослевшая девочка, чья отвага так восхитила его много лет назад. Лорен Макрай. Она дерзила ему, угрожала, насмешничала, дразнила, чуть не свела с ума — и все это за каких-нибудь три дня.
И только в тот самый день, когда Арион покинул ее и вернулся в Элгайр, он осознал: в замке Кейр исчезла пустота в его душе. Она испарилась, изгнанная прочь восхитительным, неземным сиянием, которое излучала Лорен Макрай. В замке Кейр Арион так остро ощущал каждую мелочь бытия, что и сам себя не узнавал.
Кто был тот незнакомец, пылавший страстью к рыжекудрой воительнице, готовый убить за один ее взгляд? Кто он, всей душой желавший Лорен Макрай, грезивший о ее прикосновении, о тонком аромате ее кожи, мечтавший зарыться лицом в ее роскошные волосы, вновь и вновь повторяя: «Моя, моя!»? Кто был этот пришелец, поселившийся внутри Ариона, тот, что умел ощущать боль и голод, что изнывал от сладкого, мучительного восторга?
Кто он, этот Арион Морган без цепенящей пустоты, которая пронизала все его годы, проведенные без Лорен Макрай?
Никогда еще тусклый узор его жизни не слагался в такую головоломку.
Арион приплыл на остров Шот с небольшим вооруженным отрядом, чтобы защищать эту землю, чтобы сражаться с опасностью, о которой сообщили на материк его здешние вассалы. Нет, Арион был не таков, как его дядя. Он спасет остров либо погибнет, защищая его, но не ради богатства и прибылей, а ради людей. Его людей. По правде говоря, он даже предвкушал добрую драку — этого чувства душевная пустота еще не успела поглотить. Что ж, он получил желаемое и едва не расстался с жизнью. Но явилась она!
Арион заглянул в ее янтарные глаза и понял, что обрел давно потерянную надежду — дочь его заклятого врага, обрученную с другим мужчиной. Пустота отступила пред нею. Что за горькая насмешка судьбы! Единственная женщина в мире, которой принадлежит его сердце, никогда не будет его женой.
Сегодня Арион бродил по Элгайру, и перед ним неотступно маячило лицо Лорен. Каким-то чудом он ухитрялся сохранять уверенный вид, как и подобало командиру и властелину. Он знал, что следует сказать здешним обитателям, дабы успокоить их. Он знал, что следует делать, дабы они сочли его достойным своего доверия. Быть может, потому, что Райдер редко посещал остров, Ариону не пришлось столкнуться здесь с теми страхами, что терзали его вассалов на материке. Люди из Элгайра приняли нового графа с неподдельным, радушным ликованием — ведь он прибыл им помочь.
Ариону хватило пары дней, чтобы понять: его помощи недостаточно. Шот обречен.
Из множества островов, что тянулись цепочкой вдоль побережья материка, викинги выбрали для набегов именно этот — быть может, потому, что Шот был, во-первых, самым крупным из них, во-вторых — самым изобильным, а в-третьих — наиболее удален от материка. Любой из этих трех причин было бы достаточно, чтобы замыслить набег, вместе же они делали Шот чрезвычайно лакомым кусочком для северян. Арион знал, что вот уже много столетий викинги время от времени устраивали набеги на Шот, но лишь теперь они взялись за дело всерьез. Очевидно было, что северяне решили полностью завладеть Шотом. Одна из самых привлекательных черт острова — его величина — оказалась также и самым уязвимым местом. У Морганов не хватало людей, чтобы днем и ночью охранять все побережье; к тому же нельзя было забывать и о шотландцах.
Ариону рассказывали, что клан Макрай, обосновавшийся по другую сторону острова, тоже вынужден отбивать атаки викингов. Быть может, прибавил кто-то, нам улыбнется удача и они перебьют друг друга. Это не было шуткой — между кланом Макрай и Морганами существовала застарелая вражда.
Элгайр был крепким, отменно выстроенным фортом — правда, лишь отчасти. Западная его половина была достроена до конца и основательно укреплена, а южная и северная части не были завершены. Восточный край внешней стены представлял собой, увы, жалкое зрелище — груда камней, щебня и обломков дерева, следы непрекращающейся войны с кланом Макрай. Это был самый длинный участок стены, да к тому же он находился ближе всего к лесу, за которым стоял Кейр.
Донжон, слава тебе господи, был почти готов, но прореха во внешней стене изрядно замедляла работу. Там приходилось держать постоянный дозор, но и это не помогало. Когда Арион прибыл на остров, он утроил дозор и приказал работать на стене день и ночь. Они не могли позволить себе такой роскоши, как недостроенные укрепления.
Сейчас, при тусклом свете угасающего дня, он шел вдоль разрушенной стены, обходя камни, которые валялись повсюду — впрочем, большинство их готовились вернуть на прежнее место. Люди радостно приветствовали его. Они ненадолго оторвались от работы, чтобы подойти к графу и самолично убедиться, что он здоров и благополучно перенес свое трехдневное заключение во вражеском замке. Арион с улыбкой заверил их, что чувствует себя отменно, и, стараясь не сказать лишнего о враждебном клане, заметил только, что в Кейре о нем хорошо заботились. Он не хотел, чтобы его люди уже начали обсуждать его невероятный замысел. Они только укрепятся в своей ненависти. К тому же он еще не знал, как лучше представить им свой план.
