Читать онлайн Герцог и актриса, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог и актриса - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 123)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог и актриса - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог и актриса - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог и актриса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Как всегда, Лотти Инглиш была на высоте. Колин сидел в трехместной ложе рядом с Сэмом и Оливией. В этой самой ложе четыре года назад герцог впервые услышал Лотти, еще до того, как она стала звездой. Сегодня, как и всегда, она полностью овладела им, причем благодаря даже не столько завораживающему голосу и великолепной игре, сколько своей способности покорять зрителей, уводить их в мир искусства – всех до одного. Колин смотрел на нее, пытаясь угадать, какого цвета ее собственные волосы, спрятанные под белым париком. Она обладала удивительной грацией и самообладанием. У Лотти высокие скулы, овальное лицо, тонкая талия и красивая грудь. Она поет как ангел.
– Она великолепна, – прошептала ему на ухо Оливия, едва закончилась первая ария и зал взорвался аплодисментами.
Колина охватывало чувство гордости за каждую секунду выступления. Сейчас ему было безразлично, что женщина его мечты даже не знает о его существовании. Он был твердо убежден, что скоро, совсем скоро она будет принадлежать ему. Очень скоро.
Близился антракт перед последним актом. На Колина нахлынула новая волна возбуждения, сердце забилось чаще и сильнее. Пришло время идти за кулисы, теперь она не сможет отвергнуть его, ведь он представится ей как благородный герцог Ньюарк. Колин редко использовал свой титул, чтобы получить то, чего хотел, но в этом случае не видел иного пути. К своему стыду, собственными фантазиями он был доведен до полного отчаяния. Ему предстояло узнать, так ли она хороша вблизи, как на сцене.
Во время последней арии перед антрактом он посмотрел на Оливию и Сэма и с удивлением заметил, с каким трудом Сэму удается держать глаза открытыми. Впрочем, по меньшей мере с половиной мужчин в зале происходило то же самое. Оливия, как и Колин, была в полном восторге от спектакля, хотя и совсем подругой причине. Герцог дотронулся до ее руки, как бы прося пожелать ему удачи. Оливия взглянула на него и одобрительно кивнула.
– Держитесь, – прошептала она.
В ответ герцог только кивнул, поднялся с кресла и вышел из ложи.
Колин никогда не был за кулисами. Он изо всех сил старался оставаться неузнанным, избегая встреч со всеми, кто не принадлежал к театральной труппе. Если Лотти Инглиш рассмеется ему в лицо и прогонит, то самым унизительным может стать присутствие какого-нибудь нежелательного свидетеля.
Со сцены продолжала доноситься громкая музыка, а Колин, стараясь сохранять гордую осанку, пытался сообразить, куда ему идти. Почти бесшумно спустившись по лестнице, он быстро направился вниз по левому коридору, ведущему ко входу в оркестровую яму. Оставалось всего несколько секунд до того, как зал взорвется аплодисментами и начнется антракт, и Колин прибавил шагу. Наконец он увидел смотрителя сцены на страже возле двери, ведущей за кулисы театра.
Изобразив на своей физиономии самую доброжелательную улыбку, Колин с поистине королевским достоинством широким шагом направился к двери. Подойдя ближе, разглядел, что вход в святилище охраняет костлявый молодой парень, на вид лет двадцати, не больше.
– Его милость герцог Ньюарк желает видеть мисс Инглиш, – тоном, не терпящим возражений, возвестил Колин, поправляя бархатные отвороты на рукавах.
Молодой человек с удивлением поднял на него глаза и оценивающе оглядел с ног до головы.
– Она ожидает вас?
Колин был готов к этому вопросу. Стараясь не смотреть молодому человеку в глаза, он уверенным тоном заявил:
– У нас назначена встреча. Это крайне важно.
Поколебавшись секунду, видимо, решив, что с человеком такого ранга лучше не спорить, юноша кивнул.
– У вас есть несколько минут, ваша милость, – с некоторым неодобрением предупредил он. – Скоро начнется последний акт.
– Мне больше не понадобится, – с явным облегчением ответил герцог.
Молодой человек отошел в сторону, приоткрыл дверь настолько, чтобы герцог мог проскользнуть внутрь, и затем снова плотно закрыл ее.
Колин очутился в полной темноте. Дав глазам привыкнуть, он стал пробираться между ящиками, разрисованными задниками сцены, натянутыми веревками, какими-то блоками и подпорками. Поравнявшись с маленькими гримерками, Колин услышал крики и аплодисменты в зале.
