Читать онлайн Украденные чары, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные чары - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные чары - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные чары - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Украденные чары

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Больше всего на свете Натали ненавидела ждать. Любое ожидание всегда раздражало ее, но сейчас, когда она ждала любовные письма, которые могли разрушить жизнь ее отца и сделать его посмешищем в глазах общества, усидеть на месте было трудно. Джонатан объяснил ей, что не может взять ее с собой в город на столь деликатное дело. И поэтому у нее просто не оставалось выбора. Но сейчас, сидя на металлической скамье с плюшевыми подушками, на которых были вышиты розы, Натали чувствовала, что ее беспокойство нарастает с каждой минутой. Уже стало почти совсем темно, а Джонатан до сих пор не вернулся. Он часто доводил ее до бешенства, и сейчас Натали хотелось просто задушить его. В другие же минуты она предпочла бы обнять его и страстно поцеловать.
Откинувшись на мягкую желтую подушку, Натали закрыла глаза, положила руки на колени и стала нервно постукивать подушечками пальцев, стараясь ни о чем не думать.
Она не могла понять, почему владельцы этой гостиницы назвали ее «У водопада» — ничего подобного в ближайших окрестностях не наблюдалось. Однако местечко выглядело весьма привлекательным. С одной стороны дома располагался большой луг, а с другой — роскошный сад, в котором произрастали розы и множество других экзотических цветов и растений. Сама гостиница находилась не так далеко от города, но, просыпаясь утром под пение птиц и вдыхая густой аромат роз, Натали казалось, что вокруг на мили пролегли поля и леса, отделявшие ее от цивилизованного мира.
На двух этажах располагалось шесть спальных комнат, кухня, столовая и центральная гостиная, декорированная в темно-красных и зеленых оттенках. Номер, в котором остановились Джонатан и Натали, выходил окнами в розовый сад и был оформлен специально в соответствии с женским вкусом в темно-бордовые, зеленые и светло-желтые тона. В комнате стояла всего одна маленькая, но удобная кровать, два стула, прикроватный столик и камин. Натали и ее спутник жили здесь уже несколько дней, и хотя ей очень нравился этот милый и уютный номер, однако она все же начала уставать в нем от бездействия и однообразия. Но Джонатан обещал, что сегодня конфискует письма у Робера Си-мара, если найдет его, и они уедут отсюда. Но куда?
Мысль о том, что ей придется возвращаться домой, несказанно угнетала Натали. Несколько последних недель она про жила словно в сказке. Ей нравились Франция, французы и их стиль жизни. И находиться здесь вместе с Джонатаном было особенно приятно. Их приключение подходило к концу, но оно не принесло бы и десятой доли того счастья, которое испытала Натали, если б на его месте оказался кто-то другой. Сознание того, что она скоро вернется домой с чувством выполненного долга, приводило ее в уныние и смятение.
Она уже слишком сильно привязалась к Джонатану. Осознавая это, Натали ругала себя, но не знала, каким образом освободиться от такой зависимости. Никакого другого способа не существовало, кроме как упаковать чемоданы и уехать, но это было не слишком практично, пока они еще оставались на континенте. Если она поддастся своим чувствам, то в будущем наверняка пожалеет об этом. Джонатан пользовался невероятной популярностью у светских дам, любая из них посчитала бы за счастье стать его любовницей. Натали понимала, что он никогда не сможет оставаться верным одной женщине. Именно это она сказала ему в Марселе. Она не хотела быть его любовницей, и он знал об этом, но тем не менее заставил ее потерять рассудок и пробудил в ней страсть, о которой она сама и не подозревала. Он хотел ее физически, и она, не совсем представляя себе то удовольствие, которое могут доставить друг другу мужчина и женщина, подсознательно понимала, что тоже хочет его. И именно против своих чувств она и должна была бороться. Джонатан уже завладел ее сердцем, и это приводило Натали в ярость. Она должна найти в себе силы преодолеть свои романтические мечты, иначе, отдавшись ему, навсегда потеряет часть себя.
Натали сбросила туфли, спрятала под платье голые ноги и обхватила их руками, затем прикрыла глаза и попыталась отвлечься от своих невеселых мыслей. В обед она долго лежала в ванне, потому что не знала, чем заняться. Так как они находились все еще за городом, Натали решила надеть простую белую шелковую блузу и юбку темно-розового цвета без корсета, Она не стала заплетать волосы в косу, а решила немного посушить их после ванны на улице. мать упала бы в обморок, если б узнала, где находится и что на ней надето, а в данном случае не надето — корсет и чулки, и что она сидит с распущенными волосами прямо перед гостиницей, где все могут ее видеть. Английские модницы из высшего света надевают на себя несколько слоев одежды, чтобы спрятать каждый дюйм своего тела от посторонних глаз, даже если собираются на невинную прогулку в парк в жаркий летний день. Натали считала это глупым и бессмысленным, а ее мать — хорошим тоном, приличными манерами, которым должна следовать всякая добродетельная и благовоспитанная девушка.
Счастливо улыбаясь, Натали повернула лицо, подставив его последним лучам заходящего солнца. Здесь она могла вести себя так, как ей нравилось, и Джонатан совершенно не обращал на это никакого внимания, в то время как другие джентльмены вряд ли так же спокойно восприняли бы ее поведение. Он имел хорошие манеры, но не был скучным, беспокоился о ней, но позволял делать то, что ей хотелось. Джонатан отличался веселым нравом, остроумием и легкостью в общении, но в то же время чуткость являлась отличительной чертой его характера; он принимал ее такой, какой она была.
Ни на что не надеясь и ничего не требуя, он хотел остаться ее другом на долгие годы.
Разумеется, ей будет очень грустно теперь, она уже привыкла к его присутствию. В душе Натали боролись противоречивые чувства. Она вдруг представила себе, как бы они жили, если б она все-таки вышла за Джонатана замуж. Но воображение рисовало одну и ту же картину — Джонатан страстно целует другую женщину. Натали обожала его поцелуи, без них ей будет особенно тяжело.
Она вздохнула, открыла глаза и увидела перед собой пронзительно-голубые глаза, смотревшие на нее сверху.
Натали испуганно посмотрела на склонившегося над ней Джонатана; руками он уперся в бедра, по его бесстрастному лицу ни о чем невозможно было догадаться. Внезапно Натали смутилась, у нее возникло подозрение, что Джонатан прочитал ее мысли. Он заметил смущения на ее щеках.
— Я не слышала, как ты подошел, — пытаясь скрыть свое замешательство, радостно улыбнулась Натали.
— Неужели? — удивленно проговорил Джонатан. Он замолчал, и Натали осторожно поинтересовалась:
— Ты долго так стоял?
— О чем ты думала? — ответил вопросом на вопрос Джонатан.
Натали опять смутилась, но не подала вида. Джонатан, наверное, догадался, что она думала о нем. Что ж, тем лучше.
