Читать онлайн Ловушка для Мегги, автора - Эванс Диана, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ловушка для Мегги - Эванс Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.88 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ловушка для Мегги - Эванс Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ловушка для Мегги - Эванс Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эванс Диана

Ловушка для Мегги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Оставшийся путь проделали быстро и без приключений, хотя нести на самодельном пологе тяжелого мужчину было совсем не легко. Наконец их взору открылось небольшое селение Хадсон с бревенчатыми постройками, глиняными трубами, с маленькими окнами, у большинства домов затянутыми промасленной кожей.
У Мегги сжалось сердце при виде места, где предстояло жить, настолько оно показалось ей убогим. Мать просто расплакалась, но взяла себя в руки, утешаясь тем, что это лучше, чем очутиться на улице, но в большом городе.
Дядя Малком, так звали брата отца, был очень удивлен их появлению, но встретил радушно.
— Как я рад! Просто не могу выразить! Видно, вас привело сюда какое-то несчастье? Поверьте, вам всегда окажет помощь ваш родственник! Правда, у меня не апартаменты, но и не самые плохие условия. Рад оказать помощь вам и вашим спутникам, — говорил рыжеволосый мужчина без устали. В его словах чувствовалась искренность. — В дом! Все в дом! Всем найдется место.
В комнате появилась жена Малкома, худенькая светловолосая женщина, которую звали Алина. Она тоже гостеприимно улыбалась.
Женщин поместили в одной комнате, Джарвис расположился вместе с работником, а двух спасенных джентльменов разместили на чердаке. Как только все разместились, Мегги поднялась к пострадавшему… Несмотря на то что его лицо было сильно избито, глаз затек от побоев, а одежда испорчена, что-то в его облике было ей знакомо. Она попросила Мартина спуститься к дяде и принести горячей воды и чистых тряпок, чтобы вымыть больного. У него, кроме всего, был сильный жар, его тошнило, живот страдальчески сжимался. Изредка он издавал стоны, хрипло кашлял, но потом затихал, словно в нем останавливалась жизнь. Мартин суетился, помогая Мегги, приносил и уносил воду, отжимал тряпки, снимал одежду. Вскоре вечер вступил в свои права, в комнате быстро темнело. Попытались дать больному бульон, но он не мог его принять. Малком принес бутылку бренди, с ложечки влил ему в рот несколько глотков. Девушка попросила менять почаще холодные повязки на голове больного и ушла вниз, чтобы подкрепиться и выспаться. Но ей не суждено было отдохнуть. Больному ночью стало хуже.
Несколько раз в течение ночи она поднималась, услышав жалобные стоны. Вернувшись, даже не гасила свечу, ожидая новых криков. Смертельно уставшая, валилась на постель, готовая вновь отправиться на помощь. Пострадавший был в ужасном состоянии. Девушка каждый раз приближалась к нему со страхом, боялась, что он перестанет дышать. Так продолжалось трое суток…
Наконец ее пациент стал реагировать на мягкие прикосновения рук Мегги. Пить воду или бренди, когда она подносила кружку к его губам, отказывался. Ему приходилось вливать жидкость в рот по нескольку глотков. Постепенно его лицо стало приобретать прежний вид, и девушка догадалась, за кем она ухаживает. Это был тот темноволосый джентльмен, компаньон Алекса, который всегда появлялся неожиданно около друга, но вел себя более корректно. Она с непонятным ей трепетом ухаживала за ним, и ей это было приятно.
