Читать онлайн Украденные чары, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные чары - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные чары - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные чары - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Украденные чары

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Джонатан стоял у буфетного столика с мрачным выражением лица. Банкет только что начался, и всего лишь несколько человек находились в холле частного парижского дома графа Арля. Это был как раз тот самый дом, который граф пытался продать, а Джонатан якобы собирался покупать. Именно по этой причине его и допустили принять участие в этом торжестве. Он прибыл сюда очень рано отчасти потому, что не знал, чем заняться, а в основном чтобы побыстрее освободиться и вернуться в свою страну, дом, к своей собаке и Натали — упрямой, непредсказуемой, расчетливой и очаровательной женщине, которая держала его в напряжении весь сезон.
Последний раз он видел ее всего полтора дня назад, но ему казалось, что прошло десять лет. Джонатан был страшно зол на Натали, сходил с ума и очень беспокоился из-за нее. Он понимал, что девушка вполне могла добраться до дома и без посторонней помощи. Она хорошо знала язык и имела достаточно денег, чтобы купить себе билет. Но во Франции продолжались народные волнения, и для молодой девушки не слишком безопасно было путешествовать в одиночестве, А кроме того, он совсем не хотел, чтобы в Англии она заперлась от него в спальной комнате. Джонатан предпочитал видеть ее в своей спальне. Но для этого ему надо найти Натали и поговорить с ней.
Что ж, довольно убедительный аргумент. Они наговорили друг другу много неприятного, но, черт возьми, он никогда не думал, что она уйдет от него. Если бы он имел хотя бы отдаленное представление о ее намерениях, то не оставил бы одну, а обязательно взял бы с собой. Когда шесть часов назад он переступил порог их комнаты, готовясь к тому, что на него обрушится целый поток гневных упреков, а обнаружил лишь пустой шкаф и неубранную постель, напоминающую о прошедшей ночи, Джонатана охватила настоящая паника.
Она не хотела принимать его прошлое. Джонатан хорошо это знал и посчитал, что следует дать ей время подумать. Нo сейчас стало ясно, что она решила прекратить их отношения, даже не попытавшись понять, как много значит для него. Мысль о том, что это конец и больше он никогда ее не увидит, приводила Джонатана в ужас. Но вместо того, чтобы превратить комнату в груду обломков, он вдруг начал смеяться. Он не мог даже и предположить, что женщина в состоянии с ним сделать такое.
Молодой человек посмотрел на бокал виски, который держал в руке вот уже десять минут и еще не сделал ни глотка. Сначала станет лучше и спокойнее, этот напиток, без сомнения, сразу ударит ему в голову, но затем он будет себя чувствовать еще хуже, чем прежде. А Джонатану нужно иметь светлую голову, чтобы обдумать дальнейшие шаги.
Он поставил бокал на стол и оперся о стену, на которой висел огромный гобелен, затем без всякого интереса окинул взглядом комнату. Этот парижский дом графа Арля оказался меньше, чем его особняк в Марселе, но был также экстравагантно декорирован темным дубом и плюшем красновато-коричневого цвета. Так же в интерьере присутствовали темно-зеленые оттенки и позолота. Три буфетных столика изобиловали всевозможными яствами и винами, в воздухе ощущался аромат дорогих сигарет, и все же происходящее здесь не слишком походило на вечер, по крайней мере на бал, состоявшийся в доме графа в Марселе. В зале находились всего несколько женщин, и хотя все были одеты в парадные туалеты, гости без слов понимали то, что здесь собирают деньги для убийства Луи Филиппа. И ожидалось, что это будет довольно крупная сумма. Только профессионал смог бы выполнить такое сложное задание — убить короля Франции.
Сначала Джонатан хотел немедленно сообщить властям о готовящемся преступлении, но у него не было никаких доказательств. Да и что бы он сказал им? Что несколько аристократов собираются поменять ход истории? Натали приняла такие разговоры за самое обычное хвастовство подвыпивших мужчин, и ее действительно нельзя за это осуждать. Сейчас все во Франции только и говорили что о свержении Луи Филиппа, поэтому вряд ли власти стали бы придавать делу особенное значение. Но тем не менее это убийство планировалось на завтра, и сегодняшний банкет должен был укрепить политические связи легитимистов, поддержать их самомнение и собрать определенную сумму денег на их нужды. Поэтому Джонатан надеялся узнать что-нибудь полезное, по крайней мере стоило попытаться. А завтра он уже отправится в Англию.
Молодой человек внимательно оглядел толпу. Сам граф еще не спустился к гостям, но комната быстро наполнялась людьми, преимущественно мужчинами, которые сразу же начинали о чем-то оживленно спорить. Вскоре зал был полон. Джонатан лениво провожал взглядом незнакомых женщин.
Он с легким стоном закрыл глаза и сложил руки перед собой, не заботясь о том, помнется его фрак или нет.
В мире очень много красивых женщин, и он будет восхищаться ими до самой смерти. Но нельзя иметь их всех. Разумеется, он состоял в близких отношениях со многими до Натали, и все его знакомые прекрасно осведомлены об этом. Но как ни странно, ему стало казаться, что все это было так давно. Лица его любовниц стали постепенно стираться в памяти, отношения с ними представлялись теперь ему не важными и ненужными. Все они дарили ему наслаждение, удовлетворяли его желания. Нельзя сказать, что эти женщины ничего не значили для Джонатана, но тем не менее суть их отношений всегда сводилась к сексу, и они прекрасно это понимали. Такая связь никогда и никому, в том числе и ему самому, не приносила ни разочарования, ни боли. Получение физического удовольствия всегда стояло на первом месте.