Он продолжал обход, беседуя с Фуллером, который давно заметил, что у графа перевязано плечо, однако ничего не сказал по этому поводу. Арион знал: он ждет, покуда его лорд сам заговорит об этом, а потом уж предложит посильную помощь. Ариону был по душе его наместник, этот тихий и задумчивый человек. В глубине души новый граф Морган благодарил бога, что его дядя не сумел отравить черным ядом своей злобы всех, кто находился в его власти.
— С виду неплохо, — одобрил Арион, окинув взглядом людей, которые ворочали увесистые камни, медленно и терпеливо возводя новую стену.
— О да, — отозвался Фуллер. — Работа идет на лад, особенно с тех пор, как шотландцев отвлекли от нас новые напасти.
Арион продолжал разглядывать постройку.
— Их напасти, друг мой, — и наши напасти тоже.
— Да, мой лорд, — осторожно согласился Фуллер.
— Рад, что наши мысли сходятся. — Арион двинулся дальше, стараясь идти не слишком быстро, чтобы пожилой собеседник поспевал за ним. — Скажи-ка, Фуллер, ведь ты лучше разбираешься в том, как настроены местные жители — кого они ненавидят больше, северян или клан Макрай?
Фуллер ответил не сразу. Он шел рядом с Арионом, упорно глядя себе под ноги, на жесткую, чуть привядшую траву.
— Не могу сказать, мой лорд.
— Не можешь? Почему? Потому что не знаешь или потому что не хочешь?
В глазах наместника мелькнули веселые искорки, но ответ его прозвучал более чем серьезно:
— Не могу сказать, потому что не знаю, как это выяснить. — Он поднял голову, окинул окрестности зорким взглядом блекло-голубых глаз. — Клан Макрай так долго был нашим врагом, что вряд ли кто-нибудь здесь усомнится в своей ненависти к ним. Они наши враги, потому что так было всегда — и точка. Конечно, до сих пор случаются мелкие стычки, взаимные оскорбления при встрече или даже налеты вот на эту злосчастную стену, однако наш добрый повелитель и король Шотландии сделал все, чтобы прекратить кровопролитие. И все же ненависть жива.
Арион кивнул, не сказав ни слова, и Фуллер продолжал:
— Зато опасность, которую несут северяне, куда наглядней и серьезней. Они хотят отнять наш дом, нашу землю, наше добро — и более того, наши жизни и жизни тех, кто нам дорог. Им наплевать на наш остров, они презирают наш образ жизни, чего о клане Макрай все-таки не скажешь. В сущности, между нами и кланом Макрай есть общее: любовь к отчему дому и острову Шот.
После этих слов Фуллер осекся, как будто и сам поразился тому, что сказал.
— У меня есть мысль… — начал Арион.
— Не пойдет, мой лорд.
Они остановились перед массивной бревенчатой дверью — входом в донжон.
— Отчего же не пойдет? — спросил Арион, вовсе не удивляясь тому, что Фуллер угадал его мысли.
— Мой лорд, я родился здесь, на Шоте. Ты этого, наверное, не знал. Здесь я вырос, здесь женился, здесь похоронил жену и наше дитя. Лишь несколько лет назад я отправился на материк, чтобы стать наместником твоего дяди. Вот что я хочу этим сказать: я и впрямь очень хорошо разбираюсь в том, как настроены местные жители, и, хотя нынче между нами и кланом Макрай нет открытой войны — прошлое не забыто. И никогда не забудется. Никто из здешних не согласится на то, что может пойти на благо враждебному клану.
— А как насчет нашего блага? — негромко спросил Арион. — Объединившись, мы станем сильнее перед лицом общей угрозы. Мы спасем не только шотландцев, но и себя.
Фуллер отвел взгляд, качая головой, и Арион пал духом. Если он не сумел убедить этого человека, своего ближайшего друга и советчика, остальных ему тем более не уговорить.
— Подумай хорошенько, — вслух попросил он. — Ты же знаешь, что я прав. Без помощи клана Макрай мы потеряем Шот.
Фуллер тяжело вздохнул, и словно в ответ налетел ветер с моря, пригнув к земле увядшую траву. Наконец наместник поднял взгляд, и Арион прочитал в его глазах, что Фуллер хотя и неохотно, но согласился с ним.
— Мой лорд, я и не говорю, что ты не прав. Я имею в виду, что убедить остальных в твоей правоте может только настоящее потрясение.
— Что ж, отлично. — Арион распахнул дверь донжона и шагнул через порог в уютный полумрак. — Я им устрою потрясение.
Он дождался ужина, когда дневной яркий свет сменился лиловыми сумерками, когда люди наелись и избавились от раздражения, которое неизбежно вызывает голод. Он дождался, пока пойдут по кругу чаши с медом и элем, но так, чтобы сотрапезники еще сохранили ясность мысли и не обрели пьяной вспыльчивости.
Сам Арион почти ничего не ел и не прикоснулся к элю. Он сидел за столом, вновь и вновь перебирая свои мысли, и глядел в высокое окно в дальней стене главного зала — окно, за которым лиловели тронутые закатным пурпуром облака.
Он неспешно размышлял о том, как же это нелегко — чем-то владеть. О том, что этот дикий, прекрасный, изобильный остров принадлежит ему — во всяком случае, часть острова. Земля, скот, люди — все зависят от него. Тяжесть этой ответственности все время давит на его плечи. Глядя на клочок неба за сводчатым окном, Арион лениво гадал — можно ли сказать, что и облака с их зыбкой сумеречной магией тоже принадлежат ему? Он горько усмехнулся в душе — что за странная мысль?