Холодной влажной тряпкой Мэгги касалась упругой загорелой кожи и непроизвольно любовалась ею. Взгляд Мегги невольно скользил по завиткам волос у виска, упрямой челюсти, подбородку с ямочкой, крепкой шее. При резком движении пациента плед приоткрыл его загорелые широкие плечи. Она поймала себя на мысли, что рассматривает его. И это ей нравится. Сердце билось учащенно. Перед ее глазами лежал красивый, большой, широкоплечий и, наверное, очень сильный мужчина. Но сейчас он был таким беспомощным…
Пальцы, державшие влажную тряпку, коснулись ключицы. Легкими движениями она повела по твердым буграм мускулов. Кожа Оскара на ощупь была гладкой, упругой, но мягкой. Пальцы Мегги нежно кружили по шелковистым волосам на груди. Взгляд скользнул ниже, до края пледа. Мегги словно загипнотизировали.
Боже милосердный! Она отдернула руки и сжала их, потрясла головой, стараясь прогнать наваждение. Кровь стучала в висках, губы дрожали. Мегги тяжело дышала, казалось, в горле застрял ком.
Может быть, я тоже заболела?
«Нет», — отвечал внутренний голос. Ее грудь судорожно вздымалась совсем по другой причине. Все дело в… нем. В интригующей беззащитности этого мощного тела. Она никогда не касалась обнаженного мужнины. Зубы Мегги сжались, когда она подумала, что этот темноволосый джентльмен приятной наружности может занять важное место в ее жизни.
Она прижала холодную ладонь к пылающей щеке, затем наклонилась к Оскару, чтобы влить в него немного бренди. Мегги заколебалась, но чувство долга победило: она подняла его голову, прижала к своей груди, другой рукой поднесла к пересохшим губам кружку. Но жидкость осталась в уголках рта.
— Пожалуйста, — прошептала она, испытывая странное чувство от близости его темных волос. — Выпейте немного. Это вам поможет.
Он будто понял ее слова и сделал один, потом второй глоток. Мегги испытала облегчение, когда его темные ресницы дрогнули. Карие глаза широко открылись, что испугало девушку, но голова показалась не такой тяжелой, когда глаза закрылись, а лицо уткнулось в ее грудь.
Мегги быстро опустила его голову на подушку. Ее грудь болела там, где к ней прижималось лицо Оскара. Особенно ныл сосок.
Она быстро поставила кружку на столик, скрестила руки на груди.
— Что с тобой, леди?» — прокрался в сознание голос миссис Морланд, ее воспитательницы.
— Это всего лишь забота о ближнем, и ничего больше, — огрызнулась Мегги.
Весь последующий день Мегги старалась пореже заходить к Оскару. Всякий раз, когда она видела его беспомощное огромное тело, ее сердце сжималось: у молодого человека жар так и не спадал. Губы что-то беззвучно шептали, он беспокойно метался, и Мегги опасалась, что она что-то делает не то. Раны на его теле заживали плохо.
Однажды она нашла его лежащим лицом к стене, Оскар стонал. Мегги прикусила губу. Смочив тряпку, провела ею по широкой упругой спине.
Бессознательным движением сдвинула плед и увидела его обнаженную ногу. Девушка быстро накинула плед, но вид сильной, упругой плоти запечатлелся в мозгу. Сердце забилось… Мегги встала; встревоженная непривычным чувством. Она с трудом могла дышать.
Девушка сделала то, чего никогда не делала в своей жизни — сбежала. В своей комнате она упала на постель, проклиная усталость, любопытство и странный наплыв чувств. Потом нашла бутылку бренди, которую они хранили с мамой как реликвию, налила порцию, достойную леди, и осушила рюмку.
Тепло блаженно разлилось по телу. Но когда она выпила еще одну, перед глазами замаячил соблазнительный образ: широкие плечи, мускулы, длинные ноги. В груди вновь возникло непонятное чувство. Оно разливалось по телу, проникая в самые потаенные места. Мегги в ужасе смотрела на бутылку, затем спрятала ее обратно в сундук, словно стекло жгло пальцы.
Она нашла Мартина в комнатке Оскара и, сославшись на сильную усталость, объявила ему, что собирается выспаться этой ночью. Дав несколько инструкций, она пошла спать.
