Читать онлайн Герцог-обольститель, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог-обольститель - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог-обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Сэмсон не понимал, что с ним происходит. Всю неделю он страдал от приступов невыносимой скуки, от которых его спасали лишь живость Оливии и ее желание заинтересовать его в ежедневных делах Дома Ниван, которые его на самом деле очень мало интересовали. Он с нетерпением ждал этого вечера, надеясь узнать хоть что-нибудь, что приблизило бы его к разгадке. Он сможет поговорить с теми, кто знал его брата и как светского человека, и как мужа владелицы Дома Ниван, увидеть их реакцию, узнать их мнение. Он надеялся, что кто-нибудь нечаянно или намеренно проговорится.
А он танцует. Он ненавидел танцы, а потому его желание вальсировать с Оливией казалось ему особенно подозрительным. Вместо того чтобы отнестись серьезно к этому вечеру и рационально его использовать, он пока что ведет себя как влюбленный мальчишка. Учитывая его прошлый опыт с женщинами и то, что ему почти тридцать пять лет, ему следовало бы быть осторожнее. Даже сейчас он должен быть в зале, смешаться с толпой, разговаривать с людьми и постараться чаще отрываться от Оливии, чтобы она не мешала ему узнать то, что ему необходимо.
Однако ему пришлось признаться самому себе, что за последние несколько часов жена его брата не раз лишала его дара речи. Сначала, когда она предстала перед ним еще дома, она поразила его своей элегантностью и красотой. Потом она рассмеялась чему-то в ответ на то, что он сказал, словно ей действительно было весело. И конечно, ничто не могло сравниться с тем наплывом эмоций, какой вызвала у него ее слишком экстравагантная шутка по поводу того, что она не разрешит ему лизать ее кожу. Он с трудом отделался от невероятного видения: она стоит перед ним, мокрая после ароматической ванны, и позволяет ему попробовать на вкус теплую кожу каждого изгиба ее тела и все ее скрытые прелести.
Но что беспокоило его больше всего, так это то, как она прижималась к нему во время танца, как смотрела на него глазами, полными смущения и желания, возможно, даже не осознавая этого. Во всяком случае, так ему хотелось думать. Он не привык к женщинам, которые были то наивными, то вдруг слишком смелыми, потому что еще не встречал женщины, которая не хотела бы получить что-то от него. Он мог предположить, что Оливия хочет его или, правильнее будет сказать, нуждается в нем, чтобы найти Эдмунда и спасти свой бизнес. Но только как в родственнике. Неудивительно, что она озадачена.
Теплый ночной ветерок помог ему расслабиться, вернул к реальности. Она молча шла рядом, дважды остановившись, чтобы переброситься несколькими словами со знакомыми. Он старался вести себя точно так, как вел бы себя Эдмунд, и был ей благодарен за то, что она помогала ему: «Ты ведь помнишь месье Левеска, дорогой, не правда ли?» или «По-моему, мы в прошлом сентябре обедали у мадам Валуа, правильно, дорогой?». На что он отвечал с фальшивой, как у Эдмунда, любезностью: «Как же, как же, мадам Валуа. Вы, как всегда, очаровательны». У него получалось совсем неплохо. Хотя ему было противно притворяться братом, который погубил его репутацию и увел у него возлюбленную. А теперь рядом с ним была Оливия. Его жена.
«Господи, что же мне с ней делать?..»
– О чем вы думаете? – тихо спросила она, когда они остановились у ограды балкона. Она посмотрела на него и убрала с лица выбившийся локон.
Он облокотился на ограду, заложив руки за спину.
– Я думаю, что я прекрасный актер. Мне бы на сцену. – Она тихо рассмеялась и, отвернувшись от него, стала смотреть на лесистые горы, поднимавшиеся к небу далеко на западе.
– В каком-то извращенном смысле это даже забавно, не так ли? Притворяться моим мужем, чтобы напасть на след своего брата, расследовать мои финансовые дела, связанные с наследством. – Она глубоко вдохнула свежий воздух и посмотрела вниз, на освещенный фонарем фонтан. – Нам, наверное, надо сегодня больше общаться с людьми, если мы хотим что-то узнать.
