Читать онлайн Великодушный деспот, автора - Эштон Элизабет, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великодушный деспот - Эштон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великодушный деспот - Эштон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великодушный деспот - Эштон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эштон Элизабет

Великодушный деспот

Читать онлайн

Аннотация

Только случайность спасла юную Полину Геральд от неминуемого столкновения с шикарным автомобилем, за рулем которого сидел элегантный незнакомец. Девушка и не подозревает, что владелец лимузина – изысканный Энтони Марш, – мужчина, от которого с этой минуты будут зависеть ее счастье и благополучие...


Следующая страница

Глава 1



Поздние летние сумерки сгущались в ночь, когда Полина Геральд вела своего коня по аллее, которая с одной стороны переходила в низкий берег, а с другой ограничивалась изгородью. В свежем воздухе плыл аромат жимолости. В темноте были видны только светлая блузка девушки и ее бледное лицо, конь двигался рядом с ней черной тенью. Пегасу удалось выскочить из загона, и Полина была рада, что сумела вернуть его прежде, чем он покалечился или вторгся в чужие владения. Однако кроме этого, радоваться ей было особенно нечему, и как только мысли девушки вернулись к ее бедам, на глаза ее тут же навернулись слезы. Этот переход от дня к ночи всегда казался ей исполненным печали, а сейчас напомнил, что скоро благородное животное, которое она ведет в поводу и которое так сильно любит, будет отнято у нее, и роковой час неумолимо приближается.
Полина не часто могла позволить себе полностью предаться своему горю; в семейном кругу ей приходилось сохранять подобие веселости, потому что теперь она была старшей и ее младшие брат и сестра искали в ней утешение и поддержку. Груз ответственности был тяжелым бременем для девушки, которая еще недавно вела обеспеченную, легкую жизнь, внезапно и катастрофически оборвавшуюся с гибелью отца в автомобильной аварии.
Никто, даже тетя Марион, присматривавшая за детьми с тех пор, как умерла их мать, – вскоре после рождения младшей дочери, Линетт, – не догадывался, что все последние годы семья жила на грани краха, который Джон Геральд пытался оттянуть, закладывая и перезакладывая недвижимость и беря крупные заемы в банке, и что школа верховой езды, открытая им несколько лет назад, оказалась предприятием, не приносящим прибыли. Блестящие перспективы, которые он прочил своему детищу, так никогда и не стали реальностью, закрытый манеж не был построен, а ученики, которых предполагалось набирать за большую плату, материализовались в образе одной молодой дамы, на второй же день упустившей лошадь. Столкнувшись с безудержным гневом Джона Геральда в последовавшей за этим ссоре, она немедленно собрала вещи и потребовала назад деньги. Пегаса хотели подготовить для выступлений в Дерби, но и эта мечта вылетела в трубу, потому что теперь вместе с остальной собственностью он должен был пойти в уплату за долги отца; даже мебель из дома распродадут для расплаты с кредиторами.
Полина ласково провела рукой по теплой шее Пегаса, которого знала всю его бурную жизнь, с того самого дня, как неуклюжий жеребенок появился на свет. Он позволял себя оседлать только ей и ее брату Майклу. Что-то с ним теперь будет? Какие жестокие грубые руки силой попытаются сломить его гордый нрав, тогда как его можно приручить только любовью и лаской? По щекам девушки покатились слезы, и она не пыталась удержать их. В этом не было смысла, никто сейчас не видел ее горя.
Они дошли до поворота и приближались к своим воротам, как вдруг широкая полоса света прорезала темноту, превратившись в фары машины, которая свернула с шоссе на узкую дорожку и теперь неслась им навстречу. Они оказались в ярких снопах света, как фигуры на сцене, выхваченные из темноты лучом софита. Пегас резко остановился прямо посередине аллеи и, испуганно фыркнув, вскинул голову, так что Полине с трудом удалось удержать в руках недоуздок. Она услышала резкий скрип тормозов, и большая черная машина с серебристой фигуркой-талисманом на капоте замерла всего в шести ярдах от них. Водитель, на ходу выкрикивая довольно образные и красноречивые выражения, выскочил из машины, с силой хлопнув дверцей, и уставился на них во все глаза.
