Читать онлайн Герцог-обольститель, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог-обольститель - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог-обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Они оба согласились с тем, что на сегодняшний вечер она пойдет одна. После длительного обсуждения они пришли к заключению, что ей лучше будет увидеть Брижитт и Эдмунда вместе в обществе людей, так, чтобы Оливия могла понять его реакцию на ее появление, на то, что она родственница семьи Брижитт, и вместе с тем быть в безопасности и избежать его гнева. В кругу семьи Гованс и в присутствии тех, кого она знала по бизнесу, он не мог представить ее как свою «бывшую жену» или жертву. Эдмунд не сможет ничего с ней сделать или сказать что-либо неподобающее, но его поведение его выдаст. Они решили застать его врасплох, смутить и шокировать. Сегодня они его подразнят, а завтра вечером – полностью разоблачат.
У нее не было большего желания, чем увидеть, как Эдмунд начнет извиваться на глазах у своей будущей семьи. Она подойдет к нему с таким видом, будто она пришла ради Брижитт, и посмотрит, что он будет делать. А уж какое она от всего этого получит удовольствие!
– А зачем ты приехала в Грасс? Зачем тебе проделывать такой путь только для того, чтобы встретиться с Эдмундом? Ты же замужем за другим.
– Просто настало время побывать в Грассе, познакомиться с новинками сезона. О твоей помолвке я услышала, только когда мы с мужем приехали.
– Да, в городе только о ней и говорят, – с гордостью ответила Брижитт.
С этими словами она повернулась и вышла из ресторана.
И вот, надев красное шелковое платье с пышными рукавами и низким декольте, свои рубиновые серьги и подняв в высокую прическу волнистые волосы, она оставила Сэмсона в отеле, пообещав, что появится на вечере, немного побудет там, потом извинится и уйдет. Сэмсон настоял на том, чтобы наемный экипаж ждал ее уже в семь часов.
Нервы у нее были на пределе, сердце бешено колотилось. Все три дня с тех пор, как она встречалась с Брижитт, ее одолевали эмоции, не всегда приятные. Они с Сэмсоном почти не разговаривали и мало общались, и настроение у него тоже было мрачным. В один из дней она поехала в магазин Гованс в центре города, потом на их склад, стараясь разузнать о новейших комбинациях духов и планах на следующий сезон и год. Сэмсон отказался ее сопровождать, и она приняла это за отсутствие с его стороны интереса. Во всяком случае, она надеялась, что дело было только в этом. Однако она с трудом могла сосредоточиться на своем бизнесе. Ее мысли все время возвращались то к Сэмсону, то к предстоящей встрече с Эдмундом. Они с Сэмсоном занимали в отеле один номер, но спали в разных комнатах. Он был молчалив, очевидно, потому, что обдумывал свою встречу с братом, которого не видел вот уже десять лет.
Оливия не понимала изначальных причин антипатии Сэмсона к Эдмунду, а он не раскрывал их. И она не настаивала на том, чтобы он поделился с ней своими мыслями, но теперь, когда встреча с Эдмундом должна была вот-вот состояться, ее начало одолевать любопытство. Она не могла дождаться, пока все секреты наконец раскроются.
Разумеется, было невозможно обсудить до мелочей все детали их дальнейших действий, но, зная настоящее положение дел, они приготовились хорошо сыграть свои роли.
Они будут продолжать разыгрывать супружескую пару, в том числе и потому, что они жили в одном номере отеля, и знавшие ее в Грассе люди сочли бы ее поведение неприличным и даже безрассудным, если бы не считали их супругами. Оливию, конечно, беспокоило, что станет с ее репутацией, когда откроется правда, а это произойдет очень скоро. Но сегодня она отказывалась об этом думать. Сегодня значение имело только одно – она отомстит человеку, который попытался ее уничтожить.
Дорога до поместья была короткой, и очень скоро она уже поднималась по ступеням широкой гранитной лестницы, ведущей ко входу в дом. Дом стоял на склоне холма, покрытого виноградниками, и был освещен факелами. Два лакея в парадных ливреях стояли по обе стороны широких дубовых дверей, встречая гостей.
