Читать онлайн Герцог-обольститель, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог-обольститель - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог-обольститель - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог-обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Оливия обожала рауты – любые, по любому поводу. А уж такие вечера, как этот, давали отличную возможность напомнить о себе и встретить множество людей, с помощью которых она могла легко и с успехом продавать продукцию Дома Ниван. Кроме того, на этих раутах было весело. Однако сегодня произойдет нечто такое, чего она никогда прежде не испытывала. Она не только будет ломать комедию перед своими знакомыми и всем высшим светом, но будет притворяться на глазах человека, который и без того лишил ее спокойствия.
Последние дни они провели весьма интересно, дружески и непринужденно беседуя. Правда, она узнала новость, которая ее по-настоящему взволновала: оказывается, у него была сестра. Точнее, у него и Эдмунда была сестра, существование которой ее муж намеренно скрывал. И она думала об этом, но так и не поняла почему. Она спросила Сэмсона, и он истолковал это так – Эдмунд просто не хотел рассказывать о своем прошлом. Она была разочарована, но ей пришлось наконец признаться, что чем больше она узнавала Сэмсона, тем больше ее супруг выглядел как лживый мошенник, негодяй, которому были нужны только ее деньги. Сказать, что она чувствовала себя униженной и обманутой, значило бы не сказать ничего. С тех пор, как Эдмунд оставил ее, и до последнего времени она надеялась, что все-таки ошибается.
Сэмсон рассказал, что его двадцатисемилетняя сестра Элиза замужем за влиятельным лендлордом, живет в своем загородном поместье и воспитывает четверых детей. О себе он говорил мало, но и ее не расспрашивал. Пока она работала в своем магазине, он все время был рядом, и его постоянное внимание уже начало ее раздражать. Не потому, что он что-то говорил, а потому, что одно его присутствие отвлекало ее.
Он все еще ей не доверял. Она инстинктивно это чувствовала. К тому же он все время не сводил с нее глаз, словно ожидая, что она непроизвольно выдаст себя какими-либо действиями или словами. Но она ничего не делала такого, что могло бы вызвать его подозрения, и в последние дни между ними установились, как она полагала, довольно дружеские отношения. Но сегодня произойдет знаменательное событие. Многие на вечере решат, что он – Эдмунд, будут задавать ему вопросы, возможно, выболтают важную информацию, касающуюся ее мужа. Их спектакль скоро начнется. Во всяком случае, они на это надеялись.
Они вышли из экипажа и молча направились к парадному входу великолепного загородного дома графини Луизы Брийон, расположенного в нескольких милях к западу от Парижа. Сэмсон ни на шаг не отходил от Оливии.
Выложенная булыжником дорожка вилась между газонами свежескошенной травы, обрамленными идеально подстриженными кустами. В теплом вечернем воздухе был разлит аромат цветов и слышались все нарастающий шум голосов и звуки музыки.
Оливия страшно нервничала. Она надела одно из своих лучших вечерних платьев из расшитого золотом красного шелка с низким декольте, тугим корсетом и пышными юбками. Подол платья и полудлинные, до локтя, рукава были украшены вышитыми цветами, узор которых повторялся на веере из слоновой кости. Наряд довершали серьги и ожерелье с рубинами.
Когда она предстала перед Сэмсоном в гостиной перед тем, как они отправились на раут, он внимательно ее оглядел. Она поняла, что он одобрил ее наряд, хотя и ничего не сказал. Сам он выглядел просто великолепно. На нем отлично сидел модный черный сюртук, который оттеняли ослепительно белая шелковая рубашка с жабо и двубортный черный жилет, подчеркивающий стройность его фигуры. Пожалуй, Эдмунд никогда не выглядел таким красивым, подумала она, глядя на Сэмсона. Его особенно отличали более короткие, чем у ее мужа, волосы, зачесанные назад и открывавшие правильные черты лица, задумчивые темно-карие глаза. Это последнее больше всего беспокоило Оливию, потому что Эдмунд всегда был весел и общителен, особенно на публике. Ей придется напомнить об этом Сэмсону, если они хотят, чтобы их план сработал.
