Читать онлайн Герцог-грешник, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог-грешник - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 117)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог-грешник - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог-грешник - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Уилсон сказал, что герцога следует искать на побережье, и как только Вивьен дошла до конца садовой дорожки, простор бурного океана раскинулся прямо перед ней. Она увидела Уилла, сидевшего в одиночестве на куртинке высокой травы, протянувшейся над линией берега. На герцоге была простая одежда; рукава рубашки были завернуты по локоть, руки опирались на согнутые колени.
Вивьен остановилась. Воспоминание о том, что произошло совсем недавно, было столь свежим, что ей трудно было сосредоточиться на чем-нибудь, кроме этого. С того момента как герцог ушел, оставив ее одну в маленьком дворике, она чувствовала себя весьма неуютно; вдобавок на вчерашнем чаепитии у миссис Саффорд ее забросали вопросами в связи с событиями прошлого воскресенья в церкви Святой Марии. Если она не будет вести себя достаточно осторожно, по городу вскоре поползут слухи о том, что они с герцогом Трентом поддерживают слишком интимные отношения. Вивьен не могла допустить этого – ведь на карту поставлены ее положение в обществе и возможность самостоятельно добывать средства к существованию.
И все же она снова нанесла ему визит, но на этот раз они находились на открытом пространстве и их легко могли видеть из дома. Им необходимо было поговорить, по-настоящему поговорить, и Вивьен поклялась себе сделать все, что в ее власти, чтобы обуздать их физическое влечение друг к другу хотя бы на то время, которое понадобится для разговора.
– Может, вы все-таки подойдете или так и будете стоять там и смотреть мне в спину?
Вивьен улыбнулась нарочитой грубости его тона и направилась к нему.
– Просто я задумалась.
Герцог сорвал травинку и начал растирать ее в руках.
Вивьен медленно спустилась с поросшего травой склона и очутилась за спиной герцога, продолжавшего неподвижно смотреть на серое, неспокойное море.
– У меня и в мыслях не было убивать вас прямо сейчас, – мягко произнесла она. – Когда-нибудь – может быть...
– Тогда я не отдам вам копию моей рукописи, пока не обеспечу себе достаточную защиту.
– Ну, ведь никто же не убивает за копию, ваша светлость; вот за оригинал – возможно.
Герцог тихо хмыкнул.
– Садитесь, мадам, и скажите, что привело вас сюда в такой сумрачный день.
Разумеется, Вивьен не стала спорить, однако заговорить сразу не смогла – находясь рядом с ним, она испытывала странное ощущение покоя, которое ей не хотелось терять.
– Действительно, день не очень веселый, – наконец, согласилась она, глядя на бесцветные волны с белыми гребешками и отмечая про себя, что на всем пространстве океана не видно ни судов, ни рыбаков. – Почему же тогда вы здесь?
Герцог покосился на нее и вздохнул.
– Мне захотелось поразмышлять.
– Смею предположить, что у человека вашего положения есть более важные дела.
– Да, но мое положение также позволяет мне организовать свое время так, как я пожелаю; остальные последуют за мной, что бы и где бы я ни делал.
Вивьен не могла удержаться от смеха.
– Остальные?
Герцог пожал плечами.
– Вы разве не принадлежите к остальным, Вивьен?
– Ради Бога, скажите, кого именно, кроме меня, вы имеете в виду, ваша светлость?
– Разумеется, тех, кто живет сплетнями и прислушивается к мнениям, не основанным ни на одном разумном факте.
Улыбка исчезла с лица Вивьен; немного отклонившись назад, она оперлась локтями о мягкую траву.
– Последние пятнадцать лет я пыталась жить по возможности уединенно, во многом ограничивая себя, – и все только для того, чтобы избежать сплетен.
– Тем не менее, – уверенно заметил герцог, – когда вы меньше всего ожидаете, сплетни бросают вам в лицо, во всем их безобразном виде, вовлекая в них всех и каждого, как если бы на пикнике туча муравьев набросилась на роскошный завтрак.
