Читать онлайн Разговор о любви, автора - Эванс Глория, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разговор о любви - Эванс Глория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разговор о любви - Эванс Глория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разговор о любви - Эванс Глория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эванс Глория

Разговор о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

— Ты был прав, — медленно проговорила Джоанна довольно-ленивым тоном и ласково потерлась виском о плечо Тима.
— Прав в чем? — улыбнувшись, спросил Тим. — В том, что сказал: из всех нарядов, в которых я когда-либо тебя видел, больше всего тебе идет их отсутствие?
Они лежали под теплым одеялом — расслабленные, удовлетворенные, не верящие в свое счастье. Тим вдыхал аромат жасмина, которым благоухала Джоанна, слушал ее дыхание — до сих пор все еще неровное, жаркое, и ему казалось, что ничего более прекрасного никогда не было в его жизни.
Позанимавшись сексом в той большущей ванне, они вытерли друг друга широкими махровыми полотенцами и, обернувшись ими и захватив одежду, перебрались в спальню, где вновь предались любви.
Прошло, пожалуй, полчаса или час, а может, всего лишь несколько минут, прежде чем их разгоряченные сердца вновь начали биться в ритме, приближенном к привычному.
Джоанна тихо засмеялась.
— Я не про это… — Она задрала голову, весело заглянула ему в глаза и сказала неожиданно серьезно: — Ты правильно подметил, я совершенно напрасно обижалась на родственников, вымещала на них злость, а злилась ведь на саму себя — из-за того, что боялась нашего с тобой сближения. Только вот…
Ее голос резко смолк, но Тим догадался, что она хотела сказать.
— Хочешь сказать, будто все еще не уверена, что и после Рождественских каникул готова продолжить наши отношения? Тебя, как и прежде, смущает то, что мы работаем вместе, я правильно понимаю?
— Правильно, — пробормотала Джоанна, утыкаясь ему в грудь носом.
Тим представил себе, что этот их вечер — один из последних, и у него кольнуло в сердце, а на душе сделалось так тошно, что он отдал бы, наверное, что угодно, лишь бы побыстрее отделаться от этого гадкого ощущения.
От Джоанны веяло уютом и теплом, прикасаться к ней, ласкать ее хотелось бесконечно. Тим никогда не курил, не баловался наркотиками и к спиртному был равнодушен, то есть не имел ни малейшего представления о том, как можно находиться в непреодолимой зависимости от той или иной привычки. Не имел представления до недавних пор, до того момента, пока не сблизился с Джоанной.
Да, воздействие на него этой женщины было сродни наркотическому опьянению, и он инстинктивно чувствовал, что должен любыми способами удержать ее рядом с собой.
— Джоанна, милая моя, неужели после всего, что произошло между нами сегодня, ты и дальше будешь утверждать, будто не сможешь состоять в любовных отношениях с сотрудником фирмы, в которой сама работаешь? — спросил он.
Джоанна вздохнула.
— Признаюсь честно: я до сих пор кое в чем сомневаюсь, — сказала она, выговаривая каждое слово медленно и как будто чего-то опасаясь.
— Сомневаешься? — переспросил Тим, на мгновение допуская возможность того, что ей известна его тайна, и пугаясь этой мысли. — В чем ты сомневаешься, радость моя? — Он нежно поцеловал ее в макушку.
Джоанна осторожно приподнялась на локте, повернула к Тиму голову и в слабом свете ночника пристально посмотрела в его серые глаза с расширенными зрачками.
— Можно задать тебе один вопрос? — спросила она нерешительно.
— Задавай, — ответил Тим, мысленно готовясь к самому худшему.
Джоанна села, не сводя с него глаз.
— Я видела у тебя папку, ту, с которой ты ходишь на работу… Ты привез ее сюда. Что в ней?
— Папку? — Тим тоже сел, поправляя взъерошенные волосы и непонимающе крутя головой. — При чем тут папка?
