Читать онлайн Первый бал, автора - Эшли Энн, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Первый бал - Эшли Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.42 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Первый бал - Эшли Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Первый бал - Эшли Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшли Энн

Первый бал

Читать онлайн

Аннотация

Оказавшись свидетельницей политического заговора, юная Верити Хэркорт пытается помочь своему дяде лорду Чарльзу раскрыть шпионскую сеть Наполеона и... влюбляется в таинственного незнакомца. А как же майор Брин Картер, в которого очаровательная Верити была влюблена еще девочкой?..




1815
Лондонские светские сезоны! Заветная мечта каждой благовоспитанной молодой девушки, достигшей брачного возраста, – стать участницей хотя бы одного такого праздника, вкусить пьянящую радость успеха в светском обществе. Подобно мотылькам, слетающимся на пламя свечи, они каждую весну на несколько коротких недель устремлялись в столицу в надежде на то, что к концу сокрушительно дорогого светского сезона они удовлетворят честолюбивые желания своих родственников и свои собственные, найдя себе приличную, а еще лучше – выгодную партию.
И зачем только, с удивлением подумала Верити, равнодушно поглядывая в окно экипажа на проплывающие мимо сельские пейзажи Кента, она едет в столицу? Ей была отвратительна сама мысль о том, что когда-нибудь придется стать покорной женой и потакать капризам какого-нибудь денди.
Верити не могла удержаться от ироничной улыбки, когда, повернув голову, взглянула на довольно пышную вдову средних лет, которая уютно дремала в противоположном углу экипажа. Тот, кто не слишком хорошо знал леди Клару Биллингтон, вряд ли мог представить, что за ее внешней леностью и вальяжностью скрывается острый, изощренный ум, которому мог бы позавидовать самый искусный стратег. Устойчивый экипаж вдруг неожиданно накренился, отчего леди сразу проснулась.
– О, Боже! – воскликнула она и непроизвольно подняла пухлую белую руку, чтобы поправить свою модную шляпку. – Эта дорога раз от разу становится все хуже. Напомни мне, чтобы я сказала об этом брату Чарльзу. Верити, дорогая моя, надо же что-то с этим делать.
Тщательно расправив складки темно-бордового дорожного платья, леди Биллингтон обнаружила, что прекрасные глаза племянницы устремлены на нее с выражением пытливого раздумья.
– Что такое, любовь моя? Почему ты смотришь на меня так, как будто впервые видишь?
– Разве? – Не только взгляд, но и улыбка Верити была настораживающей. – Я на самом деле начинаю сомневаться в том, насколько хорошо знаю тебя, тетя Клара. Я понимала, конечно, что ты собиралась завлечь меня в Лондон. Что меня удивляет, так это то, что тебе удалось уговорить меня в конце концов!
Леди Биллингтон, улыбнувшись, отвернулась к окну.
Ее сообразительная юная племянница была права. Едва ли не с самого дня прискорбной кончины своего дорогого брата леди Биллингтон мечтала вывезти в свет его единственную дочь. Господь не дал ей собственных детей, и она проявляла живейший интерес ко всем своим племянницам и племянникам, но Верити скоро стала ее несомненной любимицей. После того, как матушка Верити продала их гэмпширское владение и возвратилась в родной Йоркшир, где жил ее старший брат Люций Редмонд, леди Биллингтон поддерживала контакт с невесткой и племянницей, регулярно переписываясь с ними и навещая их по крайней мере раз в году.
Когда матушка Верити умерла, леди Биллингтон с огорчением узнала, что роль единственного опекуна Верити доверена Люцию. Однако, будучи холостяком, мистер Редмонд с удовольствием прислушивался к ее взглядам на воспитание юной девушки. И именно по настоянию леди Биллингтон Верити была отправлена в одну из аристократических школ в Бате.
К шестнадцати годам Верити превратилась из сорванца в чрезвычайно привлекательную молодую леди. Она не только обладала изящной фигуркой и нежным личиком, но ей посчастливилось иметь бездонные фиалково-синие глаза, глубину которых еще сильнее подчеркивали буйные иссиня-черные локоны. Девушка была равнодушна к прелестям светской жизни и между визитами в Кент к леди Биллингтон проводила время в самозаточении в Йоркшире, помогая дяде, который успешно занимался издательским делом.
– Если бы ты не намекнула мне, – решительно заявила Верити, нарушив воцарившееся молчание, – что не будешь больше делиться со мной пикантными подробностями из светской жизни, которые я нахожу столь бесценными, я бы сейчас не сидела здесь.
– Это нечестно, дитя! – горячо возразила леди Биллингтон. – Я всего лишь сказала, что из-за этого несносного корсиканца в Лондоне вряд ли произойдет что-то достойное внимания и было бы неплохо, если бы ты поехала со мной в столицу в этом году. Вдвоем нам, возможно, удастся услышать достаточно сплетен для того, чтобы ты могла написать интересную статейку о светском сезоне.
Верити решила, что в ее интересах воздержаться от дальнейших комментариев. Она прекрасно понимала, что без неоценимой помощи тетушки ей никогда не удалось бы написать никаких репортажей для дядиной газеты.
Сначала дядя с большим неодобрением отнесся к ее затее, поскольку не желал осквернять свою газету тем, что он называл «фривольными сплетнями». Однако, когда Верити заявила, что газеты читают не только мужчины и что появление светской хроники, вызывающей интерес у прекрасного пола, будет с удовольствием встречено читательницами его газеты, дядя сдался. Он был достаточно старомодным человеком и считал, что дамы того круга, к которому принадлежала Верити, не должны работать. Он поставил условие, что ее публикации будут появляться нерегулярно и не чаще, чем раз в месяц.
Это вполне устраивало Верити. Ее статьи о моде, прическах и последних новинках косметики вызывали громадный интерес у дам Йоркшира. Но самой большой популярностью пользовались ее обзоры лондонских светских сезонов.
– Ну, если в Лондоне в этом сезоне немноголюдно, – заметила Верити, задумчиво сдвинув тонкие дуги темных бровей, – можно прибегнуть к помощи Принни. От него всегда можно ждать какого-нибудь сумасбродства. И я уверена, что не стоит так уж поддерживать восторги от Вены... Или это в Брюссель они все сейчас устремились?
– Да, кажется, так. Жаль, – неожиданно заявила леди Биллингтон. – Кстати, похоже, что внуку Артура Бринли суждено стать следующим виконтом Дартвудским. Ты ведь знакома с майором Картером?
– Да, знакома, – неохотно подтвердила Верити, – но не видела его... да должно быть, больше пяти лет.
Леди Биллингтон какое-то время молча изучала прелестный профиль своей племянницы, а потом проговорила:
– Если я не ошибаюсь, тебе не слишком нравится этот майор, моя дорогая? Он тебе неприятен?
Неприятен?.. Слово эхом разлилось по экипажу и заставило Верити еще больше нахмуриться. Был ли ей неприятен внук Артура Бринли? Если она и вспоминала о нем вообще в последние годы, что было нечасто, то только когда встречала в дядиной газете упоминание о его очередном подвиге во время кампании на Пиренейском полуострове.
Верити вздохнула.
– Нет, он мне не неприятен, тетя Клара, хотя он человек бесхарактерный. – Верити пожала плечами. – Правда, он проявил себя очень храбрым солдатом... Однажды он даже спас мне жизнь.
– Боже мой! Что же случилось?
– Да ничего особенного, – отмахнулась Верити. – Я однажды чуть было не утонула, и безусловно, это случилось бы, если бы Брин не нырнул в озеро, чтобы спасти меня. – Заметив на лице тетки живейший интерес, девушка поспешно переменила тему: – Но ты права! То, что Брин может получить титул, вызовет огромный интерес у дам Йоркшира. Он местный герой. Ходят слухи, что он пожертвовал своим офицерским званием. – Она испытующе прищурила свои красивые глаза. – Но в Йоркшир не вернулся. Во всяком случае, – исправилась она, – до моего отъезда оттуда на прошлой неделе... Интересно, где он прячется?
– Вполне вероятно, что он находится в Лондоне, дорогая. Говорят, здоровье его дяди все хуже и хуже. Этот ужасный человек сделал все, что было в его силах, чтобы помешать племяннику получить титул. Женился на бедной крошке, настолько юной, что годится ему во внучки. Однако, как я уже говорила, похоже, майор скоро станет новым виконтом Дартвудским.
Верити злорадно хмыкнула.
– Бедный Брин! Если он имел глупость нагрянуть в столицу, на него накинутся все озабоченные сватовством мамаши.
Экипаж неожиданно и резко остановился.
– Что такое?
Дверца распахнулась, и леди Биллингтон увидела в проеме встревоженное лицо своего слуги.
– Вы не ушиблись, миледи?
– Все в порядке, Ридж, – заверила она его, стараясь сесть прямо, что было нелегкой задачей, потому что экипаж сильно накренился. – Что случилось?
– Левое переднее колесо повреждено, и порвана одна постромка. К счастью, уже рукой подать до Ситтингборна, мэм. Если вы доедете на другом экипаже до «Короны», мы с Клемом приведем лошадей в гостиницу, и тогда я позабочусь о том, чтобы экипаж починили. Однако может случиться, что это не удастся сделать сегодня.
