Читать онлайн Личные враги, автора - Эйби Шэна, Раздел - 9. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 120)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Личные враги - Эйби Шэна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Личные враги - Эйби Шэна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйби Шэна

Личные враги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9.

Лорен снились просторные, залитые солнцем поля под синим бескрайним небом. Белоснежные облачка были из жемчуга, а листья деревьев — чистейшие изумруды. В лазурно-синих заводях плавали лебеди с глазами из оникса и золотыми клювами. Само солнце было ограненным, ослепительно сияющим топазом.
Этот фантастический мир казался Лорен уютным и безопасным, как родной дом. Она спала на лужайке, на мягкой упругой траве. Она пила нектар из чашечек цветов, что изящно покачивались на длинных своих стебельках.
В этом сне был и Арион. Он подносил к губам Лорен упоительный нектар, сладостным шепотом окликал ее, бережно гладил ее по щеке и, склонясь над нею, нежно улыбался.
Что за чудесный сон — такой живой, яркий, словно все это наяву! Девушка со вздохом опустилась на мягкое травяное ложе, вдохнула чистый, свежий, сладкий аромат и вновь закрыла глаза, решив еще подремать под лучами щедрого солнца.
Миновала, быть может, вечность. Небесная синева поблекла, обернувшись пологом кровати, мягкая трава превратилась в одеяло, которым Лорен была укутана с головы до ног, и меха, лежавшие в изголовье.
И только солнце, облачка, деревья и лебеди ничуть не изменились. Топаз и жемчуга, оникс и изумруды блистали на огромном гобелене, который висел у самой кровати. Идиллическая картина сельской жизни была вышита с таким прилежанием и любовью к деталям, что и вправду казалась настоящей.
Лорен наконец поняла, что лежит на чужой кровати и в чужой комнате. Недоумевая, она попыталась приподняться, и тут же в голове полыхнуло жгучее слепящее пламя. Лорен застонала от нестерпимой боли.
— Не двигайся, — донесся слева знакомый голос. — Тебе нужен покой, Лорен.
«Я знаю, кто это», — подумала девушка. Она осторожно повернула голову, и новая вспышка слепящей боли швырнула ее в непроглядное забытье.
Это уже нельзя было назвать сном — просто на время она перестала существовать.
Когда Лорен вновь открыла глаза, полог, осенявший ее кровать, ничуточки не изменился. Он висел на резных деревянных балках, отполированных до блеска. Ткань была серебристо-серого цвета, и этот ровный, прохладный оттенок удивительным образом успокаивал боль, от которой раскалывалась голова.
На сей раз Лорен повернулась медленно и очень осторожно. Ничего страшного не случилось, только голова заныла сильнее. Девушка окинула взглядом тонувшие в полумраке углы комнаты и увидела шевелившийся в тени темный человеческий силуэт.
Арион подошел к кровати, взял руку Лорен и прижал к губам, легонько уколов ее кожу небритым подбородком.
— Вид у тебя неважный, — сказала она и едва расслышала собственный голос, настолько он оказался слаб. Арион улыбнулся, но руки ее так и не выпустил.
— У тебя тоже, — добродушно заверил он. Лорен осторожно, затаив дыхание, повернула голову, силясь получше рассмотреть комнату.
— Ты в Элгайре, — опередил Арион ее невысказанный вопрос. — Мы доставили тебя после того, как вытащили наверх.
— Наверх?
Он умолк, и Лорен вопросительно взглянула на него, ожидая продолжения.
— А ты разве не помнишь, Лорен? Ты упала с утеса. Нам пришлось немало потрудиться, уж можешь мне поверить… — Арион говорил небрежно, почти весело, но темно-зеленые глаза оставались серьезны. — Это случилось вчера.
— Но… — Лорен испуганно вздрогнула, вспомнив то, что он сказал чуть раньше. — Я в Элгайре? Что я тут делаю?
— Повезло, что мы были на земле Морганов, — пожал плечами Арион. — Мой дом оказался ближе.
— В Элгайре… — повторила Лорен. Это слово преследовало ее неотступно, точно призрак заклятого врага. Элгайр — логово дьявола, жилище Люциферова отродья. Ее сородичи будут в бешенстве, они рванутся сюда, чтобы с боем вызволить ее.
Она попыталась приподняться, но сильные мужские руки тотчас легли ей на плечи, бережно, но властно вынуждая ее лечь.
— Пусти меня!
— Лорен! — Арион склонился к ней, озабоченно хмуря брови. — Даже и не вздумай вставать. Сейчас на тебе повязок больше, чем собственной кожи. Я не позволю тебе наделать глупостей.
Сопротивляться было бессмысленно. Арион был куда сильней Лорен, да к тому же от резкого движения боль нахлынула на нее с новой силой. Голову словно затопило жидкое пламя. Лорен вновь зажмурилась, часто и неровно дыша.
Наконец Арион отпустил ее, но теперь Лорен уже и не пыталась подняться. Все ее силы уходили на то, чтобы не потерять сознание.
— Я должна вернуться в Кейр, — сказала она, когда снова обрела дар речи.
— Это было бы неблагоразумно.
Лорен открыла глаза и увидела, что Арион стоит совсем близко. Серебристо-серый полог парил над его головой, точно облако.
— Я твоя пленница, Морган?
Он усмехнулся, но в этой усмешке не было ни капли веселья.
— Нет.
«Нет» — и все! Никаких объяснений, никаких уверений в крепости их союза.
— Мне нельзя здесь оставаться, — настаивала Лорен. — Пойми же, нельзя! Я должна вернуться домой.
— Нет, — повторил Арион.
Лишь сейчас она услышала, как снаружи бьется о стеклянное окно ветер. Больше ничего — ни птичьих трелей, ни голосов в коридоре, за дверью комнаты. Словно весь мир внезапно перестал существовать и остались только они двое. Это было странное, почти колдовское ощущение. Удивительней всего, что именно о чем-то подобном и мечтала Лорен в глубине души: остаться наедине с Арионом, только вдвоем, он и она, и чтобы так было всегда.
Отгоняя эту мысль, Лорен резко мотнула головой — и боль вновь обожгла виски, мгновенно вернув ее в реальный мир.
— Мои сородичи будут вне себя от беспокойства, — вслух сказала она. — Как я попала сюда?
Арион осторожно присел на край постели.
— Ты ничего не помнишь, так ведь? — спросил он, хотя это был не столько вопрос, сколько ответ. Лорен охватил страх. Какая-то жуткая, зловещая тень замаячила на самом краю ее сознания.
