Читать онлайн Великодушный деспот, автора - Эштон Элизабет, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великодушный деспот - Эштон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великодушный деспот - Эштон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великодушный деспот - Эштон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эштон Элизабет

Великодушный деспот

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2



На следующее утро Полина несла охапку сена в конюшню, размышляя над тем, что фураж тает прямо на глазах, но его должно хватить до того дня, на который была назначена распродажа. Держа большие вилы на плече, она уже подходила к конюшням, как вдруг заметила краем глаза Джорджа в обществе какого-то незнакомца. Они заходили во двор Геральдов. Девушка ускорила шаг, надеясь скрыться в конюшне прежде, чем они ее заметят, – ей совсем не хотелось останавливаться и болтать с ними.
– Лина! – Она нехотя оглянулась. Джордж торопливо подбежал к ней. – Господи боже, детка, тебе нельзя таскать такие тяжести!
Он попытался отнять у нее нагруженные вилы, сено соскользнуло и рассыпалось на земле между ними, Полина едва сдержала раздражение.
– Перестань, Джордж, – сказала она. – Я вполне могу сама справиться с этим. Посмотри, что ты наделал.
Джордж начал неловко подбирать сено.
– Я надеюсь, Майк?..
– Нет. Сейчас моя очередь задавать корм. Я убедительно прошу не обращаться со мной так, словно я знатная дама. Мне придется исполнять много обязанностей такого рода, если удастся устроиться где-нибудь конюхом.
Джордж посмотрел на нее с огорченным и обиженным выражением щенка спаниеля.
– Лина, это невозможно. Ты не должна этого делать.
Низкий веселый смешок напомнил им, что они не одни, Полина резко обернулась и лицом к лицу столкнулась с высоким незнакомцем, которого привел с собой Джордж.
– Лина, это мой друг, о котором я тебе говорил, Энтони Марш. Энт, это мисс Полина Геральд.
– Как поживаете?
Полина слегка дотронулась до протянутой ей руки, потому что сразу узнала голос незнакомца с ночной тропинки, а другой инстинктивно потянулась к волосам, растрепанным, в сене. Девушка раскраснелась, серые глаза сверкали гневом от того, что ее застали в таком невыгодном виде.
– Мы уже встречались, – коротко бросила она.
Сейчас, при свете дня, она увидела, что вдобавок к высокому росту и приятному голосу незнакомец обладал красивой, смуглой, орлиной внешностью. Вид у него был безупречный, холеный, хотя одет он был просто, в рубашку и фланелевые брюки, безукоризненные по покрою и стилю и выглядевшие очень дорого. «Не мальчик, ему за тридцать», – прикинула Полина; тонкие морщинки у губ и глаз говорили о зрелости и опыте.
– Да, вы та самая милая барышня, которая наставила меня на путь истинный. – Черты его смягчились от вдруг осветившей довольно суровое лицо улыбки, в темных глазах читалось сочувствие, которое она отвергла бы, будь оно выражено вслух. Полина вспомнила, что он видел ее слезы, и внезапно покраснела еще сильнее. Она резко повернулась к Джорджу, который мог бы проявить побольше такта и не приводить в дом незнакомых людей в такую рань.
– Отдай мои вилы, пожалуйста, – сердито попросила девушка.
– Позволь мне донести их вместо тебя, Лина. – Он неловко тыкал вилами в сено, которое разлеталось от этого во все стороны.
– Прошу тебя, – настаивала она. – Я сама справлюсь, а если ты будешь продолжать в том же духе, это сено на корм уже не пойдет!
– Видно, я больше гожусь для возни с машинами, – жалобно сказал Джордж. – Уже потерял сноровку в обращении с сеном. – И он нехотя отдал ей вилы.
Полина собрала сено и ловко поддела его на вилы. Подняв свою ношу, она сказала им, что тетя и Линетт дома, и направилась в конюшню. Но, к ее несказанному возмущению, оба потащились за ней! Не обращая на них никакого внимания, девушка подошла к стойлу Пегаса и положила ему в кормушку все сено. Он тихо фыркнул, встречая любимицу, и слегка ткнулся мягким носом ей в плечо, потом заметил незнакомцев, отпрянул назад, прижав уши и кося глазами.
– Все в порядке, мальчик, – успокаивающе проговорила Полина, в то время как Энтони почти с ужасом разглядывал угольно-черного гиганта.
– Это то самое животное, которое повстречалось мне на узкой аллее?
– Да. – Она нежно положила руку на шею Пегаса, но тот все еще прижимался к задней стене и всхрапывал.
– Господи, ради бога, отойди оттуда, – с беспокойством сказал Джордж.
Полина рассмеялась.
– Он мне ничего плохого не сделает. Просто он мало выезжал в последнее время, так что надо будет сегодня выгулять его как следует.
Энтони взглянул на хрупкую фигурку, больше похожую на мальчишескую, в поношенных бриджах и желтой футболке, так бесстрашно стоявшую рядом с огромным жеребцом. Пегас был не меньше полутора метров в холке.
– Вы что, хотите сказать, что ездите верхом на этом демоне?
– Ну конечно, и никакой он не демон, просто нервничает из-за незнакомых людей.