– Какая незадача! Мне так хотелось успеть на званый вечер к леди Сузил. Но... – она пожала плечами, – ничего не поделаешь. Помоги нам с мисс Верити выйти.
Для Верити не составило никакого труда выбраться, но для леди Биллингтон, талия которой с возрастом значительно увеличилась в обхвате, эта задача оказалась не столь простой. Потребовались совместные усилия племянницы и слуги, чтобы вытащить почтенную даму из экипажа.
Второй экипаж, который остановился в нескольких ярдах сзади, был доверху завален багажом, поскольку леди Биллингтон не имела привычки путешествовать налегке. К тому же в нем разместились Додц, служанка леди Биллингтон, ее дворецкий и два самых отвратительных во всем христианском мире существа: зеленый попугай и раскормленный песик по имени Гораций.
Когда Горация переложили с сиденья на колени несчастного дворецкого, начался ад кромешный. Изнеженный песик, не привыкший к тому, чтобы его сон так бесцеремонно нарушали, бурно возмутился. Испуганно заверещал попугай, пронзительные вопли которого оглашали окрестности до тех пор, пока экипаж не остановился во дворе гостиницы.
– С меня довольно! – взорвалась Верити. – Я с места не сдвинусь больше в компании с этими твоими тварями. И что ты постоянно таскаешь их за собой?
– Ну, ну, дорогая, успокойся, – примирительно сказала леди Биллингтон, входя следом за рассерженной племянницей в гостиницу. – И откуда у тебя такой несносный характер! Твой дорогой папа был самым спокойным созданием из всех живущих на земле, и я никогда не видела, чтобы твоя мама когда-нибудь выходила из себя. Хотя... – неожиданно нахмурилась она, – некоторые из Хэркортов были известны своей неуравновешенностью. Твой прапрадед, четвертый герцог, был весьма вспыльчивым человеком.
Верити раздраженно посмотрела на нее. – Ах, тетя Клара. Эти животные выведут из терпения даже святого! В один прекрасный день я не выдержу и вышвырну их в окно.
Леди Биллингтон мудро воздержалась от того, чтобы не прочитать нотацию племяннице на тему, какое непростительное злодеяние причинять вред неразумным существам. Вместо этого она сказала:
– Но, дорогая, ты же не можешь одна оставаться здесь. Это исключено!
– А я буду не одна. Ридж останется со мной. Послушай, – торопливо добавила Верити, не давая возможности тетушке указать на очевидный изъян в этом плане, – почему бы нам пока не перекусить? А потом решим, что делать дальше.
Поскольку это было самое разумное решение, леди Биллингтон заказала легкую закуску. Когда, наконец, появился Ридж, оказалось, что новости не очень хорошие. Экипаж, по всей видимости, не удастся починить до утра, поэтому Ридж должен будет остаться здесь на ночь и сможет отправиться в Лондон на следующий день.
Леди Биллингтон ничего не оставалось, как позвать хозяина гостиницы. Но тут Верити заявила, что она тоже останется на ночь и приедет с Риджем на следующий день. Леди Биллингтон категорически возражала против такого плана.
– Сожалею, Верити, но об этом и речи быть не может. Я не могу бросить тебя здесь одну, без служанки! Боюсь, что тебе придется продолжить путешествие со мной.
– Нет! – воспротивилась Верити. – Я не поеду с этими ужасными существами! – Она повернулась к хозяину гостиницы: – Здесь можно заказать экипаж?
– Обычно можно, мисс. Но в это время года все едут в Лондон, и у меня сейчас ничего нет. Хотя... – он провел рукой по лысой макушке, – для вас может найтись местечко в почтовой карете. Гарантировать ничего нельзя, но, если окажется свободное место, кучер сможет вас взять. Возможно, у вас будет и компаньонка, – неожиданно заявил хозяин, к радости Верити и глубокому неудовольствию ее тетушки. – Моя юная племянница ждет эту почтовую карету. – Он сделал жест в сторону столика в углу, за которым сидела в одиночестве молодая женщина в серой накидке и капоре. – Она была в услужении у вдовствующей леди Лонгборн, но месяц назад старушка скончалась, и моя племянница едет в Лондон, чтобы подыскать себе другое место.
Леди Биллингтон все еще сомневалась, стоит ли Верити ехать в Лондон в почтовой карете, но, переговорив с племянницей хозяина гостиницы, которая произвела на нее впечатление очень выдержанной и воспитанной особы, неохотно согласилась с предложением. А поскольку было уже далеко за полдень, онa решила не терять времени и продолжить путь.
Как только Верити увидела, что тетушка благополучно отбыла, она вернулась в гостиницу и села рядом с племянницей хозяина.
– Меня зовут Хэркорт... Верити Хэркорт.
– А я Маргарет Джонс, мисс. Но все зовут меня просто Мег.
Верити окинула свою попутчицу оценивающим взглядом. Хотя ее наряд был скорее удобным, чем модным, одета она была опрятно.
– Стало быть, Мег, вы направляетесь в город с надеждой найти работу?
– Да, мисс. Там живет моя сестра, так что я остановлюсь у нее, пока не подыщу себе место. У меня есть рекомендательное письмо от семьи леди Лонгборн. Я была личной служанкой миледи, но не надеюсь, что найду себе такое же место, так что я согласна на любую работу.
Девушка смотрела своими ясными серыми глазами прямо в глаза Верити, и Верити это понравилось.
Она подумала, не предложить ли этой девушке работу. Поскольку Верити всегда могла воспользоваться услугами одной из служанок тетушки, она никогда не испытывала потребности нанять собственную прислугу. Однако, как не преминула заявить дорогая тетя Клара, то, что было принято в глуши Йоркшира, не всегда годилось для более изысканного общества.
По своему обыкновению Верити быстро приняла решение.
– Не хотели бы вы работать у меня, Мег? – спросила она и усмехнулась, увидев изумление девушки. – Мне как раз нужна служанка. Правда, я живу по большей части в Йоркшире, так что, если размеренная провинциальная жизнь вам не по душе, вам, может быть, лучше поискать место в столице.
– Я родилась и выросла в провинции, и леди Лонгборн никогда не уезжала далеко от своего дома, – поспешно заверила ее Мег, с трудом веря в привалившее счастье. – Но захочет ли та леди... Это ведь ваша тетя, не правда ли?
– Да, леди Биллингтон – моя тетя, но она не имеет к этому никакого отношения, хотя несколько следующих недель мы будем жить в ее городском доме. Нет, платить вам жалованье будет мой опекун. И дядя Люций одобрит мое решение, я уверена.
– В таком случае, мисс, – ответила Мег и встала из-за стола, едва заслышав характерный звук рожка, возвещающего о прибытии почтовой кареты, – мне надо поговорить с моим дядей. Если в почтовой карете не будет свободных мест, мой долг теперь – оставаться с вами.
Спустя несколько минут Верити увидела высокого мужчину, решительно вошедшего через боковой вход. Его мощное тело окутывал широкий серый плащ с пелериной. Старомодная треуголка была низко надвинута по самые брови, а нижняя часть лица была так замотана темным шерстяным шарфом, что виднелись одни глаза. Она решила, что это, должно быть, кучер, потому что он направился сразу к хозяину, а потом, обменявшись несколькими фразами с Мег и ее дядей, повернул голову в ее сторону. Едва заметно кивнув, он вышел через ту же боковую дверь.
– Все в порядке, мисс Хэркорт, – сказала подошедшая Мег. – Но нам надо поторопиться, потому что почта немного опаздывает. Верити попросила хозяина передать Риджу, что она уехала, и вышла во двор, где уже стояла готовая отправиться в путь почтовая карета, выкрашенная в королевские цвета: пурпурный, темно-бордовый и черный.
– Как? У вас нет никакого багажа, барышня? Надеюсь, я не беглянку увожу! – произнес голос с сильным шотландским акцентом.
На мгновение опешив, Верити молча посмотрела на восседавшего на козлах кучера. Она не осадила нахала и лишь надменно вскинула свою гордую головку и поднялась в пахнущий плесенью экипаж.
К счастью, пассажиров в карете было немного: женщина с младенцем, похожий на фермера мужчина в грубой рабочей одежде да еще один невысокий господин в строгом сюртуке. Верити и Мег сели на свободные места рядом с ним. Бросив на своих попутчиков беглый взгляд, Верити стала рассказывать Мег о красивом доме своего дяди, расположенном на краю охотничьих угодий, и о планах, которые строила ее тетушка на предстоящий светский сезон.
– Тем не менее, – продолжала Верити, – при том, как неожиданно повернулись события в Европе, моя тетя считает, что в этом году в Лондоне не будет особенного веселья, так что она, слава Богу, вряд ли захочет оставаться там до июня.
– Ха! Вы имеете в виду... как вы, англичане, там говорите?., этого выскочку с Эльбы, нет? – неожиданно, с заметным иностранным акцентом произнес мужчина в черном, приковав к себе всеобщее внимание.
– Бог мой! – воскликнула женщина, тут же крепко прижав младенца к пышной груди. – Только не говорите, что вы один из этих варваров французов!
– Нет, мадам! Я швейцарец, и у меня есть бумаги, подтверждающие это. Я часовщик, – он постучал пальцами по плоскому деревянному ящику, лежащему у него на коленях, – и нахожусь в вашей стране по делам.