— Что я не помню?
— Позволь, я спрошу иначе: что ты помнишь, Лорен?
— М-м… — Она опустила взгляд на одеяло, которым была укрыта почти по плечи, — теплое, тонкое, добротное одеяло из черной шерсти. — Мы были в Дунмаре. Нужно было отыскать викингов.
…ужин, лицо Ариона, жар, охвативший обоих, холодная ночь, объятия чуть ли не на виду у часового…
— Мы отправились со вторым дозором. — Лорен поглядела на свои руки, лежавшие поверх черного одеяла, — слишком бледные, слишком тонкие и хрупкие. Запястья были испещрены мелкими царапинами и шрамами, левое плечо перетянуто повязкой. — Мы нашли поляну и остывшее кострище. А потом Родрик…
Лорен осеклась — и вовсе не потому, что ничего дальше не помнила, а потому, что вспоминать об этом было унизительно. Неужели ее сородич мог сказать такое, мог во всеуслышание бесчестить ее перед лицом всего отряда, и в особенности графа Моргана?
— Да, я знаю, — бросил Арион отрывисто. — Продолжай.
— Потом была драка, — помедлив, проговорила Лорен. — Мои сородичи дрались с твоими. По-моему, все просто сошли с ума.
— А потом?
Зловещая тень подступила ближе и подползла совсем близко к закрытой двери, что возникла в сознании Лорен. Ох, как же ей не хотелось открывать эту дверь, не хотелось говорить о том, что за ней таится.
— Я не знаю, — сказала Лорен, стараясь, чтобы голос ее прозвучал как можно убедительнее.
— Ты уверена?
— Да, — твердо ответила она. — Не знаю.
Арион молчал, глядя на нее сверху вниз. Он был так близко, что Лорен могла легко коснуться его руки. Вместо этого она отвернулась, чтобы не видеть его.
Черная тень никак не хотела уходить — затаилась и все ждала, ждала…
— Я хочу вернуться домой, — дрогнувшим голосом проговорила Лорен. — Мои сородичи не потерпят…
— Твои сородичи, Лорен, знают, что ты здесь, — перебил ее Арион. — Они сами помогли доставить тебя в Элгайр. Они согласились, что тебе лучше побыть здесь, хотя бы недолго. У нас хороший врач, а лекарств гораздо больше, чем в Дунмаре. У тебя нет ни одного перелома, что само по себе уже чудо, но все же ты сильно расшиблась и не перенесла бы долгого пути. С этим согласился даже ваш упрямый болван Родрик. А посему ты останешься здесь.
При этих словах Лорен помимо воли ощутила себя преданной, загнанной в ловушку, как дикий зверь. А зловещая тень, что рыскала в глубинах ее сознания, теперь рвалась наружу, билась о закрытую дверь все сильнее, сильнее.
— В лесу вокруг поляны прятались викинги. — Арион помолчал, упорно глядя в пол. В его голосе появились новые, странные нотки, не то гнев, не то боль. — Наверняка те самые, что высадились тогда в пещере. Мы полагаем, что они тайком изучали остров и собирались присоединиться к своим собратьям на корабле, после того как выяснят, сколько нас на Шоте, где расположены наши деревни, форты и замки. Тем утром мы застали их врасплох, и они напали. Их было куда больше, чем нас. Мы победили, но много народу погибло, прежде чем мы сообразили, что творится.
Лорен снизу вверх заглянула в его лицо.
— Сколько? — тихо спросила она.
Арион вздохнул, и даже в этом вздохе чуялся гнев.
— Двенадцать. Пятеро ваших и семеро моих… она атаковала, и викинг с легкостью отразил ее удар, и пошел на нее, отвратительно ухмыляясь…
— Они появились из леса, — медленно проговорила Лорен, собирая воедино обрывки воспоминаний, словно кусочки мозаики. — Они дождались, пока мы отвлечемся, и тогда набросились на нас. — Девушка покачала головой, морщась от боли. — Их было много.
— Да, верно, — негромко и мрачно отозвался Арион. Странное ощущение. Лорен словно разделилась на две совершенно разные половинки; и покуда одна Лорен мучилась гневом, виной, отчаянием, вторая наблюдала за ней бесстрастно и отрешенно. Девушка вновь попыталась сесть. На сей раз Арион не стал ей мешать. Он взял ее за плечи и усадил, прислонив спиною к массивному резному изголовью. Одеяло из черной шерсти соскользнуло ей на колени.
Лорен удивленно посмотрела на просторную длинную рубашку лилового цвета, вышитую на запястьях мелкими цветочками.
Кровать, на которой она лежала, оказалась на удивление высокой, а каменный пол был выстлан разноцветным ковром.
Все окна в комнате были плотно закрыты, а за ними все бушевал и ярился ветер.
Граф Морган смотрел ей в лицо, и глаза его были цвета штормового моря — в них не было ни тени спокойствия.
— Ты был прав, — ровным голосом произнесла Лорен. — Мне не следовало идти с вами на поляну. Я действительно оказалась для всех вас обузой. Я позволила викингу схватить меня. Арион на миг опешил.
— Лорен, — сказал он, — но ведь это именно ты первой увидела врага. И предупредила всех нас об опасности.
— Если бы не я, викинг не заполучил бы заложника.
— Если бы не ты, мы все могли бы погибнуть. Они застали бы нас врасплох.
Черная тень в сознании Лорен разрасталась, выла, неистовствовала, словно буря, и в этом вое раз за разом повторялось ее имя.
— Я убила его? — Это был не вопрос, а скорее утверждение. Лорен вновь посмотрела на свои руки — дрожат. Как странно!
— Да, — только и сказал граф.
— Я его… — Руки дрожали все сильнее, и Лорен никак не могла совладать с этой дрожью. Отчего-то ей стало стыдно, словно она повела себя до крайности неприлично. — Мы были на краю утеса, и я выхватила кинжал. Боюсь, мне его уже не видать. — Она жалко засмеялась, но тут же умолкла, испугавшись самой себя. Да что же это с ней творится?
Арион придвинулся ближе — слишком близко, и Лорен отпрянула, вся дрожа.
— Что с тобой? — спросил он, не двигаясь с места. — Что с тобой, Лорен?
— Этот человек… — Теперь и голос у нее дрожал. — Он хотел убить меня.
— Да, — жестко ответил Арион. — И непременно убил бы. Ты поступила правильно.
Лорен замотала головой и закрыла лицо руками, пытаясь то ли не заплакать, то ли не захохотать. Сильные горячие руки легли ей на плечи. Арион легко притянул ее к себе, обнял, принялся гладить по волосам, как ребенка. Уже не сопротивляясь, Лорен уткнулась лицом в его плечо, и тогда зловещая черная тень разом выплеснулась и накрыла ее с головой, точно высокая волна.