Вивьен на минуту задумалась. Какого ответа он ожидает? Решив, что речь идет о светской болтовне, касающейся их обоих, а не его одного, она уточнила:
– Вы говорите о воскресенье, когда мы стояли возле церкви?
– Совершенно верно. К счастью для вас, моя дорогая Вивьен, большинство людей в нашем чудном городке устали сплетничать о грешном герцоге, который убил свою бедную, измученную жену.
Бедная, измученная жена. Вивьен медленно вздохнула, боясь сказать что-то неподобающее, хотя она понимала его чувства лучше, чем он мог представить.
– Я научилась делать свои собственные выводы о других, Уилл, и большинство сколько-нибудь стоящих людей делают то же самое.
Герцог повернулся, чтобы взглянуть на нее; его глаза блуждали по ее лицу, пристально рассматривая каждую черточку.
Вивьен почувствовала, как теплая волна залила ее щеки.
– Каковы же тогда ваши заключения обо мне?
Вопрос, заданный как бы между прочим, заставил ее заколебаться. Солгать ему сейчас, безусловно, будет катастрофой, так как Вивьен прекрасно понимала: он знает ее мысли и мотивы почти так же хорошо, как и она сама, а значит, немедленно разгадает обман. В конце концов она призналась:
– Я не верю, что вы убили свою жену.
Несколько долгих мгновений герцог смотрел ей в глаза, словно оценивая ее слова. Вивьен почувствовала внутреннюю дрожь; только сейчас она поняла, каково ему было жить с такой репутацией, несмотря на всю его мужественность и решительность.
Герцог взглянул на ее губы, затем осторожно протянул руку, чтобы нежно коснуться их. В ответ она поцеловала кончики его пальцев.
Озадаченно посмотрев на свою руку, Уилл опустил ее и обратил взгляд на ревущий океан.
– Я никого не убивал. Просто у моей жены было... определенное состояние здоровья. Вторая дочь графа Стенуинна, звали ее Элизабет. Когда я женился на ней, она была прекрасна. Через два месяца ей должно было исполниться восемнадцать, и она влюбилась в меня, что в то время казалось мне забавным, поскольку наш брак родители спланировали двенадцатью годами раньше.
– А каковы были ваши чувства к ней? – с деланной небрежностью спросила Вивьен.
– Я тоже любил ее. Она была такой деликатной, мягкой и всепонимающей, да к тому же блондинка, и прехорошенькая. Я надеялся на продолжительный брак, кучу детей, полагая, что обрел спутницу, которая будет рядом и в старости. Однако через несколько месяцев мне стало ясно, что я совсем не знаю ни ее ум, ни ее душу.
Вивьен не прерывала его. Их обдал резкий порыв ветра, и по ее телу пробежала дрожь, но она не хотела сдаваться на милость холода как раз тогда, когда этот человек неожиданно начал открываться ей.
Герцог сорвал длинную травинку и попытался завязать ее в узел.
– Тогда я полагал, что у всех браков есть трудности на первых порах, но Элизабет часто вела себя слишком странно, и я не знал, как относиться к этому.
– Странно?
Он сорвал еще одну травинку.
– Она была такой... энергичной, такой счастливой и возбужденной, что временами не могла уснуть, спокойно усидеть на месте во время еды, не могла сосредоточиться даже на простейших задачах. В ее уме, казалось, все время возникали новые мысли и идеи относительно того, как использовать свое положение жены герцога, чтобы усовершенствовать общество. Во время таких приступов энтузиазма она строила грандиозные планы на будущее, беззаботно и неосторожно тратила деньги. Однажды она купила всем служанкам в моем лондонском доме по рубиновым сережкам.
Вивьен широко раскрыла глаза.
– Вы, должно быть, шутите.
Герцог покачал головой.
– Никогда в жизни не забуду удивления этих простых женщин при виде столь дорогих подарков. Им не нужны были рубины, и Элизабет даже в голову не приходило, что им все равно негде носить их. Несмотря на то, что я щедро платил слугам, эти женщины родились и воспитывались в мире, где работают за деньги, чтобы иметь возможность купить еду и самое необходимое. У меня нет ни малейшего сомнения, что каждая из них продала свои сережки на улице за гроши...
Вивьен искренне сочувствовала Уиллу; она знала, что значит жить на скромные средства, и прекрасно понимала, каким смешным поступком это выглядело в глазах окружающих.