– Вы, безусловно, отправились в это путешествие прежде, чем до вашего родного города дошла весть о побеге императора
type="note" l:href="#n_1">[1]
, месье? – заметила Вериги, не в силах сдержать улыбку при виде откровенного подозрения, с которым продолжала смотреть на этого джентльмена толстуха.
– Да, мадемуазель, иначе я бы не стал рисковать, уверяю вас. Но... – он пожал плечами, – я надеюсь, мне не грозит опасность.
– Конечно, нет, месье. Мы верим в Веллингтона
type="note" l:href="#n_2">[2]
. Он не подведет нас, – успокоила его Верити с ноткой гордости в голосе и снова повернулась к Мег.
Курьер, сопровождавший почту, прогудел в рожок, предупреждая сборщика дорожной пошлины о приближении экипажа, и ворота были открыты: по существующему правилу никто не имел права задерживать почтовые кареты. Поэтому все пассажиры страшно удивились, когда карета неожиданно остановилась. Верити заметила тревожный взгляд, который джентльмен из Швейцарии бросил в окно.
– Что могло случиться? Она пожала плечами. Она не спешила в Лондон, поэтому ее не особенно беспокоили дорожные проволочки. Прошло не больше двух минут, и они снова тронулись в путь, но уже значительно медленнее. Однако, отъехав всего на несколько сот ярдов, они снова остановились во дворе небольшой придорожной гостиницы. Через мгновение дверь кареты широко распахнулась, и в проеме показался курьер в пурпурной с золотом ливрее.
– В полумиле отсюда поперек дороги лежит упавшее дерево, и все экипажи стоят. Придется подождать, пока дорогу не расчистят. Если хотите перекусить, сделайте это сейчас, потому что потом кучер будет останавливаться только для того, чтобы сменить лошадей.
– Прекрасная идея! – заметила Верити, не обращая внимания на ворчание толстухи.
– Рад, что барышня оказалась такой разумной. Может, она и не беглянка вовсе, – раздался сверху голос с сильным шотландским акцентом, отчего Верити оступилась и, зацепившись каблуком за подол нижней юбки, упала бы со ступенек, если бы ее не поддержал курьер.
– Посмотрите, что из-за вас случилось! – проворчала Верити, укоризненно посмотрев фиалковыми глазами на кучера. – Я буду вам признательна, если в дальнейшем вы попридержите свои суждения при себе!
Сопровождаемая Мег и густыми раскатами язвительного смеха, Верити вошла в гостиницу.
Помимо пассажиров почтовой кареты там находился один-единственный гость. Это был плотный мужчина среднего роста. Отхлебывая эль из высокой пивной кружки, он пристально смотрел в окно. Верити оглянулась в поисках более укромного местечка.
Гостиница была небольшой, и в ней, кажется, не имелось другого зала, однако Верити заметила выход в коридор. Ей удалось незаметно пройти туда. К счастью, дверь первой же комнаты оказалась приоткрытой, и она заглянула внутрь. Слава Богу, в комнате никого не было. На столе оставались неубранными остатки трапезы, но главное – в комнате находилась большая ширма, наполовину закрывающая окно.
Едва Верити подколола оторвавшуюся оборку, как послышались тяжелые шаги. Кто-то вошел в комнату. Верити никогда не отличалась застенчивостью, даже в детстве. Поэтому ее нисколько не смущало то, что она должна была объявиться и объяснить причину своего появления здесь. Однако, сама не зная почему, она решила не делать этого.
Взглянув через щелочку в ширме, она увидела спину мужчины, стоявшего перед каминной решеткой. Верити без всякого труда узнала в нем того человека, который пристально вглядывался в окно, когда она входила в гостиницу. Он был в верхней одежде, так что нетрудно было предположить, что он зашел ненадолго. Однако, когда по прошествии нескольких минут он все еще продолжал стоять, с сосредоточенным вниманием разглядывая горевшие в камине поленья, она решила дать знать о своем присутствии.
Взяв с источенного древесным червем подоконника ридикюль, Верити уже собиралась выйти из-за ширмы, как вдруг услышала, что в комнату вошел кто-то еще. Знакомый голос с иностранным акцентом произнес:
– Вы поступили очень мудро, месье, встретив меня здесь. Как вы догадались, что мы сделаем незапланированную остановку?
– Не у вас одного есть мозги, – ответил его собеседник глубоким и довольно резким голосом, выдававшим раздражение и негодование. – Я рано прибыл на место встречи и узнал о дереве, преградившем путь. Для человека, едущего верхом, это не преграда. Почтовые кареты отличаются точностью. Удобнее всего было ждать вас здесь.
Верити было прекрасно видно иностранца. Его тонкие губы растянулись в зловещей улыбке. Он снова заговорил, и она внимательно прислушалась.
– У нас мало времени, и я думаю, что было бы непростительно, если бы нас увидели вместе. У вас есть что-то для меня?
– Пока нет. Но мой хозяин встретится с вами в обычном месте в пятницу вечером, в восемь часов.
– Ах да! Я помню. Гостиница в маленьком-маленьком Фрампингтоне. Вы, англичане, такие забавные, не правда ли? Отлично. Передайте своему хозяину, что я там буду. Моему любимому императору необходимо знать планы Веллингтона!
Император?.. Веллингтон?.. О, Господи! С чем же это она, не желая того, столкнулась? А самое главное: что же она теперь должна делать?
Верити всегда испытывала законную гордость оттого, что в ее жилах текла благородная кровь Хэркортов.
Трое из двоюродных братьев Верити были участниками конфликта с Францией, и, случись Верити родиться мальчиком, она не задумываясь поступила бы на военную службу. Ей всегда было не занимать отваги, и это обстоятельство служило причиной многих бессонных ночей леди Биллинггон.
Первым побуждением Верити было встретиться лицом к лицу с этим иностранцем и передать его в руки властей, но ей просто не поверят. Он, в чем она нисколько не сомневалась, располагал достоверными документами, подтверждающими, что он просто безобидный часовщик из Швейцарии, коим и представлялся. Кроме того, надо было принять во внимание и другого человека. Ее глаза сузились, когда она вспомнила его слова. По всей видимости, он был лишь посредником. Но если ей удастся увидеть его лицо и передать точное описание этого мужчины властям, он может вывести их на своего хозяина, того, кто является главным злодеем.
Верити снова попыталась выйти из своего укрытия, но на сей раз ей помешала какая-то растрепанная замарашка, видимо, служанка, в заляпанном фартуке. В страхе Верити наблюдала, как та с убийственной медлительностью начала составлять грязные тарелки на поднос. Раз хозяин гостиницы отдал распоряжение убрать со стола, это означало, что посредник расплатился по счету и собирался уезжать. Нельзя было терять ни минуты, но теперь жизненно необходимо, чтобы никто не знал о ее присутствии в этой комнате. Так что пришлось волей-неволей ждать, пока служанка не уйдет.
Как только путь был свободен, Верити, не теряя ни секунды, вернулась ко входу в бар. За стойкой стояли курьер почтовой кареты и пассажир, похожий на фермера. Она увидела также толстушку, сидевшую за угловым столиком и кормившую бульоном малыша, и различила ободок серого капора своей новоиспеченной служанки.
Мег сидела за столиком, стоявшим около внушительной деревянной колонны, и с кем-то разговаривала.
Подобрав юбки, Верити побежала назад по коридору к двери, расположенной в дальнем его конце. Как она и подозревала, там оказался выход на улицу, в конный двор. Тучи заволокли небо, однако света было достаточно, чтобы разглядеть надворные постройки и обойти на пути к конюшням многочисленные лужи, оставшиеся после прошедшего накануне проливного дождя.
Людей она, к счастью, не увидела. Ничего не было слышно, кроме храпа лошадей. Однако, когда Верити поравнялась со стоявшей в нескольких ярдах от входа в конюшню почтовой каретой, какое-то движение привлекло ее внимание. Повернув голову, она заметила кучера. Стоя к ней спиной, он вдыхал аромат сигары и пристально рассматривал поле. Кажется, он не замечал ее присутствия. Поскольку Верити это вполне устраивало, она на цыпочках преодолела оставшееся расстояние до огромной конюшни, которая оказалась, к ее разочарованию, пустой.
– Что это вы, барышня, тут ищете? Верити вздрогнула и, круто повернувшись, увидела высокую фигуру кучера. Он стоял в дверях, преградив ей выход. Он был самым неприятным существом из всех, которых она когда-нибудь встречала!
– Неужели вам доставляет удовольствие подкрадываться к беспомощным девушкам и пугать их до полусмерти? – внутренне закипая от гнева, возмутилась Верити.
Он бросил окурок сигары в лужу, сложил руки на широкой груди и оглядел ее с головы до ног.
– Что-то не похоже, что вы так беспомощны, как хотите казаться. Почему вы путешествуете одна в почтовой карете?
Верити привыкла к почтительному отношению челяди, но этот тип не считался с общепринятыми нормами. Какое ему дело до того, с кем и как она путешествует? Надо поставить это невоспитанное существо на место, решила она, но произнести гневную тираду, готовую сорваться с языка, ей помешала внезапно вспыхнувшая мысль.
– Вы давно здесь стоите? Случайно не заметили, как из гостиницы вышел мужчина в сером плаще, похожем на ваш?
– Ага! Любовника догоняете?