– Парень, ты что, с ума сошел, что ли... Я тебя чуть не задавил!
– Я... простите, – заикаясь забормотала Полина. – Тут обычно никто не ездит так поздно, мы не ожидали никого встретить. Иди сюда, малыш. – Она постаралась отвести Пегаса с дороги в сторону, ближе к изгороди. – Думаю, вы теперь сможете проехать, только очень медленно, и, пожалуйста, потушите фары.
Незнакомец произнес изменившимся голосом:
– Простите, я не понял, что говорю с девушкой, но вы, однако, напугали меня. Что вы бродите здесь в такой тьме с этим демоном и даже предупредительного огонька не даете?
– Он вырвался из загона, и потом, я уже сказала, что не ожидала здесь встретить кого-нибудь.
Незнакомец оценивающе посмотрел на Пегаса, сверкавшего белками глаз, потом повернулся, пошел назад к своей машине и выключил фары, успев, однако, заметить лицо Полины, залитое слезами.
– Будет лучше, если вы осторожно пройдете мимо машины, – сказал он. – Если только этот красавец не снесет всю краску с крыла. Только сперва скажите, правильно ли я еду: мне нужен гараж Бартона в деревне Мулинз. Это Мулинз?
– Да, но вам не надо было сворачивать с дороги. Это на верху холма, сразу за гостиницей.
– А мне сказали, что надо повернуть налево.
– Да, правильно, только поворот дальше по дороге.
Ей не видно было лица мужчины, но голос у него был приятный, низкий, красивый.
– А где мне теперь свернуть?
Полина с сомнением посмотрела на невероятной длины машину.
– Лучше всего вам сейчас задом доехать до ворот, а там сможете развернуться. Тогда, кстати, и нам не надо будет вас обходить.
Незнакомец снова посмотрел на Пегаса.
– По-моему, идея превосходная. – Но не двинулся с места.
– Тогда что же?..
– Простите, – вежливо сказал он, – но мне не хочется вот так уезжать от вас. Мне показалось, что у вас неприятности.
Значит, он заметил, что она плакала. Полина резко ответила:
– Вас это не касается, но в деревне, не успеете вы пробыть у нас и пяти минут, вам все равно любой расскажет, что у меня недавно умер отец, что я потеряла свой дом, и все, что у нас было, пойдет с молотка, в том числе и он... – Девушка положила руку на шею Пегаса, ее голос дрогнул. – Его тоже продадут с аукциона через пару недель. В деревне повсюду вывешены объявления о распродаже – и на гараже Бартона тоже.
– Да, похоже, вам не повезло. – В голосе незнакомца звучало искреннее сочувствие.
– Это не ваша трагедия, – горько сказала Полина. – А теперь, пожалуйста, поскольку я удовлетворила ваше любопытство, не могли бы вы уехать, чтобы нам спокойно пойти домой... – Снова голос ее задрожал, девушка вспомнила, что скоро у нее не будет и дома, – ни у кого из них. Но незнакомец по-прежнему стоял на месте.
– Я хотел бы побольше узнать об этой распродаже, – заговорил он.
– Все подробности можете, узнать у агента, – ответила Полина.
– А что, действительно, – сказал он. Собственно, все подробности уже выяснены. Следующие несколько мгновений он, казалось, о чем-то размышлял.
Полина с нарастающим любопытством терпеливо ждала. От лугов поднимался белесый туман, слева внизу журчала речушка, ночь полнилась летними ароматами, запахом роз, жимолости и вереска, было очень тихо, даже с шоссе не доносилось ни звука. Над ними уже начали сиять редкие звезды, а далеко на западе, там, где зашло солнце, все еще слабо алело зарево, и только огни подфарников машины казались странными и неуместными. Вдруг с деревьев над изгородью громко ухнула сова. Пегас принял это за сигнал к началу бунта, натянул недоуздок и начал приплясывать. Он хотел в свое стойло, к яслям с сеном. Незнакомец поспешно отпрянул.
– Да, пожалуй, пора, – сказал он и сел в машину.
