Читать онлайн Личные враги, автора - Эйби Шэна, Раздел - 13. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 120)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Личные враги - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Личные враги - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Личные враги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13.

«Я люблю тебя».
Так сказал Арион.
Граф Морган сказал, что любит ее, и теперь Лорен до конца своий дней предстоит хранить в памяти эти сладостно-горькие слова.
Он любит ее. Он сказал об этом в тот самый миг, когда жизнь стремительно вытекала из его израненного тела, когда он, умирая, должен был бы думать о прожитой жизни, о самом важном, ярком, великом, что выпало ему совершить. Арион Морган был человек значительный, участвовал в войнах, водил дружбу с королями и придворными лордами, владел богатыми землями. Ему было о чем подумать в свой смертный час.
А он лишь сказал, что любит ее.
Лорен надеялась, что этого больше никто не слышал. И в первую очередь не слышал Пэйтон Мердок, лэрд Мердоков, чье прибытие на остров оказалось таким шумным и драматическим. Конечно, он ничего не слышал. Вряд ли такой человек позволил бы другому мужчине — тем более англичанину — безнаканно оскорбить его невесту таким бесстыдным признанием.
Мердок, безусловно, был человеком непомерной гордости. Лорен видела это и по тому, как он ходит, широко и надменно расправив плечи, как вечно хмурится даже тогда, когда на губах его играет улыбка.
Впервые она заметила эту хмурую складку вчера, когда Мердок наклонился к ней, впившись взглядом в серебряную фибулу у нее на плече.
— Ты неверно носишь наш знак, — прилюдно упрекнул он Лорен. — Правильно — вот так.
И он повернул фибулу почти вертикально. Лорен в жизни бы не подумала, что ее можно носить таким образом.
Нет, Пэйтон Мердок не слышал признания, которое два дня назад прошептал ей на Черной Косе Арион. Никто не слышал этих слов, кроме самой Лорен. Оно и к лучшему. Пусть у нее будет еще одна тайна, еще одна незаживающая рана в ее измученном сердце.
По правде говоря, никто в замке даже и не поминал при ней битву на Черной Косе. Это было более чем странно. Лорен сама сделала первый ход: когда Элиас перевязывал ее, она вслух удивилась, как это ее клан сумел так быстро прийти на помощь Морганам.
На миг воцарилась напряженная тишина. Потом Лорен объяснили, что причиной всему была ее лошадь. Кобыла прискакала домой с пустым седлом и обрезанным поводом. Стража у ворот, забеспокоившись, выслала на поиски Лорен конный отряд. Лорен всадники не нашли, но обнаружили, что на косе идет жестокий бой. По счастью, замок Кейр был близко, и помощь подоспела вовремя.
Вот и все, что ей рассказали, быть может, потому, что она оказалась права, а совет ошибся: викинги и вправду не оставили в покое Шот. Старейшины были люди упрямые, истово приверженные традициям. Уж верно, им было бы несладко признать перед женщиной, что она оказалась права. Они предпочли помалкивать.
Когда Лорен попыталась заговорить об этом позднее, на сей раз в присутствии Квинна и кое-кого из старейшин, ее одарили суровыми взглядами и велели отправляться в свою комнату отдыхать. Она, дескать, так исхудала, побледнела, а ведь ей нужно набраться сил перед предстоящей свадьбой. Мердок поговаривает о том, чтобы устроить венчание на следующей неделе.
— К чему ждать? — вопросил он вчера за ужином. Он сидел рядом с Лорен, но обращался не столько к ней, сколько ко всему клану. — Я и мои люди уже здесь. Само собой, я привез для венчания своего личного священника. Церемонию следует провести как можно скорее.
— Почему? — спросила Лорен. Она прекрасно понимала, как неуместно прозвучал этот вопрос, но поделать с собой ничего не могла.
— Почему? — повторил Мердок, и взгляд его голубых глаз наконец остановился на Лорен. Этот взгляд точно пригвоздил ее к месту. За любезной улыбкой лэрда таилось порицание. — Что ж, потому, быть может, что мне не терпится заполучить в жены самую прекрасную дочь Шотландии.
Эти слова вызвали в зале смех и веселые возгласы. Зазвенели кубки, дружный хор провозглашал одну здравицу за другой. Кажется, никто, кроме Лорен, не ощущал, какой леденящий холод исходит от человека, которому она предназначена в жены. Никто, кроме нее, не заметил, что в разговоре он никогда не смотрит прямо в глаза, что, хотя его руки загрубели от меча, как и надлежит рукам воина, речь его обманчиво гладка и складна, как у хитроумного крючкотвора.
«Да нет же, — говорила себе Лорен, — это глупости». Она просто пристрастна к этому человеку. В конце концов, Пэйтон Мердок пришел им на помощь и спас от викингов. Разве это не веское доказательство того, что он — достойный союзник?
И тут Мердок взял ее руку и стиснул с такой силой, что у Лорен едва слезы не брызнули из глаз. Она не дрогнула и не отвела взгляда, ничем не выдав своего негодования. Наконец он выпустил ее руку и отвернулся, словно Лорен и не существовало.
— Я, признаться, не ожидал увидеть на вашем берегу англичан, — сухо заметил Мердок, ни к кому особенно не обращаясь.
Никто и не спешил ответить на эти слова, хотя старейшины обменялись мрачными взглядами.
— В конце концов, вы же знали, что я вот-вот прибуду, — продолжал Мердок, отхлебнув вина. Теперь он говорил небрежно, как бы между прочим. — Мне кажется странным, что вы могли обратиться за помощью к нашим заклятым врагам — пускай даже для того, чтобы отразить набег викингов.
Джеймс был мрачен, как грозовая туча.
— Англичан мы не приглашали. Они появились на косе первыми. Да и викингов было слишком много.
Мердок ничего не сказал. Он рассматривал вино в своем кубке с таким видом, словно никогда не встречал зрелища увлекательней. Затем он вскинул голову и коротко, весело хохотнул:
— Зато теперь их осталось слишком мало, верно?
Зал отозвался смехом — радостным, хотя и несколько принужденным.
Лорен искоса, украдкой глянула на Ханну. Та замерла, не донеся куска до рта. В ее напряженном взгляде застыла та же тревога, которая охватила Лорен. Но неловкий момент миновал, и трапеза продолжалась так же приятно и непринужденно.
Ближе к концу ужина, когда Лорен поднялась, чтобы уйти, Мердок вдруг схватил ее за руку, притянул к себе, улыбаясь все той же деланой, ослепительной улыбкой.
