Читать онлайн Герцог и актриса, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог и актриса - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 123)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог и актриса - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог и актриса - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог и актриса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Шарлотта Хьюз уже три с половиной года была влюблена в красавца Колина Рамзи, герцога Ньюарка. Ее чувство к нему трудно было назвать любовью в прямом смысле этого слова. Она была отлично осведомлена о его репутации великосветского повесы. После того вечера, когда Шарлотта впервые увидела Колина, неистово кричавшего «Браво!» из третьей ложи, она уже никогда не выпускала его из поля зрения. Каждый раз, появляясь на сцене, она чувствовала, как Колин пожирает ее глазами, в восторге слушая ее пение, как сходит с ума от волнения, когда она склоняется в глубоком поклоне и он видит ее высокую грудь. Шарлотта понимала, насколько герцог увлечен ею, но он никогда не посылал ей цветов.
Сначала это ее задевало, но потом Шарлотта поняла, что его интерес к ней и опере имеет значительно более глубокие корни, чем обычная увлеченность актрисой. Он не просто обожал ее, он преклонялся перед ней. Со временем она поняла, что также сильно увлечена им, несмотря на то, что их продолжает разделять пространство. Теперь, после того как герцог решился представиться ей таким невероятным способом, все должно было измениться. Но после этого он снова исчез! Этот человек явно умел себя подать, и в нем было что-то особенное по сравнению со всеми остальными ее поклонниками.
Она была изумлена, увидев его на прошлой неделе стоящим посреди гримерной во время антракта. Первое, о чем она подумала, услышав за дверью незнакомый мужской голос, грубо разговаривающий с Люси Бет, что это очередной наглец позволяет себе нарушать покой певицы во время антракта. Мгновение спустя Шарлотта догадалась, кто находится за дверью. Несмотря на то, что ее догадка оказалась правильной, Шарлотта все равно не смогла скрыть удивление. Она успела рассмотреть герцога и оценить его прекрасную фигуру еще до того, как он заметил ее появление.
Его настойчивость потрясла ее, хотя она сделала все возможное, чтобы не выдать своего волнения и скрыть от герцога, насколько она оказалась не готовой к приглашению на романтическое свидание. Шарлотта смогла сохранить хладнокровие до тех пор, пока он не коснулся пальцами ее шеи с такой нежностью и с таким чувством едва скрываемого желания, что по телу прошел трепет. Помимо всего прочего, она была актрисой, и удавшаяся роль соблазнительницы в вульгарной сцене мгновенно показала силу ее женской чувственности. Как Шарлотта Хьюз она бы никогда не повела себя так, как повела себя Лотти Инглиш. Как Лотти Инглиш она с радостью подыграла ему и была удовлетворена тем, что убедилась в его жажде обладать ею. Относительно мужчин у Шарлотты не было никаких иллюзий, она прекрасно понимала опасность любовной интрижки. Но разделяла ли ее мнение Лотти Инглиш? Однако, будучи дочерью аристократа и сестрой здравствующего графа Бриксхема, она не могла себе позволить ничего предосудительного. Шарлотта была воспитана в старых традициях, и в этом Колину Рамзи еще предстояло убедиться. Его вчерашнее появление в их доме и намерение купить фортепьяно, полученное ею в подарок, удивило Шарлотту едва ли не больше, чем его недавнее появление в гримерной. Надо же, он опять поверг ее в смятение, хотя вчерашнее смятение было совсем иным. Справившись со смущением от внезапного появления герцога в ее музыкальной комнате. Шарлотта испугалась, что он узнает ее и скомпрометирует в глазах брата. Но герцог не узнал. Шарлотту это вполне устроило, но она расстроилась, осознав, что герцог едва обратил на нее внимание, только ощупал взглядом ее фигуру. Его оценивающий взгляд вызвал у нее внутреннюю дрожь, но она все же почувствовала, что в качестве Шарлотты его не интересует.
На следующее утро, проведя ночь без сна почти в бешенстве от того, что Чарлз посмел продать ее любимое фортепьяно, она уже имела в голове четкий план действий. В соответствии с планом она немедленно решила нанести визит герцогу Ньюарку. Особняк герцога оказался совсем недалеко от их дома, и сейчас Шарлотта стояла у двери его жилища. Она пришла с твердым намерением сделать предложение, от которого, в чем она была абсолютно уверена, герцог не откажется.
Шарлотта гордо выпрямилась, расправила плечи, переложила ридикюль в левую руку и дернула за шнурок колокольчика. Перед тем как дверь открылась, она успела оглядеть себя и осталась довольна тем, как лежат складки ее зеленого шелкового платья.
Дверь отворилась, и на пороге возник камердинер герцога, пожилой седовласый человек с пышными бакенбардами.
Она вежливо улыбнулась и, вынув из ридикюля визитную карточку, протянула ее камердинеру:
– Леди Шарлотта Хьюз желает видеть его светлость. Герцог дома?
В ответ камердинер пробурчал нечто невнятное и, посторонившись, впустил ее в дом.