— Я думала о тебе, Джонатан, — откровенно призналась Натали, глядя на Джонатана большими глазами. — Я думала о том, как хорошо нам было во Франции, о том, что ты очень романтичный, и еще о том, в каких красивых местах мы с тобой останавливались. Когда мы вернемся в Англию, мне будет не хватать всего этого и твоих поцелуев. — Она помолчала, а лотом озорно улыбнулась и добавила: — И еще кое-чего.
Теперь смутился Джонатан, он не знал, стоит ли верить ее словам. Несколько секунд он смотрел на Натали, пытаясь понять, есть хотя бы доля правды в ее словах.
— Еще кое-чего? О чем ты говоришь?! — Она небрежно пожала плечами:
— Так, всякие пустяки.
— А… — Джонатан подошел к скамье и тяжело опустился на нее. Потом наклонился вперед, уперся локтями в колени и сцепил руки перед собой. — Ты действительно думала обо мне? Ты действительно хотела поцеловать меня?
Хотя эти вопросы прозвучали несколько хвастливо и самонадеянно, но в них Натали услышала искреннее желание знать то, что происходит внутри ее. И от этого девушке вдруг стало весело.
— Конечно, — кокетливо произнесла она. — Ты ведь отлично целуешься. Такое умение всегда приходит с практикой, а ее у тебя было предостаточно.
Взгляд Джонатана скользнул в глубь сада, а уголки его гу6 слегка приподнялись вверх. Выражение его лица стало озабоченно-удивленным.
— В таком случае, полагаю, ты исключение из правил, дорогая Натали. Ты делала это впервые, но у тебя отлично получилось.
Натали решила сменить тему разговора:
— Так, давай-ка посмотрим… Чем я сегодня занималась? Ах да, приняла ванну, послушала, как хозяин гостиницы ругает местных детей за то, что они рвали клубнику в саду, наблюдала, как пчелы опыляют цветы, и делала еще очень много других замечательных вещей. А как ты провел время в городе? Занимался ли ты тоже чем-нибудь столь же увлекательным?
Джонатан бросил на Натали быстрый взгляд, чтобы убедиться, что она действительно раздражена, затем снова посмотрел на гравийную дорожку и задумчиво стал барабанить пальцами по коленям.
— Да, похоже, у тебя выдался день отдыха.
— Я отдыхаю уже неделю.
— Что ж, это безопаснее…
— От чего ты так бережешь меня, Джонатан? От карманных воров? — саркастически спросила она и схватила себя рукой за горло. — О Боже! Что будет, если я схвачу одного из них? Что мне с ним делать, когда он окажется у меня в руках?
Джонатан крепко сжал губы, чтобы не рассмеяться или просто для того, чтобы прекратить этот глупый спор. Но прежде чем молодой человек успел что-либо предпринять, Натали сразу перешла к главному вопросу, который ее беспокоил:
— И раз уж речь зашла о ворах, скажи, удалось ли тебе украсть любовные письма моей матери?
Долгое молчание Джонатана заставило Натали предположить самое худшее.
— Ты не нашел Робера Симара? — спросила она упавшим голосом.
Джонатан продолжал смотреть в сторону сада.
— Я знаю, где он живет.
Натали не имела понятия, что и думать — радоваться ей этому обстоятельству или беспокоиться. В эту минуту не походил на профессионального вора, который только что успешно завершил свой рабочий день.
— Но писем у тебя нет, — обреченно сказала она. Немного помолчав, Джонатан тихо произнес:
— Робер Симар живет в Швейцарии с женой и детьми вот уже пять лет. Едва ли он стоит за всем этим.
Натали потребовалось довольно много времени, чтоб, осознать то, что сказал Джонатан. Она очень внимательно посмотрела на его темные блестящие волосы, а затем перевела взгляд на подбородок с едва наметившейся щетиной. Она почувствовала тепло, исходящее от его плеч и ног, — Джонатан сидел так близко от нее.
— Он уважаемый человек, преподаватель литературы Натали, — грустно проговорил он. — У него студенты, жена шестеро детей. Не думаю, что он располагает временем для того, чтобы шантажировать твою мать. Также я слышал, что этот человек придерживается строгих моральных принципов и хорошо зарабатывает. Он не нуждается в деньгах, и я не могу представить, что в основе шантажа лежит месть. Если бы его схватили и арестовали, то Робер Симар потерял бы гораздо больше, чем приобрел бы в случае успеха. Ему не было смысла так рисковать.
Натали почувствовала, что у нее пересохло во рту, ее сердце оглушительно застучало в груди. Ей никогда не приходило в голову, что это мог оказаться кто-то другой.
— Я не понимаю, — растерянно прошептала она. — Моя мать была абсолютно уверена, что это он.
Джонатан повернулся и пристально посмотрел на Натали
— Почему она так думала? — спросил он, слегка нахмурившись.
— Я… я не знаю, — неуверенно произнесла Натали. — Знаю только, что Робер Симар ненавидел мою мать и во всем обвинял ее. Ведь его отец тоже был женат.
— А ты что думаешь об этом?
— Что ж, вполне вероятно, что все случилось по ее вине. — Натали закрыла глаза и провела ладонью по щеке, которая снова сделалась горячей. Ей было неловко оттого, что она опять вынуждена раскрывать семейные секреты. — Мать получила три анонимных письма угрожающего содержания с требованием выплатить деньги. Письма доставил посыльный, и ему же она передала деньги. Она отказалась обращаться тогда к властям, объясняя это своим нежеланием привлекать к делу посторонних, но я подозреваю, что моя мать уже и раньше изменяла отцу с кем-то, кто жил в Англии, и, естественно, не хотела, чтобы это стало известно.
Прошло несколько секунд, Натали открыла глаза и посмотрела на Джонатана. Он тоже глядел на нее.
— Таким образом получается, что твой отец знает о ее отношениях с французом, но не подозревает, что кто-то шантажирует ее и угрожает предать огласке ее любовные письма, которые она писала Симару.
— Да, именно так. Джонатан немного помолчал.
— Твой отец знает о том, что мать писала Полю Симару?
— Да, — утвердительно ответила Натали. — О том, что они существуют, стало известно во время ссоры.
— Ссоры?
Натали снова смутилась и опустилась немного ниже на скамье.
— Они поссорились…
— Понятно… — сказал Джонатан и после паузы спросил: — А твой отец был дома, когда приходил курьер?
Натали нахмурилась:
— Я не знаю. А почему ты задал этот вопрос?
Порыв ветра разметал ей волосы, и они закрыли лицо. Джонатан протянул руку и убрал спутавшиеся пряди с лица Натали, а затем внимательно посмотрел ей в глаза. В его мозгу мелькнула поразительная догадка.
— О чем ты думаешь, Джонатан? — спросила Натали. Джонатан молчал, не зная, стоит ли ей говорить о своей Догадке, но Натали продолжала вопросительно смотреть на него, и он решился.