— Не смей больше прилюдно сомневаться в моих словах! — процедил он едва слышно, но внятно.
Лорен резко обернулась к нему, не веря собственным ушам, но Мердок лишь кивнул, выпустил ее руку и тут же повернулся к сидевшему рядом Квинну.
Лорен безмолвно удалилась в свою комнату и там задумалась о том, что ей уготовила судьба: стать женой чванливого приверженца древних традиций, который не потерпит от нее возражений, пускай даже самых робких. Стать женой человека, который не моргнув глазом прибегнет к силе, чтобы укротить ее. Свидетельство тому — боль в левой руке, которую с такой силой сжимал Мердок. Лорен и представить не могла, как вытерпит такое обращение — и не день, не два, а всю свою жизнь.
Чтобы отвлечься от этих невеселых мыслей, она легла на постель и засмотрелась на звезды, мерцавшие за окном, погрузилась в их яркое отрешенное сияние, в бархатистую черноту ночного неба, подернутого голубоватой дымкой облаков.
Арион наверняка жив. Ей об этом, конечно, никто не сказал, а сама она не осмелилась спрашивать. Однако же Лорен не слышала, чтобы кто-нибудь в разговорах помянул о смерти графа Моргана. Все говорили лишь о битве на Черной Косе да о славной победе шотландцев. А об Арионе — ни слова.
Даже Ханна ничего не знала. Она лишь печально покачала головой, когда Лорен, сбежав ненадолго от занятых предсвадебными хлопотами женщин, шепотом спросила у нее, жив ли Арион. Если бы он умер, Ханна не стала бы молчать. Ханна никогда бы ей не солгала.
Но дело было не в слухах, сплетнях или надежде, которая, как известно, умирает последней, Лорен просто знала, что Арион жив, потому что чувствовала это. Нелепость, чушь — называйте как угодно, но она сердцем чувствовала, что он жив. Он остался на Шоте, в Элгайре. Его душа не зажглась новой звездочкой в том сияющем, прихотливом небесном узоре, который виден из ее окна.
«Я люблю тебя», — сказал Арион.
И сейчас она шепнула небесам свой ответ, который вечно будет парить среди звезд:
— И я тебя.
— А, Лорен, — бросил Пэйтон Мердок, даже не подняв глаз от бумаг, которые лежали перед ним на столе. — Будь добра, закрой дверь и сядь.
Лорен замешкалась в дверях покоев, отведенных ее жениху. Ее здесь ждали — и все же ей было не по себе.
Нынче утром ей сообщили, что Мердок желает видеть ее в своей комнате ровно в полдень. Поскольку именно в это время в замке была общая трапеза, Лорен заключила, что Мердок намерен поесть с ней вдвоем и обсудить предстоящую свадьбу или же ее будущие супружеские обязанности.
Эта мысль не слишком ее порадовала, но сегодня утром, доставая из шкатулки с драгоценностями кольцо Мердока, Лорен позволила себе провести пальцем по золотой фибуле со знаком ее клана. Это напомнило ей о гордости. Ее пальцы нащупали скрытый за обивкой шкатулки лоскут янтарно-золотого платья. И это придало ей отваги.
Сейчас она сразу увидела, что ошиблась: нигде не видно накрытого к завтраку стола. Среди бумаг стоит только одинокий кубок. Судя по всему, Мердок провел за бумагами все утро. Его каштановые волосы были заплетены в тугую аккуратную косичку, ни единая прядь не выбивалась на волю.
Он поднял голову, вопросительно и раздраженно глянул на Лорен:
— Ты что, оглохла? Я же сказал — сядь.
Она хотела огрызнуться, но прикусила язык и, войдя в комнату, плотно прикрыла за собой дверь. Выбрав кресло подальше от стола и его хозяина, Лорен села. Мердок с недовольным видом уставился на нее. Его брюзгливая гримаса вдруг напомнила Лорен коня, который у нее был в детстве, — несносного злюку.
Лорен опустила голову, крепко сжав губы, чтобы удержать неуместную улыбку.
— В будущем, — сказал Мердок, — я требую от тебя немедленного и беспрекословного подчинения.
Девушка вскинула голову, изумленная до глубины души.
— Я говорю это сейчас, — продолжал он, откинувшись в кресле, — чтобы потом между нами не было никаких недоразумений.
— Подчиняться? — переспросила она и, к ужасу своему, поняла, что вот-вот расхохочется.
— Да, — отрезал Мердок. — Когда я велю сесть — садись. Когда я велю стоять — стой. Таков простой закон, правящий жизнью супругов. Я требую, чтобы ты его исполняла.
— Что же это за закон? — осмелилась спросить Лорен.
— Закон божий и человеческий. Муж — глава и повелитель, жена покорно исполняет его волю.
— Но… — Лорен осеклась, так и не решившись возразить, и заметила, что Мердок не сводит с нее испытующего взгляда.
— Ты полностью подчинишься мне, — произнес он тем же ровным негромким тоном, что и вчера, когда едва не раздавил ей руку. — Ты меня поняла, Лорен?
Девушка тяжело вздохнула, не зная, что и ответить на такую нелепость. Она никогда прежде не встречала мужчины, который бы так буквально воспринимал слово церкви. Да, священники в проповедях твердили, что женщина слаба, а потому должна во всем следовать воле своего мужа, отца, даже взрослых сыновей. Но никогда прежде Лорен не слышала, чтобы так ревностно требовали соблюдения этого завета.
— Я спросил, поняла ли ты меня, Лорен!
Мердок внезапно встал, шагнул к ней, и не успела она и глазом моргнуть, как он рывком выдернул ее из кресла, одной рукой цепко сжав раненое плечо, другой — ухватив за подбородок, чтобы она не могла пошевельнуться.
Лорен молча, гневно смотрела на него, не смея вырваться и уйти.
— Никогда, — сказал Мердок все тем же ровным, бесстрастным тоном, — никогда не вынуждай меня повторять приказ дважды.
С этими словами он поцеловал ее, и тогда Лорен поняла, что скрывается за его внешним бесстрастием: раздражение, ненависть, гнев. Этот поцелуй скорее напоминал наказание. Выпустил ее Мердок лишь тогда, когда она больше не могла дышать, когда истерзанные губы заныли от боли, а на щеках — там, где впивались его жесткие пальцы, — остались синяки.
Мердок вернулся в кресло, отпил глоток из кубка и бережно поставил его на стол.
— Сядь, — велел он. Лорен подчинилась.
Он отметил свой первый успех едва заметным одобрительным кивком.
— Нам еще многое нужно обсудить, моя сладкая женушка.
Ханна сидела в своей комнате, вышивая тонкий и сложный узор на ткани, которая ниспадала с ее колен нарядными зелено-золотыми складками.
— Ой! — воскликнула она при виде Лорен и приглушенно хихикнула. — Ты меня поймала на горячем.
Лорен недоумевающе оглядела комнату, не найдя в ней ничего предосудительного, но Ханна показала на свое вышивание.
