Читать онлайн Зимний сад, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зимний сад - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зимний сад - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зимний сад - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Зимний сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

С опиумом люди познакомились еще в глубокой древности, и со временем рассказы об этом удивительном маковом растении распространились по всей Европе. Но это растение произрастало лишь в землях с теплым климатом, поэтому оттуда его доставляли в другие страны; торговцы, занимавшиеся продажей опиума, получали к нему сравнительно легкий доступ. Правда, сначала в Европе не умели выжимать из него сок, поэтому растение просто ели или, разрезав на мелкие кусочки, смешивали с какой-нибудь жидкостью и пили. А в начале шестнадцатого века Филипп Парацельс, известный швейцарский врачеватель, назвал лекарство, основанное на опиуме, ладанумом (позднее его назвали лауданумом). Считалось, что это лекарство является чудодейственным средством от многих болезней. Поскольку оно было сравнительно недорогим, его в том или ином виде принимали очень многие – все знали, что опиум обладает успокаивающим действием и снимает боль. Мадлен прекрасно знала, каковы губительные свойства этого зелья: ведь в течение многих лет она наблюдала за теми, кто пристрастился к наркотику.
Ее мать почти ежедневно курила опиум. Курили и друзья матери. Считалось, что курение опиума приносит гораздо больше удовольствия, чем прием в виде настойки. Но когда удовольствие проходило, наступала очень неприятная реакция – ломота во всем теле и рвота. Хуже всего было другое: курение опиума вызывало все возрастающую от него зависимость, которую мать в полной мере испытала на себе. Мадлен видела, каковы последствия пагубной привычки: мать часто впадала в депрессию, причем периоды эти становились с каждым годом все более затяжными. Именно в такие периоды она срывала свою злобу на дочери.
Впрочем, не все попадали в зависимость от наркотика. Например, Жак Гренье, бывший сначала другом матери и ее партнером по сцене, а впоследствии, когда Мадлен исполнилось пятнадцать, ставший ее первым любовником, тоже покуривал опиум. Правда, в отличие от матери он всегда знал меру и никогда не поднимал руку на Мадлен.
Мадлен, когда выросла, никогда не притрагивалась к лекарствам, содержащим опиум, и даже вино не пила – могла лишь немного пригубить из бокала. И конечно же, она сразу распознавала тех, кто пристрастился к наркотикам. Поэтому сейчас, едва лишь увидев леди Клер Чайлдресс, Мадлен поняла: эта дама подвержена пагубной привычке.
Леди Клер, пригласившая их на обед, сидела во главе длинного стола, покрытого кружевной темно-бордовой скатертью и уставленного тончайшим фарфором. Томас занимал место по правую руку от хозяйки, а Мадлен сидела с ним рядом. Она долго не могла понять, почему ее усадили рядом с Томасом, а не по левую руку от хозяйки, но наконец сообразила: леди Клер специально посадила ее так, чтобы полностью завладеть вниманием гостя. А он, разумеется, был вынужден отдавать дань уважения хозяйке дома, поэтому разговаривал в основном с ней.
Неподалеку от стола, за которым они сидели, стояли безмолвные слуги – на случай, если обедавшим вдруг что-нибудь понадобится. Однако хозяйке ничего не требовалось; правда, время от времени кто-либо из слуг наполнял ее бокал, и вскоре Мадлен заметила, что леди Клер уже немного пьяна. Причем она демонстративно игнорировала гостью и обращалась исключительно к Томасу. Беседовали же преимущественно на следующие темы: сама леди Клер и ее покойный муж, ее поместье, на первый взгляд весьма впечатляющее, и работа Мадлен в Уинтер-Гарден. По поводу работы француженки хозяйка высказалась очень неодобрительно. Более того, она с первого взгляда выказала гостье свое презрение, и Мадлен тотчас же поняла: леди Клер явно увлечена ее напарником и ей неприятно видеть рядом с ним другую женщину. В общем, все происходило именно так, как предполагал Томас.
После того дня, когда он вызвал в ней страстное желание одними лишь словами, они с Томасом почти не общались. Вернее, говорили лишь об общем деле, то есть о расследовании, но, даже беседуя на эту тему, оба испытывали неловкость. К тому же Томас старался уходить из дома пораньше и возвращался только к ужину. За ужином Мадлен постоянно ловила на себе его взгляд и чувствовала, что он думает о ней. Но что именно он думал?