— Когда я вижу тебя в офисе, мне иной раз кажется, что ты собираешься провернуть нечто такое, о чем никто не должен знать, в особенности я… — Она облизнула пересохшие губы. — Даже сюда ты привез какие-то документы, а мне ничего о них не сказал…
— И что же по твоим предположениям в моей папке? — спросил Тим, сильно хмурясь. В это самое мгновение ему вдруг стало понятно, в чем она может его подозревать, и он легонько ударил себя по лбу. — До меня дошло! Ты считаешь, я замыслил сместить тебя с должности обманным путем, думаешь, я разрабатываю какой-то суперпроект и намереваюсь пойти с ним напрямую к высшему начальству, так?
Джоанна пожала плечами.
— Так.
Подхлестнутый каким-то сложным, ранее неведомым ему чувством Тим соскочил с кровати, достал из бокового кармана сумки папку, порывистым движением расстегнул молнию и высыпал на то место, где только что лежал, карандашные наброски рекламных картинок для каталога и копии финансовых отчетов. И только после этого подумал, что этого не следовало делать. Его сердце замерло. Он осторожно посмотрел на Джоанну, молясь про себя, чтобы она отказалась от мысли изучать бумаги.
Но Джоанна поступила по-другому: протянула руку, взяла ближайший к ней эскиз, рассмотрела его, затем подняла второй набросок, третий…
Тим напряженно следил за тем, что выражало при этом ее сосредоточенное лицо: недоверие сменилось на нем растерянностью.
— По-моему, это та самая работа, которой ты занимался в последнее время, не так ли? — пробормотала она, переводя взгляд с одного эскиза на второй, со второго на третий…
— Да, ты права, — ответил Тим, стараясь говорить как можно более спокойно.
— Но зачем ты привез ее сюда? — Она взглянула на него потемневшими, как море перед бурей, глазами. — Мог бы спокойно доделать все после каникул.
Тиму очень хотелось схватить отчеты, лежавшие веером на самом краю кровати, и убрать обратно в папку. Но он мужественно боролся с этим желанием, надеясь, что Джоанна не захочет их просмотреть.
— Я подумал, если выдастся свободный часок, завершу эту работу здесь, а в первый рабочий день уже сдам ее тебе, — сказал он, стараясь не смотреть Джоанне в глаза, чтобы она не угадала по его взгляду, что он страшно взволнован.
Последовала минутная пауза. Джоанна о чем-то размышляла, нервно покусывая нижнюю губу, а Тим искоса наблюдал за ней, придумывая, что скажет, если она увидит отчеты.
— А я то решила, что… — пробормотала Джоанна исполненным раскаяния и сожаления голосом.
У Тима от осознания своей вины перед этой восхитительной женщиной защемило сердце. По сути дела, он с самого начала их знакомства лгал ей — ради отца, ради спасения его фабрики, но лгал. Выдал себя за стороннего человека, заставил ее поверить в то, что мечтает сделать в «Свитиз» карьеру, и тем самым страшно напугал.
— Прости меня, — сказала она виновато. — Я не должна была не доверять тебе, не…
— Перестань, — поспешно произнес Тим, сдвигая бумаги в сторону, садясь на край кровати и прикладывая к губам Джоанны, все еще красным от продолжительных поцелуев, два пальца. — Ни за что не извиняйся передо мной.
Она обхватила пальцами его запястье и отстранила руку от своего рта.
— Нет, я извинюсь. Я должна, потому что сомневалась в тебе, и совершенно напрасно. Если бы ты знал, как мне стыдно!
Тим понял, что ее слова глубоко искренни, и почувствовал себя жутким грешником. Ему страстно захотелось во всем ей признаться, но он не мог проронить и слова, понимая, что если заговорит сейчас, то предаст отца и навеки потеряет его доверие.
— Сердце подсказывало мне, что ты — честный и порядочный человек, — добавила Джоанна несчастным тоном. — А я все равно сомневалась. Это ужасно!..