— Это для тебя, — сказала она, улыбаясь. — Точнее говоря, для твоих детей.
Лорен медленно подошла ближе и тогда увидела, что Ханна вышивает мягкое разноцветное одеяло. Здесь были овцы и чайки, замки и море, дельфины и морские звезды.
— Я хотела закончить работу к тому дню, когда ты уедешь на материк, — пояснила Ханна. — Это мой подарок тебе на будущее.
Лорен не без труда оторвала глаза от одеяла, запрещая себе думать о том, для чего готовился этот подарок.
— Ханна, я хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня. Это очень важно.
— И что же, родная моя?
— Возьми вот это письмо. — Лорен протянула ей запечатанный воском квадратик бумаги.
Ханна пристально оглядела письмо, затем протянула руку и осторожно взяла его, едва коснувшись кончиками пальцев.
— Я знаю, что ты сумеешь доставить его по назначению, — сказала Лорен.
— Но, девочка моя…
— Выслушай меня! — Лорен на миг смолкла, судорожно сглотнула, стараясь не выдать бушевавшего в ней страха. — Это… это всего лишь прощание. Я же не успела с ним попрощаться. Вот и все.
— Тебе нехорошо? Ты вся раскраснелась. Откуда у тебя на лице эти синяки?
— Остались после боя, — быстро сказала Лорен, не желая отвлекаться от главного. — Это пустяки, Ханна. Я тебя очень прошу, постарайся, чтобы он получил это письмо. Если сможешь, пусть его доставят сегодня же. Мне нужно знать, что он получит его уже сегодня.
— По-моему, ты поступаешь неразумно, — покачала головой Ханна. — По себе знаю, как это нелегко, но лучше оставить все как есть.
— А разве ты много лет назад не простилась с Фуллером Морганом? — напористо спросила Лорен.
Ханна опустила взгляд, явно взволнованная.
— Это было совсем другое дело…
— Простилась. Я знаю, что простилась. И хотя ты твердишь, что до сих пор ни разу не пожалела о своем решении, подумай, каково бы тебе было просто покинуть его, даже не повстречавшись в последний раз. Подумай, каково было бы… ему.
Хмурясь, Ханна сложила руки на коленях и молча смотрела на белевшее в ее пальцах письмо.
— Я всего лишь хочу с ним проститься, — повторила Лорен, и в голосе ее прозвучала тихая, отчаянная мольба. Опустившись на колени около Ханны, она крепко сжала ее руки. — Умоляю тебя, Ханна, сделай для меня хотя бы это.
Подруга наконец подняла голову и, уронив на пол и письмо, и одеяло, обняла Лорен. Девушка зажмурилась, изо всех сил стараясь не разрыдаться.
— Ханна, милая, прошу тебя.
— Хорошо, — сказала подруга. — Я постараюсь, чтобы он поскорее получил это письмо.
— Сегодня, — робко попросила Лорен.
— Хорошо, — снова вздохнула та. — Сегодня.
— Спасибо тебе, — благодарно прошептала Лорен. — Спасибо, Ханна, спасибо…
Уйти из Кейра оказалось на удивление легко.
Куда легче, чем Лорен ожидала — или надеялась.
«Ты будешь приходить ко мне, когда я тебя позову».
Закутавшись в плащ, пониже надвинув на лицо капюшон и низко склонив голову, она вышла за ворота вместе с пастухами, которые гнали стадо овец. В руке она, как и все, держала кривой пастушеский посох и старалась во что бы то ни стало остаться незамеченной. Вокруг носились овчарки, гоня и облаивая овец. Тем легче было Лорен в этом шуме сойти за пастушку, которая вышла со стадом. Стылый воздух пахнул зимой, и не одна только Лорен с ног до головы куталась в плащ.
Благополучно покинув замок, она сперва пошла за стадом, но потом начала отставать, все больше и больше отдаляясь от пастухов. В конце концов она нырнула в небольшую рощицу и, укрывшись за деревьями, подождала, пока не затихнут чавканье лошадиных копыт по грязи и неуемный собачий лай.
«Ты будешь делать только то, что я скажу».
Итак, побег удался, но это значило, что Лорен придется идти пешком. Она забросила пастуший посох в самую гущу кустарника и зашагала прочь. Пуститься бегом у нее недоставало сил, а впрочем, нетерпение так подхлестывало ее, что ноги сами ускоряли шаг.
«Ты будешь стоять, пока я не позволю сесть».
Нет, вряд ли уже сегодня пойдет снег. Его не было с той самой злополучной битвы на Черной Косе, хотя погода стояла по-зимнему холодная. Тут и там поверх бурой опавшей листвы белели нерастаявшие снежные островки. Девушка старательно обходила их: на снегу остаются следы, а по следам легче легкого выследить того, кто их оставил.
«Ты будешь говорить, лишь когда я тебе позволю».
Ночь надвигалась стремительно, непроглядной пеленой окутывая лес, и идти становилось все труднее. Лорен, однако, не замедлила шаг. Нельзя мешкать. Нельзя. Она ведь не знает, как скоро обнаружат ее побег.
«Ты не посмеешь смотреть на других мужчин».
Лорен сказала, что плохо себя чувствует и хочет поспать. Ужин приносить не надо. Пусть никто не беспокоит ее. Она постаралась, чтобы голос ее прозвучал достаточно властно и в то же время устало, надеясь, что ей поверят и не станут проверять, что она делает. На тот случай, если это все же произойдет, Лорен хорошенько взбила подушки и уложила их под одеялом так, что получились контуры спящего человека. Нехитрый, почти детский трюк, но ничего иного она придумать не могла.
«Ты не станешь сплетничать с другими женщинами».
Если кто-нибудь и вправду решил проведать ее, к этому времени обман уже наверняка раскрыт. Надо торопиться. Надо идти быстрее. Ночь уже окончательно сменила тусклые сумерки, и в гуще леса подавали голос ночные птицы.
«Ты предашь свой разум и тело моей воле».
Идти оказалось дальше, чем помнилось Лорен. Должно быть, всему виной тревога. Из-за нее она вообразила, что знакомый путь удлинился. Что это — позади голоса? Нет-нет, не может быть! Для погони еще слишком рано. Лорен поплотней запахнула плащ и ускорила шаг, почти побежала.
«Ты родишь мне сыновей».
Серебряная ветвь рябины осталась в Кейре, в шкатулке для драгоценностей — рядом с рубиновым кольцом. Если кто-нибудь заглянет в шкатулку, он увидит, что пропала золотая фибула со знаком клана Макрай. Никто, правда, не обнаружит, что Лорен взяла с собой и крохотный лоскут янтарного платья.
«Ты не будешь жаловаться, искать оправданий, никогда не подведешь меня».
Лорен ощупала узел пояса, где был надежно укрыт от чужих глаз драгоценный золотой лоскут.
«Ты будешь слушать и слушаться только меня».
Господи, как холодно! Она просто замерзает! И в то же время лицо ее пышет нестерпимым жаром. Из-за этих противоречивых ощущений Лорен совсем измучилась. Она хрипло и учащенно дышала на бегу. Скоро, уже скоро, уже совсем близко, а там она будет наконец свободна, и все кончится.