Она вышла из стойла и закрыла за собой дверцу, причем у Джорджа вырвался громкий вздох облегчения, и с любопытством посмотрела на своих нежданных посетителей, не понимая, что могло привести их сюда так рано. Для светских визитов время было неподходящее, тем более что сейчас Джорджу полагалось работать у себя в гараже. Полина заметила, что вид у него несколько пришибленный, а Энтони с нескрываемым любопытством озирается по сторонам, как будто... и тут в ней зародилось смутное подозрение. Слишком часто в последнее время приходилось ей видеть такой взгляд. Одним из самых невыносимых моментов в ожидании аукциона были все эти потенциальные покупатели, которые являлись осматривать недвижимость. Она ненавидела их и обычно старалась уйти куда-нибудь, предоставляя иметь с ними дело своей тетушке, которая вежливо водила их по дому и приусадебному хозяйству. Марион Торн не питала таких сильных чувств к этому дому, как ее молодые воспитанники, ей даже не было так уж жаль покидать его. Когда она состарилась, ее все больше и больше начинали привлекать прелести городской жизни, к тому же она тоже испила свою чашу, столько лет вынося буйный нрав Геральда-старшего, и теперь с надеждой смотрела в будущее, где ее ожидало относительно спокойное и комфортабельное житье со старинной подругой.
Джордж посчитал, что пора объясниться, но никак не мог собраться с духом, чтобы начать разговор. Он откашлялся.
– Я вот тут привез с собой Энтони... чтобы он... ну... просто осмотрелся, – неловко проговорил он.
Глаза Полины сверкнули гневом.
– Понимаю. Раз «Три Печки» выставили на аукцион, вы считаете, что теперь можете иметь бесплатное развлечение и осматривать дом сколько кому угодно, – горько сказала она.
– Не совсем так, – пришел на помощь взмокшему от пота другу Энтони. – Собственно, дело в том, мисс Геральд, что я сам намерен участвовать в торгах за ваш дом.
Значит, она правильно угадала, этот тоже был из стана ее врагов! Она бросила на Джорджа взгляд, полный упрека: каков предатель – привел своего приятеля покупать ее дом!
Тем временем Энтони совершенно спокойно продолжал:
– Я подыскиваю себе дом в деревне, и мне из агентства прислали объявление о продаже вашего. И пока мне кажется, что он мне как раз подходит – тихое местечко, большой земельный участок, я могу сюда приезжать на выходные и летом и потом жить здесь постоянно, когда уйду от дел. Недалеко до города, и тем не менее здесь совсем еще нетронутая местность...
– Не то что нетронутая, – резко перебила Полина, – собственно, мы здесь лишены цивилизации вообще. А что касается дома, то, естественно, агенты расписали вам его достоинства, хотя на самом деле дом находится в страшно запущенном состоянии и практически готов рухнуть в любую минуту. Чтобы привести его в порядок, вам придется вложить в него целое состояние. Водопровода, можно сказать, нет, а канализация стекает прямо в реку.
– Лина! – укоризненно воскликнул Джордж.
Она замолчала и отвернулась, чтобы скрыть, как дрожат ее губы.
Энтони холодно проговорил:
– Надеюсь, вы позволите мне убедиться во всем этом лично.
– Конечно, просто хотела сэкономить вам время. – Девушка уже вновь обрела контроль над собой. – Вы действительно хотите все осмотреть?
Он посмотрел в серые, с вызовом смотревшие на него глаза, заметив попутно, как длинны темные ресницы. Невольно ему пришло в голову, что, если эту маленькую мегеру соответствующим образом одеть и привести в порядок, она может выглядеть весьма, весьма прилично.
– Да, если позволите.
– Конечно, идите со мной.
Но экскурсия была прервана появлением Герцогини, которая, заслышав голоса во дворе, выскочила из дома и огромными прыжками побежала к ним с громким лаем. Узнав Джорджа, старого своего друга, она бросилась к нему и запрыгала вокруг, размахивая пушистым хвостом, но, заметив незнакомого человека, собака сразу напряглась, шерсть на загривке поднялась дыбом.
– Свои, Герцогиня, – сказал Джордж, наклоняясь, чтобы погладить ее.
Собака осторожно подошла к Энтони, он протянул ей руку, которую она подозрительно обнюхала, потом постепенно хвост, как маятник, заходил из стороны в сторону, и, наконец, она лизнула нового знакомого в ладонь.
– Смотри, она тебя признала, – сказал Джордж с облегчением.
Энтони погладил собаку по голове.
– Хорошая собака, умница.
– Просто старая сентиментальная болванка, – совсем не любезно бросила Полина, раздосадованная отношением собаки к Энтони. – Если хотите посмотреть поместье, идите скорее, я не могу тратить на вас весь день.
Джордж посмотрел на друга, как бы извиняясь, тот ответил на его взгляд легким пожатием плеч. Полина шла впереди, процессия миновала двор, поднялась по нескольким ступеням и оказалась на дорожке, бегущей по склону вверх и огибающей большой сад, окруженный стеной. Герцогиня отправилась с ними, неторопливо вышагивая между двумя мужчинами. Дорожка с обеих сторон заросла цветами, которые боролись за жизнь среди заполонивших их сорняков: анютины глазки, гвоздики, турецкие гвоздики, бархатцы и садовые маргаритки. У поворота стояло вишневое деревце, которое весной покрывалось красивыми цветами, а сейчас казалось уставшим и вялым. На земле под деревом валялись неубранные остатки урожая, и, приблизившись, они спугнули с полдюжины бабочек павлиний глаз, живая мозаика красного, белого, черного и коричневого цветов взметнулась у них из-под ног.
– Бабочки! – радостно воскликнул Энтони. – Какая прелесть!
– Они уже редкость в наши дни, – грустно заметила Полина. – Становятся жертвами химикатов.
Трава в розарии была подстрижена грубо и неровно, необрезанные деревья страдали от плохого ухода, но по-прежнему цвели, заросли георгинов и пионов склонялись под тяжестью цветов. Решетка в саду была вся покрыта цветами жимолости, в воздухе стоял сладкий аромат.
– Тут любой садовник пришел бы в отчаяние, – пренебрежительно заявила девушка. – Майкл подрезал немного траву, а в остальном тут ничего не делалось уже годами.