А нынешним утром впервые со дня приезда Мадлен приняла ванну в местной гостинице, потом оделась к обеду и сделала прическу. После этого они с Томасом отправились в северную часть городка, где находилось поместье леди Клер Чайлдресс, причем за всю дорогу оба не проронили ни слова.
Томас, изящный и учтивый, представил Мадлен как свою переводчицу, и леди Клер, как и ожидалось, встретила ее весьма холодно. Мадлен, едва взглянув на хозяйку, сразу поняла, что та когда-то была «красавицей, хотя, по всей вероятности, испорченной, надменной и эгоистичной, как и большинство аристократок. Но сейчас красота ее поблекла. Ведь и в самом деле трудно было бы назвать красавицей тонкую, как тростинка, и болезненную – вот-вот упадет в обморок – немолодую даму с лицом, испещренным морщинами. Мадлен показалось, что ей не больше сорока пяти, хотя выглядела она лет на пятнадцать старше. На ней было хорошо сшитое атласное платье красновато-коричневого цвета, которое, вне всякого сомнения, выглядело бы замечательно на женщине с пышным бюстом и крутыми бедрами. Но на леди Клер, увы, это платье висело как на вешалке. Ее светло-каштановые волосы, уложенные в высокую прическу, только начали седеть, но уже казались тусклыми и безжизненными и наверняка были посечены на концах. Но больше всего пагубная страсть леди Клер сказалась на ее коже – кожа была бледной, дряблой, морщинистой. На шее у нее уже залегли глубокие морщины; мешки под глазами она попыталась скрыть толстым слоем пудры, но от этого они стали еще более заметны.
По мнению Мадлен, леди Клер губила себя – она не только пристрастилась к опиуму, но и злоупотребляла спиртным. Наркотик хозяйка принимала в виде настойки. Не обращая внимания на свою тарелку – она почти не притронулась к еде, – нервно постукивала кончиками пальцев по маленькому хрустальному стаканчику с рубиново-красной жидкостью; было очевидно, что дама с нетерпением дожидается конца обеда, когда можно будет выпить настойку. Наверняка она делала это регулярно. Привычка принимать настойку опиума вместе со спиртным вполне могла когда-нибудь привести к фатальному исходу – Мадлен прекрасно это знала.
Что же касается Томаса, то он, как теперь поняла Мадлен, знал гораздо больше, чем рассказал ей в день ее приезда в Уинтер-Гарден. И конечно же, кокетничал с этой одинокой и несчастной женщиной, губившей себя опиумом и спиртным. Мадлен решила, что леди Клер невзлюбила ее не только потому, что она была француженкой, но также из ревности – ведь Томас, вероятно, был единственным мужчиной, оказывавшим этой даме знаки внимания.
Беседуя с гостем, леди Чайлдресс вспомнила и о своей библиотеке, расположенной рядом с просторной музыкальной комнатой. Библиотека собиралась несколькими поколениями предков покойного мужа леди Клер, и та рассказывала о ней с явным удовольствием. Томас вежливо слушал, кивая время от времени, и Мадлен в какой-то момент показалось, что он улыбается хозяйке. Но возможно, он вовсе не улыбался – Мадлен со своего места не могла как следует рассмотреть его лицо.
Она откинулась на спинку стула, и слуга тотчас же убрал пустую тарелку и поставил перед ней десерт – весьма аппетитный яблочный пирог со взбитыми сливками. «Что ж, если я сегодня не узнаю ничего важного, то по крайней мере уйду сытой из этого дома», – подумала Мадлен.
– Они являются частью изумительной коллекции, Томас, – говорила леди Клер. – Даже барон Ротбери кое-что у меня купил в последние месяцы. Полагаю, вы знаете барона. И думаю, вам тоже будет интересно на них взглянуть, ведь вы ученый, не так ли?
Мадлен тут же насторожилась. Интересно, что ответит Томас?
Ее напарник, казалось, искренне удивился.
– Значит, барон Ротбери покупает у вас книги? – спросил он.
Леди Клер улыбнулась, обнажив желтоватые зубы:
– Это уже вошло у него в привычку.