Оливия давно не была в поместье, но как только она вошла в ярко освещенный холл, она поняла, что здесь ничего не изменилось. Внутреннее убранство было выдержано в приглушенных бежевых и золотистых тонах, словно дополнявших окружающий дом пейзаж, равно как бронзовые канделябры и подсвечники, цветастые обои и местной выработки ковры.
При ней был только ее красный ридикюль и отделанный золотом веер, так что ей не пришлось раздеваться, и она последовала за дворецким в гостиную, где приглашенных ожидали шампанское и закуски.
Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться: приближался момент разоблачения. Выпрямив спину, она вошла с гордо поднятой головой. Наступила тишина. Гости, со многими из которых она была давно знакома, были явно удивлены ее неожиданным появлением.
Она окинула гостиную быстрым взглядом, чтобы увидеть того, кого когда-то считала своим мужем. Но ее ждало разочарование – Эдмунда пока не было среди гостей. Не было и Брижитт. Оливии пришлось общаться с родственниками и знакомыми, большинство которых работали в компании Гованс. Главные герои должны были, вероятно, появиться позже.
Взгляд Оливии упал на Ива-Франсуа Маркотта, отца покойной матери Брижитт, главу семьи, владельца поместья и Дома Гованс и практически единственного живущего члена семьи, если не считать отца Брижитт, который жил в Бельгии со своей второй женой и их детьми.
Маркотт тоже ее заметил и, улыбаясь, пошел ей навстречу, оставив у незажженного камина неизвестного Оливии джентльмена.
– Дедушка, – с искренней теплотой приветствовала она деда и, привстав на цыпочки, поцеловала его в щеку. – Как я рада тебя видеть.
– Ах, Оливия! – Он схватил ее за плечи и, чуть отстранив, оглядел со всех сторон. – Ты выглядишь точно так же, как твоя мать двадцать пять лет назад, и такая же красавица.
– Ты тоже хорошо выглядишь и все такой же красивый. – И эго правда, подумала она, если учесть, что ему было не менее семидесяти пяти лет. Волосы были густыми и еще не совсем седыми, блестящие глаза светились умом и здоровьем.
– Я уже старик, но ежедневные прогулки по холмам позволяют мне сохранять форму.
– Так же, как хорошее вино? – лукаво намекнула она.
– Конечно, – со смешком ответил он. – Какая жизнь без хорошего вина?
– В таком случае я не сомневаюсь, что ты проживешь еще тридцать лет.
– С Божьей помощью, детка, с Божьей помощью. Полагаю, ты знаешь почти всех гостей. Сегодня у нас небольшой прием в честь месье Карлайла, которого мы хотим представить нашим друзьям, но завтра будет бал. Брижитт наверняка тебе об этом сказала. Она была приятно удивлена, увидев тебя после стольких лет. Я надеюсь, что и ты приедешь на бал.
Интересно, подумала Оливия, упомянула ли Брижитт, что она очень хорошо знакома с ее женихом или что она замужем?
– Ни за что не пропущу такое событие, дедушка Маркотт. А где Брижитт?
– Думаю, что она все еще одевается. Ты же знаешь женщин.
– Да уж, – засмеялась Оливия.
– Но месье Карлайл... где-то здесь. Брижитт сказала, что ты с ним знакома. – Это был не вопрос, а утверждение, и Оливия решила ответить так, как репетировала:
– Да, конечно. Он хороший знакомый моей тети Клодетт.
Он удивленно поднял брови.
– Он не говорил нам о графине Ренье, но это вполне объяснимо. Он часто бывает в Париже.
– Я уверена, что именно там они и познакомились.
– А как поживает твоя фирма? – Он понизил голос. Слава Богу, что он переменил тему, подумала она.
– Очень хорошо. И все благодаря Норману и его умению вести дела. Он помог нам сохранить покровительство многих важных людей света, включая императрицу Евгению.