Полина почувствовала смутное разочарование. Она сама не знала, чего ожидала; ведь ее беда, говорила она себе, ничего не значит для этого незнакомца; но девушка была так молода, так верила в то, что случится чудо и в последний момент они будут спасены. Возвращение из Америки богатого, забытого родственника, как всегда бывает в популярных романах, и эта внезапная встреча, оказавшаяся всего лишь случайным эпизодом на дороге, смешались в ее голове с неясными надеждами. Машина медленно поехала назад по аллее и остановилась у ворот, служивших боковым входом во двор «Трех Печек», куда и вела своего коня Полина. Даже там развернуть машину оказалось сложным маневром. Когда наконец это удалось, водитель заглушил мотор, и девушка подошла к машине.
– Теперь можете пройти.
– Нет, спасибо, мы уже пришли.
Пегас, видя, что ужин и ночлег уже близко, так танцевал, что Полина с трудом удерживала его, пока отпирала ворота.
– Спокойной ночи! – крикнула она, закрывая их за собой.
«Три Печки» представляли собой длинный низкий дом из полинявшего от времени кирпича. Он смотрел окнами на юг, вдоль фронтона шла застекленная веранда, увитая диким виноградом; все три передние комнаты имели выход на веранду через большие, до пола, французские окна. Подъездная дорожка закруглялась у дома подковой, и двое ворот у каждого ее конца выводили на главную дорогу. Внутри, в закруглении, зеленела лужайка с плакучей ивой в центре. Справа от дома тянулся огороженный стеной сад, а слева мощеная дорожка вела к конюшням. За домом начинался пологий склон холма, на котором террасами были устроены розарий, над ним – теннисные корты, а еще выше – загоны для лошадей. Пока еще цветов и фруктов было вдоволь, но все уже постепенно приходило в запустение и упадок, сад зарастал: в последние годы Джон Геральд уже не мог позволить себе держать садовника, при том что ни он сам, ни его дети не имели ни склонности, ни охоты к садоводству.
Покончив с помощью брата с домашними хлопотами, Полина умылась и пошла в гостиную, где собралась вся семья: кроме французского окна, выходившего на веранду, из комнаты был еще выход, украшенный аркой, – к входной двери, лестнице наверх и к маленькой комнатке на первом этаже, которую они использовали как офис. Справа была еще одна дверь – в большую комнату, а из нее раздвижная дверь вела на кухню. Комната, которую тетя Марион по старой памяти до сих пор называла салоном, была большая, с низким потолком и мебелью – хоть и потертой, но некогда весьма дорогой и солидной. На камине стояла ваза с поздними розами, еще одна красовалась в центре стола, куда ее поставила Линетт, любившая цветы, и сейчас всю комнату наполняло благоухание.
Полина присела на маленький диванчик из дуба, стоявший у дальней стены. В бриджах для верховой езды и в блузке она, действительно, больше походила на мальчика, чем на молодую девушку; у нее были короткие волнистые волосы рыжеватого цвета, ярко блестевшие под солнцем, большие серые глаза, темные брови, тонкие черты лица и красиво вычерченный, упрямый рот.
За столом тетя Марион – на самом деле она была им двоюродной бабушкой – просматривала мелкие вещи, требовавшие починки, расстроенно цокая языком над многочисленными прорехами и дырками в носках и рубахах. Марион Торн помогала по хозяйству Джону Геральду почти столько, сколько помнила себя Полина. Она была значительно моложе своей сестры – бабушки детей – и все еще бодра, но уже начинала чувствовать тяжесть шестидесяти с лишним лет и была в общем не прочь оставить свои многотрудные заботы по дому. Напротив нее сидела Линетт и штопала носок. Шестнадцатилетняя девушка с милым грустным личиком цветом волос и глаз в точности походила на сестру. Перенесенный в раннем детстве полиомиелит оставил следы: Линетт до сих пор немного прихрамывала, и слабое здоровье не позволяло ей учиться в школах-интернатах, которые время от времени удостаивали своим присутствием Полина и Майкл. Тихая и застенчивая, она жила в мире своих фантазий, навеянных любимыми романами. Единственный оставшийся мужчина в семье сидел возле камина, засунув руки в карманы бридж. Гримаса недовольства искажала его довольно красивое лицо. Майклу Геральду было девятнадцать, и он ни минуты не сомневался, что богатство и беспечная жизнь по праву принадлежат ему от рождения, до тех пор пока неприятное стечение обстоятельств не доказало ему обратное. У его ног лежал большой золотистый ретривер, оглядывая по очереди всех присутствующих большими печальными карими глазами.