– Вот как? – Томас явно заинтересовался. – А как вы думаете, зачем они ему?
Леди Клер прикоснулась к плечу гостя своей костлявой рукой.
– Но, Томас, это ведь не просто старинные книги. Некоторые из них стоят целое состояние. К тому же барон – коллекционер. – Немного помолчав, она добавила: – Нет, скорее не коллекционер, а торговец.
Мадлен внимательно слушала; ей казалось, что такими фактами нельзя пренебрегать.
– Торговец книгами? – в задумчивости пробормотал Томас. – Очень интересно... Я ведь, в сущности, не знаю этого человека. Всего один раз с ним встречался.
Томас откинулся на спинку стула и покосился на Мадлен. Леди Клер, пытаясь привлечь внимание гостя, снова прикоснулась к его плечу.
– Как, вы не знаете барона?! – воскликнула она. – О Господи, а я была уверена, что барона все знают. Впрочем, ничего удивительного. Вы ведь совсем недавно приехали в Уинтер-Гарден. Нужно будет как-нибудь пригласить вас обоих на чай.
– Буду с нетерпением ждать этого приглашения, – пробормотал Томас.
– Да-да, конечно, я приглашу вас обоих, – улыбнулась хозяйка.
Но Мадлен прекрасно понимала: леди Клер никогда не выполнит своего обещания. Вероятно, понимал это и Томас.
– А вы хорошо знаете барона Ротбери, леди Клер? – спросила Мадлен; она решила, что достаточно долго молчала.
Леди Клер повернулась к гостье и пристально посмотрела на нее.
– Не так хорошо, как Томаса, – заметила она с раздражением.
– Вот как? – Мадлен воткнула ложечку в яблочный пирог. – Знаете, я очень много слышала о нем, и мне хотелось бы с ним познакомиться.
Хозяйка презрительно фыркнула:
– Не думаю, что это возможно. Видите ли, миссис Дюмэ, вы с ним совершенно разные люди. Едва ли барон захочет знакомиться с переводчицей.
Томас откашлялся и заерзал на стуле. Мадлен чуть не подавилась кусочком яблока. Еще никогда ее не ставили на место столь откровенно. В конце концов она все-таки овладела собой и, положив ложечку на тарелку, сказала:
– Да, я понимаю, у нас с ним, возможно, мало общего...
– Мало общего? – перебила благородная дама. – Это еще мягко сказано, миссис Дюмэ. Наверное, там, откуда вы родом, принято, чтобы женщины вашего происхождения фамильярничали с джентльменами, но у нас другие обычаи.
«Даже во Франции фамильярность – это нечто большее, чем простое знакомство», – подумала Мадлен, но промолчала: она решила, что не стоит раздражать хозяйку.
Какое-то время все молчали. Наконец Томас снова откашлялся и, покосившись на Мадлен, с улыбкой проговорил:
– По-моему, миссис Дюмэ хотела сказать, что с удовольствием познакомилась бы с многими из местных жителей. А барон Ротбери – всего лишь один из них. Но очень может быть, что ей не удастся с ним познакомиться, поскольку она недолго пробудет в Англии.
Сделав глоток из своего бокала, леди Клер взглянула на Мадлен и с усмешкой заметила:
– Что ж, полагаю, это к лучшему. Возможно, вам известно, Томас, что барон устраивает в январе великолепный бал-маскарад. Я тоже собираюсь участвовать. Не хотели бы вы сопровождать меня?
– Счел бы за честь, леди Клер, – пробормотал Томас. – Хотя сомневаюсь, что получу приглашение. Ведь мы с бароном... тоже совершенно разные люди.
Леди Клер досадливо поморщилась:
– Вовсе нет. Вы же образованный человек. И вообще какое это имеет значение? Я проведу вас как своего гостя.
Томас едва заметно кивнул и, снова покосившись на Мадлен, произнес:
– А как же быть с миссис Дюмэ? Леди Клер поджала губы:
– Что вы имеете в виду? Томас пожал плечами.
– Кто проведет ее, если она все еще будет в Уинтер-Гарден?
Мадлен поняла: ее напарник специально злит эту чванливую особу. Очевидно, он решил, что они уже выяснили все, что могли, и теперь захотел немного развлечься.