На следующее утро она встала совершенно спокойной. Взошло солнце, и Мегги прошептала молитву благодарности. Проверив больного и поручив Оскара Мартину, Мегги решила помочь дяде и матери. Дядя владел магазином и небольшой таверной. Люди к нему приходили не часто, но он стремился обслужить всех так, чтобы потом они опять наведывались к нему за продуктами. Мегги подумала, что это отвлечет ее от мыслей об Оскаре, да и сменить обстановку было просто необходимо. Но к вечеру спустился Мартин и встревоженным голосом объявил:
— Мисс, вы должны посмотреть, ему хуже и хуже с каждым часом!
— Кому? Вашему другу? — Мегги покраснела при воспоминании об Оскаре.
— Он слаб, как ребенок, ничего не понимает, горит в лихорадке.
— Но я же не могу сделать больше, чем вы, — сказала она, избегая взглядов окружающих.
— Нет, мисс, когда ухаживали вы, ему было лучше. Уверен: очень важно, когда лечит женщина, — красное лицо Мартина было с мольбой обращено ко всем. — У вас есть дар лечить. Все согласно закивали. Девушка отнекивалась: ей надо выспаться, но в конце концов обещала, что пойдет раз ее так просят.
Дела у Оскара действительно были плохи. Мартин помог девушке уложить джентльмена на подушку и влить в пересохший рот немного холодной воды. Она несколько раз позвала больного, чтобы убедиться, что он хоть что-то понимает. Кажется, он смог расслышать ее мелодичный голос и несколько успокоился. Мегги ясно видела, что Оскар похудел, мускулы обозначились более четко, глаза ввалились.
Девушка решила проветрить помещение: может глоток свежего воздуха поможет ему? Мегги поправила постель, подоткнула одеяло под Оскара и открыла окно. Свежий воздух тут же ворвался в комнату. От этого больному действительно полегчало.
Она провела с ним весь вечер. Стоило ей выйти, как через несколько минут — он начинал метаться, рискуя свалиться на пол. В конце концов Мегги была вынуждена провести ночь на стуле, постоянно прикладывая к горячему лбу Оскара влажный платок. Благодаря ей страшный жар у больного спал, и следующие сутки прошли спокойно.
Больной открыл глаза и благодарно смотрел на девушку. Но есть самостоятельно по-прежнему отказывался. Она покормила его с ложечки сначала бульоном, потом, спустя некоторое время, покрошила печенье в сок и попыталась дать ему. Он упрямо мотал головой. Она прижала его голову к груди, чтобы немного приподнять над кроватью, и заставила его проглотить немного этой смеси. Он вел себя, как ребенок. Настойчиво требовал ее внимания, словно она была обязана уделять ему все свои силы и время.
Однако Мегги чувствовала, что постоянно думает об Оскаре. В нем ей нравилось очень многое. Она пыталась вспомнить хоть что-то, чтобы вызвать в себе неприязнь к этому человеку, но почему-то не смогла. Поддаваясь женскому инстинкту, она вдруг мягко коснулась губами лба молодого человека, позволила пальцам пробежать по влажным спутанным волосам, которые оказались удивительно мягкими в отличие от курчавых жестких волос на груди.
— Пожалуйста, поправляйтесь, — прошептала она. — Я так устала, мне тоже надо отдохнуть.
Мегги искренне желала Оскару здоровья. Ей хотелось убежать от странного тревожного чувства, поселившегося в ней, избавить себя от обязанностей, вынуждавших быть рядом. Хотя… Ведь тогда она не сможет видеть его беспомощные руки, страдающее лицо… Эти мысли насторожили девушку, она выпрямилась, нервно сцепила пальцы. «Этот человек опасен для меня», — подумала она.
Когда на следующее утро Мегги появилась в комнате джентльменов, Мартин приветствовал ее словами:
— Он спит, мисс. Ему лучше.