Твое сердце ошибалось, мрачно ухмыляясь про себя, подумал Тим. Я — другой. Я отвратительный. Лгу женщине, которую люблю…
У него перехватило дыхание. Он впервые назвал то чувство, которое испытывал по отношению к Джоанне, своим именем и растерялся. Его душу наполнило какое-то необыкновенно приятное, теплое ощущение, и он медленно сжал пальцы в кулаки, проклиная несправедливость и жестокость жизни.
— Если ты все еще хочешь продолжить наши отношения после каникул, я согласна, — прошептала Джоанна, глядя на собственные руки.
Тима захлестнула волна нежности. Он порывисто обхватил Джоанну за плечи и заглянул ей в глаза, пытаясь предугадать, поймет ли она его, когда узнает правду.
— Конечно, я хочу продолжить наши отношения. Я мечтаю, чтобы они никогда не заканчивались, — горячо прошептал он.
Лицо Джоанны осветилось радостью. Она обвила руками его шею и крепко прижалась к нему.
Как только я свяжусь с отцом и попрошу у него разрешения обо всем рассказать Джоанне, сразу же поговорю с ней, твердо решил Тим. Ведь я люблю эту женщину и не могу продолжать держать ее в неведении относительно того, что делаю сам.
Джоанна не бежала, а летела вверх по лестнице к спальне, которую они занимали вдвоем с Тимом. Ее сердце в это утро ни на минутку не успокаивалось — колотилось в радостном волнении, согретое новыми сладостными ощущениями, в которые было трудно поверить.
У нее появился не только отличный любовник, но и друг! И осознание этого как будто приподнимало ее над землей. Обычно трудно сходившаяся с мужчинами и сомневавшаяся во всем, сейчас она чувствовала себя школьницей, повстречавшей первую любовь.
Джоанна остановилась у спальни, перевела дыхание, открыла дверь и вошла. Тим сидел на кровати спиной к ней. Его влажные после душа волосы блестели, и по шее к спине стекали капли воды.
— Тим, я забыла спросить, какие ты любишь тосты — слегка подрумяненные или… — прощебетала Джоанна.
Тим поднял вверх указательный палец, прося тишины. И она только тогда заметила в его руке телефонную трубку, провод от которой тянулся к аппарату, стоявшему на тумбочке.
— Вы уверены, что не ошиблись? — спросил Тим у собеседника. — Может, проверите еще раз?
Джоанна перевела взгляд на его вторую руку, с удивлением отмечая, что он нервно похлопывает ею по кроватной спинке. За все время совместной работы, пусть и непродолжительное, она ни разу не видела его в раздраженном состоянии.
— Понятно, — произнес Тим спустя минуту. — Хорошо. Спасибо за помощь.
Он положил трубку, и почесал затылок. Джоанна заглянула ему в глаза и, не увидев в них ни тревоги, ни недовольства, решила, что он просто прекрасно маскирует свои эмоции.
— Все в порядке? — осторожно поинтересовалась она, приближаясь к нему.
— Да.
— А мне показалось…
Тим глянул на телефонный аппарат, потом на Джоанну.
— А-а, ты о моем звонке! — Он на секунду-другую замолчал, и мысли Джоанны против ее воли заполонило множество неприятных предположений о том, с кем, о чем и как долго он разговаривал. — Никак не могу связаться с отцом.
Волнение, сдавившее грудь Джоанны, почему-то усилилось. Вернее, она даже понимала почему. У нее возникли подозрения, что он пытается дозвониться до какой-то другой женщины. Подозрения совершенно неуместные и глупые. Ревновать Тима у нее не было ни малейшего повода.
— С каким отцом? С тем, что живет в Шарлотте, или с тем, что сейчас отдыхает с женой в Европе? — спросила она, заставляя себя улыбнуться.
— С тем, который в Европе. Точнее, который должен быть там…
Джоанна слегка наморщила лоб.
— Там сейчас день или вечер. Неудивительно, что твой отец не сидит в отеле. Поехал с женой куда-нибудь развлечься, это же нормально.
Тим хмуро кивнул.
— Признаться, о разнице во времени я напрочь забыл, когда надумал позвонить. Понимаешь, администратор утверждает, будто отец с женой уже уехали из их гостиницы.