Он подумал, что они уже и так узнали немало, хотя это не имело никакого отношения к Эдмунду.
– Полагаю, я к этому готов.
– Вот как. – Это прозвучало скорее как утверждение, чем как вопрос. – Но это не значит, что вам следует покинуть Дарем ради кочующей труппы актеров.
– Мадам, вы раните меня в самое сердце. – Он ударил себя в грудь в притворном шоке. – Вы намекаете на то, что у меня нет таланта?
– О! Я уверена, что вы талантливы. Я лишь имею в виду, что ваши... истинные таланты лежат в другой области.
– Тут вы правы.
Она отвернулась, и ее лицо оказалось в тени.
– Я думаю, что ваш самый большой талант – это поддразнивать не подозревающих подвоха леди.
Эти слова удивили его.
– Хочу, чтобы вы знали, Оливия Шей, урожденная Элмсборо, что ни разу в моей жизни меня не обвинили в том, что я поддразниваю женщин в лестной для них форме. Меня обвиняли в том, что я слишком серьезен, не умею их развлекать или вообще их игнорирую. По льстить им – никогда! Так что в этом смысле, – он придвинулся к ней совсем близко, – вы моя первая.
– Ваша первая? – Она улыбнулась, но не посмотрела на него. – Позвольте усомниться, Сэмсон. Я уверена, что вы привлекаете женщин независимо от того, что вы говорите или делаете. Вы обладаете слишком сильным магнетизмом. В этом и кроется подвох, и тут скрыт ваш шарм.
Сэмсон не мог припомнить, чтобы ему когда-либо так понравился комплимент, тем более сказанный так небрежно, походя.
– Я слишком не похож на брата, – пробормотал он, вдруг почувствовав острую потребность подчеркнуть то, что оба считали совершенно очевидным.
– Да, но Эдмунд похож на большинство джентльменов. Они притворно обворожительны в надежде на благосклонность женщин, веселы, когда вовсе не в настроении веселиться, отпускают комплименты не потому, что восхищены, а потому, что хотят получить что-то взамен. К сожалению, все это насквозь фальшиво. Что меня в вас восхищает больше всего, Сэм, так это то, что вы честны. Возможно, вы и слишком серьезны, но это само по себе очаровывает, потому что это настоящее. Если есть женщины, которые этого не понимают или не чувствуют, тем хуже для них. Это их потеря.
Он не сомневался, что она верит всему тому, что сказала, но не знал, что ответить. Ее проницательность была достойна похвалы. Он впервые встретил женщину, которая дала ему почувствовать, что ценит его как человека.
Они долго стояли молча. Из зала доносилась музыка, иногда слышались голоса и взрывы смеха. Но он специально выбрал это место – в самом дальнем конце балкона, так, чтобы казалось, что они одни.
– Вы спросили о моей семье, – наконец сказала она.
– Да.
– Что ж. Я – единственный ребенок. Мать я знала гораздо лучше, чем отца, но я была маленькой девочкой, и он считал, что у нас мало общего.
Сэмсона это не удивило, но он промолчал, позволив ей рассказывать так, как ей хотелось. Она вертела в руках веер, улыбаясь своим воспоминаниям.
– Когда семь лет назад мой отец умер, моя мать – француженка по рождению, но вышедшая замуж в Англии – решила, что хочет вернуться во Францию. Мы сели на корабль и вскоре уже были в Париже. А еще через какое-то время после нашего возвращения она познакомилась с месье Жаном-Франсуа Ниваном.
– Владельцем парфюмерной фабрики? – Она кивнула.
– Ниваны занимались этим делом на протяжении трех поколений. Жан-Франсуа был хорошим человеком, хорошим отцом и кормильцем семьи, моя мать его любила, хотя он был почти в два раза старше ее и слабого здоровья. Их брак гарантировал нам с мамой безбедное существование. После смерти отчима моя мать стала владелицей Дома Ниван, но она не умела вести дела. Когда мама два года назад умерла, дело перешло ко мне, и я сумела снова сделать его доходным и известным по всей Франции. Именно поэтому принцесса Евгения покупает сейчас только у нас, хотя из-за вашего брата, боюсь, это может измениться.