– Но выглядит очень красиво, – мягко проговорил Энтони, – и многообещающе.
– Думаете получить какую-то прибыль? – предположила Полина, когда они шли через розарий к другой лестнице, окруженной высокими, стройными кипарисами. Когда-то их аккуратно подстригали, теперь же они были запущены донельзя. За деревьями виднелся теннисный корт, заросший бурьяном. – Мы тут косим довольно много сена, – сообщила Полина. – Чтобы вернуть ему былой вид и использовать по назначению, придется заново покрывать дерном, а это стоит астрономических денег.
Джордж готов был ударить ее.
Она стояла на краю теннисного поля и показывала на еще один пролет ступенек, который вел к загонам для лошадей.
– Вон те деревья, вдали, стоят на самой границе нашего участка, – Полина махнула рукой вправо, где наливались соком груши и яблоки, висевшие над изгородью, – а это наш фруктовый сад, он идет от конюшен наверх. Все деревья нужно будет заново опрыскивать и обрезать. Вам понадобится армия садовников, чтобы привести здесь все в порядок.
Энтони не стал отвечать на это язвительное замечание. В тишине слышалось громкое гудение пчел; он обернулся и посмотрел вокруг; сквозь кроны кипарисов виднелась крыша дома, а за ней – дорога, бегущая через деревню Мулинз к голубеющим вдали рощам и полям. Взлетевшая из прибрежных камышей цапля лениво хлопала крыльями над домом, и где-то вдалеке, высоко над головами, звенел жаворонок – мирная, пасторальная картина, классический английский пейзаж. Полина резко развернулась и пошла назад по той же дорожке, по которой они пришли, и в глубоком молчании оба ее спутника и собака двинулись вслед за ней. На последней ступеньке, ведущей вниз, во двор, девушка остановилась.
– Желаете еще что-нибудь осмотреть, мистер Марш?
– Да, я хотел бы взглянуть на дом.
Она замерла.
– Полагаю, у вас есть разрешение на осмотр?
– Ну перестань, Лина! – простонал Джордж.
Энтони засунул руки в карманы брюк и стал с интересом изучать «маленькую мегеру».
– А почему вы так не хотите, чтобы я купил вашу усадьбу, мисс Геральд? Ведь кто-нибудь ее все равно купит, вы же понимаете.
Она это понимала, и слишком хорошо, и сама знала, что ведет себя глупо. Ведь раз она теряет дом, ей все равно, кому он будет принадлежать, но мысль о том, что этот элегантный светский человек завладеет ее домом, была Полине почему-то особенно нестерпима. Он выглядел так, словно у него действительно есть средства привести дом в порядок, подремонтировать, чтобы он стал наконец элегантным и безупречным, как сам Энтони Марш, превратить его в игрушку богатого человека, а Полине нравилось ее поместье таким – слегка запущенным, заросшим, это придавало ему какой-то особый дух. Девушка смутно надеялась, что дом купит другая семья, которая тоже полюбит его таким как есть и оставит здесь все без изменений, хотя эта надежда была совершенно призрачной, потому что такие люди, как правило, не имели достаточных средств. Девушка потерла глаза маленьким загорелым кулачком – последнее время то и дело наворачивались слезы, – но вымучила слабую улыбку.
– Простите, – сказала она. – Если честно, мне невыносимо думать, что кто-то купит наш дом, но я знаю, это неразумно, и вы с Джорджем просто застали меня не в лучшем расположении духа.
– Это когда вы несли охапку сена? – Энтони ответил улыбкой на ее улыбку. – Джордж должен был вас, конечно, предупредить заранее. Может быть, вы все-таки извините нас и покажете дом?
– Да, конечно, – ответила хмуро девушка.
Когда они вошли через парадную дверь и оказались в гостиной, она уже не указывала на реальные и выдуманные недостатки дома. Солнце просачивалось сквозь густые заросли виноградной лозы, увившей весь фасад, с плетей свешивались пурпурные гроздья. В кухне они встретили Линетт и тетю Марион, занятых утренними хлопотами. Все были представлены друг другу, и тетя Марион пригласила гостей спуститься в «салон» и выпить кофе после осмотра верхнего этажа. И действительно, осмотрев все в доме, они спустились в эту комнату: по форме дом представлял собой букву «L», и «салон» находился в перекладине, имея помимо стеклянной двери на веранду и окон, выходивших на нее же, еще и большой застекленный «фонарь», смотревший в огражденный стеной сад справа от дома.
Энтони оглядел длинную, низкую комнату с широким открытым камином и глубоко вздохнул.
– Нет ничего удивительного в том, что вы так любите этот дом, – сказал он Полине. – Думаю, я и сам полюбил бы его.
Кощунственней для Полины ничего нельзя было придумать. Этот чужак позволяет себе связать себя с ее родовым гнездом, домом, где она родилась, который он только что увидел впервые в жизни. Это истощило все запасы терпения Полины, и она резко сказала:
– Да, летом здесь все красиво, однако зимой гораздо мрачнее.
– Ну вообще-то, я давно не видел в Англии снега, – ответил он. – В Лондоне он, не успев выпасть, превращается в слякотное месиво.
– Да, снега у нас обычно немного, – подтвердила Полина. – Зато грязи вполне, вполне достаточно.
– Осмелюсь заметить, что готов примириться даже с этим. – И Энтони насмешливо оглядел ее.
Она, не желая встречаться с ним взглядом, опустила длинные пушистые ресницы. Ей уже начало казаться, что никогда в жизни она еще не встречала человека, который был бы ей так же неприятен, как Энтони Марш. От нее не ускользнуло его замечание «в Англии», несомненно, он был знаком и со швейцарским климатом, и с различными курортами Европы. Он был плейбой, бездельник, и за это она презирала его всем сердцем.