— По всей видимости, письма действительно существ ют, — сказал Джонатан, понизив голос до шепота. — Но вопрос заключается в том, у кого именно они находятся и кто угрожает твоей матери. Я достану их для тебя, но мне нужно дополнительная информация. И время.
— Но где ты собираешься их искать? С чего ты начнешь? — уныло спросила Натали
— Я еще не знаю. Но, возможно, нам придется задержаться во Франции на более длительный срок, чем мы рассчитывали.
Прежде Натали и предположить не могла, что у Черной рыцаря случаются неудачи. Он был лучшим, его имя всегда связывалось только с успехом. Всего лишь несколько минут назад она радовалась тому, что жила с ним во Франции, надеялась на счастливое завершение всей этой истории. Но ее постигло жестокое разочарование, и Натали увидела, что их ждет неизбежное поражение.
— Мои родители скоро вернутся в Англию, Джонатан. — Выражение его лица сделалось озабоченным, и молодое человек с тревогой спросил:
— Когда?
— Через три недели, — ответила Натали, потирая ладонью свою ногу. — У нас остается совсем мало времени.
Он вздохнул и откинулся на подушки.
— Да. Но, думаю, этого будет достаточно.
Натали очень хотелось узнать, почему он так считает, но Джонатан молчал, и она не стала настаивать и задавать лишние вопросы. Скорее всего он обдумывал способ, как ей помочь, и при этом ни разу не упомянул об изумрудах и о том подарке, который Натали обещала ему преподнести. Он чувствовал себя обязанным помочь ей, и этого уже было достаточно. Она ценила это, потому что сейчас ощущала себя очень одинокой.
Сидя на скамье в этом чудесном саду, слушая легкий шелест листьев, наслаждаясь запахом роз, постепенно растворяющихся в сумерках, Натали вдруг отчетливо поняла, как сильно привязалась к Джонатану. Он всегда был искренен с ней, а сейчас, после постигшей его неудачи, чувствовал себя смущенным. Но это вызвало у Натали не раздражение, а только лишь сочувствие, и натолкнуло на мысль, что она, наверное, любит его.
Она взяла Джонатана за руку и прижала ее к своей груди, затем подобрала под себя ноги и, слегка придвинувшись к нему, положила голову на его плечо.
— Ты найдешь их для меня, — страстно прошептала она, глядя на розы. — Я верю в тебя. Ты мой лучший друг.
Никогда раньше Джонатан не испытывал такой нежности Комок подкатил к горлу, и он был не в силах выговорить ни слова. Он не ожидал, что Натали так доверяет ему, так верит в его опыт и способности. Ему вдруг стало стыдно за то, что он строил не совсем достойные планы, пытаясь удержать девушку рядом с собой любой ценой. И еще Джонатан почувствовал раздражение, потому что зря потратил время в городе вместо того, чтобы быть здесь, рядом с ней. Как он мог не доверять ей!
Они оба молчали, но это молчание не угнетало их, а казалось каким-то волшебством. Джонатан наслаждался близостью Натали — ее голова лежала на его плече, ее тело, теплое и мягкое, находилось всего в нескольких дюймах от него. В конце концов солнце скрылось за холмами, и в гостинице зажгли свет, падавший из окон золотистыми полосами на траву и дорожку.
Джонатан наклонил голову и ощутил щекой шелковистость ее волос, затем дотронулся до них губами и вдохнул их аромат. Сейчас Джонатан хотел лишь одного — сидеть вот так рядом с Натали часами и чувствовать эту близость.
И потом очень медленно это началось. Натали повернулась к Джонатану и нерешительно прижалась губами к его щеке. Она замерла на несколько секунд, потом ее губы скользнули вверх, к виску. Это даже трудно было назвать поцелуем — она просто нежно ласкала губами его кожу.
Мгновенно в нем вспыхнуло пламя; он не шевелился, но с трудом мог дышать. Джонатан не двигался, наслаждаясь теплом ее тела, чувствуя ее ноги, прижатые к его бедрам, ее полную грудь у своей руки, каждой своей клеткой ощущая ту нежность, которую она так легко дарила ему. Если Натали сейчас остановится, то он будет счастлив уже от того, что она сделала. Но она не остановилась. Подняв руку она дотронулась до его шеи, осторожно провела пальцами по его подбородку, а затем по волосам.
Его сердце часто забилось в груди. Огни в окнах гостиницы бросали неясный свет на лицо Натали, но и в полумраке Джонатан легко мог прочитать то, что было написано в ее глазах. Он понимал, что она сейчас чувствует, видел, какой ураган эмоций захлестнул девушку.
Джонатан подумал о том, что этот момент своей жизни он запомнит навсегда.
Натали робко дотронулась пальцами до его губ, осторожно провела по ним, а затем заглянула Джонатану в глаза, словно пытаясь понять, что он ощущает в этот момент. Молодой человек больше не мог сдерживаться и нежно поцеловал сначала один ее палец, затем другой, потом все сразу. Затем протянул руку и стал нежно гладить Натали по щеке. Казалось, время остановилось, и они неподвижно сидели так какое-то время. Приглушенным голосом Джонатан прошептал ее имя, Натали повернула голову и поцеловала его ладонь, а потом потерлась о нее своей щекой.
Его сердце начало таять от этого чуда, тело сделалось слабым и каким-то мягким. Он просто не мог поверить в то, что в ее душе произошла такая перемена.
Закрыв глаза, Натали наклонилась к нему еще ближе и стала целовать его щеку, затем подбородок, висок и губы.
Джонатан наконец повернулся к ней, взял рукой ее за подбородок и начал покрывать поцелуями ее лицо. Натали положила руки ему на плечи, и ее пальцы стали ласкать его тело.
Где-то в самой глубине его сознания мелькнула мысль, что все должно произойти сегодня ночью, но он не мог позволить себе зайти так далеко, пока Натали еще не готова. Пока не готова. Когда о чем-то слишком долго мечтаешь, то это никогда не происходит и приносит лишь боль разочарования. Поэтому не стоит торопить события.
Он возьмет только то, что она сама даст ему. Джонатан не хотел ни к чему ее подталкивать.
Но иногда случается, что наши самые смелые надежды превращаются в реальность, как, например, и произошло сейчас. Немного поколебавшись, девушка вздохнула и накрыла его рот своими губами.
Молодой человек знал, что она сама принесла ему в дар свою невинность. Возможно, Натали еще до конца не понимала, что она сегодня потеряет, но Джонатан не сомневался в том, что даст ей гораздо большее. Он даст ей все, что сможет, что в его силах.
Он обнял Натали, притянул к себе и прижался губами к ее губам, чувствуя, что тонет в нежности, мягкости, теплом дуновении бриза и густом аромате цветов и травы. Она пылко ответила на его поцелуй, ее губы слегка приоткрылись ему навстречу, грудью она прижалась к его телу. Его дыхание участилось, желание стало почти нестерпимым, одной рукой Джонатан обхватил Натали за спину, а его другая рука утонула в ее волосах.