К добру ли, к худу ли, а он, Арион, сюзерен и властелин графства Морган. В жизни своей он повидал многое — опасности, смерть, самопожертвование. Познал боль утраты и ненужную сладость успеха. Занимая при дворе довольно высокое положение, он отлично знал, как в одно мгновение могущественный фаворит может из-за пустяка кануть в небытие, как несколько умных и вовремя сказанных слов могут переменить настроение целой армии, как один-единственный взгляд может изменить судьбу.
Он знал многих, слишком многих людей, которые обрели милость короля хитростью, ложью, предательством, людей с благородной кровью и черной душой. Арион никогда не хотел стать таким, как они. Изрядную часть своей жизни он истратил на то, чтобы добиться власти и благополучия чистыми руками. Даже сейчас он не был вполне уверен, что ему это удалось. Возможно ли для человека подняться к высотам власти и сохранить чистоту помыслов? Возможно ли удержать власть, не теряя чести?
Райдеру, графу Моргану, это не удалось, как и множеству других хитроумных царедворцев.
Но ведь он Арион, а не Райдер. Он никогда не старался подражать подобным людям.
Он — новый граф Морган, и сейчас самое подходящее время делом подтвердить свое право на титул. Теперь пора использовать во благо уроки своей прежней придворной жизни.
В общем разговоре, долетавшем до его слуха, неприкрыто сплетались радость и почти воинственный задор. Все уже знали о том, что случилось на берегу, во время стычки с викингами. Все от души радовались тому, что их сородичи уцелели, но за этой радостью крылись напряжение, страх и злость. Шотландцы, как считали сидящие за столом, заявились некстати и испортили все дело. Клан Макрай не дал нашим парням как следует подраться. Потом подержали в плену в Кейре. Макрай, Макрай, Макрай…
Фуллер, сидевший неподалеку, обеспокоенно глянул на Ариона, но ничего не сказал и продолжал есть.
Арион провел пальцами по прохладному боку своего оловянного кубка, где плескался нетронутый эль. Арион молчал до тех пор, покуда в общем разговоре не возникла одна из тех неловких пауз, когда оказывается, что всем уже нечего сказать. Дождавшись этой паузы, Арион встал и громко проговорил:
— Бенедикт Морган! Насколько я понял, мне бы следовало поздравить тебя с недавней свадьбой.
Молодой человек, сидевший за столом неподалеку от Ариона, вначале опешил, затем расплылся в довольной улыбке. Миловидная девушка, сидевшая рядом с ним, покраснела и смущенно улыбнулась, опустив глаза. На вид ей было не больше пятнадцати.
— Благодарю, мой лорд, — наконец ответил новобрачный, и все, кто был в зале, засмеялись и хором принялись выкрикивать поздравления.
Арион встал и поднял свой кубок:
— За молодых! Пусть они живут на нашем острове долго и счастливо!
Прежде чем остальные успели подхватить тост, Арион опустил кубок. Радостные восклицания замерли. Люди изумленно уставились на своего сюзерена.
— Увы, — сказал Арион, — за это я пить не могу. Прости.
По залу пробежал пораженный шепоток. Молодой Бенедикт побагровел от стыда и унижения.
— Мой лорд! — произнес он растерянно, ничего не понимая.
— Я бы от всего сердца выпил за ваше будущее счастье, — мрачно пояснил Арион, — но это значило бы солгать. А я не люблю лгать.
Бенедикт порывисто вскочил, и в зале воцарилась такая тишина, что Арион отчетливо слышал хриплое от гнева дыхание новобрачного.
— Мой лорд не хочет пожелать счастья моей жене? — раздельно вопросил Бенедикт, словно не веря собственным ушам.
— Твоя жена мила и прекрасна, — ответил Арион. — В иных обстоятельствах я бы сказал, что ты настоящий счастливец. Но сейчас я опасаюсь, что именно ее красота привлечет к ней алчные взоры викингов. Боюсь, что очень скоро ты потеряешь свою жену.
Зал так и взорвался — люди хором и вразнобой ужасались и возмущались словами Ариона.
Фуллер, сидевший справа от него, откинулся на спинку кресла и бесстрастно наблюдал царящий вокруг хаос.
Кое-кто вскочил, возражая Ариону, причем так громко, что никто не мог разобрать ни слова. Солдаты, которых Арион привез с собой из замка Морган, беспокойно озирались, вполголоса переговариваясь между собой, незаметно продвигаясь вдоль скамей, на которых они сидели.
Арион поставил кубок на стол и вскинул руки. Шум постепенно стихал, все воззрились на него так, словно он выжил из ума. Наконец в зале стало достаточно тихо, чтобы он снова мог заговорить.
— Вы обратились ко мне за помощью. — Арион говорил спокойно и твердо — еще в Лондоне он узнал, что такая манера говорить лучше всего действует на противников. — Вы сообщили своему сюзерену, что на вас напали, что гибнут ваши близкие. Вы поступили верно, и я как ваш сюзерен явился сюда, дабы помочь вам. Знайте же: я готов умереть, защищая вас, но больше я ничего сделать не могу. Викинги не оставят нас в покое. Мы не сможем их победить своими силами.
Снова все, кто был в зале, разразились нестройным хором доводов и возражений, но на сей раз в голосах спорящих было куда меньше злобы.
«Отлично, — подумал Арион. — Наконец-то они готовы мыслить в нужном направлении».