Вокруг него немедленно началось какое-то движение, отовсюду слышались приглушенные голоса и смешки появляющихся артистов и рабочих сцены. Колин, продолжая держаться как можно свободнее, пару раз уверенно кивнул уставившимся на него рабочим. Его появление не вызвало большого интереса, скорее на лицах читалось недоумение при виде парадно одетого человека, который оказался там, где его совсем не ждали. Еще с прошлого раза он точно помнил, где гримерная Лотти, и без промедления направился туда. Из-за двери гримерной не доносилось ни звука. Сделав для храбрости глубокий вдох, Колин постучал и, не дожидаясь ответа, вошел в комнату. В гримерной было совсем не так темно, как он предполагал. Комнату освещали три масляные лампы. Две лампы стояли по обеим сторонам гримерного столика и отражались в большом зеркале. Третья возвышалась на старом дубовом платяном шкафу.
Сначала Колин увидел только горничную. Она раскладывала на столике перед зеркалом румяна, щеточки, бутылочки и прочие предметы, о предназначении которых можно было только догадываться. Услышав, что кто-то вошел, горничная подняла глаза и воззрилась на герцога в полном недоумении.
– Простите… я могу чем-нибудь вам помочь, сэр? – спросила горничная, продолжая смотреть на него и прижимая к груди большой гребень.
Колин постарался улыбнуться:
– Мне хотелось бы видеть мисс Инглиш.
– Ах… – Горничная явно колебалась, но при этом с любопытством и беззастенчивостью, свойственными молодости, разглядывала гостя с ног до головы. – Она ожидает вас?
Он уже хотел резко прервать ее, попросить уйти и не совать нос в чужие дела, но вовремя сдержался, сообразив, что для такой известной певицы появление человека из зала во время антракта по крайней мере странно, чтобы не сказать больше.
– Да, – просто ответил он, окидывая комнату взглядом и впервые отмечая про себя, насколько вещи отражают пристрастия хозяйки. Около стены, оклеенной цветастыми обоями, красовалось небольшое канапе, обитое изумрудно-зеленым бархатом. Повсюду, где только возможно, в хрустальных вазах стояли огромные букеты роз всех цветов и оттенков. Несомненно, Колин был далеко не единственным поклонником Лотти Инглиш. Это неожиданное открытие вызвало у него некоторую досаду.
Его взгляд упал на горничную, которая так и продолжала смотреть на него в полном оцепенении.
– Прошу извинить меня, вы что, не поняли? – вежливым, но категоричным тоном поинтересовался герцог.
Горничная очнулась и от смущения быстро-быстро заморгала.
– Я… но я должна быть здесь, чтобы… ей… прислуживать.
Колин сделал несколько шагов в сторону горничной.
– Сегодня я позабочусь о вашей госпоже, – сказал он, гипнотизируя несчастную взглядом.
– И в чем же будет выражаться эта забота, ваша светлость? – раздался мягкий голос у него за спиной.
Застигнутый врасплох, Колин резко повернул голову и увидел прекрасную Лотти Инглиш, которая в полный рост стояла в проеме открытой двери. Скрестив руки на груди и опираясь плечом на косяк, она с любопытством рассматривала незваного гостя, даже и не думая приветствовать герцога положенным реверансом.
От неожиданности Колин покрылся испариной. Лицо у него побагровело. Руки задрожали, и он поспешил спрятать их за спину, чтобы скрыть предательскую дрожь.
– Мисс Инглиш, – как можно спокойнее начал герцог, пытаясь придать голосу былую уверенность, – наконец-то мы встретились.
Великая певица продолжала еще несколько томительных секунд пристально разглядывать непрошеного гостя. Затем она выпрямилась и, преодолевая сопротивление многочисленных юбок своего необычного сценического костюма, с трудом переступила порог гримерной.
– Ты можешь идти, Люси. Я сама с ним справлюсь.
Справится? Она отнюдь не была в восторге от его внезапного и необъявленного визита, сорвавшего кратковременный отдых. Холодность оказанного приема несколько остудила пыл герцога.
Так до конца и не придя в себя от смущения, горничная тем не менее не посмела ослушаться.
– Мадам! Ваша светлость! – Дважды присев перед хозяйкой и герцогом, она поспешно выбежала из комнаты. Дверь с глухим стуком закрылась.
Колин едва заметил исчезновение горничной, продолжая неотрывно смотреть на предмет своих мечтаний. Сегодня Лотти была как-то по-особому хороша в дорогом белом шелковом платье с низким декольте. Ее грудь высоко вздымалась над корсетом. Невероятные голубые глаза были сильно подведены, а прекрасное лицо покрыто толстым слоем белил. В высоком напудренном парике блестели золотые нити.