– Этот случай обеспокоил вас?
– Вы имеете в виду был ли я сердит? Разумеется. – Герцог удивленно посмотрел на нее. – Не на то, конечно, что моя жена проявляла заботу о других и доставляла им удовольствие, а потому, что она совершала все эти неразумные поступки... спонтанно, не посоветовавшись со мной. – Уилл быстро провел ладонью по лицу. – Одно дело, если жена знатного человека помогает нуждающимся одеждой, посещает больных и бедняков, наполняет их кастрюли супом, и совсем другое – если она собирается спасти всех нищих и обездоленных на этой планете. Элизабет искренне верила, что ей одной по силам совершить это.
Чайка несколько раз клюнула песок, затем взлетела над водой и устремилась к югу.
– Как она умерла? – Вивьен наконец нашла в себе смелость задать этот вопрос.
На мгновение герцог заколебался, затем глубоко вдохнул свежий воздух.
– В самые мрачные времена случались моменты, когда она была совсем не в себе, – признался он. – В такие периоды она словно... заболевала, становясь испуганной, беспокойной, исполненной отчаяния; она плакала, а когда у нее не оставалось больше слез, сердилась и начинала скандалить. Если она считала, что я говорю или делаю что-то неподобающее и неразумное, то в меня летели книги, подсвечники, чайные чашки – все, что только оказывалось у нее под рукой. При этом она употребляла совершенно неподходящие для леди слова и с особым подозрением относилась к слугам, которые подолгу служили у меня. Мои люди искренне боялись приблизиться к ней, когда она бывала в таком «настроении», как они это называли. Хотя доктор говорил, что такое состояние обычно для леди в период естественных женских недомоганий, но, по-моему, это было... несколько чересчур. Иногда Элизабет много месяцев подряд жила в состоянии небывалого подъема, а затем так резко впадала в депрессию, что неделями не вставала с постели. – Уилл бросил на песок связанные вместе травинки. – Я не знал, что делать, как вести себя с ней, и постепенно физически и эмоционально отдалился от нее, что оказалось началом конца.
Вивьен наблюдала, как ветер подхватил завязанные травинки и понес их по песку к кромке пляжа. Она не пошевелилась и не произнесла ни слова; ей было ужасно трудно не провести рукой по его щеке, не притянуть его к себе.
– За ночь до ее смерти мы крупно поспорили, – продолжал герцог. – Элизабет пришла к заключению, что я больше не забочусь о ней, и как я ни пытался переубедить ее, она ничего не хотела слушать. К этому моменту она уже две недели не вставала с постели. Ее сестра приехала к нам на несколько дней и тоже стала попрекать меня тем, что я уделяю мало внимания жене. Полагаю, это отрицательно повлияло на Элизабет, пробудив в ее мозгу какие-то странные идеи. К тому моменту я чувствовал себя крайне беспомощным и отказался разговаривать с ними обеими. Сестра Элизабет уехала от нас в субботу, а на следующее утро, в прекрасное теплое солнечное воскресенье, тело моей жены нашли в ближайшем озере. В результате ее родственники обвинили меня в убийстве. Я не попал в тюрьму только благодаря своим влиятельным друзьям, которые дали показания в мою защиту. Скорее всего, находясь в состоянии полного отчаяния, с которым она не могла справиться, Элизабет утопилась. В общественном же сознании подозрение, что она умерла насильственной смертью, все еще существует, и так будет всегда. По мнению соседей, я совершил величайший грех, который они никогда не простят мне...
После того как герцог закончил свою исповедь, они долго еще сидели молча, прислушиваясь к шуму океанских волн, набегающих одна на другую в своем стремлении к берегу, к крикам случайной птицы и свисту ветра.
– И кто же эти друзья, которые с такой готовностью встали на вашу защиту? – спросила наконец Вивьен.
– Один из них – Колин Рамзи, герцог Ньюарк, другой – Сэмсон Карлайл, герцог Дарем. Наши семьи находятся в отдаленном родстве, но мы трое с самого детства были словно братья.
– Я встречала его светлость несколько лет назад, – призналась Вивьен после короткого колебания. – Это произошло на вечере в честь первого выезда в свет леди Клариссы Саффингтон. Полагаю, сам герцог Дарем вряд ли помнит о нашем кратком знакомстве. Отчего-то тогда он выглядел таким скучающим...