Девушка положила руку на лоб Оскара, почувствовав, что кожа стала прохладной. С этого дня он пошел на поправку. Подопечный Мегги начал сам пить куриный бульон, потом захотел каши и, подобно маленьким капризным мальчишкам, просил девушку разговаривать с ним. Он требовал ее внимания, пытаясь подольше удержать подле себя. Она никогда не думала, что взрослые люди могут вести себя, как дети.
Все шло хорошо. Однажды утром Мегги объявила, что ей пора заняться помощью дяде по хозяйству, отчего у самой почему-то засосало под ложечкой. Но она повернулась к двери, чтобы выйти.
— Я могу поручить его вашим заботам? — посмотрела она на Мартина. — А сама буду время от времени навещать вас.
Оскар чуть приподнялся, предупреждающе взглянул на друга, чуть-чуть покачал головой, когда Мегги собралась уходить. И тут же вновь темные пряди упали на подушку. Мартин заморгал и умоляюще посмотрел на девушку.
— Ради бога, мисс, — он словно просил прощения. — Когда вы уходите, ему снова становится плохо. Не могли бы вы остаться, чтобы…
Голос Мартина звучал так умоляюще, что Мегги не выдержала и отправила его подышать свежим воздухом. Девушка и сама с удовольствием прошлась бы по улице. За окном в этот день так призывно светило солнце. Мегги подоткнула юбки, чтобы открыть маленькое окно. Свет проник в комнату и осветил ее.
Она не заметила, как открылись карие глаза, пристально глянули на девичью фигурку, на мягкий каскад искрящихся волос.
Когда Мегги спрыгнула на пол и оправила юбки, больной снова был неподвижен. Сжав руки, девушка посмотрела ему прямо в лицо. Точеные скулы, тонкий нос, упрямый подбородок. Она с трудом отвела глаза, а когда уселась на стуле и принялась штопать его одежду, то даже не заподозрила, что теперь он изучают ее.
Нежный овал лица, густые рыжеватые с матовым отливом волосы. Выбившиеся из-под чепчика шелковистые пряди обрамляли лоб и виски. Чистая кожа шеи оттенялась белоснежным кружевным воротничком, но взгляд Оскара скользнул по сводящим с ума округлостям груди, остановился на изящных руках, колдующих над шитьем. Она казалась такой невинной, почти девочкой, терпеливо ожидающей, когда больной проснется.
Оскар зашевелился, скинув одеяло с ног. Мегги вздрогнула, глаза широко раскрылись. Но лицо больного хранило спокойствие, и девушка облегченно вздохнула, встала и вновь накрыла его пледом.
«Почему при виде его обнаженных ног у меня так забилось сердце? Почему меня притягивает к нему, как к магниту?» — смущенно думала девушка.
Она перегнулась через постель, чтобы поднять катушку с нитками, которую уронила, когда открывала окно. Неожиданно больной заметался на кровати, коснувшись ее бедер, живота, груди. Мегги даже не сразу смогла отстраниться. Она быстро выпрямилась и снова села на стул, глядя на спящего мужчину.
«Стоило покинуть пансион, как меня стали беспокоить самые странные мысли и чувства. И большинство непривычных эмоций связано с этим человеком», — подумала она.
Время до прихода Мартина показалось Мегги вечностью.
— Оскар? — Мартин склонился над ним, как только девушка ушла. — Как ты?
Оскар открыл один глаз, потом второй. Увидел, что они одни.
— Нормально. Когда обо мне так нежно заботятся, то волей-неволей пойдешь на поправку. Но я голоден, как медведь после зимней спячки. — Он провел рукой по заросшему подбородку. — И мне нужно побриться.
— Черт возьми! Я чуть не спятил от волнения! А почему вы не хотите, чтобы леди знала, что вам лучше?
Хотя Мартин и сам знал ответ.
