Читать онлайн Герцог и актриса, автора - Эшуорт Адель, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцог и актриса - Эшуорт Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 123)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцог и актриса - Эшуорт Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцог и актриса - Эшуорт Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшуорт Адель

Герцог и актриса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Всю дорогу домой Шарлотта и Колин ехали молча, в атмосфере гнетущего, как никогда, напряжения. Шарлотта решила не обращать на герцога никакого внимания и вела себя так, словно была в карете одна. Против ожидания Колин не предпринял никаких попыток завязать разговор. Всем своим существом он чувствовал презрение и нескрываемую враждебность, исходившие от Шарлотты. Не столь уж долгий путь до дома показался Шарлотте бесконечным, потому что она была погружена в невеселые мысли о сложном и неприятном положении, в которое попала.
Шарлотте прошедшая неделя показалась самой тяжелой в жизни. Несколько дней душевного подъема после неожиданно поступившего приглашения петь на сцене «Ла Скала» она судорожно обдумывала, как сообщить об этом Колину, чтобы получить разрешение на поездку. А сегодня и вовсе мир перевернулся, когда она увидела, как муж целуется с ее лучшей подругой. Как ни странно, несмотря на его репутацию великосветского распутника, она верила словам Колина о том, что Сэди первая поцеловала его. Предательство Сэди уязвило Шарлотту больше всего.
Шарлотта всю дорогу ужасно боялась разрыдаться в присутствии Колина, который, закрыв глаза и скрестив руки на груди, сидел напротив нее. Казалось, герцогу нет никакого дела до всего остального мира. Шарлотта не могла дождаться, когда они доберутся до дома и она сможет вволю наплакаться в подушку, закрывшись в своей спальне.
Однако все это было ничто по сравнению с открытием, которое оказалось для нее действительно полной неожиданностью: она любила герцога и поэтому не могла его ненавидеть так, как он этого заслуживал. Шарлотта была вынуждена признать, что ее муж оказался человеком куда более сложным, чем она себе представляла, и это начинало ей нравиться. Она вышла замуж за фальсификатора, за человека из криминального мира, умного и коварного соблазнителя и в глубине души гордилась причастностью к столь необыкновенной личности. Так почему же Шарлотта чувствовала себя обманутой идиоткой? Сколько она ни пыталась рассердиться на герцога, в сознании упорно всплывали случаи, когда Колин развлекал ее остроумной беседой и они вместе покатывались от неудержимого смеха. Шарлотта не могла забыть о том, что он делал в постели. Короче говоря, герцог полностью овладел ее сознанием, околдовал душу и парализовал волю, силой которой Шарлотта еще недавно так гордилась. Чем больше она думала, как много теперь герцог значил для нее, тем труднее ей было говорить, что их ничего не связывает, кроме постели. Она понимала, что ведет себя неправильно, что глубоко ранит Колина, и чувствовала себя виноватой.
Однако она все же не совсем лгала, бросив Колину в лицо обвинения в том, что в их отношениях нет чего-то главного. Шарлотта понимала, что и до нее Колин был близок со многими женщинами, а это означало, что в этом смысле она, не имевшая никакого опыта, вряд ли представляла для герцога что-то новое или уникальное. Это задевало Шарлотту больше всего, особенно после того, как Колин на ее глазах любезничал с хорошенькой Сэди.
Кучер остановил карету у парадного входа. Шарлотта не двинулась с места, все еще размышляя, как теперь, в неожиданно изменившихся обстоятельствах, поговорить с Колином о предстоящих гастролях на континенте. Колин так и не проронил ни слова с тех пор, как они покинули театр, и Шарлотта поняла, как оскорбило его ее последнее замечание. Она решила объясниться с мужем и поставить его в известность о том, что теперь финансовый поручитель для турне по Европе, по крайней мере для гастролей в Милане, ей больше не нужен. Она снова взглянула на равнодушное лицо герцога и все-таки решила, что до вечера обязательно поговорит с ним об этом.
Шарлотта вышла из кареты, и Колин молча подал ей руку. Не проронив ни слова, они вошли в дом. В прихожей, как только Шарлотта собралась пожелать супругу приятного вечера, Колин схватил ее за руку и без всяких предисловий потащил за собой в кабинет.
– Нам придется кое-что обсудить, Шарлотта, – сказал он как нечто само собой разумеющееся.