– Это замечательно. Она такая привередливая леди, когда дело касается духов, не правда ли? Но от меня ты этого не слышала...
– Никогда, – весело рассмеялась Оливия.
Он посмотрел ей через плечо и, видимо, увидел кого-то из знакомых.
– Мне надо поговорить кое с кем, детка. Но пока ты в Грассе, Оливия, прошу тебя зайти в магазин и посмотреть образцы нашей новой коллекции из Азии. Мне бы хотелось знать твое мнение.
«Или кое-что из них продать мне», – усмехнулась про себя Оливия.
– Я уже сделала заказ на некоторые образцы, чтобы получить их к началу нового сезона в Париже.
– Чудесно. – Он взял ее руку в перчатке и нежно пожал. – Как же приятно тебя видеть, Оливия. Желаю хорошо провести у нас время.
«Лучше, чем ты думаешь, дедушка».
– Благодарю.
Он отпустил ее руку, потрепал по щеке и откланялся.
Стоя у камина, она повернулась лицом к гостям, чтобы увидеть Эдмунда, как только он появится. Она была более чем готова снова его увидеть, но еще никогда в жизни так не нервничала. Она заметила нескольких гостей, которых знала либо по имени, либо как партнеров по бизнесу, поговорила с ними, потом обменялась любезностями с двумя леди, которые закупали в Грассе духи для своих магазинов в Париже. Потом она прошла в другой конец гостиной и встала у дверей в столовую рядом с буфетом с закусками, заняв таким образом позицию, с которой ей были видны два входа одновременно.
Она была слишком взвинчена, чтобы есть, и, взяв бокал с шампанским, сделала три или четыре глотка, чтобы успокоиться. Хотя Сэмсон и согласился с их так называемым планом атаки, она понимала, что у него все еще оставались сомнения насчет того, отпускать ли ее одну. Он, правда, ничего не сказал, но когда он стоял у отеля, провожая ее на встречу с Эдмундом, то по напряженному выражению его лица и внимательному взгляду она поняла, что он за нее беспокоится. Даже сейчас, пытаясь сосредоточиться на встрече с Эдмундом, которую она так давно себе представляла, ее все время отвлекали мысли о его брате – его лице, его поцелуях, его прикосновениях, и мучили воспоминания о той ночи на кухне, где случилось самое важное событие в ее жизни – неприличное, аморальное и совершенно... божественное.
Сэм. Сэм. Сэм...
Вдруг она выпрямилось, сердце застучало, а ее взгляд остановился на предмете своих обид и страданий. Он стоял в дверях столовой, все такой же высокий, статный и красивый, и, наклонив голову, смотрел на сияющую Брижитт, которая держала его под руку.
У Оливии пересохло во рту. Она отступила и спряталась за дородной дамой в пышных юбках, чтобы дать себе время опомниться и понаблюдать за Эдмундом до того, как он ее заметит.
Он был в вечернем темно-синем сюртуке, голубом жилете и белой шелковой рубашке с белым жабо. Волосы были той же длины, как она помнила, но были немного подстрижены за ушами и зачесаны со лба назад, как у Сэмсона.
Ей вдруг подумалось, что хотя братья похожи физически, у Сэмсона внешность более внушительная, чем у его брата, возможно, благодаря тому, что он воспитывался как наследник рода, но скорее всего все-таки из-за личных качеств. Сэмсон всегда выглядел потрясающе красивым и немного отстраненным, а Эдмунд – веселым и... хитрым. Так он выглядел и сейчас, улыбаясь своей невесте.
Завидев их, гости начали аплодировать. Брижитт сияла, глядя на Эдмунда, и ее, очевидно, ничуть не беспокоило, что кто-либо из присутствующих может испортить ей вечер. Эдмунд тоже выглядел беззаботным, что, по-видимому, означало либо то, что Брижитт не рассказала ему о своей встрече за чаем, либо что он слишком уверен в преданности своей избранницы и в надежности своего замысла.