Внезапно почувствовав, что в ее теле тоже нарастает желание, она сильнее прижалась к нему, и когда молодой человек провел своим языком по ее верхней губе, она тихо застонала. Девушка погладила ладонью его волосы и, продолжая целовать, бессознательно стала двигаться ему навстречу.
Затем внезапно, стараясь прижаться к нему еще ближе, Натали положила свою ногу на его. Он понял, что пришло время закончить эту прелюдию, так как они все еще находились в саду, а сзади них в гостинице было много людей. Джонатан хорошо знал, что еще мгновение, и они забудут обо всем вокруг.
Он перестал ее целовать и, отстранившись немного назад, взглянул на ее красивое раскрасневшееся лицо. Натали дышала часто и неровно, через мгновение ее пушистые ресницы вспорхнули вверх, и она посмотрела на Джонатана. Она знала. Он видел это по ее глазам. С трудом изобразив улыбку на своем лице, Джонатан провел пальцем по ее нижней губе и хрипло прошептал:
— Пойдем со мной.
Натали в нерешительности заморгала глазами, не зная, как ей поступить, потом согласно кивнула.
Джонатан выпустил ее из своих объятий, встал, взял за руку и помог подняться со скамьи. Натали быстро надела свои туфли, и Джонатан повел ее по тропинке к гостинице. Они молча вошли в дом сквозь французские двери, прошли через гостиную, где сидели посетители, ожидавшие обеда, и направились к главной лестнице. Поднявшись на второй этаж, они свернули налево к своей комнате, располагавшейся в самом конце коридора. Все еще продолжая держать Джонатана за руку, Натали отыскала ключ от номера в кармане юбки и передала ему. Он быстро отпер дверь, они вошли в темную комнату. Джонатан шагнул к ночному столику и включил стоящую на нем лампу, потом повернулся к Натали и внимательно посмотрел ей в глаза.
Девушка совершенно не волновалась, просто чувствовала себя несколько неуверенно и все еще была возбуждена. Он видел это по ее раскрасневшимся щекам, приоткрытым влажным губам и горящим глазам. Джонатан быстро снял с себя пиджак и жилет и бросил их на ближайший стул, затем развязал шейный платок и положил его на стол.
— М… мы еще будем целоваться, Джонатан? — спросила Натали.
Она сильно нервничала, но в ее слегка охрипшем голосе сквозило неприкрытое желание. Джонатан с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на нее. Он боялся испугать ее своей безумной страстью, ему так хотелось целовать Натали, прижимать ее к своему горячему телу, дать ей почувствовать, что она с ним сделала. Но принимая во внимание ее неопытность, Джонатан понимал, что им нельзя торопиться и впереди их ждала длинная ночь.
Он посмотрел девушке в глаза и тихо произнес:
— Я хочу заняться с тобой любовью, Натали. — Приглушенные раскаты смеха, доносившиеся из столовой внизу, внезапно наполнили их комнату, но они не разрядили напряженную атмосферу. Девушка и молодой человек подошли к конечной точке — он открыто заявил о своих намерениях. В течение нескольких секунд она обдумывала его слова, а затем, наконец поняв их смысл, сказала:
— Я бы предпочла только целоваться.
Ее милая наивности и робость окончательно заставили Джонатана потерять голову. Натали боролась со своими чувствами, несмотря на то что тоже была сильно возбуждена. Но она не сказала «нет», подумал Джонатан, и не стала протестовать против того, что неизбежно должно произойти. Она тоже понимала и принимала это. Его сердце оглушительно застучало в груди.
— Целоваться — это тоже значит заниматься любовью, — серьезно проговорил он и стал расстегивать пуговицы на манжетах. — Я собираюсь дать тебе этого очень много.
— Поцелуев? — с надеждой спросила Натали.
— Всего, — улыбаясь, ответил Джонатан.
Обхватив себя за локти, девушка бросила тревожный взгляд на кровать, мягкую, покрытую вышитым покрывалом со светло-желтыми нарциссами и темно-бордовыми розами, такую соблазнительную.
— Не думаю, что это хорошая идея, Джонатан.
Она начинала беспокоиться о последствиях, понимая, что после их действий возникнут определенные сложности. Он должен сделать так, чтобы девушка перестала задумываться о таких вещах и чтобы это не мешало удовольствию, которое они собираются получить друг от друга. Они готовы к этому, и пришло время осуществить их мечту.
Джонатан шагнул к Натали, взял ее за руку, поднес к губам и нежно поцеловал в середину ладони.
— Ты нужна мне, — тихо произнес он, глядя в ее блестящие зеленые глаза, с тревогой смотревшие на него.
— Ты лишишь меня того, что должно принадлежать только моему мужу, — попыталась удержать его от опрометчивого поступка Натали.
— Очень серьезный аргумент, — заметил Джонатан, — но в твоем случае, по-моему, не стоит об этом беспокоиться.
Его слова смутили и испугали Натали. Она глубоко вздохнула и сделала попытку просто отвергнуть идею без всяких объяснений:
— Это неправильно.
— Но это так романтично и приятно, — настойчиво прошептал он, повернул ее руку и стал целовать запястье. — Это блаженство.
Натали почувствовала, что дрожит, но продолжала наблюдать за Джонатаном словно загипнотизированная. В последней попытке спасти себя она тихо пробормотала:
— Я никогда не стану твоей любовницей, Джонатан. — Эти слова вывели его из себя.
— О Боже, Натали, сколько можно об этом думать и говорить? — Он выпустил ее руку и взял ее лицо в свои ладони. — Разве ты не видишь, что происходит с нами? Между нами не осталось никаких барьеров, кроме физического. Ты уже моя любовница. Уже.
Она быстро-быстро заморгала, потрясенная его заявлением. Ее глаза наполнились слезами.
Джонатан заколебался. Ему казалось, что она хочет близости с ним, что желание наполнило ее до краев. Наклонившись вперед, он коснулся ее лба губами.
— Я хочу, чтобы ты стала частью меня, Натали. Я хочу, чтобы наши чувства стали реальностью, тем, что мы можем разделить с тобой, а не просто какими-то смутными ощущениями.
Она снова покачала головой, слезы катились по ее щекам.
— Но это не должно быть так, — прошептала она.
Джонатан нежно целовал ее лоб, брови, ее влажные соленые ресницы. И сознавая свою собственную правоту, тихо прошептал ей на ухо:
— Это всегда именно так и происходит.
Натали сразу как-то успокоилась от его слов, таких простых и в то же время наполненных глубоким смыслом. И когда его губы снова начали ласкать ее, она расслабилась и тихо прошептала: — Я не могу больше сопротивляться…
Перед ним открылся новый мир, и, ощущая неземное блаженство, Джонатан стал нежно целовать заплаканное лицо Латали, его пальцы заскользили по ее шелковистым волосам, а затем он накрыл своими губами ее губы, и началось то, что должно было отныне изменить навсегда их жизнь.