Марион произнесла четким, хорошо поставленным голосом:
– Послеполуденной почтой я получила весточку от моей подруги Агнес, она пишет, что будет очень рада, если мы с Линетт переедем к ней. Скоро она выходит на пенсию, и, если сложить наши с ней доходы, мы сможем жить с относительным комфортом, а если нам вдруг понадобятся деньги на пустяки – будем давать время от времени уроки... – В молодости Марион работала учительницей в той же школе, что и ее подруга Агнес Мур. – Она пишет, что согласна взять и Герцогиню. – Услышав свое имя, собака поднялась, посмотрела на нее и слегка помотала пышным хвостом. – Но квартира у нее совсем небольшая, так что, боюсь, больше она никого разместить не сможет.
– Значит, нас с Линой выбросят в холодный чуждый мир, чтобы мы выживали как можем, – обиженно проговорил Майкл.
– Ну не надо так. – Тетя строго посмотрела на него. – Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы помочь, но ты сам знаешь, возможности у меня очень скромные, да и потом, вы оба молодые, сильные.
– Ну разумеется! – Полина с упреком взглянула на брата. – Ты и так уже очень много для нас сделала, тетушка, мы и сами справимся. – Она смутно подумала, что ей следовало бы питать большую привязанность к тете Марион, но та всегда была такой надменной, и, хотя сейчас, к старости, смягчилась, у нее осталась повелительная манера учительницы младших классов, которая всегда выводила из себя ее племянника, их отца. Но Марион Торн действительно верно и терпеливо служила, как могла, семье, и Джон отлично понимал, что трудно найти другого человека, который стал бы мириться с его бешеным темпераментом.
– Мы с Майком найдем работу, – твердо сказала Полина.
– И кем же мы будем работать? У нас с тобой нет никакого специального образования, – возразил Майкл.
Она подумала.
– Например, конюхами.
Майкл невесело рассмеялся.
– Знаешь, в наше время нет большого спроса на конюхов, большинство школ верховой езды предпочитают использовать новичков для ухода за лошадьми, это гораздо выгоднее. И потом, мне хочется заниматься машинами, а не лошадьми. – Он с вызовом посмотрел на Полину: – Вот если бы ты решилась выйти замуж за Джорджа Бартона, он взял бы меня на работу, и тогда наше с тобой будущее было бы обеспечено.
– А разве без этого он не может принять тебя? – спросила Полина.
– Нет, конечно, он слишком хорошо меня знает, а вот помочь шурину сочтет своим долгом. Ты была бы сахарной облаткой, под которой спрятана горькая пилюля!
– Майкл, перестань, и, вообще, с чего ты взял, что Джордж хочет на мне жениться? – Девушка с ужасом ожидала услышать подтверждение своих собственных выводов. Джордж, владелец гаража на вершине холма, вел довольно успешный бизнес, они знали друг друга всю жизнь, и Полина догадывалась, что он питает к ней нежные чувства.
– Это видно за версту, – нахально заявил Майкл. – Только ты все время держишь бедного парня на расстоянии.
Линетт вмешалась в разговор:
– Не понимаю, почему тебе хочется заниматься машинами, после ... после... – Она не договорила и отвернулась, чтобы скрыть слезы.
– Ты хочешь сказать, после того, как отец попал в аварию? – Голос Майкла был тверд. – Это лучшее, что с ним могло случится. Он знал, что наше разорение неминуемо, и таким образом избежал всех неприятностей.
