Читать онлайн Разговор о любви, автора - Эванс Глория, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разговор о любви - Эванс Глория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разговор о любви - Эванс Глория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разговор о любви - Эванс Глория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эванс Глория

Разговор о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Ужин оказался просто потрясающим. Столь вкусно приготовленных французских блюд Тим не пробовал ни в одном ресторане Северной Каролины. А после чая с черничным пирогом гости, собравшиеся в доме Райенов, перекочевали из столовой в гостиную, освещенную десятками свечей и оранжевыми язычками огня в камине.
Джоанна, намеренно просидевшая весь вечер на приличном удалении от Тима Нортона, и теперь старательно делала вид, что напрочь забыла о его существовании. Она остановилась у столика из черного стекла и оживленно болтала с прижимающимися друг к другу молодыми людьми: косматым парнем и хрупкой темноглазой девушкой в узких брюках. Ни имен этих двоих, ни того, кем они доводятся Райенам, Тим не помнил, хотя ему представили всех присутствующих.
Ничуть не смущенный тем обстоятельством, что Джоанна даже не смотрит в его сторону, он сидел на широком в зелено-коричневых росчерках мягком диване и с интересом наблюдал за ее мимикой и жестами.
На ней было платье салатного цвета, плотно облегающее великолепную фигуру. Когда она взмахивала руками или смеялась, ее грудь мягко покачивалась, и Тим ловил себя на мысли, что пялится на эту грудь, как жаждущий любовных приключений подросток.
— Расскажи нам, как вы познакомились с Джоанной, — прозвенел справа над его ухом оживленный голос Габриель.
— Я тоже обожаю слушать подобные истории, — пропела, подсаживаясь к нему слева, бабушка Джоанны, Хелена. — В них столько таинственности, столько романтики!
Тим посмотрел сначала на одну, потом на другую даму, устроившихся по обе стороны от него и застывших в волнительном ожидании, и вновь перевел взгляд на Джоанну.
— Вынужден вас разочаровать, — произнес он, как бы извиняясь, но одновременно с восторгом наблюдая, как его начальница что-то изобразила, постучав рукой по воображаемой двери и при этом немного отставив назад длинную ножку, прикрытую платьем лишь до середины бедра. — Историю нашего с Джоанной знакомства никак не назовешь таинственной и романтичной. Мы встретились с ней на собеседовании, когда я пришел устраиваться на работу в «Свитиз».
О том, что «Свитиз» принадлежит его отцу, и о том, что устроиться на эту фабрику ему пришлось для выполнения одной важной задачи, он, естественно, умолчал.
— И какой она показалась тебе при первой встрече? — подаваясь вперед, изгибая шею и заглядывая Тиму в глаза, полюбопытствовала Габриель.
В этот момент Джоанна, заметив, что беседа Нортона с ее матерью и бабушкой набирает обороты, посмотрела на него предупреждающе.
Ему ясно вспомнился эпизод их знакомства — свое восхищение ее необычными сине-зелеными глазами и взгляд этих глаз, такой же, как сейчас, — выразительный и отбивающий любое, не касающееся работы желание.
— Какой она показалась мне при первой встрече? — медленно повторил Тим, чувствуя напряжение Габриель и Хелены, ждущих ответа. — Видите ли… На работе Джоанна всегда держится очень строго. В момент нашего знакомства она показалась мне несколько жесткой…
Хелена округлила свои голубые, как у сиамского кота, глаза.
— А теперь? Теперь наша девочка тоже кажется тебе жестокой?
— Да не жестокой, мама, — поправила старушку Габриель. — А жесткой. То есть сдержанной, серьезной, понимаешь? На работе наша Джо ведет себя, как подобает. — Она энергично повернула свою светловолосую голову к Тиму. — И когда же ты решился пригласить ее на свидание?
Джоанна бросила на Тима еще один многозначительный взгляд, и ему вдруг стало совестно. Она так любезно пригласила его сегодня, рискуя быть неправильно понятой и измученной родственниками, так старательно в течение вот уже трех часов пыталась развеять ложное представление друзей и родных о том, что у них роман, а он бессовестно разыгрывал из себя перед этими двумя потешными женщинами ее жениха.
— Понимаете… Все дело в том… — пробормотал он, пытаясь выйти из пике и взять верный курс.