— Я хочу, чтобы она была рядом, — Оскар приподнялся на локтях, разминая затекшие мускулы. — Мне ее общество кажется приятным… — Улыбка появилась на его лице — он вспомнил свои ощущения, когда ее молодое нежное тело касалось его. — Она ведь и не знала, что я не сплю, — размышлял он.
— Тогда вам нужно побриться и, может быть, умыться. Вымыться более, чем это делала мисс.
— Она умывала меня? — глаза Оскара сузились. Он словно додумывал какую-то мысль.
— Да, не раз. Когда у вас был жар. Настоящий ангел эта мисс. У нее доброе сердце.
— Я знаю, что она ангел… может быть… — мягко произнес Оскар. — Принеси бритву, мыло и воду.
Мегги заявила всем, что Оскар окончательно пошел на поправку. Наконец привела себя в порядок. Отдохнула, насытилась вкусной едой, приготовленной мамой в честь избавления последнего от болезни. Все вспоминали за столом путешествие на лошадях, которое стало казаться не таким уж ужасным.
Мегги вызвалась покормить Оскара в постели. Войдя в комнату, она поразилась, увидев его чисто выбритым.
— Оскар — человек привередливый, — я побрил его, сказал Мартин, широко улыбаясь. — Я уверен, ему было стыдно за то, что он так зарос, мисс.
— Хорошо, что вы это сделали. — Мегги покачала головой. — Только преданный друг мог сделать такое, — оценила она и заняла место на стуле.
Ее нежные пальцы вдели нитку в иголку… Когда через пару минут она подняла голову, то увидела, что осталась с Оскаром наедине.
Тот украдкой открыл глаза, любуясь красивым профилем совершенной формы, изящными ушками, и почувствовал, что ему стало жарко.
Стоит только протянуть руку… Он никогда не думал, что девушка окажется такой трогательной и поразит его в самое сердце. Голос возбуждал, запах туманил разум. Женственные формы притягивали. Руки вздрагивали, готовые обнять. Какими же мягкими и сладкими окажутся ее губы…
Он нахмурился, размышляя, насколько правдоподобна его затянувшаяся болезнь. Леди выглядит свежей и невинной, как только распустившийся цветок, и всякий раз краснеет и тает от нежности, прикасаясь к его телу, повинуясь присущему ей женскому инстинкту. Возможно, она из тех, кто приносит счастье мужчинам…
Оскар резко зажмурил глаза, когда Мегги повернулась и взглянула на него, ощущая холодок, пробежавший по спине. Лицо молодого человека слегка покраснело от мыслей, которые пришли ему в голову, и девушка коснулась его щеки прохладной ладонью. Действительно, кожа была горячей, и Мегги отложила шитье, чтобы протереть лицо больного.
Она присела на край постели, провела влажной тканью по лицу, вытерла шею и плечи. В животе возникло странное ощущение, когда она наклонилась над ним, чтобы дотянуться до миски с водой, стоящей на столике. Ее грудь случайно коснулась плеча Оскара, и Мегги быстро сглотнула слюну.
— О-о! — воскликнула девушка, когда Оскар схватил ее за запястье и сжал твердыми пальцами. Она пыталась освободиться, но сильные руки так и не отпустили ее.
— Что вы делаете? — его голос был громким, а карие глаза прищурились.
— Оскар, я всего лишь вытирала ваше лицо. Вы были очень больны, и ваш друг Мартин попросил меня присмотреть за вами. — Она надеялась, что он тут же отпустит ее, но его пальцы только сильнее сжали ее руку.
— Я не болен, — голос был низким, глухим. Однако рука выпустила запястье Мегги, но только чтобы обхватить за талию.
— Я… Уверяю вас, вы были больны… больны… — Она уперлась освободившейся рукой в его грудь, пытаясь вырваться. — И ваше поведение подтверждает это! Пустите меня, сэр!
Карие глаза теперь широко раскрылись, руки притянули девушку к обнаженной груди.