— И ему неизвестно, куда именно? — спросила Джоанна. — Многие люди сообщают свои новые адреса, чтобы даже во время отдыха их можно было разыскать.
— Мой отец считает, что если уж отдыхать, то по-настоящему.
— Прямо как мистер Брайтман, — сказала Джоанна, с улыбкой вспоминая своего решительного босса. Тим резко вскинул голову, и она успела заметить мелькнувшую на его лице тень. — Тебе нужно поговорить с ним именно сейчас? — попыталась выяснить Джоанна.
— Сейчас? — переспросил Тим, словно был занят совершенно другими мыслями. — Нет. Вовсе нет. Я просто хотел спросить, как им отдыхается, да и вообще узнать, как дела. Ничего серьезного.
Он чего-то недоговаривает, подумала Джоанна. Только что остывшая ревность в ее душе разгорелась с новой силой, преобразовываясь в какое-то другое, не менее отвратительное чувство. Существует нечто такое, о чем он не хочет рассказывать…
Ей вдруг вспомнилась история с папкой, свое недавнее недоверие к нему и то, чем оно закончилось, и она ощутила приступ стыда. Тим никогда ни в чем ее не обманывал, даже в мелочах, и заслуживал лучшего к себе отношения.
— Наверняка с твоим отцом все в порядке, — нежно пробормотала она, мягко опуская ладонь на плечо Тима. — Скорее всего они переехали в более комфортабельную гостиницу и позже сами с тобой свяжутся.
— Наверное, ты права, — ответил Тим. Его лицо все еще выглядело расстроенным. — По-моему, ты что-то хотела спросить?
Джоанна кивнула.
— Я готовлю завтрак, но не знаю, какие тосты ты любишь: сильно зажаренные или слегка подрумяненные?
Глаза Тима прояснились, а губы, до этого плотно сжатые, вдруг растянулись в улыбке. Джоанне показалось, будто он решил на время перестать беспокоиться о чем бы то ни было.
— Нам предстоит так много узнать друг о друге, счастье мое! — Он поднялся с кровати и по-дружески обнял Джоанну.
У нее екнуло сердце.
Ты пропала, подружка! — мысленно сказала она себе. Окончательно пропала. Он едва прикоснулся к тебе, а ты уже сама не своя. Впрочем, ну и что? Разве это так плохо?
— Если бы я был столь разборчив в еде, не вырос бы таким здоровым, — с шутливой серьезностью произнес Тим.
Джоанна рассмеялась.
— А ты сама какие любишь тосты? — спросил он, направляясь вместе с ней к двери.
Джоанна с удовольствием осталась бы с ним в спальне, но голос разума подсказывал, что нельзя думать только о сексе. Поэтому она послушно направилась вместе с Тимом к выходу, отвечая со всей беспечностью, на какую только была способна:
— Я вообще не ем тосты на завтрак. Меня вполне устраивает йогурт или какие-нибудь фрукты.
Они вышли из комнаты, и Тим, остановив Джоанну на верхней ступеньке лестницы, с отцовской строгостью посмотрел в ее удивительные, озаренные каким-то новым светом глаза.
— Сегодня ты должна поесть, как следует.
— Почему? — удивилась она.
— Потому что завтра мы покидаем Сент-Адель. Я хочу, чтобы ты вдоволь накаталась на коньках, а для этого тебе потребуется запас сил, — ответил Тим.
«— А ты чем будешь в это время заниматься?
— Я встречусь со своими новыми друзьями. Мы договорились, что сегодня устроим финальный бой, — сказал Тим, с забавной воинственностью хмуря брови.
И как я могу сомневаться в честности этого человека? — подумала Джоанна, глядя в его правдивые бесхитростные серые глаза. Ведь именно честность привлекла меня в нем более всего остального. Он ни в чем мне не лжет, хватит выдумывать разную ерунду и бояться неизвестно чего!
Она приподнялась на цыпочки, поцеловала его в губы и широко улыбнулась.
— Обещаю, что поем как следует.