«А теперь иди ко мне, жена моя».
Поляна была пуста.
Лорен остановилась на самом краю поляны, старательно переводя дыхание. С ее приоткрытых губ срывались облачка морозного пара. Потом она отступила и укрылась за тесно росшими соснами. Поляна лежала перед ней как на ладони — белизна снега и черные пятна нагой земли.
Каменный дуб, увенчанный снежной шапкой, так и стоял себе один-одинешенек. Буйные выходки непогоды ничуть не коснулись его.
Лорен крепко обхватила себя руками и, притаившись среди деревьев, приготовилась ждать.
Арион невидяще смотрел на гладкую столешницу, на которой лежали его руки.
Он нарочно сел за стол Райдера, а не лег в кровать. Он не мог заставить себя даже подойти к кровати — ведь на ней совсем недавно спала Лорен!
Он был еще слаб, двигался медленно, и с каждым вздохом боль напоминала ему о недавней кровавой битве. Раны заживали так плохо, точно он был не молодым мужчиной в расцвете сил, а дряхлым старцем.
Арион и вправду чувствовал себя безмерно старым и опустошенным. Никогда в жизни он еще не был так близок к самому краю той бездны, той всепожирающей пустоты, которая всегда подстерегала его. Теперь он один, совсем один. Арион обреченно сознавал, что одиночество — его неумолимая судьба.
Пустота поглотит его окончательно. Если повезет, после этого он проживет недолго. Он умрет — либо погибнет в бою, либо утонет в море. Может быть, отравится порченой едой. В любом случае он наконец обретет желанный покой.
А Лорен, его пламенная и нежная богиня, проживет свою жизнь с другим мужчиной, разделит с ним сокровища своей души, дарует ему всю себя, детей, любовь, смех и нежность. Словом, даст этому треклятому шотландцу все, в чем навек отказано ему, Ариону.
Лорен. Воплощение света, красоты и безумной, безудержной надежды.
Лорен. Самый чудесный его сон, драгоценный источник жизни, к которому так жаждет припасть его душа.
Как же ему пусто без нее.
Арион со стоном уронил голову на руки и закрыл глаза. Мечтать о Лорен Макрай — все равно что ловить ветер. То и другое — безнадежно.
Он шевельнулся и нечаянно задел локтем чернильницу в виде горгульи. Заскользив по гладкой столешнице, горгулья свалилась на пол и покатилась, чертя причудливые петли. Остановилась она на самом краю ковра.
Брызнули чернила, заблестев черными лужицами на полу, окропив пушистый ворс дорогого ковра.
Арион вновь уставился на свои руки, на лоснившуюся под ними столешницу. Время текло, сеялось сквозь его пальцы, точно свет через толстое стекло, — медленно и бессмысленно.
В какой-то миг он осознал, что в комнате больше не один. Кто-то стоял позади него, затем подошел и встал рядом. Арион даже не повернул головы, чтобы посмотреть, кто это.
— Мой лорд…
Фуллер нагнулся к упавшей чернильнице, бережно ее поднял, закрыл крышечку. Арион поднял голову, нарочито глубоко вздохнул. Рана от меча в правом боку отозвалась ноющей болью. Это помогло ему хотя бы отчасти прийти в себя.
— В чем дело? — с излишней резкостью осведомился он.
Наместник, похоже, никак не мог сообразить, что делать с чернильницей. Он держал ее в вытянутой руке, пытаясь остановить мерное капанье чернил. В другой его руке белел квадратик сложенной вчетверо бумаги.
— Тебе письмо, мой лорд, — сказал наконец Фуллер, протянув этот квадратик Ариону.
Граф отвернулся:
— Оставь на столе и уходи. Сейчас я хочу побыть один.
— Но я думал, что ты захочешь…
— Я сказал — оставь на столе! — прорычал Арион.
Краем глаза он видел, как наместник, помедлив, осторожно положил письмо на самый краешек стола, так, чтобы Арион мог сразу до него дотянуться, и поклонился, отступая к двери.
— Мой лорд, — сказал он, — обрати внимание на печать.
И ушел.
Арион закрыл глаза. Теперь он старался дышать медленно, неглубоко — сейчас новый приступ боли ни к чему. Он опять хотел ничего не чувствовать. Пустота? Что ж, пускай приходит. К чему прятаться от неизбежного — тем более теперь?
«Обрати внимание на печать».
Какого дьявола Фуллер это сказал? Арион искоса глянул на письмо, на темно-зеленый воск печати, весь покрытый бессмысленным с виду скопищем пересекающихся черточек.
Арион никак не сообразить, что это значит. Он никогда прежде не видел таких печатей. Что обычно изображено на печатях? Мечи и шлемы, львы и грифоны, звезды и корабли. И — никаких черточек.
В нем взыграло любопытство. Арион поднес письмо к самым глазам, чтобы рассмотреть его, не вертя головой.
Загадочные черточки слились в нечто осмысленное — часть искусного и весьма детального рисунка. Теперь, когда Арион присмотрелся получше, рисунок показался ему знакомым. Где-то он уже это видел, но где — вспомнить не мог. Это ощущение дразнило его, точно назойливое жужжанье комара, и отгоняло смертельно близкую пустоту.
Он потрогал пальцем застывший воск, ощутил выпуклости оттиснутого на нем рисунка и сломал печать в то самое мгновение, когда наконец вспомнил, чей герб запечатлен на воске.
Горная вершина, клановый знак Макраев.
Сердце Ариона на миг замерло, а потом пустилось вскачь. Кровь живее помчалась по жилам. Даже боль, снова вспыхнувшая в раненом боку, показалась теперь ничего не значащим пустяком.
В письме было всего три слова. Почерк незнакомый, но Ариону и не требовалось его узнавать. Буквы выписаны твердо, с красивым наклоном, без малейших потуг на изящество:
«Каменный дуб. Сегодня ночью».
Подписи не было. Но, боже милостивый, к чему подпись? Арион оттолкнулся от стола, встал, крепко стиснув в кулаке письмо. Он заходил по комнате, чувствуя, как с каждым шагом возвращаются к нему прежние силы. Он остановился, еще раз перечел письмо, просто чтобы убедиться, что это ему не приснилось, что это не игра его услужливого воображения.
Нет, письмо настоящее. Буквы нисколько не изменились, и все так же ясен был заключенный в них зов.
Арион подошел к очагу, бросил письмо в огонь и долго смотрел, как бумага корчится в пламени, истаивая сизым дымом.
Выглянув из окна, он увидел, как на землю медленно и неуклонно надвигается ночь, и направился к двери.