— А-а! Я догадалась! — воскликнула Габриель, давясь радостным смехом и кладя маленькую мягкую ладонь на руку Тима. — Джо первой пригласила тебя?!
— Нет… То есть да! — выпалил Тим, чувствуя, что по уши увязает в трясине.
С одной стороны, ни о каких свиданиях между ним и его начальницей не могло идти и речи. И из-за холодности Джоанны, и поскольку сам Тим был убежден, что романы с сотрудницами ни к чему хорошему не приводят. С другой стороны, Джоанна действительно пригласила его первой — на сегодняшнюю рождественскую вечеринку в этот роскошный дом, наполненный милыми забавными людьми. С третьей стороны… С третьей — в данный момент ему не следовало отвлекаться на любовные игры и забавы. Он приехал в Монреаль и устроился в «Свитиз» с определенной целью, достижению которой не должны были препятствовать даже самые незначительные осложнения.
Тим Нортон кашлянул, намереваясь подробно рассказать собеседницам всю правду, но Хелена опередила его.
— И когда же Джо перестала казаться тебе жестокой? — медленно, с правильным английским выговором спросила она.
— Да не жестокой, мама, а жесткой! — вновь поправила ее Габриель. — Я ведь объяснила тебе, что на работе Джо ведет себя строго. Неужели ты не поняла? — Она пожала плечами, как истинный франкофил, — чуть сгорбившись, подняв руки ладонями кверху. И тут же снова оживилась, повернувшись к Тиму. — А… когда Джо перестала быть для вас жесткой?
Тим глубоко вдохнул, собираясь популярно объяснить, что Джоанна никогда не переставала быть для него жесткой, но промелькнувшее в его памяти воспоминание о том, как у парадной двери этого особняка она растерянно попросила его уехать, будто сковало ему челюсть.
А ведь именно в тот момент, когда я увидел, что моя неумолимая начальница умеет выглядеть как дошкольница, ведь именно тогда она перестала быть для меня жесткой! — подумал он, испытывая странное смущение. А увидев ее за столом в компании близких людей, я вообще забыл, что привык общаться с ней лишь в официальном тоне… Да, теперь я твердо знаю, какая она на самом деле… веселая, искренняя, словоохотливая…
Габриель легонько надавила на его руку, давая понять, что пауза слишком затянулась.
— Видите ли… — пробормотал Тим, очнувшись. Он чувствовал, что должен все объяснить, но сам уже ничего не понимал. Мысли в его голове окончательно перепутались.
— Неужели ты не находишь нашу девочку красивой? — спросила Хелена.
— Безусловно, нахожу! — произнес Тим настолько искренне и убедительно, что не поверить ему было невозможно.
Лица обеих его собеседниц расплылись в довольных улыбках.
— Но я должен кое-что объяснить вам, — пробормотал Тим, все еще ощущая себя подлецом. — Понимаете, наши с Джоанной отношения… — Он запнулся и замолчал, решительно не зная, с чего начать.
— Я все поняла! — объявила Габриель счастливо.
Она приблизила губы к уху Тима и добавила гораздо более тихо:
— Джоанна взяла с тебя слово не рассказывать нам, что ты ее парень, правильно?
Тим развел руками и пробурчал что-то нечленораздельное.
Габриель громко рассмеялась, едва не оглушив его.
— О, наша Джо обожает тайны!
Джоанна следила за троицей на диване с ежесекундно усиливающимся волнением. Они определенно разговаривали о ней, и Тим явно продолжал ломать свою дурацкую комедию. Она видела это по мечтательно-умиленным улыбкам бабушки, по веселому смеху мамы, по пылким взглядам, которые то и дело бросал на нее, Джоанну, этот коварный тип.
Она никогда не приводила домой мужчин по одной простой причине — мать и бабушка буквально бредили идеей выдать ее замуж, и в любом друге, которого она познакомила бы с ними, они увидели бы кандидата в зятья. Именно так обе смотрели сейчас на Нортона.
Джоанне и самой хотелось однажды обзавестись собственной семьей, только фундаментом ее непременно должно было стать взаимное уважение и доверие. А такой человек, перед которым она смогла бы полностью раскрыть душу, на ее пути еще не повстречался. Тима Нортона в роли своего будущего супруга она не могла представить даже во сне. Этот парень мечтал лишить ее работы и вызывал в ней чувства, противоположные доверию, а именно: желание защититься, выстоять в борьбе с ним.