Его сексуальный опыт с Натали отличался от всего того, что он испытывал раньше. Вряд ли к этому подошло бы определение «самый расслабляющий» или даже «самый эротичный». Но если бы его попросили выразить это каким-то одним словом, Джонатан сказал бы «красивый». То, как они занимались любовью, показалось ему красивым. Подумав об этом, молодой человек улыбнулся, так как вряд ли обычный, нормальный мужчина использовал бы такое слово, чтобы описать секс. Но этого он никому не скажет. Возможно, когда-нибудь Натали узнает об этом.
С ней он испытал такое сильное эмоциональное потрясение, что потом не мог ни думать, ни говорить. Никогда раньше ни с кем он не переживал подобных чувств. Девушка была невинна и нежна, но в то же время великолепна в своем желании доставить ему удовольствие. Именно поэтому Джонатан понял, что для нее их отношения — нечто большее, чем просто физическое влечение. С ней это произошло впервые. Джонатан сравнивал ее со всеми другими женщинами и понимал, что ни одна из прежних его любовниц не испытывала к нему таких искренних и сильных чувств. Они оба это поняли. Именно это испугало Натали. Поэтому она убежала. И Джонатану потребуется много времени, чтобы заставить девушку поверить ему. Но для этого ему придется сначала похитить ее, так как она вряд ли примет его, если он придет к ней с официальным визитом. К тому же Натали может оказаться беременной. Раньше больше всего на свете он боялся, что женщина может зачать от него ребенка, но теперь это стало ему казаться самым лучшим вариантом развития событий.
Джонатан потер рукой глаза. Гостей становилось все больше с каждой минутой, и в зале сделалось невыносимо душно и жарко. Квартет исполнял менуэт Баха, но никто не танцевал. Все гости разбились на группы и оживленно о чем-то разговаривали. Джонатану тоже следовало завести с кем-нибудь светский разговор. Он равнодушно смотрел на мужчин в вышитых камзолах и черных цилиндрах, на женщин в пышных шелковых юбках красных, фиолетовых и желтых цветов, в зеленых, белых и темно-синих тафтяных платьях. Последний сразу напомнил ему о Натали — это был ее любимый цвет, и в нем она всегда выглядела потрясающе со своими рыжеватыми волосами, спускающимися кудрями на грудь, с зелеными глазами и нежной розовой кожей.
Потом до его сознания вдруг дошло, что это Натали медленно идет ему навстречу в темно-синем платье. Она смотрела на него, слегка улыбаясь. На шее у нее сверкало изумрудное ожерелье.
Джонатан буквально прирос к месту. Он не мог поверить своим глазам, но все же это оказалась она, в элегантном платье, подчеркивающем ее узкую талию и пышную грудь. От его взгляда не ускользнуло и слишком глубокое декольте, и обнаженные руки. Что ж, надо будет сделать Натали замечание по поводу ее наряда, подумал Джонатан и сам удивился тому, что это вдруг его взволновало.
Первым его желанием было схватить ее за руку и прижать к себе, но такое поведение могло привлечь удивленные взгляды гостей или просто рассердить Натали. Она подошла к нему ближе, Джонатан выпрямился и постарался скрыть свое удивление, боясь предстать в глупом виде, но, похоже, она уже все поняла. Его сердце быстро забилось, в теле появилась какая-то странная дрожь, и, чтобы скрыть свое состояние, Джонатан спрятал одну руку за спину, а другой взял бокал с виски.
Натали внимательно смотрела на него, на ее губах играла загадочная улыбка, о чем она в этот момент думала, догадаться было невозможно. Джонатан поднес бокал к губам и сделал большой глоток виски, чтобы хоть немного успокоиться. Он не отрываясь смотрел ей в глаза.
Она выглядела столь ослепительно, что у него перехватило дыхание. Молодому человеку нравилось в ней абсолютно все — и ее красивое лицо, и фигура, и ее одежда, и со вкусом подобранные украшения, и то, как смотрелись изумруды на ее длинной, изящной шее. Волосы Натали собрала в высокую прическу, отдельные локоны падали на лоб, щеки и шею. И еще ее глаза и губы были слегка подкрашены. Здесь явно постаралась Мадлен.
— Привет, — произнесла Натали, встав рядом с Джонатаном.
— Привет, — так же тихо ответил он.
На лицо Натали внезапно набежала тень, но она продолжала смотреть ему в глаза.
— Ты решила надеть мои изумруды? — пошутил Джонатан, пытаясь немного разрядить обстановку.
Она ответила робкой улыбкой и, бросив взгляд на буфетный столик, прошептала:
— Я подумала, что это может сегодня пригодиться.
Ее появление здесь стало последним штрихом. Натали самостоятельно приняла решение приехать на банкет, чтобы с ним встретиться. Это было доказательством того, что она на самом деле испытывала к нему. Возможно, девушке слишком трудно облечь свои чувства в слова, но ее поступок говорил сам за себя. Вместо того чтобы ехать в Англию, она пришла сюда, рассеяв последние сомнения Джонатана насчет ее отношения к нему.
Внезапно его охватил приступ безудержной радости.
Он быстро сделал еще один глоток виски.
— Когда граф Арль спустится и увидит на тебе свои изумруды, будет настоящий скандал.
— Я подумала то же самое. Я подумала, что хоть это, может, заставит их расшевелиться.