— Мой лорд! — воскликнул рослый, плотного сложения воин с копной светлых, как солома, волос. — Что ты хочешь этим сказать, мой лорд? Что викинги победят? Что они завладеют Шотом?
— Да, именно это я и хочу сказать. — Арион снова вскинул руки, призывая к молчанию: — Я стараюсь быть честным с вами. Вы — мои вассалы, и я как граф Морган поклялся защищать вас всеми доступными мне средствами. Я много сражался бок о бок с нашим королем и заслужил свой рыцарский сан на поле боя. Я повидал довольно битв, а потому способен понять, что это сражение будет проиграно, еще не начавшись. Наша война с викингами здесь, на Шоте, обречена на поражение. Нам не хватает ни времени, ни солдат, чтобы обеспечить себе победу.
— Не хватает солдат? — недоверчиво переспросили сразу несколько голосов.
— Вот именно. Остров Шот — даже та его часть, которая принадлежит нам, — слишком велик, чтобы мы могли разослать постоянные дозоры по всему побережью. Вам это известно не хуже, чем мне. Вот каким образом викинги снова и снова обходят нашу стражу! Вот почему они возвращаются! Какая-то женщина вскочила с места:
— Но, мой лорд! Говорить, что мы можем потерпеть поражение…
— Мы обязательно потерпим поражение, — холодно и жестко перебил ее Арион. — Рано или поздно, но это случится.
— Король! — воскликнул неугомонный толстяк с соломенными волосами. — Король пришлет нам подмогу, верно ведь? Мы же его вассалы, и он точно так же поклялся защищать нас!
— У короля нет свободного войска, — ответил Арион. — Уж ты мне поверь — я-то знаю. Слишком много войн кряду пожирают его армии и опустошают казну. Наше счастье, что он еще не потребовал от нас прислать ему новых солдат взамен убитых! Нет, король не в силах помочь нам.
Этих слов было довольно, чтобы толстяк умолк. Да и все, кто был в зале, хранили потрясенное молчание. Арион видел на их лицах немое отчаяние, видел, как они обменивались взглядами, в которых сквозила безнадежность. Арион с первого взгляда мог распознать эти чувства — слишком долго они царили и в его душе.
Зато теперь он, быть может, спасет этих людей от отчаяния и безнадежности.
— Нет, викингов нам не победить, — подытожил Арион, медленно обводя взглядом зал. — Не теми силами, что сейчас есть у нас. Не в одиночку. Однако же мы можем получить помощь, которая так нам необходима…
Он нарочно оборвал фразу, словно не был уверен, стоит ли продолжать.
— Но, мой лорд, ты же сам сказал, что у короля нет свободного войска, — пробормотал кто-то.
— Так оно и есть. Одни мы эту войну не выиграем. Наши женщины будут прислуживать захватчикам. Наши дети будут перебиты или станут рабами. Однако, — Арион пожал плечами, — прежде чем это случится, мы по крайней мере с честью падем в бою.
По залу пролетел дружный стон, в котором слились неверие, ужас, ярость. Перекрывая шум, Бенедикт громко выкрикнул:
— Тогда о какой же помощи ты говоришь, мой лорд?
— О единственной, какая нам доступна, — ответил Арион. — О помощи тех, кому остров Шот дорог так же, как нам. Мы должны драться вместе с кланом Мак-рай.
На миг показалось, что главный зал совершенно вымер. Арион никогда еще не ощущал подобного напряжения. Все вокруг него застыло — ни движения, ни звука, ни даже вздоха. Одна лишь ошеломленная тишина. А затем…
— Клан Макраев! — вскричали все как один — кто с ненавистью, кто с бешеным презрением. Арион молчал, не пытаясь унять словесную бурю, — лишь неколебимо стоял среди яростных криков, словно каменный утес в обезумевшем море.
— Никогда!
— Ни за что!
— Возмутительно!
— Немыслимо!
— Да лучше мы умрем!
— В самом деле?! — выкрикнул Арион звучным и властным голосом. — Вы и впрямь готовы умереть? Отлично! Потому что так и случится!
Крикуны притихли, смешались. Арион глядел на них, и лицо его было строго и безжалостно.
— Неужели вы и вправду хотите бессмысленной гибели? Викинги уже испробовали нашей крови. Скольких воинов вы уже похоронили из-за этих набегов?
Все в этом зале знали ответ лучше, чем сам Арион. Граф Морган терял только безликих вассалов, незнакомых островитян, но эти люди оплакивали своих возлюбленных, мужей, сыновей, братьев. Арион хотел, чтобы они вспомнили об этом и никогда не забывали.
Он указал пальцем на Бенедикта и уже тише продолжал:
— Ты тоже готов умереть, Бенедикт Морган? И обречь на смерть свою жену?
Молодой человек ничего не ответил, только бросил страдальческий взгляд на свою юную спутницу.
— Впрочем, как я уже говорил, — безжалостно продолжал Арион, — твоей жене вряд ли суждено умереть. Она так хороша собой, что скорее станет добычей викингов. Если же она не захочет им покориться — уж будь уверен, ее убьют, и притом безжалостно. Ты же, храбрый и сильный воин, к тому времени будешь уже окровавленным трупом и ничем не сможешь ей помочь.
Бенедикт обхватил за плечи свою жену, словно так он мог уберечь ее от грядущей напасти. Та уткнулась лицом в его плечо и тихо заплакала.
— Кто из вас желает такой же участи для своих жен, дочерей, сестер, матерей? Кто? Говорите же — я хочу видеть лица людей, которые готовы пожертвовать самыми близкими людьми ради того, чтобы потешить свое тщеславие.