Оливия много раз бывала в доме графини, которая обожала парфюмерию, но желала пробовать новые образцы не в бутике, а в своей роскошно обставленной гостиной. Оливия всегда охотно соглашалась приехать, не только потому, что ей нравилась графиня, но и потому, что та была лучшей из клиенток Дома Ниван, а ее влияние среди французской аристократии позволяло поддерживать постоянный интерес к ее Дому. По количеству заказов графиня де Брийон превосходила даже императрицу Евгению. Эти две клиентки покупали самую дорогую парфюмерию, саше, соль для ванн и ароматические масла в таких количествах, как все остальные клиентки, вместе взятые.
Оливия сразу заметила, что графиня украсила свой дом специально для раута. Цветочные композиции и скатерти были увиты золотистыми лентами и прекрасно сочетались с мебелью в стиле ренессанс и персидскими коврами.
Графиня и ее жених стояли внизу у лестницы и приветствовали гостей, которые составляли элиту Парижа.
Сэмсон взял Оливию под локоть и направил ее в конец вереницы гостей, чтобы как можно скорее покончить с приветствиями и смешаться с толпой. А она вдруг подумала, что ему гораздо труднее будет справиться с обманом, чем они предполагали. За несколько дней до этого вечера Оливия дала краткую характеристику людям, которые будут на балу, отметив индивидуальные особенности и личные причуды тех, с кем им придется разговаривать. А этот невероятно красивый, решительный и хладнокровный человек, который сейчас стоял рядом с ней, вел себя совершенно не так, как ее муж. Гости, конечно, примут его за Эдмунда, но она-то уже поняла, какая огромная разница существует между братьями. Внешне похожие, во всем другом они были полной противоположностью. Сэмсону придется проявить значительные актерские способности, чтобы не возбудить подозрений и не дать пищу для слухов. Оливии лишь оставалось молиться, чтобы они слились с толпой и их мало кто заметил.
Однако она сразу поняла, что это невозможно. Как только они появились на покрытой красным ковром лестнице, которая вела вниз, в зал, ей показалось, что все вокруг застыло. Головы повернулись в их сторону, и даже оркестр, игравший вальс Шопена, не мог заглушить шепоток, прокатившийся по залу. Все замерли в ожидании.
– Нас заметили, – прошептана она, стиснув в руке веер.
Все еще сжимая ее локоть, он склонил к ней голову.
– Они заметили вас, и все эти мужчины, которые на вас таращатся, завидуют мне. – И добавил: – Мне остается лишь пожалеть, что меня не видят мои друзья.
– Друзья?
Он тихонько фыркнул и повел ее вниз по лестнице.
– Да, Оливия, каким бы скандальным ни было мое прошлое, у меня все еще есть друзья.
Ее немного смутили раздражение в его голосе и интригующее упоминание о скандале, о котором он ей не рассказывал. Но, возможно, он лишь имел в виду бессовестные выходки своего брата.
– Разумеется, у вас есть друзья. Помнится, я с одним из них даже познакомилась. И вообще я никогда бы не поставила под сомнение наличие у вас друзей.
– Нет? Вот как? – отозвался он, не глядя на нее.
У нее сложилось впечатление, что его мысли где-то далеко. А ей в данный момент нужно было, чтобы он смотрел на нее и поддерживал с ней беседу.
– Что же это был за скандал, чтобы от вас отвернулись друзья?
Он внимательно посмотрел на нее.
– Так какой скандал? – повторила она, надеясь, что не слишком настойчиво.
Он внезапно опустил взгляд на ее грудь, и она ощутила, как тепло прилило к ее щекам.
– Вы сегодня выглядите восхитительно, Ливи, – пробормотал он, и его взгляд потеплел. – Скандал заключается в том, что мой брат разорил такую во всех отношениях великолепную женщину, как вы. Эдмунд просто дурак.