— Как ты умна!
— Я всегда так считала, — согласилась она, жеманно улыбнувшись.
Она была невероятно мила, и Джонатан почувствовал непреодолимое желание прикоснуться к ней, потереться своей щекой о ее щеку, ощутить аромат ее волос.
— Полагаю, ты не откажешься от бокала шампанского, — раздался голос Мадлен рядом. Она выглядела, как всегда, великолепно в своих сверкающих рубинах и темно-бордовом платье.
Француженка протянула бокал шампанского Натали.
Глаза Мадлен сверкнули, когда она посмотрела на Джонатана.
— Я вижу кое-каких своих знакомых, так что прошу меня извинить, мне нужно к ним подойти и поздороваться. А вы тут пока побеседуйте.
И не дождавшись ответа, она приподняла свои юбки и быстро отошла в сторону.
Необыкновенно тактично, улыбнувшись, подумал Джонатан и решил, что когда-нибудь обязательно поблагодарит Мадлен за это.
— Ты остановилась у мадам Дюмэ? — спросил он, обращаясь к Натали.
— Да, — уклончиво ответила она. — Я нашла ее в гостиничном номере, и мы очень хорошо провели вместе время.
— Похоже, она оказала на тебя влияние. — Натали улыбнулась:
— Ты имеешь в виду грим на моем лице?
— Ммм.
— Тебе не нравится?
Джонатан склонил голову набок и внимательно стал рассматривать девушку. Краска была наложена очень тонким слоем на ее губах и щеках, а разрез глаз подчеркивали тонкие коричневые стрелки. Молодой человек слегка пожал плечами.
— Не скажу, что мне это не нравится. — Казалось, она удовлетворилась его ответом.
— Но ты не слишком это одобряешь.
— Разумеется, нет.
— Больше я никогда в жизни этого не сделаю. Моя мать откажется от меня, если узнает, но сейчас я во Франции и делаю то же, что и все другие французские леди. Кроме того, Мадлен сказала, что этот грим всего лишь подчеркнет мои лучшие черты.
— Да? Так и сказала? — Джонатан взял рукой завиток ее волос и пропустил его между пальцев. — Наверное, она не догадывается, что твои лучшие черты всегда скрыты от дневного света.
Ее глаза сузились, и она с упреком покачала головой.
— Джонатан…
— Я очень разозлился, когда ты оставила меня, — тихо проговорил он. — И мне было больно.
Натали сразу напряглась, как только разговор стал серьезным. Она опустила глаза, поэтому могла видеть только его камзол.
— Я очень сожалею о своих словах, — призналась она дрожащим голосом. — Я просто не владела собой.
Джонатану хотелось прижать Натали к себе, и он стиснул бокал с такой силой, что его пальцы побелели.
— Я тоже поддался своим эмоциям, — признался Джонатан. — Нам обоим было нелегко.
Натали смотрела на Джонатана, не совсем доверяя ему и не совсем понимая, что именно он имел в виду.
Он прошептал слегка хриплым и нежным голосом:
— Скажи мне, что ты чувствуешь на самом деле, и я прощу тебя.
Пронзительный взрыв хохота нарушил спокойствие в зале. Вслед за ним раздались какие-то крики.
Натали резко повернула голову, пытаясь увидеть, что происходит.
— Это ведь не обычный вечер? Да, Джонатан?
— Да, — ответил он со вздохом. — И тебе не стоило бы здесь находиться. Эти джентльмены, вероятно…
Его слова несколько раздосадовали девушку, и она нервно застучала пальцами по краю бокала.
— Не стоит постоянно оберегать меня от всяких вероятностей.
Молодой человек не знал, как следует понимать ее слова. Ему вдруг показалось, что в голосе Натали он услышал скрытый намек. Но она по-прежнему смотрела в зал и разглядывала гостей. Джонатан не мог видеть ее глаз, поэтому не совсем был уверен в том, какой смысл она вложила в эту фразу.
— Но, может быть, мне это доставляет удовольствие, — возразил он.
Натали ответила не сразу. Глубоко вздохнув, она взглянула ему в лицо.
— Мадлен полагает, если я скажу тебе, что ты самый лучший любовник на свете, то ты сразу же простишь меня. Этот прием всегда безотказно действует на мужчин.
Джонатан снова сделал большой глоток виски, чтобы скрыть свое замешательство.
— В самом деле? Мне даже страшно спросить, чему она еще научила тебя.
— Думаю, лучше тебе этого и не знать, — торжественно объявила Натали, поднесла бокал шампанского к своим губам и тоже сделала глоток, а затем решительно добавила — Я и в самом деле считаю, что ты замечательный любовник.
От этих слов у него потеплело в груди.
— Ты прощена. — И, хитро улыбнувшись, он добавил. — Но ведь тебе не с чем сравнить, моя дорогая Натали.
Девушка не обратила ни малейшего внимания на его слова и сделала еще глоток шампанского, затем облизнула свои подкрашенные губы и продолжила:
— Я приняла одно решение относительно нас.
— Я очень внимательно слушаю, сделай милость, просвети меня.
Она закрыла глаза и тихо прошептала:
— Я решила стать твоей любовницей…
— Что?
Натали протянула руку и положила ее Джонатану на грудь.
— Я хочу просыпаться в твоем городском доме и надевать шелковый халат по утрам, а затем пить кофе с тобой на кухне.
Ее глаза по-прежнему оставались закрытыми, а выражение лица — бесстрастным, поэтому молодой человек не мог решить, серьезно она говорит или шутит. От удивления он просто потерял дар речи.