– А как умерла ваша мать?
– От инфлюэнци. – Оливия тихо вздохнула. – По крайней мере так сказал ее врач.
– И вы остались одна.
– Не совсем. У меня здесь есть родные, но жизнь раскидала нас по всей Франции. Моими ближайшими родственниками являются моя тетя и несколько племянников месье Нивана, которые живут и работают в Грассе. Я езжу туда два раза в год, чтобы быть в курсе новейших веяний в нашем деле. – Она понизила голос почти до шепота. – Я использовала свое наследство, чтобы создать нам имя. Эдмунд отнял это у меня. Я хочу быть с вами откровенной, Сэмсон. Чем больше я узнаю вас и чем чаще думаю о том, что мой муж с самого начала действовал за моей спиной с самыми гнусными намерениями, тем больше я его ненавижу.
Злость на Эдмунда, причинившая такую боль этой необыкновенной женщине, вспыхнула в Сэмсоне с новой силой. С каждым днем он все больше убеждался в том, что Оливия была потерпевшей стороной. Его вполне логичная подозрительность, слава Богу, начала рассеиваться.
– Полагаю, что вам интересно знать, почему я продолжаю заниматься этим делом?
В данный момент он вовсе об этом не думал, но сказал:
– Скажем так: это не совсем обычно, чтобы леди с такими средствами и таким положением в обществе, как у вас... работала.
– Брат моего отчима Робер все еще является владельцем, хотя он и живет в Грассе. Он верит в мои способности, а так как я обожаю работать, я отдаю все силы тому, чтобы сделать магазины Ниван самыми известными и доходными во Франции.
– А ваш брак с Эдмундом поставил вашу мечту под угрозу.
Она закрыла глаза и помолчала.
– Эдмунд никогда не понимал моей преданности делу. Для него Дом Ниван обычное предприятие, производящее и продающее парфюмерию капризным женщинам. Он так думал, потому что никогда не вникал в дело и никогда меня не понимал. А Дом Ниван – единственная радость в моей жизни. И моим самым большим достижением было то, что я изучила дело до мельчайших деталей, узнала вкусы всех своих клиентов, и в конечном счете это помогло мне достичь успеха. Дом Ниван и я известны по всей Франции как лучшие не только по качеству, но и по продажам. В деловом мире это ни с чем не сравнимо. Признаться, я надеялась, что такое же счастье мне принесет брак.
Сэмсон был восхищен ее преданностью своей работе. Он вдруг испытал гнетущее чувство разочарования в себе самом. Ведь он не может похвастаться такой любовью к какому-либо делу, если не считать, что старается хорошо управлять своим поместьем. Впервые с того момента, как они познакомились, он понял, какая необыкновенная перед ним женщина. Она ни на кого не похожа. Эдмунд был не просто дурак, поскольку не понял, какой подарок сделала ему судьба, он жестоко разрушил то, что делало эту женщину уникальной.
– Оливия? – тихо произнес он.
Она решительно выпрямилась и расправила плечи.
– Простите меня, если я с вами флиртовала. Хотите вернуться в зал?
Он покачал головой и взял ее двумя пальцами за подбородок.
Она напряглась, ее глаза стали большими, и в их глубине отразился лунный свет.
– Нам надо общаться с людьми. Мы ничего не узнаем, если останемся здесь.
Ее голос срывался, и он мог бы поклясться, что она дрожит. Она понимала, что может случиться, чувствовала его желание, но не делала попыток отстраниться.
– Я считаю, что мы много узнали, – прошептал он и прикоснулся губами к ее рту.
Сэмсон не был уверен в ее реакции, но они оба сразу же почувствовали, что этот поцелуй был не похож на их первый – тот, что был в Англии. Она не была шокирована, не попыталась освободиться. Она словно замерла, давая ему возможность изучить ее губы. А он не спешил, зная, что она ждет, чтобы понять, как далеко он намерен зайти.