Лорен судорожно вдохнула, пытаясь вынырнуть из этой густой клейкой черноты, но вдох обернулся горестным всхлипом, и девушка разразилась бурными рыданиями. Она прильнула к крепкому, надежному плечу Ариона, но едва сознавала, что делает, потому что черная волна завладела ею целиком.
Море и кровь, кровь и песок, песок и смерть, смерть и лицо отца…
Арион что-то говорил ей, нашептывал, успокаивал, утешал. Он крепко прижимал Лорен к себе, и это было хорошо, потому что иначе она уплыла бы с черной волной, исчезла, обратилась в прах и никогда больше не обрела бы себя.
Она слышала собственный голос — нет, не голос, а слабый, срывающийся шепот, невнятный от горя и страха:
— Я видела его. Я видела его лицо, когда он умирал, и это было лицо моего отца!
— Нет, Лорен, нет, — ласково шептал Арион.
— И тот, другой викинг — тогда, на берегу. Я убила и его, потому что они убили отца. Я хотела убить их всех, но у него тоже было лицо моего отца, а я убила, убила его…
Арион укачивал ее в объятиях, как ребенка.
— Ты спасла меня, любовь моя, а потом защитила собственную жизнь. У тебя не было другого выхода.
— Папа, — сдавленно, по-детски всхлипнула Лорен, прижимаясь к нему, — папа, папа…
Арион обхватил ее обеими руками, теснее привлек к себе, прижался губами к ее волосам. Лорен дрожала всем телом, горестные рыдания с такой силой сотрясали ее, что ему становилось страшно. Что, если она погрузится в свою боль так глубоко, что уже никогда не сумеет выбраться наружу?
Арион ничем не мог ей помочь. Он понимал: Лорен до сих потрясена случившимся. Все его попытки привести ее в чувство могут обернуться только к худшему. Он крепко обнимал девушку, укачивал ее в своих объятиях и нашептывал нежный несвязный вздор, смутно надеясь, что так ей станет хоть немного лучше. И Лорен рыдала, вцепившись в его тунику, словно дитя, которое жаждет утешения.
Наконец она обмякла, доверчиво прильнув к нему своим теплым отяжелевшим телом. Арион замер, затаив дыхание.
Похоже, она все-таки заснула, и в этом не было ничего удивительного. Она ранена и ослабла, придя в себя, оказалась лицом к лицу с худшими своими страхами. Бедная, бедная, храбрая Лорен Макрай!
Волосы ее медно-рыжими волнами стекали ему на руки, лицо было бледным, влажным от лихорадочного пота. Арион бережно, один за другим, разжал пальцы девушки, судорожно вцепившиеся в его тунику, и уложил ее на подушки, так осторожно, что она даже не шевельнулась. Правда, когда Арион укрыл ее одеялом, она едва слышно вздохнула — и все.
Арион протянул было руку, чтобы откинуть со лба Лорен прилипшие влажные пряди, но замер, так и не коснувшись ее. Пятясь, он бесшумно направился к двери.
Вопреки надеждам Ариона женщина из Кейра, которая должна была составить компанию Лорен, прибыла не так уж скоро. Когда она в конце концов появилась у ворот Элгайра, день был в разгаре — второй день пребывания Лорен в его замке.
Арион испытал легкое удивление, обнаружив, что его новая гостья — пожилая дама. Он полагал, что это будет ровесница Лорен. Седовласая, статная, она ехала на гнедой кобылице, держась в седле с горделивым достоинством королевы. Прибыла она в сопровождении восьми всадников.
Арион ждал гостью у сторожевой башни. Он вышел навстречу, приветственно кивнув уже знакомым шотландцам из ее свиты.
С помощью своих спутников женщина неторопливо спешилась. Кареглазая, с серебристо-седыми локонами, она и сейчас была хороша собой. Арион мог лишь вообразить, какой успех имела в молодости у мужчин эта статная красавица. Чертами лица она отчасти напоминала Лорен — тот же прямой нос, те же высокие точеные скулы. Впрочем, это ему, скорее всего, почудилось. Лорен так глубоко вошла в его сердце, что теперь ее лицо грезилось ему повсюду.
— Стало быть, это и есть граф Морган, — промолвила гостья, пристально оглядывая его.
— Да, я граф Морган, — проговорил он, никак не обращаясь к приехавшей, поскольку не знал имени этой женщины. Ему сказали только, что из Кейра приедет компаньонка, которая побудет с Лорен, покуда девушка не наберется сил, чтобы отправиться домой.
В Элгайре до сих пор гостила компания шотландцев — из тех, что два дня назад приняли участие в злосчастном дозоре, а потом наотрез отказались покинуть без присмотра невесту лэрда Мердока. Арион уже готов был отдать все свое состояние, только бы избавиться от этих докучливых гостей. С той самой минуты, когда бесчувственную Лорен доставили в Элгайр, в форте царили взаимная подозрительность и плохо скрытое раздражение — причем с обеих сторон. И хотя шотландцы то и дело являлись навестить Лорен и подолгу с мрачным видом стояли около ее ложа, они все равно находили время на грызню с обитателями Элгайра. Арион, впрочем, подозревал, что это не только их вина.
Чтобы доставить сюда Лорен, ему пришлось выдержать долгий и жаркий спор и даже прибегнуть к угрозам. Девушка между тем лежала на земле, окровавленная и бледная, как смерть. Арион твердо знал, что готов биться в одиночку со всеми шотландцами разом, только бы доставить ее в Элгайр и тем самым спасти ей жизнь.
В тот ужасный миг, когда Лорен упала с обрыва, Арион почти поверил в то, что больше не увидит ее живой. Он уже думал, что даже не увидит ее тела, которое покоится на самом дне пропасти. Он даже не помнил, как оказался на краю обрыва, как шатался, едва держась на ногах в коварной липкой грязи. Помнил он лишь одно: как все время твердил: «Лорен!» — твердил, как заклинание, молитву своей души, пораженный насмерть этим ударом судьбы.
И в тот же самый миг далеко, пугающе далеко внизу он увидел Лорен. Безжизненно обмякнув, тело ее висело на кривом стволе чахлой горной сосенки, что росла на отвесном склоне горы. Ее спас тартан. Развеваясь в полете, он зацепился за ветки сосны.
Им удалось поднять Лорен наверх. Как это происходило, Арион тоже помнил смутно. Какие-то бессвязные крики, упреки, доводы, принесенная кем-то веревка, горячий спор о том, кому выпадет право спуститься за Лорен. На этот спуск ушла, казалось, целая вечность, и все это время Арион не сводил жадного взгляда с лилово-зеленого тартана, истово молясь в душе о том, чтобы ткань и ствол сосны выдержали тяжесть обмякшего девичьего тела. Он сам, своими руками поднял Лорен наверх, на утес.