– Вам нравится меня разглядывать? – бросила она, оттесняя его в сторону и грациозно усаживаясь на маленький мягкий пуфик. Расправив юбки, она посмотрела на себя в зеркало.
Герцог, не обратив внимания на ее последние слова, продолжал откровенно любоваться ею.
– Вы настоящее видение, – тихо произнес он, подавшись всем телом вперед, словно притягиваемый к ней невидимым магнитом. Он с наслаждением наблюдал, как она пудрит лицо.
– Что вас привело сюда, ваша милость? Неужели у вас нет другого занятия, как только нарушать отдых певицы во время антракта?
– Откуда вам известно, кто я? – вопросом на вопрос ответил герцог, стараясь не выдать своего волнения.
Жеманно приподняв уголки губ, она посмотрела на Колина в зеркало:
– Думаю, все знают, кто вы.
– Честный ответ, – сказал герцог, растягивая слова и улыбаясь. – Мне нет дела до всех остальных, меня больше всего удивляет то, что именно вы знаете, кто я.
– Неужели?! – Это прозвучало скорее утвердительно, чем вопросительно. По-прежнему не глядя на него, она добавила: – Я уже давно знаю, кто вы.
Если бы только она могла знать, какую смелость придали герцогу ее последние слова!
Лотти вздохнула, положила тампон с пудрой на столик и открыла маленький карандаш ярко-красной губной помады.
– Неужели вы думаете, что я не замечу, как вы чуть ли не выпрыгиваете из третьей ложи после каждого моего выступления?
Последнее замечание несколько отрезвило герцога, он понял, что Лотти воспринимает его всего лишь как восторженного обожателя.
– Я не могу больше скрывать от вас своих чувств, мисс Инглиш, – честно признался он. – Вы… околдовал и меня.
В этот момент она уже наносила румяна на щеки. На ее губах появилась довольная улыбка.
– Это очень интересно.
Осмелев, герцог подошел ближе.
– Это истинная правда. Судя по количеству цветов в вашей гримерной, очень многие джентльмены испытывают те же чувства и, думаю, бывают за это вознаграждены лучше, чем я.
Улыбка исчезла с лица Лотти, и герцогу даже показалось, что последние слова задели ее больше, чем его внезапное появление, но ему было все равно. Главное, что он наконец-то разговаривает с ней.
– Лотти Инглиш – исключение, – совершенно равнодушно заключила она. – Никто из тех мужчин, которые посылают мне цветы, подарки и шоколад, совершенно меня не знает. Им просто нравится то, что они видят, они принимают меня за ту, кого я изображаю на сцене. – Она бросила на него беглый взгляд и вновь занялась своим гримом. – На самом деле они так же мало знают меня, как и вы, ваша милость.
– Я понимаю это, – полушепотом признался он.
– Вы правда это понимаете? – просто спросила она.
– Да.
Лотти привычным движением обвела губы тонкой малиново-красной линией и тем самым подчеркнула контуры рта.
– И поэтому никогда не посылали мне розы?
Герцог поймал себя на том, что мысль послать ей розы действительно никогда не приходила ему в голову, но сейчас он был несказанно этому рад. Если бы он послал ей розы, то поставил бы себя на одну доску с прочими обожателями, которых Лотти попросту не замечала.
Колин сделал еще один шаг и теперь оказался почти у самой спинки ее стула. Не отводя глаз, он продолжал смотреть на отражение Лотти в зеркале.
– Вы прекрасны, – сказал он, понизив голос до шепота. – Ни один, даже самый лучший букет на свете не достоин вас.
Он уловил в зеркале едва заметное движение ее губ, но Лотти так и не обернулась, чтобы посмотреть на него.
– Вы льстите мне, ваша милость Грим поистине творит чудеса даже с самым простым и невзрачным лицом. Как у меня.
С последним утверждением герцог не мог согласиться.
– Ваше лицо не может быть простым, дорогая Лотти. Оно изысканно. Но я имел в виду не только ваше лицо, я говорил о вас как о женщине и певице.
Сраженная его откровенностью, Лотти замерла, держа в руке карандаш для губ. Ее небесно-голубые глаза сияли радостью.
– Почему вы здесь, ваша светлость? – по-прежнему глядя на отражение Колина в зеркале, спросила Лотти.
В ее вопросе герцог уловил неподдельный интерес, а потеплевший взгляд и необыкновенный глубокий голос вселяли в него надежду.
– Мне хотелось узнать вас поближе, – с мягкой улыбкой ответил Колин.
Теперь Лотти, полуобернувшись и слегка прищурив глаза, несколько секунд внимательно изучала его. Потом вздохнула и взяла с гримерного столика гребень.