Хозяйка нахмурилась и сказала:
– Ее никто не станет ни сопровождать, ни приглашать, Томас. Она ведь всего лишь переводчица, которую вы наняли, вот и все.
Воцарилось тягостное молчание. Мадлен, решив проигнорировать оскорбление, ждала, что скажет Томас. Но он не торопился с ответом. Наконец, положив ложечку на блюдце, заметил:
– Но ведь вы такая милая дама, леди Клер... Кроме того, миссис Дюмэ – гостья в нашей стране. А мы, англичане, – гостеприимные люди, не так ли? – Он снова улыбнулся и добавил: – К тому же не исключено, что барон найдет ее общество приятным. В этом случае мы с вами смогли бы больше времени провести вместе.
По щекам леди Клер разлился румянец, нос ее покраснел, а губы искривились в подобии улыбки. На Мадлен она по-прежнему не смотрела.
– О... Томас, конечно же, барон Ротбери, сочтет ее общество приятным и найдет ее очаровательной. Вы только взгляните на нее, и вам самому все станет ясно.
Мадлен едва не задохнулась от гнева. Усилием воли она тотчас же взяла себя в руки. Что же с ней такое? Раньше подобное заявление не вывело бы ее из себя. Наверное, она просто боится, что Томас поверит этой гнусной особе. Но Томас не поверил. И доказал это через несколько секунд. Причем роль свою сыграл безукоризненно. Улыбнувшись хозяйке, он проговорил:
– Леди Клер, уверяю вас, миссис Дюмэ происходит из хорошей семьи...
– А я в этом не уверена, Томас. И она – не для вас.
Тут уж Мадлен не выдержала. Взглянув на хозяйку, она приготовилась ответить на оскорбление, однако Томас ее опередил.
– Вы правы, леди Клер. Видите ли, ее мать была актрисой.
Ошеломленная заявлением гостя, надменная англичанка, казалось, лишилась дара речи. Взглянув на нее, Мадлен едва не расхохоталась. Уже в следующую секунду ей стало не до смеха – рука Томаса легла ей на бедро.
Мадлен замерла. У нее перехватило дыхание. Томас с невозмутимым видом потянулся к своему бокалу. Сделав глоток, поставил бокал на стол. Леди Клер тоже сделала глоток вина. Затем посмотрела на гостью и с насмешливой улыбкой проговорила:
– А ваш отец, миссис Дюмэ, также был актером?
Мадлен почувствовала, как рука Томаса легонько сжала под столом ее колено. И, судя по всему, он не собирался убирать руку. Стараясь не выдать своих эмоций, Мадлен сказала:
– Я не знала отца, леди Клер. – Это была явная ложь. Воспоминание об отце Мадлен считала единственным светлым пятном в своей жизни, но она не собиралась делиться столь дорогими воспоминаниями с этой чванливой аристократкой.
– Понятно, – удовлетворенно кивнула леди Клер. – Так, значит, ваши, родители не были женаты?
Мадлен вдруг почувствовала, как пальцы Томаса снова заскользили по ее ноге. Она понимала, что надо как-то ответить на вопрос хозяйки, однако не могла вымолвить ни слова. Тут рука Томаса скользнула еще выше, и Мадлен чуть не вскрикнула. «А может, он таким образом хочет испытать меня? – подумала она. – Может, хочет проверить, сумею ли я совладать с собой?» К счастью, он не смотрел на нее, иначе она не смогла бы сдержать своих эмоций.
Стараясь выглядеть невозмутимой, Мадлен осторожно опустила одну руку и накрыла ею под столом ладонь Томаса.
Он словно окаменел – очевидно, не ожидал от нее ничего подобного.
Мадлен, наконец-то собравшись с мыслями, проговорила:
– Нет-нет, леди Клер, вы ошибаетесь. Мои родители, разумеется, были женаты. Мой отец был англичанином, морским офицером. Он умер в Вест-Индии еще до моего рождения.
Леди Клер поморщилась и снова потянулась к своему бокалу. Осушив его одним глотком, она повернулась к Томасу и спросила:
– А вы знали об этом, когда нанимали эту женщину? Томас тяжело вздохнул:
– Знал. Но я решил, что при выборе переводчика главное не происхождение, а знания и опыт.