Сразу после этого начался спор о том, куда следует доставить ее для лечения.
Она лежала в грязи, истекая кровью. Арион встал над ней и объявил, что везет Лорен в Элгайр, и, если кто-то попытается его остановить, пусть пеняет на себя. Он говорил отрывисто и грубо, сжимая в руке окровавленный меч. Здесь земля Морганов, а он — граф Морган, и за спиной у него вся мощь английского короля. Если шотландцы хотят войны — они ее получат. Он доставит Лорен в Элгайр и готов сразиться с любым, кто желает этому помешать.
Держа свою речь, Арион не сводил глаз с Родрика. Вначале казалось, что общая драка, прерванная появлением викингов, сейчас вспыхнет с новой силой, но в конце концов шотландцы неохотно согласились с тем, что Элгайр все-таки ближе, чем замок Кейр.
Лорен повезли в Элгайр.
У Ариона хватило ума не настаивать на том, чтобы везти ее самому. Он передал девушку воинам клана Макрай, и поредевший дозор что есть духу поскакал в островную твердыню Морганов.
Уже в Элгайре, когда Лорен уложили на кровать в его спальне и позвали лекаря, Арион потрясенно осознал, что всю дорогу в душе молил господа сохранить ей жизнь.
Он молился — он, Арион Морган, для которого бог означал лишь уплату церковной десятины да покорность воле церкви! Да, он молил бога за Лорен, впервые в жизни ощутив себя жалким червем в земном прахе.
Быть может, господь и вправду внял его молитве — или же решение везти Лорен в Элгайр было единственно верным. Так или иначе, а Лорен осталась жива и в конце концов пришла в себя.
— Где Лорен? — спросила седовласая шотландка, и Арион очнулся от воспоминаний.
— Она в форте. Позволь мне проводить тебя… э-э…
— Ханна Элизабет Макрай. — Женщина оперлась на его руку и повернулась к своим спутникам.
— Вам здесь больше делать нечего, — величественно объявила она. — Отдохните, сколько потребуется, а потом возвращайтесь в Кейр да прихватите с собой остальных. — Ханна мельком глянула на Ариона. — Надеюсь, наши дозорные могут покинуть Элгайр?
— Разумеется, — ответил он, пряча усмешку. Женщина коротко кивнула:
— Что ж, отлично. Тогда вперед!
Ариону до смерти хотелось оглянуться на оставшихся за спиной всадников, но он совладал с соблазном. Судя по всему, они безоговорочно подчинялись Ханне Макрай. Оглянувшись, он показал бы, что не доверяет им, а это уже лишнее. К тому же здесь был Фуллер, пристально следивший за этой сценой из толпы. Уж на него Арион вполне мог положиться.
Он повел гостью в свои покои. Ханна шла рядом с ним, надменная и статная, словно королева. Ариону оставалось лишь восхищаться тем, с каким хладнокровием минует она людные залы и толпящихся в коридорах зевак. Лилово-зеленый тартан клана Макрай громче любых слов кричал о том, что эта женщина здесь чужая. Однако же она сохраняла достоинство и бесстрашное хладнокровие.
Вот так же когда-то держалась перед Арионом Лорен. Теперь он знал, у кого она этому научилась.
— Мне сообщили, что у Лорен нет серьезных ран и ей нужно лишь отдохнуть пару дней, чтобы прийти в себя, — на ходу проговорила Ханна.
Арион на миг замялся, потом сказал:
— Это правда.
Шотландка одарила его проницательным взглядом.
— Но не вся правда, верно ведь, милорд?
Арион задумался над тем, что он может ей сказать и стоит ли упоминать о том, что лепетала сквозь слезы Лорен. В конце концов, он не знает, кем приходится Лорен эта женщина — вдруг она из числа соглядатаев, приставленных к девушке любящим женихом? И все же промолчать нельзя. Он не знал, как чувствует себя Лорен после бурной утренней сцены. Когда Арион уходил, она спала, а сейчас, быть может, уже проснулась и снова плачет.
Ханна между тем решительно отстранила его руку и остановилась посреди коридора.
— Если с Лорен и впрямь что-то неладно, — сурово проговорила она, — я требую, чтобы ты сказал мне об этом немедля. Не щади меня, граф Морган. Эта девушка мне дороже собственной жизни. Говори, в чем дело?
За этим властным тоном Арион ощутил нешуточную тревогу, и это окончательно убедило его, что с Ханной можно говорить начистоту.
— Вначале Лорен никак не могла вспомнить, что с ней случилось, — осторожно начал он. — Когда же наконец она начала вспоминать, это ее… расстроило.
— Вот как, — отозвалась Ханна, не сводя с него проницательного взгляда.
— Она сильно расшиблась, падая с утеса, — торопливо пояснил Арион. — И наверняка не раз ударилась головой о камень.
— И в чем же выражалось это ее, как ты говоришь, расстройство?
Мимо так и сновали обитатели форта, окидывая их любопытными взглядами. Арион увел Ханну в ближайшую комнату, где, по счастью, не было ни души, и плотно прикрыл за собой дверь. В комнате тотчас воцарился угрюмый полумрак. Ставни были закрыты, в очаге не горел огонь. Воздух здесь был затхлый, холодный, нежилой. Арион привалился к двери и продолжал:
— Викинг, который схватил Лорен, хотел убить ее. Она выхватила свой кинжал и ударила его в бок. Она держалась очень храбро.
Арион и сейчас видел это как наяву, видел во всех красках, ярко, до боли в глазах. Неистово синее небо, ярко-алая кровь на белоснежной коже Лорен… Он отчетливо помнил, как у него ослабели руки и ноги, как перехватило дыхание оттого, что весь смысл его жизни оказался вдруг на острие вражеского меча, приставленного к шее Лорен. Помнил он, как в этот страшный миг все его существо стало подчинено одной цели: любой ценой, любым способом вырвать девушку из рук викинга. Лорен улыбалась. О боже, она улыбалась ему!
— Лорен убила викинга, — кивнула Ханна, обращаясь не к Ариону, а к затхлой пустоте комнаты. — Это я уже знаю. Стало быть, именно это ее расстроило?
Арион старался не показывать опасений, которые вызвали у него утренние бессвязные речи Лорен. Безмерная усталость вдруг навалилась на него, растеклась по всему телу, и он с силой потер висок, борясь еще и с этой напастью.