У Оливии пересохло во рту. Тепло, которое она только что почувствовала, превратилось в жар, сердце забилось так, что ей стало трудно дышать. Волнение или, скорее, предчувствие всколыхнуло все внутри. Он польстил ей, и она поняла, что он сделал это не только намеренно, но и совершенно искренне. Еще ни один мужчина до герцога Дарема не ухаживал за ней так – простой взгляд, одно-два слова. Она еле подавила в себе желание прислониться к нему и поцеловать прямо здесь, в этом зале, на глазах у всех. Это была мысль, постыдная во всех отношениях.
– И у вас изумительные духи, – добавил он, улыбнувшись, и повел ее здороваться с хозяйкой.
– Грубиян, – прошептала она.
Ответом ей был лишь тихий смешок. А потом, словно не было ничего более естественного на свете, он повернул ее и с интонацией заправского актера представил ее графине Брийон как свою жену. Эдмунд не сделал бы это лучше.
– Оливия, дорогая! – Луиза Брийон обняла ее рукой в длинной перчатке и поцеловала в обе щеки. – Я так рада, что вы вернулись. И вы привели вашего знаменитого мужа. Какой чудесный сюрприз!
Сэмсон нежно пожал протянутую ему руку и, низко склонившись, поднес ее к губам.
– Мадам графиня, вы просто ослепительны, – широко улыбнувшись, произнес он. – Сердечно поздравляю вас с предстоящим бракосочетанием. Вы, должно быть, очень счастливы.
Оливия внимательно наблюдала за тем, как графиня, одетая в платье из ярко-синего шелка с оборками из алансонских кружев, взяла под руку своего жениха.
– Он просто золото. Разрешите представить вам моего будущего мужа месье Антонио Салану.
Так Сэмсон и Оливия познакомились с богатым итальянцем, человеком в два раза старше ее, который занимался экспортом. Он должен был стать третьим мужем графини, увеличивавшим ее состояние во много раз.
– Надеюсь, вы хорошо проведете этот вечер, – сказал итальянец по-французски, прежде чем одарить своим вниманием следующую пару в веренице гостей.
– О, Оливия, дорогая, – добавила графиня, – скоро приедет твоя тетя. Она была в восторге, что ты вернулась в город и приедешь со своим мужем. И мы все знаем, что она никогда не пропускает ни одного званого вечера.
Оливия внутренне содрогнулась. Она не очень жаловала сестру своего покойного отчима, которая любила выпить больше чем положено и весьма интересовалась тем, что осталось у Оливии от наследства ее семьи. Но приличия требовали, чтобы Оливия не выдавала своей антипатии на людях.
– Как замечательно! Я с удовольствием с ней повидаюсь, мадам графиня. – Она подняла глаза на Сэмсона, который смотрел на нее, слегка подняв брови. – Не выпить ли нам шампанского, дорогой?
Сэмсон кивнул и улыбнулся так, как это сделал бы Эдмунд:
– Конечно. А потом будем танцевать.
Оливия взяла его под руку, и они стали пробираться сквозь толпу в конец зала, где были распахнуты настежь большие овальные окна, выходившие в сад, чтобы глотнуть немного свежего воздуха. Лакеи в ярко-красных ливреях стояли возле буфетной стойки, раскладывая по тарелкам закуски и разливая по бокалам шампанское.
Оливия сделала несколько глотков восхитительного напитка, чтобы успокоиться, а Сэмсон просто держал в руках бокал и смотрел на нее так, словно они в зале были одни.
– А кто ваша тетя? – спросил он наконец. Этого-то она и боялась – что он спросит.
– Сестра моего покойного отчима. Неприятная особа, любительница выпивки и мужчин. – Она вздохнула. – Вы сегодня с ней познакомитесь и наверняка очень ей понравитесь.
– Вот как? В таком случае я буду рад знакомству с ней.
– Не будете. Можете мне поверить.
Он засмеялся, и Оливия решила, что ей безумно нравится его смех.
– А почему вы решили, что я ей особенно понравлюсь?
Она сжала губы. Он нарочно ее дразнит, но она не могла его остановить. Да он и сам скоро узнает. Отпив еще глоток шампанского, она непринужденно ответила:
– Потому что она беззастенчиво флиртовала с моим мужем на виду у всех и в моем присутствии.
Ее и саму удивило это признание, и она отвернулась, чтобы скрыть свое замешательство.