Затем ее ресницы поднялись вверх, и Натали посмотрела сквозь них на Джонатана. Выражение ее лица сделалось озорным и одновременно радостным.
— Но я отказываюсь носить халат, оставшийся от твоей прежней любовницы. Надеюсь, ты еще не успел забыть ее? Такое высокое симпатичное существо с длинными темными волосами. Как же ее звали?
Джонатан крепко сжал губы, чтобы не рассмеяться. Весь этот переполненный душный зал, жаркие политические дебаты — все вдруг отступило на задний план и сделалось тусклым и не важным. Джонатан перестал замечать вообще что-либо, стоя рядом с Натали.
— Что-то не припоминаю, — нахмурив брови, прошептал он.
Она наклонила голову набок и слегка ухмыльнулась:
— Что ж, умный ответ.
— Я тоже так думаю.
Девушка снова улыбнулась. Джонатан взял ее за локоть и ближе притянул к себе, ее юбка плотно прилегла к его ногам.
— А теперь хочешь я расскажу тебе, что именно мне запомнилось тем утром? — задумчиво спросил он, ощущая тепло ее тела сквозь юбку.
Ее брови удивленно приподнялись вверх.
— Думаю, ничто не могло задеть твое самолюбие больше, чем разговор двух женщин о тебе на кухне за чашкой кофе.
— Ничего подобного. Такое случается со мной каждую неделю, — поправил он девушку, театрально вздохнув.
— Не сомневаюсь.
Джонатан стал нежно водить пальцами по ее локтю.
— Чаще всего я вспоминаю твое персиковое платье с глубоким вырезом, подчеркивающим твою великолепную грудь. Еще я помню, как ты глупо порезалась о саблю. Какой ты была милой, восхитительной, как умоляюще смотрела на меня и просила, чтобы я сделал нечто совершенно лишенное здравого смысла — увез тебя во Францию. Но больше всего мне запомнился момент, когда моя собака уткнулась носом между твоих стройных бедер. Тогда я очень испугался, но с огромным удовольствием поменялся бы с Колючкой местами.
Ее щеки покрылись нежным румянцем, а губы превратились в тонкую полоску.
— Ты невозможен.
— А ты очень красивая, — хрипло прошептал Джонатан. Натали смутилась и провела рукой по лбу, а затем отрицательно покачала головой:
— Мадлен красивая, а у меня много веснушек и такие непослушные волосы, что то и дело выбиваются из прически.
Джонатан удержался от шутливого ответа, потому что ему вдруг пришла в голову неожиданная мысль. Сейчас молодой человек неожиданно получил возможность кое-что объяснить девушке, и он постарается этим воспользоваться. Ей пора понять одну простую, но важную вещь.
Пытаясь успокоиться, Джонатан снова сделал глоток виски, затем, поставив бокал на стол, внимательно посмотрел Натали в глаза и постарался более ясно сформулировать свою мысль.
— Натали, я считаю Мадлен самой красивой женщиной, какую я когда-либо встречал в своей жизни.
Его признание явно смутило и огорчило Натали. Затем, не дав ей время что-либо возразить, Джонатан снова заговорил, придавая каждому слову особенное значение:
— И ты права, она не такая, как ты. Она экзотическая и недосягаемая. Ты же как раз, наоборот, близкая и дающая наслаждение. Она из тех, кому мужчины всю жизнь посвящают стихи. Ты же принадлежишь к тем женщинам, которых мужчины хотят обнимать и ласкать. Она царственная и элегантная. Ты забавная и непосредственная. Ты та женщина, которую я хотел бы видеть в своей постели, чтобы заниматься любовью и получать удовольствие. А из нее я бы сделал чучело и посадил в своем кабинете, чтобы любоваться во время работы.
Девушка весело рассмеялась, и Джонатан удовлетворенно посмотрел ей в глаза.
— Ты из тех женщин, которые потеют.
Она чуть не задохнулась от приступа смеха и возмущения.
— Я не потею. Лошади потеют.
Его рука скользнула от ее локтя к ладони. Натали не стала возражать, когда Джонатан слегка сжал ее пальцы.
— Я просто имею в виду, что ты настоящая, — объяснил он, чувствуя, что начинает волноваться. — Мадлен — кукла. Когда она смотрит на меня, я вижу перед собой удивительную красоту, которую можно сравнить разве что с бесценной картиной. На нее просто приятно смотреть. Твой взгляд заставляет меня почувствовать разгорающийся в груди огонь и желание доставить тебе радость и удовольствие.
Его голос стал тихим, а взгляд напряженным.
— Когда ты смотришь на меня своими удивительными глазами, в которых написано, что ты хочешь меня, мое сердце начинает бешено биться, и единственное мое желание — обнять тебя и целовать, прижимать к своему телу, утешать, когда тебе плохо, и радоваться вместе с тобой, когда тебе хорошо.
Натали вдруг почувствовала какую-то неловкость и попыталась освободить свою руку. Но Джонатан не выпустил ее. Крики вокруг них становился все громче, воздух в комнате пропитался дымом от сигарет, после изрядной доли ликера мужчины стали вести себя весьма непринужденно и шумно. Дом графа Арля являлся не слишком подходящим местом, чтобы вести политические споры, но учитывая необычность цели, которая привела сюда всех этих людей, их поведение выглядело вполне уместным. Натали поняла, что должно было сейчас произойти.