– Не говорите глупостей! – Верити с трудом сдерживала желание поколотить невежу. – У меня нет ни времени, ни намерения препираться с вами. Отвечайте на мой вопрос, болван!
– Ах, болван? – Прежде чем Верити успела увернуться, он в три огромных прыжка преодолел расстояние между ними и поднял ее своими сильными ручищами.
Требования Верити немедленно отпустить ее были презрительно проигнорированы, и в следующую минуту она оказалась бесцеремонно брошенной на кучу сена и придавленной сверху телом кучера. Скорее шокированная, чем испуганная, она замолотила своими маленькими кулачками. Однако это привело только к тому, что ее запястья оказались стиснутыми огромной лапищей и поднятыми у нее над головой. Она мельком увидела густые, слегка вьющиеся волосы, потому что кучер повернул голову и сбросил свою шляпу. Потом он закрыл ей глаза второй рукой и прижался теплыми губами к ее губам.
Только теперь Верити вспомнила назидания тетушки – никогда не оставаться наедине с мужчиной. Теперь ей стал понятен этот мудрый совет, потому что она осознала, что не сможет противостоять нападению.
Никогда прежде она не оказывалась в столь компрометирующей ситуации. Однако Верити не находила в себе сил справиться со своими губами, которые непроизвольно задрожали в ответ на его поцелуй. И в этот момент она осознала, что не хочет, чтобы он останавливался.
– Вот тут все и открылось, барышня. – Молниеносным движением он отстранился от нее и закутал лицо шарфом прежде, чем Верити успела открыть глаза. – Кажется, вас никогда еще не целовали, и вам это понравилось.
Его насмешка вернула ее к действительности. Вскочив на ноги, она испытала в равной мере боль и унижение, злость и омерзение.
– Как вы посмели обращаться со мной как с... с падшей женщиной? – набросилась она, смахивая прилипшие клочки сена со своих юбок. – Я пожалуюсь на вас вашим хозяевам!
Это была пустая угроза, произнесенная только затем, чтобы скрыть смятение. В ответ он лишь рассмеялся, повернулся к ней спиной и наклонился, чтобы поднять свою треуголку.
Глаза Верити опасно заблестели. Внезапно ее охватила жажда мщения, а мишень, находящаяся так близко, была слишком большим искушением, чтобы устоять перед соблазном. Прицелившись, она нанесла удар ногой в сапоге по обтянутому штанами заду, отчего мужчина распластался на куче сена.
– Такая маленькая, а... Ну, подожди, я тебя поймаю!
Но Верити не собиралась ждать. Она выбежала из конюшни и помчалась через двор со всей скоростью, на которую были способны ее молодые ноги.
– О, мисс Верити! Где вы были? Я уже собиралась вас искать.
Верити села за стол.
– Мне очень приятно, Мег, что ты так беспокоишься обо мне, – заметила она, намеренно не понижая голоса, чтобы так называемый часовщик, сидящий за соседним столом, мог ее слышать, – но бывают такие моменты, когда мне необходимо побыть в одиночестве, и такие места, куда приличия требуют ходить одной. И одно из таких мест находится во дворе.
Объяснение, кажется, удовлетворило обоих слушателей: Мег низко склонилась над коробочкой с румянами, а иностранец, деликатно кашлянув, взял свой стакан с вином.
Как часто случается, ей не пришлось самой принимать решение о том, как дальше действовать, потому что не успела она допить свой остывший кофе, как вошел их курьер и объявил, что дорога расчищена и можно отправляться дальше.
Верити поднялась по ступенькам в карету. Она инстинктивно чувствовала, что кучер не спускает с нее глаз и явно наслаждается ее смущением. Черт с ним! Она была уверена, что, как только они снова тронутся в путь, он умышленно поведет карету на опасной скорости, чтобы поездка была как можно более неприятной... особенно для нее!
Она крепко ухватилась за ременную петлю, словно от этого зависела вся ее жизнь, удивляясь тому, как могли все ее попутчики дремать при такой тряске. В результате, когда они поздно вечером прибыли в Лондон, она была не в лучшем расположении духа.
Наказав Мег позаботиться о наемном экипаже, Верити уже было собралась выйти из кареты, как вдруг спохватилась, что забыла свой ридикюль. К тому времени, когда она обнаружила, что он завалился сбоку за сиденьем, все остальные пассажиры уже вышли.
Ругнув себя вполголоса, потому что она хотела пронаблюдать, куда пойдет шпион, Верити повернулась и занесла уже ногу над ступенькой, как вдруг увидела, что руку, чтобы помочь ей сойти, протягивает не курьер, а кучер. Его глаза горели сатанинской радостью, что в свою очередь зажгло зловещий огонь в ее глазах. Ей слишком досталось в тот день, особенно от него, и, в конце концов, она не выдержала.
– Позволю себе заметить, что вы самый неотесанный болван из всех, кого я когда-нибудь встречала! И к тому же самый бездарный возница, когда-либо державший в руках вожжи! А теперь не будете ли вы добры, убрать свою малоприятную особу с моих глаз?
Сначала он, как и раньше, готов был расхохотаться. Но вдруг взял ее руками за узкую талию, вынул из кареты и без всяких усилий, словно она была пушинкой, удерживал в течение нескольких секунд в воздухе, прежде чем поставить на ноги.
– Вы превратились в язвительную барышню, Верити Хэркорт. Должен признаться, что мне это нравится.
– Вы полагаете, что я... Да это неслыханная дерзость!
Верити широко размахнулась, но кучер легко увернулся от оплеухи. Верити пришлось довольствоваться тем, чтобы, гордо вскинув голову, величаво удалиться под ядовитый смех кучера.
– В какую сторону направился этот иностранец, Мег? – спросила она.
– Простите, мисс, не заметила. Я искала экипаж.
Понимая, что ей не отыскать загадочного швейцарца на оживленных улицах Лондона, Верити назвала кучеру адрес тетушки.
– Проклятый кучер! – раздраженно сказала она, виня его одного в том, что он помешал ей выследить шпиона.
– Он был немного развязен, мисс, – отозвалась Мег. – И вы ему очень понравились.
– Я ему покажу «понравилась»! Какая наглость! Пусть только этот бессовестный тип попадется мне еще когда-нибудь, я... – Верити резко выпрямилась и изумленно ахнула. – Мег, он знает меня! Он назвал меня по имени.
– Конечно, знает, мисс. Я назвала ему ваше имя еще в доме моего дяди.
– Нет, Мег. Мы встречались и раньше. Могу поклясться в этом. Он из Йоркшира. Его выдает акцент. – Она прищурилась, повернув голову и уставившись невидящим взглядом в окно экипажа. – Так кто же он такой?


Хотя леди Биллингтон не относилась к числу тех, кто привык заниматься делами спозаранку, она никогда бы не позволила себе завтракать в постели, если в ее доме кто-то гостит. Тем не менее, когда на следующее утро она вошла в небольшую столовую, ею руководило не только желание разделить первый завтрак со своей племянницей. Она собиралась объяснить юной леди, что безрассудно нанимать слуг, не дав себе труда сначала хотя бы проверить достоверность их рекомендаций. Верити выслушала критику с полнейшей невозмутимостью.
– А разве ты не прочла рекомендацию Мег? Я просила ее вчера вечером позаботиться о том, чтобы ты ее получила. Я была уверена, что ты знала леди Лонгборн или слышала о Мег. По-моему, ты знакома со всеми.
– Да я знала ее... немного. И Додд действительно дала мне эту рекомендацию сегодня утром, и все, кажется, в порядке, – нехотя призналась леди Биллингтон, все еще не успокоившись. – Но тебе следовало взглянуть на рекомендацию самой, прежде чем предлагать этой девушке место. Ты так импульсивна, дитя мое. Не могу тебе передать, что я пережила! Ведь с тобой могло приключиться все что угодно!
Кое-что действительно произошло, подумала Верити, откусив вкусную теплую булочку с маслом. Тетушка заговорила снова, и Верити пришлось заставить себя прислушиваться к тому, что она говорит, хотя ей это было совершенно неинтересно.
– ...и я узнала прошлым вечером от Луизы Хикокс, моей очень давней подруги, что твой майор Картер находится в городе. Он остановился в доме своего друга Маркуса Рэвенхерста на Беркли-сквер.
– Он вовсе не мой майор Картер, – заявила Верити с некоторой резкостью.
– Ну, ты знаешь, дорогая, что я имею в виду. Я выяснила к тому же, что он проявляет повышенный интерес к трем девицам. Похоже, он подумывает о том, чтобы остепениться. И это совсем неплохо, учитывая возможный титул.
Верити не сочла нужным что-то ответить. Вместо этого она спросила:
– Ты случайно не знаешь, дядя Чарльз сейчас в городе?
Леди Биллингтон не удивилась ее вопросу. Верити никогда не делала секрета из того, что лорд Чарльз был ее любимым родственником по мужской линии семейства Хэркортов. Она не стеснялась даже постоянно говорить о том, что ей очень жаль, что он не старший сын в семье. Ведь из него вышел бы прекрасный герцог, потому что он был, без сомнения, самым разумным из всех.
– Думаю, что в городе, дорогая. Он редко выезжает из Лондона. Единственное, что его по-настоящему интересует, – это его карьера. – Тетушка повела пухлым плечом. – Поэтому он так и не женился.
