Читать онлайн Любовь в наследство, автора - Эштон Элизабет, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь в наследство - Эштон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь в наследство - Эштон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь в наследство - Эштон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эштон Элизабет

Любовь в наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Арман за столом не появился. Ги объяснил, что он часто остается обедать с работниками на ранчо, и злобно добавил:
— Так и должно быть всегда.
Тотчас же вспылила Дениза. Она гневно заявила, что Арман здесь, в поместье, — самый важный человек, без него все давно бы уже развалилось и пошло прахом, а это совсем не выгодно в первую очередь самому Ги.
— Хорошо, хорошо, — попытался он успокоить сестру. — Все мы знаем, что Арман — совершенство, но ты должна признать, что он блистает только в своей среде, и в воскресенье мы в этом убедимся. — Он взглянул на Джулию: — Я слышал, что мне доверят отвезти тебя в Арль.
— Расскажи мне об этом празднике, — попросила Джулия.
Ги объяснил, что День святого Георгия, отмечаемый каждый год в Арле, с давних времен был праздником gardiens. Они со всех концов съезжаются на лошадях в город, чтобы присутствовать на обряде в церкви Святого Георгия, который считается их покровителем. Затем следуют выборы королевы праздника и различные зрелища, которые устраиваются на огромной римской арене, построенной задолго до Колизея.
— Все очень колоритно, очень по-провански, — с воодушевлением закончил Ги. — Я обязательно возьму альбом — там всегда есть то, что стоит увековечить.
Джулия все еще сомневалась, будет ли это интересно и для нее, но шли дни, и она стала ждать поездку с нетерпением. Ее обычный распорядок дня не был особенно волнующим: утренние уроки верховой езды с Арманом в ледяной атмосфере, дневные прогулки с Ги или позирование для портрета, который он писал с нее, а по вечерам игра в карты с дедом.
Позировала она художнику в гостиной — ей так и не удалось до сих пор побывать в студии Кордэ, находившейся в доме под самой крышей. Дениза заявила, что там страшный беспорядок и им стыдно водить туда гостей, а Ги, ухмыляясь, заметил, что сестра просто не хочет, чтобы Джулия увидела картину, над которой она сейчас так усердно работает.
— Она ее увидит, когда я закончу, — пообещала Дениза. — Если все получится, как я задумала, Джулия сможет многое понять.
Джулия заинтересовалась, что задумала художница, но не стала проявлять особого любопытства.
Наконец настал день праздника в Арле, и Джулия со своими кузенами отправилась на машине в город. Она села впереди с Ги, а Дениза, выглядевшая совсем маленькой в огромном автомобиле, устроилась на заднем сиденье.
Арль сохранил свое древнее очарование: окаймленные деревьями речные берега, узкие улочки и старинные дома. Этот город был когда-то второй столицей Римской империи, возведенной при императоре Константине.
Ги припарковал машину, и они направились вверх по склону холма к арене, чтобы посмотреть на торжественный выезд gardiens из церковных ворот. И вот они появились: красивые и веселые мужчины в широкополых шляпах, узких, расклешенных внизу брюках и коротких куртках везли на своих белых лошадях позади себя девушек. Это были арлезианки, одетые в старинные костюмы, состоящие из облегающего корсажа и длинной, до лодыжек, широкой юбки. На плечи каждой была наброшена шаль: у одних из кружева, у других из настоящего кашемира. Головы покрывали чепцы в форме фригийского колпака. Четко очерченные греческие профили, как на древних камеях, и миндалевидные глаза придавали девушкам особый шарм.
Арман, присоединившийся к рядам всадников, выглядел выше и стройнее, чем остальные мужчины-южане, которые в большинстве своем казались довольно коренастыми. Стиль одежды был ему к лицу, а красный кушак, выделявший его из общей массы, придавал ему вид испанского идальго. Джулия, немного оробев, вспомнила, что дед хотел заставить Армана взять ее с собой и как тот отказался, вызвав у нее досаду. Она даже не могла предположить, что он окажется звездой этого пышного парада, и уж тем более что рядом с ним будет девушка. Та, что сидела позади Армана на лошади, обхватив его руками за талию, была и впрямь прекрасна, с великолепными темными глазами и чеканным профилем, как на старинных монетах.
Дениза возмущенно засопела.
— Цыганка Женевьева Пату, — прошептала она. — Я должна была догадаться!
— Она и будет выбрана королевой праздника, — предсказал Ги. — Можете быть уверены, что первая красавица достанется Арману.