Тим смотрел на наряженную в бархатный брючный костюм Джоанну и представлял, как бы она смотрелась в легком летнем платье на фоне зеленой листвы, залитая янтарным светом ясного дня.
— Я сгораю от нетерпения, — с загадочным видом произнесла она.
Тим вопросительно приподнял бровь.
— Как здорово, что сегодня мы ужинаем без Энтони и Виолетты, — пояснила она. — И что идем в самый лучший ресторан. Тебе там понравится, я в этом ни капли не сомневаюсь.
Она ласково улыбнулась. Тим назвал про себя ее улыбку солнечной. И ему опять вспомнилось лето. В ее глазах весь вечер вспыхивали счастливые искорки. Тим тешил себя надеждой, что причиной этого фейерверка является он сам, однако нельзя было быть уверенным в этом на все сто процентов.
— Ты ждешь от сегодняшнего вечера чего-нибудь необычного? Может, что-то скрываешь от меня? — спросил он, слегка прищуриваясь.
Джоанна пожала плечами.
— С чего ты взял? — с наигранным удивлением произнесла она.
— Эй! Признавайся, в чем дело, маленький конспиратор! — поняв по ее неестественному тону, что он попал в самую точку, потребовал Тим.
— О Господи! Ты чрезмерно проницателен, Тим Нортон! Ладно, кое в чем я признаюсь: тебя ждет один сюрприз.
— Сюрприз? — протянул Тим, потирая руки и расплываясь в улыбке. — Очень интересно! Раздевание догола в этот сюрприз случайно не входит?
Джоанна быстро наклонилась, схватила с кресла декоративную подушечку и запустила ею в Тима.
Тот с легкостью поймал ее.
— Это будет уже не сюрприз, если я начну тебе рассказывать, что в него входит, а что нет! — заявила она, едва удерживаясь, чтобы не выболтать ему все и сразу.
— Хорошо! — сдался Тим. — Буду надеяться, что твой сюрприз меня порадует. Неприятностей мне на сегодня уже предостаточно, — добавил он чуть слышно.
— Что? С тобой приключилась какая-то неприятность? — встревоженно спросила Джоанна, упрекая себя за то, что, придя с катка, даже не поинтересовалась, как у него прошел день.
— Пустяки, — ответил Тим, махнув рукой. Вернувшись с прогулки домой, он дал себе слово, что не станет рассказывать Джоанне о своем сегодняшнем конфузе. Но сейчас, когда она смотрела на него с таким волнением и участием, неожиданно почувствовал острую потребность поделиться с ней и, не успев сообразить, к чему это приведет, заговорил:
— Понимаешь, сегодня, когда мы играли с ребятами, я так увлекся, что не заметил появившуюся в том лесочке старушку… В общем, я запустил снежком ей прямо в глаз…
В воображении Джоанны в считанные секунды возникла уморительная картинка: разгорячённый, ошалело носящийся среди кучи малышей, Тим бросает снежок в чопорную пожилую даму, сбивая ее шляпку и пугая бедняжку до смерти. Джоанну затрясло от хохота.
— Ты только представь себе, что я пережил! — воскликнул Тим, возмущенный ее странной реакцией. — А эти малолетние негодники, вместо того чтобы взять вину на себя и помочь мне избежать позора, тут же указали на меня, когда к этой старушке откуда ни возьмись подскочила дочь и устроила разбирательство…
Джоанна согнулась пополам, хохоча до колик в животе. Ее глаза наполнились слезами, ей уже не хватало воздуха…
— Да как ты смеешь потешаться надо мной? — прогремел Тим и, покраснев как рак, вскочил с кровати.
Если б он вел себя иначе, Джоанна быстрее пришла бы в чувства. А так, не в состоянии больше стоять на ослабевших ногах, она, продолжая заливаться смехом, опустилась на пол и обхватила голову руками.
С минуту Тим молча смотрел на нее. Потом, сообразив вдруг, как комично прозвучал его рассказ, и заразившись ее весельем, поднял Джоанну, положил на кровать, склонился над ней и приложил ребро ладони к ее тонкой, сотрясающейся от смеха шее.