– Прошу вас, не сейчас, – попробовала возразить Шарлотта. – Я очень устала, Колин.
– Я устал не меньше вашего, – резко оборвал герцог, не обращая внимания на ее попытку высвободить руку. – Нам необходимо кое-что прояснить, – бросил он через плечо. На его лице промелькнула странная улыбка. – Вы так не думаете?
Шарлотта больше не вырывалась из стальных тисков Колина и побоялась ответить на его заявление, высказанное не терпящим возражений тоном.
– Да, конечно. Я на все согласна. Отпустите мою руку, пожалуйста, – взмолилась Шарлотта.
Колин продолжал тянуть Шарлотту за собой. К ее удивлению, они стремительно пересекли кабинет, где обычно так мирно беседовали, прошли через столовую, где уже стоял накрытый к ужину стол, затем, выйдя через боковую дверь, оказались в маленьком коридоре и наконец вошли в кухню.
В кухне три служанки суетились под неусыпным наблюдением домоправительницы Бетси, готовя ростбиф под ароматным луковым соусом. Неожиданное появление герцога, тащившего куда-то жену, не произвело на них никакого впечатления. Почтительно присев, служанки продолжили работу.
Сбитая с толку поведением Колина, Шарлотта боялась проронить хоть слово и вызвать гнев герцога. Наконец они прошли через посудомоечную под лестницей, ведущей в спальни второго этажа.
– Куда вы меня ведете? – со страхом спросила Шарлотта, пока Колин открывал свободной рукой скрипучую дверь.
Колин не ответил и втолкнул ее в полумрак какого-то узкого помещения. В нос Шарлотте ударил запах мыла, смешанный с незнакомым запахом чего-то кисло-сладкого. Колин закрыл за собой дверь и наконец-то отпустил затекшую руку Шарлотты. Он быстро подошел к высокому шкафу с несколькими старыми горшками и сковородками и без особого усилия отодвинул его в сторону, открыв еще одну, едва приметную, дверь. Дверь была закрыта на большой массивный замок.
Любопытство, охватившее Шарлотту, вытеснило обиду. Колин достал из большого соусника ключ и вставил его в замок. Ключ со скрипом повернулся, и замок открылся. Колин быстро положил ключ обратно в соусник. После этого он потянул на себя массивную дверь.
Спертый воздух был смешан с запахом дорогого табака. Не говоря ни слова, Колин снова, на этот раз осторожно, взял Шарлотту за руку и настойчиво потянул за собой в кромешную темноту комнаты.
– Колин, где мы? – прошептала Шарлотта.
– Потерпите минуту, Шарлотта, – сказал Колин и исчез в темноте.
Немного успокоившись, Шарлотта остановилась. Через несколько мгновений герцог появился снова, держа над головой зажженную лампу. Оглядевшись, Шарлотта едва не вскрикнула от удивления – они стояли посреди небольшой и странной комнаты без окон.
Все помещение было не больше пятнадцати квадратных метров. По стенам тянулись бесконечные полки с книгами, исчезающие где-то под самым потолком. На столах были разложены какие-то бумаги, свитки, старые газеты с пожелтевшими страницами. Справа на стене висела большая открытая полка, вся уставленная какими-то бутылочками и склянками, наполненными разноцветными жидкостями и закрытыми стеклянными притертыми пробками. В стаканах стояли кисти самого разного размера, карандаши и перья. Там же громоздились тарелки с разноцветными мелками и корзинки со странными предметами, которые она уже видела, когда Колин изучал рукопись Генделя. Прямо перед Шарлоттой стояла небольшая деревянная лестница, позволяющая достать любую книгу с самой верхней полки. Слева возвышался торшер на высокой ножке, рядом с которым Шарлотта увидела точно такое же кресло, какое было у герцога в кабинете. В центре комнаты стоял деревянный стол с двумя дополнительными лампами по обе стороны. Одну из них Колин тоже зажег.
– Закройте дверь, – опершись рукой на стол, попросил Колин.
Он не сводил глаз с лица Шарлотты, видимо, пытаясь угадать, какое впечатление произвела на нее его потайная комната.