Наклонившись, Джонатан аккуратно взял у нее из руки бокал с шампанским и поставил его рядом на стол.
— Мадлен — чудесная женщина, — прошептал он. — Но ты самое главное в моей жизни. Ты понимаешь это?
Натали задрожала от волнения. Джонатана в этот момент захлестнула волна нежности.
— Ты все, что мне нужно. Ты красавица, и ты принадлежишь мне. К ней я не испытываю ничего, а ты даешь мне все, что только может женщина дать мужчине. Меня не волнует Мадлен или какая-либо другая красивая женщина, потому что я люблю тебя.
Натали потрясли его слова, она вся дрожала, ее глаза сделались огромными.
Джонатан внутренне успокоился, удостоверившись, что девушка наконец поняла его. Она ничего не сказала в ответ, но ее лицо просияло от счастья. Молодой человек почувствовал, как у него потеплело в груди. Но самое главное — теперь он знал, Натали верит ему.
Мягко улыбнувшись, Джонатан провел пальцами по ее щеке.
— Я понял, что люблю тебя, еще два дня назад, когда мы сидели в саду. И думаю, ты догадывалась, что бы я почувствовал, если б ты отказалась заняться со мной любовью. Со мной никогда такого не было. Я и не подозревал, что такое чудо могло упасть мне в руки.
Натали заморгала глазами и отвернулась, а Джонатан продолжал с нежностью смотреть на нее.
Вдруг на его лице появилась озорная улыбка.
— Точнее сказать, я и не подозревал, что такое чудо могло забраться ко мне на колени.
Губы Натали задрожали и сложились в грустную полуулыбку, а на глаза навернулись слезы.
Джонатан изо всех сил старался сдержать свои чувства, внезапно нахлынувшие на него такой сильной волной. Затем он наклонился и прикоснулся своим лбом к ее.
— Если ты сейчас заплачешь, дорогая Натали, то твоя так тщательно наложенная краска потечет ручьем по щекам. Она мягко засмеялась и положила свою ладонь ему на грудь.
Джонатан осторожно смахнул слезу с ее щеки, борясь с желанием обнять Натали. Как ему хотелось бы сейчас оказаться с ней где-нибудь далеко-далеко отсюда, снова в той маленькой французской гостинице, в розовом саду, и говорить ей о своей любви.
Он нежно поцеловал ее бровь, затем провел губами по ее рту и щеке, вдыхая цветочный аромат, исходящий от кожи. Молодой человек почувствовал, как ее пальцы слегка сжали его руку, и у него потеплело в груди.
— Я знаю, ты тоже любишь меня, Натали, — тихо шепнул он ей на ухо. — Ты уже давно меня любишь.
Она сердито покачала головой.
— Тсс… — Джонатан понимал, девушка стала возражать только потому, что смущена. Он дотронулся до ее щеки и нежно провел губами по виску Натали. — Все равно я знаю, что это так. Доверяй мне, дорогая.
— Джонатан…
В ее голосе послышалась такая боль, что у него мгновенно все сжалось внутри. Бросив взгляд в сторону, молодой человек увидел, что к ним приближается Мадлен в сопровождении графа Арля и нескольких других джентльменов, лица которых выражали явное намерение вступить в схватку.
— Кажется, нашу милую беседу собираются грубо прервать, — вздохнув, прошептал Джонатан, затем поцеловал Натали в щеку и выпрямился. — Мы всегда выбирали не самое удачное время для нашего общения. — Он взял Натали за подбородок и посмотрел ей в глаза. — Что бы сейчас здесь ни произошло, помни, ты должна доверять мне. Играй свою роль и не сердись на меня.
У девушки уже не оставалось времени, чтобы ответить на его последнее замечание. К тому же она просто была не в состоянии говорить, ее била мелкая дрожь. В этот момент Натали ощутила необыкновенную близость с Джонатаном, и на ее глаза навернулись слезы. Она не ожидала услышать от него столько нежных слов, но самое главное — она верила ему, потому что отчаянно хотела этого. Его улыбка, ласки, бархатный голос, в котором слышались страсть и желание, пробудили в ней целую бурю эмоций. Но Натали понимала и то, что Джонатан чувствует то же самое.
Потом молодой человек сделал шаг влево, слегка загородив девушку от приближающейся компании. Она знала, что сегодняшний вечер обещал стать в высшей степени напряженным и беспокойным. Появившись на балу в изумрудах, Натали намеренно собиралась вызвать такой ураган, так как очень хотела удивить Джонатана. Теперь ей придется доводить дело до его логичного завершения. Что ж, ее появление в колье в доме графа действительно произвело на молодого человека неизгладимое впечатление. Он был просто потрясен, и это доставило Натали необыкновенное удовольствие.
Джонатан быстро дотронулся до ее щеки губами, стараясь таким образом немного приободрить. Но Натали все равно чувствовала себя совершенно беззащитной в присутствии графа Арля и других заговорщиков, пытавшихся, продав изумруды и получив огромные деньги, с их помощью изменить ход истории. И эти самые изумруды были надеты сейчас на ней. Натали надеялась, что Джонатан обязательно что-нибудь придумает и поможет ей выйти из столь затруднительного положения, ведь после его столь несвоевременного объяснения в любви она с трудом могла воспринимать происходящее. Натали хотела ударить Джонатана, хотела плакать, хотела обнять его и никогда не выпускать из своих объятий. Но вместо этого она выпрямилась и, вытерев щеки белой перчаткой, приготовилась к бою. Больше всего она боялась, что с ее век потечет краска, но этого, к счастью, не произошло.