Она наконец сдалась, чувствуя искренность и твердую убежденность в его словах. Натали больше не могла бороться с тем, что началось пять лет назад и теперь настоятельно требовало своего логического завершения. Что раньше она знала? Только лишь какие-то смутные невинные желания и романтические мечты. Теперь же она испытала ненасытную страсть, возникающую между мужчиной и женщиной, которую нельзя удовлетворить нежными поцелуями в щеку и желанием не замечать очевидного. Девушка чувствовала, что ее ждет удивительное и потрясающее открытие.
Стоя в нескольких дюймах от Натали и касаясь только ее волос, Джонатан стал осторожно целовать ее губы. Она ответила, стараясь полностью отдаться наслаждению и не думать о возможных последствиях. Девушка положила свои ладони ему на плечи, но не из-за желания держать молодого человека на некотором расстоянии от себя, а потому, что она вдруг почувствовала непреодолимое желание прикоснуться к его телу.
Он тяжело вздохнул и еще более страстно стал целовать Натали. Окружающее пространство перестало для нее существовать, она не замечала ни тусклого света лампы, ни густого аромата роз, поднимающегося из сада через открытое окно, не слышала людских голосов в саду и внизу в гостиной. Вся ее жизнь сосредоточилась здесь, в этой комнате; настало их время. Весь мир исчез, был лишь один Джонатан.
Тревога постепенно покинула ее, Натали обняла молодого человека за шею и крепко прижалась к нему. Она ощущала его мышцы сквозь тонкую рубашку, чувствовала, как внутри ее растет мучительное, но сладостное напряжение. В ней снова проснулась ее сексуальность, которая так удивила Натали там, на берегу Средиземного моря, когда они целовались. Казалось, это случилось с ними очень давно, но память трепетно хранила каждое мгновение топ вечера.
Сильные руки Джонатана обхватили девушку за талию v крепко прижали к груди, желание Натали становилось нестерпимым. Его язык заскользил по ее приоткрытым губам а затем проник глубоко в рот. Она с наслаждением поддалась новым ощущениям, совершенно растворилась в них и перестала сдерживать себя. Девушка стала сама прикасаться своим языком к его, как молодой человек ее научил.
Хриплый, едва слышный стон вырвался из его груди, и Натали поняла, что делает все правильно. Он был опытен, она же полагалась только на свою интуицию и поэтому боялась разочаровать его. Она не знала, что следует делать дальше.
Словно прочитав ее мысли, Джонатан стал гладить Натали одной ладонью по спине, а другой ласкать ее шею, плечо и лицо.
Ее тело сделалось мягким и податливым. Она испытывала настоящее блаженство от прикосновений его крупного мускулистого тела к своему. Ей нравилось ощущать твердую плоть под своими ладонями, вдыхать запах его кожи и волос, наслаждаться его силой.
Страсть захлестнула Джонатана, он начал терять над собой контроль. Натали удовлетворенно подумала, что доставляет ему удовольствие, даже не прибегая к каким-то особенным ухищрениям. И он дарит ей такое же удовольствие. Девушка никогда не была так близка с каким-либо мужчиной, но сейчас в ней нарастало отчаянное желание целовать его, прикасаться к нему, ласкать его тело, давать ему наслаждение. Ее пальцы гладили его по волосам, она сильнее прижалась к нему, и ее язык скользнул в его рот. Джонатан застонал, и пламя, бушующее внутри его, разгорелось с новой силой.
Но затем он вдруг отстранился от Натали и посмотрел ей в лицо.
Время, казалось, замерло, пока они стояли вот так, глядя друг на друга, понимая, что каждый из них чувствует и хочет.
Ее глаза сияли от ожидания чуда, но в то же время Джонатан прочитал в них и обещание его подарить.
Затем он опустил руки ей на грудь и стал осторожно гладить ее через тонкую ткань.
Она резко вздохнула от его прикосновения, но, повинуясь инстинкту, продолжала неподвижно стоять. Не отрывая взгляда от ее глаз, он осторожно потер пальцами ее соски и почувствовал, как они затвердели. По телу Натали пробежала горячая волна, вызывая целый поток незнакомых ощущений, от которых она сразу ослабла и ее голова закружилась. Затем, продолжая смотреть ей в глаза, Джонатан снова сделал то же самое, но немного сильнее, заставив девушку в конце концов наклониться к нему и прикоснуться к его груди.
— Джонатан…
Мольба вырвалась из самой глубины ее сердца, и он понял это. Молодой человек наклонил голову к шее Натали и дотронулся губами до ее тела, затем языком. В это время его пальцы начали быстро расстегивать пуговицы на ее блузке.
Но она этого не заметила. Девушка обнимала Джонатана за шею, гладила его волосы, потом сильнее притянула молодого человека к себе и снова стала целовать его лицо, губы, щеки. Его тело прикасалось к груди Натали, посылая сладкие спазмы до самого низа ее живота. Она вдруг смутно почувствовала, что он расстегнул пуговицы на ее кофте и принялся за крючки на юбке. Но у нее не было уже сил сопротивляться, да девушка и не хотела этого.
Затем Джонатан чуть отклонился назад и стал через голову снимать с нее блузку. И прежде чем смысл его действий дошел до сознания Натали, молодой человек снова нашел ее губы и стал целовать их, с трудом сдерживая свое желание. Через секунду и ее юбка соскользнула на пол, и девушка стояла теперь перед ним в одной тонкой рубашке.
Его язык снова проник в ее рот, но на этот раз настойчиво, заставляя девушку отбросить все мысли о том, что прилично и что нет, и прислушиваться только к своей внутренней потребности. Он повернул Натали к себе, взял ее за грудь и стал ласкать ее сосок, пока он не затвердел.
Она стояла перед ним полуобнаженная. Никогда раньше ни перед одним мужчиной она не показывалась в таком виде, но Натали это больше не беспокоило. Сейчас ничего не существовало, кроме этой комнаты, этого мужчины и ее чувств, таких сильных и новых для нее. Ее неуверенность и сомнение вскоре совершенно исчезли, уступив место нетерпению и страстному желанию испытать то наслаждение, которое ей обещали руки и губы Джонатана. Пальцы крепко держали его за плечи, ощущая горячее тело под тонкой тканью. Она лишь смутно осознавала, что он положил ее на край кровати.
Он на мгновение перестал ее целовать, Натали открыла глаза и посмотрела на молодого человека. Он глядел на нее из-под тяжелых век, его волосы были взъерошены. Джонатан дышал так же быстро и неровно, как и Натали, она почти физически ощущала страсть, исходившую от него. Она знала, что он хочет только ее. И Натали поддалась этому чувству.
Повинуясь своему внутреннему голосу, она подняла дрожащие руки и стала быстро расстегивать пуговицы на его рубашке, ее глаза неотрывно смотрели в серо-голубую бездну.