– Полагаю, вы здесь вовсе не для того, чтобы пригласить меня на обед.
– Пообедать с вами было бы чудесно, – поспешил сказать Колин.
Она пожала плечами, снова вздохнула и ответила:
– Увы, этого не будет. Вы даже не ухаживали за мной, ваша светлость. Так зачем вы сюда пришли?
«Зачем я пришел сюда? Да для того, чтобы затащить вас в постель», – с внезапно вспыхнувшей злостью подумал герцог. Он хотел было произнести какую-нибудь вежливую банальность, но вдруг сообразил, что Лотти прочитала его мысли.
Колин поднял руку и осторожно, едва касаясь, провел кончиками пальцев по открытой шее Лотти. От едва уловимого прикосновения к ее коже у него закружилась голова. Боясь вызвать гнев красавицы, он отдернул руку. К его вящему удивлению, Лотти осталась неподвижной и даже не сказала ни слова. Ему показалось, что она дрожит. Сам он чувствовал, будто его влечет к ней некая колдовская сила.
– Мне кажется, что вы справлялись обо мне, Лотти. Именно поэтому вы знаете, кто я, – негромко проговорил он, а его пальцы снова коснулись ее шеи.
Лотти оставалась неподвижной, только на губах у нее играла улыбка.
– У меня тоже есть свои фантазии, ваша светлость, – заговорила она и закрыла глаза; ее глубокий чувственный голос слегка дрожал.
Услышав это, Колин вспыхнул от восторга и невероятного возбуждения. Ему уже ничего не было нужно, хотелось только слышать ее голос. Ему было достаточно того, что Лотти интересовалась им, что она не только не сторонилась его прикосновений, но испытывала такую же тягу к нему, как и он к ней. Колин почувствовал, что Лотти желает его так же сильно, как и он ее.
О да! Они станут любовниками! Теперь это ясно, как день.
– Что же нам мешает разделить наши чувства? – пробормотал он. – Я хочу, чтобы мы… стали близкими друзьями.
Ее губы дрогнули, она отрыла глаза и посмотрела на него:
– Значит… вы считаете, что наша дружба может быть мне полезной?
Он улыбнулся:
– Наша дружба будет наслаждением для меня и, смею надеяться, для вас. Я обещаю вам удовлетворить любую вашу прихоть. Мне не нужно ничего, только быть рядом с вами.
Лотти медленно наклонила голову, как бы принимая на веру его слова. Руки ее опустились, она словно забыла о необходимости готовиться к выходу на сцену.
– Я понимаю, – медленно произнесла она, а потом очень тихо добавила: – Должна признать, что еще никто не привлекал меня так, как вы.
Неожиданный стук в дверь вернул обоих с небес на землю. Колин быстро убрал руку с обнаженного плеча Лотти.
– Да? – спокойно и уверенно произнесла Лотти.
Дверь со скрипом отворилась, и в комнату вошла миловидная девушка. Увидев незнакомца, явно принадлежащего к высшему обществу, она растерялась и залепетала:
– О, простите. Но у вас всего пять минут, Лотти.
– Спасибо, Сэди. Я сейчас буду готова.
Помедлив самую малость, Сэди вышла и плотно закрыла за собой дверь.
Колин повернулся к Лотти, проклиная все на свете за то, что их свидание почти окончено. Минуты, проведенные с Лотти, показались ему мгновениями.
– Так мы еще увидимся с вами? – спросил он шепотом. – Наедине?
Она глубоко вздохнула и поднялась со стула, зашуршали пышные складки ее платья. Лотти повернулась к нему.
Он поймал ее вызывающий взгляд, пытаясь вообразить все прелести, скрываемые театральным костюмом, слоями грима, париком. Как страстно он желал овладеть всем этим!
Лотти пренебрежительно усмехнулась, сощурив глаза, и язвительно проговорила:
– Вы хотите затащить меня в постель? Вы хотите сделать меня своей собственностью?
Ее откровенность, граничащая с неприкрытой дерзостью, так возмутила его, что на секунду он потерял дар речи. Колин стиснул кулаки, стараясь подавить бурное желание заключить Лотти в объятия.
– Я мечтал об этом много лет, – прошептал он, раскрываясь перед ней больше, чем ему бы хотелось. – Вы и только вы предмет моих самых потаенных стремлений, – добавил он охрипшим от волнения голосом.
Ему хотелось, чтобы Лотти поняла, что творится с ним. Она никак не показала, что удивлена признаниями герцога. Все это подсказало Колину, что Лотти Инглиш – искушенная женщина.