Уилл взглянул на нее и улыбнулся.
– Совершенно справедливая оценка Сэма. Но... как вы там оказались?
У нее расширились глаза.
– На том вечере?
– Да.
«Думай быстрее!» – приказал она себе.
– Случилось так, что, когда в библиотеке вместе с матерью леди Клариссы я занималась цветочным оформлением, туда вошел герцог, чтобы, по его словам, насладиться тишиной и спокойствием.
Вивьен надеялась, что этого будет достаточно; отвернувшись, она вырвала с корнем пучок травы и пустила его по ветру. Ей не хотелось сообщать Уиллу слишком много, что вызвало бы новые расспросы, к чему она не была готова. Вместо этого она решила сосредоточить разговор на друге Уилла.
– Я хорошо помню, что его светлость казался то раздраженным, то довольно задумчивым.
Через минуту она решилась взглянуть ему в лицо. Уилл внимательно наблюдал за ней, словно оценивая ее слова, затем медленно произнес:
– Сэм очень спокойный человек, и он презирает светские вечера...
Вивьен кивнула и слегка улыбнулась.
– А ваш второй друг, герцог Ньюарк?
Он продолжал изучать ее, затем откинул со лба растрепанные ветром волосы и вновь обратил взгляд на вспененные волны.
– Колин – полная противоположность Сэму: уверенный в себе, общительный, большой любитель пофлиртовать. Он... яркий, если можно так сказать.
– Наверное, леди обожают его? – предположила Вивьен; она слишком хорошо знала этот тип мужчин.
По губам Уилла пробежала насмешливая улыбка.
– Само собой. Даже когда Колин был ребенком, девочки всегда окружали его, безостановочно хихикая над тем, что он говорил и делал. Мы с Сэмом возмущались и убегали от подобной чепухи, а для Колина это было все равно что мед для пчел. Таким он остался и сейчас. – Герцог фыркнул. – Ему постоянно нужно женское внимание, чтобы поддерживать свое чрезмерное тщеславие.
– Просто вы ему завидуете, – засмеялась Вивьен.
– Раньше – возможно, но теперь – нет.
Вивьен понимала, что будущее Уилла, вся его судьба в какой-то момент целиком находились в руках этих людей. Наверное, любопытно было наблюдать за герцогом Ньюарком и герцогом Даремом, двумя столь знатными джентльменами, когда они стояли в суде перед судьей и присяжными и защищали честного человека.
– Они спасли вам жизнь, – тихо сказала Вивьен.
– Да, это так. – Уилл сделал глубокий вдох. – Без них и их непоколебимых свидетельств, возможно, меня бы попросту повесили.
Вивьен почувствовала, как ее сердце наполнилось сочувствием, и сделала огромное усилие, чтобы не расплакаться. Как ужасно, должно быть, протекала вся его жизнь! Сначала Уилл был женат на той, которую не понимал и не мог понять, а затем пережил унижение публичного процесса, когда общество считало его виновным и ненаказанным. Может быть, именно по этой причине герцог переехал в Корнуолл, а теперь тратил деньги на роскошное убранство своего дома, где жил отшельником с несколькими преданными слугами.
Неосознанным движением Вивьен дотронулась до его руки, и Уилл не отстранился, а, напротив, начал нежно поглаживать ее пальцы.
После продолжительного молчания Вивьен поднесла его руку к губам и легко поцеловала запястье.
– Вам это может показаться невероятным, ваша светлость, но мой муж очень походил на вашу жену. Не эмоциональным расстройством, а неистребимой въедливостью, что лишало его всего человеческого, и в конце концов, разрушило все самое лучшее в его жизни.
Вивьен на минуту замолчала. Герцог продолжал молча ласкать ее ладонь, ожидая, когда она продолжит свой рассказ, и это, как ни странно, утешало ее.
Наконец, Вивьен решилась. Отбросив осторожность, она стала рассказывать о своем прежде тщательно скрываемом прошлом единственному человеку, которому неожиданно доверилась.
