Читать онлайн Герцог-обольститель, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог-обольститель - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог-обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Для путешествия день был прекрасный. Ночной ливень сменился ярким солнцем и орошенным росой свежим воздухом. После их довольно дружеской беседы накануне вечером она спала урывками, ворочаясь с боку на бок. Ее мысли все время возвращались к Сэмсону, и они были явно эротического свойства. Теплое молоко, как видно, не помогло.
Ее горничная, Мари-Николь, младшая дочь Нормана, пришла, как обычно, точно в семь часов утра, чтобы помочь ей с утренним туалетом и выбрать платье. Сегодня это было скромное платье из желтого шифона с неглубоким вырезом, отделанным белым алансонским кружевом, с пышными рукавами до локтя. Волосы, расчесанные на прямой пробор, Мари-Николь заплела в две косы и закрепила их на затылке перламутровыми гребнями. После этого горничная ушла, оставив ее одну для встречи с герцогом Даремом.
А теперь он шел рядом, сопровождая ее в магазин, где она собиралась рассказать ему историю создания и изготовления изделий парфюмерии. Они позавтракали на скорую руку – кофе, фрукты и сыр. Оба чувствовали себя неловко, и разговор свелся к минимуму.
По правде говоря, ей понравился вчерашний вечер. Сэмсон, похоже, не заметил ее ночной рубашки, которая, впрочем, не была неприличной по причине своей полной закрытости. Он же, напротив, понравился ей своим неформальным одеянием и довольно открытой манерой вести себя. Она еще никогда не была полуодетой в присутствии мужчины, даже своего мужа. А он, строго говоря, тоже был в общем-то одет. Только босой, да из-за выреза рубашки выглядывали темные волосы. Она надеялась, что он не заметил, как она его разглядывает. Во всяком случае, до того момента в конце их беседы, когда они оба почувствовали, что между ними проскочила какая-то искра.
Такого странного чувства она раньше никогда не испытывала, и это беспокоило ее больше всего. Ведь на самом деле ничего не произошло.
Они спускались по ступеням в салон – он чуть позади нее, – и она так остро чувствовала его присутствие, что пожалела, что не взяла веер. Тогда она могла бы как-то занять руки.
По плану, принятому ими во время завтрака, они хотели посвятить часть утра ознакомлению Сэмсона с различными аспектами деятельности Дома Ниван, известными Эдмунду, а позже за чаем обсудить свои дальнейшие действия.
Оливия вошла в магазин и вдохнула чудесные ароматы дня. Она сразу же поняла, что восточные мотивы будут преобладать в нынешнем сезоне. Она обожала эту работу и вдруг остро почувствовала, что была слишком долго от нее оторвана.
Норман был занят с двумя элегантными дамами, так что у нее было достаточно времени, чтобы ввести Сэмсона в курс дела.
– Вы узнаете этот запах? – спросила она, чтобы начать разговор.
– Узнаю. Это ваши духи.
Такой быстрый ответ смутил ее. Неужели он помнит еле ощутимый запах этих духов, которыми она была надушена в его присутствии всего один раз?
– Правильно. Это аромат весны.
– Аромат весны?
– Да, каждый год во Франции, Италии и в странах Азии придумываются новые комбинации, которые расходятся по всему миру. Некоторые дамы и даже джентльмены выбирают новый аромат каждый год или даже каждый сезон.
Она остановилась возле круглой стеклянной витрины, в которой были выставлены флаконы с духами, ароматными шариками, вазочками и саше. Положив ладони на верх витрины, она встала спиной к Норману и дамам, которых он обслуживал, так, чтобы они не могли слышать, о чем они с Сэмсоном будут говорить.
– Люди занимались производством парфюмерии с древних времен. Я не стану докучать вам деталями процесса дистилляции, но вам необходимо знать основы, потому что они известны Эдмунду.
Скрестив руки на груди, он обошел витрину и встал рядом с ней. Это сразу же привело ее в трепет и сбило с мысли, и она попыталась отодвинуться. Но он положил свою руку поверх ее ладоней.
– Не надо. Они на нас смотрят. В конце концов, мы ведь с вами женаты.
– Нуда, конечно, – ответила она, но ей вдруг стало жарко от прикосновения его руки. Она набрала побольше воздуха и продолжила: – Существует шесть основных запахов, ваша светлость...
– Сэмсон.
У него просто дар отвлекать ее, подумала она. Улыбнувшись, она ответила:
– Эдмунд.
– Они не могут нас слышать, Оливия.