Дениза с горечью сказала:
— Теперь понятно, почему он пренебрег мной, когда я попросила его взять меня с собой.
Дениза откровенно завидовала и ревновала к прекрасной арлезианке, и, к своему ужасу, Джулия внезапно задохнулась от тех же самых чувств, что мучили француженку. Можно ли себе представить что-нибудь более нелепое? Она сразу же постаралась скрыть это, да и желания нестись по городу на крупе лошади Армана у нее совсем не было. Но ее взволновало открытие, что у хмурого ковбоя есть личная жизнь за пределами Мас.
— Здесь в округе много цыган? — спросила она.
— Не больше, чем в других местах, — ответил Ги. — На празднество святых Марий они прибывают со всех концов света, но всегда уезжают обратно. С них можно сделать интересные наброски. Посмотри, какая головка у Женевьевы — просто статуя Нефертити, египетской царицы!
— Конечно, ведь цыгане пришли из Древнего Египта! — уверенно заявила Дениза. — Они принадлежат к древнейшей расе в мире, гордые, таинственные, — ее глаза засверкали, — настоящие потомки фараонов.
— Я понял, о чем ты думаешь, но это только полет твоей фантазии, — язвительно заметил Ги. — Арман — настоящий провансалец, и, если ты в этом усомнишься, он сдерет с тебя шкуру. Надо же, потомок фараона!
Всадники ускакали, и брат с сестрой провели Джулию короткой дорогой, по каким-то боковым улочкам, на городскую площадь, где все уже ждали результатов выборов королевы. Это был большой, празднично украшенный сквер между порталом церкви Святого Трофима и ратушей, с балкона которой должны были объявить королеву.
Все кандидатки на это звание собрались в ратуше, а gardiens выстроились полукругом возле дверей. На балконе появился мэр и назвал имена королевы и ее фрейлин, назначенных из претенденток, занявших второе и последующие места. Женевьева Пату, гордая и надменная, вышла на балкон. Именно она была избрана королевой праздника.
— А сейчас идем на ленч, — заявил Кордэ и повел девушек в кафе по своему выбору.
Пообедав, они отправились занимать места в тенистом секторе трибун, которые, хоть и были кое-где разрушены временем, неплохо сохранились и вполне могли бы вместить все население Арля и Камарга, и еще остались бы свободные места. Королева в окружении свиты во всем своем великолепии уже восседала на самом почетном месте.
Представление началось танцем маленьких девочек и мальчиков под звуки свирелей. Затем настало время course libre. Из огромных ворот на арену выскочил черный бык, и группа молодых мужчин в белом бросилась ему навстречу. Между широкими рогами животного были закреплены красная кокарда с эмблемой gardiens и гребень. Игра заключалась в том, чтобы сорвать эти украшения.
На острые рога зверя были надеты специальные футляры из металла. Бык знал правила игры так же хорошо, как и его противники. Он бросился на одного из них, но другой метнулся ему наперерез, отвлекая внимание. Зверь прыгал, как лошадь на скачках с препятствиями. Преследуя своего особо дерзкого противника, он перепрыгнул через барьер и попытался прижать юношу к деревянному забору. Но тому удалось вскочить на ограждение всего в нескольких дюймах от ужасных рогов и, ухватившись за верхнюю перекладину, благополучно избежать нападения, к удовольствию публики. Бык несколько раз повторил свои маневры, зрители вопили от восторга и ликовали каждый раз, когда очередной храбрец спасался от его рогов, но ни одному из участников этого боя не удалось завладеть кокардой. Наконец один из них, самый высокий, схватил сначала кокарду, затем гребень и, в свою очередь, благополучно избежал мести оскорбленного быка, перепрыгнув через барьер.
Молодой мужчина, одержавший победу, появился у выхода на арену и остановился, внимательно разглядывая ряды трибун, как будто ища кого-то. Джулия, приглядевшись, поняла, что это был Арман: гордо поднятая голова, черные волосы, худое загорелое лицо… Арман прошел мимо королевы и ее свиты, слегка поклонившись им, и направился прямо к тому месту, где сидели Джулия и Кордэ. Размахнувшись, он бросил кокарду прямо на колени Джулии, и немедленно все головы зрителей, сидевших поблизости, повернулись в ее сторону. Этот жест Армана был в обычаях Прованса: победитель выражал таким образом почтение своей даме. Он поклонился, насмешливо улыбнулся и ушел. Кокарда соскользнула с коленей Джулии, и Дениза, как коршун, бросилась за ней.