Дедушка Брижитт представил его гостям и предложил выпить за жениха и невесту. После этого гости снова разбились на группы, продолжая оживленно разговаривать, выпивая и закусывая. Оливия наблюдала за парочкой из своего угла. Брижитт выбрала для вечера голубое платье с белыми кружевными фижмами, видимо, для того, чтобы оно гармонировало с одеждой Эдмунда. Волосы были разделены на прямой пробор, заплетены в две косы и уложены кругами вокруг ушей. На ней было мало украшений и почти никакой косметики, и все же она выглядела почти красивой. Ее глаза сияли от возбуждения и предвкушения скорой свадьбы.
На какую-то долю минуты Оливия почувствовала себя виноватой за свое желание омрачить столь радостное для Брижитт событие, пока не вспомнила, что привело ее сюда, какую боль ей причинил человек, который собирался одурачить Брижитт точно также, как он сделал это с ней. Она решила, что пора подойти к счастливой парочке с поздравлениями.
Собрав все свои физические и моральные силы, она отставила недопитый бокал шампанского на стойку и направилась к Эдмунду, стоявшему в центре гостиной с бокалом в руке.
Брижитт заметила ее первой и оценивающе оглядела. Потом она потянула за рукав Эдмунда, и он наклонился к ней, чтобы послушать, что она ему скажет. Его голова неожиданно дернулась, и он наконец увидел Оливию.
Этот момент был поистине бесценным. Его деланная улыбка исчезла с лица, и он страшно побледнел. Он стоял и смотрел, как она приближается к нему с безмятежным видом. В этот момент она жалела об одном – с ней не было Сэмсона.
Она подошла к ним и протянула руку Брижитт.
– Брижитт, дорогая, ты сегодня просто вся светишься. – Она наклонилась и поцеловала девушку в щеку. Потом отступила и внимательно посмотрела на эту змею – Эдмунда.
Брижитт заговорила первой:
– Дорогой, ты помнишь леди Оливию Шей из Дома Ниван?
Эдмунд заморгал, будто сбитый с толку, на самом деле пытаясь осознать тот факт, что она действительно стоит перед ним – спокойная, вежливая – и ждет, что он скажет. А она протянула ему руку вниз ладонью.
– Добрый вечер, месье Карлайл, – приветствовала она его с невинной улыбкой.
Он наконец пришел в себя, решив, что лучше узнать ее, а то она чего доброго бросится ему на шею и закатит скандал.
– Добрый вечер, леди Оливия. – Он схватил ее руку и поднес к губам. – Прекрасно выглядите.
Его рука была холодной и липкой. С перепугу он, очевидно, вспотел. Она усмехнулась, наслаждаясь его замешательством.
– Приятно снова вас встретить. Да еще при таких... невероятных обстоятельствах.
Он слегка нахмурился.
– Да. Я и не знал, что вы знакомы с Маркоттами или с Домом Гованс.
«Подлый враль».
– Как это чудесно... для всех нас, не правда ли? – Она начала обмахиваться веером. – Вы, конечно, знаете, что у моей тети Клодетт есть в Грассе семья, хотя я очень давно не встречала ее здесь. Как это удачно, что я оказалась в Грассе и могу присутствовать на вашей свадьбе.
Брижитт смотрела на Оливию с подозрением, на ее губах все еще играла слабая улыбка.
– А где ваш муж? – не слишком вежливо спросила она. – Я думала, что он приедет с вами.
Лучшего момента для такого вопроса нельзя было и придумать. Эдмунд замер, а его лицо начало багроветь.
Не дав ему возможности вмешаться, Оливия тут же ответила:
– Боюсь, он сегодня немного нездоров, но он передает вам свои наилучшие пожелания.
– Мне очень жаль, – сказала Брижитт, нежно поглаживая рукав сюртука Эдмунда.
– У вас здесь так жарко.
– Да, давно так не было.
– А поскольку он англичанин, он не привык к постоянному солнечному свету.