Она мельком взглянула через плечо и увидела, что Норман и леди увлечены беседой.
– Это не имеет значения.
– Если это вас успокаивает...
Успокаивает? Но она ни за что не признается, что смущена, а будет продолжать как нив чем не бывало.
– Как я уже сказала, с давних времен существует шесть основных запахов. Мне бы хотелось рассказать вам о них более подробно и дать возможность познакомиться с каждым из них.
– Не думаю, что это обязательно.
В его тоне ей послышалось что-то вроде отчаяния, но она решила это проигнорировать.
– Вам придется выбрать один запах.
– Зачем?
– Затем, чтобы от вас пахло как от Эдмунда.
Он удивленно раскрыл глаза. Краска прилила к ее щекам, когда она поняла, что она сказала, и увидела, что он готов рассмеяться.
– А если мне это не понравится? Ведь я отличаюсь от моего дорогого братца, – весело сказал он, но она уловила в его голосе нотки раздражения.
– У вас нет выбора, сэр. Эдмунд всегда душился, а если вы от этого откажетесь, это будет непременно замечено.
– В таком случае, – сказал он, засовывая руки в карманы, – выберите что-нибудь оригинальное. И чтобы я понравился вам, Оливия.
Он понизил голос, особенно когда произносил ее имя, и она почувствовала, что внутри у нее что-то сладко тает.
– Но вы...
– Я сам по себе.
Она хотела что-то возразить, но губы ее не слушались. Он смотрел на нее пристально, явно ожидая, что она согласится с его утверждением, которое и так было очевидно. Аона в эту минуту могла думать только о том, какие у него удивительные глаза – темные, как шоколад, с густыми черными ресницами. Странно, но она не могла вспомнить, были ли такими же глаза Эдмунда, когда он смотрел на нее. Эдмунд, казалось, всегда смеялся. А взгляд этого человека проникал глубоко в душу, словно он читал ее мысли. Она была в таком же замешательстве, как тогда, в Лондоне, когда он поцеловал ее в первый раз.
Он ждал, и ей пришлось стряхнуть с себя оцепенение и сказать:
– Для того чтобы прийти к соглашению, я думаю, мы сделаем вот что – создадим специально для вас на этот сезон что-нибудь уникальное.
Его брови приподнялись, на губах заиграла улыбка. Она решила проигнорировать тот факт, что он, в сущности, предложил то же самое.
– Я поняла, что вам не нравится одеколон.
– Я никогда им не пользуюсь.
– Поэтому я создала для вас новый аромат, и таким образом никто не узнает, что вы не Эдмунд, потому что он часто выбирает новые запахи.
Он недоверчиво хмыкнул.
– Я сделаю для вас так, Сэм, что вам понравится новый запах.
– От меня будет пахнуть, как... из парфюмерного магазина?
– Окажите мне немного доверия. Я знаю свое дело.
– Не сомневаюсь.
– Могу я продолжить?
– Сделайте одолжение. – В голосе его слышалась легкая ирония.
– Я уже говорила о шести основных типах запахов. Первый – это ладан, теплый, успокаивающий, пришедший к нам из Аравии, как благовоние любимый многими в древнем мире. Например, Александром Великим, царицей Хатшепсут. Со временем этот запах стал любимым и в Китае, а позже в Италии в эпоху Возрождения.
Следующий запах – роза. Он самый любимый и распространенный в мире, от древних греков и римлян до наших дней. Его особенно любят и парижанки, и английские леди, и именно ему отдавала предпочтение королева Елизавета.
Третий – сандаловое дерево и жасмин, чудесное сочетание, заимствованное из Индии и Кашмира. У сандалового дерева чувственная гамма, а у жасмина яркая цветочная, их элегантному союзу обязан расцвет парфюмерии в эпоху Возрождения.
Затем – цветки апельсина, восхитительно сладкие. Этот аромат из Восточной Азии мы используем в качестве главной составляющей части одеколона, о котором я скоро расскажу.
Он нетерпеливо вздохнул, но она не стала обращать на это внимание.
– Следующий, пряный запах – тот, что вы вдыхаете сейчас в Доме Ниван. Мы наполняем саше запахом нового сезона и раскладываем их повсюду – под подушки в салоне, за прилавками, под столами, в ящиках и даже в урнах для мусора. Посетители всегда спрашивают нас об этом запахе, и мы имеем возможность представить его как что-то новое, о чем говорит весь Париж, и убеждаем их, что настоящая леди должна иметь эти духи на своем туалетном столике.
Ее деверь все это время воздерживался от комментариев, хотя по глазам было видно, что ее рассказ захватил его. Оливия не знала, хорошо это или плохо. Но надо было торопиться. Норман вот-вот закончит с дамами, и она была уверена, что он присоединится к ним.