– Подождите здесь, пожалуйста, – пробрюзжал он.
Шарлотта оказалась в прихожей и с нескрываемым любопытством начала разглядывать убранство, отражавшее вкус хозяина, – мраморный пол, тяжелые лакированные дубовые панели стен, красивые статуэтки на изящных полочках. Слева от двери – стол, на котором нет ничего, кроме вазы с цветами, видимо, недавно срезанными. Возле стола стоял единственный стул в стиле Людовика XV, обитый коричневым бархатом. У себя над головой Шарлотта обнаружила огромную хрустальную люстру, которая должна была ярко освещать прихожую не меньше чем сотней свечей. И это всего лишь прихожая…
Она подавила вздох. Пользующийся репутацией отъявленного донжуана герцог Ньюарк, несомненно, имел деньги – лучшую приманку в мире.
Справа отворилась дверь, и на пороге снова появился камердинер.
– Прошу вас пройти сюда, леди Шарлотта. Его светлость примет вас у себя в кабинете.
Она молча наклонила голову и последовала за стариком, постукивая каблучками по мраморному полу. Вслед за камердинером она прошла по длинному коридору, на стенах которого были развешаны фамильные портреты.
Наконец камердинер остановился перед большой дверью и постучал. Для храбрости Шарлотта набрала побольше воздуха в грудь и крепко сжала обеими руками шнурки ридикюля. Камердинер громко назвал ее имя, и Шарлотта вошла в комнату.
Едва она увидела герцога, как сердце ее сильно забилось. Ньюарк во всей своей красе восседал за массивным письменным столом и что-то писал, он даже не поднял головы и не взглянул на незваную гостью. Льющиеся из окна солнечные лучи золотили его волосы.
У него была безупречная кожа, в чем Шарлотта уже могла убедиться на прошлой неделе, рассматривая его при свете гримерных ламп. Острый взгляд карих глаз скрывали густые ресницы. Тяжелый, резко очерченный подбородок не позволял усомниться в сильном характере, даже когда герцог улыбался. А улыбался он часто. Весь его облик был впечатляющим и значительным, и Шарлотте казалось, что он прекрасно это знает. Не было сомнений, что он с удовольствием поддавался женским чарам. Но все это сейчас не имело значения. Шарлотта твердо намеревалась получить от него гораздо больше, чем он мог себе вообразить.
– Леди Шарлотта Хьюз, ваша светлость, – повторил камердинер.
Шарлотта вздрогнула, вернувшись к реальности из мира своих размышлений, а герцог, бросив взгляд на только что написанный им текст, встал и расправил плечи.
– Добрый день, леди Шарлотта. Входите, пожалуйста, присаживайтесь.
Шарлотту немного обидело, что он даже не удосужился посмотреть в ее сторону, но выдержка ей не изменила, ее согревала мысль об удивлении, которое предстояло перенести герцогу.
Кивком отпуская камердинера, герцог снова сел. Старый слуга вышел из кабинета и плотно затворил дверь.
Шарлотта подошла к столу, двигаясь как можно медленнее, и села в кожаное черное кресло напротив. Герцог продолжал делать вид, что его до крайности занимают лежащие на столе бумаги. Возможно, они и в самом деле были для него важными.
– Прошу прощения, буквально через минуту я буду весь к вашим услугам, – совершенно равнодушно произнес он.
Шарлотта сидела на краешке кресла с самым кротким выражением лица, выпрямив спину, как и положено добропорядочной леди. Кабинет герцога был выдержан в темно-зеленых и коричневых тонах; в камине справа от кресла, в котором устроилась гостья, потрескивали горящие поленья.
Наконец Колин поднял глаза, опустил перо в чернильницу и, вальяжно откинувшись в кресле-качалке, с нескрываемым любопытством посмотрел на Шарлотту.
– Вы забыли дома ваши очки, – заметил он с лукавой усмешкой.
Шарлотта старалась не смотреть на его рот, на красиво очерченные чувственные губы, которые она дерзко поцеловала неделю назад.
– Я пользуюсь ими только для чтения, ваша светлость, – мягко проговорила она. – Иногда музицирую в очках, чтобы лучше разбирать ноты. Ну и вышиваю в очках.
– Да-да, конечно. – Он слегка наклонил голову набок и почесал подбородок. – Вы очень красивы, леди Шарлотта.
Комплимент застал ее врасплох; Шарлотта потупила глаза и покраснела. Она ни секунды не сомневалась, что этими словами герцог всего лишь отдал дань светской вежливости, желая смягчить сухость, проявленную им вначале. И тем не менее она смутилась, потому что лишь немногие мужчины, которые знали ее как Шарлотту Хьюз, считали ее красивой, а так открыто, как герцог, еще вообще никто не говорил об этом.
– Благодарю вас за любезность, ваша светлость, – немного помолчав, ответила она.
Колин переплел пальцы, продолжая разглядывать Шарлотту.
– Вы так и не собрались еще выйти замуж? – спросил он с открытой иронией.