– Майкл, не смей так говорить! – резко оборвала его тетя, и слезы навернулись на глаза уже Полины. Теперь, после смерти отца, слезы всегда были близко, всегда наготове. Она обожала его, он всегда баловал дочь, хотя в целом не особенно занимался детьми. Джон был отчаянный романтик в молодости, а подвиги на охоте заслужили ему прозвище «сумасшедший Джон Геральд», и этот странный титул перешел по наследству и его потомству: соседи за спиной называли их «эти сумасшедшие Геральды». Была какая-то злая ирония судьбы в том, что Джон, переломавший почти все кости на охоте или во время верховой езды, встретил смерть за рулем машины.
Тетя Марион неодобрительно посмотрела на Майкла, из троих детей он всегда был самым безудержным и совершенно ее не слушался.
– Ты мог бы поступить на службу в армию, – предложила она. – Тебе не помешала бы дисциплина, напротив, пошла бы на пользу.
Майкл скривился от отвращения. Дисциплина вообще как-то не пользовалась популярностью у молодых Геральдов.
– Нет уж, я лучше стану механиком, но Джордж на это не согласится, если только Лина не подкупит его своей лилейно-белой рукой, или, точнее сказать, своей коричневой лапкой. Он считает, что я бездельник.
– Может быть, он не далек от истины, – резко бросила Полина.
– Но, Майк, Лина не может выйти замуж за Джорджа, если она его не любит! – воскликнула потрясенная Линетт.
– Может, еще как, ты просто маленькая романтическая дурочка. Кучи женщин выходят замуж, чтобы у них был дом и благосостояние, а это как раз то, что нужно Лине.
– Нет, – заявила девушка. – Я не дряхлая старуха, я найду какую-нибудь работу, можешь не беспокоиться. – В двадцать один год рановато беспокоиться о надежном убежище, думала она; жизнь бросает ей вызов, впереди ждут приключения!
– Нет, правда, что ты имеешь против Джорджа? – настаивал Майкл.
– Ничего. Он добрый человек, и несправедливо будет выйти за него замуж по расчету, когда он вполне может найти женщину, которая его полюбит.
– Глупая женская болтовня! – воскликнул брат.
– Но ты не можешь рассчитывать, что Лина выйдет замуж только для того, чтобы тебя взяли на работу, – сердито проговорила тетя Марион.
– Да и потом, он ведь не делал мне предложения, – заключила дискуссию Полина, – и может быть, никогда не сделает.
И она искренне на это надеялась. Ей нравился Джордж Бартон, он был хорошим другом, но как мужчина не вызывал у нее никаких эмоций. Ей было бы мучительно отказывать ему, и она хотела избежать этого. Полине казалось, что она достаточно ясно дала понять Бартону, как относится к нему, чтобы не вызывать с его стороны подобных попыток. За последние несколько недель ей и так выпало достаточно, чтобы еще расстраиваться из-за Джорджа.
Но мысли Джорджа шли по той же стезе, что и у Майкла. Полина Геральд, счастливая, занимающаяся верховой ездой, с обеспеченным радужным будущим, была для него недосягаема. Это он давно уже понял. Он был скромным молодым человеком и знал, что в нем нет ничего такого, что могло бы привлечь очаровательную юную леди. С красным лицом, склонный к тучности, которая непременно одолеет его через несколько лет, с негустыми рыжими волосами, едва прикрывавшими круглую голову, он во время бритья критически оценивал свою грубоватую, тяжеловесную внешность, каждый раз признаваясь себе, что вряд ли Полина когда-нибудь посмотрит на него в романтическом свете. Маленькие карие глаза под песочного цвета бровями были честными и добрыми, однако это вряд ли были те качества, которые могли взволновать сердце молодой девушки. Но Полина, лишенная наследства, практически бездомная, – это совсем другое дело, и Джордж понимал лучше, чем сама девушка, насколько она не приспособлена к самостоятельной жизни в суровом, безжалостном мире. Сын состоятельных фермеров, он, как и Майкл, имел расположение к машинам, и, так как ферма должна была перейти к его старшему брату, отец купил Джорджу такой желанный для него гараж, очень удачно расположенный на большом шоссе. Предприятие Бартона стремительно росло и превращалось в преуспевающий концерн. Он жил в бунгало, выстроенном неподалеку от милых его сердцу навесов и насосов, и это было современное, очень комфортабельное жилище, которое, как он уже начал мечтать, когда-нибудь он сможет разделить с Полиной.