Она пригладила волосы на затылке только для тогб, чтобы что-то сделать, и поспешила закончить:
– В любом случае пряности поступают с Ближнего и Дальнего Востока и являются смесью имбиря, гвоздики, мускатного ореха и корицы в различных комбинациях, а иногда смешанные с другими запахами.
– Это запах сезона, – лениво произнес он и оперся бедром о витрину.
Оливию порадовало, что он, пусть и в такой форме, принял участие в разговоре.
– Совершенно верно.
Если бы только она могла понять, что он на самом деле думает. Не может быть, чтобы ему совсем не было интересно. Эдмунд всегда во все вникал. Но ведь он не Эдмунд, и с каждой минутой она все острее чувствовала разницу между братьями.
– Остался еще один запах, ваша светлость. – Он почему-то не поправил ее, не попросил называть его по имени. – Есть одеколон, любимый французами. Его изобрела семья Фарина в 1709 году, и следует добавить, что этим одеколоном душилась мадам Дюбарри. Кроме того, известно, что именно этот запах предпочитал Наполеон.
– Конечно, – согласился он.
Она заподозрила, что он над ней издевается, но тут же решила, что это не имеет значения и она не станет обращать на это внимание. Важно, чтобы он знал основы ее дела.
– Далее. Эдмунд предпочитал одеколон или комбинацию запахов цветов апельсина и сандалового дерева с небольшим добавлением пряностей. Но для вас, я думаю...
– Я не хочу, чтобы от меня пахло как от цветка. – Неужели он думает, что она ничего не понимает?
– Стало быть, никаких роз? – усмехнулась она.
– Никаких, – ответил он без улыбки.
– Что ж, попробую смешать ладан с пряностями и добавить чуть мускатного ореха, но, дорогой, тебе придется этим душиться.
В глазах Сэмсона промелькнула какая-то тень. Что ему не понравилось? Что она позволила себе наставлять его или сказала ему «дорогой»? А может, ему не понравилось, что ему не был предоставлен выбор? Ведь что бы ни происходило, Сэмсон Карлайл, герцог Дарем, всегда должен был все контролировать.
Одна из дам вдруг громко рассмеялась, прервав их разговор. Они оба обернулись и увидели, что она наклонилась к Норману и что-то ему прошептала. Норман ударил себя в грудь и тоже засмеялся, словно эти дамы были самыми приятными собеседницами, когда-либо посещавшими Дом Ниван. Они и не подозревали, что Норман их намеренно очаровывал. Именно благодаря этому его умению парфюмерия Дома Ниван так хорошо продавалась.
Оливия повернулась к Сэмсону и произнесла:
– Не пора ли нам поэкспериментировать с образцами?
Если бы рассказ вела не она и он не мог созерцать великолепные, совершенные черты ее лица, легкое покачивание ее бедер, изгиб ее груди под обтягивающим и все же скромным платьем, ощущать исходивший от нее слабый аромат – Сэмсон завыл бы от скуки. Ему не было никакого дела до парфюмерии. Она интересовала его лишь постольку, поскольку давала информацию о его брате и его так называемой жене. Но, будучи умным человеком, он понимал, что должен выслушать ее объяснения и попытаться запомнить по крайней мере некоторые из них.
На самом деле чем дольше она говорила, тем больше она его завораживала. Она очень серьезно относилась к своей работе – можно сказать, слишком серьезно для женщины, – но он находил это привлекательным. Она явно испытывала глубокий интерес к предмету, которым занималась, и, несомненно, обладала деловыми качествами, редко присущими женщинам. Честно говоря, он начал восхищаться ею, а он не мог припомнить, чтобы когда-либо восхищался женщиной, кроме как в постели или когда вел ее под руку на балу.
Она подвела его к изящному белому столу, позади которого к стене были прикреплены белые деревянные полки, обитые красным бархатом. С углов полок свисали золотые кисти, добавлявшие полкам нарядности и обрамлявшие бесчисленное множество расставленных на них флакончиков. Некоторые из флаконов были из простого стекла, другие – из керамики, некоторые были раскрашены и даже инкрустированы золотом и драгоценными камнями – скорее всего поддельными. Хотя, судя по клиентуре Дома Ниван, подумал он, камни могли быть и настоящими. Во всех этих флаконах, очевидно, были различные духи. Неужели она заставит его обонять их все?
– Садитесь, пожалуйста, – вежливо предложила она, указав на маленькое, обитое красным бархатом креслице у стола. Он еле в него втиснулся, подивившись тому, как французские дамы в пышных юбках умудряются сидеть в таких креслах. Но эти кресла, по всей вероятности, были не для того, чтобы на них сидеть, а просто для антуража.