Постепенно любопытство взяло верх над удивлением, Шарлотта плотно закрыла за собой дверь и почувствовала гнетущую тишину, воцарившуюся в комнате. Скрестив руки на груди, Шарлотта медленно подошла к Колину. Ее взгляд упал на рукопись, лежащую на столе.
На самом краю стола стояла деревянная коробка, из которой торчало несколько кистей разного размера, а в прорезанных отверстиях стояли чернильницы-непроливашки. В самом центре стола, открытая на третьей странице, лежала рукопись Генделя, которую некоторое время назад Шарлотта сама передала Колину.
– Это всего лишь копия, Шарлотта, – спокойно сказал герцог. – Оригинал спрятан в сейфе. Я достаю его, только когда работаю.
Шарлотта молча смотрела на подделку, пытаясь обнаружить хоть один признак поддельной рукописи. Если бы Колин не предупредил, Шарлотта ни за что бы не догадалась, что так хорошо знакомые ноты написаны всего несколько дней назад. Это действительно была мастерская работа. Шарлотта все еще не могла поверить, что рядом с грязными губками, перочинными ножичками и засохшими перьями лежит подделка.
– Вы действительно большой мастер, – выдохнула Шарлотта и с неподдельным восхищением посмотрела на Колина. В ее голове теснились тысячи вопросов.
Колин удовлетворенно кивнул:
– Нет, моя дорогая, я больше чем мастер, я самый лучший мастер в Англии, если не во всей Европе.
Шарлотта выпрямилась и пристально посмотрела Колину в лицо:
– Самый лучший в чем? В создании подделок?
Колин самодовольно улыбнулся. Ироничный тон Шарлотты его не задел.
– Да.
Шарлотта сухо засмеялась и неодобрительно покачала головой:
– Вы так горды и так уверены в себе, но разве в умении изготавливать подделки есть повод для гордости, ваша милость?
Склонив голову набок, Колин продолжал оценивающе смотреть на Шарлотту. На его лице по-прежнему сохранялось гордое выражение.
– Сядьте, Шарлотта, – мягко предложил он.
– Зачем?
– Затем, что я прошу вас, разве этого не достаточно? – ответил Колин, боком усаживаясь на край стола.
Шарлотта уловила перемену в его поведении. Она была готова к тому, что сейчас Колин сообщит ей нечто очень важное, какой-то невероятный секрет. Она решила не возражать, села на стул, сложила руки на коленях и приготовилась слушать.
Колин спокойно продолжал изучать лицо жены. Он явно никуда не торопился.
Наконец Шарлотта потеряла терпение и со вздохом спросила:
– Вы еще долго собираетесь молчать?
Колин загадочно улыбнулся:
– Я пытаюсь собраться с мыслями.
Шарлотта сделала вид, что удивилась, и откинулась на высокую спинку стула.
– Неужели? Вот уж не замечала, что вы страдаете нерешительностью.
– Вы сегодня потрясающе смотрелись на сцене, Шарлотта, – спокойно сказал Колин, продолжая рассматривать ее, – и пели замечательно.
Перемена темы разговора насторожила Шарлотту, но она вежливо ответила:
– Благодарю вас.
– Я очень сожалею о том, что случилось в театре.
Шарлотта покраснела и почувствовала, как сердце забилось чаще.
– Я не желаю возвращаться к этому.
– Нам придется поговорить об этом, потому что сейчас я должен быть уверен, что могу полностью доверять вам, Шарлотта. – Голос герцога звучал спокойно и твердо. Шарлотта почувствовала, что он настроен очень серьезно. – Так я могу доверять вам?
Шарлотта не знала, как себя вести и что ответить, тщетно пытаясь понять, к чему он клонит.
– Что вы имеете в виду?
В загадочной перемене в поведении Колина было что-то завораживающее, но Шарлотта уже не чувствовала напряжения и страха.
– Да, вы можете доверять мне, – тихо сказала она. – Я уже имела удовольствие сказать вам об этом.
Колин облегченно вздохнул и взъерошил волосы.
– Доверие – основа брака, Шарлотта. Особенно в союзе со мной.
– Неужели вы такой особенный человек, ваша милость?
Колин загадочно улыбнулся:
– Да, в определенном смысле я – человек совершенно особенный.
Выждав несколько мгновений, он начал говорить:
– Вы неоднократно спрашивали меня, чем я занимаюсь. Теперь вы знаете чем. – Колин сделал широкий жест, как бы демонстрируя свой кабинет: – Это мое рабочее место.