— Уверяю, я здесь по просьбе Мартина, и немедленно отпустите меня! — девушка не на шутку испугалась, она изо всех сил упиралась в его предательски теплую грудь. Но Оскар держал крепко, глядя прямо в глаза так, что у Мегги перехватило дыхание.
«История повторяется», — подумала она со слезами на глазах.
Мегги наконец выдернула вторую руку и хотела вцепиться ногтями ему в щеку. Ее глаза горели гневом. Он неожиданно нежно пригнул ее голову и впился поцелуем в губы. Прикосновение Оскара было страстным, горячим, приводящим в смущение.
— Сэр, — только и вымолвила она, когда смогла отстраниться. — Вы оскорбили меня, и я должна…
Он вновь прижался к ее рту твердыми, красиво очерченными губами, затем коснулся подбородка, щеки.
Мегги ощутила дрожь — его поцелуи так странны и так… прекрасны. Ей хотелось наслаждаться ими снова и снова, сопротивление стало не таким яростным, в ответ руки Оскара ослабили хватку.
Его губы раскрылись, и Мегги ощутила влажный кончик языка, пробивающийся сквозь ее сжатые губы. Голова закружилась, ее закачало, как на волнах. «Вот так поцелуй! — пронеслось в ее голове. — Вот значит, как целует желанный мужчина…»
На этот раз Оскар сам оторвался от ее губ. Широко раскрытые глаза Мегги вряд ли что-то видели перед собой. Красивое лицо молодого человека озаряла украшала странная улыбка, в глазах отражались радость и тревога одновременно. Он сам не знал, зачем поддался порыву страсти.
— Мегги! — он впервые назвал ее по имени. — Ты просто ангел, а не женщина. Я уверен, что ты можешь дать истинное наслаждение. Но не уверен, что в наших отношениях все надо решать так быстро. У тебя есть право выбора… В жизни каждого человека должно быть право выбора…
Его низкий голос отрезвил девушку, до нее дошел скрытый смысл его слов. «Он намекает на Алекса! Он что-то знает!» — пронеслось в голове.
Ее глаза загорелись гневом, вне себя от ярости она сжала кулаки. Неужели это событие на холме теперь всю жизнь будет ее преследовать? В ту же секунду Оскар отпустил девушку. Мегги подумалось, что он хотел унизить ее, или… «Что это мысли мои так путаются?» — в сердцах думала девушка. Она вскочила и бросилась к двери. У порога обернулась:
— Как смели вы обнимать и тем оскорбить меня! Вы подлый негодяй! — ее грудь вздымалась, сердце бешено колотилось. — После того, как я ухаживала за вами в течение многих дней, вы…
— Мне показалось, что вы сами… сами меня подтолкнули к такому поступку! — смущенно произнес Оскар.
— Да чтобы я! Да как вы смеете? — кричала Мегги, распаляясь все больше.
Он привстал, хотел еще раз возразить, но глаза девушки сверкнули гневом. Он не осмелился произнести и слова, а его руки все еще ощущали тепло ее тела.
— Ваше милосердие заслуживает вознаграждения! — успел он крикнуть ей вдогонку.
Но Мегги не услышала этих слов, так как в тот самый миг она дернула дверную ручку на себя и, громко хлопнув дверью, выбежала из комнаты.
Оскар какое-то время смотрел на захлопнувшуюся дверь. Ее возмущение мало волновало его, но не так просто было избавиться от воспоминания о смятении в ее дивных глазах. Он застонал, вновь представив ее красивые зеленые и широко раскрытые в гневе глаза.
— Что ж… Она девушка с характером. Благородная леди в гневе. Но даю свою голову на отсечение, я ощущал ответную тягу ко мне, когда целовал ее в губы. Она женщина чувственная, но не простая. В ней, кажется, есть какая-то изюминка. Может, этого мне в жизни и не хватало?