— Это предназначалось мне! — грубо выпалила она, красные пятна выступили на ее щеках.
— Совсем нет, — язвительно засмеялся Ги. — Арман попал точно в цель, хотя и не смог обратить на себя внимание Джулии. Отдай ей это.
— Пожалуйста, оставь ее, — поспешно сказала Джулия. — Мне это совсем не нужно.
Карие глаза Денизы засверкали.
— Зачем ты приехала? — прошипела она. — Ты все портишь! — Она швырнула трофей на камни к ногам Джулии и бросилась к выходу с арены.
— Догоним ее? — спросила Джулия, чувствуя себя неловко.
— Пусть идет, — пожал плечами Ги. — Она как дура бегает за пастухом, которому и даром не нужна. — Он поднял «яблоко раздора» с земли и протянул девушке.
Машинально Джулия сомкнула пальцы на кокарде и заметила, что на месте, освобожденном Денизой, сидит какая-то девушка и с любопытством смотрит на нее. Девушка явно была туристкой из Англии, одетой в шорты и блузку без рукавов, в черных очках и огромной панаме. Джулия же, учитывая прованские предрассудки и особенно те, что существовали в Мас-Боссэ, надела шелковое платье и соломенную шляпку и теперь, глядя на эту девушку, вдруг почувствовала себя старомодной и даже немного позавидовала ей. Импульсивно она протянула кокарду своей соседке и сказала по-английски:
— Возможно, вам захочется взять это в качестве сувенира?
Девушка была явно удивлена, но стремительно схватила кокарду:
— Вы уверены, что она вам не нужна? Это не ваш поклонник?
— Совсем нет, — сдержанно улыбнулась Джулия. — Думаю, ему просто приглянулось мое лицо.
— Вы англичанка? — с сомнением спросила туристка.
— Совершенно верно, — улыбнулась Джулия.
— Надеюсь, что когда-нибудь я тоже смогу так хорошо говорить по-французски, — вздохнула англичанка. — А вам действительно нравятся все эти быки и ковбойская чепуха? Я начинаю думать, что день потрачен зря.
Джулия была с ней полностью согласна. Она уже начала уставать от обычаев древнего Прованса, и, когда девушка — она сказала, что ее зовут Трейси, — предложила ей пойти поискать более веселое развлечение, Джулия повернулась к Ги и умоляюще спросила:
— Можно?
— Да, если я смогу сопровождать вас, — галантно ответил он.
Они покинули арену и отправились туда, где, по словам Трейси и ее подруги Тины, можно было выпить чашку чая. Англичанки были явно заинтригованы Ги, который, рисуясь перед ними, вовсю изображал из себя французского художника, закатывал восхищенно глаза и восклицал постоянно: «О-ла-ла!» — пересыпая свой английский французскими ремарками, которые понимала только Джулия. Она не смеялась так много с тех пор, как покинула Лондон. После чая девушки попросили, чтобы новые знакомые сопроводили их в центр развлечений, который они обнаружили в новой части города. Ги согласился сопровождать их, сказав, что сначала оставит Денизе записку на ветровом стекле машины, сообщая, куда они направились. Автомобиль Боссэ поразил англичанок.
— Ей-богу, ваши родственники, должно быть, очень богаты, если владеют такой машиной, — прошептала Трейси на ухо Джулии.
— Старинная прованская семья, — ответила та, — но я в действительности к ней не принадлежу. Я сама зарабатываю на жизнь и здесь просто в отпуске.
Они отправились в центр развлечений под названием «Голубой кот». По дороге к ним присоединились несколько британских парней из туристической группы Трейси. Молодые люди танцевали, болтали исключительно на английском, подкреплялись привычной едой, включая картофельные чипсы и мороженое, пили не французские вина, которыми славился Прованс, а кока-колу.
Вскоре в дансинге появилась Дениза и тут же присоединилась ко всеобщему веселью. Все это, как сказала она Джулии, за исключением мерзкой кока-колы, напомнило ей о любимом Латинском квартале. Она пребывала в радостном возбуждении и совершенно забыла о ссоре из-за кокарды Армана. Когда уже совсем стемнело, они попрощались со своими новыми друзьями.
— Это ведь твоя настоящая стихия, не правда ли? — спросила Дениза Джулию. — Ты не чувствуешь себя в Мас как дома?
— Да, ты права, — согласилась Джулия.