Он увидел ее на следующее утро после спора, произошедшего из-за него между сестрой и братом, девушка проходила мимо гаража с корзинкой в руках, собравшись на ближайшую ферму, чтобы купить там яиц и овощей, – ферма находилась примерно в миле вдоль по шоссе. Догадавшись, куда она направляется, Джордж выбежал из своего офиса и пошел ей навстречу.
– Доброе утро! Если ты идешь на ферму Граббов, я могу тебя подвезти.
Полина остановилась. В выцветшем хлопковом платье она выглядела совсем девочкой.
– Спасибо, Джордж, не стоит беспокоиться, прогулка пойдет мне на пользу.
– А тут нет никакого беспокойства, и идти туда пешком довольно далеко. Машина у меня прямо здесь. – Он показал на белоснежную «Англию», свистнув одному из мальчишек, работавших у него, чтобы тот залил в бак бензин.
Полина колебалась. Она уже устала от сомнамбулического состояния, в которое впала после гибели отца, и утомительная прогулка по солнцу вдоль шоссе совсем не улыбалась ей. К тому же она спешила: дома ждало еще много дел.
– Ужасно мило с твоей стороны. К сожалению, у моего велосипеда шины спущены.
– О чем разговор. Давай садись в машину, а когда у меня выдастся свободная минутка, я посмотрю твой велосипед.
Он открыл перед ней дверцу, и в этот момент Полина заметила большую черную машину с серебряным ягуаром на капоте, которая стояла прямо позади «Англии».
– А это откуда?
– «Ягуар»? А, это машина Энтони.
– Энтони? – Она наморщила лоб. – А кто это?
– Мой старый школьный приятель. Приехал ко мне из города на несколько дней. Он... Ну просто приехал меня проведать.
Полина рассеянно смотрела на машину, вспомнив ночную встречу с высоким незнакомцем, который как раз искал гараж Бартона. Она и не подозревала, что у Джорджа такие непростые знакомые, хотя знала, что ее друг закончил престижную школу, и от этого случайного открытия в груди у нее шевельнулось какое-то странное тревожное предчувствие.
– Он приехал вчера вечером, да? Он спрашивал у меня дорогу.
– Как ты умудрилась с ним встретиться? – Джордж был изумлен.
– Мы столкнулись на Тавернхэмской аллее. Он не там свернул, а я вела Пегаса – собственно, он чуть в нас не врезался и не смял обоих в лепешку.
Джордж с облегчением перевел разговор с Энтони на Пегаса.
– А, этот проклятый бешеный конь! Не нужно тебе выводить его одной, Лина, он очень опасен.
– Ерунда, я знаю его с рождения. – Она села на пассажирское сиденье «Англии». – Знаешь, Джордж, ты хоть и вырос на ферме, но в лошадях ничего не смыслишь, хотя, конечно, сейчас на фермах все механизировано.
– Кстати, это очень удобно, экономит кучу денег и времени, – парировал Джордж, забираясь на водительское место. Украдкой оглянувшись, словно для того, чтобы убедиться, что тот, кого он не хотел бы сейчас видеть, вне поля зрения, он завел мотор.
Завершив дела на ферме и поставив на заднее сиденье наполненную корзину, они поехали обратно, но когда выезжали на большую дорогу, Джордж вдруг свернул влево, в другую сторону от Мулинза.
– Куда ты? – запротестовала Полина. – Мне надо домой. Тете Марион нужна капуста к ужину.
– Я не задержу тебя долго, просто хочу с тобой поговорить. – Он поехал дальше, в поисках удобного съезда с дороги, и, найдя, поставил машину под дерево, в раскидистую тень. Где-то в его ветвях пел соловей. Полина уже ругала себя за то, что согласилась сесть в машину; она подозревала, что будет дальше, и ей очень не хотелось обижать своего провожатого, который тем временем вытащил из кармана огромный носовой платок и принялся вытирать лицо и шею; он всегда сильно потел, когда волновался.
– Послушай, Лина, девочка, – начал он. – Мне не очень даются объяснения, но... э... в общем, я знаю, как тебе нелегко. Ты ведь понимаешь, как я тебе сочувствую и все такое.
– Спасибо, Джордж, – механически откликнулась Полина.
– Ты уже думала о том, что собираешься делать дальше, когда... э?..