— Лорен сказала, что у этого викинга лицо ее отца. И у другого тоже — того, что она убила на берегу моря, когда… — «когда спасла мне жизнь», — едва не сказал он, — словом, когда ее дозор наткнулся на викингов. Одного из них она прикончила. И теперь говорит, что у обоих убитых было лицо ее отца.
— Вот как, — повторила Ханна и вновь кивнула. — Понимаю.
Они оба надолго замолчали, и в комнате повисла почти осязаемая тишина.
Только теперь Арион заметил, что комната все же не пуста. Здесь был стол, несколько стульев да еще шкафчик, заставленный горшками и кувшинами. Все это покрывал толстый слой пыли.
— Лорен рассказывала тебе, Морган, как погиб ее отец? — прервала молчание Ханна.
— Нет.
Женщина подошла к ближайшему стулу и с едва слышным вздохом уселась, расправив юбки.
— Ты уж прости, но стоя об этом не расскажешь.
Арион не тронулся с места, втайне радуясь тому, что его и Ханну разделяет добрых полкомнаты. Судя по тону пожилой шотландки, ее рассказ будет не слишком веселым, а он не желал выдавать ей свои истинные чувства.
Ханна молчала, явно медля нарушать тишину, и Арион унесся мыслями к девушке, которая пребывала наверху, в его спальне. Когда он видел ее в последний раз, она спала, похожая на зачарованную королевну из сказки: бледное прекрасное лицо, волны шелковистых кудрей цвета пламени и заката…
— Когда у наших берегов впервые заметили корабль викингов, Хеброн решил сам возглавить дозоры. — В негромком голосе Ханны звучала глубокая, неизбывная печаль. — Он был лэрдом нашего клана, и никто не мог перечить ему. Он так много сделал для всех нас. Он был мудр и проницателен, отважен и добр — словом, он был настоящим лэрдом. Вожди и правители редко пользуются у людей любовью, — при этих словах Ханна искоса, как бы невзначай взглянула на Ариона, — но Хеброн был истинно любим. И больше всех его любила Лорен.
И вот настал тот черный день, когда викинги высадились на наш берег и застигли отряд Хеброна врасплох. Была самая настоящая резня. Наверное, викинги догадались, что Хеброн наш предводитель, ибо они отсекли его от прочих воинов, окружили и набросились на него с такой яростью, что он просто не мог выжить.
Они, конечно, дорого заплатили за его гибель… и все же он погиб.
Голос Ханны задрожал, и она замолчала, все поправляя и поправляя юбки, совершенно в этом не нуждавшиеся. Потом еле слышно вздохнула и продолжала уже гораздо тише:
— Викинги не просто убили Хеброна. Они… мучили его. Ему отрубили руки и ноги, потом отсекли голову. В тот день им никто не мог помешать. Мы проиграли бой и потеряли нашего лэрда. Потом разыгралась буря, подоспели наши подкрепления, и викинги отступили.
Лорен оставалась в Кейре и, подобно всем нам, ждала, когда вернутся наши воины. Именно она, опередив всех нас, первой выбежала им навстречу. Представь себе, Морган, что она увидела. Представь, каково ей было узнать, что ее отца привезли домой не просто мертвого, но изрубленного на куски.
Арион прикрыл глаза и медленно, тяжело опустил голову.
— Лорен не заплакала, — почти задумчиво проговорила Ханна. — Она так и не сумела выплакать свое горе. Она похоронила отца и всех, кто погиб в тот день, и встала во главе клана, всеми силами стараясь сохранить и укрепить то, к чему он стремился и о чем мечтал. И все же я так и не увидела ее плачущей.
В комнате вновь воцарилась нежилая, стылая тишина. Ледяные пальцы холода стиснули горло, оледенили сердце. Лорен, чудесная, отважная, лучшая в мире Лорен испытала весь ужас такой чудовищной потери.
— Сегодня она плакала, — сказал Арион, глядя в пол.
Он услышал, как Ханна поднялась со стула, пошла к нему, едва слышно шурша юбками. Потом на плечо его легла женская рука — хрупкая, сухощавая, но восхитительно теплая. Живая.
— Я рада, Арион Морган, — просто сказала Ханна. — Так и должно было случиться.
Он смотрел на Лорен и Ханну и не мог избавиться от чувства, что он здесь лишний, что ему вовсе не следовало торчать в собственной спальне и глазеть на их нежные объятия, прислушиваться к их радостной болтовне.
Но Арион не ушел. Вместо этого он притворился, будто поправляет огонь в очаге — пламя и вправду почти угасло, — и занимался этим так медленно, с таким нарочитым тщанием подкладывая в очаг полешки, что всякий, кто сейчас наблюдал бы за ним, разразился бы хохотом. Все было ясно как божий день, но ни Лорен, ни Ханна, судя по всему, не обращали на это никакого внимания.
Если дух Лорен все еще был смятен, она ничем не выдавала этого. Она улыбалась, даже изредка смеялась и, отмахнувшись от расспросов о своем здоровье, сама засыпала Ханну вопросами о Кейре и его обитателях.
Когда Арион наконец повернулся, Ханна как ни в чем не бывало сидела на краешке его кровати. Они с Лорен крепко держались за руки — точь-в-точь неразлучные подружки.
— У меня есть для тебя хорошая новость, — говорила пожилая шотландка. — Квинн наконец очнулся и окончательно пришел в себя.
— Правда? — Голос у Лорен был чуточку охрипший, но радостный.
— Ну конечно. Похоже, скоро он совсем оправится. Элиас говорит, что, если все пойдет как надо, через пару дней Квинн уже будет на ногах.
— Это же чудесно!
— Мы рассказали ему обо всем, что случилось, покуда он был без сознания. О смерти твоего отца, обо всех стычках с викингами, о том, что произошло на берегу моря, в пещерах и в Дунмаре.
— Вот как? — Голос Лорен едва заметно дрогнул.
— Джеймс сообщил Квинну о союзе с англичанами. — Ханна искоса глянула на Ариона, затем на Лорен. — Квинн сказал, что хочет поговорить с тобой.
— Вот как, — повторила Лорен, и на сей раз довольно мрачно.
В дверь постучали, и собеседницы разом оглянулись на Ариона, который праздно стоял у ярко пылающего очага. Арион подошел к двери и рывком распахнул ее.
— Прошу прощения, мой лорд… — Голос Фуллера против обыкновения звучал как-то неуверенно.
— В чем дело? — спросил Арион, стоя на пороге.
— Я только хотел сказать, что скоро вернется четвертый дозор, на случай, если бы ты захотел его встретить…
Арион озадаченно уставился на наместника. Фуллер знал, что Арион всегда встречает дозоры, когда может выкроить на это время. Им обоим было прекрасно известно, что следующий дозор вернется самое меньшее через час.