— Значит, ты не сможешь долго выдержать жизнь в усадьбе.
— Все-таки там не так уж плохо, — засмеялась Джулия. — И потом, смена обстановки…
— Но ты страстно желаешь вернуться в Лондон? — гнула свое Дениза.
— Да, я буду рада вернуться.
Но была ли это правда? Вопреки ее желанию любовь к этой загадочной земле уже дала ростки в ее сердце. Мысли девушки перенеслись к мрачному мужчине с миндалевидными глазами, чья жизнь была посвящена сохранению этой земли, к тому мужчине, который утром вез на своей лошади одну девушку, днем привел в замешательство своим вниманием другую, а ночь, возможно, проведет с третьей. Дениза дико ревновала, когда Арман бросил кокарду ей, Джулии, но у француженки не было для этого никакой причины. Его внимание было привлечено лишь на мгновение северной, необычной для француженок-южанок внешностью, но теперь он так же далек от нее, как Монблан. И все-таки он бросил кокарду именно ей. Почему? Бравада? Хвастовство? Желание смутить? Или простая учтивость по отношению к гостье Мас? Джулия никак не могла этого понять. Когда в поле зрения показалась усадьба, она вздохнула и отогнала от себя его образ. Дом стоял темный и безмолвный, только в окне Жиля Боссэ горела лампа. Он спал плохо и часто бодрствовал ночами напролет.
Дениза с Джулией подождали, пока Ги поставит машину в гараж. Они стояли, глядя на необъятный свод, искрящийся звездами. Джулия попыталась отыскать известные ей созвездия, но Дениза, задрожав, недовольно прошептала:
— Звезды… они так далеко, что заставляют думать о своей ничтожности. А я не люблю чувствовать себя ничтожеством.
Вернулся Ги, и они втроем вошли в безмолвный дом. Когда Джулия протянула ему руку на прощание, пожелав спокойной ночи, он внезапно притянул девушку к себе и звонко чмокнул в губы.
— Вот что я хотел сделать весь этот вечер, — заявил он, бросая извиняющийся взгляд в сторону своей сестры.
Джулия быстро взглянула на Денизу, удивляясь, чего опасается Ги. Француженка рассмеялась:
— Тогда ты ужасный растяпа, mon ami
l:href="#n_21" type="note">[21]
, упустил столько благоприятных возможностей!
— Я надеюсь, что их будет еще предостаточно, — подмигнул он. — Спокойной ночи, cherie.
«Ох, если бы…» — подумала Джулия, взбегая по ступенькам наверх. Ей многое нужно было обдумать — до сих пор она не принимала Ги всерьез, но если он влюбился, то может стать помехой. Она совсем не хотела тратить все свои силы только на то, чтобы держать мужчин Мас-Боссэ на почтительном расстоянии.
Что до Армана, ее решимость держать дистанцию начинала слабеть. Джулия продолжала каждое утро кататься с ним верхом, несмотря на то что очень быстро набралась опыта и стала довольно искусной наездницей. Однако видеть каждый день Армана и при этом сохранять ледяное равнодушие было трудной задачей для девушки с легким характером. Он ни разу не напомнил о course libre и подаренном им трофее, поэтому Джулия решила рассматривать его поступок как доброжелательный жест и слегка огорчилась, что отдала кокарду Трейси в минуту раздражения.
Дни ее отпуска быстро пролетали, и Дениза даже не пыталась скрыть своего ликования. «Арман тоже, наверное, радуется, что срок его тягостной повинности стекает. Только дед будет расстроен моим отъездом», — печально размышляла Джулия. Но ее отношение к gardiens постепенно смягчилось. И Арман, в свою очередь, охотно пошел навстречу, хотя неоднократно раздражал девушку своей очевидной осторожностью в обращении с ней. Однажды утром, когда они спешились, чтобы посмотреть на гнезда водяных птиц, и она оступилась у кромки воды, Арман протянул руку, чтобы поддержать ее, но тут же отпрянул, так и не притронувшись к ней. Этот поступок уязвил Джулию, и она больше не могла себя сдерживать.
— Хоть наше знакомство началось не слишком удачно, — резко сказала она, — это не повод, чтобы вести себя так, будто вы ждете, что я стану к вам приставать.
— Такая мысль даже не приходила мне в голову, мадемуазель, — заверил он, глядя на нее с удивлением. — Я знаю, что вы девушка не такого сорта.