Арион скакал слишком быстро. Он почти явственно ощущал, как снова открываются незажившие раны, как пульсирует кровь, желая вырваться из плена повязок и жаркой волной хлынуть наружу. Ариону сейчас недосуг было заботиться о своем здоровье. Покуда он оделся, покуда велел оседлать своего коня, прошло слишком много драгоценных минут. Конюх возился со сбруей медленно и неловко, словно желторотый мальчишка. Явился Фуллер и, покуда седлали коня, истово умолял графа вернуться в постель или же, по крайней мере, взять с собой охрану.
Арион отказался наотрез. С почти привычной ловкостью вскочив в седло, он направил коня к воротам. Фуллер и все прочие — почти неразличимые в темноте силуэты — сумрачно смотрели ему вслед.
Никто не осмелился поехать за ним. Уж это Арион давно сумел внушить своим людям: того, кто не подчинится его приказу, ждет суровая и быстрая кара. В чем-то он все же был похож на покойного Райдера и потому не задумался бы подкрепить свою угрозу делом.
Итак, он скакал один, вспоминая дорогу так уверенно, словно проезжал здесь уже сотню раз, хотя на самом деле побывал у каменного дуба лишь однажды. Когда только-только был заключен его шаткий союз с Лорен Макрай.
На поляне никого не было.
Арион подавил вспышку жгучего разочарования, спешился, подвел коня поближе, однако на поляну не вышел — остановился на опушке леса, в густой тени деревьев. Ночь уже вступила в свои права, луну заволокло тучами, но Арион ясно видел, что у каменного дуба нет ни души. Ни следа на редких сугробах, ни шороха, ни дыхания — вообще ни единого звука.
Он приехал слишком рано. Или же она опоздала.
Или вообще не пришла.
Нет. Она где-то здесь. Она должна быть здесь. От этого зависит все, чем он живет и дышит, на что надеется.
Он ждал, и все его чувства обострились многократно. Он слышал малейший шорох, малейшее движение. Наконец Арион понял, что по ту сторону поляны, в тени тесно растущих сосен затаилась еще более густая тень — не от камня и не от ствола.
Она выступила из гущи леса. Арион бросил поводья коня и пошел вперед, все убыстряя шаг, ничего не видя, кроме Лорен, которая шла ему навстречу, откинув капюшон плаща и не сводя с него глаз.
То ли это была судьба, то ли слепой случай, но они встретились у самого каменного дуба. Арион заключил Лорен в объятья, прильнул к ее губам, и у нее вырвался беззвучный, пьянящий, восхитительный стон.
Губы ее были податливы и сладки, продрогшие руки обвили его так сильно, что он едва не задохнулся. Жаркое, прерывистое дыхание Лорен обжигало лицо Ариона, пальцы ее запутались в его жестких волосах.
Они обнялись так крепко, что, казалось, тела их вот-вот сольются воедино.
— Лорен, Лорен, Лорен… — твердил Арион, точно в забытьи, увлекая девушку за собой к каменному дубу. Привалившись спиной к камню, он притянул Лорен к себе, упиваясь каждым прикосновением ее нежного покорного тела. Он припадал к ее губам, как измученный жаждой путник припадает в пустыне к последнему глотку воды. Он пил, и все никак не мог насытиться сладким, головокружительным нектаром ее губ. Лорен с неистовым, ненасытным жаром отвечала на его поцелуи. Каждое ее прикосновение отзывалось сладостной болью в его изголодавшейся плоти.
Лорен ощутила, как руки Ариона скользнули под тяжелый плотный плащ, как отыскали под рубашкой ее напрягшиеся груди. Словно жгучая молния пронзила ее, растаяв томительным жаром в продрогшем теле. Это было так прекрасно, что Лорен, зажмурившись, застонала. Жаркое, тяжелое дыхание Ариона щекотало ее висок, и она не увидела, но ощутила, как он улыбается. Лорен открыла глаза и встретилась с его взглядом — изумрудным, горячим, неистовым.
Они стали на коленях, лицом к лицу, и в улыбке Ариона было столько страсти, что кровь тяжело и гулко застучала в висках Лорен. Отбросив свой капюшон, Арион притянул девушку к себе. Руки его жадно, как в лихорадке, бродили по ее телу, лаская то грудь, то округлые податливые бедра, словно он хотел разом обнять ее всю.
— Лорен, — прошептал он хрипло, щекоча дыханием ее шею, — Лорен, Лорен, зачем ты пришла сюда?
И, не дожидаясь ответа, он снова стал целовать ее. Все ее тело затрепетало, отзываясь на эти быстрые, жгучие, пьянящие поцелуи, в которых чувственная страсть сливалась с почти благоговейной нежностью. Лорен оробела под этим неистовым натиском, но кровь уже закипала в ее жилах, и женским чутьем она угадала свою власть над этим сильным и бесконечно нежным мужчиной. Теперь она дерзко отвечала на его ласки, восполняя неопытность чувственным пылом юной страсти. С губ Ариона, восхищенного ее смелостью, сорвался хриплый, почти звериный стон.
— Лорен, — дрогнувшим голосом прошептал он и чуть слышно, изумленно рассмеялся. — Бог мой, что же мы, делаем здесь…
Лорен вынудила его замолчать единственным, доступным ей сейчас способом — закрыла ему рот поцелуем.
— Молчи! — жарко прошептала она, на миг оторвавшись от его губ. — Молчи, прошу тебя.
И вдруг — это произошло в одно непостижимое мгновение — Арион склонился над ней, накрыв ее своим жарким, тяжелым телом. Над ними высился, вонзаясь в ночное небо, каменный дуб, а выше его, в разрывах облаков, мерцали далекие звезды.
Властным движением Арион раздвинул ее бедра, и Лорен покорилась, с восторгом ощутив, как охватывает все тело томительный жар предвкушения. Сейчас она не замечала ни холода, ни снега — только этот жар да сильные, уверенные руки Ариона, только страсть и нетерпение, охватившие их обоих.
Это не сон. Сейчас она, Лорен Макрай, отдаст всю себя мужчине, любимому, заклятому врагу, за которого она готова умереть. Еще недавно Лорен казалось, что она готова к этой минуте, но лишь сейчас…
Арион овладеет ею — ее девственностью, телом, сердцем, помыслами и душой. Эта мысль пугала ее своей откровенностью. Но Лорен знала, что желает этого всем своим существом. Она замерла, боясь пошевелиться, даже вздохнуть, ожидая, когда темная и жаркая волна страсти захлестнет ее с головой.
Арион обхватил ладонями ее лицо, и странная боль промелькнула в его глазах — словно все происходящее было для него источником не наслаждения, а муки.
«Я люблю тебя, — подумала Лорен. — Я хочу быть твоей».
Она чуть заметно шевельнулась — и Арион замер, словно оцепенев. Возле губ его легли горькие, напряженные складки.
— Что же мы делаем? — прошептал он.
Вместо ответа Лорен крепче притянула его к себе.
— Не надо, — пробормотал он, закрыв глаза, и мучительная гримаса исказила его лицо. — Подожди…