Приход тетушки Марион с кофейником прервал ее размышления и попытки Энтони примириться. Майкл был на уроке верховой езды с двумя местными девушками, потому что скромные средства тетушки Марион да плата за уроки – все, на что они жили в эти томительные недели ожидания. Линетт расставила на столе чашки и тарелочки с пирожными и теперь внимательно рассматривала гостя. Этот человек был совершенно другим, непохожим на всех, кто раньше бывал у них. Большинство молодых людей, которых она знала, были деревенскими, грубоватыми парнями, добродушные шуточки которых заставляли ее съеживаться от ужаса. Когда она подала Энтони его чашку, а тот отказался, сказав, что сам нальет ей чаю, девочка вспыхнула. Она подумала, что гость напоминает героя ее любимого романа сэра Ланцелота Озерного или Ретта Батлера из «Унесенных ветром». Линетт захотелось узнать, есть ли у него жена и привезет ли он ее сюда, когда купит поместье. Она надеялась, что Энтони скажет что-нибудь такое, что прояснит для нее намерения или семейный статус гостя, но разговор упорно не выходил за рамки светской болтовни, то есть погоды, состоянии дорог и дороговизны жизни.
«Что ж, – думала с горечью Полина, оглядывая костюм Энтони и вспоминая его машину, – ему-то дороговизна нипочем». Она заметила, что Марш словно что-то ищет взглядом в гостиной. После очередного пристального оглядывания комнаты тот с удивлением спросил:
– Кажется, у вас нет телевизора?
Тетя Марион рассмеялась:
– Нет, никогда не было, мой племянник вечно твердил, что это Пустая трата времени.
– Он хотел смотреть только ежегодные бега и считал, что неразумно платить такие деньги только за то, чтобы посмотреть их раз в год, – сообщила Линетт и вспыхнула от собственной смелости.
– Собственно, одно время у нас был телевизор – три месяца, – заметила Полина, и не стала объяснять, что его увезли, потому что они за него так и не расплатились.
Джордж закашлялся.
– Когда по телевизору будут показывать что-нибудь интересное, они могут прийти посмотреть передачу ко мне. – Извиняющимся взглядом он посмотрел на друга, и Полина уловила что-то мелькнувшее между ними, особенно когда Энтони ответил:
– Ну, я полагаю, это не так важно, Как мы привыкли думать. – Никто из них не стал вдаваться в подробности, и вскоре оба поднялись, чтобы попрощаться.
Маленькая Линетт отважилась довольно робко сказать:
– Искренне надеюсь, что вы решите купить наш дом, мистер Марш. Мне было бы приятно думать, что здесь будете жить вы.
– Как это мило с твоей стороны, – ответил ей Энтони, а Полина нахмурилась. Ей было ясно, что Линетт очарована незнакомцем. – Вы очень снисходительны, – прибавил тот, бросив искоса взгляд на старшую сестру. Полина отвернулась, притворяясь, что ничего не слышала.
Когда Джордж с Энтони подошли к воротам, они увидели Майкла, возвращавшегося со своими ученицами, и посторонились, пропуская маленькую кавалькаду. Майкл приветственно взмахнул стеком.
Энтони казался задумчивым.
– Значит, ты действительно считаешь, что эта школа верховой езды может стать выгодной? – спросил он.
– Совершенно уверен, – с жаром подтвердил Джордж, имевший в этом деле свой, корыстный интерес. – Просто нужно, чтобы кто-то взял руководство над Линой и Майклом. Они понятия не имеют о бизнесе – не их вина, таким же был их отец, но их можно научить. – Бартон с беспокойством взглянул в лицо другу, но Энтони не смотрел на него.
– Бедные ребята, – только и сказал он.


Визит Энтони Марша не прошел незамеченным в Мулинзе и вызвал много толков. Незнакомец прожил у Джорджа два дня, он был из большого города, из Лондона, все еще казавшегося местным далеким, как другая планета, а когда по деревне разнеслись слухи, что он посетил поместье «Три Печки», страсти достигли предела. Было ясно, что у этого человека есть деньги, а богатый владелец поместья может облагодетельствовать и всю округу. Джон Геральд, который вечно жил в долг и не имел ни пенни наличными, приносил соседям скорее неприятности, чем радость. Поместье пришло в страшный упадок, по этому поводу в деревне многие покачивали головами, но если бы теперь появился состоятельный лондонский покупатель, то имение могло бы получить будущее. Оба молодых Геральда проявляли по отношению к гостю не меньше любопытства, чем деревенские, и не скрывали своего интереса, но Полина старалась казаться равнодушной. Но когда на следующий же вечер после нашумевшего визита у них на веранде снова появился Джордж и постучал в окошко, чтобы его впустили, девушка с беспокойством всматривалась в темень за его плечом, опасаясь увидеть высокую, уже ставшую знакомой фигуру, и с неожиданной радостью облегчения увидела, что Бартон пришел один. Во всяком случае, так она говорила самой себе, хотя на самом деле то, что она испытала, подозрительно смахивало на острое разочарование. А уж то, что разочарованы Линетт и Майкл, было совершенно очевидно. Джордж помахал в воздухе журналом про автомобили.
– Здесь есть кое-что, что может заинтересовать Майка, – объявил он, чтобы оправдать свой поздний визит. Майкл равнодушно взял журнал. Помимо регистрации на бирже безработицы, он не сделал ничего, чтобы найти место, уверенный в том, что когда дела пойдут совсем туго, Полина примет предложение Джорджа.
– А где мистер Марш? – спросил он.
Полина была благодарна брату за этот вопрос, задать его самой ей мешала гордость.
– А, он уехал обратно в Лондон, – небрежно бросил Джордж. – Не мог дольше оставаться: у него же работа, знаете ли.