— Большое спасибо! — И хотя ее тон был немного саркастичен, Джулия почувствовала облегчение, обнаружив, что он не ставит ее в один ряд с ее хищными соотечественницами. Она импульсивно протянула ему руку. — Может, будем друзьями?
Арман в изумлении поднял брови:
— Разве возможна дружба между молодыми мужчиной и женщиной без… — Он внезапно оборвал фразу.
— Почему нет? В моей стране парни и девушки часто бывают добрыми друзьями без близких отношений.
— Я слышал, что англичане довольно хладнокровная раса, — заметил он насмешливо.
— А разве у французских мужчин никогда не бывает друзей-женщин?
— Только после того, как они были любовниками. — Арман едва прикоснулся к ее протянутой руке. — Я стану вашим другом, если хотите, но, естественно, вы понимаете… — Он снова не договорил, прикусил губу и отвернулся, но девушка успела заметить выражение его глаз, которое сказало ей о многом.
— Да… возможно, я понимаю, — поспешно ответила она и пошла к своей лошади. Ее сердце трепетало. Итак, Арман не отваживается прикасаться к ней потому, что она слишком сильно привлекает его. Это была волнующая мысль и даже немного лестная.
Где-то в камышах горестно замычала корова. Арман натянул поводья и остановился.
— Она, наверное, потеряла своего теленка, — сказал он, — или сама в беде. Не подходите слишком близко — она может на вас напасть.
Он пустил лошадь легким галопом, и Джулия увидела вдалеке маленький живой комочек — теленок увяз в трясине. Рядом топталась его мать. Вернулся Арман и спешился.
— Подержите мою лошадь, — сказал он, протягивая поводья девушке.
Обратно он зашлепал по мелкой воде, схватил теленка и выволок его на твердую землю. Корова, не угадав добрых намерений, бросилась на Армана, и Джулия едва сдержала крик, когда увидела, как острые рога полоснули его по руке. Он бросился бежать, но корова не стала его преследовать — перенесла все внимание на своего отпрыска и принялась слизывать с него грязь и тину.
— Он завяз в болоте, — объяснил Арман. — Это не так часто случается… Хорошо, что мы здесь проезжали, иначе теленок мог утонуть.
Он подошел к Джулии, чтобы взять поводья, и она заметила красное пятно на рукаве его рубашки.
— Вы ранены?
— Царапина, — равнодушно ответил Арман.
Но Джулия была медсестрой. Продолжая держать поводья его лошади и не обращая внимания на его удивление, она решительно сказала, соскользнув с седла:
— Ее нужно обработать. Надеюсь, у вас есть с собой аптечка?
Он взглянул на свою подопечную с тревогой:
— В моей седельной сумке есть бинты, но…
— Так давайте их сюда, — перебила она.
Армана удивили повелительные нотки в ее голосе.
— В самом деле, мадемуазель…
— В самом деле, месье, — передразнила его Джулия. — У меня есть некоторый опыт работы медсестрой, так что делайте что вам сказано.
— Вы медсестра? Хм, очень полезная и важная профессия в наших краях, — пробормотал он и достал бинты.
Джулия осторожно закатала рукав его рубашки, невольно касаясь загорелой кожи, под которой застыли упругие мускулы. Ее пальцы не утратили профессиональных навыков, и, хотя девушка остро чувствовала, что Арман пристально смотрит на нее, она проворно и ловко наложила повязку и закрепила ее шейным платком.
— Вот и все, — сказала Джулия и осторожно опустила рукав рубашки. Арман глубоко вздохнул и расслабился. — Но вам надо зафиксировать руку, может, для перевязи сгодится ваш шарф?
Но он отказался от этой идеи.
— И так хорошо, спасибо, мадемуазель.
— Как только мы вернемся в дом, вы должны хорошенько промыть рану и продезинфицировать ее, — настойчиво потребовала она. — И хорошо бы наложить пару швов. — Джулия с беспокойством посмотрела на него.
— Уверяю вас, мадемуазель, что здесь нет ничего страшного. — Он посмотрел на нее и улыбнулся. — Знаете, обо мне никто так не заботился с тех пор, как я побывал в госпитале, когда после ссоры с быком чуть не потерял половину потрохов.
— Ох! — Джулия почувствовала легкий приступ тошноты.
— Это было на празднике в День святых Марий, — продолжал он. — Вы еще будете здесь в это время?
Джулия уже слышала разговоры об этом празднике, на который все население Камарга отправляется как в паломничество, но он проводится в конце мая, когда ее отпуск закончится. Она сказала об этом Арману.