Леди Клер со стуком поставила бокал на стол и выпалила:
– Хорошее воспитание – вот что главное!
– И все-таки знания и опыт совершенно необходимы, – уклончиво ответил Томас.
Мадлен мысленно улыбнулась – Томас ее защищал! Леди Клер с ненавистью взглянула на гостью и пробормотала:
– Похоже, она вас околдовала, Томас. Он покачал головой:
– Меня не так-то легко околдовать, леди Клер. К тому же я знал, что нанимаю прекрасную переводчицу, а это для меня самое главное.
Мадлен поняла, что Томас вот-вот поссорится с хозяйкой. Но этого ни в коем случае нельзя было допускать, поэтому она решила вмешаться.
– Видите ли, леди Клер, моя мать стала актрисой только потому, что у нее не было другого выхода, – сказала Мадлен с грустью в голосе. – И я всегда буду ей благодарна за то, что она скопила достаточно денег и я смогла учиться в Швейцарии, а потом удачно вышла замуж. Мой покойный муж был весьма уважаемым человеком.
Томас наконец-то повернулся к ней лицом, однако у Мадлен не хватило духу взглянуть ему в глаза. Она чувствовала на себе его взгляд и понимала: он заметил, что она покраснела, и догадался, что ее смущает его прикосновение.
– А где сейчас ваша мать, миссис Дюмэ? – спросила леди Клер, в очередной раз дотронувшись до хрустального стаканчика с настойкой опия. – Она все еще в театре? – Последнее слово хозяйка произнесла с язвительной усмешкой.
Мадлен уже хотела ответить, но в этот момент рука Томаса переместилась еще выше – теперь его ладонь оказалась между ее ног.
Мадлен замерла, ее бросило в жар. Взяв себя в руки, она наконец-то взглянула Томасу в глаза и поняла: он прекрасно знает, что делает, и не собирается убирать руку. Более того, было очевидно, что он нисколько не опасается хозяйки, хотя она в любой момент могла заметить, чем он занимается.
Мадлен нахмурилась. Ее ужасно раздражало поведение Томаса – ведь дома он вел себя совсем по-другому... Может, он решил поиздеваться над ней. Он же заявил, что они никогда не станут любовниками...
– Миссис Дюмэ...
Голос хозяйки дома вернул Мадлен к действительности – она вспомнила, что леди Чайлдресс ждет ответа.
– Видите ли, дело в том... – Мадлен попыталась собраться с мыслями. – Дело в том, что я уже давно не видела свою мать. К несчастью, она лет десять назад пристрастилась к опиуму, и я сейчас даже не знаю, жива ли она.
Томас почувствовал, что его желание с каждым мгновением усиливается. Мадлен была просто великолепна – красива, умна, сообразительна и прекрасно владеет собой, умеет скрывать свои чувства. Хотя ей, должно быть, нелегко притворяться равнодушной к его прикосновениям... Разумеется, Томас понимал, что смущает Мадлен своим поведением, однако ничего не мог с собой поделать, не мог заставить себя убрать руку.
Взглянув на гостью, леди Клер снова усмехнулась:
– Говорите, пристрастилась к опиуму? Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Когда женщина ведет такой беспорядочный образ жизни, подобное неизбежно. Ведь она курила опиум, не так ли?
Мадлен утвердительно кивнула:
– Да, вы правы, мать курила... Но пристраститься к опиуму не так уж сложно, леди Клер. Даже если принимать его в виде настойки, как вы, например. Уверяю вас, подобная привычка губительна.
Томас с восхищением посмотрел на Мадлен. Затем перевел взгляд на леди Клер. Глаза хозяйки сверкали, лицо исказилось от ярости. Покосившись на стаканчик с настойкой, она заявила:
– Это лекарство, миссис Дюмэ. У меня больное сердце, и доктор предписал мне принимать его, что я и делаю. Причем не увеличиваю дозу.
Чуть подавшись вперед, Мадлен сжала коленями руку Томаса, и он, как ни старался, не смог ее высвободить. А ведь ему уже казалось, что он даже сквозь юбки чувствует прикосновение мягких шелковистых завитков... Впрочем, нет, не может этого быть! Конечно же, ему просто почудилось. Не мог он ничего чувствовать. Видимо, он изголодался по женщине, вот и разыгралось воображение...