Прошло несколько долгих секунд, прежде чем она ответила на его нежную ласку. Когда он почувствовал, что она поддалась ему, он обнял ее и прижал к себе. Она не сопротивлялась, всецело отдавшись поцелую.
А целовалась она божественно! Возможно, он себе это вообразил, потому что прошло очень много времени с тех пор, как его целовала женщина, желавшая его так же сильно, как он желал ее. У него застучало в висках, кровь забурлила в венах, но он почувствовал, что она все еще колеблется – она уронила веер и даже этого не заметила. Потом она обняла его за шею, и Сэмсон воспринял это как сигнал.
Свободной рукой он обнял ее за талию. Она вздохнула и запустила пальцы ему в волосы. Он ощутил ее груди, и их полнота вызвала у него непреодолимое желание прикасаться к ним. Его поцелуй становился все глубже, все настойчивее.
Она тихо застонала и, поддавшись моменту, позволила себе пойти дальше – стала гладить большим пальцем его щеку. Он тоже запустил руку в ее волосы, одновременно позволив другой своей руке медленно двигаться к мягкому изгибу ее груди. Он не станет ее трогать. Пока. Пока она не даст ему понять, что хочет этого.
Она дышала так же прерывисто, как он. Он чуть отодвинулся, и его губы заскользили вниз – по подбородку, по нежной коже ее шеи. Она крепко держала его голову, подняв вверх лицо и подставляя себя для поцелуев.
Ему стало ясно, что она полностью в его власти. Забыв обо всем, поддавшись отчаянному порыву, он обхватил рукой одну ее грудь и замер. Она снова застонала, и он, не переставая целовать ее, сунул руку за обшитый кружевами корсаж и начал ласкать ее грудь. Она, казалось, даже не заметила этого. Она прижималась к нему, а он с каждой минутой все больше терял над собой контроль.
И вдруг, прежде чем он успел понять, что происходит, она оттолкнула его и схватила его руку, сжимавшую ее грудь. Ему стоило огромных усилий оторвать пальцы от запретной плоти. Его сердце молотом стучало у него в груди, кожа горела, голова шла кругом. Казалось, что прошли часы, прежде чем он понял, хотя и с большим трудом, что она отошла от него на шаг и, взяв обеими руками его руку, водит ею по своей щеке и губам.
Сэмсон открыл глаза и посмотрел на нее. Он сразу понял, что это будет определяющий момент в его жизни. Ни одна женщина не проявляла к нему такой нежности в тот момент, когда в обоих бушевало желание. Сказать, что он почувствовал себя неловко, – значит не сказать ничего. Она тяжело дышала, ее била дрожь, и все же она ласкала его так, словно он дорог ей.
Сэмсон медленно приходил в себя. До него наконец дошло, где они находятся, он услышал музыку, ощутил прикосновение теплого ночного воздуха, смешанного с запахом ее кожи.
Ее глаза оставались закрытыми, но он почти чувствовал, что ее желание не прошло. Он положил ей руки на плечи и притянул к себе. Она молча повиновалась, когда он одной рукой пригнул ее голову себе на плечо, а другой обнял за талию.
Господи! С ним, должно быть, что-то не так, подумал он. Он еще никогда не чувствовал, что должен защитить женщину, которую только что страстно целовал, никогда раньше не испытывал такого сильного желания. Она удивила и смутила его. Она отдавалась ему не как похотливая женщина, а потому, что отчаянно хотела чувствовать себя желанной. Он все еще ощущал вкус ее губ на своих губах, у него все еще немного кружилась голова оттого, что воздух вокруг них все еще был заряжен искрами их взаимного желания.
Он не разнимал объятий до тех пор, пока она не перестала дрожать и ее дыхание не выровнялось. Интересно, не без некоторого раздражения и даже отчаяния подумал он, что им делать дальше?
– Я думаю, что со мной что-то не так, – прошептала она.
– С тобой все в порядке, Ливи, – тихо ответил он, улыбнувшись про себя.
Она молча стояла, глядя в освещенный луной парк. Он поцеловал ее в макушку, вдохнув аромат ванили, который, как он знал, отныне всегда будет ассоциироваться с ней и ее незабываемой красотой. Положив ему ладони на грудь, она наконец его оттолкнула.