– Уже больше недели нет дождя.
Оливия продолжала обмениваться с Брижитт любезностями.
– Да, с тех пор как мы здесь, ни разу не было дождя.
– Вы замужем? – неожиданно вмешался Эдмунд. Он сказал это так, будто до него только что дошли ее слова о муже.
– Да, – просто ответила она, обратив свое внимание на него.
– И за англичанином, дорогой, таким, как ты, – добавила Брижитт, все еще поглаживая его рукав.
– Да, месье, и я вдруг подумала, что вы с ним очень похожи, – с громадным удовольствием сказала она, оглядев его с головы до ног. – Только он немного выше вас ростом – на четверть дюйма или около того.
– Но он наверняка не такой красивый, – промурлыкала Брижитт.
Эдмунд улыбнулся своей суженой. Эта улыбка, по мнению Оливии, была особенно фальшивой, ведь внутри у него все кипит, а в голове проносится множество вопросов, которые он не может задать. Как она наслаждалась этим моментом!
– Ах, нет. Я считаю, что он такой же красивый, – возразила она и сжала веер обеими руками. – Но разве не так думают все жены о своих мужьях?
– Да, – согласилась Брижитт.
– Полагаю, вы с мужем остановились в отеле «Мезон де ла флёр»? – уже более холодным тоном спросил Эдмунд.
– Естественно. – Она решила, что, если он захочет, он все равно это узнает, независимо от того, скажет она или нет. – Мы считаем, что это самое приятное место в Грассе, а мне не хотелось затруднять родственников, тем более что мы приехали без предупреждения.
– Естественно, – повторил он, внимательно ее изучая. А потом спросил: – Раз он англичанин, возможно, я его знаю. Могу я спросить, как его зовут?
Как же она сразу не подумала, что он может об этом спросить, отругала себя Оливия. Впрочем, вопрос был глупый, поскольку Эдмунд не был в родной стране уже десять лет и не мог знать очень многих. Но если она упомянет имя Сэмсона, Эдмунд придет сегодня ночью к ним в отель, а к этому они пока не были готовы. Нет, все раскроется только завтра, на балу, чтобы свидетелями стали все.
Не задумываясь, она пробормотала:
– Его зовут Джон. Джон Эндрюс. Он банкир из Лондона.
– Банкир?
– Да. Он помогает мне вести мои финансовые дела. – Она могла бы поклясться, что Эдмунд фыркнул.
– А что, у Дома Ниван финансовые затруднения? – Брижитт наконец проявила неподдельный интерес.
Оливия махнула рукой.
– Нет, что ты! С этим все в порядке. – Она бросила быстрый взгляд на Эдмунда, потом снова обратилась к Брижитт: – Месье Эндрюс оказался просто финансовым гением. Он помог мне привести в порядок мое личное наследство. – Она немного понизила голос. – При проверке документов оказалось, что... я лишилась части его.
– Ах, вот как. – Брижитт явно снова потеряла интерес.
Хотя выражение лица Эдмунда не изменилось – только раздулись ноздри, – но было видно, что он готов наброситься на Оливию или схватить ее за горло. Его невеста ничего не заметила, но нахмурилась. Она, очевидно, поняла, что Оливия, затронув вопрос о наследстве, может пойти дальше и начнет говорить, что Эдмунд женится на ней, чтобы завладеть ее наследством. Оливия была пока довольна своим спектаклем, но к скандалу или рыданиям не была готова. Она пожала плечами:
– Я думаю, что надзор за наследством не следует отдавать в руки дамам. Во всяком случае, так говорит мой муж.
Эдмунд на это ничего не ответил, но его лицо окаменело. Брижитт просто кивнула.
– Мне не следует больше задерживать вас, – сказала Оливия. – Господи, столько людей пришли вас поздравить, а я все болтаю. Может быть, у нас будет шанс поговорить потом.
– Да, нам надо пообщаться с гостями, дорогой, не так ли? – с явным облегчением согласилась Брижитт.