Шарлотта в смущении теребила застежку на ридикюле, сердце у нее билось все чаще. Она поняла, что Колин по-прежнему не узнает в ней несравненную Лотти Инглиш.
Это внушало надежду, и Шарлотта решила использовать его невнимательность в своих интересах.
– Замуж? – повторила она, прикидываясь, что удивлена его вопросом.
Он небрежно пожал плечами:
– Ваш брат говорил, что вы отказали нескольким претендентам на вашу руку. Уверен, что их у вас должно быть много.
Отпуская ей комплименты, он по-прежнему не представлял себе, кто перед ним. Лотти едва сдерживала смех.
– Я была очень занята, ваша милость.
– Заняты?
– Я занималась музыкой, – пояснила она.
Колин удивленно поднял брови.
– А-а, понимаю…
До него просто не доходило, что она по-настоящему увлечена музыкой. Как и большинство мужчин, он полагает, что любая девушка только и мечтает о замужестве.
Шарлотте положительно начинала нравиться откровенность Колина.
– Быть может, вы пришли ко мне в связи с этим? – прервал он ее размышления.
– В связи с этим? – недоуменно повторила Шарлотта. Теперь уже она не понимала, о чем он говорит: кто-кто, а уж герцог-то и не думает о том, чтобы жениться на невзрачной леди Шарлотте.
– Вы хотите, чтобы я вернул вам ваше фортепьяно? – спокойно пояснил он.
Теперь она поняла, что он имел в виду. Герцог решил, что она пришла просить вернуть ей инструмент.
– М-м… да, конечно, я хочу получить его назад.
Он вздохнул, положил руки на стол и забарабанил по столешнице пальцами.
– Думаю, это будет отличное приданое. Вы можете продать фортепьяно за хорошие деньги и купить взамен какое-нибудь подешевле, чтобы наслаждаться музыкой, сколько вам угодно.
Она посмотрела на него как на идиота. И поморщилась от очевидной мысли, только что пришедшей в голову: он отлично знает, что ее бездельник-брат по уши в долгах, и герцога забавляет, что она пришла сюда только для того, чтобы выпросить у него обратно дорогой для нее инструмент. Ничего не понимая, он дает ей совет, бедный мальчик, но момент отмщения наступит очень скоро.
Она резко встала, бросила ридикюль на кресло, подошла к висевшему над камином большому полотну и принялась разглядывать изображение двух красивых женщин, сидящих на скамейке в цветущем саду. Их лица имели явное сходство с лицом Колина. Очевидно, это его родственницы.
– На самом деле, ваша милость, – заговорила она, продолжая внимательно изучать картину, – я здесь не только для того, чтобы потребовать вернуть мне фортепьяно.
Даже не оборачиваясь, она знала, что сейчас он видит всю ее фигуру. Именно ради этого она так долго выбирала платье перед тем, как отправиться к герцогу, и наконец выбрала то, в котором явилась, – с узкой талией и большим декольте, открывающим ее высокую грудь. Шарлотта не стала стягивать волосы лентой на затылке, как обычно, и теперь роскошные локоны свободно обрамляли ее голову. Она рассчитала правильно – это он заметит и в должной мере оценит.
Наконец герцог ответил:
– Не знаю, чем еще я могу быть для вас полезен, леди Шарлотта, но я и в самом деле хочу вернуть вам любимый инструмент.
Любимый инструмент! Если бы он только знал! Улыбаясь и продолжая любоваться картиной, Шарлотта почувствовала, как у нее защемило под ложечкой.
– Вы можете жениться на мне, – произнесла она.
Наступила гнетущая тишина. Шарлотта была готова к тому, что, услышав такое ошеломительное предложение, герцог просто рассмеется ей в лицо. Но судя по его невозмутимости, он думал вовсе не о том, какое счастье ждет его, если он примет ее предложение, а о том, как бы поскорее выставить ее вон.
Продолжая улыбаться, она слегка повернула голову, чтобы краем глаза видеть его лицо. На лице шокированного герцога застыло самое глупое выражение, какое только можно было себе представить. Рот был полуоткрыт, брови высоко подняты. Колин был совершенно сбит с толку.
Видя, что он потерял дар речи, Шарлотта усмехнулась и сказала:
– Вам нужна жена, а мне совершенно необходим муж. В подобной ситуации какой союз может быть лучше?
Постепенно герцог приходил в себя. Он почему-то запустил одну руку в волосы, а другой оперся о колено и с трудом встал.
Она спокойно ждала ответа, вполне осознавая, что герцог считает ее помешанной.
– Леди Шарлотта, – начал он, стараясь говорить как можно спокойнее, но неожиданно голос сорвался и Колин закашлялся. – Я… мне… право, жена нужна мне не больше, чем ваше фортепьяно.
– Но ведь я так хорошо играю, – беззаботно возразила она, вложив в эти немногие слова все свое торжество.
Он тряхнул головой.
– Я убежден, что так оно и есть, но все же это не повод, чтобы на вас жениться.