Она еще раз взглянула на Нортона, телепатически настаивая коллегу, чтобы он вел себя в ее доме поосторожнее, и вновь повернулась к парочке молодоженов — своей двоюродной сестре Виктории и Курту, ее мужу.
— Теперь вы понимаете, почему я предложила Тиму поехать со мной? Почему не могла поступить иначе? — спросила Джоанна, с легким раздражением глядя на увлеченных куда больше друг другом, чем ее объяснениями, воркующих голубков. — Да вы хоть слышите, о чем я вам говорю?
Виктория ласково провела рукой по плечу мужа и нехотя повернулась к сестре.
— Конечно. Ты предложила Тиму поехать с тобой…
Злясь, что никто не обращает внимания на самое главное в ее словах, Джоанна подперла бока руками.
— Я сделала это только потому, что он выглядел крайне одиноким!
— Угу, — рассеянно ответила Виктория, сладкой улыбкой благодаря своего муженька за очередной поцелуй в ухо.
— Виктория! Я с детства считала тебя своей лучшей подругой! — едва сдерживаясь, чтобы не перейти на повышенный тон, процедила сквозь зубы Джоанна. Ей начинало казаться, что весь мир состоит против нее в заговоре, что ее нарочно не слушают, не воспринимают всерьез. — Я была уверена, что хоть ты меня поймешь!
Виктория немного отстранилась от Курта и удивленно расширила глаза, словно только что проснулась.
— А что я должна понять, Джо? Достаточно один раз увидеть, как Тим на тебя смотрит, и все становится ясно без твоих продолжительных тирад.
Джоанна резко повернула голову и поймала на себе взгляд этого мужчины. Действительно, он глазел на нее так, словно только и мечтал поскорее остаться с нею наедине. Покраснев от возмущения и не сказав больше ни слова Виктории, она решительными шагами направилась к Нортону.
На ее пути, словно из-под земли, возник улыбающийся отец. Она отпрянула назад, чуть было не налетев на него.
— Народ желает поближе познакомиться с Тимом! — сообщил он, жестом обводя кучку людей, стоящих буквально в двух шагах — дядю Андрэ, его жену Марго и Энтони с Виолеттой. — Давай доставим им эту радость.
Джоанна успела лишь приоткрыть рот, собираясь заявить, что нет никакой необходимости знакомиться с ее коллегой ближе, так как все присутствующие видят его в первый и последний раз, как отец уже проворно повернулся к дивану и замахал руками.
— Эй, Тим! Эти дамы совсем заболтали тебя! Иди к нам, мы тоже хотим с тобой пообщаться!
Блеснув широкой белозубой улыбкой, Тим приложил руку к груди, повернулся сначала к Габриель, потом к Хелене и что-то обеим сказал с таким выражением лица, будто вынужденное прерывание беседы привело его в полное уныние. Женщины, подбадривая, похлопали его по плечам и что-то мило протараторили.
Подойдя к компании, к которой поневоле присоединилась Джоанна, он встал с ней рядом и обвел всех дружелюбным взглядом.
— Насколько я понял, ты из Северной Каролины, Тим, — без промедления завел беседу Шейн.
— Да, я из Шарлотта.
— Там остались твои родители? — поинтересовалась Марго, смотревшая то на Джоанну, то на Тима таким взглядом, каким рассматривают мужа и жену, ища в их внешности сходства.
Тим о чем-то задумался, изрядно удивив тем самым Джоанну. Обычно для ответа на столь простые, как заданный Марго, вопросы людям не требуется время на размышления.
— Фактически там осталась моя мама со своим вторым мужем. И младшая сестра с семьей, — произнес наконец Тим.
Он стоял настолько близко, что Джоанна могла чувствовать его тепло, ощущать его запах. Странно, но чем больше ее легкие заполнялись им, тем меньше злости и негодования в ней оставалось. Создавалось такое впечатление, что ее гнев уничтожается этим ароматом. А ведь я почти ничего не знаю о нем, подумала она.
— В Монреале живет твой отец? — спросил Шейн.
Тим вновь опять ответил не сразу, и Джоанна еще больше насторожилась.
— Да, совершенно верно.