– Я уже догадалась, – спокойно ответила Шарлотта.
Герцог выждал еще мгновение и сообщил:
– Я работаю на правительство, Шарлотта.
От неожиданности Шарлотта чуть не упала со стула.
– Что вы сказали?
На лице Колина появилась счастливая улыбка. Ему удалось удивить Шарлотту.
– Когда несколько лет тому назад меня арестовали, – сказал он, – со мной встретился сэр Томас Килборн, который сегодня является моим шефом. Он высоко оценил мои способности и знания и сделал предложение, от которого я не смог отказаться. Я уже говорил, что меня не посадили в тюрьму, но не сказал почему. В конечном итоге я согласился работать на правительство, которое нуждалось в человеке с моими талантами. Меня не только освободили, но еще и дали отличную должность с хорошим содержанием.
Шарлотта потеряла дар речи.
– Десять лет назад я попал в отдел, который работает с подделками, фальшивомонетчиками и изготовлением нелегальных документов. Когда я начал работать, мне казалось, что я буду занят очень мало, но на деле оказалось совсем иначе. – Колин задумчиво посмотрел на лежавшую перед ним рукопись Генделя. – Вы даже не представляете себе, сколько в мире людей, которые занимаются изготовлением поддельных документов. Кто-то делает это потрясающе, кто-то очень небрежно. Чаще всего заказчиками подобных подделок оказываются правительства самых разных стран.
– В это невозможно поверить… – выдохнула Шарлотта.
Колин пожал плечами.
– Сегодня я могу подделать практически все, что угодно, начиная от денег, старинных рукописей или современных документов до подписи любого человека. Я также могу оценить подлинность документа, и, поверьте, это приходится делать значительно чаще, чем вы можете предположить. – Герцог показал рукой на сложенные стопками папки на стеллажах. – На этих полках можно найти образцы подписей каждого более или менее значимого человека в современном цивилизованном мире, причем у меня есть образцы того, как эти подписи меняются за время жизни. Мне приходится постоянно обновлять картотеку, что-то убирая или добавляя. У меня есть образчики всех почерков людей, которые оставили после себя хоть одну строчку, написанную собственной рукой, причем с самых древних времен, от греческих философов до императора Константина, Шекспира, Наполеона, римских и китайских императоров, всех американских президентов и наших монархов. Все это принадлежит английскому правительству и предоставляется мне по первому требованию. – Колин сделал паузу. – Я никогда не подделываю предметы искусства, но при этом могу провести самую точную экспертизу того, что вызывает сомнение. Для меня не составляет труда определить, когда была сделана бумага, на которой выполнен рисунок, какая артель изготовила холст или краски, которые использованы художником при написании картины. Я могу точно определить, оригинальна подпись или нет. Экспертиза ценности самого произведения, слава Богу, находится в ведении отдела искусств. К счастью, я не занимаюсь изготовлением художественных подделок.
Шарлотта не могла прийти в себя от услышанного. И не могла поверить, что ее благородный муж, светский повеса и ловелас, который последний месяц постоянно болтался в театре и мучился от безделья, на самом деле оказался сотрудником какого-то секретного отдела британского правительства, причем, судя по всему, человеком с отличной репутацией и авторитетом. Теперь ей стало понятно, почему во время светских раутов он пользовался таким большим уважением со стороны официальных лиц, и это не было связано с аристократическим происхождением герцога. Она не могла скрыть восхищения и уважения к этому удивительному человеку, который сегодня предстал перед ней в совершенно новом свете. Шарлотта почувствовала гордость оттого, что она его жена.
В комнате вдруг повисла звенящая тишина. Собравшись с мыслями, Шарлотта посмотрела Колину в глаза:
– У меня нет слов…
– Это не похоже на вас, моя дорогая Лотти, – весело сказал герцог.
Шарлотта оставила замечание без внимания.
– Сколько людей знает, чем вы занимаетесь?
Колин с любопытством посмотрел на нее:
– Что ж, давайте подсчитаем. Несколько человек в правительственном отделе, это сотрудники, которые занимаются обнаружением подделок. Конечно же, мои ближайшие друзья Уилл и Сэм, которые так поддержали меня во время судебных неприятностей и ареста. Знают их жены, хотя я никогда не обсуждал эти вопросы с женщинами. Им я доверяю. Ни один посторонний человек никогда не был в этой комнате. Знают мои слуги.