Бедняжка! Он выглядит точь-в-точь как неудачливый кавалер, который, танцуя, сам себе наступил на ногу. Шарлотта решила дать ему еще одну возможность понять, с кем он имеет дело.
– Я прекрасно понимаю, ваша милость, что фортепьяно не имеет никакого отношения к нашему возможному браку. Но если подумать, ваша милость, то неужели сочетаться со мной законным браком куда хуже, чем просто сделать меня своей любовницей?
Казалось, герцог получил удар под дых. Он мотнул головой, вытаращил глаза и принялся хватать ртом воздух.
– Простите?!
Заложив руки за спину и выпрямив спину, от чего ее грудь поднялась еще выше, Шарлотта медленно двинулась к нему. Она не спешила помочь ему выйти из ступора, наслаждаясь впечатлением, произведенным ее словами.
– Я уверена, сэр, что все только и говорят о вашей последней… игрушке, скажем так. Чтобы избавить вас от неподобающих сплетен, я могу добавить вам добропорядочности. Я сестра графа, хотя он и в долгах, о чем вы прекрасно осведомлены, значит, мы… в состоянии помочь друг другу в… в наших взаимных претензиях.
Шарлотта подняла на него глаза. Теперь она стояла так близко к герцогу, что могла созерцать его во всей красе. Его красивое лицо пошло красными пятнами, мышцы напряглись под наглаженной полотняной рубашкой. Герцог не мог прийти в себя от изумления.
Шарлотта продолжала спокойно смотреть ему в глаза, ожидая, что же он в конце концов ответит.
Герцог вроде бы немного опомнился. Подбоченившись и выставив вперед подбородок, он уже не пытался скрыть охватившей его ярости.
– Мне кажется, – холодно заговорил он, – что вы сделали предложение, не подобающее женщине вашего положения. Давайте лучше навсегда предадим происшедшее забвению. – Он наклонил голову и зачем-то поправил разложенные на письменном столе бумаги. – У меня очень много дел, леди Шарлотта, и я убедительно прошу вас освободить меня от вашего присутствия.
Вместо того чтобы уйти, она почти вплотную подошла к нему. Теперь их разделяло лишь несколько дюймов.
– Мы еще не закончили очень важное дело, ваша милость.
Он был выше ее на полтора фута. Она понимала, что Колин всеми силами старается отделаться от нее. Шарлотте даже показалось, что он готов позвать камердинера и приказать вышвырнуть ее вон.
– Позвольте мне кое-что прояснить, – начал он, всем своим видом показывая свое пренебрежение. – Под маской вашей прекрасной наружности и притворным простодушием на самом деле скрывается бесстыжая и дерзкая девчонка. Это самый отвратительный тип женщины, который только можно себе вообразить. Я не стану просить вас даже убирать мой дом, не то, что выйти за меня замуж или стать моей любовницей…
– Не зарекайтесь. Думаю, что станете, – перебила его Шарлотта. Про себя она отметила, что герцог не отрываясь смотрит на ее грудь. Шарлотта понизила голос до хриплого шепота, которым говорила с Колином, когда он называл ее Лотти. – Более того, я просто в этом уверена.
Это уже переходило все дозволенные границы.
– Вы имеете хоть какое-то представление о том, с кем вы разговариваете, мадам? – спросил он сквозь зубы.
Она снова обратила на него свой взор и твердо посмотрела ему в глаза, одаривая самой обворожительной улыбкой.
– Я думаю, что вопрос надо поставить иначе, знаете ли вы, с кем разговариваете… Колин?
Возникшее в результате перепалки эмоциональное напряжение достигло высшей точки. Последние слова Шарлотты подействовали на герцога как удар хлыста, и Шарлотте даже показалось, что он ее сейчас ударит. Вид у Колина был совершенно безумный.
Она подняла руку и коснулась ладонью разгоряченной груди Колина. Герцог вроде бы хотел отшатнуться, но так и не двинулся с места.
– Дорогой Колин, – выдохнула она, придвигаясь настолько близко, что ее губы почти касались его подбородка, – будете ли вы сопротивляться с такой же силой, если я сначала спою для вас?
Его зрачки расширились от внезапного озарения, молнией пронесшегося в лихорадочно возбужденном мозгу.
Он отшатнулся, его рот так и остался открытым в полном изумлении, глаза едва не вылезли из орбит. Сраженный наповал, он обмяк и рухнул в кресло.
– Господи… – только и смог прошептать он.
Шарлотта улыбнулась и присела на краешек письменного стола, опершись рукой на стопку бумаг.
– Я вижу, вы потрясены…
Он ничего не сказал в ответ, продолжая в остолбенении смотреть на нее. В его глазах была паника, граничившая с ужасом.
Сама не зная зачем, Шарлотта взяла перо, повертела его в пальцах и поставила обратно в чернильницу.
– Сегодня я здесь, так как надеюсь, что вы по-прежнему… нуждаетесь во мне, – добавила она, и ей почти удалось скрыть дрожь в голосе, вызванную волнением.