— Что-нибудь случилось? — спросил он, понизив голос.
— Нет, мой лорд. — Вопреки собственным словам наместник явно нервничал и все норовил заглянуть в комнату.
— Фуллер Морган.
Арион стремительно обернулся, поразившись тому, с каким чувством прозвучало это имя. Ханна поднялась с кровати и, тепло улыбаясь, шла к дверям.
Арион посторонился, и Фуллер вошел в комнату.
— Ханна Макрай, — проговорил он тихо и обеими руками крепко сжал ее протянутую руку. На лице его не было и тени ответной улыбки.
Арион глянул на Лорен и обнаружил, что вид у нее в высшей степени ошарашенный, как, несомненно, и у него самого. Девушка сидела на постели, не сводя напряженного взгляда с любопытной сцены, которая сейчас разворачивалась перед ними.
— Много же лет прошло, — сказала Ханна.
— Да, много, — эхом отозвался Фуллер, так и не выпустив ее руки.
— Ханна! — окликнула Лорен, которая первой пришла в себя.
— Дорогая моя. — Женщина повернулась и подошла к кровати, увлекая за собой Фуллера. — Ты уже знакома с наместником графа?
— Да, — ответила Лорен. — Только я понятия не имела, что и ты с ним знакома.
— О, мы с ним очень давние знакомцы, верно ведь? — Ханна поглядела на Фуллера, и тот медленно кивнул. Так они и стояли, не сводя друг с друга глаз. Эти двое так явно были поглощены друг другом, что теперь Арион окончательно почувствовал себя лишним. Неприятное чувство, особенно при таких обстоятельствах.
— Какой счастливый случай! — Морган направился к странной паре, на ходу пытаясь оценить положение. У Лорен вид задумчивый, Ханна держится все с тем же сдержанным достоинством, а Фуллер… Фуллер похож на человека, который наконец-то отыскал цель своей жизни и нипочем не намерен ее упускать.
Что-что, а уж это чувство Арион хорошо понимал! И ни за что на свете не пожелал бы навредить единственному человеку, который стал его другом еще с тех пор, когда он только принял графский титул.
— Быть может, ты покажешь Ханне Макрай наши… — Арион замялся, лихорадочно соображая, что достойного можно показать гостье в Элгайре, но Фуллер лишь коротко кивнул и вежливым, почти придворным жестом предложил женщине руку.
— Слушаюсь, мой лорд, — сказал он, уводя Ханну к двери. На пороге, однако, женщина остановилась и вопросительно взглянула на Лорен.
Девушка кивнула и чуть приметно улыбнулась, снова опускаясь на подушки. Пара исчезла в полумраке коридора, так и не обменявшись ни единым словом.
Арион перевел взгляд на Лорен. Она тоже смотрела вслед ушедшим, но теперь ее слабая улыбка исчезла. Помедлив секунду, девушка опустила глаза, потом медленно подняла взгляд на Ариона. Янтарные глаза ее были чисты и ясны — ни следа недавно пролитых слез. И все же вид у нее был такой, что Ариону вновь захотелось обнять и утешить ее. Но сейчас Лорен не приняла бы утешения.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил он, силясь найти удобную для обоих тему разговора.
Не ответив, девушка отвернулась, и лицо ее порозовело. Она наклонила голову, и шелковистые волны медно-рыжих волос совершенно скрыли ее лицо.
— Лучше, — наконец едва слышно ответила она.
— Это хорошо. — Арион неловко помедлил, затем шагнул вперед и присел на край пуховой перины, там же, где сидел, обнимая и укачивая плачущую Лорен. Девушка не подняла головы, но и ничем не показала, что его близость ей неприятна.
— Лорен, — сказал Арион, — знай, что я всем сердцем сочувствую твоей потере. Я не знал, как погиб твой отец, и…
Она перебила его на полуслове:
— Утром ты сказал, что там, на поляне, погибли двенадцать воинов. Кто именно?
Арион помедлил, любуясь огненным отливом ее волос — лица Лорен он по-прежнему разглядеть не мог.
— Я не знаю имен твоих погибших сородичей, — осторожно проговорил он, — но их, быть может, знает твоя подруга Ханна. Позвать ее?
— Нет. — На сей раз Лорен подняла голову, и Арион увидел, что лицо ее по-прежнему залито румянцем. — Оставь ее в покое. Пускай побудет с Фуллером.
Арион кивнул, размышляя о тех двоих и о тайне, которую они скрывали.
— А твои люди? — негромко, еще тише прежнего спросила Лорен. — Кто были погибшие?
Арион отвернулся к окну, за которым стыло свинцовое небо.
— Славные, добрые люди, — отрывисто проговорил он. — Я не знаю и их имен. Люди с острова Шот. Мужчины, которые погибли, защищая свой родной дом.
Теперь молча кивнула Лорен. Глаза их встретились. Взгляд ее был спокоен и тверд.
— Я должен был знать их имена, — произнес Арион, обращаясь скорее к себе самому. — Должен.
— Ты здесь совсем недавно, — отозвалась Лорен, поразив его своим заступничеством. — На острове много твоих людей. Нужно пробыть здесь долго, чтобы знать и помнить всех.
— Я должен был знать их, — упрямо повторил Арион. Лорен вдруг протянула руку и легонько накрыла его ладонь своей. Она не сказала больше ни слова, но прикосновение хрупкой ее руки жгло Ариона так, словно плоть девушки была соткана из огня.
Он стремительно встал и отошел от кровати. Куда угодно, только бы подальше от Лорен, которая легким касанием может свести его с ума. Арион остановился у письменного стола из черного дуба — резного, со множеством ящиков, литыми чугунными ручками и отполированной до блеска столешницей. Арион хорошо помнил этот стол.
Райдер восседал за этим самым столом и что-то писал, вслух рассуждая о том, как наилучшим способом — то есть как можно более кроваво и жестоко — завладеть всем островом. Ариону было велено встать перед столом и держать очередной экзамен — один из многих, которым Райдер подвергал его каждый день с тех пор, как объявил мальчишку своим наследником.
— У врагов есть замок, — размеренно и четко, словно диктуя, говорил дядя Райдер. — Что нам делать?
— Взять замок штурмом, — предложил юный Арион. Он боялся ответить неправильно, но и промолчать боялся.
— Верно. Однако их слишком много, а нас мало. Что нам делать?
— Сократить их число? — наудачу предположил Арион.
— Как? — резко спросил Райдер, не поднимая глаз.
— Яд! — выпалил мальчик, отчаянно стараясь угадать подходящий ответ, вспоминая прежние уроки дяди. — Пожар! Убийство из-за угла! Война! Осада!