– Женитьба, кажется, у тебя из головы не идет сегодня утром. Существуют вещи к похуже, чем холостая жизнь, тетя Клара, – заметила Верити, поднимаясь из-за стола. – Нанесу-ка я ему, пожалуй, визит. Я его не видела ровно год.
– Очень хорошо, дорогая, – ответила леди Биллингтон, к которой вернулось ее прежнее невозмутимое спокойствие. – Но не слишком задерживайся. Не забудь, что нам предстоит сегодня поход к модистке.
– Я не задержусь, – успокоила ее Верити. – И вот еще что, – добавила она, бросив взгляд на уютное кресло, в котором любила подремать избалованная собачка ее тетушки. – Я бы с удовольствием взяла с собой Горация. Единственное физическое упражнение, которое проделывает этот бедный песик, – прыжки в твою коляску и из нее. Ему будет полезно прогуляться.
Леди Биллингтон с беспокойством взглянула на своего любимца. Вскоре Верити вышла из дома в сопровождении горничной и семенящего рядом довольного Горация. Страшные опасения, что драгоценный песик может выразить неудовольствие вынужденной экскурсией и тяпнет Верити за стройную лодыжку, в результате чего закончит свои дни в серых водах Темзы, рассеялись.
Резиденция лорда Хэркорта находилась в двадцати минутах ходьбы от фешенебельного городского дома его сестры на Керзон-стрит. Даже Гораций не очень устал, взбираясь по каменным ступенькам.
Бросив оценивающий взгляд на модное голубое дорожное платье посетительницы, угрюмый дворецкий объявил, что хозяин никого не принимает.
Верити, отстранив его, решительно вошла в холл.
– Я здесь не с официальным визитом. Передайте моему дяде, что я должна увидеть его по неотложному делу. Это отнимет у него всего несколько минут.
Эти слова были произнесены с твердой решимостью, и дворецкий заколебался. Не было никакого сомнения, что эта молодая дама настроена решительно. Но главную роль сыграло волшебное слово «дядя».
– Его светлость сейчас принимает посетителя, мисс. Но если вы соблаговолите пройти сюда, – пригласил он, открыв дверь с левой стороны холла, – я сообщу ему о вашем визите.
Вопреки ожиданиям, Верити пришлось пробыть в небольшом салоне с окнами, выходящими на улицу, не более минуты, пока дворецкий возвратился, чтобы сообщить ей, что его светлость немедленно примет ее. Оставив Горация на попечении Мег, Верити вошла в великолепно отделанную библиотеку, где за огромной конторкой красного дерева восседал ее дядя.
– Моя дорогая, ты хорошеешь с каждым разом, как я вижу тебя. Могу я предложить тебе что-нибудь?
– Нет, спасибо, дядя Чарльз. Я знаю, что вы невероятно заняты, поэтому не отниму у вас много времени. – Верити внезапно нахмурилась и оглядела просторную, заставленную книжными шкафами комнату. – Кажется, у вас кто-то есть?
– Нет, нет, моя дорогая. Уже нет. И я никогда не занят настолько, чтобы не найти времени для любимой племянницы. – Кивком головы лорд Чарльз отпустил слугу. – Значит, Кларе все-таки удалось заманить тебя в город?
– Тетушке действительно удалось меня уговорить, но получу ли я удовольствие от этого, еще неизвестно, – сухо ответила Верити. – Мы приехали из Кента вчера. Об этом я и пришла поговорить с вами, дядя Чарльз. – Верити задумчиво посмотрела на него. Его политическая карьера началась очень давно. Однако она никогда до конца не понимала, какую именно работу он выполнял для правительства. Он несколько раз выезжал в Португалию и Испанию во время кампании на Пиренейском полуострове и был хорошо знаком с герцогом Веллингтоном. – Одна из постромок тети Клариной коляски сломалась, – объяснила она, – я воспользовалась местом в почтовой карете. – Верити подробно рассказала о том, что происходило в маленькой комнате в придорожной гостинице. Она почувствовала раздражение, когда после всего услышанного дядя Чарльз продолжал сидеть и довольно ласково смотреть на нее, словно она сообщила ему о чем-то не более значительном, чем последние фасоны шляпок. – Ну так что? – нетерпеливо спросила она.
– Да... все это очень интересно, моя дорогая, но я не думаю, что тебе стоит так беспокоиться.
– Вы не думаете?.. – Верити не поверила своим ушам. Неужели ее дядя, которого она всегда боготворила, мог сказать такую чудовищную глупость?! – Вы слышали хоть одно слово из того, что я сказала, дядя Чарльз?
– Конечно, слышал. А теперь успокойся, детка, – миролюбиво сказал он, заметив, как сердито вспыхнули фиалковые глаза. – Уверяю тебя, что все, что ты мне сказала, будет передано... куда следует. – Он махнул рукой. – Но мы постоянно имеем дело с сообщениями о подозрительных шпионах, и в большинстве случаев все это оказывается полнейшим вздором. Так что тебе лучше всего не забивать больше этим свою хорошенькую головку и забыть о том, что это вообще произошло.
Понимая, что дальнейшее обсуждение совершенно бесполезно, Верити встала.
– Сожалею, что отняла у вас так много вашего драгоценного времени, дядя Чарльз.
Язвительная нотка в ее голосе не осталась им не замеченной, но он решил, что будет куда более мудро, если он оставит это без внимания.
– Ничего подобного, моя дорогая. Я всегда рад тебя видеть. Передай тете мой привет и скажи, что в ближайшее время я навещу ее, а если у тебя выдастся свободный вечерок, может быть, ты позволишь своему старому дяде Чарльзу пригласить тебя в театр?
Беспечно улыбаясь, он проводил ее до двери, но в ту же секунду, как он возвратился в библиотеку, его улыбка исчезла, и он озабоченно нахмурился.
– Полагаю, ты все слышал?
Дверь, ведущая в небольшую приемную, распахнулась, и в библиотеку вошел высокий джентльмен.
– Да, я слышал. Жаль, что твоя племянница плохо рассмотрела связного. И жаль, что я тоже не заметил, как он выходил. Но, – неизвестный пожал широкими плечами, – я не ожидал, что кто-то вступят в контакт с нашим маленьким французиком во время этой непредвиденной остановки.
– К счастью, Верити подслушала этот разговор. Но лучше бы она этого не делала. – Лорд Чарльз отвернулся от окна и устремил взгляд на джентльмена, непринужденно развалившегося на стуле. – Ты не сказал мне, что подвозил ее, мой мальчик.
Виноватая улыбка тронула красивые губы молодого мужчины.
– Мне были даны строжайшие инструкции не сажать никого, кого не было в списке, но разве мог я оставить ее там? Я забыл, что вы с ней состоите в родстве. – Он тряхнул головой. – Должен сказать, что она изменилась. Я с трудом ее узнал.
Лорд Чарльз, который все еще продолжал хмуриться, снова сел за свою конторку.
– Меня тоже подвела память. Я запамятовал, что дом Люция Редмонда в Йоркшире находится довольно близко от твоего.
– Менее чем в трех милях.
– Кажется, вы были знакомы.
– Очень хорошо.
– Она не могла тебя узнать?
– Нет. Совершенно уверен в этом. Когда мы виделись в последний раз, она была еще ребенком.
– Ммм. – Лорд Чарльз нахмурился еще больше. – Но она больше не ребенок. Иногда эта девчонка бывает очень упрямой. Трудно сказать, что она может выкинуть...
У лорда Чарльза были все основания для беспокойства. Хотя внешне Верити ничем себя не выдала ни тогда, когда возвратилась обратно на Керзон-стрит, ни позже, когда сопровождала свою тетушку к модистке, ее задело и разозлило безразличие дяди. В глубине души она не была уверена в том, что он передаст полученную информацию, не говоря уж о том, что что-то будет предпринято, чтобы схватить шпиона и его подлых вероломных пособников. Разве ее дядя не отнесся к ее сообщению с насмешкой, словно к ничего не значащему и пустячному?
Во что бы то ни стало, решила Верити, разглядывая образцы тканей, надо убедить его в том, что она не какая-то там пустышка. Но как? Что она могла сделать?
Верити все еще обдумывала эту непростую проблему в ожидании, пока леди Биллингтон примет решение, сшить одно из новых платьев Верити из жемчужно-серой ткани или из красновато-коричневой. И тут, подняв глаза, увидела, что ее внимательно разглядывает молодая леди в бледно-зеленом дорожном платье.
– Простите, что я так на вас смотрю, – сказала дама голосом столь же милым, как и ее улыбка, – но мне показалось, что вы... Вы не мисс Верити Хэркорт, которая училась в школе мисс Тинсдейл в Бате?
– Да, это я. – Верити пристально вгляделась в лицо молодой женщины. – Элизабет? – неуверенно спросила она. – Элизабет Бересфорд?
Далее последовал утвердительный кивок, Верити издала не приличествующий благородной девице вопль, а потом бросилась обнимать молодую женщину.
– Никогда бы не узнала тебя, – сказала она со свойственной ей прямотой, – ты так похудела!
Элизабет расхохоталась.
– А ты ничуть не изменилась. До сих пор говоришь то, что думаешь. Это одно из твоих качеств, которое я всегда ценила в тебе.
Все еще не веря себе, Верити отстранилась от подруги. Ее пухленькая, застенчивая и довольно невзрачная школьная подружка расцвела и превратилась в привлекательную женщину. Это было невероятно!