– После того, как продадут дом? Ну, наверное, найду себе какую-нибудь работу. К счастью, тетушка Марион обещала пристроить Линетт, а мы с Майком уже сможем сами прокормиться.
Она пыталась говорить жизнерадостно и уверенно и унять дрожь в голосе.
– Да, конечно... – Джордж снова промокнул лицо платком. – Послушай, Лина, не нужно тебе делать никаких резких шагов. Я готов разместить вас с Майклом у себя, да и Линетт тоже, так что вам не нужно будет расставаться... Если бы ты только вышла за меня.
Последние слова вырвались у него как-то быстро, скомканно. «Ну вот, вот и предложение, на которое так рассчитывал Майкл» – подумала девушка. И щедрость этого предложения наполнила теплом благодарности ее сердце.
– Но, Джордж, мы же не можем все жить за твой счет.
– А вы и не будете жить за мой счет. Майк может работать у меня в мастерской, ему давно уже пора приложить к чему-нибудь руки, и я счел бы за честь присмотреть за маленькой Линетт, бедная малышка, она такая милая девочка. Я... я всегда исключительно хорошо к тебе относился, Лина, и дела у меня, как видишь, идут в гору. Этот гараж – настоящая золотая жила, и у тебя будет все, что захочешь, – уже уверенно продолжал Джордж, а когда она начала что-то возражать, вдруг прибавил с неожиданным достоинством: – Слушай, Лина, я знаю, что недостоин тебя, я обыкновенный парень, ни красоты во мне нет, ни лоска... – Тут он оборвал себя и, помолчав, закончил: – Я-то знаю, что не нравлюсь тебе, но не отвергай меня сразу. Подумай. Мир очень жесток, суров, когда ты одна в нем и тебе не на кого опереться, особенно если до этого ты жила беззаботно. Я просто хочу взять на себя заботы о тебе.
– Милый Джордж, на самом деле ты мне очень, очень нравишься, наоборот, ты для меня слишком хорош. Ты один из моих лучших друзей, но ведь замужество – это совсем не то, что дружба.
– Но ведь дружба – хорошая основа для семейной жизни, – сказал он.
– Да, но... – Полине стало дурно при мысли о том, что придется провести с Джорджем всю жизнь. Хотя он был отличным другом, он был скучен и совершенно не привлекал ее физически. Однако она глубоко сочувствовала его одиночеству.
Бартон успокаивающе похлопал девушку по плечу.
– Подумай об этом, – настаивал он. – А сейчас я отвезу тебя домой.
Он ловко развернул машину. Остальная часть пути прошла в молчании. Полина с разных точек зрения рассматривала его предложение. Если бы она согласилась выйти за Джорджа, будущее всех троих было бы определенным и надежным. Он действительно, она знала это, будет хорошим мужем, даже слишком хорошим, и со стороны Полины просто некрасиво навязывать ему своего оболтуса-братца и младшую сестру. Однако соблазн был большой;
ведь, как он сам и сказал, мир жесток и суров для одинокой девушки. Но при этой мысли весь ее дух возмутился. Конечно, Джордж прав, но впереди жизнь наверняка готовит ей много сюрпризов, и она надеялась на нечто гораздо большее и интереснее, чем просто осесть здесь, став женой Джорджа. Майкл вполне может позаботиться о себе сам, а тетя Марион обещала присмотреть за Линетт. Когда машина подъехала к въезду в усадьбу, всегда закрытому, чтобы не вышли убежавшие из загона кони, девушка твердо сказала:
– Знаешь, будет не честно, если я зароню в тебе ложную надежду, Джордж. Я не могу выйти за тебя. – Полина отвернулась, не желая видеть разочарование в его глазах, и посмотрела на свой дорогой, нежно любимый дом. – Мне просто будет больно жить так близко от моего милого дома, – продолжила она. – И видеть, как там поселятся незнакомцы. Я хочу поскорее уехать отсюда.
– Значит, получается, что вся твоя любовь отдана этому дому и мне не достанется ни капельки? Но ведь это только кирпичи и известь, Лина.
– Может быть, – вздохнула она. – Но в том-то и беда, Джордж. Я не люблю тебя, к сожалению, и ничего не могу с этим поделать, и боюсь, что никогда не смогу полюбить тебя так, как жена должна любить своего мужа.
С легкой горечью он ответил:
– Может быть, ты и смогла бы полюбить меня, если бы я вернул тебе «Три Печки». Поверь, я от всего сердца хотел бы сделать это для тебя, но... увы.