– Я хочу танцевать с вами, – вдруг сказал он. Обрадовавшись, что он сменил тему, она глубоко вздохнула.
– Это доставит мне удовольствие.
– И мне тоже, Ливи.
Он так нежно произнес ее имя и так странно на нее посмотрел, что у нее мороз пошел по коже. Словно у них был – и будет – какой-то общий секрет. Но ей пришлось напомнить себе причину, которая привела их на этот бал.
Она сделала шаг ему навстречу. В одной руке она держала веер, в другой – бокал с шампанским. Он не спускал с нее глаз.
– Я должна вам сказать... – произнесла она достаточно громко, чтобы он услышал ее в шуме толпы, – хотя мне очень нравится, когда вы называете меня Ливи, Эдмунд никогда так меня не называл, и все об этом знали. – Она откашлялась. – На днях вы так меня назвали в присутствии Нормана, хотя я и сомневаюсь, что он это заметил, поскольку он не часто видел Эдмунда. Все же вам не следует употреблять мое имя в присутствии посторонних. Просто чтобы не рисковать.
Он никак не отреагировал.
– Вам следовало предупредить меня.
– Знаю. Просто я... мне...
– Вам нравится, когда я вас так называю? – закончил он за нее.
Ее щеки запылали, и она стала обмахиваться веером.
– Да, нравится. Так меня называли моя мать, мой отец, очень близкие друзья. Эдмунду это имя просто не нравилось. Но когда его произносите вы... – Она оглянулась, чтобы удостовериться, что никто не заметил ее неловкости, и облегченно вздохнула, увидев, что гости ведут себя так, будто их вообще не было в зале. – Я не знаю. Я не могу этого объяснить.
– Думаю, потому, что оно звучит слишком интимно. – Она покачала головой:
– Нет, оно просто... менее формально, более фамильярно, но мы с вами вроде... родственники, и в том, что вы называете меня Ливи, нет ничего особенного.
– Оно все же звучит более интимно, – улыбаясь, настаивал он, – и именно поэтому оно мне нравится.
– По-моему, нам пора начать танцевать.
– Однако, – сказал он, не желая менять тему разговора, – что касается вашей любезной просьбы, я воздержусь называть вас Ливи, когда мы не одни. Но с этого момента вы никогда и нигде больше не будете называть меня братом.
Она смешалась. Он был ее братом по закону.
– Договорились?
– Договорились.
– И еще. – Он подошел так близко, что ее юбки закрыли ему ноги, а его голова склонилась над ее головой. – Если мы окажемся в какой-либо интимной обстановке, где мне будет позволено называть вас Ливи, вы будете называть меня Сэмсон. Не «брат», не «сэр», не «ваша светлость» и никогда «Эдмунд», а только Сэмсон.
Она смотрела на него в полном изумлении.
– Если только, – поправился он, – вы не предпочтете называть меня каким-нибудь другим уменьшительным именем, чему я буду бесконечно... рад.
Уменьшительным именем? Рад? Он неожиданно улыбнулся так, что у нее подогнулись колени.
– А теперь давайте танцевать, моя очаровательная леди Оливия.
Не дав ей возможности возразить, он взял у нее бокал с шампанским, поставил его вместе со своим на столик рядом и предложил ей руку.
Они вышли в центр зала и медленно закружились под музыку.
Краем глаза она видела, что все на них смотрят. Но они были заметной парой, особенно благодаря его высокому росту. Не спуская с нее глаз, он вел ее, отлично попадая в такт музыки. Он оказался замечательным танцором, и опять стала очевидна разница между ним и его братом. Эдмунд танцевал хорошо, но Сэмсон, казалось, был поглощен ею. Между тем она не раз замечала, что мысли Эдмунда во время танца были где-то далеко, словно он предпочитал в это время с кем-нибудь общаться, а не танцевать с ней. Чем больше она узнавала Сэмсона, тем больше ее беспокоило его родство с ее мужем.
– Расскажите мне о своей семье, – тихо попросил он ее.
Она отпрянула, удивившись:
– О моей семье?
– Скажем так: меня больше интересует ваше прошлое, чем парфюмерные вкусы нынешнего сезона.
– Это не вкусы, а ароматы.
– Нуда, конечно.
Он продолжал кружить ее по залу, хотя она заметила, что он постепенно ведет ее к дверям, ведущим на балкон, чему она была рада. Ей просто был необходим глоток свежего воздуха.