Потрясение Колина сменилось изумлением. Его взгляд переходил с талии Шарлотты на бедра, на густые волосы, он пытался вспомнить каждую деталь того лица и наконец остановился на ее глубоких глазах.
– Боже праведный, Лотти…
Она резко вскочила на ноги, охваченная волной торжества и удовлетворения от одержанной победы. Обойдя стол, села в кресло. Теперь дерзкая и соблазнительная Лотти Инглиш должна была уступить место леди Шарлотте Хьюз.
Герцог все смотрел и смотрел на нее, пытаясь понять, как он мог быть таким простофилей, как сразу не узнал ее. Шарлотта сидела, выпрямив спину. Она положила руки на колени и спокойно ждала, пока он соберется с мыслями и сможет продолжить разговор.
Наконец герцог очнулся, откашлялся и, наклонившись вперед всем телом, уперся руками в стол. Только так он мог унять охватившую его дрожь.
– Я… мне… я прошу простить меня, Лотти.
– На самом деле меня зовут леди Шарлотта, ваша светлость, – перебила она его. – Но вы можете называть меня просто Шарлоттой.
Он уже открыл было рот, чтобы ответить, но тотчас закрыл его, почти напуганный неожиданной переменой в ее поведении.
– Шарлотта… Я… я просто…
– Потерял дар речи, – помогла она закончить фразу, состроив при этом забавную гримаску. – Я предполагала нечто подобное, но мне казалось, что для вас было бы лучше самому догадаться, кто я.
Он провел ладонью по лицу, словно стараясь убрать с глаз пелену.
– Но почему? – взмолился он, сложив перед собой ладони.
Она пожала плечами, глаза ее сверкали.
– Это было так забавно.
Ее простой ответ вызвал у Колина новую волну раздражения. Взгляд его потемнел, и сам он весь напрягся.
Улыбка исчезла с лица Шарлотты, едва она снова заговорила о цели своего визита.
– Ваша светлость, сегодня я пришла сюда совсем не для того, чтобы смутить вас или потребовать назад мой инструмент, который вы никогда не получили бы, если бы не затруднительные обстоятельства моего брата. – Она глубоко вздохнула и посмотрела на него. – Я совершенно серьезно говорила о взаимовыгодном соглашении между нами, то есть о женитьбе, узаконенной связи, но… с определенными выгодами, так скажем, для каждого из нас.
– Для каждого из нас, – совершенно убитым голосом повторил герцог.
Теперь Лотти полностью удостоверилась в том, что в голове у несчастного герцога полная неразбериха, но ее это не только не остановило, а придало еще больше смелости.
– Не беспокойтесь. – Она наклонилась вперед. – Я не играю с вами в игры, сэр. Мне нужен муж, богатый муж, который сможет удовлетворить мое желание путешествовать и поможет мне сделать карьеру певицы. Сама я вовсе не жажду выйти замуж, как, впрочем, и вы не жаждете жениться. Выходит, что заключение между нами сделки в виде брака и есть самое важное и необходимое в равной мере обоим.
Он прикусил губу, стараясь удержаться от нервного смеха.
– Вы сказали… сделки в виде брака?
Она пропустила мимо ушей его риторический вопрос.
– Представьте себе на минуту ваша светлость, что я титулованная леди с незапятнанной репутацией, приличная во всех отношениях девушка, получившая блестящее домашнее воспитание. Я могу вышивать, вести дом, развлекать вас, играть на фортепьяно. Я могу удовлетворить любую вашу прихоть, включая все ваши чувственные желания. Кроме того, вам, безусловно, нужен наследник. Я ни в чем не собираюсь ограничивать вас, ваш образ жизни не изменится от того, что вы станете женатым герцогом Ньюарком.
В его глазах застыло изумление, он откинулся на спинку кресла и посмотрел на Шарлотту.
– Как я понимаю, вы все продумали, – пробормотал он.
– Я очень практичная, – стыдливо потупясь, сказала она.
– Да, это очевидно.
– С одной только оговоркой, – как бы невзначай бросила Шарлотта.
– А, эти вечные оговорки, – сказал он, поставив локти на подлокотники и опершись подбородком на скрещенные пальцы.
Шарлотта опять почувствовала поднимающуюся внутри теплую волну. Казалось, он вновь начинает се дразнить, а она не хотела, чтобы он почувствовал ее беспокойство.
Очень твердо, но с большой осторожностью она пустилась в разъяснения.
– Я хотела бы, чтобы вы оплатили мой оперный тур. Я хочу петь, ваша светлость, во всех театрах Европы. Я знаю цену своему таланту и могу добиться успеха, но в качестве сестры графа Бриксхема у меня нет никаких шансов финансировать тур. – Она тяжело перевела дыхание. – Я уже не говорю о том, что брат и раньше никогда не позволял мне совершать поступки, которые, с его точки зрения, относятся к предосудительным.
Герцог на минуту задумался.
– Если… если я дам вам денег на тур, что вы предложите мне взамен? – мягко спросил он.
Она с удивлением подняла брови.