— Очень жаль, — заметил он, — вам следовало бы отложить свой отъезд и посмотреть на праздник. Это передаваемая из поколения в поколение традиция нашего народа. Туристы толпами съезжаются поглазеть.
— А что это за праздник? — равнодушно спросила Джулия. На самом деле ее больше беспокоила его рана, чем фестиваль.
Арман сел на лошадь, и они направились в сторону усадьбы.
— Он отмечается каждый год 25 мая, это церковный праздник двух Марий: Марии Клеоповой, двоюродной сестры Пресвятой Девы, и Марии Саломеи, матери апостолов Иоанна и Иакова. Легенда гласит, что они бежали из Иерусалима и высадились на морском берегу Галлии. Но самое интересное действующее лицо этого предания — Сара, их служанка- египтянка. Ее день отмечают 24 мая. Святая Сара — покровительница и заступница цыган, хотя она и не была канонизирована. Кстати, останки обеих Марий хранятся в верхней церкви, а ее склеп находится в подземной часовне… Они любят Сару и собираются сюда со всех концов света. Несмотря на полчища назойливых туристов, это по-прежнему цыганский праздник: они вместе преломляют хлеб, произносят свои молитвы, поют и танцуют всю ночь напролет.
— Боюсь, я не смогу остаться до конца мая, — сказала Джулия, решив, что это совсем ее не привлекает. — Вы, конечно, пойдете?
— Я никогда его не пропускаю, — ответил Арман и добавил спокойно: — Моя мать была цыганкой.
Итак, он сам признался ей в этом, и то, что говорила Дениза, было правдой. Его внешность могла быть даром древних фараонов: худое лицо, темные, как ночь, волосы, миндалевидные глаза. И только тонкогубый рот и волевой подбородок принадлежали к западному типу.
— Спасибо, что рассказали мне, — искренне поблагодарила она.
— Значит, вы не презираете меня за то, что я цыганский полукровка?
— Конечно же нет! Кстати, Дениза сказала, что цыгане — самая древняя раса на земле.
— Эта женщина просто сумасшедшая, — равнодушно заметил он. — Все мое детство мне вслед звучали только презрительные слова. Но когда я вырос и стал достаточно сильным, я бил каждого, кто меня обзывал. Ни один человек не посмеет оскорбить меня сейчас, мадемуазель.
— Никто и не захочет этого, — ответила она. — Но ваша мама… Она умерла?
— Да, она умерла, когда я родился. Никто не знает, кто был мой отец. Им мог быть и принц… и бродяга. — Сардоническая улыбка появилась на его лице. — Мать забрела сюда, когда родные изгнали ее за нарушение закона. Месье Боссэ пришел нам с ней на помощь в трудную минуту. Он дал мне свое имя.
Об этом ей уже с презрением рассказывал Ги, человек, который не имел и четверти тех достоинств, что были у Армана.
— Я унаследовал беспокойные ноги, которые тянут меня в странствия, — мечтательно продолжал он. — Домашний уют и цивилизация совсем не привлекают меня. Я даже часто сплю по ночам под открытым небом.
— И вы еще никогда не покидали Мас?
— О нет, покидал, несколько раз. Месье Боссэ понимает меня. Я бродил по Испании… был в Греции… даже учился в Париже. — Арман засмеялся. — Вот это мне совсем не понравилось!
Эти откровения совершенно изменили мнение Джулии о нем. Он, оказывается, совсем не дикарь — путешествовал по миру и образован, но все-таки остается в Мас-Боссэ и проводит дни на пастбищах. Как будто угадав ее мысли, Арман сказал:
— Но я всегда возвращался в Мас. А теперь, когда ваш дедушка ничего не может без меня делать, я останусь здесь до конца.
— А потом? — спросила Джулия и вздохнула.
— Поеду за моря. В Южной Америке есть много нехоженых мест. Боюсь, что, когда Ги Кордэ унаследует ранчо, он его продаст. И это станет концом жизни здесь.
Оказывается, Ги не только имеет виды на наследство, но и на самом деле является наследником своего дяди. Джулия знала — он не любит эту землю, и ей тяжела была мысль о том, что усадьба попадет в чужие руки, возможно, даже будет разорена: болота осушат, скот и лошадей угонят.
— О нет! — воскликнула она. — Ему нельзя позволить продать все это!
Арман удивленно взглянул на нее:
— Оно и для вас стало что-то значить, да?