Полина приподняла красивые тонкие брови.
– Ты что, хочешь сказать, что мистер Марш сам зарабатывает себе на жизнь?
– Разумеется. – Джордж был ошеломлен презрением, звучавшим в голосе девушки. – Нам всем приходится это делать, разве не так?
– Нам – да, – подчеркнула Полина. – Во всяком случае мы стараемся, – вздохнула она, прекрасно зная, насколько безуспешны до сих пор были эти попытки. – А мне показалось, что он этакий плейбой.
– Да, у него, должно быть, чертовски хорошая работа, раз он может позволить себе купить наши «Три Печки», – напрямик высказался Майкл. – А чем он занимается?
Джордж замялся.
– Ну... э-э... я в общем-то сам точно не знаю... занимает какую-то руководящую должность...
– Майк, ты задаешь бестактные вопросы, – сурово заметила тетя Марион.
– О, я вовсе не хочу совать свой нос в чужие дела, – протянул Майкл. – Я ведь не знал, что он такой загадочный. Он что, банк ограбил или что?
– Не говори глупости, – упрекнула его Полина. – Дела мистера Марша нас совершенно не касаются – во всяком случае, я уверена, что никакого банка он не грабил, у него на это пороху не хватит.
Линетт с упреком посмотрела на сестру.
– Лина готова разорвать его на куски! – воскликнула она жалобно. – Непонятно почему, но мне он показался очень милым.
– Это из-за того, что он хочет купить дом, – объяснил Джордж. – Она так старалась представить ему поместье в самом черном виде, пока водила нас смотреть его. Если Полина будет продолжать в том же духе, у вас его так никто и не купит и долги вы никогда не отдадите.
– О, Лина, ну как ты могла! – Линетт широко раскрыв глаза смотрела на сестру.
Полина, сдерживаясь, листала журнал, принесенный Джорджем.
– Можно прекратить обсуждение мистера Марша? – спросила она. – Искренне надеюсь, что мы его больше никогда не увидим. Нам нужно подумать о других, более важных вещах.
Даже самой себе она не могла объяснить антипатию, вспыхнувшую у нее к Энтони Маршу. «Это из-за того, что он такой весь прилизанный, высокомерный», – твердила она себе, хотя на самом деле Марш не был таким. Истина таилась гораздо глубже. За свою недолгую жизнь Полина всегда властвовала над Джорджем и местными сельскими простаками, умела заставить отца исполнять почти все ее прихоти. В лице же Энтони, Полина чувствовала это, она встретила человека, которого не склонить к послушанию никакими уловками, его сила воли была еще сильнее, чем ее. Он смущал и расстраивал ее, и девушка надеялась, что они в самом деле никогда больше не увидят Энтони Марша.


Несколько дней спустя к Геральдам приехал мистер Смитерс, их семейный адвокат, маленький, стареющий человек, такой же высушенный и сморщенный, как его старый кожаный портфель. Самые дурные предчувствия мучили Полину, пока она смотрела из окна офиса, как он идет по дорожке к дому. Этот человек навсегда будет связан в ее мыслях с тем страшным днем, когда ему пришлось объяснить им, в каком они оказались положении. Это случилось сразу после гибели отца, двойной удар потряс девушку, и теперь она с нарастающей тревогой думала, о какой еще катастрофе он пришел объявить им.
Все Геральды оказались дома и быстро собрались, когда мистер Смитерс заявил, что хочет поговорить со всей семьей. Они собрались в таком же гнетущем молчании, как и в тот страшный день, и, увидев встревоженные лица, адвокат изобразил подобие улыбки, растянув поджатые губы.
– На этот раз у меня для вас хорошие новости, – начал он.
Майкл радостно вскочил с дивана:
– Значит, все оказалось ошибкой? Значит, мы не должны распродавать имущество? Все выяснилось?
Полина сжала руки, сердце ее забилось от отчаянной надежды, но это, конечно, было бы слишком хорошо.
Так оно и оказалось.
– Аукцион проводиться не будет, – продолжал мистер Смитерс. – Все продадут целиком: все поместье с домом и службами переходит в частные руки.
– О! – выдохнула Полина, разочарование захлестнуло ее, и даже Майкл растерянно опустился на стул. Только Линетт с интересом смотрела на адвоката.
– И кто его купил? – спросила она.
Полина знала ответ.
– Мистер Марш, кто же еще, – сказала она глухо.
– В каком-то смысле это даже хорошо, – спокойно произнесла тетя Марион. – Все же неприятно, если бы все наши вещи распродавались отдельно с молотка. Это так унизительно.
Тут в голову Полине пришла новая мысль.
– А интересно, лошадей он ведь не стал покупать? – встревоженно спросила она. – Мне показалось, что он мало интересуется лошадьми.
Мистер Смитерс торжественно прокашлялся и поправил очки на носу.
– В том-то все и дело, – неуверенно заговорил он. – Это и есть моя хорошая новость. Он намерен оставить школу верховой езды и уполномочил меня сделать вам некоторое предложение.
Полина вскочила:
– Слышать не желаю никаких предложений мистера Марша! – зло воскликнула она. Она не удивилась известию: словно шестое чувство говорило ей, что Энтони непременно изобретет какой-нибудь унизительный для нее план, и твердо решила, что не будет иметь с ним никаких дел.
– Лина, сядь, – сказала тетя Марион резко и обратилась к адвокату с извинениями. – Прошу простить мою бедную племянницу, мистер Смитерс, она просто очень устала. И что же предлагает мистер Марш?