– О, как приятно снова встретить тебя после стольких лет. Очень жаль, что мы потеряли связь, когда ты оставила школу, хотя я писала тебе. – Верити заметила, что ее подруга слегка нахмурилась при этих словах, но, поскольку приближалась леди Биллингтон, удержалась от расспросов.
Леди Биллингтон потребовалась всего минута, чтобы понять, что девушки были очень рады встрече после долгой разлуки и что подруга ее племянницы была благоразумной и хорошо воспитанной молодой леди. Поэтому она нисколько не возражала, когда мисс Бересфорд пригласила Верити покататься по Гайд-парку, пообещав доставить ее потом в целости и сохранности на Керзон-стрит.
Верити села рядом с Элизабет в ее открытую коляску.
– Я была уверена, что ты уже замужем. Разве тебя не прочили едва не с самого рождения в жены какому-то баронету? Мне всегда казалось, что это варварский обычай, но ты, кажется, была довольна... – Верити осеклась, увидев, как внезапно переменилась в лице ее подруга. Улыбка той погасла, а лицо стало почти непроницаемым. – Ой, Элизабет, прости! Я что-то не то сказала?
– Нет, нет. Ничего! – отозвалась Элизабет, натянуто улыбнувшись. – Да, мы с Ричардом были обещаны друг другу. Наши заботливые отцы были большими друзьями и всегда мечтали поженить нас. Ричард, я уверена, выполнил бы желание своего отца... К сожалению, я почувствовала, что не могу. Мы не были созданы друг для друга.
Элизабет смотрела ей прямо в лицо, но у Верити возникло ощущение, что та видит не подругу, а ее образ из прошлого.
– Отец умер, когда я училась в последнем классе школы. Когда я наотрез отказалась обручиться с Ричардом, отношения между мной и моей матерью, которые, честно говоря, никогда не были блестящими, испортились до такой степени, что я не смогла оставаться с ней под одной крышей. Я сбежала к своей бабушке по матери в Бристоль. – Теперь ее улыбка была полна нежности. – Это лучшее, что я сделала в своей жизни!
Верити смотрела на подругу со смешанным чувством восхищения и изумления. Застенчивая и ранимая девочка, которую она знала много лет назад, изменилась до неузнаваемости, и, похоже, не только внешне.
– Ты все еще живешь со своей бабушкой? – решилась спросить Верити.
– О да. Мы пробудем в Лондоне до конца следующей недели, а потом уедем в Брюссель. Бабушка неважно себя чувствует, Верити. Я не могу позволить ей одной отправиться в поездку, а она полна решимости уехать. Ее крестник служит в армии, и она считает, что ее долг теперь, когда его родители умерли, быть рядом с ним на всякий случай... – Она покачала головой. – Я имела глупость верить в то, что изгнание Наполеона положит конец всему этому безумию.
– К сожалению, все совсем не так. Сколько еще жизней будет загублено, пока безумие, наконец, кончится!.. И сколько жизней могло бы быть сохранено, если бы... – Верити, запнувшись, пристально взглянула на свою подругу, а потом поведала ей о том, что нечаянно услышала в гостинице, и об утреннем неудачном разговоре с дядей.
Элизабет ничего не сказала. Выражение ее лица мало чем отличалось от того выражения, которое было написано на лице лорда Чарльза Хэркорта несколько часов назад. Потом, все так же, не произнеся ни слова в ответ, она наклонилась вперед, похлопала кучера зонтиком по плечу и попросила остановиться.
– И что ты предполагаешь делать? – спросила она, когда подруги отошли от коляски.
Верити вздохнула с облегчением.
– Слава Богу! Я уж начала думать, что мне так никто и не поверит.
– Я помню, какой решительной ты всегда была, Верити, – проговорила Элизабет. – И не думаю, что ты сильно изменилась. Ты никогда не то что не лгала, но даже не фантазировала. Конечно, я верю тебе! Досадно, что твой дядя тебе не поверил, но еще не все потеряно. Вероятно, ему нужны дополнительные доказательства существования шпионской сети, прежде чем начать действовать. И ты должна представить ему эти доказательства.
– Да, но как? Кроме как самой отправиться в этот Малый Фрампингтон, я не вижу, что еще смогу сделать. – Верити поймала недоуменный взгляд подруги и остановилась как вкопанная. – Точно. Я могу поехать, почему бы и нет? – Она на мгновение задумалась, быстро соображая. – Если мне только удастся выбраться из дома, не вызывая тетушкиных подозрений.
– Тут я смогу тебе помочь, – сказала Элизабет. – Моя бабушка устраивает званый обед в пятницу вечером. Если бы не это, я бы отправилась вместе с тобой, поверь мне. – В ее голосе прозвучало что-то похожее на зависть. – Но это обстоятельство нам будет только на руку. Разве не будет естественным с моей стороны послать тебе приглашение? Твоя тетушка ничего не заподозрит. Она видела, как мы обрадовались нашей встрече. Я пошлю за тобой коляску пораньше вечером в пятницу. У дома моей бабушки ты сможешь переодеться и пересесть на лошадь и отправиться дальше верхом.
– Переодеться? – повторила Верити, несколько озадаченная.
– Не можешь же ты ехать во Фрампингтон в вечернем наряде. Это привлечет к тебе внимание. Ну и кроме того, в высшей степени неприлично молодой девушке отправиться в путь без всякого сопровождения. Поэтому ты должна стать юношей! Не беспокойся, – продолжала Элизабет, увидев недоуменный взгляд, – я достану для тебя одежду и найму лошадь.
– Ты чудо, Элизабет! Я бы никогда не додумалась до этого сама. Юноша... Это же прекрасная идея!
– Ты забываешь, что у меня есть опыт в подобном деле. Как, по-твоему, мне удалось сбежать из дома шесть лет назад? Хотя, должна сознаться, мне помогала Эгги.
– Эгги?
– Да. Наша кормилица. Сейчас она моя горничная. Ужасная брюзга, но душка. Сделает для меня все что угодно. В пятницу вечером она будет ждать тебя там, где сворачивает улица. Потом проведет тебя по лестнице черного хода наверх. Тогда тебя не увидит никто из слуг. Когда ты переоденешься, она выведет тебя из дома, где будет ждать оседланная лошадь. Точно так же Эгги проследит и за твоим возвращением.
– Господи, Элизабет! Благодаря тебе мне ничего не остается делать самой.
– Ничего, кроме возможности подвергать свою жизнь опасности, – возразила Элизабет. – О, как бы я хотела отправиться с тобой!
Верити успокаивающе сжала руку подруги.
– Мы совсем не нужны там вдвоем. Все, что мне осталось сделать, – это выяснить, где этот Малый Фрампингтон. Надеюсь, туда не долго добираться верхом, в противном случае наш план сорвется в самом начале.
– У нас есть карта. Поедем со мной, и мы сможем все обсудить детально. Просто замечательно, что я встретила тебя снова после стольких лет. Мне не надо объяснять тебе, что эти люди могут быть опасны, Верити. Ради всего святого, береги себя!


По карте Элизабет выходило, что деревушка, в которой Верити предстояло остановиться и ждать шпиона с его сообщниками, находилась в часе езды от Лондона.
Наступил вечер пятницы. Вечер оказался не дождливым и совсем не холодным. Верити чувствовала себя совершенно свободно в юношеском одеянии, но ей понадобилось некоторое время, чтобы освоиться в седле: привычное для нее женское седло сильно отличалось от мужского. Тем не менее она быстро добралась до поворота на Малый Фрампингтон и, покружив по узким дорожкам меж высоких изгородей, наконец прибыла на место.
Остановив лошадь посреди узкой улицы, Верити в смятении огляделась, впервые усомнившись в мудрости своих действий. Деревушка оказалась небольшой. Здесь не было даже церкви, а немногочисленные домишки явно требовали ремонта. Гостиница, если ее можно было так назвать, была самым ветхим строением из всех. В крыше недоставало черепицы. Не осталось ни одного целого окна, а в нижней части двери зияла огромная дыра.
У Верити не было никакого четкого плана действий. Если ей удастся оказаться достаточно близко, чтобы услышать обрывки разговора между шпионом и его партнерами, это будет удача, но даже она не решалась войти в этот дом. Нет, она должна быть благоразумной, как неоднократно говорила ей Элизабет. Лучшее, что она могла сделать теперь, – подождать и посмотреть, кто прибудет на встречу.
Спешившись, Верити отвела лошадь в конюшню, которая была хоть и полуразвалившейся, но все же в лучшем состоянии, чем гостиница. Там она с удивлением обнаружила пару великолепных серых лошадей, которые были все еще впряжены в отличный двухколесный экипаж. Одна из лошадей тихонько заржала при ее приближении, и когда Верити погладила ее по лоснящейся шее, то заметила ниже шелковистой гривы черное ромбовидное пятно.
– Эй, что ты тут делаешь? – окликнул ее грубый голос. Верити круто повернулась и увидела здоровенного мужчину, который сидел на маленьком табурете в дальнем конце конюшни. Он прищурился и оглядел ее с подозрением, продолжая при этом обстругивать устрашающего вида ножом кусок деревяшки.
– Ничего, – дерзко ответила она, вовремя вспомнив, что она, как предполагалось, была юношей.