– Я ведь уже сказала вам. Я обеспечу вам уютный дом, буду образцовой женой и произведу на свет наследника, если вы того пожелаете.
– О, леди Шарлотта, – срывающимся голосом прошептал он, – если я действительно сделаю безумный поступок и свяжу себя оковами законного брака, то, вне сомнения, я буду настаивать на рождении наследника.
Его быстрый и определенный ответ, столь же бестактный, сколь искренний, поразил ее. Она опустила ресницы, стараясь успокоиться.
Хитро улыбаясь, он продолжал:
– Однако я могу дать вам денег на тур и без обременительных для вас условий заключения брака.
Это задело Шарлотту, хотя она изо всех сил старалась прогнать от себя мысль, что она может производить впечатление дурнушки, которая не стоит того, чтобы за ней ухаживали.
– Вам не нравится сама идея брака, ваша светлость? – попыталась она уколоть герцога, но в голосе у нее прозвучала нотка недоверия.
– О, я одобряю брак всем сердцем, – сразу ответил он, – для всех, кроме самого себя.
Это заявление причинило ей боль. Она не предполагала, что он окажется таким прямолинейным.
– Но вам все равно понадобится наследник.
– Да-да, я знаю, мне все так говорят. Я слышал это много раз. Но я по-прежнему оставляю за собой право решать не только когда мне надо жениться, но и на ком.
Шарлотта вдруг поняла, что он может отвергнуть ее предложение. Подавшись вперед, она опять превратилась в ту самую Лотти, которую он знал и которой жаждал обладать.
– Разумеется, вы все решите сами, Колин, – согласилась она страстным шепотом. – Я просто осмелилась предложить, чтобы мы вместе решили наши проблемы, чтобы мы выбрали время, удобное для нас обоих. Я знаю, насколько вы любите мое пение, мою… мою особу на сцене.
Он прищурился, пытаясь понять, каким образом она мгновенно сменила образ.
– Вы правы, я обожаю вас. Но не знаю, насколько это существенно.
– Вы не знаете? Тогда что вы имели в виду, когда говорили, будто обладать Лотти Инглиш – ваша единственная мечта?
Теперь герцог выглядел протрезвевшим, он смотрел на Шарлотту с вызовом.
– Я думаю, что тогда сказал много лишнего.
– В таком случае я здесь для того, чтобы сказать вам, сэр, что я потомственная леди, сестра графа. И никогда не заведу себе любовника, какое бы положение он ни занимал и как бы сильно я его ни желала. Я почту за счастье разделить ложе со своим законным мужем.
Все это она произнесла жестким голосом, для большей убедительности показывая на себя указательным пальцем. При этом кончик пальца тонул в манящей ложбинке между грудей. Она знала, что добилась своего, – он не мог отвести глаз от этой ложбинки.
Герцог удобно устроил свое мускулистое тело в кресле-качалке и начал раскачиваться, положив ладони на подлокотники.
– Я всегда думал, что это единственно возможный вариант поведения для порядочной женщины, – сухо заметил он.
Она поймала его, и он это знал. У него не было никаких шансов сделать Лотти Инглиш своей любовницей без того, чтобы сначала не сделать Шарлотту Хьюз своей женой. На самом деле она как никто подходила и для той, и для другой роли. Теперь его решение зависело только от того, насколько он в действительности хотел обладать этой женщиной.
– Вы находите меня привлекательным, Шарлотта? – спросил он немного погодя. – Желаете ли вы меня так же, как я вас? Или, может быть, это просто очередная роль?
Краска смущения залила ее шею и горячей волной поднялась к лицу, но теперь Шарлотте уже некуда было отступать. Слегка дернув плечом, она ответила:
– Это имеет для вас значение?
Колин горько рассмеялся:
– Боюсь, что имеет. Неужели вы думаете, что мне доставит удовольствие спать с холодной женщиной, которая всего лишь выполняет свои супружеские обязанности? Или вы думаете, что я буду по-прежнему только во сне любить женщину моей мечты?
«Женщину моей мечты…»
Шарлотта поерзала в кресле, чувствуя, что волна горячей крови добралась уже до корней волос, сердце бешено колотилось в груди. Шарлотта не имела представления, как ухитриться ответить на его вопрос так, чтобы он остался доволен, но при этом остаться в выигрыше.
– Я думаю, ваша милость, что вы хотели страстной любви?
Несколько секунд он молча пристально смотрел на нее, а потом ответил:
– Только если эта страсть обоюдна, леди Шарлотта.
Она проглотила застрявший в горле комок, пытаясь справиться с тем, что творилось у нее в душе.
– Я думаю, сэр, что вы самый красивый мужчина из всех, кого я знаю лично или когда-либо видела.
Теперь его глаза блестели от счастья и даже гордости. В смущении он состроил кислую гримасу.
– Полагаю, что так считает большинство женщин, – добавила она, констатируя это как факт, прежде чем он смог возразить. – Да вы и сами это прекрасно знаете, я уверена.