Мистер Смитерс с опаской поглядел на пылающее лицо Полины. Все Геральды, он знал это по своему опыту, были страстными и упрямыми людьми. Сам он не одобрял донкихотское предложение мистера Марша, так как полагал, что этот джентльмен, видимо, не до конца понимает, на какое безрассудное предприятие идет, но считал своим долгом перед юными клиентами дать им совет принять это предложение.
– Мистер Марш, – начал он довольно пафосно, – холост в настоящий момент. («Боже мой, к чему он говорит это, – подумала Полина, – неужели там еще есть и женщина?») Он ищет загородное поместье, в которое мог бы поместить свое недавно полученное наследство. – Адвокат остановился.
– Какая скучища! – несдержанно воскликнул Майкл. – А мы-то уже решили, что он ограбил банк.
Мистер Смитерс нахмурился, недовольный легкомыслием мальчишки.
– И он поступает очень мудро, – слегка повысил он голос. – Недвижимость – отличное вложение, которое со временем всегда повышается в цене. Ваш дом привлекает его по нескольким причинам. – Адвокат пошуршал бумагами, которые держал в руках и которые, видимо, содержали выдвинутые Энтони причины мудрого решения вложить деньги в поместье «Три Печки». Казалось, что эти листы придают мистеру Смитерсу уверенность. Он продолжил: – Пока по некоторым причинам он не может сам жить здесь, поэтому предлагает вам остаться в доме в качестве временных жильцов.
– Отлично! – воскликнул Майкл. – Но откуда мы возьмем деньги на аренду?
– Вам не надо будет платить аренду, – последовал ответ. – И вы будете занимать только часть дома. Лучшие комнаты мистер Марш намерен оставить себе на тот случай, если приедет сюда отдохнуть на выходные или в отпуск. А вам, мадам, – адвокат повернулся к тете Марион, – он предлагает должность экономки, так как ему потребуются приготовление пищи и другие услуги. За это он готов платить вам довольно внушительное жалованье. Мисс и мистеру Геральд, – он бросил беспокойный взгляд на окаменевшее лицо Полины,– предлагается работать инструкторами в школе верховой езды с небольшим жалованьем и... в общем... с процентом от прибыли, если таковая будет. – Последние слова он произнес особенно отчетливо, потому что насчет школы верховой езды имел свое, особое мнение. – В ваши обязанности будет входить ведение счетов, – адвокат сурово посмотрел на Полину, – чтобы выяснить, приносит ли это предприятие прибыль. Вы не станете возражать?
Майкл засмеялся:
– Да Лина вообще считать не умеет, если она сложит два и два, у нее получится пять.
Полине казалось, что она сейчас задохнется от возмущения. Ей было совершенно очевидно, что Энтони сразу понял, насколько она неумела и бестолкова, и теперь хочет выставить ее на всеобщее посмешище. Он, видимо, решил, что если дать ей поиграть в школу верховой езды, ее беспомощность сразу выяснится и Полина сама в ней убедится.
Мистер Смитерс нахмурился и посмотрел на Майкла.
– Это очень серьезное предложение, мистер Геральд, – резко заметил он.
– По-моему, это просто замечательно! – воскликнула Линетт, глаза девочки сияли от восторга. – Это так сказочно щедро – только что же делать мне?
Лицо мистера Смитерса смягчилось, он улыбнулся:
– Мистер Марш надеется, что вы останетесь жить в «Трех Печках» и, как раньше, будете считать его своим домом, – ответил он ей.
– Я так и знала, что он добрый и милый! – в восторге закричала Линетт. – Он понимает, как мы все несчастны и как мы не хотим уезжать отсюда, а у тебя останутся твои лошади, Лина! Даже не знаю, как мы сможем его за все это отблагодарить?
Полина сжала кулаки. Линетт еще ребенок, она верит в добрых волшебников, или в данном случае в одного волшебника, но сама-то она достаточно взрослая и понимает, что ничто не делается просто так. Она не сможет работать на этого человека, которого презирает, как бездельника и неженку, и она не вынесет того, что он станет хозяином всего здесь. Всего, что она так любила, во что вложила всю свою душу, и только затем, чтобы он смеялся над ее никчемностью! Она не вынесет этого, лучше зарабатывать на жизнь самой черной, самой неквалифицированной работой, чем согласиться на такое предложение. Стараясь сдержать гнев, Полина спросила саркастическим, как она надеялась, тоном:
– И как долго будет длиться это достойное восхищения устройство дел? Пока он не женится?
Мистер Смитерс пошелестел бумагами и откашлялся.
– Мистер Марш не пожелал сообщить мне о своих предполагаемых матримониальных планах, – сухо отрезал он. – Полагаю, вы получите соответствующее извещение в случае изменения его планов. Насколько я могу судить, это предложение делается на временной основе. – Он сурово блеснул стеклами очков на Полину и Майкла. – Так что вы здесь останетесь как бы на испытательный срок.
– Отлично. – Полина ответила таким же взглядом. – Надеюсь, он понимает, на что идет.
Мистер Смитерс вздохнул с плохо скрытым раздражением.
– Мисс Геральд, я советую вам принять это предложение, пусть даже на временной основе, потому что, как бы дела ни пошли дальше, ваше положение все равно не может быть хуже, чем сейчас.
– Я со своей стороны с благодарностью принимаю это щедрое предложение, – провозгласила тетя Марион. – Мои планы можно осуществить потом, в любое время. Я с радостью останусь здесь, пока дети окончательно не определятся и не встанут на ноги. Даже если ничего особенно хорошего из этого не выйдет, у нас хотя бы будет время отдышаться и оглядеться.
Она слегка вздохнула, понимая, что ее мечта о тихом житье в городе уплыла и растаяла за горизонтом, и принялась обдумывать, как угодить новому, совершенно незнакомому хозяину поместья. Ее гораздо сильнее волновала судьба Майкла и Полины, чем она готова была признаться, но Марион Торн, конечно, понимала, что никакой благодарности за свое самоотречение ни от кого не получит. Юные члены семьи всегда воспринимали ее как должное и даже не задумывались, чем она жертвует ради них.