– Тогда отойди от этих лошадей! Мне платят за то, чтобы я смотрел за ними. – (Верити не нужно было повторять дважды. Под пристальным взглядом она сделала шаг в сторону.) – Что ты здесь забыл? Ты не здешний.
– Да, не здешний. Я... должен встретиться кое с кем. – Верити быстро соображала. Этот человек был явно подозрительным, но вместе с тем любопытным, и она должна была попытаться обратить это в свою пользу. То, что она продолжала поддерживать с ним разговор, позволяло ей оставаться в конюшне, откуда ей были хорошо видны вход в гостиницу и каждый входящий туда.
– С кем это ты должен тут встретиться?
– С моим дядей.
– Дядей? А кто он? Уж не старина ли Пайк Браконьер? – Человек загоготал. – Как зовут твоего дядю, парень?
– Септимус Уоттс, – ответила Верити в надежде, что суровый камердинер леди Биллингтон не будет на нее в обиде за то, что она воспользовалась его именем.
– Никогда не слышал о таком.
– Может, и нет, – ответила Верити, осмелев, – но он попросил меня встретить его здесь, в Малом Фрампингтоне, у гостиницы.
Он снова Загоготал, но теперь еще громче.
– Так тебе лучше отправиться туда, болван. До Малого Фрампингтона еще около мили дальше по дороге.
– Ч-что? – Теперь наступила очередь Верити уставиться на него. – Разве это не Малый Фрампингтон? Там был указатель у дороги.
– Нет! Это просто Фрампингтон. Мне ли не знать... живу в этой Богом забытой дыре почти всю свою жизнь. Место, которое тебе нужно, дальше по дороге. Так что отправляйся-ка подобру-поздорову.
У Верити не было никаких оснований не верить ему. Да и зачем ему лгать? Надо было внимательнее изучить карту! Хотя она могла поклясться, что на карте не было двух Фрампингтонов. Очевидно, это место считалось слишком незначительным, чтобы его обозначать на карте!
Не теряя драгоценного времени, Верити вывела лошадь из двора на узкую улицу. Сейчас, должно быть, около восьми. Она пришпорила лошадь. Церковные часы уже закончили отбивать время, когда Верити только еще въезжала в деревню Малый Фрампингтон, которая, вопреки своему названию, была гораздо больше одноименного местечка, оставленного позади.
Верити без всяких затруднений отыскала гостиницу, которая находилась прямо напротив церкви. Если шпион и его сообщники не добирались сюда пешком, они еще не прибыли. Она успела!
Она вошла в ухоженное здание с побеленными глинобитными стенами и аккуратной соломенной крышей. В большом камине приветливо горел огонь. По серому каменному полу явно недавно прошлись шваброй. Верити бросила взгляд на посетителей. Похоже, что все это рабочий люд, отдыхающий после изнурительного трудового дня. Неужели кто-то из них был тем самым человеком, который назначил встречу шпиону? По их обветренным лицам было видно, что они привычны к работе на открытом воздухе. Но один из них, безусловно, не местный, решила она, вспомнив об огромной красивой гнедой лошади в конюшне.
– Чем могу вам помочь, милорд? – обратилась к ней молодая женщина за стойкой.
Верити чуть было не выдала себя, собравшись попросить рюмочку миндального ликера, но вовремя опомнилась и заказала кружку эля. Поспешно превратив гримасу, исказившую ее лицо после первого глотка, в улыбку, она облокотилась о стойку, надеясь, что смахивает на развязного паренька.
– А у вас симпатичная гостиница, – заметила она.
– Спасибо, сэр. Мои родители стараются, чтобы тут было чисто и аккуратно.
Значит, она хозяйская дочка, подумала Верити. Это может пригодиться.
– Тут действительно гораздо лучше, чем на многих других почтовых станциях, на которых мне доводилось бывать. Вы сдаете комнаты или только обслуживаете местных?
– У нас есть комнаты, сэр, но они не так часто требуются. Мы находимся в стороне от главных почтовых дорог, так что путники не часто заезжают сюда. Хотя, – продолжала девушка, обведя красивыми светло-карими глазами комнату, – один джентльмен снял у нас с утра комнату. Что-то не вижу его сейчас. Должно быть, он уже пообедал и снова поднялся наверх.
Верити прищурилась, решившись отхлебнуть еще один глоток эля домашнего приготовления. Как интересно. Был это обычный путешественник или бесчестный предатель, который договорился о встрече со шпионом?
– У вас есть отдельный кабинет?
– Есть, сэр. Он наверху. Я бы с удовольствием показала вам, только его сняли на вечер, и эти джентльмены скоро появятся.
С каждым глотком эль на удивление становился все вкуснее. Выходит, эти так называемые джентльмены встречались здесь и раньше? Верити обязательно расскажет об этом лорду Чарльзу. За этим местом надо установить наблюдение, однако может случиться, что шпион еще не скоро встретится здесь со своими сообщниками... и как быть с сегодняшней встречей?
Верити решила идти напролом. Дядя Чарльз не принимал ее всерьез, но она была убеждена, что он изменит свое мнение после ее смелой вылазки. Эти мужчины встречались здесь с определенной целью – возможно, чтобы разработать план или обменяться информацией. Верити хотела точно знать, что происходило между ними, а единственным способом выяснить это было спрятаться в том самом отдельном кабинете.
Верити бросила взгляд на дальнюю дверь, которая была слегка приоткрыта. Быстро оглядевшись и убедившись в том, что никто не смотрит в ее сторону, она проскользнула в дверь и очутилась в небольшой прихожей с лестницей, которая вела наверх.
Бесшумно поднявшись по ступенькам, Верити оказалась в узком, полутемном коридоре. Единственным источником света здесь было небольшое оконце в дальнем конце. С обеих сторон коридора располагались двери. Подойдя к первой из них, Верити нерешительно повернула ручку и, открыв дверь, увидела небольшую прибранную спальню. Другая дверь вела в еще одну спальню, зато третья – в тот кабинет, который она искала. Занавески на окне были задернуты, а ярко пылавшие в подсвечниках свечи заливали небольшое помещение теплым приветливым светом. На столе стояли и дожидались своего часа стаканы и бутылка, но в комнате не было даже ширмы, за которой она могла бы спрятаться.
Раздосадованная, но не потерявшая решимости, Верити тихо прикрыла дверь и стала размышлять о том, что можно сделать. Тут она обратила внимание, что следующая по коридору дверь слегка приоткрыта. Может быть, удастся подождать там и понаблюдать за происходящим? А потом, когда шпион и его сообщники прибудут, она могла бы выйти в коридор, приложить ухо к их двери и, если повезет, подслушать то, что они говорят. Да, она рискнет!
Толкнув дверь, она вошла в комнату. Сквозь задернутые занавески пробивался быстро меркнущий вечерний свет, но ей удалось разглядеть в дальнем конце кровать, к счастью пустую. Верити с облегчением вздохнула, когда вдруг заметила неожиданное движение.
Прежде чем она поняла, что произошло, ее талия оказалась словно в железных тисках, а огромная ручища закрыла ей рот, заглушив готовый вырваться из горла испуганный крик. О Господи!.. Гость! Она совсем забыла о нем.
Кровь запульсировала у нее в висках, когда человек, захвативший ее в плен, захлопнул дверь. Она почувствовала сквозь свое мальчишеское одеяние жар его сильного тела, когда, яростно сопротивляясь, попыталась вырваться. Но все усилия были тщетными. Рука, зажимавшая ей рот, крепко прижала ее голову к твердой как камень, груди. Потом неизвестный сорвал с нее потрепанную бесформенную шляпу. Шелковые черные локоны рассыпались по плечам.
– Так я и думал, – рявкнул ей в ухо голос с акцентом, но Верити было не до того, чтобы пытаться узнать пленившего ее человека.
Почувствовав, что пальцы, закрывавшие ей рот, немного ослабли, она тут же воспользовалась этим, вонзив зубы в руку противника. Верити бросилась к двери. Послышалось приглушенное ругательство, и через мгновение мускулистая рука еще раз схватила ее и оторвала от пола.
Верити и охнуть не успела, как обнаружила себя лежащей вниз лицом на его коленях. Получив не меньше дюжины увесистых шлепков по мягкому месту, девушка оказалась отброшенной на пол, словно нашкодивший щенок.
Сквозь пелену слез она увидела низко нахлобученную на глаза треуголку, закрытое шарфом лицо и могучее тело, закутанное темно-серой накидкой. Ошибиться было невозможно.
– Вы!
– Так точно, барышня. И благодарите свою счастливую звезду за то, что это я. Будь на моем месте наш маленький французик или один из его друзей, дело бы не ограничилось избитой задницей, – с грубой прямотой сказал кучер. – И не вытирайте нос рукавом!
– У меня нет носового платка, – пробормотала Верити жалобно и была вынуждена взять предложенный ей немедленно платок. Высморкавшись и вытерев глаза, она протянула платок назад.
Он с отвращением поморщился.
– Нет уж, лучше оставьте его себе. Он будет служить вам напоминанием о том, что не стоит делать глупостей. – Скрестив руки на груди, он снова оглядел ее одеяние. – Неужели вы могли подумать, что этот наряд может кого-то обмануть?
– Что же мне было делать? Не могла же я заявиться сюда в женском платье.
– Вы вообще не должны были заявляться сюда!