– Мой муж был человеком обеспеченным, – спокойно начала она. – Чтобы избежать нежелательных вопросов, я говорила всем, что он мой кузен; на самом же деле мы не были родственниками. Я влюбилась в давнего знакомого нашей семьи, когда была не только очень молода, но и крайне наивна, и вышла за него замуж, хотя мне не исполнилось и двадцати. Тогда я, как и вы, была полна надежд и сладких грез о прекрасном будущем с дружбой, смехом, детьми и спокойным благополучием. К сожалению, в первую же брачную ночь мой мир изменился невообразимо. – Вивьен закрыла глаза, чувствуя, как внутри у нее растет знакомое напряжение; так случалось всегда, когда она вспоминала о прошлой жизни, которую ей не доводилось ни с кем обсуждать уже более десяти лет. – Мой муж Леопольд пристрастился к опиуму, он курил его ежедневно, прячась ото всех, и это стало отвратительным наваждением, которое, медленно убивая в нем желание жить, пожирало его. – Подняв ресницы, Вивьен уныло взглянула в грустную серость раннего полдня. – Надеюсь, вы понимаете, что с таким человеком невозможно было наладить полноценную интимную жизнь. Я искренне любила Леопольда и хотела, чтобы он любил меня. К несчастью, я была наивна, юна и так несведуща из-за моего тепличного воспитания, что не могла поверить, чтобы кто-то, обладающий таким положением в обществе, как мой муж, человек состоятельный и образованный, с безупречной репутацией мог так привязаться к отраве. Увы, со временем все хорошее в жизни перестало для него существовать. Его интересовал только опиум. Леопольд жил каждый день с утра до ночи мыслями о том, что удобно называл своим лекарством...
Уилл поднес ее руку к губам и нежно поцеловал; тогда Вивьен повернулась и слабо улыбнулась ему. Его глаза сузились, он слушал ее с серьезностью, которую она чувствовала всем своим существом.
Ее голос понизился до шепота, едва слышного из-за порывов ветра:
– Вы спросили меня, почему я была девственницей. Правда в том, что мой муж ничего не мог. О, он пытался, и когда... когда он не мог ответить физически на мои прикосновения... он винил меня за свою неспособность.
Герцог сдвинул брови в явном смущении, затем заметил:
– Выходит, пристрастие вашего мужа к опиуму превратило его в немощного человека, и он считал, что это ваша вина?
Щеки Вивьен залил румянец, но она мужественно выдержала его взгляд.
– Я, его жена, не могла удовлетворить его, что, естественно, для Леопольда было ужасным ударом. Вначале он не винил никого; но потом стал приходить во все большее отчаяние из-за своего физического бессилия. Однако со временем и это перестало его беспокоить.
Не выпуская руки Вивьен, герцог наклонился к ней.
– И каково было вам в течение всего этого времени? – спросил он.
Вивьен на миг замерла. Мало кто знал о ее брачных проблемах, и никто никогда не просил ее выразить, что она лично испытывала в связи с этим.
– Ну, вначале это меня не слишком беспокоило, поскольку я не понимала всего, зато позже причиняло мне боль. Я пыталась быть хорошей женой, и все мои старания не приносили никаких результатов. – Вивьен вздохнула, глядя на океан. – В конце концов, я рассердилась. Он любил опиум больше, чем меня, предпочитая проводить время в сомнительных притонах, где мог распорядиться своим состоянием и где разделял эту привычку с приятелями. Я не имела возможности забеременеть, и все считали это моей виной. В глазах общества ребенок мог бы занять меня и позволил забыть вульгарную, темную сторону моего брака. – Она резко вскинула голову, пытаясь сдержать слезы. – Я никому не говорила, что муж не в состоянии ответить на ласки, потому что не понимаю, как можно обсуждать подобные вопросы.
Уилл нахмурился.
– А вы не рассматривали возможность аннулировать брак – это дало бы вам шанс начать все заново...
– Через полгода после свадьбы я предложила это мужу. – Слова Вивьен были полны горечи, которую она не могла скрыть. – Вместо ответа он дал мне такую сильную пощечину, что я ударилась головой о стену, и на моей скуле две недели оставался синяк. Позже муж заявил, что мое слово – ничто против его слова и он не позволит сломать его карьеру, и я больше не упоминала о разводе. Пять лет спустя муж удалился из моего мира, и я переехала в Пензанс, чтобы навеки забыть кошмар, который именуется браком.
Лицо герцога потемнело.
– Подонок, – тихо пробормотал он.