Она нервно рассмеялась.
– Если б желания были конями... – Но это последнее слово напомнило ей о еще большей утрате – лошадях, которых она тоже должна была скоро лишиться. И тут ей в голову пришла неожиданная мысль. – А ты разве не можешь выкупить Пегаса?
– Нет, – твердо ответил он. – Этого я делать не стану. Прости, Лина, но помимо того, что мне просто некуда его поставить, я глубоко убежден, что в один прекрасный день это ужасное животное кого-нибудь убьет.
– Да ты что, Джордж! – И вся нежность, которую Полина ощущала к нему, мгновенно испарилась, когда он так неодобрительно отозвался о ее любимце. Она повернулась на сиденье и потянулась за своей корзиной.
– Оставь, – сказал он. – Я сам донесу.
Она вышла из машины, пока он забирал ее покупки, и они направились к воротам. Обернувшись, девушка увидела, что Джордж внимательно читает объявление на столбе, на котором было написано: «Школа верховой езды Геральдов».
– Может быть, кто-нибудь купит вашу школу как действующее предприятие и оставит вас с Майклом при нем в качестве инструкторов, – с надеждой предположил ее спутник.
– Такого дурака во всей стране не найдешь, – возразила она. – Ты же сам знаешь не хуже меня, что этим не прокормишься. Папа пытался... – Голос ее упал.
– Просто он был не очень предприимчивым человеком, – нежно ответил Джордж. – Он больше времени проводил на охоте, а обучением вовсе не занимался.
– Да, знаю. Бедный папа! У него не хватало терпения возиться с детьми, а деньги от уроков он тратил на всякую ерунду. Если бы у нас с Майклом достало ума поступить в хороший клуб, получить лицензии, мы сейчас уже имели бы право сами преподавать – а так мы даже не сможем найти себе работу инструктора. Наверное, мне придется подрабатывать нянечкой с маленькими детьми, и мне заранее жаль и детей и их несчастных мамаш.
– Но Лина! – в ужасе воскликнул Джордж.
– Не бойся, – легкомысленно бросила Полина. – А вывеску, – и она посмотрела на объявление на столбе, – я попрошу Майкла снять. Можешь не беспокоиться, я сама донесу покупки домой. – Она взяла у него корзину, заметив при этом, что вид у Джорджа стал каким-то рассеянным. – До свидания, и спасибо тебе за все.
Она торопливо зашагала по подъездной дорожке к дому, чтобы поскорее скрыться из виду, но Джордж и не смотрел ей вслед; он отчаянно хотел помочь ей, но не знал, как это сделать, чтобы не оскорбить ее гордость, потому что она отвергла самую очевидную возможность – выйти за него замуж. Бартон прислонился к воротам, все еще изучая вывеску. В голове его начала зарождаться идея.






Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Великодушный деспот - Эштон Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Великодушный деспот - Эштон Элизабет



неплохо но немного нудновато события развиваются слишком долго
Великодушный деспот - Эштон Элизабетнаталия
5.08.2011, 13.14





ну очень нудно((((
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетОльга
7.08.2011, 2.37





не смогла заставить себя читать дальше первой главы....((((((
Великодушный деспот - Эштон Элизабеттатка
10.08.2011, 8.04





после 1 главы,можно прочесть последнюю и тогда будет всё окей...
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетБАСЯ
12.08.2011, 8.50





нормально 8
Великодушный деспот - Эштон Элизабетоля
12.08.2011, 19.02





в лучших викторианских традициях, одним словом, благопристойно, но скучно. Никакой динамики
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетЕлена
15.08.2011, 19.37





согласна со всем вышесказанным!полнейшая нудятина
Великодушный деспот - Эштон Элизабетполночь
18.08.2011, 0.34





Если вы долго ничего не читали, и под рукой оказалась только эта книга..., то прочесть можно! Но если вы читали что-то поинтереснее - не сильно увлечет. Согласна: с-к-у-ч-н-о-в-а-т-о!
Великодушный деспот - Эштон ЭлизабетН@т@лья
18.04.2012, 13.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100