Джонатан начал помогать ей, и через мгновение их руки встретились на середине его груди. Он сжал ее пальцы и поднес к своим губам, а затем снял с себя рубашку. Продолжая глядеть ей в глаза, молодой человек положил свои руки девушке на плечи и, слегка подтолкнув ее, заставил лечь на кровать. Затем, стоя над ней, быстро стал расстегивать пуговицы на брюках.
Натали смутилась и закрыла глаза, хорошо осознавая, что он собирается сделать и что сейчас произойдет здесь, на этой кровати. Через несколько секунд она услышала шорох одежды и почувствовала, что он лег около нее. Даже не чувствуя еще прикосновения она ощутила жар, исходящий от его кожи, и знала, что он обнажен.
Его рука утонула в ее волосах, губы ласкали висок. Сердце Натали оглушительно стучало в груди.
— Посмотри на меня, Натали, — нежно проговорил он.
Она вздрогнула от его голоса и, ощущая между ними какую-то невероятную близость, открыла глаза, но не захотела посмотреть на Джонатана и отвернулась в сторону. Завитки волос на его голой груди щекотали ей плечо.
Он пристально посмотрел на девушку и погладил пальцами ее руку.
— Ты понимаешь, что сейчас произойдет?
Она кивнула и внутренне вся сжалась. Но Джонатан предвидел, что Натали поведет себя именно так, поэтому поднял руку и коснулся ее плеча, затем его пальцы скользнули вниз, опустились ей на грудь, стали ласкать ее сосок, пробуждая желание и заставляя забыть обо всем остальном.
— Тебе кто-то рассказал? — спросил Джонатан.
— Да, — едва слышно ответила Натали.
Джонатан вздохнул с облегчением. Затем выражение его лица смягчилось, он наклонился, провел губами по ее шее, потом взял в рот мочку уха. Натали закрыла глаза, наслаждаясь его ласками. Джонатан снова провел ладонью по ее груди, и она почувствовала, что готова к большему. С каждым его прикосновением в ней все сильнее разгоралось пламя страсти.
Натали снова протянула к нему руки и запустила пальцы в его волосы, потом с силой прижала Джонатана к себе, желая, чтобы их тела, чувства и души слились в одно неразрывное целое. Он опять стал целовать ее шею и грудь, потом очень медленно опустил руку вниз и коснулся заветного местечка между ее ног, собираясь устранить последнее препятствие на пути своего желания.
Острая волна удовольствия пронзила тело девушки. Натали почувствовала, что буквально задыхается от страсти. Джонатан начал нежно ласкать ее там, точно так же, как тогда на берегу. Только тончайшая ткань разделяла их. Но Натали хотела большего, и ее бедра стали инстинктивно двигаться ему навстречу. Затем, на мгновение остановившись, Джонатан присел и одним движением быстро снял с нее рубашку.
Он резко вздохнул. Она плотно сжала веки, боясь открыть глаза и понимая, что в этот момент он смотрит на ее обнаженное тело. Казалось, эта минута тянется бесконечно. Затем кончиками пальцев он провел по ее ноге от самой щиколотки до бедра. Опустившись чуть ниже, он стал ласкать ее обнаженные руки, шею и грудь. Там, где Джонатан касался ладонями ее тела, на коже появлялись мурашки. Он потер ее соски пальцами, поцеловал шею, щеки подбородок, а затем дотронулся губами до виска.
— Ты само совершенство, — прошептал он. Натали таяла от его слов и прикосновений. Он сам был совершенством, чудом.
Девушка изогнулась ему навстречу и чуть не вскрикнула, когда он стал целовать, сосать, лизать и слегка покусывать сосок. Пальцами другой руки Джонатан ласкал второй сосок, сжимал и поглаживал ладонью. Натали казалось, что она вот-вот умрет. Она положила свои руки ему на голову слегка приподнялась, тяжело дыша и постанывая от удовольствия, которое он так умело доставлял.
Он застонал, возбужденный ее желанием, поднял голов и стал покрывать поцелуями ее грудь и шею. Потом, когда он наклонился к ней еще ближе, завитки волос на его груди стали щекотать ее соски, и вдруг Натали почувствовала ту часть его тела, которую он собирался ввести внутрь ее. Она касалась ее бедра — твердая, горячая, и это вернуло девушку к реальности.
Словно догадавшись, о чем она думает, Джонатан снова стал страстно целовать Натали, его язык энергично раздвинул ее губы и проник в рот, настойчиво двигаясь навстречу ее языку. Она застонала, и ее ноги стали тереться о покрывало, двигаясь вверх, а затем вниз, ее ладони скользили по его разгоряченному телу, и мозг не воспринимал ничего другого, кроме Джонатана, ласкающего ее тело руками, Джонатана, целующего ее, Джонатана, готового сделать ее своей частью. В этот момент он был для нее всем. Он был ее прошлым и будущим, ее сердцем и душой.
Затем Натали почувствовала, как его ладонь заскользила вниз от ее груди к талии. От этого прикосновения по телу снова пробежала горячая волна. Он продолжал гладить ее бедра и живот, а затем решительно положил руку на мягкие завитки между ног.
Она глубоко вздохнула, но он еще крепче прижался ртом к губам Натали и стал гладить ее лицо. Потом его пальцы скользнули между ее бедер.
Ее руки вцепились в его плечи, из горла вырвался хриплый стон, и она почувствовала некоторое облегчение. Он подождал несколько секунд, а затем начал снова ласкать ее между ног — сначала осторожно, а затем все сильнее и сильнее, пока наконец девушка не почувствовала теплое и приятное напряжение внизу живота.
От его прикосновений Натали дрожала словно в лихорадке. Джонатан продолжал целовать ее грудь, затем, снова найдя сосок, стал лизать его, тереть и слегка покусывать, возбуждая девушку. Его пальцы ласкали ее, ни на секунду не останавливаясь, доставляя ей сладостное мучение, и она начала инстинктивно поднимать бедра навстречу его руке. Она двигалась все быстрее и быстрее, его пальцы гладили ее все сильнее. Ее напряжение уже было готово разрешиться взрывом.
Она повернула свою голову в сторону и застонала, его губы продолжали ласкать ее грудь, а руки творили с ней волшебство, доводя до экстаза. Но когда она была уже близка к завершению, Джонатан вдруг остановился, Натали, недовольно вздохнув, впилась ногтями в его плечо.
— Пожалуйста… — Ей казалось, что она кричит, но на самом деле с ее губ слетел едва уловимый шепот.
— Сейчас, моя сладкая, — прошептал Джонатан, тяжело дыша, и поцеловал ее живот, затем провел языком по пупку и наконец, подняв свое тело, расположился у нее между ног.
Натали смутно понимала, что они уже дошли до самого конца, и знала, что сейчас последует, но она отчаянно хотела этого, хотела ощутить его внутри себя. Бессознательно девушка приподняла бедра и прикоснулась к нему, его тело вздрогнуло, и он застонал сквозь сжатые зубы.