И снова в зале воцарилась напряженная тишина, которую прерывали лишь судорожные всхлипы молодой жены Бенедикта.
Арион громко и ясно произнес:
— Я прибыл сюда, чтобы возглавить вас! Я прибыл сюда, чтобы сражаться за вас и ваш дом! Но неужели мне суждено командовать войском глупцов? Поведу ли я вас к гибели или к жизни? Выбор за вами.
По залу пронесся шепоток, в котором отчетливо сквозило сомнение, люди зашевелились. Снова они повторяли имя своих заклятых врагов, но уже с меньшей ненавистью.
— Как можно им доверять?
— Сражаться вместе с ними, бок о бок с ними? Это же Макрай!
— Клан Макрай, — так же громко сказал Арион, — единственная наша надежда спасти Шот. Они хотят этого не меньше, чем мы. Если викинги захватят их часть острова — мы обречены. Нас будут уничтожать одного за другим, а уцелевших поработят. Однако если мы добровольно объединим наши силы, то избегнем этой ужасной участи.
Фуллер наконец-то поднялся и, скрестив руки на груди, встал за спиной Ариона.
— Граф Морган прав, — объявил он. — Мы должны заключить союз с кланом Макрай ради спасения Шота и наших жизней.
Арион видел, как постепенно безжалостная логика его речей побеждает в людях давнюю ненависть. Гнев, смятение, страх понемногу уступали место робкой надежде. Мужчины опускали головы, хмурились, женщины переглядывались и кивали друг другу.
— Мы должны заключить союз с кланом Макрай, — с силой повторил Фуллер.
И все, кто был в зале, после этих слов неохотно, но все же закивали.
— Что ж, отлично. — Арион снова поднял кубок с элем, поглядел на заплаканное личико новобрачной. — Пью за тебя, молодая хозяюшка, пью с сердечной и искренней надеждой, что твоя жизнь будет светла и радостна. Да благословит господь ваш союз!
— Да благословит! — нестройным эхом отозвались все прочие, правда, без особой уверенности.
Но выпили все.
Ночная мгла на острове Шот обладала поразительной, необыкновенной свежестью — бодрящий, приятный холодок, которому еще далеко до кусачих зимних морозов. Слитная тень всадника и его коня была в лунном свете густой и четкой, хотя сама луна, убывая, уже превратилась в серебристый серпик. Звезды здесь сияли ярче, да и черный бархат ночного неба казался глубже и мягче, чем на материке. «Вот, — подумал Арион, — еще один пример удивительной красоты острова, который, как ни странно, становится все ближе моему сердцу».
Конь под ним был черный — так проще слиться с темнотой. Арион ехал ровным, неторопливым шагом. Луна лишь недавно взошла, а стало быть, у него есть время, сидя в седле, поразмышлять кой о чем, покуда конь не доставит его в назначенное место.
Арион понимал, что изрядно рискует, и не столько собственной жизнью, сколько благополучием своих вассалов. Дело было нешуточное, и он не хотел ввязываться в него очертя голову, не обдумав всех последствий. Впрочем, у него было немало времени на размышления, и теперь союз с кланом Макрай казался ему единственной надеждой на спасение от кровожадного натиска викингов.
Конечно, они все равно могут проиграть. Даже и объединив свои силы, они могут не справиться с безжалостным противником. Но это было лучше чем ничего, и Арион считал, что другого пути у них нет.
К тому же он не мог отрицать, что одна мысль о том, чтобы заключить союз с кланом Лорен Макрай, волнует его, пробуждает в нем радостную дрожь предвкушения.
«Берегись, — подумал Арион, укоризненно покачав головой. — Не дай обмануть себя женскими чарами. Не забудь, чья кровь течет в ее жилах. Лорен прежде всего глубоко и искренне предана своему клану».
Однако до чего же приятно, направляясь на место встречи с ее посланцем, грезить о ней, о том, каковы на вкус ее сочные алые губы, мысленно перебирать пальцами ее роскошные шелковистые волосы, любуясь их редкостным медно-рыжим отливом.
Песчаный берег оказался пустынен. Луна была еще невысоко. Арион направил коня к зыбкому пятну лунного света, просеянного сквозь кроны сосен. Там он поудобней устроился в седле и стал ждать.
Волны то накатывались на пологий берег, то отступали прочь, и мерный рокот прибоя заглушал все прочие звуки. Арион вслушивался в темноту, напрягая все свои чувства.
Шагах в тридцати позади него ухал филин, судя по всему, задушевно призывая подругу.
Легкий ветерок ворошил макушки деревьев, и шорох этот был едва различим.
Конь Ариона насторожил уши, уставившись на лесистую лощину по другую сторону песчаной полосы, и негромко фыркнул.
Арион оглянулся, но вначале ничего не увидел. Чуть погодя меж двух деревьев шевельнулась тень, и пятна лунного света выхватили из темноты крупный, хотя и смутный силуэт. Конь и всадник в плаще с капюшоном стояли на самой опушке леса.
Арион подобрал поводья и выехал на открытый, залитый лунным светом берег. Помедлив, второй всадник последовал его примеру.
Они сближались медленно и осторожно. Арион покуда не мог разглядеть человека, которого послала на встречу с ним Лорен. Длинный плащ и низко надвинутый капюшон совершенно скрывали лицо и фигуру. Всадник подъехал ближе, и Арион, не заглядывая под капюшон, понял, кто перед ним.