– Я всей душой «за», – сказал Майкл. – Во всяком случае, на данный момент меня это устраивает, пока я не найду работу в какой-нибудь автомобильной фирме.
Все посмотрели на Полину. Она повернулась к родным с яркими малиновыми пятнами на щеках, серые глаза сверкали.
– Я и подумать не могу о том, чтобы согласиться, – почти крикнула девушка. – Это... это просто благотворительность! Потому что наша школа никуда не годится, и я никуда не гожусь, И Майкл тоже...
– Слушай, говори за себя, сестренка, – возмутился Майкл, – говори за себя!
– Я, во всяком случае, очень хорошая домохозяйка, – с достоинством возразила тетя Марион. – И склонна думать, что это именно то, что сейчас необходимо мистеру Маршу в первую очередь. – Она повернулась к мистеру Смитерсу: – Можете ему сказать, что мы чрезвычайно рады принять его в высшей степени щедрые условия и приложим все усилия, чтобы удовлетворить его требования – по-моему, так говорится? – Она чуть печально улыбнулась. – А теперь, мистер Смитерс, я уверена, что вы не откажетесь от чашки чая. Идите в гостиную и отдохните, пока я буду готовить чай.
Она провела адвоката в длинную комнату, которую, как уже решила, они отдадут Энтони в личное пользование.
Когда за ними закрылась дверь, Майкл напустился на сестру:
– Даже если мы ни на что не годимся, мистеру Маршу потребуется некоторое время, чтобы это выяснить. Ты что, не понимаешь, что это его предложение просто манна небесная? Тебе не придется выходить за Джорджа, а ты хочешь отклонить это превосходное предложение из-за каких-то глупых фантазий, гордости или просто из досады! Могла бы хотя бы подумать о нас с Линетт!
– Я же не мешаю вам принять его предложение, – резко обернулась Полина. – Но я в этом доме не останусь ни дня, и не забывай, пожалуйста, что теперь это его дом!
– Ну перестань, Лина, – Линетт чуть не плакала, – не уезжай. Тогда все испортится – я так обрадовалась, что нам не придется расставаться. Ну зачем тебе уезжать? Ты же ведь не захочешь оставить Пегаса?
Пегаса? Она совсем забыла про Пегаса! Когда-то, сто лет назад, как ей сейчас казалось, у Полины были самые честолюбивые мечты о его будущем. Девушка хотела выдрессировать любимца, чтобы тот выступал на скачках, может быть, даже стал вторым Марионом Каоксом, и отец всегда поощрял эти устремления, хотя она так и не пошла дальше местных деревенских скачек. Энтони, естественно, не станет сочувствовать таким идеям: Пегаса следует приручить, чтобы и конь тоже участвовал в прибыльном предприятии. Полина подошла к окну и уткнулась разгоряченным лбом в раму, радуясь тому, как она холодит кожу. За окнами солнце равнодушно заливало светом далии, готовые вот-вот распуститься на запущенных бордюрах, и нежные зеленые ветви плакучих ив.
– Честно говоря, я не думаю, что из этого выйдет что-нибудь путное, – бесцветным тоном сказала она. – Тетя Марион, конечно, будет при деле, но мы все – лишние.
– Но ты хотя бы попробуй, – настаивал Майкл. – Конечно, раз ты с самого начала настроилась отрицательно, то не хочешь даже посмотреть, что может получится.
– Я же сказала, что не буду вам мешать, – повторила девушка. – Но сама здесь не останусь, чтобы этот задавака, этот... – Она запнулась, пытаясь придумать какое-нибудь достаточно язвительное определение.
– Да зачем бы он стал тебя дразнить? – мягко упрекнула сестру Линетт. – Ты так о нем говоришь, будто он какой-то рабовладелец.
Майкл добавил:
– Понимаешь, если ты не согласишься, он может отозвать свое предложение. Ведь один я не смогу вести всю школу, и вообще у меня такое впечатление, что ты его главная приманка.
Глаза Полины расширились, солнце ореолом светилось в ее пушистых волосах, щеки вспыхнули злым румянцем, девушка сейчас была настоящей красавицей.
– Что? Я?! – задохнулась она. – Я была с ним почти груба!
Майкл усмехнулся.
– Зато ты очень хорошо выглядишь, – сказал он. – И может, ему нравятся такие недоступные злючки. Естественно, представь только, Энтони уже надоели те, кто бегут к нему по первому зову, и для разнообразия ему захотелось тоже за кем-нибудь побегать.
– Майк, ты невыносим! – В голосе ее звенел неподдельный гнев.
Линетт с задумчивым видом проговорила:
– Как было бы мило, если б вы влюбились друг в друга!..
– Да, он куш почище нашего бестолкового старика Джорджа, – прибавил Майкл, который не пренебрегал тем, чтобы сосватать кому-нибудь сестру, когда предоставлялась возможность. – Если правильно воспользуешься ситуацией, тебе подадут «Три Печки» на тарелочке.
Щеки Полины стали багровыми.
– Это совсем не смешно, – проговорила она с яростью. – Подумай о том, что он на много лет старше нас и гораздо опытнее. Может, ему захотелось милой сельской простоты, знаешь, старомодные невинные дикие девушки, все такое, но я уверена, что эта новизна очень скоро ему приестся. И прежде чем это случится, мне хотелось бы найти работу на другом конце Англии.
Она выскочила на веранду, со стуком захлопнув за собой дверь. Линетт и Майкл переглянулись.
– О боже, – захныкала Линетт, – как ты с ней говорил. Теперь она ни за что не останется!