Она не ожидала, что он испытывает такие глубокие чувства. Его челюсти были крепко сжаты, но Натали видела, что у него над бровями выступили маленькие капельки пота, она заметила, как напряглись его мышцы на шее и груди, сделав его тело еще более прекрасным. Джонатан взял ее за запястье, поднес ладонь к губам и нежно поцеловал.
И вдруг неожиданно он открыл свои чувства перед ее невинной душой:
— Я несколько лет ждал этого момента, Натали.
Она задрожала, услышав эти прекрасные слова и поняв какой глубокий смысл за ними скрывается.
Через секунду Джонатан положил ее ладонь себе на грудь, чтобы она могла услышать, как сильно бьется его сердце. Затем, немного успокоившись, он взял рукой Натали за под бородок и прислонился своей горячей плотью к ее женском естеству.
Она мгновенно напряглась, и он остановился, решил подождать и дать ей время немного подготовиться к дальнейшему. Молодой человек снова стал нежно целовать ее щеки, ресницы, уголки рта.
— Будет больно, — еле слышно прошептала Натали.
— Совсем чуть-чуть, — успокоил ее Джонатан. Девушка едва заметно кивнула и отвернулась в сторону.
Она губами коснулась руки Джонатана и затем слегка потерлась о нее щекой, ощутив едва уловимый мускусный запах. — Натали…
Его голос звучал напряженно, и в нем чувствовалась боль. Глядя ему в глаза, девушка наконец поддалась той силе, которая притягивала их друг к другу, и открыла ему свои чувства. По мягкому выражению ее лица он понял, что она все знала и не хотела этому противиться.
— Я знаю, Джонатан, — страстно прошептала она.
Он слегка испугался; Натали поняла это по его расширившимся глазам и быстрому дыханию. Джонатан, задыхаясь, пробормотал:
— Обхвати меня ногами.
Девушка подняла ноги и обвила ими его тело. Одну руку она положила ему на шею, а другой стала водить по груди, играя пальцами с завитками волос.
Он во второй раз дотронулся до ее горячего влажного лона, при этом продолжая смотреть ей в глаза.
— Клянусь, моя дорогая Натали, тебе никогда не будет больно от того, что ты отдала мне свой бесценный дар.
По щекам девушки потекли слезы, он накрыл ее рот своими губами и вошел в нее.
Сначала она почувствовала напряжение, а затем резкую боль. Натали выгнула спину и впилась в него ногтями. Джонатан плотно прижался к ее телу, крепко обхватил руками ее лицо и остановил своим ртом крик, который уже был готов сорваться с ее губ. Он не шевелился, оставаясь внутри ее.
Натали пыталась глубоко дышать и сконцентрироваться на приятных ощущениях, возникающих от поцелуев и нежных прикосновений его крепкого мускулистого тела. Через несколько секунд боль утихла, и в сознание девушки вновь ворвались запахи и звуки окружающего мира. Она ощутила под собой шелковистое покрывало, аромат роз, витающий в воздухе, теплое тело Джонатана, плотно прижатое к ней, знакомый запах его волос.
На висок девушки скатилась слеза, и он нежно смахнул ее кончиками пальцев. Затем, почувствовав, что она расслабилась, Джонатан страстно поцеловал Натали и стал гладить пальцами ее волосы, его язык прикоснулся к ее губам, а затем скользнул внутрь.
Она гладила его шею и грудь, целовала его лицо. Вдруг дыхание Джонатана стало опять поверхностным, и он медленно вышел из нее.
Она вздрогнула и замерла на месте. Он взглянул на нее и остановился.
— Скажи, если будет больно, — прошептал он ей на ухо. Она кивнула, он ждал, с трудом сдерживая желание двигаться внутри ее, его лицо выглядело напряженным. Затем погладил ее грудь и осторожно стал тереть сосок между пальцев.
Девушка ощутила, что в ней снова проснулось желание. Она провела своим языком по его губам, чувствуя его горячую плоть внутри себя; руки и рот Джонатана продолжали ласкать ее, гладить, давали ей наслаждение, доводили до божественного удовлетворения. Видя, как отвечает на его прикосновения, он опять попытался двигаться внутри ее, но Натали вдруг снова сжалась от боли.
— Джонатан…
Он остановился, и она подумала, что, вероятно, ему трудно сдерживаться и ждать. Молодой человек тяжело дышал, его мышцы были напряжены, тело стало горячим. Он водил одной рукой по ее груди, другой гладил ее щеки, снова и снова целовал Натали в губы. Джонатан очень нежно обращался с ней, и девушка хотела доставить ему удовольствие.
Она ласкала его плечи и шею, пощипывала волоски у него на груди, ее ступни и пальцы терлись о его ноги. Наконец ее страсть разгорелась с такой силой, что Натали почувствовала непреодолимое желание двигаться.
Она подняла бедра навстречу ему, и из горла Джонатана вырвался хриплый стон. Он так же сильно хотел ее, как и она его. Очень медленно он вышел из нее, а затем снова вошел. Натали замерла.
Она почувствовала, что делает что-то не так. Молодой человек понял причину ее беспокойства и положил голову ей на плечо.
— Продолжай двигаться.
Натали облизнула губы, не совсем осознавая, правильно ли она его поняла. Джонатан опять начал тереть пальцами сосок, от этого в ее теле снова проснулась горячая волна, и девушка инстинктивно приподняла бедра.
— Да… — прошептал он. — Делай так, и тебе будет хорошо.
— Ты думаешь? — спросила она с сомнением. Он нежно поцеловал ее в висок.
— Да, я так думаю.
Она вдруг остановилась, продолжая сомневаться, но Джонатан стал целовать ее шею и грудь. Затем взял в рот сосок, немного пососал, и Натали забыла о своих страхах.
Она издала тихий стон, закрыла глаза и закинула голову назад, продолжая держать Джонатана руками за плечи. А затем, перестав думать о том, что ей следует делать, что нет и как это выглядит со стороны, начала двигаться ему навстречу, приподнимая и опуская бедра. Джонатан ничего не сказал, но Натали поняла, что ее простые движения до крайности возбуждали его.
Молодой человек снова взял в рот ее сосок, а рукой начал ласкать другой, она перестала сдерживаться и, повинуясь инстинкту, чуть шире развела ноги в стороны и стала быстрее двигаться ему навстречу.
Через какое-то время Натали почувствовала, что боль между ног почти исчезла.
Джонатан продолжал гладить, покусывать ее соски, постепенно приближаясь к кульминационному моменту.
Она трогала пальцами его щеки, ощущая легкое чудесное покалывание его однодневной щетины, двигалась все быстрее, сильнее выталкивая свое тело вверх. Ее глаза были закрыты, она представляла его внутри себя и наслаждалась этим удивительным состоянием.
Когда Джонатан застонал, она поняла, что делает все правильно. Внезапно он перестал ее целовать и посмотрел в лицо.
Ее сердце тяжело стучало, пульс сделался очень частым, их тела двигались навстречу друг другу все быстрее и быстрее.