В этот благословенный момент к ним подошли две неизвестные Оливии пожилые леди, чтобы поздравить молодую пару, и Оливия отошла в сторону.
Бросив на Эдмунда последний многозначительный взгляд, она повернулась к нему спиной и направилась к буфету за еще одним бокалом шампанского, чтобы унять внутреннюю дрожь.
Ее следующим шагом было извиниться и отправиться домой – в сильные руки Сэмсона и крепкие стены отеля. А здесь Эдмунд не будет спускать с нее глаз, может, даже заговорит, если представится такая возможность, хотя он вряд ли найдет причину, чтобы вырваться из рук Брижитт на достаточное для долгого разговора время.
Но, протягивая руку за бокалом, она не заметила стоявшего у нее за спиной Эдмунда, пока он не схватил ее за локоть, да с такой силой, что она расплескала шампанское на свое платье и на ковер.
Она замерла в шоке. Они стояли в углу комнаты спиной к остальному залу.
А он наклонился и сказал тихим и суровым голосом:
– Встретимся завтра утром в десять в садовой беседке отеля. Будь там одна. Нам надо поговорить, Оливия.
Прежде чем она успела ответить, он быстро от нее отошел, так что когда она обернулась, он уже скрылся в толпе гостей, которые по-прежнему веселились и, по всей видимости, не заметили, что они были рядом, пусть только несколько секунд.
Оливия скорее рассердилась, чем испугалась, но поняла, что ей надо немедленно уезжать. Допив остатки шампанского, она поставила бокал на стойку и стала искать глазами дедушку Маркотта, чтобы с ним попрощаться.
* * *
С того момента, как уехала Оливия, Сэмсон время от времени кружил в нетерпении по вестибюлю отеля, все больше за нее тревожась, хотя знал, что они до мелочей продумали важные моменты ее присутствия на балу и при таком количестве народа она будет в безопасности. Все же его беспокоило, что он не с ней, чтобы следить за ее действиями и чтобы увидеть выражение лица Эдмунда, когда он ее увидит. Но ему ничего не оставалось, как ждать. Однако прошло уже более двух часов, и он начал терять терпение.
Наконец он увидел остановившуюся перед отелем карету и кучера, который слез со своего сиденья, чтобы открыть дверцу.
Сэмсон ринулся к карете, и как только Оливия его заметила, лицо ее просияло.
– Вы, верно, беспокоитесь, – сказала она, не скрывая своего удовлетворения.
– Мне ничего не остается делать, как ухаживать за вами, леди Оливия.
– Как и должно быть, – заметила она лукаво.
Она выглядела очень оживленной и взволнованной. Бледность сменилась румянцем, глаза блестели.
– Ну что? – спросил он, потому что она молчала. И тогда она не выдержала, радостно взвизгнула и бросилась в его объятия.
– Боже мой, Сэм, это было великолепно! Просто великолепно! – восторженно воскликнула она и, прижавшись к нему, уткнулась лицом ему в шею.
Сэмсон был так изумлен ее поведением, ее непосредственностью, что не сразу понял, что ему делать. Но потом, словно это было вполне естественно, он обнял ее за талию и приподнял вверх. Она начала осыпать поцелуями его шею.
Он был околдован. От нее чуть-чуть пахло вином и цветами, шелковистые волосы ласкали его щеку, и он воспользовался этим моментом – всего одним моментом, – чтобы насладиться мягкими формами ее тела, прикосновением ее губ, утонуть в звуках ее невинного смеха. Ее счастье заразило его, и когда она наконец оттолкнула его, он понял, что без нее мир будет пустым.
Он опустил ее на пол, а она, заглянув ему в лицо, сказала:
– Я все вам расскажу, но сначала давайте войдем.
– Прекрасная мысль, – сказал он, все еще обнимая ее одной рукой за талию.
Она схватила другую его руку и не выпускала до тех пор, пока они не поднялись на свой этаж.