Оскар потянулся и расслабился. Перед глазами вновь предстали округлая грудь и мягкие губы, у него перехватило дыхание. Кажется, ему на самом деле нужна эта женщина, хотя до этого и были кое-какие сомнения.
Мегги закусила губу и прижалась спиной к двери своей комнаты, пытаясь унять дрожь в коленях. Пальцы нервно коснулись губ, она вздрогнула — казалось, кровь прилила к телу от макушки до пят.
Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Немало дней неблагодарной вахты — и в результате получить такое обвинение! Она, видите ли, только и жаждала очутиться в его объятиях! Да как он смел, этот подлый негодяй, насмехаться над ней, хватать ее, после того как она, по существу, спасла его ничтожную жизнь!
Мегги прошла в комнату, без сил опустилась на стул. Больше всего она боялась, что он примет ее за женщину легкого поведения, готовую поднять юбки при первом призывном кивке мужчины, у которого в кармане деньги. Сейчас она болезненно воспринимала свою материальную несостоятельность. Но никогда не станет продажной женщиной! Она сохранит свою честь и достоинство! Недосказанность в перепалке с Оскаром она восприняла так, что он готов воспользоваться услугами, которые, по его мнению, она может оказать!
— Вот подожди!.. Стоит только рассказать матери, дяде… — неожиданно она задумалась, вспомнив, как он был болен. Родные не поверят, что человек, только что бывший при смерти, напал на нее! Она с трудом и сама поверила бы в случившееся!
Насмешливый внутренний голос словно вопрошал: а так ли чиста ты сама, Мегги? Разве никогда не хотелось тебе узнать, что значит прижаться губами к его твердому, красиво очерченному рту, который ты так часто вытирала во время болезни? А его поцелуй? Он вызвал целую бурю неведомых чувств, смешанных с томительным страхом. Ведь этот его поцелуй, поцелуй желанного мужчины… — ведь так думала во время этого страстного поцелуя?
Она вновь задумалась. Девушка горестно подняла плечи, слезы побежали по щекам. Первый страстный поцелуй, на который она ответила… Не может быть, чтобы ее обманули чувства…
Утром следующего дня, когда все собрались за столом, в столовую спустился Оскар. Все присутствующие были приятно удивлены. Это был высокий, широкоплечий джентльмен с темными вьющимися волосами и удивительно красивыми карими глазами. Его проницательный взгляд окинул собравшихся, задержался несколько дольше на милом личике девушки. На загорелом свежевыбритом лице с ямочкой на упрямом подбородке промелькнула дружелюбная улыбка. Он явно давал время полюбоваться собой. Его одежда была выстирана, заштопана и выдавала в нем человека голубых кровей.
— Прошу к столу, сэр, — обратился к нему Малком, жестом приглашая присесть…
— Зовите меня сэр Оскар, Оскар Кемпбелл, — удовлетворил он взгляды, обращенные к нему. — Или милорд, как хотите, я подданный его королевского величества.
О том, что три года тому назад получил графский титул и стал владельцем большого имения в Англии, он решил не говорить. Отношение к нему, после присвоения титула, особенно женщин, сильно изменилось. Сам титул «граф» представительниц слабого пола приводил в восторг. Им одинаково интересовались и женщины, и юные леди. Он видел, как они хотят завлечь его в супружеские сети, и не испытывал от этого восторга. Несколько раз невинные леди из знатных семей пытались забраться к нему в постель, чтобы вынудить жениться. Это и стало одной из причин покинуть на время Англию, заняться тем, что делали многие в те годы — приумножить богатство.
— В Америке я повстречал сэра Алекса, — продолжал Оскар, — мы объединили наши усилия и стали компаньонами. Мы, конечно, разные люди по характеру, — он многозначительно посмотрел на Мегги, — но для ведения общих дел — это не помеха, да и миссия у нас одна…
Он словно все это говорил для Мегги. Его взволновало то, что глаза Мегги были красными, нос распух. Ему хотелось усадить ее рядом, положить руки на худенькие плечи, крепко прижать к себе. Но сейчас для этого был неподходящий момент. Молодой человек проклинал себя за то, что поступил непростительным образом. Но одна мысль сверлила его мозг — она отвечала ему взаимностью!