Лотти, словно забыв о присутствии герцога, задумчиво перебирала жемчужины своего ожерелья.
– Насколько я знаю, мужчины быстро устают от своих игрушек, – спокойно проговорила она. – Возможно, я больше хочу найти в джентльмене друга, нежели страстного любовника.
Колин не знал, что ответить на столь откровенное признание. С неожиданной для него неопределенностью он сказал:
– Я думаю, что со временем мы сможем это уладить. Вы никогда не будете для меня просто игрушкой, Лотти. Вы для меня – весь мой мир.
Казалось, последняя фраза успокоила Лотти. Ее взгляд снова стал дружелюбным, но то, что последовало за этим, совершенно сбило герцога с толку. Лотти поднялась на носки и поцеловала его в губы. У него потемнело в глазах, и земля ушла из-под ног. Колин не помнил, как он сдержался и не обхватил Лотти за талию, не набросился на нее, стаскивая бесчисленные юбки. Он был готов прямо здесь, в гримерной, целовать ее божественное и такое желанное тело. Лотти, почувствовав бушующую в нем страсть, медленно отстранилась, закрыла глаза и постаралась восстановить дыхание. Потом положила ладонь Колину на грудь и прошептала:
– Я подумаю над вашим предложением, ваша светлость.
Сказав это, она подхватила юбки и, не глядя в его сторону, подошла к двери.
Не теряя надежды и все еще не придя в себя от порыва страсти, Колин окликнул ее:
– Лотти?
Она замерла в дверях, сделала глубокий вдох и только после этого повернулась к нему.
– Меня зовут Колин, – едва слышно произнес он.
Герцог надеялся услышать в ответ ее настоящее имя, но Лотти только улыбнулась и кокетливо поправила рукой глубокий вырез платья.
– Я знаю, – низким, завораживающим голосом произнесла она и убежала.
Колин без сил упал в кресло перед гримерным столиком. Он был ошеломлен поведением Лотти. Его трясло от возбуждения.
Лотти Инглиш не отвергла его. О Боже праведный, она его поцеловала! Он обхватил голову руками. Даже самые невероятные чувственные фантазии не могли сравниться с единственным поцелуем ее нежных губ. Колин все еще чувствовал дразнящий вкус короткого поцелуя, этот вкус сводил его с ума, требуя продолжения.
Собравшись с мыслями, Колин встал, одернул жилет и стремительно вышел из гримерной. Не обращая внимания на косые взгляды рабочих сцены, герцог быстро добрался до охраняемой двери и вышел в ярко освещенный коридор.
Колин не помнил, как добрался до ложи. Он успел сесть на свое место как раз в тот момент, когда заиграл оркестр.
– Ну? – нетерпеливо спросила Оливия, толкая его локтем в бок.
– Что значит это ваше «ну»? – состроив недовольную гримасу, ответил герцог вопросом на вопрос.
– Боже мой, да вы ее поцеловали! – выдохнула Оливия.
Неожиданно из-за спины Оливии высунулось лицо Сэма, который с любопытством посмотрел на Колина и разразился смехом.
– В чем дело? – обиженно спросил герцог.
Оливия хихикнула и, стянув перчатку, провела по губам Колина большим пальцем.
– Она оставила след, мой дорогой друг, – сказала она.
Колин понял, почему они смеялись, но его это не волновало. Повернувшись к сцене, он совершенно счастливо произнес:
– С этих пор я навсегда перестану умываться.
– Да вы просто дьявол, а не человек, – с напускным отвращением заявила Оливия.
– Вот здесь вы правы, – кивнул в ответ герцог. – Вот увидите, она подаст мне знак со сцены уже сегодня.
И она действительно подала ему знак. Спектакль закончился, начались поклоны и овации. Держа в руках букеты роз, дива раскланивалась перед восторженными зрителями, а затем, улучив момент, повернула голову к третьей ложе и послала воздушный поцелуй.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог и актриса - Эшуорт Адель



миленький роман. разок можно почтетать.
Герцог и актриса - Эшуорт Адельнаталья
16.03.2013, 9.51





Роман более чем миленький. Достаточно ярко прописаны характеры. Читается с интересом. А любовные романы и не следует читать многократно. Гораздо приятнее найти новый увлекательный.
Герцог и актриса - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.01





Средненько...
Герцог и актриса - Эшуорт АдельАнис
11.08.2015, 2.12





Очень неудачный,мягко говоря,перевод.Корявые предложения,не сочетающиеся между собой.Читаешь-как по вспаханому полю,спотыкаясь,бредешь.
Герцог и актриса - Эшуорт АдельВита
13.04.2016, 2.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100