Оливия привычным жестом отвела в сторону юбки и села поближе к столу в такое же кресло.
– Здесь мы обычно пробуем запахи.
– Вы ведь не заставите меня нюхать все подряд, не правда ли? – спросил он, указав на ряды флаконов.
– Эти? – Она кивнула на полки. – Они пустые, но в них сохранены характерные запахи, созданные для того или иного человека индивидуально, и их охотно покупают. – Таким образом, каждая леди или каждый джентльмен может не только выбрать уникальный запах, но и иметь его в персонально выбранном ими флаконе, изготовленном в Доме Ниван.
Сэмсон смотрел на нее с восхищением. Она прекрасно чувствовала себя в своих владениях, даже сидя в этом тесном креслице. И, надо отдать ей должное, она не давала ему чувствовать себя неловко.
– Понимаю.
Она улыбнулась ему по-настоящему, без намека на осуждение или высокомерие, и его мнение о ней поднялось еще на ступеньку выше.
– У меня есть несколько образцов, – сказала она, выдвигая небольшой ящик. – Их достаточно, чтобы вы получили представление об основных запахах, о которых я вам только что рассказывала.
Она поставила перед ним небольшой поднос. На нем, в небольших углублениях, стояли миниатюрные квадратные стеклянные флакончики с наклеенными на них ярлыками. Она ловко выхватила один флакон и осторожно вытащила пробку.
– Это сандаловое дерево. – Она помахала флаконом у него перед носом. – Вы явственно чувствуете исходящий от него аромат, но он не обязательно сладкий, до тех пор пока вы не добавите туда жасмин. Он усиливает цветочный аромат этой смеси.
Она заткнула флакон пробкой и поставила его на место и достала другой, прежде чем он успел ответить.
– Вот тот же запах, усиленный жасмином. – Она дала ему понюхать пробку. – Чувствуете разницу? Запах более сладкий, более женственный по цвету и более круглый по своей сущности.
Круглый по своей сущности? Он понятия не имел, что это должно означать, но распознал запах цветов. Это по крайней мере уже был прогресс. Он кивнул и, откинувшись, стал ждать продолжения апробации.
– Это цветки апельсина. Этот запах – мой любимый, особенно если он смешан в правильном соотношении с пряностями.
Запах апельсина был явным, хотя он не мог себе представить, что кто-нибудь захочет душиться «пряным апельсином». Однако он заметил, что несколько длинных прядей выпали у нее из прически, легли в ложбинку между ее грудями и прилипли к влажной коже. Вид этих прядей отвлек его от урока.
– ...одеколон, который Эдмунд любил больше всего. – Она сунула ему под нос еще один флакон. Он послушно понюхал и тут же отпрянул.
– Этот мне совсем не нравится.
– Нет? Очень хорошо. – Она закрыла флакон и вернула его на место.
– Особенно если его очень любил Эдмунд, – добавил он намеренно, положив локти на подлокотники креслица и сцепив пальцы.
– Или Наполеон. – Она взглянула на него из-под полуопущенных ресниц.
– Тем более.
– Ага.
Интересно, что она скрывает за этим профессиональным фасадом, подумал он, но спрашивать он не собирался. Она взяла еще один флакон. Невероятно, но он еще никогда не испытывал такого удовольствия от общения с женщиной вне постели!
– У следующего запаха очень чистая основа, и она не слишком сладкая. Именно поэтому он – один из моих любимых. Он может существовать сам по себе, без всяких добавок.
Он послушно вдохнул аромат подставленного флакона.
– Я чувствую запах гвоздики, – почти не задумываясь, сказал он. Разве она не сказала, что это гвоздика? Наверное, сказала, потому что ее глаза вспыхнули, и она кивнула.
– Очень хорошо, Сэмсон.
Он почему-то был горд ее похвалой.
– Запах пряностей подходит и мужчинам, и женщинам. С помощью небольшой добавки других запахов можно сделать духи мягче или резче, а для мужчин можно добавить мускуса. Вот это мне и хотелось бы сделать для вас.
– Прекрасно.
Она поставила на место флакон и, отодвинув поднос, положила руки на стол и посмотрела ему прямо в глаза.
– Вам все это наскучило?
– Ничего подобного.
– Думаю, вы говорите неправду. – Он лишь пожал плечами.
Она взяла поднос с образцами, собираясь поставить его на место.
– Тогда, чтобы не терять время, я не стану демонстрировать вам запах розы. Полагаю, вы и так прекрасно его знаете.