Герцог весь словно светился изнутри; он уже не мог удержаться от счастливой улыбки. Шарлотта из последних сил собрала волю в кулак и ровным голосом произнесла:
– Я сделаю все, чтобы стать вашей любовницей, ваша милость, чтобы одарить вас всем, на что способна. Но я не буду вашей до тех пор, пока вы не поведете меня под венец. Это ваш выбор.
Герцог снова растерялся. Он оказался в сложном и почти двусмысленном положении. Шарлотта, словно в шахматной партии, неожиданно для противника двинула самую сильную фигуру и объявила ему шах. Колин должен был выбирать между рациональными, трезвыми доводами и обуревающими его чувственными желаниями.
– И еще одно, сэр, – произнесла она, глядя ему прямо в глаза.
– Я могу только догадываться, что вы хотите сейчас сказать, – опустив глаза, пробормотал герцог.
– Что касается таких мужчин, как вы, то мне кажется, я их хорошо понимаю, – с откровенной иронией сказала она.
– Таких мужчин, как я? – переспросил он.
Шарлотта с наигранным равнодушием разгладила складки платья у себя на коленях.
– Да. Я имею в виду мужчин, которые, как правило, не в состоянии долго сохранять верность одной женщине.
Это ее суждение задело герцога, но он не удостоил Шарлотту ответом, продолжая с невозмутимой улыбкой смотреть ей в лицо.
Она примирительно улыбнулась и сказала:
– У меня нет иллюзий относительно того, какой будет наша супружеская жизнь, сэр, и я отношусь к этому с полным пониманием практичной женщины. Вам решать, насколько вас устраивает мое предложение.
– Что верно, то верно, – согласился герцог, продолжая раскачивать кресло-качалку.
Выждав с минуту, Шарлотта продолжала:
– Я достаточно умна, чтобы понять, какие инстинкты управляют мужчиной. Вы можете не сомневаться, что я отнесусь терпимо к тому обстоятельству, что спустя некоторое время я вам надоем и вы найдете себе другую женщину. Я никогда не была и уже вряд ли стану ревнивой.
Герцог смотрел на нее, не мигая.
– Весьма полезная информация, – произнес он совершенно спокойно. – Я признателен вам за откровенность и прямоту, леди Шарлотта.
Она была искренне рада тому, что герцога оставило напряжение.
– Уверяю вас, я вполне отдаю себе отчет в том, что говорю сейчас. Кроме того, я полагаю, что мы вряд ли будем часто видеться, а это, как вы сами понимаете, наилучший вариант для нас обоих.
– Вы и правда так думаете?
– Совершенная правда.
Несколько секунд он пристально вглядывался в лицо Шарлотты, потом перевел глаза на ее грудь. Лотти сразу заметила это и в очередной раз мысленно поблагодарила Бога за то, что он наградил ее столь пышными формами. Самым большим ее достоинством был несравненный голос, Шарлотта это понимала, однако она отлично понимала и то, что мужчины редко ставят на первое место умение женщины петь.
– А что будет, Шарлотта, если вы обзаведетесь любовником? – как бы размышляя, спросил герцог, потирая ладонью щеку.
– Прошу прощения, ваша светлость? – так и вскинулась оскорбленная Шарлотта.
Герцога, как видно, ничуть не взволновала ее реакция, потому что он продолжал как ни в чем не бывало:
– Что, если я потребую, чтобы вы всецело принадлежали мне одному? Я, как вы того хотите, должен отпустить вас в турне по Европе, а это, как вы сами понимаете, предоставляет вам полную возможность иметь любовника во Франции, Италии, Испании, словом, в любой стране, где вы собираетесь петь. Быть может, именно этого вы и хотите на самом деле?
На самом деле такой вариант даже не приходил Шарлотте в голову. Супружеские отношения – или то, что она под этим подразумевала, – в ее представлении были не чем иным, как исполнением постельных обязанностей перед задыхающимся от вожделения мужем. Она была убеждена, что это всего лишь досадная мелочь по сравнению со всеми другими, куда более интересными, делами. То, что она провоцировала герцога Ньюарка, предложив себя в качестве любовницы, вовсе не означало, что она способна пойти на подобные отношения с кем-то еще.
– У вас нет ответа? – спросил он с некоторой досадой.
Лотти смутилась и заговорила не сразу:
– Ответ у меня есть. Я имела в виду именно то, что сказала. Я просто никогда об этом не думала.
Герцог с неподдельным удивлением рассмеялся:
– Вы хотите, чтобы я поверил вам, будто я единственный мужчина, которого вы хотели бы иметь своим любовником?
Эта сентенция привела ее в бешенство.
– Моя жизнь – это пение, ваша светлость, – заявила она, сверкая глазами и подчеркивая каждое слово. – Я готова пойти на все ваши условия, удовлетворить все ваши чувственные желания, терпеть ваших любовниц, но при этом в постели мне не нужен никто… никто другой, кроме вас. Я честно признаюсь, что в качестве любовника не хочу никого, кроме вас. – Секунду помедлив, она добавила уже более мирно: – Правда, только в том случае, если мы вступим в законный брак.