— Да, — просто ответила девушка и гордо добавила, в первый раз отождествляя себя с родными своей матери: — Все-таки я наполовину Боссэ!
— А я вот совсем не Боссэ, — посетовал он, — хотя и ношу эту фамилию благодаря любезности вашего дедушки. Но Мас не мог бы значить для меня больше, даже если бы в моих жилах текла кровь Боссэ.
— Наконец у нас появилось что-то общее, — робко заметила Джулия.
— Только любовь к ранчо, — твердо ответил он. — Скоро вы вернетесь к своей прежней жизни, и все это станет только воспоминанием. Но я думаю, что вы на самом деле не такая, как все. В своих мечтах вы постоянно будете возвращаться сюда.
Джулия отвернулась, чтобы Арман не мог видеть слез, внезапно навернувшихся ей на глаза. К горлу подступали рыдания. Она не такая, как все, — Камарг всегда будет преследовать ее. И не только эта земля, но и память о загадочном мужчине с миндалевидными глазами, чей образ уже отпечатался в ее сердце.
— Вы правда позаботитесь о своей ране? — спросила она Армана.
Его ответ не был успокаивающим:
— Это не имеет значения, мадемуазель.
Медсестра Джулия думала, что очень даже имеет, и вечером подробно рассказала обо всем Жилю. Она надеялась, что дед, единственный человек, с чьим мнением считался Арман, настоит на том, чтобы его ране уделили должное внимание. Но реакция на ее заботу разочаровала девушку. Беспокойство внучки старика больше позабавило, чем взволновало.
— Ты говорила мне о своем дипломе медсестры, — вспомнил он. — Это весьма похвально и полезно. Но если ты начнешь ухаживать за моими работниками, они тут же все притворятся больными, чтобы иметь удовольствие наслаждаться твоей заботой.
— Арман не нашел в этом ничего приятного, — заверила она деда, и его глаза недоверчиво сверкнули. — Но вы не поняли: рана, подобная этой, легко может загноиться…
— Я не думаю, что есть какая-нибудь опасность, — перебил он. — Воздух здесь пропитан морской солью — это всегда спасает. Не беспокойся об Армане, он не дурак и очень выносливый.
Джулия вздохнула. Арман был не только выносливый, но и стойкий во всех отношениях. Дед сидел, как обычно, в своем кресле с наброшенной на плечи шалью, и ей показалось, что он выглядит сегодня еще более немощным, чем тогда, когда она в первый раз его увидела. Видимо, Ги не долго будет ожидать своего наследства. Она вернется в Англию, а Арман отправится в Южную Америку. Девушка опять вздохнула. Она была в длинном белом шелковом платье свободного покроя, которое надела, чтобы угодить деду. Солнце Прованса уже покрыло ее шею и руки нежным загаром, светлые волосы обрамляли посвежевшее личико. Старик ласково смотрел на внучку.
— Ты сегодня какая-то задумчивая, cherie, — мягко сказал он. — Ты думаешь о своем скором отъезде?
Она не ответила на вопрос, только взяла его изуродованную артритом руку и приложила к своей щеке. Джулия полюбила его больше, чем когда-либо могла себе представить. Дед продолжал смотреть на нее с нежной гордостью.
— А propos
l:href="#n_22" type="note">[22]
 , — вновь заговорил он. — У меня к тебе важная просьба, и твое согласие может сделать старика счастливым.
Подняв глаза, Джулия испытующе взглянула ему в лицо, немного обеспокоенная.
— Вы были очень добры ко мне, — с благодарностью сказала она. — И если я смогу что-то сделать для вас в ответ, я буду только рада.
— Ты дала опрометчивое обещание, — хрипло рассмеялся Жиль Боссэ. — Сначала выслушай, что это за просьба. Жюльетта, я чувствую, что мои дни сочтены, но я не жалуюсь. Я прожил долгую жизнь, и в ней было много горя. Я потерял всех, кого любил, и глубоко раскаялся в том, как поступил с твоей матерью. Из-за своего глупого высокомерия я хотел выдать ее замуж за самого прекрасного и знатного человека на земле, а она выбрала…
Он внезапно замолчал, и Джулия закончила за него:
— Моего отца. Он хороший человек. Жаль, что вы до сих пор не знакомы с ним.