– Останется как миленькая. – Майкла трудно было сбить с толку. – Вот увидишь, она вернется. А я пока постараюсь прикинуться бухгалтером.


Полина побежала прямо в конюшню и оседлала Пегаса. Она не помнила, должен ли сейчас кто-нибудь прийти к ним на урок, но чувствовала, что ей необходимо немедленно уехать из дому, от мистера Смитерса, от его бумажек и предложений, от подстрекательств Майка. Она поехала по тропинке, потом свернула на поросшую травой дорожку к вересковой пустоши и предоставила Пегасу самому выбирать путь. Галоп несколько развеял девушку, до предела напряженную и взбудораженную, и, когда, наконец, Пегас перешел на иноходь, а потом на медленный шаг, она смогла всерьез обдумать предложение Энтони. Она не могла понять, как хороший бизнесмен – а он должен быть именно таким, если он действительно, как сказал Джордж, занимает высокое положение, – поверил в то, что их школа верховой езды – солидное, прибыльное предприятие в будущем. Она подозревала – и была права – что Джордж намеренно приукрасил положение школы, хотя в то же время знала, что другие успешно содержали подобные заведения. И то, что это не удавалось им, надо было отнести, Полина честно признавалась себе, на счет их легкомысленного отношения и полного невежества в методах работы. Мистер Марш вполне способен поправить дела, и девушке уже начали рисоваться радужные перспективы. Тем не менее Полина не могла избавиться от подозрения, что Марш намеренно стремится выявить и доказать ее слабость. Ведь она была если не совсем груба, то, по крайней мере, уж никак не радушна, а гость явно из тех людей, кто со стороны женщин привык встречать покорность или добиваться ее. Она боялась, что если примет предложение Энтони, он будет тешиться, на каждом шагу злорадно выявляя ее беспомощность и замечая малейшие ляпы. Но Майк, действительно, сам не справится со школой, и потом, они с Линетт так страстно хотят остаться в своем родном доме... Да и другие варианты были для Полины, мягко говоря, не слишком привлекательными. Все, на что она могла рассчитывать, – это низкооплачиваемая тяжелая и нудная работа или замужество за Джорджем. Наверное, самое разумное – хотя бы попытаться, и если в конце концов их с Майклом все же уволят, как не справляющихся со своими обязанностями, хуже все равно уже не будет. Они хотя бы выиграют время поискать что-нибудь другое – отдышаться, как выразилась тетя Марион. Бедная тетя Марион! Ей тоже не позавидуешь: жертвует своим покоем ради племянников. Но если она может смириться и занять подчиненное положение, то и Полина должна сделать то же. Да и почему их школа должна непременно провалиться? Если она вложит в нее все силы, станет работать не покладая рук, соглашаться со всеми поправками и унизительными замечаниями, которых она уже ожидала, может быть, ей удастся все-таки наладить дело? Если бы предстоящим нанимателем был любой другой, а не Энтони Марш, Полина не колебалась бы ни минуты, но ей претила идея подчиняться власти этого человека, она не осознавала еще, что в душе хотела произвести на него хорошее впечатление, но сомневалась в своей способности сделать это. Когда она вспоминала абсолютно абсурдные предположения Майка по поводу личного интереса, ее до сих пор с головы до ног окатывала горячая волна. Наверняка брат просто дразнил ее, и теперь ему придется научиться держать язык за зубами. Меньше всего Полина могла представить, что питает какие-то нежные чувства к Энтони, к тому же она просто из кожи вон лезла, чтобы заставить его невзлюбить себя. Наверняка он так и сделал, и их отношения будут сводиться к отношениям между хозяином и слугой. Всякая другая мысль должна быть отметена, как нелепая, и только такой маленькой романтической глупышке, как Линетт, простительны подобные мечтания. Полина с облегчением вспомнила, что Марш будет появляться здесь редко, только на выходные и порой на праздники, а как раз по выходным она бывала больше всего занята, так что их контакты сведутся к минимуму.
Девушка повернула Пегаса к дому, и тот пустился в легкий галоп, спеша к родной конюшне и сену.
И лошадям она тоже нужна, сейчас зависит от ее решения и их судьба. Что ж, она все решила: она должна научиться быть сдержанной и отстраненной, покорно принимать выговоры и без вопросов подчиняться приказам своего хозяина. Это будет нелегко, но она заставит себя, и тогда, может быть, в награду ей их школа верховой езды начнет процветать.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Великодушный деспот - Эштон Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Великодушный деспот - Эштон Элизабет



неплохо но немного нудновато события развиваются слишком долго
Великодушный деспот - Эштон Элизабетнаталия
5.08.2011, 13.14





ну очень нудно((((
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетОльга
7.08.2011, 2.37





не смогла заставить себя читать дальше первой главы....((((((
Великодушный деспот - Эштон Элизабеттатка
10.08.2011, 8.04





после 1 главы,можно прочесть последнюю и тогда будет всё окей...
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетБАСЯ
12.08.2011, 8.50





нормально 8
Великодушный деспот - Эштон Элизабетоля
12.08.2011, 19.02





в лучших викторианских традициях, одним словом, благопристойно, но скучно. Никакой динамики
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетЕлена
15.08.2011, 19.37





согласна со всем вышесказанным!полнейшая нудятина
Великодушный деспот - Эштон Элизабетполночь
18.08.2011, 0.34





Если вы долго ничего не читали, и под рукой оказалась только эта книга..., то прочесть можно! Но если вы читали что-то поинтереснее - не сильно увлечет. Согласна: с-к-у-ч-н-о-в-а-т-о!
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетН@т@лья
18.04.2012, 13.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100