Вивьен молча кивнула и легко сжала руку Уилла, чувствуя, что нуждается в нем больше, чем в ком-либо еще на этой земле.
Они долго сидели рядом, успокоенные дружеским молчанием, наблюдая за одинокой рыбачьей лодкой, которую подбрасывало волнами бушующего океана.
– Кто шантажирует вас? – наконец спросил герцог.
Вивьен ответила откровенно и не задумываясь:
– Гилберт Монтегю, талантливый актер, который выступал в нашем городе в этом сезоне. У него в руках находится копия записки, которую я отослала моему поверенному в делах в Лондоне много лет назад; в ней я просила прислать сведения о моем грешном муже. В записке все изложено весьма подробно, и теперь Монтегю знает мои секреты. Он угрожает раскрыть их всем, кого могут заинтересовать светские сплетни об уважаемой вдове Раэль-Ламонт. – Вивьен печально опустила глаза. – Моя судьба теперь зависит от него.
Неожиданно герцог выпустил ее из своих объятий.
– А вы не думали о том, чтобы обратиться к мировому судье?
– Конечно, думала, – усмехнулась Вивьен, складывая руки на коленях. – Но что хорошего могло из этого выйти? У меня не было доказательств его шантажа, а у него было все, что могло погубить мою репутацию. Я много и напряженно работала, чтобы создать себе твердое положение в обществе, – и вот теперь все может пойти прахом из-за этого негодяя.
Какое-то время герцог обдумывал сказанное, а затем тихо произнес:
– Я могу сделать так, чтобы его арестовали.
Вивьен покачала головой:
– Это вряд ли поможет. Нужно как-то забрать у него записку. – Ее голос дрожал от негодования. – Не могу представить, каким образом он вообще заполучил ее.
– С достаточной суммой денег и силой убеждения можно купить почти все...
– Да, но это лишено смысла. Мистер Монтегю – всего лишь скромный актер.
Уилл, прищурившись, взглянул на нее.
– Очень метко, мадам.
Вырвав пучок травы, Вивьен бросила его в собеседника, и он быстро поднял руку, отражая атаку.
– Это означает, что Монтегю либо опирается на чье-либо состояние, либо он не тот, за кого себя выдает...
– Если бы вы знали, миссис Раэль-Ламонт, как мне хочется заняться с вами любовью! – тихо произнес герцог и, откинувшись назад, оперся на локоть. – Просто смотреть на вас, разговаривать с вами так мало, когда во мне растет возбуждение необычайной силы.
Вивьен чуть не рассмеялась в ответ – уж очень ловко он изменил тему их разговора. И тут же ее тело охватил звенящий жар, и она потеряла способность рассуждать здраво. Герцог Трент обладал опасным даром возбуждать ее и наделять чувством полного удовлетворения.
– Если бы на ваших юбках не было обручей, я овладел бы вами немедленно.
– Чтобы вызвать еще один скандал? – Вивьен лукаво улыбнулась. – Ну, уж нет. Кроме того, нас хорошо видно из вашего дома, ваша светлость.
– Пустяки! У Уилсона ужасное зрение...
– А все остальные ваши слуги, несомненно, вообще слепы.
Уилл пожал плечами.
– Да, когда я им приказываю.
Ее улыбка погасла, и секундой позже она призналась:
– Вы даже не представляете, как отчаянно мне хочется вновь ощутить вас в себе...
Глаза герцога сузились.
– Вы дразните меня или говорите серьезно? Никогда в жизни я не слышал такого от леди.
Вивьен прижала палец к его губам.
– Вы определите это сами в следующий раз, когда мы останемся наедине.
Уилл потянулся к ней и нежно поцеловал ее бархатистую кожу, потом, схватив ее за запястье, положил ее ладонь поверх своих брюк, и она не могла не почувствовать его плоть, набухшую и крепко прижимающуюся к ее руке.
– Вот как вы волнуете мою кровь, Вивьен, – очень тихо признался он. – И я всегда буду так же сильно желать вас.
Вивьен мгновенно охватила волна желания, и она инстинктивно погладила его.
В глазах герцога неожиданно зажегся голод.
– Да, – прошептал он.
Она легла на травяной склон, расправив юбки, и оперлась головой о согнутую в локте руку, а он наблюдал за ней, впившись в ее лицо взглядом, излучающим море страсти, когда она начала гладить его через одежду.
– Мне нравится прикасаться к вам, – призналась она, ощущая болезненное набухание у себя между ног, – и мне нравится, как вы смотрите на меня...
Уилл судорожно вздохнул и положил руку ей на грудь.