Он опустил руки, но не сводил с нее взгляда, а она не могла заставить себя поднять на него глаза, и он дал ей время прийти в себя.
– Это... это было неправильно. – Она глубоко вздохнула и начала снова: – Это было неправильно. Это было...
– Замечательно, – закончил он за нее.
Она покачала головой и прикрыла ему рот ладонью.
– Я замужем, Сэмсон.
Он понял, что с ее стороны это была отчаянная попытка убедить его в том, что мучило его самого.
– То, что было у тебя с моим братом, не было замужеством.
– Это не имеет значения. Еще как имеет.
– У нас с тобой есть дело, Оливия, – сказал он с удивившей его самого настойчивостью. – А до того, как мы найдем Эдмунда, мы будем жить так, как живем.
Она подняла на него глаза, и он с болью отметил, что в них стоят слезы, которые она еле сдерживает. Ему очень хотелось в ту же секунду снова заключить ее в свои объятия и защитить от той боли, которую причинил ей его брат, но не посмел. Ее эмоции, возможно, были вызваны их неожиданным притяжением друг к другу и могли быть такими же мимолетными и изменчивыми, как и его ощущения.
– Все будет хорошо, – успокаивал он и гладил ее по голове. – Все будет так, как должно быть.
Она вдруг словно очнулась. Тряхнув головой, она сказала:
– Мне жаль, что так случилось.
– Нет, не жаль. И мне не жаль. Мы оба знали, что так будет.
– Это не повторится.
Он чуть было не рассмеялся, но сказал:
– Как будет угодно леди.
– Хотя мне и понравилось. – Она посмотрела на него искоса.
Неужели она в этом призналась?
– Мне тоже. Я вообще не помню, – серьезно добавил он, – чтобы мне когда-нибудь так понравился поцелуй. Честно, Ливи.
– Почему? – шепотом спросила она.
Он не ожидал, что она спросит, и, конечно же, не был готов ответить. Но правда как-то сама собой открылась.
– Я никогда не знал такой женщины, как ты. Во всем – в том, что ты делаешь или говоришь, и даже в том, как целуешься, ты особенная.
– Я могла бы сказать то же самое о тебе, Сэмсон. Я не знала другого такого мужчины, как ты.
– Даже Эдмунда? – не удержался он.
– Особенно Эдмунда, – не задумавшись ни на мгновение, ответила она.
Волна странных эмоций захлестнула его. Никто никогда не считал, что он настолько отличается от своего брата. Ирония была в том, что первой это заметила Оливия.
– Нам надо вернуться в зал.
– Дьявол бы побрал этот раут. – Она широко улыбнулась.
– Господи, вот вы где. Как вам удалось найти сюда дорогу?
Оливия отшатнулась от Сэмсона и повернулась к стоявшей в тени фигуре женщины, наблюдавшей за ними с некоторого расстояния. Оба узнали ее по голосу.
«По ее голосу».
Ощущение нереальности было таким сильным, что Сэмсона прошиб холодный пот.
– Вы... уронили веер, дорогая.
– О! И правда. – Оливия очнулась первая. Она подняла веер. – Мы с мужем просто разговаривали, тетя Клодетт.
– Разумеется. Чем же вы еще могли заниматься здесь наедине?
Она подошла к ним ближе, и образ, который он гнал из своих мыслей, своих воспоминаний, своего прошлого, предстал перед ним наяву.
«Господи Иисусе!»
– Ночь такая теплая, тетя, что мы с Эдмундом...
– ...решили побеседовать при луне. Чудно. – Сэмсон не мог сдвинуться с места, снова переживая кошмар, от которого он так долго пытался избавиться.
«Клодетт. Боже милостивый. Эдмунд, что ты наделал?»
Оливия взяла тетку за плечи и поцеловала ее в обе щеки.
– Рада тебя видеть. Эдмунд, это графиня Ренье.
Она сказала это специально для него, чтобы подсказать ему титул тетки, а он понял, что Оливия даже сейчас не представляет себе глубину предательства его брата.