— Нет, — негромко, но твердо ответила она и прильнула к нему всем телом, ощутив меж бедер жаркую, упоительную и путающую твердость его мужского естества.
Арион, глухо застонав, вошел в нее.
У Лорен перехватило дыхание, когда сладкая, неведомая прежде боль обожгла ее. Как будто что-то вспыхнуло во влажной глубине ее естества.
Он остановился, так и не довершив начатое. Она вцепилась в его плечи, притянула его к себе, безмолвно моля и требуя продолжать.
— Что же… — начал Арион, но тут же оборвал себя, со свистом втянув воздух сквозь стиснутые зубы. В его широко раскрытых глазах металось смятение. Дрожащими пальцами он отвел с ее лица непослушный влажный локон. — Лорен… на поляне, в снегу — так нельзя. Это неправильно.
— Нет, правильно! — с силой выдохнула она.
Арион замер, не сводя с нее глаз. Он был так близко, что Лорен слышала частый, лихорадочный стук его сердца. Потом он отстранился от нее, приподнялся на вытянутых руках. Его била чуть заметная дрожь.
Что-то в нем изменилось неотвратимо. Взгляд его, прежде затуманенный страстью, теперь обрел горькую, трезвую ясность.
— Нет! — почти простонала Лорен, с ужасом осознав, что сейчас расплачется, как дитя.
— Я не могу, — покачав головой, тихо сказал Арион. — Так — не могу.
И, к безмерному разочарованию Лорен, он встал и отошел прочь, оставив ее одну — униженную, покинутую, дрожащую.
Лорен села, одернула платье и запахнула плащ.
— Это значило бы развязать войну, — тяжело проговорил Арион в пустоту.
Лорен промолчала.
— Это разлучило бы тебя с твоим кланом, родными, со всем, что тебе дорого, — продолжал он, все так же не глядя на нее. — Это погубило бы тебя.
— Мне все равно, — бросила она, не поднимая глаз.
— Неправда, — возразил Арион, повернувшись к ней. — Не пытайся мне лгать.
— Да наплевать мне! — яростно выкрикнула Лорен.
Арион серьезно и грустно смотрел на нее сверху вниз, почти неразличимый в призрачном свете звезд.
— А мне — нет, — сказал он. — Мне не наплевать.
Он шагнул к Лорен и, присев на корточки, легонько коснулся ладонью ее щеки. Она стиснула зубы, стараясь не морщиться, когда его пальцы задели оставленный Мердоком синяк.
— Зачем ты это сделала? — едва слышно, с болью спросил Арион. — Зачем прислала мне это письмо?
Лорен не разомкнула губ. Гордость не позволяла ей говорить. Арион вдруг помрачнел, глаза его жестко блеснули:
— Бог мой, да что это с твоим лицом? Ты выглядишь так, словно уже побывала в бою: синяки, царапины.
— Возьми меня в Элгайр, — перебила она. Арион тяжело вздохнул:
— Пойми, Лорен, какие бы чувства ты ко мне ни испытывала, они непременно поблекнут. Со временем. Сейчас в твоей памяти еще свежи дни нашего союза, сражений плечом к плечу, но, когда ты выйдешь замуж, обзаведешься детьми, все это останется в далеком, зыбком прошлом.
— Ты сказал, что любишь меня. Это ложь? — не отступала Лорен.
Он выпрямился, запрокинул голову к ночному небу.
— Да или нет?
— Нет, — почти со злостью признал Арион. — Я не лгал.
Одним гибким, порывистым движением Лорен поднялась на ноги.
— Тогда возьми меня в Элгайр. Позволь мне остаться с тобой. Или же увези меня с острова — в свой родовой замок, в Лондон, куда угодно. Я поеду с тобой, куда пожелаешь.
— Лорен, ты сама не знаешь, что говоришь.
— Нет, знаю! Я хочу быть с тобой, Арион Морган. И мне наплевать, правильно это или нет. И неважно, женишься ли ты на мне. Просто увези меня. Позволь мне остаться с тобой.
Он молчал, стиснув зубы и угрюмо глядя себе под ноги. Руки его дрожали.
Лорен коснулась ладонью его плеча.
— Арион, я хочу быть с тобой, и пусть будет что будет.
Он резко, почти гневно стряхнул ее руку.
— Не могу.
— Значит, ты солгал, что любишь меня. — В голосе Лорен был убийственный холод.
— Да нет же, черт побери! — Арион вдруг заключил ее в объятия, рывком притянул к себе. Губами он коснулся ее виска и тихо, безнадежно добавил: — Господь свидетель, никогда еще я не был так искренен. Я люблю тебя, моя прекрасная Лорен Макрай.
— Но тогда почему?
— Именно поэтому я и не могу увезти тебя. Не могу и не хочу. Я не погублю твоей жизни, Лорен. Никогда и ни за что. Ты мне слишком дорога.
Мужество, которое до сих пор питало силы Лорен, вдруг оставило ее. Девушка прижалась щекой к плечу Ариона, всем своим существом сознавая, что решения он не изменит. Мысль об этом вонзалась в ее сердце, точно острый нож… но она не заплачет. Нет, не заплачет.
— Мой дядя был жесток и безжалостен, — негромко, отрешенно говорил Арион. — Он думал лишь о том, как ублажить себя. Он довел до смерти собственную племянницу, бесстыдно измываясь над ней, подвергая нас обоих наказанию за малейшую провинность. После того как я освободил тебя, он впал в бешенство. Многие, слишком многие стали жертвами его ярости.
Он умолк, погрузившись в мрачные глубины своей памяти, безмерно далекий от Лорен. Он все так же крепко сжимал ее в объятиях, но думал о чем-то своем. Девушка вцепилась в его плащ, онемев от бессильного отчаяния.
— Я не смог спасти свою сестру, — уже тверже продолжал Арион, — но тебя я, господь свидетель, спасу. Я не буду таким, как Райдер. Я не поставлю свои желания превыше всего. Я не обреку тебя ради своей любви на мучения от угрызений совести. Нет, этого я не сделаю. Я слишком хорошо тебя знаю, любовь моя. Ты не хочешь войны. Ты не хочешь, чтобы из-за тебя гибли ни в чем не повинные люди. Для этого ты слишком добра и справедлива.
Лорен плакала, ненавидя себя за эти слезы, зажимая рот ладонью, чтобы не выдать рыданий, чтобы не закричать во весь голос:
«Нет, не надо! Не прогоняй меня! Не отдавай меня ему!»
— Для меня в этом мире нет ничего и никого дороже тебя, — мрачно продолжал Арион. — А потому — уходи. Ступай домой, Лорен. Возвращайся в Кейр.
Он разжал объятия, отстранил ее руки и отступил на шаг. Ночная тьма сомкнулась вокруг него, ледяная и безжалостная, как его слова. Казалось, он хотел сказать что-то еще, но промолчал, повернулся и пошел по заснеженной поляне туда, где оставался его конь.
Лорен смотрела, как он уходит, слегка прихрамывая, как становится все меньше и меньше, пока ночь совсем не поглотила его, оставив лишь смутную, почти бесформенную тень. Потом и эта тень исчезла в сумраке леса.
Лишь тогда Лорен отвернулась и, едва ступая, двинулась в мучительно долгий путь — назад в Кейр.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Личные враги - Эйби Шэна