Их апартаменты были довольно скромными: две отдельные спальни и общая между ними комната с одной софой и столом с двумя креслами. Она остановилась возле стола, зажгла стоявшую на нем лампу и, вынув из ушей серьги, бросила их на стол вместе с веером и ридикюлем.
Потом посмотрела на него с торжествующей улыбкой.
– Все прошло великолепно.
– Вы уже это сказали.
– Он был в шоке, просто в шоке. Как же это было забавно, Сэм.
Сэмсон тяжело опустился на софу, вытянул ноги и, сложив на животе руки, посмотрел на нее с изумлением.
– Вижу, вы хорошо повеселились, не так ли?
– Это было чудесно. – Она грациозно опустилась в кресло и расправила свое красное платье. – Когда он меня наконец увидел, он побледнел как полотно. Но после того, как я поговорила с ним и Брижитт, он страшно разозлился, хотя ему удалось скрыть свой гнев лучше, чем удивление. Вы не можете себе вообразить, какой была его реакция. А лучше всего было то, что он должен был молчать, чтобы не выдать себя, потому что его невеста не отходила от него ни на шаг. Так что он был в полном моем распоряжении. – Она весело рассмеялась. – Я сказала ему, что я замужем за неким мистером Джоном Эндрюсом, банкиром из Лондона. Я якобы неправильно вложила свои личные деньги, и он помогает мне с этим разобраться. – Она опустила руки на колени. – Господи, Сэм, жаль, что вас там не было! Момент был просто великолепным.
Ее восторг был заразителен, и Сэмсон засмеялся, откинув голову на спинку софы.
– Дорого бы я отдал за то, чтобы увидеть, как вы справляетесь. Я едва нашел в себе силы, чтобы не помчаться на бал, чтобы все увидеть своими глазами.
– А я все время думала о вас, – тихо промолвила она.
– Я надеюсь, – пробормотал он, почувствовав, как что-то сжалось у него внутри, хотя она, возможно, поняла его не так, как он того хотел.
– Я все время думала, что это был бы за вечер, если бы мы оба предстали перед ним и увидели, как бедняжка Брижитт цепляется за него, будто я собираюсь украсть его прямо перед ее носом. – Она фыркнула. – Какой абсурд!
Ему немедленно захотелось поцеловать ее.
– А что-нибудь еще случилось? Он сказал что-нибудь о Доме Ниван или о ваших деньгах?
Она немного скривилась и нахмурилась.
– Нет, ничего такого он не сказал, да и не мог. Ведь я вела себя вовсе не как жертва, у которой разбито сердце, и это его и смутило. В какой-то момент мы с Брижитт заговорили о том, какие разные Эдмунд и мой муж. – Она лукаво посмотрела на Сэмсона и снова улыбнулась. – Я сказала им обоим, что мой муж на четверть дюйма выше ростом, но тоже очень красив.
После такого признания Сэмсон не мог думать ни о чем другом, как послать все к дьяволу, схватить ее в объятия и овладеть ею прямо на ковре. Тот факт, что она заметила эту единственную крошечную разницу в росте между ним и Эдмундом, значил для него больше, чем она могла себе представить.
– А как долго вы с ним разговаривали? – Ему хотелось знать все детали – вдруг она что-нибудь упустила.
Она пожала плечами, задумавшись.
– Недолго, минут пять, и это, наверное, было хорошо. Ведь в зале было человек пятьдесят или около того, и все хотели его поздравить, так что я не могла долго его задерживать. Но он ни словом не обмолвился о вас... О! Я упомянула имя тети Клодетт, но так, мимоходом. – Она подалась вперед, и ее глаза сверкнули. – Я была бы просто счастлива, если бы он что-нибудь сказал о ней, но, по правде говоря, Сэм, мне понравилось больше всего, что он ничего не мог ответить, что бы я ни говорила. Ему не оставалось ничего, как только молчать и уповать на то, что крошка Брижитт ничего не заподозрит.