Сердце Томаса бешено колотилось. Чтобы прийти в себя, он на мгновение прикрыл глаза. О Господи, больше ему не выдержать. И кажется, Мадлен это поняла. Он снова попытался высвободить руку – на сей раз осторожно, как бы давая понять, что не станет смущать Мадлен своими прикосновениями. И теперь она позволила ему убрать руку.
– Я нисколько не сомневаюсь в том, что ваше лекарство вам необходимо, леди Клер, – проговорила Мадлен с совершенно невозмутимым видом. – А вот моя мать злоупотребляла, и это, возможно, привело к смертельному исходу.
Леди Клер в раздражении передернула плечами. Очевидно, она старалась держать себя в руках, но у нее это не очень-то хорошо получалось. Впрочем, Томасу и прежде доводилось видеть ее в таком состоянии.
Леди Клер вдруг потянулась к хрустальному стаканчику. Закрыв глаза, она залпом выпила настойку и облизала губы. Потом взглянула на Томаса и с усталым видом пробормотала:
– Мне пора отдыхать. Я сегодня ужасно утомилась. Но было необыкновенно приятно провести время в вашем обществе. Хотелось бы испытать это удовольствие еще раз. Я могу показать вам мою библиотеку и, возможно, другие комнаты... Те, которые я не всем показываю.
Леди Клер явно хотелось придать приглашению интимный характер, однако Томас на это не отреагировал. Мадлен сидела с ним рядом, и он явственно почувствовал ее беспокойство. Почувствовал, что она хочет побыстрее уйти.
Положив на стол салфетку, Томас поднялся со стула и застегнул сюртук. Тут леди Клер протянула ему руку, и Томас, наклонившись, прикоснулся к ней губами. Выпрямившись, проговорил:
– Я всегда испытываю истинное удовольствие от визита к вам. Обед, как обычно, был замечательный.
Хозяйка молча кивнула. Томас повернулся к Мадлен и помог ей встать из-за стола.
– Пойдемте?
– Да, Томас, – ответила Мадлен. Пристально взглянув на него, добавила: – Думаю, нам надо побыстрее вернуться домой и продолжить наш разговор. Тот, который мы недавно начали.
А в том, что они кое-что начали – вернее, Томас начал, – Мадлен была абсолютно уверена. Как была уверена и в том, что назад пути нет. Заметив, что она преисполнена решимости, Томас почувствовал некоторое беспокойство.
– Благодарю вас за восхитительный обед, леди Клер, – сказала Мадлен, взглянув на хозяйку.
Та не удостоила ее ответом. Пожав плечами, Мадлен направилась к двери. Томас следовал за ней, касаясь ладонью ее спины. От леди Клер это явно не укрылось; у Мадлен создалось впечатление, что Томас специально злил хозяйку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зимний сад - Эшуорт Адель



Очень давно искала эту книгу, и с удовольствием перечитала
Зимний сад - Эшуорт АдельЕлена
22.12.2010, 21.38





Роман неплохой,обжигающая страсть так влечет что это не передаваемое ощущения.
Зимний сад - Эшуорт АдельТатьяна
24.06.2014, 17.46





оооо! это, по-ходу,продолжение книги "Украденные чары"!!!Ща почитаем!
Зимний сад - Эшуорт Адельчитатель
17.12.2014, 16.34





Очень понравилось!!!!! Читайте! 10/10
Зимний сад - Эшуорт АдельКатерина
25.12.2014, 21.14





Такой красивый роман. Я очень похож на главного героя этого романа. И я тоже мечтаю встретить такую страстную любовь как он. Увы это тока в книжках.....
Зимний сад - Эшуорт Адельумар
10.01.2015, 18.11





Неплохо, но что бы уж очень, не скажу. Читайте и решайте сами.
Зимний сад - Эшуорт АдельЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
22.01.2015, 15.15





Очень сказачно...Он так долго устраивал ее жизнь, что Она ни разу не догадалась. Очень эротично сцены описаны. Герой так вообще Идеальный, хотя и покалечен, но в конце вообще принцем оказывается!
Зимний сад - Эшуорт АдельКирочка
24.05.2015, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100