Шарлотта в недоумении вскинула брови:
– Знают ваши слуги? Вы всегда доверяли своим слугам, а мне открылись только сейчас? Как это понять, ваша милость?
В ответ Колин беззаботно засмеялся:
– Вы ревнуете, Шарлотта?
Она метнула в него недовольный взгляд:
– Надеюсь, что вы не сделали ничего такого, что может вызвать мою ревность, мой дорогой Колин?
Лицо герцога стало серьезным.
– Боже мой, как я люблю, когда вы называете меня дорогим!
– Боюсь, не вспомню, когда у меня была счастливая возможность так обратиться к вам, – парировала она, вздернув нос.
– Тогда вам необходимо немедленно это исправить, дорогая Лотти.
– Колин… – Шарлотта закрыла глаза.
– Мои слуги знают все, потому что они тоже являются сотрудниками правительства, – примирительно сказал герцог. – Я должен быть абсолютно уверен в них. Мне не нужно волноваться, что они подумают, если я приду домой в неурочное время или на несколько часов исчезну в недрах дома, я не должен бояться, что они обнаружат эту комнату или какие-то документы, не предназначенные для чужих глаз. Их преданность и верность гарантирует правительство.
– Вы шутите, – попыталась перебить его Шарлотта.
Колин мягко улыбнулся.
– Нет, не шучу. Вы должны были заметить, что время от времени слуги меняются. – Колин озабоченно потер виски. – Даже чаще, чем хотелось бы. Все эти люди работают на королеву. Как только мне дают новое задание, практически весь обслуживающий персонал меняется. Это обеспечивает тайну и невозможность разглашения секретной информации. Это так же безопасно для них, как и для меня.
Шарлотту внезапно осенила догадка:
– Вы профессиональный шпион, ваша милость?
В ответ Колин усмехнулся:
– Это не совсем так, Лотти. Я не секретный сотрудник, не детектив. Я специалист по бумагам. Вот и все.
Все происходящее выглядело как странный сон. Шарлотта еще раз оглядела комнату, стараясь запомнить каждую деталь, словно опасаясь, что она здесь в первый и последний раз.
– Куда ведет эта лестница? – спросила Шарлотта.
Колин обернулся.
– Эта лестница ведет на второй этаж, прямо в мою комнату. Я не помню, чтобы хоть раз пользовался ею. Эта лестница была сделана для крайних случаев, если мне, предположим, будет угрожать опасность.
– Все это совершенно невероятно…
– Теперь, – сказал Колин, слезая со стола и распрямляясь, – когда вы знаете все мои самые сокровенные секреты, не хотите ли и вы поделиться со мной вашими тайнами?
Теперь Колин предстал перед Шарлоттой в новом свете, и она совсем иначе смотрела на его сильные руки с закатанными рукавами, на широкую мускулистую грудь, на открытое мужественное лицо, от которого женщины чуть ли не падали в обморок. Она с обожанием смотрела на Колина. Сегодня, после того, что она услышала и увидела в потайной комнате герцога. Шарлотта впервые осознала, насколько он ей дорог и как ей не хочется покидать его даже на один день.
Шарлотта глубоко вздохнула, стараясь успокоиться и обрести уверенность.
– Боюсь, что у меня нет никаких особых секретов или тайн, по крайней мере сравнимых с вашими.
– Неужели? – Герцог удивленно поднял брови и сделал шаг в ее сторону. – Сэди сказала, что вы получили заманчивое предложение петь в Миланской опере, разве это не секрет?
На лице Шарлотты отразились удивление и смятение. Даже в полумраке комнаты было видно, как она вдруг побледнела.
– Это невозможно.
– Невозможно? Вы хотите сказать, что ваша приятельница ошиблась?
Колин стоял перед Шарлоттой, и теперь для того, чтобы видеть его глаза, ей приходилось запрокидывать голову.
– Да, то есть, я хотела сказать, нет. Я действительно несколько дней тому назад разговаривала с нашим директором, но откуда об этом знает Сэди?!
– Вы удивлены, что Сэди в курсе дела?