— Оч-чень хорошо. — Райдер замер, занеся перо над бумагой, но так и не начертав больше ни единой буквы. Из прошлого опыта Арион знал, что это означает: сейчас последует самый главный вопрос, тот, на который надо ответить только правильно — иначе не избежать наказания. От страха у Ариона засосало под ложечкой, но он лишь крепче стиснул кулаки — с такой силой, что ногти впились в мякоть ладоней. Это по крайней мере помогло ему не удариться в панику.
— Тебе следует знать еще кое о чем, племянник. У врагов имеется слабое место.
— Использовать его! — тотчас выпалил Арион.
— Это ребенок, — негромко проговорил Райдер. — Девчонка, дочь их вождя. Когда-нибудь она вырастет, выйдет замуж, соединит наших врагов с другим кланом, и они станут еще сильнее. Что нам делать?
— Убить ее, — без колебаний ответил Арион. Райдер наконец поднял голову. Лицо его оставалось бесстрастным, и это было хорошо. Ни вспышка ярости, ни оплеухи, ни удары плетьми, ни домашний арест — ничего этого сегодня не угрожало Ариону. Или Норе.
— Да, — сказал наконец дядя и похлопал мальчика по плечу. — Верно, Арион. Превосходно.
Сейчас дубовая столешница блестела так же ярко, как в ту мучительную минуту; и даже чернильница на краю стола, кажется, стояла та же самая — бронзовая с серебром голова горгульи.
Состоялся ли этот разговор с дядей до того, как была похищена Лорен, или уже после похищения? Нет, наверняка это случилось раньше, потому что до того дня Арион понятия не имел о существовании Лорен Макрай.
Что подумал бы дядя Райдер, обнаружив, что та самая девчонка, которую он хотел убить, сейчас лежит на кровати в его же бывшей спальне? При этой мысли Ариона охватило мрачное веселье.
— Срок нашего союза подходит к концу, Макрай, — сказал он вслух, обращаясь не столько к Лорен, сколько к массивному дубовому столу. — Точнее говоря, завтра — последний день, когда соглашение еще в силе. — Арион помолчал и добавил: — К этому времени ты еще не в состоянии будешь уехать отсюда.
Он услышал, как Лорен шевельнулась в постели, но ничего не сказала. Он не стал оборачиваться, чтобы увидеть ее лицо.
— Как ты полагаешь, что сделают твои сородичи, когда истечет срок? — спросил он и тут же ощутил в своем голосе зловеще знакомые интонации: нарочито медленный вопрос, который так и подталкивает к ответу. — Попытаются они вернуть тебя силой?
— А им придется? — настороженно отозвалась Лорен.
Арион пожал плечами. В нем все еще играло мрачное веселье, но теперь оно желчной горечью растекалось в крови. На миг он задумался: не это ли самое чувство испытывал некогда Райдер? Быть может, именно безудержная злость на все и вся, именно глубоко запрятанная боль толкали его в ответ терзать и мучить других?
Все-таки они с дядей одной крови. Быть может, пресловутая безжалостность Райдера отчасти пригодится и его племяннику?
Он желает женщину, которая ему не принадлежит. Честь и здравый смысл требуют, чтобы он изничтожил в себе это желание ради общего блага.
Однако же он — граф Морган и, кроме титула, обладает еще и немалой властью. Он владеет обширными землями, в его распоряжении целая армия, за его спиной король, который (если хорошенько постараться) исполнит почти любое его желание. Здесь же, на удаленном от Англии острове, он представляет короля, а потому обладает почти королевской мощью.
Впервые в жизни Арион испытал ледяной и острый привкус власти, ясно увидел, как может использовать ее для достижения своих личных целей. Благодаря власти он мог бы удовлетворить самые темные свои прихоти. Он мог бы завладеть этой недосягаемой женщиной — навсегда или же до тех пор, пока сородичи Лорен не прикончат его, чтобы освободить ее. Искушение властью разверзлось перед ним, точно гигантский черный водоворот, и Ариона почти неудержимо влекло к краю этой бурлящей бездны.
У него осталась последняя возможность удержать при себе Лорен. Она еще не вернулась к своим сородичам, не покинула остров, не исчезла навсегда из его жизни. Арион всерьез подумал об этом лишь теперь, когда смотрел на знакомую чернильницу в виде горгульи. Скоро Лорен покинет его, и с нею уйдет ослепительное сияние, которое в эти краткие дни наполняло и согревало его душу. Снова он останется один, опустошенный, с отравленной навсегда кровью, снова будет желать смерти и жалеть, что она медлит.
Арион повернулся к девушке и, небрежно опершись на стол Райдера, в упор поглядел на нее.
— Я предпочел бы мир.
— Как и все мы. — Хрупкая фигурка Лорен почти терялась в пышных перинах. Девушка говорила ровно, но при этом крепко обхватила руками колени. Этот жест яснее всяких слов говорил об ее тревоге. — Нам нет причин воевать друг с другом.
— Тем не менее, — продолжал Арион, — что бы там ни говорили твои сородичи, я не могу отпустить тебя из Элгайра, прежде чем сам не решу, что ты вполне здорова. Я здешний сюзерен, и ты находишься в моих владениях. Я в ответе за всех, кто живет под моей властью, в том числе временно и за тебя.
— Я считаю, что буду совершенно здорова уже завтра, самое позднее — послезавтра.
— А я так не считаю, — отрезал Арион. — Ты была ранена. Падение со скалы едва тебя не изувечило. Просто чудо, что ты вообще осталась жива. Быть может, тебе придется провести в постели еще дней десять, а то и все двадцать.
— Я уверена, что мы сможем уладить это дело. — Теперь в голосе Лорен явственно звучало напряжение.
— О да, — согласился он.
Из недр роскошной постели Лорен в упор взглянула на него. Арион понял, что она прочла его мысли, догадалась наконец, к чему он клонит и что задумал. Румянец, красивший прежде ее лицо, растаял бесследно; девушка побледнела, и в ее прекрасных, широко распахнутых глазах мелькнула тревога.
Арион усмехнулся, хорошо сознавая, что эта усмешка ничуть не успокоит Лорен; однако он ничего не мог с собой поделать. Горечь, боль и желание толкнули его на этот разговор. Эти же чувства гнали его сейчас прочь из комнаты, подальше от Лорен.
— Отдыхай, — сказал он вслух. — Обсудим все завтра.
И ушел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Личные враги - Эйби Шэна