— Значит, тебе смешно! — проворчал он нарочито грозно. — И ты тоже сдала бы меня, если б находилась на поле боя, верно?
Джоанна закивала, давясь смехом, не в состоянии что-либо ответить.
— Да я тебя за это…
Он наклонился ниже, обнимая ее.
Как ангельски красива моя любимая женщина! — подумалось ему. Эти глаза, эти брови, губы… Просто чудо какое-то… Она создана для любви и радости, и ей так идет веселиться и смеяться!
Но Джоанна стала потихоньку успокаиваться и теперь смотрела на него с недоумением.
— Послушай… Мне кажется, я начинаю влюбляться в тебя, — слетело с его губ признание.
Ничего подобного он не собирался говорить ей до того момента, пока не побеседует с отцом. Но эти слова будто сами вырвались прямо из сердца помимо его воли и желания.
Джоанна моргнула, замерла, несколько секунд смотрела на него как-то странно, потом зажмурилась и отвернулась.
— Черт возьми, — пробормотала она с нескрываемой досадой.
У Тима внутри все похолодело. В первое мгновение он подумал, что эти ее слова ему просто послышались. Но нет! Она произнесла их, да еще таким тоном! Жизнь внезапно окрасилась для него в темные тона, он медленно сел, покрутил головой и, не глядя на Джоанну, сказал глухим изменившимся голосом:
— Позволь мне дать тебе один совет: в следующий раз, когда ты услышишь подобное объяснение от какого-нибудь другого мужчины, подбери более мягкое выражение для отказа.
— Что? — Джоанна тоже села. — Для отказа? Ты о чем?
— О том, что ты сказала… — пробурчал Тим, чувствуя, что она на него смотрит, но продолжая избегать ее взгляда.
Ее мягкая теплая ладонь легла ему на руку.
— Прости меня за эти слова, я не хотела произносить их вслух. — Она смущенно хихикнула и легонько сжала его пальцы. — Просто представила, как обрадуются все мои родственники!
Тим резко повернул голову и с облегчением вздохнул.
— А я уж было подумал…
Она ласково притянула его к себе, и мгновение спустя они уже целовались. И его сердце, несколько минут назад превратившееся в льдинку, мгновенно растаяло и пропиталось блаженным теплом.
От Джоанны пахло мятой, земляникой и чем-то еще головокружительно приятным, — чем-то таким, что напомнило ему о светлых беззаботных днях, затерявшихся в ранней юности. Он принялся расстегивать ее жакет.
— Тим… — нехотя засопротивлялась она. — Мы опоздаем на ужин.
Он посмотрел на ее раскрасневшееся от поцелуя лицо, на влажные приоткрытые губы. У него внутри, где-то глубоко в груди, разлилась томительно-сладкая нега. Прикоснувшись пальцем к едва различимой ямочке у нее на подбородке, он прошептал, сам от себя того не ожидая:
Я солгал тебе, сказав, что начинаю влюбляться…
Ее глаза, буквально миг назад исполненные нежности, испуганно расширились.
— Я не начинаю влюбляться в тебя, а уже люблю…
У нее между бровей образовалась складочка, ее губы дрогнули, и, не помня себя от радости, она обхватила его за шею и пробормотала сдавленным от наплыва чувств голосом:
— Я тоже… Тоже люблю тебя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Разговор о любви - Эванс Глория

Разделы:
Пролог123456789101112Эпилог

Ваши комментарии
к роману Разговор о любви - Эванс Глория



Жаль потраченного времени.
Разговор о любви - Эванс ГлорияНагима
24.06.2012, 12.13





Мне тоже жаль потраченного времени.
Разговор о любви - Эванс ГлорияНурия
16.09.2012, 21.23





А мне понравилось.
Разговор о любви - Эванс ГлорияТатьяна
9.04.2014, 13.03





Вполне приличный роман для школьниц. Девочкам постарше тут делать нечего.
Разговор о любви - Эванс Глорияren
11.05.2014, 1.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100