Она приехала на встречу сама. Она не пожелала поручить это дело — рискованное, между прочим, дело — кому-то другому. Ариона это вовсе не удивило. Предвкушение, игравшее в его крови, взмыло до высот восторга.
Под Лорен был конь светлой масти, почти лунного отлива — она и не помышляла таиться. «Очень похоже на нее», — подумал Арион, восхищаясь отвагой девушки.
Лорен подъехала вплотную к нему и, придержав коня, откинула капюшон.
— Морган, — сдержанно проговорила она, холодно кивнув.
— Макрай, — ответно кивнул Арион, забавляясь этой нарочитой холодностью. — Для человека, который не верит мне, ты изрядно рискуешь.
Он видел, что Лорен хотела огрызнуться, но смолчала, видел так ясно, словно читал ее мысли. Ветер с моря играл ее волосами, проказливо шевеля выбившиеся из прически пряди, как будто зазывал Ариона прикоснуться к ним. Лорен вскинула руку, нетерпеливо отбросила со лба непокорные локоны.
— Итак, — промолвила она, — что скажешь?
— Мои люди согласны, — ответил Арион. — Мы заключим союз с кланом Макрай.
Лорен явно ожидала не такого ответа. На лице ее отразилось неприкрытое изумление, но она тут же отвернулась, сделав вид, что рассматривает морскую гладь. Если б Арион не смотрел на нее так пристально, он бы вовсе ничего не заметил.
— Превосходно, — сказала Лорен, вновь повернувшись к нему. Она уже вполне овладела собой. Непослушные рыжие пряди снова вырвались на свободу и теперь легонько щекотали ее губы. Арион засмотрелся, не в силах оторвать глаз от этого зрелища, а Лорен между тем продолжала:
— Однако я должна сказать тебе, что мой клан согласился только на временный союз. Две недели — не более того.
— Почему ты не сказала об этом раньше? На сей раз девушка неприкрыто усмехнулась.
— Я считала, что твои люди вообще не согласятся, так что и говорить было не о чем.
Конь под Арионом беспокойно переступил, попятился. Рыцарь твердой рукой осадил его, вернул на место, даже не прикрикнув, хотя в нем разгорался гнев.
— Так вот оно каково, твое доверие! И что же будет потом, Макрай? Две недели мы будем трудиться и сражаться бок о бок, а затем — все та же бессмысленная вражда?
Лорен опустила глаза, потом снова перевела взгляд на море.
— Не знаю, — тихо промолвила она. Ветер подхватил, унес, развеял ее слова.
Арион все смотрел на нее настойчиво и гневно, и она в конце концов ответила ему дерзким взглядом. Время точно остановилось — оба замерли, не замечая ни ветра, ни моря, ни звезд. Арион ощутил, как в нем снова подымается желание, пробужденное близостью Лорен. На этот раз оно не принесло радости. Эта женщина так близко, и все же никогда не будет принадлежать ему. Она считает, будто всякий союз между ними может быть только временным.
Эта мысль почему-то мучила Ариона, хотя сам он понимал, что это нелепо, неуместно. Его тяга к Лорен из легкого приятного влечения превратилась в острую, ноющую, безнадежную боль.
— Что ж, похоже, мы договорились, — вслух сказал Арион, стараясь не выдать голосом бушевавшие в нем чувства.
— Да, — не сразу, но все же подтвердила Лорен. — Договорились.
Они оказались совсем близко друг к другу. Кони стояли бок о бок. Морган протянул вперед открытую ладонь. Лорен глянула на его руку, затем перевела вопросительный взгляд на него.
— У нас в Англии, — солгал он, — так подтверждают договор.
Девушка заколебалась, потом повторила его жест и не стала протестовать, когда Арион, взяв ее за руку, прижал ее ладонь к своей щеке. Склонив голову, он прижался губами к ее нежной коже, но не к тыльной стороне запястья, как полагалось. Он поцеловал ладонь Лорен, губами ощутив близкое тепло ее кожи, пальцы девушки легонько коснулись его щеки, и тонкий, женственный аромат цветов опьянил, одурманил его.
Подняв глаза, Арион увидел, что Лорен замерла, не сводя с него потрясенного взгляда. Руки она, однако, не отняла. Он тронул губами ее запястье, ощутив неровный трепет пульса. Не поднимая головы, Арион злорадно усмехнулся. Пусть она вспоминает об этом, когда пройдут условленные две недели!
Лорен наконец отдернула руку.
— Что за странный обычай, — проговорила она чуть хриплым, дрогнувшим голосом.
— Напротив, — весело возразил Арион, — очень хороший обычай. Ты бы удивилась, если б узнала, сколько добрых сердец он уже соединил!
Лорен дернула поводья, и ее конь попятился. Она вновь надвинула капюшон, почти целиком скрывший ее лицо. Перед Арионом опять была безликая, окутанная тенями всадница, вот только дышала она чуточку чаще и прерывистей, чем прежде.
— Завтра утром, Морган, мы вышлем дозор на восточный луг, к каменному дубу. Знаешь это место?
— Да, я его видел.
— Так пришли туда на рассвете своих людей — или приведи сам, мне все едино. Оттуда и начнется наш союз.
— Отлично, — кивнул он.
Лорен повернула коня, галопом поскакала прочь и вскоре скрылась в густом сумраке леса, ведущего к Кейру.
Арион, оставшись один, невесело усмехнулся. Он знал то, что Лорен Макрай еще не поняла или не желала признать. Начало союзу между ними уже положено. И остается лишь молиться богу, чтобы этот союз не убил его прежде, чем это сделают викинги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Личные враги - Эйби Шэна