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Личные враги - Эйби Шэна



Хороший роман. Очень хотелось дождаться счастливого финала для героев, да и героиню подчас жаль, роняет о землю ее автор с завидной регулярностью и плотностью соприкосновения)rnЧитайте. Отлично прописаны внутренние монологи каждого гг, близко и созвучно, и финал от этого слаще.
Личные враги - Эйби ШэнаАдаис
16.11.2012, 23.45





ochen xoroshiy roman. mestami zaxvativayushiy. mestami romantichniy. mestami grustniy.rnglavniy geroi umen, naporist, no pri etom xoloden snaruji, i ne obladaet peremenchivim nastroeniem.rngeroyina svobodolubiva, gorda, i svoevolna, a tak je ochen vspilchiva i buntarna. rnno odnim slovom oni drug drugu podxodyat!
Личные враги - Эйби ШэнаDino LolO
12.02.2013, 21.25





Суперский роман. Читается на одном дыхании. Так точно прописан о отношение к женщине. Ведь даже и сейчас мужчины только делают вид что слушает тебя а поступает по своему будь ты хоть королевой. Ну как всегда в роиане победила любовь.
Личные враги - Эйби Шэнанека я.
10.09.2013, 17.06





очень хорошо написано, есть подлинная страсть и сильные чувства, прекрасные главные герои, заслужившие свое счастье
Личные враги - Эйби Шэнанадежда
19.10.2013, 22.40





Классный роман, читайте!
Личные враги - Эйби ШэнаАнна
20.10.2013, 20.02





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





+++! отлично! читайте, девушки, о настоящих чувствах. такого самопожертвования и верности в жизни редко встретишь.
Личные враги - Эйби Шэнаделора
21.10.2013, 17.36





Обалденный роман, события развиваются быстро, и с характерами гг-ев все ок. 10/10
Личные враги - Эйби ШэнаМери
31.10.2013, 16.00





Очень сильный роман!Качественно написан,после Макнот один из немногих,так захватил.
Личные враги - Эйби ШэнаВика
1.11.2013, 23.34





Писал дилетант. Выбран подходящий антураж, но... Тартан - это плед, но не только тех цветов, что указаны автором. Тартан - имя клана-цвет клана- уникальны. Некоторые цвета невозможно повторить не только из-за секретов изготовления, но и из-за места произрастания компонентов. Между кроватями ГГня ходить не мгла, выхаживая воинов. В замке 12в только в комнатах для господ стояло ПО ОДНОЙ кровати. Прочим - в лучшем случае лежанка, а так, тюфяк соломенный или просто на полу. Это не госпитальная система, появившаяся многие века спустя. Насчет защиты от викингов - еще после вторжения Вильгельма завоевателя была внедрена система контроля за побережьем и оповещения на случай нападения. Еще много разного, но скучно становится от ляпов. Ну, не знаешь, так напиши что "шла между ранеными воинами" и не упоминай, на чем они лежали. Там еще с едой такие проколы есть... И ведь по глупому все так... Можно ведь было проконсультироваться, сделать корректуру... Затея неплоха была. Жаль.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
2.01.2014, 19.00





Не понимаю людей,которые даже и женские романчики подвергают серьезному скрупулезному анализу. Отличный роман с историческим сюжетом, ярко описаны чувства героев,а у Ггероя поистине рыцарское отношение к возлюбленнной (такой няшка)Отлично отдохнула за чтивом,перечитывать буду обязательно.
Личные враги - Эйби ШэнаКарина
16.02.2014, 21.20





классный роман.очень понравилось.особенно г.герой)).читайте!!!!
Личные враги - Эйби Шэначитатель)
22.02.2014, 16.48





Роман невероятно крут. Правда постельные сцены почти отсутствуют. Но это не делает историю хуже. Мне очень понравился.всем советую
Личные враги - Эйби Шэнамаруся
1.03.2014, 9.26





Роман очень понравился, вызвал интерес и держал его до конца. Написан хорошим слогом и сюжет хорош.
Личные враги - Эйби ШэнаАсем
1.03.2014, 21.06





Нудно .. Хватило на 2 главы .. Увы
Личные враги - Эйби ШэнаVita
10.05.2014, 18.54





Мне он какой-то никакой ...извините ...наверное настроение не то ...
Личные враги - Эйби ШэнаВикушка
4.11.2014, 23.48





Я ставлю 7 из 10, роман не плохой, но не очень впечатлил, по нескольким причинам: герои не до конца раскрыты и их чувства, зато то что они думают автор описывает из раза в раз и это для меня было нудным...героиню столько шмякали о землю, что было уже смешно читать...немного глуповатый роман...
Личные враги - Эйби ШэнаНаталья
11.02.2015, 17.44





В общем симпатичный роман, хорошо написан. Были раздражающие моменты в поведении героев но дочитала до конца) герой показался слишком пассивным, а как он умудрился остановиться в середине акта это вообще было странно))) и оба они слишком часто калечились - постоянно тяжелые ранения, падения.. то он при смерти, то она.
Личные враги - Эйби ШэнаЭмма
20.02.2015, 20.40





Карине - какой там анализ, да еще "скурпулезный"? Если есть знания, а в школе мы все учились, хотя явно по разному, то несоответствия "бьют по глазам". И думать - тоже полезно, даже читая романчики. Вот перечитала сегодня - снова пожалела хорошую затею, но подумала о возможных огрехах перевода. Тут я не сильна, не даются мне языки, а то в оригинале бы читала.
Личные враги - Эйби ШэнаKotyana
24.05.2015, 14.14





Неплохой роман, и не более.. Г.Г-ня - мужик в юбке. Такие романы не по мне.
Личные враги - Эйби Шэнас
28.05.2016, 1.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100