– Поскольку разговор зашел об ароматах, какими духами вы надушены сегодня?
Она понимала, что ему это совсем не интересно, но была благодарна за то, что он переменил тему.
– В основе – ваниль, а для цвета добавлен аромат цитруса.
– Звучит вполне съедобно.
Она засмеялась, слегка откинув голову, а он крепче прижал ее к себе. Такая близость была явно неприлична, но она не стала отступать. Ей просто не захотелось двигаться.
– Скажите, дорогая Оливия, вы и... ванну принимаете с этими ароматами?
Как он мог даже вообразить себе такое, поразилась она, и слегка ударила его веером по плечу.
– А это, мой дорогой муженек, вас не касается, – слишком игриво ответила она. Но она наслаждалась его обществом. – И запрещаю вам лизать мою кожу, чтобы выяснить это.
Она не сразу сообразила, что именно она сказала, но когда до нее дошло, ее как громом поразило. Она зашла слишком далеко.
– Простите...
– Просто танцуйте, Оливия, вот и все.
Он тоже перестал улыбаться, но не ослабил объятий. Он даже прижал ее еще крепче и внимательно посмотрел ей в лицо. Она почувствовала силу его мускулов. Он был неотразим.
Хотя музыка еще не смолкла, они остановились. Но она не могла заставить себя отойти от него. Она глубоко вдохнула, чтобы успокоить свое сердце. Одна его рука по-прежнему лежала на ее талии, другой он прижимал к груди ее руку в перчатке. От него исходил запах того одеколона, который она для него выбрала, и он очень ему подходил.
– Хотите подышать свежим воздухом? – вернул он ее к реальности.
Она тут же отступила от него на шаг. Ее щеки пылали, все чувства были обострены, как никогда раньше. Он отпустил ее, и она стала поправлять юбки только затем, чтобы чем-то занять руки и избежать неловкости.
И тут, словно в зале вспыхнул ослепительный свет, она увидела, что они стоят в окружении танцующих пар.
– Пойдемте, дорогой? – Она еще плохо соображала, но ее плечи расправились в царственной осанке, а в руке заиграл веер.
Она могла бы поклясться, что он чуть было не расхохотался.
– Может быть, пойдем на балкон, леди Оливия?
– Прекрасно. – Понизив голос, она добавила: – Сейчас приедет моя тетя. Она всегда приезжает позже, чтобы все обратили на нее внимание, когда она войдет в зал, а мне хотелось бы немного оттянуть ваше с ней знакомство. – Это была слабая отговорка, но он, видимо, в это поверил.
– Вы опасаетесь, что я не смогу разыграть роль мужа? – Она взяла его под руку и повела к выходу на балкон.
– Я отказываюсь отвечать на этот вопрос. – Он громко рассмеялся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог-обольститель - Эшуорт Адель



Хороший роман!Мне понравился!
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлла
12.04.2011, 9.13





Легко читается
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ
9.11.2012, 15.20





Чрезвычайно интересный роман. Оригинальный сюжет по сравнению с другими романами о путанице с близнецами. Читается на одном дыхании. Советую.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 8.57





мне роман не очень понравился.Оценка 4/10. Мне он показался затянутым и скучным.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельИнна
12.05.2013, 20.08





Один раз можно прочитать.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельКэт
14.06.2014, 17.43





Мило. Но характеры слабо прописаны, не хватает страсти.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельБибиана
11.08.2015, 22.36





Мне понравился роман, очень интересный.
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельЛида.
15.01.2016, 12.37





Роман не "слабый", интересный, лично мне не хватило страсти между гл.героями, а так ставлю 9 баллов... заслуженно:-)
Герцог-обольститель - Эшуорт АдельАлександра Ха 27
18.01.2016, 1.14





очень хороший роман.
Герцог-обольститель - Эшуорт Адельвалентина
28.01.2016, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100