– Его любит моя сестра. По этому запаху всегда можно определить, что в комнату недавно входила Элиза. По-моему, она злоупотребляет этими духами, но мое мнение ее никогда не интересовало.
– Так-так, месье Карлайл, выбираете новый аромат? – Норман подошел к ним из-за витрины. – Что-нибудь на весну?
Оливия вздрогнула от неожиданности, а Сэмсон был недоволен, что их прервали. Он выпрямился в своем креслице и кивнул Норману, а Оливия поставила поднос обратно в ящик стола.
– Полагаю, нам придется присутствовать на нескольких мероприятиях в предстоящие дни, – ответила Оливия, подставляя Норману щеку для поцелуя. – Но мой дорогой супруг что-то сегодня никак не может решиться.
– Вот как?
– Как обычно, – притворно вздохнула Оливия. – Но мы все же договорились о комбинации, которая ему подойдет.
Француз стоял за спиной Оливии, держась за спинку ее кресла. Его пальцы были в непосредственной близости от ее плеч.
– И каков же ваш выбор, месье?
– Разумеется, пряная основа, – на безупречном французском ответил Сэмсон, улыбаясь так, как улыбался бы, по его мнению, Эдмунд. По непонятной причине он был страшно раздражен. – Это ведь аромат сезона, не так ли?
– Как же, как же.
Сэмсон стал разглядывать Нормана. Яркое солнце освещало его лицо. Вряд ли женщины находили немолодого француза красивым, но он был обходителен – на самом деле или притворялся таким, – и дамам это, конечно, нравилось. Он старался быть мягким и приветливым, как того требовал товар, основными покупателями которого были женщины.
Что-то в Нормане беспокоило Сэмсона, но он не понимал, что именно. У француза были глубоко посаженные глаза, острый взгляд, довольно большой мясистый нос, большие залысины, почти не было подбородка, и толстая, короткая шея лишь подчеркивала этот недостаток. Он не был тучным, но у него был приличных размеров живот, свидетельствовавший о том, что он любит поесть.
Нет, Сэмсона беспокоила не довольно заурядная внешность Нормана, а что-то другое, чего он не мог определить. К тому же Норман вел себя как-то очень по-собственнически по отношению к Оливии. Это раздражало Сэмсона. Замечал ли это его брат?
– Что ж, дорогой, нам пора идти. Уже время ленча, – сказала Оливия и стала подниматься. Норман автоматически поддержал ее под локоть.
Сэмсон немедленно встал и не думая схватил ее за руку. И своим лучшим приказным тоном сказал:
– Может, найдем какое-нибудь кафе, Ливи? Вы извините нас, Норман?
– Конечно, – ответил Норман, сразу же отпустив ее локоть.
Француз не переставал улыбаться, хотя у Сэмсона сразу же сложилось впечатление, что тот насторожился и задумался. Он наморщил лоб и немного отступил в сторону, чтобы Оливия могла выйти из-за стола. Приподняв юбки и не глядя на мужчин, она направилась к выходу.
– Сегодня чудесный день, дорогой. А я просто умираю с голоду, – заявила она деланно веселым голосом.
– Норман, – кивнул Сэмсон на прощание и пошел вслед за Оливией, которая стояла к нему спиной и смотрела через стекло на улицу. Он взял ее под руку и вывел за дверь, чувствуя затылком, что Норман провожает их внимательным взглядом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог-обольститель - Эшуорт Адель



Хороший роман!Мне понравился!
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлла
12.04.2011, 9.13





Легко читается
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ
9.11.2012, 15.20





Чрезвычайно интересный роман. Оригинальный сюжет по сравнению с другими романами о путанице с близнецами. Читается на одном дыхании. Советую.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 8.57





мне роман не очень понравился.Оценка 4/10. Мне он показался затянутым и скучным.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельИнна
12.05.2013, 20.08





Один раз можно прочитать.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельКэт
14.06.2014, 17.43





Мило. Но характеры слабо прописаны, не хватает страсти.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельБибиана
11.08.2015, 22.36





Мне понравился роман, очень интересный.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельЛида.
15.01.2016, 12.37





Роман не "слабый", интересный, лично мне не хватило страсти между гл.героями, а так ставлю 9 баллов... заслуженно:-)
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлександра Ха 27
18.01.2016, 1.14





очень хороший роман.
Герцог-обольститель - Эшуорт Адельвалентина
28.01.2016, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100