Но вот наконец процессия приблизилась к Натали и Джонатану. Мадлен сразу встала справа от девушки, чтобы защитить ее от графа Арля, который, стиснув зубы, горящими глазами смотрел на изумрудное колье, а затем перевел свой свирепый взгляд на Джонатана.
— Месье Дрейк, — заговорил Анри, с трудом сдерживая ярость. — Какое совпадение! Вы появились сегодня в моем доме, и ваша жена в моих изумрудах. Полагаю, вы нашли их и теперь собираетесь мне вернуть.
В этот момент кто-то из свиты графа слегка покашлял, давая тем самым понять, что все присутствующие понимают — ожерелье было просто украдено англичанином. Внезапно до сознания Натали дошло, что она сделала глупость, придя сюда в этом колье. Девушка и молодой человек оказались в кольце разъяренных легитимистов, собиравшихся убить своего короля. А изумруды им были необходимы, чтобы финансировать эту операцию, и никакое препятствие не могло бы сейчас остановить заговорщиков. Отсюда вытекало два возможных варианта развития событий. Первый — джентльмены просто сорвали бы это ожерелье с ее шеи. Второй — Натали пришлось бы отдать его добровольно. Но в любом случае Джонатан бы проиграл. Когда туман в голове девушки начал рассеиваться, она удивилась тому, что молодой человек вовсе не рассердился на нее. В дальнем углу комнаты раздался крик:
— Смерть Луи Филиппу!
Несколько человек последовали примеру и тоже прокричали этот призыв. Мадлен, стоявшая между Натали и графом, попыталась остановить Анри и несколько остудить его пыл. Она протянула руку в черной перчатке и дотронулась до его плеча.
— Полагаю, вы не станете грубо себя вести, граф…
— Уйдите с дороги, мадам Дюмэ! — прорычал он по-французски. — Я не спрашивал вашего мнения на этот счет.
Мадлен убрала руку. На ее лице мелькнул испуг, но Натали догадалась, что мадам Дюмэ знала, как может повести себя граф.
Джонатан слегка покашлял и нежно сжал в своей руке пальцы Натали.
— Боюсь, месье, вы просто заблуждаетесь.
Натали в напряжении застыла. Голос Джонатана был твердым и решительным, но не слишком любезным.
Анри быстро заморгал глазами, а его лицо покрылось красными пятнами. Его тело, казалось, окостенело под серым костюмом из тонкой шерсти, лицо стало мертвенно-бледным. Если б девушка была наедине с ним в эту минуту, она бы, несомненно, испугалась.
Высокий нескладный человек с грустными глазами, которого Натали видела на балу в Марселе, подошел к девушке и схватился за ожерелье своими костлявыми пальцами.
У нее от страха перехватило дыхание, и она сделала шаг назад. Но Джонатан быстро схватил мужчину за руку.
— Я бы не стал столь неразумно себя вести, — предупредил он угрожающим тоном, прямо глядя в глаза джентльмену.
Мадлен решила поддержать молодого человека:
— В самом деле, месье Фейль, достаточно. Давайте позволим англичанину хотя бы объяснить нам, что все это значит.
— Объяснить? — охваченный гневом, закричал Фейль, переводя взгляд с Джонатана на Мадлен, а затем на Натали. Его лицо покраснело, а мышцы на шее напряглись, он выдернул руку и опустил ее вниз. — Что объяснить? Как он допустил такую глупость и позволил своей жене появиться здесь в изумрудах?
Что ж, вполне логичный вопрос, подумала Натали. Джонатану будет очень трудно ответить на него. Она почувствовала его теплое дыхание на своей щеке, его пальцы крепко сжали ее запястье. Молодого человека явно раздражало то положение, в котором они с Натали оказались, но его лицо оставалось бесстрастным. Казалось, эти вопросы совершенно не обеспокоили его. Голос Джонатана был спокойным, держался он очень уверенно.
Не обращая внимания на Фейля, Джонатан сказал, пристально глядя на Анри:
— Эти изумруды не были украдены у вас…
Зал взорвался от громких криков, и они заглушили слова Джонатана. Двое или трое джентльменов, стоявших рядом с графом, мгновенно обернулись на шум, но девушка и молодой человек продолжали смотреть на Арля. Глаза Анри метали искры, лоб покрылся капельками пота, на щеках появились красные пятна.
Джонатан же продолжал стоять спокойно, но внутренне он был готов к бою. Молодой человек хорошо знал, что делает, и Натали доверяла ему.
— В самом деле, граф, — продолжил он, когда крики затихли. — Это совсем не изумрудное колье, а всего лишь копия. Я заказал его в Париже несколько дней назад. Моей жене так понравилось ожерелье, в котором ваша дочь была на балу, что я решил приобрести для нее нечто подобное.
Натали стояла и молча смотрела на Джонатана, который любезно улыбался Анри.
— Похищение таких бесценных изумрудов — это риск. Поэтому только дурак может позволить своей возлюбленной появиться в украденных драгоценностях на публике. Украшение моей жены — всего лишь зеленое стекло, которое ненамного дороже вашей булавки с жемчугом.
У Натали все внутри сжалось, ноги, казалось, приросли к полу, а тело одеревенело. Это открытие стало для нее настоявшим ударом, она почувствовала боль и унижение. В течение двух недель Джонатан позволял думать ей, что она одержала над ним верх, чтобы потом обвести ее вокруг пальца.