— А Джоанна решила, что в нашем городе тебе не с кем встречать Рождество! — воскликнул Энтони, устремляя на сестру вопросительный взгляд.
— Я сказала, что… — горячо заговорила Джоанна, но Тим не дал ей возможности закончить фразу, осторожно дотронувшись до ее спины.
— Мой отец вместе с женой уехал на каникулы в Испанию, — пояснил он. — А его приемная дочь с мужем и детьми живет в Ванкувере.
Почувствовав прикосновение его ладони, Джоанна затаила дыхание. Она понимала, что должна убрать его руку или отстраниться, чтобы не укреплять в сознании родственников глупые подозрения, но не смела шелохнуться, настолько приятные ощущения испытывала.
— Эй! Пора бы спеть рождественский гимн! — призывно крикнул дед с другого конца гостиной. — Габриель, дорогуша, просим тебя за пианино!
Все, как один, повернули головы и посмотрели на деда, наряженного в длинный красный халат и колпак с кисточкой. Шейн скривился и нагнулся к Тиму:
— Умоляю, скажи, что еще не время петь гимны. Моя обожаемая супруга — потрясающая женщина, но на фортепиано играет просто кошмарно, — прошептал он с чувством. — А если еще и мама запоет, у нас у всех уши свернутся в трубочку!
— Верно, верно, Тим! — поддакнул Энтони, убирая руку с осиной талии Виолетты и тоже подходя к Тиму ближе. — Тебя они послушают, ты самый важный гость у нас.
На губах Тима появилась такая улыбка, какой Джоанна еще ни разу не видела — по-мальчишески хулиганская, придававшая всему его облику какую-то детскую удаль.
— Простите, но мне вдруг ужасно захотелось спеть рождественский гимн. Хотя — предупреждаю — певец я тоже не ахти какой! — Он крепче обнял Джоанну и вместе с ней решительно зашагал к инструменту, за который уже уселась Габриель.
Шейн, Энтони, Виолетта, Андрэ и Марго последовали за ними.
Через пару минут все присутствующие в гостиной, даже поглощенные друг другом Курт и Виктория, подтянулись к фортепиано и уставились на главных действующих лиц. На игравшую Габриель, деда, комично изображавшего из себя дирижера, и на Тима с Хеленой, вставших по обе стороны от Габриель в полной готовности запеть.
Зрелище было настолько забавным, что Джоанна, несколько секунд боровшаяся с желанием рассмеяться, все же не выдержала и разразилась хохотом. Вскоре две дюжины человек, присутствующих в гостиной, уже держались за животы, покатываясь со смеху.
К глазам Джоанны подступили слезы, ее бока заныли, ноги ослабли, и она была только рада, когда Тим обхватил ее своими крепкими руками и прижал к груди. Теперь его запах как будто завладел всем ее существом, и, испугавшись этой мысли, она резко замолчала. Ей вдруг показалось, что шум голосов и хохот, наполняющие гостиную, звучат где-то вдалеке, а они с Тимом находятся на острове, отделенном от остального мира. Пораженная этим непривычным ощущением, она медленно подняла голову и взглянула Тиму в глаза.
Он тоже больше не смеялся, а смотрел на нее в такой же растерянности, с таким же чувством. На протяжении нескольких секунд их взгляды были прикованы друг к другу, потом, сильно смутившись, Джоанна отвернулась. Но даже не попыталась высвободиться из его объятий.
В час ночи, когда друзья Райенов и Шанпу, напевшиеся гимнов и вдоволь насмеявшиеся, уже разъехались, Тим тоже засобирался уходить.
Хозяева вышли в холл проводить гостя. Габриель достала из высокого шкафа с зеркальными дверцами его пальто и подала ему.
— Мне у вас очень понравилось, — сказал он, одеваясь.
— А мы безмерно рады, Тим, что ты у нас побывал! — воскликнула Габриель, сложив ладони перед грудью. — Даже не представляешь себе, как мы счастливы за вас с Джоанной.
Джоанна, уставшая талдычить всем и каждому о том, что между ней и Тимом ничего нет, стиснула зубы и не сказала ни слова. Единственное, чего ей сейчас хотелось, так это чтобы Тим поскорее ушел из дома ее родителей и больше никогда не появлялся здесь.
— Она — прелесть, — пробормотал Тим, ласково проводя рукой по голове Джоанны.