— Он украл мою дочь! — Старик вспыхнул, но затем тихо покачал своей белой головой. — Но я прощаю его за это. Как ты сказала, жаль, что мы никогда не встречались. Так много лет потрачено впустую, так много бесполезного высокомерия и гордыни… Я всегда буду благодарен ему за то, что он позволил тебе приехать сюда, чтобы скрасить мои последние дни, и я был бы еще более благодарен, если бы ты и он… — Жиль Боссэ остановился, чтобы откашляться, и Джулия поспешно протянула ему стакан воды. Старик сделал маленький глоток и улыбнулся ей. — Я хочу, чтобы ты осталась со мной до конца, — просто сказал он.
Джулия уже смирилась с неизбежностью скорого отъезда из Камарга и прощания с Арманом и даже не допускала возможности отсрочки.
— Я не могу… — беспомощно пролепетала она. — Мне надо вернуться на работу.
— Но теперь тебе нет нужды работать. Пока ты со мной, у тебя не будет недостатка в карманных деньгах, а позже ты станешь полностью обеспеченной.
— Но в этом нет необходимости! — воскликнула Джулия. — Я вполне способна сама о себе позаботиться. А пока я здесь жила, даже сэкономила немного.
— Ты тратила свои собственные деньги, пока жила здесь? — Дед с ужасом взглянул на нее.
— Только те, что заранее отложила на определенные цели. — В Арле она купила Джеки сувениры и подарки для Алисы. — Здесь не было возможностей тратить на разные шалости, — весело засмеялась она, — но, если я останусь, мне нужно будет купить кое-что из одежды.
— У тебя будет все, что захочешь. Есть магазины в Марселе, или, еще лучше, съездишь в Париж. — Его глаза загорелись. — Твоя мать одевалась в магазине на рю де ла Пэ, хотя мне говорили, что теперь там все изменилось. Это платье, что на тебе сейчас, очень красивое, но я хотел бы видеть тебя в одежде haute couture
l:href="#n_23" type="note">[23]
 .
— Чтобы носить в Мас?
— Иногда мы устраиваем приемы. У меня есть друзья в Ниме и Арле. Это только в последние годы я стал дряхлым отшельником. Так ты останешься?
Он с беспокойством смотрел на Джулию, но та колебалась, не совсем уверенная в том, готова ли она отрезать себя от своей семьи, прежней жизни и друзей.
— Это не продлится слишком долго, Жюльетта, — умоляюще сказал дед.
И вновь его ужасная немощность сразила ее. Да, это не продлится слишком долго.
— Если мой отец согласится, я останусь, — пообещала она.
— Bon, мы спросим у него, и, возможно, если мне будет суждено еще пожить, он приедет навестить нас.
Но Джулия видела, что дед не очень рад этой перспективе. Он сказал это только для того, чтобы доставить ей удовольствие. Видимо, он боялся встречи с зятем, к которому был так несправедлив.
— Подойди и открой ящик стола, — сказал старик. — Там, внутри, лежит коробка. Дай ее мне.
Джулия послушно принесла ему металлическую коробку, из которой он достал пачку банкнотов.
— Возьми это, cherie, и не смей тратить ни одного су из своих сбережений, пока ты в моем доме.
Девушка открыла рот от изумления:
— Дедушка, но я не смогу истратить все это!
— Не сможешь? Тогда ты самая необычная молодая женщина, впрочем, я и так это знал. — Он с довольным видом покивал. — Возьми, дитя, это мелочь, сущий пустяк, и, когда все потратишь, приходи ко мне.
Джулия наклонилась и поцеловала его в исхудавшую щеку.
— Вы не должны меня так баловать, — сказала она.
— А вот насчет этого, — возразил он с показным стариковским высокомерием, — я сам решу. Я буду делать только то, что мне нравится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь в наследство - Эштон Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Любовь в наследство - Эштон Элизабет



не читать!!!!!!1
Любовь в наследство - Эштон Элизабетatevs17
6.11.2012, 12.09





ЧИТАТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!
Любовь в наследство - Эштон ЭлизабетЛЮБОВЬ М.
18.05.2013, 20.29





Конечно же читать.Не скажу,что очень хороший,но прочитать можно и нужно!
Любовь в наследство - Эштон ЭлизабетНаталья 66
10.12.2013, 12.16





Любовный роман, не хуже других таких жеrnЧитать можно.
Любовь в наследство - Эштон Элизабетинна
26.11.2015, 22.07





В принципе-так себе
Любовь в наследство - Эштон Элизабетлана
29.11.2015, 9.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100