Хороший роман. Очень хотелось дождаться счастливого финала для героев, да и героиню подчас жаль, роняет о землю ее автор с завидной регулярностью и плотностью соприкосновения)rnЧитайте. Отлично прописаны внутренние монологи каждого гг, близко и созвучно, и финал от этого слаще.
Личные враги - Эйби ШэнаАдаис
16.11.2012, 23.45





ochen xoroshiy roman. mestami zaxvativayushiy. mestami romantichniy. mestami grustniy.rnglavniy geroi umen, naporist, no pri etom xoloden snaruji, i ne obladaet peremenchivim nastroeniem.rngeroyina svobodolubiva, gorda, i svoevolna, a tak je ochen vspilchiva i buntarna. rnno odnim slovom oni drug drugu podxodyat!
Личные враги - Эйби ШэнаDino LolO
12.02.2013, 21.25





Суперский роман. Читается на одном дыхании. Так точно прописан о отношение к женщине. Ведь даже и сейчас мужчины только делают вид что слушает тебя а поступает по своему будь ты хоть королевой. Ну как всегда в роиане победила любовь.
Личные враги - Эйби Шэнанека я.
10.09.2013, 17.06





очень хорошо написано, есть подлинная страсть и сильные чувства, прекрасные главные герои, заслужившие свое счастье
Личные враги - Эйби Шэнанадежда
19.10.2013, 22.40