— Натали…
Она открыла глаза. Джонатан смотрел на нее восхищенным взглядом.
— Я так долго мечтал о тебе, Натали, — прошептал он с нежностью в голосе.
Девушка приподняла немного бедра и застонала. Он взял ее руку, поднес к своим губам и поцеловал.
— Я мечтал об этой ночи. Мечтал о том, как мы будем заниматься с тобой любовью, представлял, как войду в тебя, как буду любить и дам то, чего ты никогда не испытывала в жизни.
Джонатан наклонился и поцеловал Натали.
— О Боже, Натали, как я мечтал об этом, — проговорил он хриплым шепотом, прикасаясь губами к ее губам. — Я так мечтал. Так долго мечтал…
Он подождал еще немного, а затем снова начал двигаться. Из груди Джонатана вырвался глухой глубокий стон. Oн запрокинул голову вверх, и его бедра качнулись ей навстречу, затем он стал тереться ими о ее тело, делать круговые движения, его глаза оставались закрытыми, пальцы сжимали ее голову.
Натали с удивлением и удовольствием смотрела на него радуясь тому, что может дать ему это наслаждение. Вдруг его тело с силой содрогнулось, наконец получив желанное освобождение.
Ему не хотелось сразу вставать, и она позволила ему еще немного насладиться их близостью. Потом Джонатан приподнялся и лег слева от нее, а затем привстал, собираясь накрыть их одеялом.
— Джонатан…
— Тсс… — Он прикоснулся пальцем к ее губам. — Спи так, Натали. Позволь мне обнять тебя.
Она подчинилась его просьбе, потому что ничего не смогла сказать ему приятного, успокаивающего. Кроме того, Натали поняла — он дал ей время, чтобы осознать, что с ними произошло, и привыкнуть к этой мысли. Джонатан выключил лампу и снова лег в кровать, накрыв их одеялом. Его руки обвили Натали за талию, а голову он положил ей на плечо.
— Теперь все по-другому, Джонатан, — прошептала Натали.
Он вздохнул и прижался к ней.
— Да.
Она неподвижно лежала и прислушивалась к доносившимся снизу приглушенным голосам. Это гости возвращались в свои номера. Джонатан тоже не шевелился, вскоре его дыхание замедлилось и стало ровным. Он заснул.
Натали осторожно, чтобы не разбудить его, перевернулась на бок. Ей совсем не хотелось спать. Она стала рассеянно смотреть в открытое окно, прислушиваться к шелесту листьев.
Она сделала то же самое, за что так презирала свою мать. Она стала жертвой своих желаний и отдала Джонатану все. Но он не был в этом виноват. Она сама попросила его взять ее во Францию. Она все это время спала с ним в одной кровати. Она ходила с распущенными волосами. Но самым ужасным было то, что она сама начала целовать его в саду. Ответственность за все случившееся полностью лежала на ней. Она не могла контролировать свои желания. А он был ее слабостью.
Задыхаясь от слез, Натали села в кровати, потом встала и пошла по холодному полу к своим чемоданам. Она почувствовала, как теплая жидкость потекла по внутренней поверхности ее бедер. От этого Натали вдруг ощутила острый стыд. Джонатан — мужчина, и им всегда руководят его низменные инстинкты. Но ведь она настоящая леди. Благородное воспитание должно было уберечь ее от сексуального голода, но тем не менее оно просто пробудило в ней чувство вины, когда девушка последовала своим физическим инстинктам. Она отчаянно хотела его и все еще хочет, но ничто не заставит ее стать его любовницей.
Натали тихо открыла крышку чемодана, достала ночную рубашку и надела. Потом вернулась к кровати и посмотрела на лицо Джонатана, освещенное тусклым светом луны.
Он всегда казался ей очень красивым и таким останется для нее навсегда. Он один был для нее центром вселенной, но они никогда не будут вместе, потому что она не сможет полностью доверять ему. Что бы он ни говорил ей во время страстных объятий, Натали знала, что со временем ему все равно наскучит и он найдет себе другую, а она останется одна со своей болью, ревностью и раной, которая никогда не заживет.
Натали снова легла в кровать, стараясь не прикасаться к Джонатану, и уставилась невидящим взглядом в темную стену. За те несколько недель, которые она провела во Франции с Джонатаном, Натали плакала больше, чем за предыдущие пять лет. Теперь снова из ее глаз на подушку катились слезы, оставляя маленькие влажные пятна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденные чары - Эшуорт Адель



Читайте,читайте романы этого автора.получите наслаждение от приятно проведенного за книгой времени. Любовь чудесна и прекрасна Страдаешь и смеешься вновь И это очень,очень классно!! И так познайте же любовь.
Украденные чары - Эшуорт Адельнина
20.09.2011, 1.25





Прелестный роман, такой милый, такой приятный в чтении. А главный герой,благородный вор с принципами, оказывется еще страдает чрезмерной скромносью в отношении главной героини.один из лучших романов из числа прочитанных мною.
Украденные чары - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
6.05.2013, 10.01





Хорош роман. И вообще,этот автор мне нравится)))
Украденные чары - Эшуорт АдельНатали
17.12.2014, 16.28





Отличный роман! 10/10
Украденные чары - Эшуорт АдельКристина
19.12.2014, 19.34





Приятный роман, читается легко, на одном дыхании, великолепные любовные сцены...и главные герои вызывают большую симпатию.
Украденные чары - Эшуорт АдельАлена
21.12.2014, 14.50





Хороший роман.Читается легко.Читайте ,не пожалеете.
Украденные чары - Эшуорт АдельТатьяна
24.12.2014, 21.52





Девочки,читайте,замечательный роман,не могла остановиться,пока не дочитала.Такая ЛЮБОВЬ...
Украденные чары - Эшуорт АдельРАЯ
27.05.2015, 1.19





Проч-ла 3 главы и...чушь.Незамужняя девушка из высш. общ. решила выйти замуж за человека,не зная его возвраста,внешности,характера и вообще ничего,кроме клички и занятия.Это абсурд.Понимаю,что роман-это выдумка,но хочется более реального сюжета,это всё-таки роман,а не сказка.
Украденные чары - Эшуорт АдельИванна:-)
13.06.2015, 10.05





Честно сказать не впечатлил.. Такое чувство ,что автору лет 13...
Украденные чары - Эшуорт Адельленча
1.09.2015, 18.23





Читайте.
Украденные чары - Эшуорт АдельКэт
28.09.2015, 16.08





Сюжет миленький, есть определённые нестыковки, типа ожерелье спрятала в каблуке, и т. п., но читать можно.
Украденные чары - Эшуорт АдельНастя
3.10.2015, 8.49





Неправдоподобный, даже глуповатый роман и слащавый. В общем,не советую
Украденные чары - Эшуорт АдельАнна
26.12.2015, 11.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100