Что-то в ее манере держаться и произносимых ею словах глубоко тронуло Колина. Он наконец расслабился, на губах снова появилась улыбка. Он откинул голову на спинку кресла.
– Какую бесценную сделку вы предлагаете мне, Шарлотта!
С непередаваемым изяществом она встала со стула, поправила шелестящие юбки, прижала к груди ридикюль и смело посмотрела герцогу в лицо.
– Я хочу надеяться, что вы рассмотрите мое предложение со всей скрупулезностью, сэр. Я отношусь к нему очень, очень серьезно. Я никогда не считала и не считаю брачные обеты пустыми словами и сделаю все возможное для того, чтобы отблагодарить вас своей искренней преданностью.
– Как послушная жена? – спросил Колин.
Шарлотте показалось, что он опять ее дразнит. Прикинувшись, что не поняла скрытой иронии, она с достоинством ответила:
– Да, именно так.
Вздохнув с явным облегчением, Колин медленно встал перед ней в полный рост и открыто посмотрел ей в глаза. Вместо того чтобы просто отпустить ее, пожелав всего доброго, он обошел вокруг стола и направился к ней. Шарлотта слегка встревожилась, увидев на его лице выражение неподдельного торжества и удовлетворения.
– Ваша светлость? – пробормотала она.
– Я полагаю, что теперь вы не будете против, если я поцелую вас, несмотря на то, что мы еще не женаты? – с прямо-таки дьявольской усмешкой спросил он.
Шарлотта запрокинула голову и приблизила свое лицо к такому прекрасному, полному благородства лицу Колина.
– Так вы согласны принять мое предложение?
Она задержала дыхание, представив себя на сцене театра «Ла Скала» в Милане. Она будет купаться в ливне аплодисментов, ее забросают цветами, оглушат криками одобрения и восторга…
– Это… самое соблазнительное и необычное предложение из всех, какие мне доводилось получать от женщин. Даже более того…
И это все?
– Я предложила вам всю себя, ваша светлость. Это блестящая возможность для нас обоих. Мы нужны друг другу.
Его улыбка медленно угасала, глаза сощурились. Шарлотта поняла, что зашла слишком далеко и выглядит как просительница.
Вместо того, чтобы поцеловать Шарлотту, он взял ее за подбородок и нежно обвел большим пальцем контур ее губ.
Шарлотта вся затрепетала. Ей некуда было отступить, позади нее стояло кресло.
– Вы настоящая драгоценность, – почти шепотом сказал он.
Она стояла, боясь шевельнуться, всем своим существом чувствуя близость его сильного, горячего тела. Набравшись смелости, спросила:
– Так мы пришли к соглашению, ваша светлость?
– Колин, – поправил он.
– Так мы пришли к соглашению, Колин?
На какое-то время возникла пауза.
– Я рассмотрю это предложение, Лотти, – услышала наконец Шарлотта.
Она поняла, что он намеренно выбрал те же слова, что и в знаменательный вечер в гримерной. Шарлотта хотела услышать совсем другое, но и эти слова не были однозначным отказом: ему нужно время, чтобы свыкнуться с полученным предложением. Вступление в брак – серьезный шаг для каждого из них.
– Мне пора идти. Нужно готовиться к вечернему спектаклю, меня уже ждут в театре.
Герцог отступил от нее на шаг и коротким решительным жестом дал понять, что ни в коей мере не намерен ее задерживать.
– Не позволяйте мне похищать вас у ваших многочисленных поклонников.
Лотти сделала книксен и быстро пошла к двери. На пороге она остановилась и оглянулась.
Герцог стоял на прежнем месте, скрестив руки на груди.
– Вы будете сегодня на представлении? – мягко спросила Шарлотта.
Это прозвучало как обыденный вопрос, и ей вдруг захотелось, чтобы Колин понял, насколько она рассчитывает на его приход.
– Я всегда жду вас, Колин.
Она готова была поклясться, что он едва сдерживал себя.
– Посмотрим, леди Шарлотта. Удачи вам и успеха.
Теперь она почувствовала себя полностью свободной.
Не пряча улыбки, она пожелала герцогу хорошего дня, вздернула подбородок и покинула кабинет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог и актриса - Эшуорт Адель



миленький роман. разок можно почтетать.
Герцог и актриса - Эшуорт Адельнаталья
16.03.2013, 9.51





Роман более чем миленький. Достаточно ярко прописаны характеры. Читается с интересом. А любовные романы и не следует читать многократно. Гораздо приятнее найти новый увлекательный.
Герцог и актриса - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.01





Средненько...
Герцог и актриса - Эшуорт АдельАнис
11.08.2015, 2.12





Очень неудачный,мягко говоря,перевод.Корявые предложения,не сочетающиеся между собой.Читаешь-как по вспаханому полю,спотыкаясь,бредешь.
Герцог и актриса - Эшуорт АдельВита
13.04.2016, 2.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100