Клодетт смотрела мимо Оливии, и Сэмсон ощутил на себе ее пристальный взгляд и исходивший от нее поток не очень приятных эмоций.
Господи!
– Вижу, что ты нашла своего мужа. – Клодетт подошла к ним ближе, и свет луны наконец выхватил ее из тени. А потом она вдруг обхватила ладонями лицо Сэмсона и смачно поцеловала его в губы.
– Эдмунд, дорогой, я так рада, что ты вернулся домой. Оливия так по тебе скучала.
Какое-то мгновение Сэмсон колебался, не зная, что делать. Потом его мозг заработал. И хотя ему было противно все это притворство, он опять стал своим братом.
– Сначала я боялся, что вы можете не успеть приехать в Париж, – сказал он с дьявольской усмешкой, – но мы с Оливией слишком хорошо вас знаем. – И добавил после небольшой паузы: – Не правда ли, Клодетт?
Она сдвинула тонкие брови.
– Вот как.
Наступило неловкое молчание. Воздух был почти видимо наэлектризован. Сэмсон стоял, сжимая и разжимая кулаки, опасаясь, что сорвется. Оливия смотрела на него с явной тревогой. Он молчал, а должен был, как Эдмунд, улыбаться и непринужденно болтать с теткой. Но она не знала, каких огромных усилий стоило ему оставаться на месте, а не сбежать от них обеих. Как ни стыдно ему было в этом признаться, он все еще не был совсем уверен в том, что Оливия не является участницей этого фарса. Она могла хотеть его, страстно целовать и все же обманывать. Этот урок он выучил много лет назад – странно, но его преподнесла ему ее вероломная тетка Клодетт. Возможно, то, что произошло только что между ним и Оливией, было с ее стороны проявлением искренних чувств, но все же оставался шанс, что эта троица – Эдмунд, Оливия и Клодетт – считала его дураком, и все это была лишь закулисная интрига, чтобы завладеть его деньгами.
А если Оливия невинная игрушка в руках жестоких людей, она имеет право на справедливость, и кто, как не брат человека, решившего разорить ее, должен вступиться за нее?
Он откашлялся и протянул руку женщине, предавшей его много лет назад.
– Дорогая тетушка, теперь, когда вы приехали, чтобы удостоить нас своим приятным обществом, я с величайшим удовольствием приглашаю вас на танец.
Он почувствовал, что Оливия смотрит на него с удивлением. Он сам был поражен тем, как он ловко сумел повернуть ситуацию, но не посмел даже взглянуть на нее. И это обеспокоило ее больше всего.
Клодетт просияла и положила руку ему на плечо.
– Согласна, дорогой племянник. – Обернувшись, она небрежно бросила: – Оливия, дорогая, пойди освежись, а то ты очень бледна. А я пока развлеку твоего мужа.
Клодетт, полностью владея собой, повела Сэмсона в бальный зал. Оливия шла за ними, и Сэмсон чувствовал на спине ее изумленный взгляд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог-обольститель - Эшуорт Адель



Хороший роман!Мне понравился!
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлла
12.04.2011, 9.13





Легко читается
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ
9.11.2012, 15.20





Чрезвычайно интересный роман. Оригинальный сюжет по сравнению с другими романами о путанице с близнецами. Читается на одном дыхании. Советую.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 8.57





мне роман не очень понравился.Оценка 4/10. Мне он показался затянутым и скучным.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельИнна
12.05.2013, 20.08





Один раз можно прочитать.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельКэт
14.06.2014, 17.43





Мило. Но характеры слабо прописаны, не хватает страсти.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельБибиана
11.08.2015, 22.36





Мне понравился роман, очень интересный.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельЛида.
15.01.2016, 12.37





Роман не "слабый", интересный, лично мне не хватило страсти между гл.героями, а так ставлю 9 баллов... заслуженно:-)
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлександра Ха 27
18.01.2016, 1.14





очень хороший роман.
Герцог-обольститель - Эшуорт Адельвалентина
28.01.2016, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100