Среди окружавших их заговорщиков послышался недовольный ропот. Некто, стоящий у столика, поднял бокал с янтарной жидкостью и начал путаную, пьяную речь о политике, о современном правительстве и о прежних временах. Большинство джентльменов одобрили его криками, а некоторые вскочили на стулья и попытались что-то возразить. Натали никогда не видела ничего подобного, и если бы сейчас она сама не находилась в столь затруднительном положении, то, вероятно, с интересом понаблюдала бы за поведением присутствующих в зале мужчин и некоторых женщин. Но сейчас ее внимание было занято стоявшими напротив нее графом Арлем и его товарищами по борьбе.
— Я не верю вам, — бросил граф с ледяным спокойствием. — Не стоит так долго испытывать мое терпение и делать из меня глупца, месье Дрейк.
Фейль сделал шаг вперед, закрыв своей головой свет, падающий от большой люстры.
— Он лжет, Анри, — заявил стоявший рядом тучный француз. — Никто не сможет сделать такую великолепную копию ожерелья меньше чем за две недели.
Что ж, вполне разумное предположение. Но Джонатан не обратил никакого внимание на это замечание и снова посмотрел на Анри.
— И тем не менее я уверяю вас, что это ожерелье — отлично выполненная подделка.
Натали была поражена тем, как высокомерно и хитро вел себя Джонатан. Но она ни минуты не сомневалась, что ее изумруды — стекло. Без сомнения, этот трюк достоин Черного рыцаря. Его поступки всегда отличались необыкновенной смелостью и непредсказуемостью.
Девушка превосходно играла свою роль, и молодой человек полностью доверял ей, иначе никогда бы не воспользовался ее помощью здесь, на банкете в Париже. Джонатан прекрасно знал, что она никогда не выдаст его.
Натали сделала шаг вперед и встала перед Джонатаном, а затем дотронулась пальцами до его руки и слегка сжала ее. Он без слов понял, что собиралась сделать девушка, и не стал ей мешать.
— О Боже, джентльмены, это и в самом деле какая-то ошибка, — проговорила Натали голосом капризной женщины, которой приходится повторять очевидную истину глупым мужчинам. С натянутой улыбкой Натали дотронулась ладонью до руки Анри. Он резко дернул плечом, но девушка сделала вид, что не заметила этого. — Пожалуйста, месье, я настаиваю на том, чтобы вы поближе взглянули на мое колье и убедились в правоте слов моего мужа.
— Натали, дорогая, — в ужасе прошептал Джонатан. Она наградила его холодной улыбкой.
— Все в порядке, дорогой. Сейчас требуются доказательства, и мы просто не можем не отдать наше колье. — Их глаза встретились. — Ты купишь мне еще очень много таких украшений, я уверена.
В какую-то секунду ей показалось, что Джонатан сейчас не выдержит и рассмеется.
Натали жеманно вздохнула и обратилась к графу, который, казалось, был просто ошеломлен тем, с какой легкостью она согласилась отдать изумрудное ожерелье. Все другие джентльмены тоже почувствовали себя неловко, вдруг усомнившись в правильности поведения Анри. Им стало казаться, что изумруды на самом деле фальшивые, и они своим недостойным поведением просто оскорбили влиятельного англичанина и его жену в доме графа. Натали мгновенно сориентировалась в ситуации и решила использовать создавшееся положение в своих интересах. Она снисходительно похлопала Анри по рукаву, словно говоря, что прекрасно понимает сложности мужского характера.
Затем молча расстегнула ожерелье и отдала его
Анри взял его своими толстыми пальцами и стал внимательно рассматривать. Камни действительно оказались стеклом.
— Вы умная женщина, мадам Дрейк, — сказал граф и, смущенно кашлянув, добавил: — И честная.
— И ее муж тоже, — вмешалась Мадлен, скромно опустив глаза.
Мадам Дюмэ нанесла сокрушительный удар. Граф и его гости вели себя в высшей степени оскорбительно по отношению к Натали и Джонатану. И именно француженка назвала вещи своими именами. Натали почувствовала, что джентльмены смутились и не знали, как выйти из создавшегося положения.
Кто-то за их спинами вдруг начал выкрикивать оскорбления, и все обернулись.
Неожиданно Натали услышала два хлопка, потом раздался крик, и толпа мгновенно стала раздвигаться в противоположные стороны.
Джонатан схватил Натали за руку и потянул назад а запуталась в своих пышных юбках и едва не упала. Вдалеке снова послышались крики и плач. Мадлен что-то громко сказала по-французски, но Натали не разобрала слов Пробирающиеся сквозь толпу люди грубо толкнули графа в спину, и он едва удержался на ногах. В этот момент к нему подскочил Фейль и ловко вырвал ожерелье из рук Анри. л затем, спотыкаясь, бросился вдоль буфетных столиков к боковому выходу.
Шум усиливался, и толпа волновалась все сильнее, вновь раздался хлопок. Теперь Натали догадалась, что это был пистолетный выстрел. Джонатан подтолкнул ее ближе к столам, чтобы она могла видеть происходящее, но весь обзор закрывали спины. Он сказал что-то по-французски Мадлен, затем обернулся и, взяв Натали рукой за подбородок, быстро произнес:
— Мадлен увезет тебя из Франции…
— Но я не хочу уезжать! — сердито бросила Натали, пытаясь удержаться на ногах и не упасть на буфетный столик.
Джонатан заскрежетал зубами.