Хороший роман. Очень хотелось дождаться счастливого финала для героев, да и героиню подчас жаль, роняет о землю ее автор с завидной регулярностью и плотностью соприкосновения)rnЧитайте. Отлично прописаны внутренние монологи каждого гг, близко и созвучно, и финал от этого слаще.
Личные враги - Эйби ШэнаАдаис
16.11.2012, 23.45





ochen xoroshiy roman. mestami zaxvativayushiy. mestami romantichniy. mestami grustniy.rnglavniy geroi umen, naporist, no pri etom xoloden snaruji, i ne obladaet peremenchivim nastroeniem.rngeroyina svobodolubiva, gorda, i svoevolna, a tak je ochen vspilchiva i buntarna. rnno odnim slovom oni drug drugu podxodyat!
Личные враги - Эйби ШэнаDino LolO
12.02.2013, 21.25





Суперский роман. Читается на одном дыхании. Так точно прописан о отношение к женщине. Ведь даже и сейчас мужчины только делают вид что слушает тебя а поступает по своему будь ты хоть королевой. Ну как всегда в роиане победила любовь.
Личные враги - Эйби Шэнанека я.
10.09.2013, 17.06





очень хорошо написано, есть подлинная страсть и сильные чувства, прекрасные главные герои, заслужившие свое счастье
Личные враги - Эйби Шэнанадежда
19.10.2013, 22.40