– Однажды, когда настанет момент, я смогу увидеть вас всю, – хрипло пробормотал он, пальцем нащупывая ее сосок сквозь муслин платья.
Ее тело ожило, словно отчаянно желая лечь поверх него.
– Да...
Он позволил ей найти свой ритм, не шевелясь, позволяя узнавать его кончиками пальцев, скользящими вверх и вниз, и ладонью, которая не прекращала ласкать его.
– Вы влажная для меня, да, Вивьен? – спросил герцог прерывистым голосом; его глаза словно остекленели от все возрастающего желания.
– Да.
– Однажды я попробую вас и там.
Она резко вдохнула.
– И как вы себя чувствуете?
– Превосходно, – прошептал он, нежно пощипывая ее заострившиеся соски через платье.
– Уилл...
– Если ты продолжишь, я скоро дойду до точки.
Она почувствовала, как у него напряглись скулы и мускулы на шее. Он все еще пытался сдерживаться.
– Я хочу этого, – сказала она с вызовом, удивляясь себе и все же продолжая держать руку на его плоти. – Если бы ты знал, как это возбуждает меня. Я хочу наблюдать за тобой.
– Господи, Вивьен... – Неожиданно он закрыл глаза и ткнулся ей в руку. – Помоги мне, любимая.
Он сжал ее грудь, и Вивьен поняла, что он близок к завершению неповторимого акта. Она, в свою очередь, наслаждалась ощущением и знанием того, что они с герцогом – единственные люди на земле, столь близкие в этот момент.
Вивьен наклонилась и нежно провела губами по его губам. В секунду откровенной, полной безрассудности, забыв обо всем, она прошептала:
– Да, я хочу этого!
Уилл был потрясен, глаза его широко раскрылись. Затем он застонал и резко, скрипнув зубами, наклонился вперед и уткнулся головой ей в грудь. Вивьен продолжала гладить его сквозь брюки, до тех пор пока он не остановил ее ладонь, прекращая движения.
Они лежали так рядом несколько минут; затем дыхание Уилла успокоилось и к ним обоим вернулся рассудок. Он все еще прижимал к себе ее руку, хотя Вивьен чувствовала, что под брюками он постепенно становился мягким.
Неожиданно она ощутила настоящее счастье, полную свободу от скованности; она может предаваться страсти, и никто не посмеет осудить ее за это. Хотя...
Неожиданно испытав приступ смущения, Вивьен отодвинулась и перевела взгляд на дом.
– Я не хочу, чтобы вы думали, будто я...
Герцог повернул Вивьен к себе и посмотрел ей в глаза.
– Я думаю, что ты прекрасна.
Она холодно улыбнулась, испытывая неудобство от своих обручей.
– Да, но... Я не хотела шокировать вас...
– Шокировать? – Он нахмурился. – Вивьен, то, что вы только что сделали для меня, – одна из самых замечательных, романтичных интерлюдий, которые я когда-либо испытывал. Если я показался вам шокированным, так это потому, что не мог поверить, как невероятно захватывающе было испытать все это, будучи полностью одетым. – Он невольно усмехнулся. – Мне бы только хотелось, чтобы на вас не было этих проклятых обручей.
Вивьен шутливо стукнула его по груди, хотя знала, что щеки ее пылают от острой благодарности за его признание.
– Все же это смущает меня. Я была переполнена...
– Страстью ко мне?
– Да.
Герцог прищурился.
– В том, что мы делаем наедине, нет ничего плохого, пока мы оба наслаждаемся этим. Разве не так?
Она едва заметно кивнула.
– Теперь вы отдадите мне рукопись?
Он уронил руку, державшую Вивьен за подбородок, и хитро посмотрел на нее:
– Вы хорошо знаете, как ранить мужчину в самое сердце, моя дорогая. Сначала вы дразните меня, потом пытаетесь удовлетворить, а в завершение – это требование. Ну что, скажите, я должен теперь делать с вами?
Она склонилась над ним.
– Сказать правду. Вы поможете мне?
Он на мгновение задумался, затем нежно коснулся ее волос.
– Я готов помогать вам во всем до последнего вздоха.
Поняв значение его слов, Вивьен замерла. Она не могла ни пошевелиться, ни произнести что-либо в ответ, так как изо всех сил старалась сдержать слезы. Никогда еще мужчина не говорил ей таких драгоценных слов, и ни один мужчина не обещал так много.
Она скользнула пальцами по его щеке.
– Тогда давайте разоблачим Гилберта вместе, мой дорогой герцог.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог-грешник - Эшуорт Адель