— Сейчас сюда с минуты на минуту прибудут власти, возможно, даже национальная гвардия, если положение усугубится. — Он еще сильнее сжал ее подбородок и добавил: — Тебя могут арестовать. Понимаешь?
Натали недовольно посмотрела на серьезное лицо Джонатана и почувствовала, что начинает раздражаться. Какой-то джентльмен упал на стол и опрокинул бокалы, содержимое вылилось на скатерть и платье Натали.
Шум все усиливался. Вдруг Натали увидела, как кто-то схватил стул и бросил его в окно в двадцати шагах от нее. Она вся сжалась от страха.
— Я уеду, но ты поедешь вместе со мной…
— Не могу, — возразил Джонатан, глядя ей прямо в глаза. — Я обязан предупредить кого-то из властей о готовящемся преступлении.
— Но это может сделать и Мадлен. — Джонатан отрицательно покачал головой:
— Никто ей не поверит. Она француженка и женщина, власти могут подумать, что Мадлен сама вовлечена в этот заговор, или просто вообще не обратят внимание на ее слова. К моему заявлению они, разумеется, отнесутся более серьезно, но это значит, что мне придется задержаться во Франции до завтрашнего дня, а мадам Дюмэ могла бы помочь тебе уехать уже сегодня.
— Нам поскорее следует уйти отсюда, — вмешалась Мадлен, стараясь говорить как можно громче, чтобы шум толпы не заглушал ее голос.
Но Натали не сдавалась:
— Я останусь с ней в отеле и подожду тебя там, Джонатан.
— Нет, черт возьми, Натали, нет. Ты… — Он взволнованно провел рукой по волосам, пытаясь успокоиться. — Если эти люди все же предпримут попытку убить короля, то на улицах начнутся беспорядки, и ты не сможешь уехать в Англию. Ты очень помогла мне, дорогая, но игра закончена. Возвращайся домой.
Натали бросила на него свирепый взгляд и ударила кулаком в грудь:
— Ненавижу тебя, Джонатан. — Он ласково улыбнулся в ответ:
— Я знаю. А теперь пошли.
Джонатан повернулся к Мадлен, и Натали схватила его за рукав.
— Мне страшно. Будь осторожен. Постарайся не умереть. — Шум в зале быстро нарастал и вскоре перешел в пронзительный визг.
Джонатан раздраженно проговорил:
— Я не лишу тебя удовольствия меня убить.
Натали открыла рот, собираясь сказать что-нибудь очень умное, но потом решила промолчать. Джонатан улыбнулся и поцеловал ее в губы.
— Уезжай из Франции, Натали. Тебя могут здесь задержать или даже арестовать. Твоей матери это не понравилось бы.
— Ей не понравилось бы и то, что собираешься сделать ты, — почти плача, проговорила Натали.
Джонатан снова посмотрел ей в лицо:
— Думаю, наоборот, ей бы понравилось.
Через мгновение он растворился в толпе, и Мадлен, крепко взяв Натали за руку, вывела ее на темную и опасную улицу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденные чары - Эшуорт Адель



Читайте,читайте романы этого автора.получите наслаждение от приятно проведенного за книгой времени. Любовь чудесна и прекрасна Страдаешь и смеешься вновь И это очень,очень классно!! И так познайте же любовь.
Украденные чары - Эшуорт Адельнина
20.09.2011, 1.25





Прелестный роман, такой милый, такой приятный в чтении. А главный герой,благородный вор с принципами, оказывется еще страдает чрезмерной скромносью в отношении главной героини.один из лучших романов из числа прочитанных мною.
Украденные чары - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
6.05.2013, 10.01





Хорош роман. И вообще,этот автор мне нравится)))
Украденные чары - Эшуорт АдельНатали
17.12.2014, 16.28





Отличный роман! 10/10
Украденные чары - Эшуорт АдельКристина
19.12.2014, 19.34





Приятный роман, читается легко, на одном дыхании, великолепные любовные сцены...и главные герои вызывают большую симпатию.
Украденные чары - Эшуорт АдельАлена
21.12.2014, 14.50





Хороший роман.Читается легко.Читайте ,не пожалеете.
Украденные чары - Эшуорт АдельТатьяна
24.12.2014, 21.52





Девочки,читайте,замечательный роман,не могла остановиться,пока не дочитала.Такая ЛЮБОВЬ...
Украденные чары - Эшуорт АдельРАЯ
27.05.2015, 1.19





Проч-ла 3 главы и...чушь.Незамужняя девушка из высш. общ. решила выйти замуж за человека,не зная его возвраста,внешности,характера и вообще ничего,кроме клички и занятия.Это абсурд.Понимаю,что роман-это выдумка,но хочется более реального сюжета,это всё-таки роман,а не сказка.
Украденные чары - Эшуорт АдельИванна:-)
13.06.2015, 10.05





Честно сказать не впечатлил.. Такое чувство ,что автору лет 13...
Украденные чары - Эшуорт Адельленча
1.09.2015, 18.23





Читайте.
Украденные чары - Эшуорт АдельКэт
28.09.2015, 16.08





Сюжет миленький, есть определённые нестыковки, типа ожерелье спрятала в каблуке, и т. п., но читать можно.
Украденные чары - Эшуорт АдельНастя
3.10.2015, 8.49





Неправдоподобный, даже глуповатый роман и слащавый. В общем,не советую
Украденные чары - Эшуорт АдельАнна
26.12.2015, 11.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100