– Да, – кивнула Шарлотта. – О приглашении петь в «Ла Скала» знает Порано. Он присутствовал при моем разговоре с директором. Баррингтон-Грэм попросил меня держать все в тайне, пока он не подготовит труппу к этой новости. Неужели Порано рассказал Сэди об этом? Иначе откуда она все знает? Нет, скорее всего она просто слышала какие-то слухи, которые постоянно ходят в театре. Она не могла знать о приглашении на гастроли.
– Но она знает, – возразил герцог. – Более того, она говорила о вашей поездке как о деле решенном. Она была счастлива поделиться этой новостью со мной.
Шарлотту охватывало все большее беспокойство.
– Она рассказала вам это до того, как вы поцеловали ее, или после?
Колин с удовольствием отметил возрастающее беспокойство Шарлотты, но виду не подал.
Он постарался улыбнуться как можно вежливее и лукаво сказал:
– Думаю, до того.
Горячая волна негодования бросилась в лицо Шарлотты.
– Скажите мне правду, ваша милость, как она поцеловала вас?
– Моя дорогая Лотти, – ровно произнес герцог, – ее поцелуй не может сравниться с вашим, если в этом дело.
– Тогда в чем же? – с иронией спросила Шарлотта.
Герцог внимательно смотрел на Шарлотту.
– Дело в том, что посторонние люди уже несколько дней осведомлены о ваших планах, а я, ваш муж, узнаю обо всем последним. Вы можете объяснить мне почему?
Шарлотта всплеснула руками.
– Да потому, что я не знала, как сказать вам об этом, вот и все. Я боялась, что вы откажете мне в возможности принять предложение еще до того, как выслушаете до конца.
Колин удивленно поднял брови:
– Почему вы были уверены, что я откажу вам? Неужели мы не могли обсудить такое заманчивое предложение и вместе принять решение, устраивающее нас обоих?
Теперь Шарлотта смотрела на герцога так, словно видела его впервые, словно только что выяснила, насколько он глуп.
– Я ничего не сказала вам из-за того, что вы еще не устали от меня в постели, а я еще не порадовала вас наследником, как мы договаривались.
От ее слов Колин остолбенел и несколько минут сидел с открытым ртом, не в силах опомниться. Он лихорадочно пытался сообразить, что она хочет сказать. Наконец он обрел дар речи:
– Скажите правду, вы действительно считаете, что между нами ничего нет, кроме постели?
Шарлотта вскочила со стула и подошла к стеллажу. Несколько минут она внимательно рассматривала полки.
– Вы хотите осложнить и без того непростое положение? – бросила она через плечо.
Колин не заставил себя ждать с ответом:
– Чем же именно я осложняю положение?
Боже, неужели он и правда ничего не понимает или просто хочет заставить ее произнести все вслух?
Шарлотта резко развернулась, упрямо опустила голову и зло спросила:
– Вы хотите сделать Сэди своей любовницей, ваша милость?
Колин стоял, слегка наклонив голову набок, не в силах понять, всерьез ли Шарлотта задала вопрос. Помолчав несколько секунд, пожал плечами и сказал:
– У меня и в мыслях ничего подобного не было.
Вот он, этот страшный момент! Шарлотта была готова закричать от бессильной ярости. Она закрыла глаза и постаралась сдержать подступившие слезы. Немного успокоившись, она открыла глаза и шепотом спросила:
– Скажите честно, Колин, вы любите кого-нибудь еще?
Улыбка медленно исчезла с лица Колина.
– О чем вы, Шарлотта?
Обессиленная Шарлотта стояла перед герцогом. Еще мгновение, и она разрыдается. Да что же он с ней делает?
– Я спрашиваю, намерены ли вы иметь любовницу, ваша милость?
Казалось, что в воцарившейся тишине было слышно, как бьется ее сердце. Растягивая слова, Колин тихо ответил:
– Нет… если вы дадите мне все, чего я хочу.
– Чего именно вы хотите от меня, Колин?
Колин смотрел на Шарлотту с обожанием. Она почувствовала, что по всему ее телу разливается тепло, а колени готовы подогнуться от внезапной слабости. Она страшилась услышать ответ Колина.
– Я хочу, чтобы вы остались со мной, в Англии, – тяжело вздохнув, ответил Колин. – Я не хочу, чтобы вы уезжали в Италию. По крайней мере не сейчас. Я хотел бы, чтобы мы поехали туда вместе. – Колин снова тяжело вздохнул и продолжал: – Вы нужны мне, Шарлотта.