Он был поражен – ее умом, ее обаянием, ее необычайной красотой. В этот момент он подумал, что Эдмунд совершил самую большую в своей жизни глупость, упустив эту выдающуюся женщину.
– А что вы почувствовали к нему, Оливия? – поколебавшись, спросил он.
Растерявшись, она задала встречный вопрос:
– Что я почувствовала? В каком смысле?
– Вы рассказали, что, встретившись с ним, вы полностью владели моментом, но вы когда-то говорили мне, что любили его. Любопытно было бы узнать, не вернулись ли квам эти чувства. Вы не приревновали его к Брижитт? – Он внимательно посмотрел на нее и спросил напрямую: – Вы все еще в него влюблены?
Она сидела и смотрела на него без всякого выражения несколько минут – так ему, во всяком случае, показалось. Потом она резко встала.
– Эдмунд – дурак. Я никогда не смогла бы полюбить дурака.
Он тоже встал. Такого облегчения он еще никогда не чувствовал.
– Знаете, Оливия, я подумал о том же самом.
– Вот как?
Он приблизился к ней на шаг и завис над ней.
– Да.
Она покачала головой, и выражение ее лица опять стало радостным.
– Завтра вечером, Сэм, он будет полностью разоблачен, и я уже предвкушаю, как войду в зал под руку с вами.
Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Потом, когда она поняла, что он намерен делать, ее глаза округлились, рот приоткрылся, и она облизнула пересохшие губы. Все же ей удалось совладать с собой, и она отступила.
– Я, пожалуй, пойду спать, – сказала она.
Он с невероятным трудом подавил вожделение, которое нахлынуло на него с такой силой. Если бы она знала, что она с ним делает!
– Повернитесь, – приказал он немного слишком резко.
– Я... я не могу...
– Я хочу помочь вам расстегнуть платье, – уже мягче сказал он.
Перед балом он помог ей с этой частью одежды, потому что у нее не было горничной. Но сейчас она не хотела, чтобы он к ней прикасался.
– Все в порядке, Оливия. Позвольте мне помочь вам расстегнуть пуговицы, и идите спать.
Она не стала больше спорить, а просто повернулась к нему спиной.
Он начал с верхней пуговицы у лопаток. Его пальцы касались ее кожи, отчего у нее побежали мурашки. Он расстегивал одну пуговицу за другой, пока не дошел до талии. Потом он схватил ее за предплечья и повернул к себе.
Ее взгляд поразил его, В нем он прочел понимание, доверие и... преданность.
Прижав к груди платье, чтобы оно не упало, она погладила его свободной рукой по щеке и сказала внезапно охрипшим голосом:
– Благодарю, Сэм. Благодарю за все.
– Ради вас я готов на все, – прошептал он.
– Спокойной ночи, Сэм.
– Спокойной ночи, Ливи.
Повернувшись, она направилась в свою спальню и тихо прикрыла за собой дверь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог-обольститель - Эшуорт Адель



Хороший роман!Мне понравился!
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлла
12.04.2011, 9.13





Легко читается
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ
9.11.2012, 15.20





Чрезвычайно интересный роман. Оригинальный сюжет по сравнению с другими романами о путанице с близнецами. Читается на одном дыхании. Советую.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 8.57





мне роман не очень понравился.Оценка 4/10. Мне он показался затянутым и скучным.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельИнна
12.05.2013, 20.08





Один раз можно прочитать.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельКэт
14.06.2014, 17.43





Мило. Но характеры слабо прописаны, не хватает страсти.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельБибиана
11.08.2015, 22.36





Мне понравился роман, очень интересный.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельЛида.
15.01.2016, 12.37





Роман не "слабый", интересный, лично мне не хватило страсти между гл.героями, а так ставлю 9 баллов... заслуженно:-)
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлександра Ха 27
18.01.2016, 1.14





очень хороший роман.
Герцог-обольститель - Эшуорт Адельвалентина
28.01.2016, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100