— Как мило, — протянула Хелена растроганно. К ней сзади подошел дед и обнял за плечи.
Джоанна поджала губы, отступила в сторону и засунула руки в карманы, всем своим видом демонстрируя, что желает как можно быстрее закончить утомивший ее спектакль. Вообще-то она уже сама не понимала, что происходит и какая роль отведена в этой комедии ей. Поэтому желала остаться наедине с самой собой, чтобы во всем разобраться.
— Кстати, Тим, чем ты планируешь заниматься завтра? — спохватившись, спросил вдруг Андрэ. — Мы с утра всей семьей собираемся у нас и были бы рады, если бы и ты к нам приехал.
У Тима потеплело на душе. После столь весело и насыщенно проведенной рождественской ночи мысли о предстоящих одиноких каникулах повергали его в страшное уныние. От энтузиазма, с которым он к ним готовился, не осталось уже ни капли.
— Нет-нет, — поспешно проговорила Джоанна, не давая ему возможности произнести ни звука. — Тим не может прийти к вам завтра.
— Но почему? — Марго пожала плечами и переглянулась с мужем. — В этом городе у него пока нет друзей, а его отец в Испании, он сам нам об этом рассказал.
— Да, но… — Щеки Джоанны покрылись лихорадочным румянцем. Страх потерять работу, раздражение непониманием родственников и странное влечение к Тиму, разгоревшееся за сегодняшний вечер до угрожающего накала, смешались в ней в сложное, непривычное чувство, и она инстинктивно пыталась защититься от него. — Тим завтра занят.
— Занят? — переспросил ее отец, усмехаясь. — Это в праздник-то?
— Да, в праздник… — пробормотала Джоанна, поворачивая голову к Тиму и безмолвно прося его о помощи.
Тим взглянул на нее вопросительно, думая о том, что если он откажется от приглашения Андрэ и Марго, то умрет со скуки в своей новой квартире над копиями финансовых отчетов «Свитиз», врученными отцом.
Джоанна, видя, что Тим даже не думает выручать ее, вновь взглянула на отца.
— Тим должен доделать те эскизы, над которыми работал сегодня…
— А до окончания каникул эти эскизы подождать не могут? — спросил дед, тряхнув головой. Клеточка колпака, все еще покрывавшего его седую голову, взметнулась вверх.
Джоанна опять посмотрела на Тима, на этот раз с мольбой, но тот лишь криво ухмыльнулся и сложил на груди свои здоровые ручищи.
— Ты его начальница, дочка, значит, должна позволить ему на каникулах отдыхать, как и всем остальным своим подчиненным, — звонко и категорично заключила Габриель. — Тим, я очень надеюсь, что завтра мы вновь тебя увидим.
Тим пробежал по лицам всех людей, собравшихся в холле, и в глазах каждого из них прочел неподдельное желание продолжить с ним знакомство.
Нет, решил он. Я не смогу им отказать. Они расценят это как оскорбление. К тому же мне и самому хочется провести завтрашний день вместе с ними, и я не вижу причин, мешающих мне принять приглашение Андрэ.
Он виновато взглянул на гипнотизирующую его взглядом Джоанну, как будто прося у нее прощения, и широко улыбнулся:
— Спасибо, я с огромным удовольствием проведу с вами завтрашний день.
Дед издал торжествующий вопль, а Андрэ довольно потер руки.
— Вот и замечательно! Сейчас я напишу тебе наш адрес и телефон.
Он подскочил к тумбочке, вырвал из блокнота лист, вывел на нем свои координаты и протянул Тиму.
— Будем ждать тебя с нетерпением!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Разговор о любви - Эванс Глория

Разделы:
Пролог123456789101112Эпилог

Ваши комментарии
к роману Разговор о любви - Эванс Глория



Жаль потраченного времени.
Разговор о любви - Эванс ГлорияНагима
24.06.2012, 12.13





Мне тоже жаль потраченного времени.
Разговор о любви - Эванс ГлорияНурия
16.09.2012, 21.23





А мне понравилось.
Разговор о любви - Эванс ГлорияТатьяна
9.04.2014, 13.03





Вполне приличный роман для школьниц. Девочкам постарше тут делать нечего.
Разговор о любви - Эванс Глорияren
11.05.2014, 1.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100