– Чтобы тешить вас в постели? – спросила она.
– И для этого тоже, но это далеко не все.
Шарлотта не ожидала такого ответа. Внутри что-то словно оборвалось, и Шарлотта вдруг почувствовала, как исчезает все негодование по поводу его поведения. Она поняла, что сейчас они обсуждают не постель, а нечто большее, что соединяет их незримыми нитями. Поняла, что и Колин думает о том же.
Воздух в комнате был наэлектризован любовной страстью, которая покалывала кожу на лице. Колин медленно приблизился к Шарлотте.
– Теперь, когда вы знаете обо мне все, – четко выговаривая каждое слово, произнес он, – настала ваша очередь сказать, чего вы хотите от меня?
Шарлотта вздрогнула так сильно, что ей пришлось ухватиться за полку, чтобы удержаться на ногах.
– Честно говоря, я сама не знаю.
– Я вам не верю.
Колин вплотную подошел к Шарлотте и наклонился над ней. Теперь уйти невозможно, даже если бы она захотела. Он так пронзительно смотрел в ее широко раскрытые испуганные глаза, словно хотел заглянуть в самую душу, но она стойко выдержала его взгляд.
– Я не знаю, ваша милость, – повторила она. – С одной стороны, я хочу, чтобы вы завели себе любовницу и оставили меня в покое, дали мне возможность выступать на сцене, гастролировать по всему миру и осуществлять свои мечты…
– А с другой стороны? – не дал договорить Колин. Шарлотта до боли прикусила губу, чтобы сдержать признание, готовое сорваться с языка.
– Эмоциональная и неразумная часть моего существа хочет постоянно слышать, как вы называете меня Лотти. Я хочу каждый день ощущать ваше присутствие, хочу, чтобы вы никогда не покидали меня. Я хочу быть счастливой. Я хочу, чтобы вы постоянно говорили мне, что я для вас самая прекрасная и желанная женщина в мире… что я целуюсь лучше всех, лучше Сэди.
Колин был потрясен этой почти детской откровенностью Шарлотты.
А она в изнеможении закрыла глаза и прошептала:
– Я знаю, что все это звучит ужасно глупо.
Колин осторожно взял ее за подбородок и нежно подул в лицо. Шарлотта открыла глаза и увидела перед собой сияющий влюбленный взгляд и счастливую улыбку.
– Я не знаю никого, кто целуется лучше вас, Шарлотта, и не встречал никого, прекраснее вас. Вы – удивительная женщина, достойная всех радостей жизни. Я готов сделать для вас все, чего вы хотите, все, что в моих силах.
На глазах у Шарлотты заблестели слезы. Она больше не могла сдерживаться.
– Я хочу того, чего нам не хватает… – прошептала она.
Одно-единственное мгновение изменило все для них обоих. Колин замер и на секунду перестал дышать. Глаза их встретились. Колин медленно, очень медленно наклонил голову и коснулся губ Шарлотты.
Шарлотта не могла пошевелиться; она только смотрела на Колина глазами, полными слез. Он почувствовал, как она дрожит в его объятиях, приподнял за подбородок ее лицо и поцеловал сначала один глаз, потом другой, осушив губами ее слезы.
Шарлотта обвила шею Колина обеими руками. Он прильнул к ее губам долгим поцелуем, а потом одним легким движением поднял Шарлотту на руки и унес из потайной комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцог и актриса - Эшуорт Адель



миленький роман. разок можно почтетать.
Герцог и актриса - Эшуорт Адельнаталья
16.03.2013, 9.51





Роман более чем миленький. Достаточно ярко прописаны характеры. Читается с интересом. А любовные романы и не следует читать многократно. Гораздо приятнее найти новый увлекательный.
Герцог и актриса - Эшуорт АдельВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.01





Средненько...
Герцог и актриса - Эшуорт АдельАнис
11.08.2015, 2.12





Очень неудачный,мягко говоря,перевод.Корявые предложения,не сочетающиеся между собой.Читаешь-как по вспаханому полю,спотыкаясь,бредешь.
Герцог и актриса - Эшуорт АдельВита
13.04.2016, 2.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100