Не хотелось ему говорить и о том, что Алекс любит волочиться за богатыми и не очень богатыми женщинами. Его влюбчивость не имеет границ, но делает он это всегда очень скрытно, так как все то, что он имеет, в том числе титул, помогла ему получить одна очень знатная дама, супруга министра департамента. Все, чем он владел, могло исчезнуть от него в один миг, если та женщина узнает о его измене. Обо всем этом он умолчал.
— Я думаю, для первого знакомства вопросов и ответов достаточно? — лучезарная улыбка засветилась в голубых глазах и появилась на его лице. От него шло обаяние, он чем-то подкупал, располагал к себе.
— Возможно, и достаточно, — заговорила Синтия Феррингтон, напуская на себя некоторую строгость. — Однако хотелось бы узнать, как теперь ваше самочувствие?
— Силы возвращаются ко мне благодаря вашим заботам, — с искренней благодарностью сказал он, бросая нежный взгляд на зарумянившуюся Мегги. — Мистер Малком, если вы позволите, я задержусь у вас еще на несколько дней…
От матери не укрылось, что щеки дочери зарделись, руки дрожали, на лице читалось волнение…
«Скоро! Скоро он уедет! — пронеслось в голове у Мегги, — но почему это так меня волнует? Откуда мне знать, что у него на уме? Позабавился в знак благодарности и уедет…»
— Что-то случилось? — ласково провела мать рукой по нежному лицу дочери, заметив ее тревогу. — Скажи, Мегги!
— Ничего… Просто глупости, — ее голос жалобно дрожал, она подняла глаза. — Я немного устала.
— Я знаю, что события последних дней были ужасными. Ты держалась молодцом в дороге, ухаживала за больным, — миссис Синтия многозначительно посмотрела на Оскара, — не щадя себя, ни на что не жалуясь. Я надеюсь, дальнейшая жизнь будет более приятной, по крайней мере, для тебя. Я уже договорилась со Всемогущим Господом об этом.
— Мама! — улыбнулась наконец Мегги. — Ты, как всегда, на высоте! Верю тебе! Все будет хорошо!
«Она слишком молода, чтобы долго чувствовать себя несчастной», — подумала Синтия Феррингтон. — И этот обаятельный молодой человек, взявшийся невесть откуда… Может, это ее судьба… Вон он какими глазами смотрит на нее, почти не отрываясь…»
Оскар действительно почти не отрывал взгляда от девушки, пытаясь понять, что ее так волнует: неужели отъезд?
— Я не останусь в долгу, — обратился он ко всем. — Вы спасли нас от унижений и гибели. — Он окинул всех взглядом. Не укрылось от него, что в глазах Мегги промелькнула печаль…
«Что я вижу? Она мной увлеклась. Значит ее ответный порыв был искренним? Какая милая девушка! С нею надо вести себя осторожно, она сколь чувственна, столь и ранима…»
— Я настаиваю на том, чтобы вы хорошо подлечились, а потом… — заговорил Малком. — Мы люди простые, вы нас не стесните.
За завтраком больше всех говорил хозяин, рассказывая о том, как он здесь построил свою собственную жизнь. Не стесняясь, он показывал свои руки с мозолями.
— Мои родственники, попавшие в трудную ситуацию, тоже сумеют обустроить свою, — заключил Малком.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ловушка для Мегги - Эванс Диана



Не интересно.
Ловушка для Мегги - Эванс ДианаЛЕНА
7.08.2013, 18.29





Не интересно.
Ловушка для Мегги - Эванс ДианаЛЕНА
7.08.2013, 18.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100