Супер!
Герцог-грешник - Эшуорт АдельАнна
18.01.2011, 22.21





Просто чудный роман,легко читается,все время сопереживаешь с героями,так великолепно описанными писательницей.Не применно нужно почитать и другие ее романы,радуясь мастерству Эшуорт Адель.
Герцог-грешник - Эшуорт Адельнина
18.09.2011, 0.27





Чудесный роман. Первый из серии "Герцигов". Чувственный и интригующий.
Герцог-грешник - Эшуорт АдельАннА
1.02.2012, 22.12





"Прочитать можно,но не зацепило..."
Герцог-грешник - Эшуорт АдельНИКА
4.02.2012, 13.18





Странно... но мне понравилось. Ну а как героиню девственности лишили - смелая )))
Герцог-грешник - Эшуорт АдельПсихолог
16.06.2012, 17.26





Роман читается легко ! Герои вполне приятны . 9 баллов .
Герцог-грешник - Эшуорт АдельМари
19.06.2012, 14.20





достаточно интересно.Читается легко
Герцог-грешник - Эшуорт Адельтайна
26.11.2012, 19.44





Солидарна с мнением Нины. Очень симпатична главная героиня. А главный герой просто мечта. Как приятно читать, что уже возрастная героиня нашла свое счастье. А все потому, что имела свое маленькое дело, а не надеялась на мужиков. И не стала любовницей, потавив себя выше этого.
Герцог-грешник - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.07





Ещё один замечательный автор в мою личную копилку. Благодарность также переводчику и редактору. Роман читается легко и с удовольствием. Есть интрига, достаточно быстрое и интересное развитие сюжета, очень симпатичные и адекватные(что радует!)главные герои. Обязательно прочитаю всю серию про герцогов. Если и остальные романы так же хороши, то надеюсь получить море удовольствия.
Герцог-грешник - Эшуорт АдельЕлена
24.10.2013, 12.15





Ещё один замечательный автор в мою личную копилку. Благодарность также переводчику и редактору. Роман читается легко и с удовольствием. Есть интрига, достаточно быстрое и интересное развитие сюжета, очень симпатичные и адекватные(что радует!)главные герои. Обязательно прочитаю всю серию про герцогов. Если и остальные романы так же хороши, то надеюсь получить море удовольствия.
Герцог-грешник - Эшуорт АдельЕлена
24.10.2013, 12.15





ничего так, мило... хотя определенные моменты прямо-таки предсказуемы...rn трепетания души не вызывает, но все же...9 из 10...
Герцог-грешник - Эшуорт Адельюля
9.12.2013, 17.31





Ну почему такой интересный роман так "коряво" написан? "Вивьен увидела","Вивьен почувствовала","Вивьен поняла"-и это почти в каждом абзаце. Я не дочитала, хотя сюжет мне понравился.
Герцог-грешник - Эшуорт АдельИванна
24.12.2013, 13.49





Читайте.
Герцог-грешник - Эшуорт АдельКэт
8.11.2014, 10.09





Читается легко, советую
Герцог-грешник - Эшуорт АдельЕлена)
8.11.2014, 19.07





Читается легко, советую
Герцог-грешник - Эшуорт АдельЕлена)
8.11.2014, 19.07





На мой вкус слишком все приторно, как сладкая вата.
Герцог-грешник - Эшуорт АдельНюша
12.12.2014, 1.17





Прекрасно. Какой мужчина,эх...дамы, читайте- не пожалеете!!!!
Герцог-грешник - Эшуорт АдельБибиана
9.08.2015, 4.11





Очень мило и сладко... даже приторно. И все же герцог такая душка...ммм
Герцог-грешник - Эшуорт АдельЯзваЖелудка
26.09.2015, 23.30





Классный роман и гг-я очень понравилась, не было такого не подходи, никогда у нас не че не будет... Сразу на все согласила. Ну а гг согласна просто шик!!!
Герцог-грешник - Эшуорт АдельЛида.
19.01.2016, 10.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100