Классный роман, читайте!
Личные враги - Эйби ШэнаАнна
20.10.2013, 20.02





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





Обалденный роман, события развиваются быстро, и с характерами гг-ев все ок. 10/10
Личные враги - Эйби ШэнаМери
31.10.2013, 16.00





Очень сильный роман!Качественно написан,после Макнот один из немногих,так захватил.
Личные враги - Эйби ШэнаВика
1.11.2013, 23.34





Писал дилетант. Выбран подходящий антураж, но... Тартан - это плед, но не только тех цветов, что указаны автором. Тартан - имя клана-цвет клана- уникальны. Некоторые цвета невозможно повторить не только из-за секретов изготовления, но и из-за места произрастания компонентов. Между кроватями ГГня ходить не мгла, выхаживая воинов. В замке 12в только в комнатах для господ стояло ПО ОДНОЙ кровати. Прочим - в лучшем случае лежанка, а так, тюфяк соломенный или просто на полу. Это не госпитальная система, появившаяся многие века спустя. Насчет защиты от викингов - еще после вторжения Вильгельма завоевателя была внедрена система контроля за побережьем и оповещения на случай нападения. Еще много разного, но скучно становится от ляпов. Ну, не знаешь, так напиши что "шла между ранеными воинами" и не упоминай, на чем они лежали. Там еще с едой такие проколы есть... И ведь по глупому все так... Можно ведь было проконсультироваться, сделать корректуру... Затея неплоха была. Жаль.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
2.01.2014, 19.00





Не понимаю людей,которые даже и женские романчики подвергают серьезному скрупулезному анализу. Отличный роман с историческим сюжетом, ярко описаны чувства героев,а у Ггероя поистине рыцарское отношение к возлюбленнной (такой няшка)Отлично отдохнула за чтивом,перечитывать буду обязательно.
Личные враги - Эйби ШэнаКарина
16.02.2014, 21.20





классный роман.очень понравилось.особенно г.герой)).читайте!!!!
Личные враги - Эйби Шэначитатель)
22.02.2014, 16.48





Роман невероятно крут. Правда постельные сцены почти отсутствуют. Но это не делает историю хуже. Мне очень понравился.всем советую
Личные враги - Эйби Шэнамаруся
1.03.2014, 9.26





Роман очень понравился, вызвал интерес и держал его до конца. Написан хорошим слогом и сюжет хорош.
Личные враги - Эйби ШэнаАсем
1.03.2014, 21.06





Нудно .. Хватило на 2 главы .. Увы
Личные враги - Эйби ШэнаVita
10.05.2014, 18.54





Мне он какой-то никакой ...извините ...наверное настроение не то ...
Личные враги - Эйби ШэнаВикушка
4.11.2014, 23.48





Я ставлю 7 из 10, роман не плохой, но не очень впечатлил, по нескольким причинам: герои не до конца раскрыты и их чувства, зато то что они думают автор описывает из раза в раз и это для меня было нудным...героиню столько шмякали о землю, что было уже смешно читать...немного глуповатый роман...
Личные враги - Эйби ШэнаНаталья
11.02.2015, 17.44





В общем симпатичный роман, хорошо написан. Были раздражающие моменты в поведении героев но дочитала до конца) герой показался слишком пассивным, а как он умудрился остановиться в середине акта это вообще было странно))) и оба они слишком часто калечились - постоянно тяжелые ранения, падения.. то он при смерти, то она.
Личные враги - Эйби ШэнаЭмма
20.02.2015, 20.40





Карине - какой там анализ, да еще "скурпулезный"? Если есть знания, а в школе мы все учились, хотя явно по разному, то несоответствия "бьют по глазам". И думать - тоже полезно, даже читая романчики. Вот перечитала сегодня - снова пожалела хорошую затею, но подумала о возможных огрехах перевода. Тут я не сильна, не даются мне языки, а то в оригинале бы читала.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
24.05.2015, 14.14





Неплохой роман, и не более.. Г.Г-ня - мужик в юбке. Такие романы не по мне.
Личные враги - Эйби Шэнас
28.05.2016, 1.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100