Классный роман, читайте!
Личные враги - Эйби ШэнаАнна
20.10.2013, 20.02





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





Обалденный роман, события развиваются быстро, и с характерами гг-ев все ок. 10/10
Личные враги - Эйби ШэнаМери
31.10.2013, 16.00





Очень сильный роман!Качественно написан,после Макнот один из немногих,так захватил.
Личные враги - Эйби ШэнаВика
1.11.2013, 23.34





Писал дилетант. Выбран подходящий антураж, но... Тартан - это плед, но не только тех цветов, что указаны автором. Тартан - имя клана-цвет клана- уникальны. Некоторые цвета невозможно повторить не только из-за секретов изготовления, но и из-за места произрастания компонентов. Между кроватями ГГня ходить не мгла, выхаживая воинов. В замке 12в только в комнатах для господ стояло ПО ОДНОЙ кровати. Прочим - в лучшем случае лежанка, а так, тюфяк соломенный или просто на полу. Это не госпитальная система, появившаяся многие века спустя. Насчет защиты от викингов - еще после вторжения Вильгельма завоевателя была внедрена система контроля за побережьем и оповещения на случай нападения. Еще много разного, но скучно становится от ляпов. Ну, не знаешь, так напиши что "шла между ранеными воинами" и не упоминай, на чем они лежали. Там еще с едой такие проколы есть... И ведь по глупому все так... Можно ведь было проконсультироваться, сделать корректуру... Затея неплоха была. Жаль.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
2.01.2014, 19.00





Не понимаю людей,которые даже и женские романчики подвергают серьезному скрупулезному анализу. Отличный роман с историческим сюжетом, ярко описаны чувства героев,а у Ггероя поистине рыцарское отношение к возлюбленнной (такой няшка)Отлично отдохнула за чтивом,перечитывать буду обязательно.
Личные враги - Эйби ШэнаКарина
16.02.2014, 21.20





классный роман.очень понравилось.особенно г.герой)).читайте!!!!
Личные враги - Эйби Шэначитатель)
22.02.2014, 16.48





Роман невероятно крут. Правда постельные сцены почти отсутствуют. Но это не делает историю хуже. Мне очень понравился.всем советую
Личные враги - Эйби Шэнамаруся
1.03.2014, 9.26





Роман очень понравился, вызвал интерес и держал его до конца. Написан хорошим слогом и сюжет хорош.
Личные враги - Эйби ШэнаАсем
1.03.2014, 21.06





Нудно .. Хватило на 2 главы .. Увы
Личные враги - Эйби ШэнаVita
10.05.2014, 18.54





Мне он какой-то никакой ...извините ...наверное настроение не то ...
Личные враги - Эйби ШэнаВикушка
4.11.2014, 23.48





Я ставлю 7 из 10, роман не плохой, но не очень впечатлил, по нескольким причинам: герои не до конца раскрыты и их чувства, зато то что они думают автор описывает из раза в раз и это для меня было нудным...героиню столько шмякали о землю, что было уже смешно читать...немного глуповатый роман...
Личные враги - Эйби ШэнаНаталья
11.02.2015, 17.44





В общем симпатичный роман, хорошо написан. Были раздражающие моменты в поведении героев но дочитала до конца) герой показался слишком пассивным, а как он умудрился остановиться в середине акта это вообще было странно))) и оба они слишком часто калечились - постоянно тяжелые ранения, падения.. то он при смерти, то она.
Личные враги - Эйби ШэнаЭмма
20.02.2015, 20.40





Карине - какой там анализ, да еще "скурпулезный"? Если есть знания, а в школе мы все учились, хотя явно по разному, то несоответствия "бьют по глазам". И думать - тоже полезно, даже читая романчики. Вот перечитала сегодня - снова пожалела хорошую затею, но подумала о возможных огрехах перевода. Тут я не сильна, не даются мне языки, а то в оригинале бы читала.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
24.05.2015, 14.14





Неплохой роман, и не более.. Г.Г-ня - мужик в юбке. Такие романы не по мне.
Личные враги - Эйби Шэнас
28.05.2016, 1.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100