– Конечно, если бы я знала, что мой дядя сделает то, о чем я его просила! А что тут делаете вы? – Она с подозрением взглянула на него. Любопытство взяло верх над чувством обиды. – Неужели вы ехали в той почтовой карете, чтобы следить за джентльменом из Швейцарии?
– Да. Но только он не швейцарец, барышня. Он француз, один из лучших агентов Наполеона.
– Вы работаете на лорда Чарльза?
– Правильнее было бы сказать, что я работаю вместе с ним в данный момент. И нам действительно поможет ваша информация, если она точная. Встреча должна состояться в девять часов, а не в восемь, как вы сказали. Хозяйка любезно сообщила мне об этом.
Верити нахмурилась. Она могла поклясться, что речь шла о восьми часах.
– Ну, я тоже кое-что узнала, – сказала она, желая показать, что ее присутствие здесь было не напрасной тратой времени. – Они и раньше здесь встречались, так что, может быть, стоит держать эту гостиницу под наблюдением. Однако поскольку здесь вы, я лучше вернусь в Лондон.
– О нет, барышня! – прорычал он, преградив ей путь к двери. – Вы останетесь со мной. Я провожу вас в город, как только наши друзья уедут. Так что, – он похлопал по кровати рядом с собой, – устраивайтесь поудобнее. Ждать придется долго.
Негодующий взгляд, который она бросила на него, мог испепелить любого смертного.
– Вам следовало бы догадаться, что мне долго еще не удастся сидеть.
– Не дольше, чем вы того заслуживаете, – спокойно ответил он. – Вы всегда были своевольной, избалованной и хотели, чтобы все делалось по-вашему. Жаль, что в основном так и было. Редмонду следовало проучить вас еще много лет назад, это бы избавило меня от проблем.
Едва Верити подавила подступившее к горлу злое желание ответить ему, как в голове у нее мелькнула другая мысль. Слабое освещение мешало ей рассмотреть говорившего. И шарф слишком хорошо скрывал его лицо.
– Так вы знаете моего дядю Люция? И мы встречались раньше... Кто вы?
– Да, я знаю его. И я видел вас в Йоркшире. А насчет того, кто я... Этого вам лучше не знать, я просто... кучер.
Прежде чем она успела сказать что-нибудь, снаружи донеслись шум и веселые голоса. Она бросила вопросительный взгляд на кучера, который, встав с кровати, предостерегающе приложил палец к губам.
Для человека такого огромного роста и крепкого сложения он двигался с удивительной легкостью. Почти бесшумно, с молниеносной скоростью пересек комнату. Внимательно прислушавшись, выждал минуту-другую и прильнул глазом к щели. Верити тоже услышала голоса, но, к ее удивлению, ни один из них не имел иностранного акцента. Потом дверь кабинета закрылась, и кучер снова посмотрел на нее с явным подозрительным блеском в глазах.
– Если я проделал весь этот путь сюда из-за чьей-то идиотской ошибки, барышня, то...
– Что? В чем дело? – перебила она. – Разве француза там нет?
– Нет. Я пойду выясню, что происходит. А чтобы вы не удрали, – добавил он, доставая ключ, – я запру вас здесь.
Верити была вне себя от ярости. Она стремительно шагнула к двери, собираясь забарабанить и закричать во все горло, но тут верх взял разум. Так она привлечет к себе внимание мужчин, находящихся в комнате напротив, и они насторожатся. И не только это. Кучер может вернуться и повторить ту зверскую взбучку.
Отодвинув занавески, Верити увидела маленькое окно. Было уже довольно темно, но, распахнув его без всякого труда, она отчетливо увидела прямо под собой одноэтажное строение с покатой крышей. Задержавшись лишь настолько, чтобы спрятать свои длинные черные волосы под шляпой, Верити забралась на подоконник и оказалась на крыше, где ее встретил прохладой ночной воздух. Осторожно ступая по черепице, она добралась до края крыши и без всякого труда спустилась на землю.
Не успела она сделать и двух шагов в сторону конюшен, как дверь позади нее отворилась. Она круто повернулась и с облегчением вздохнула, увидев дочку хозяина.
– А, это вы, милорд! А я думала, что вы давно уехали. – Девушка улыбнулась Верити милой приветливой улыбкой. – Я иду к дороге, – объяснила она, стараясь идти в ногу, – хочу отнести корзину с едой одной старушке.
– А я уже уезжаю, – ответила Верити, вспомнив о том, что должна говорить низким голосом. – Я... просто решил прогуляться.
– У нас спокойное место, сэр. Жаль, что я не смогла показать вам отдельный кабинет, но старый полковник Хэнбери такой чудак. Ему бы не понравилось, если бы он увидел кого-то в комнате, которую он снял для себя.
– Полковник Хэнбери? – переспросила
– Это секрет, но всем вокруг известно об этом, – заговорщическим шепотом поведала она. – Всем, кроме их жен. Полковник, приходской священник и старый доктор встречаются здесь дважды в месяц. Понимаете, жены не одобряют их пристрастия к картам, поэтому они встречаются здесь.
О, Господи! – простонала про себя Верити. Когда кучер выяснит, кто они, он будет в ярости. Чем скорее она уедет, тем лучше!
Поспешно попрощавшись, Верити вывела лошадь из конюшни и, слегка поморщившись, села в седло.
Каждый раз, заслышав цокот копыт, она бросала быстрый взгляд через плечо, ожидая увидеть нагоняющего ее кучера в развевающемся плаще, хмурого как грозовая туча. И только добравшись до Лондона, она немного успокоилась.
Верити прибыла к дому, который снимала бабушка Элизабет, чувствуя себя несчастной и подавленной. Все так тщательно продуманные планы оказались напрасными. Но что же было не так?
Верити не могла этого понять. В полном замешательстве она покачала головой. Она могла неправильно понять время встречи, но уж никак не место. Она была уверена в этом. Малый Фрампингтон, сказал тот француз... Нет, он не так сказал, поправила она себя молча, сведя брови в глубоком раздумье. Его точными словами были «маленький-маленький Фрампингтон».
О нет! Фрампинтон был меньше своего ближайшего соседа, и именно это и имел в виду француз. О эти дурацкие французские шутки! Эта встреча произошла в той самой, заброшенной маленькой гостинице! Она чуть не вскрикнула от досады. Столько времени и усилий! И что в итоге?.. Ничего, кроме отшлепанного зада!


– Хватит винить себя, Верити. Ну что еще ты могла сделать!
Прошла уже почти неделя с тех пор, как Верити совершила свою бесполезную вылазку в Малый Фрампингтон, и эта неудача постоянно давила на нее. Она ожидала, что вот-вот нагрянет разгневанный лорд Чарльз Хэркорт, но она так и не видела его и не получила никакого известия, ни письменного, ни устного, за весь этот период, что 6ыло довольно странно.
Верити через силу улыбнулась.
– Ты, конечно, права. Я ничего не могла сделать больше. Я была тебе плохим компаньоном последние несколько дней, я знаю. – Она ласково сжала руку подруги. – Когда мы теперь увидимся?!
– Как только приедем, сразу же напишу тебе и все сообщу. А когда мы вернемся, ты должна приехать к нам в бристоль. Если ты, конечно, не успеешь выскочить замуж.
Верити скорчила презрительную гримасу.
– Этого не бойся, дорогая подруга.
– Если я не ошибаюсь, когда мы учились, ты говорила, что влюблена.
– Ха! – фыркнула Верити, отмахнувшись. – Детская любовь. Слава Богу, я поумнела с тех пор!
– Что произошло, Верити? Я забыла его имя...
– Брин Картер... теперь майор Картер, – произнесла Верити после минутного молчания, глядя перед собой немигающим взглядом. – Когда-то он пользовался моим расположением, но, как я уже говорила, я была слишком юной... и глупой, а поэтому переоценивала его.
– Брин?.. Довольно необычное имя!
– Его назвали так в честь дедушки. На самом деле его фамилия – Бринли.
– И что случилось? – осторожно напомнила Элизабет.
– Да ничего особенного. Я решила, что влюблена в него, но мои чувства не встретили взаимности. Брину вскружила голову дочка местного землевладельца. Анджела Кинсли. Красавица, но характер отвратительный. Брин не потерпел бы ни единого дурного слова в ее адрес. Когда я попыталась ему сказать, что его обожаемая Анджела совсем не такая, какой кажется, он заявил, что я избалованный и злобный котенок, которого следует учить уму-разуму.
Она горько рассмеялась.
– Короче говоря, когда Брин сражался на Пиренейском полуострове, Анджела, которая обещала ждать его возвращения, вышла замуж за мешок сала – сэра Фредерика Морлэнда. Уж не знаю, поверил ли Брин ее небылицам о том, что она заключила этот союз по настоянию семьи, потому что я ни разу за последние пять лет не виделась с ним.
Элизабет какое-то время молчала, устремив взгляд в конец парковой аллеи, а потом заметила с той сверхъестественной проницательностью, которой отличалась еще с юности:
– Не знаю, Верити, так ли уж ты безразлична к этому майору, как утверждаешь.
– Не думай, что я залечивала сердечную рану все эти годы, потому что я заявляю тебе, что это не так! Просто у меня сейчас хватает ума не дарить свое расположение тогда, когда в нем не нуждаются.
– Ты отрицаешь это, моя дорогая, но я подозреваю, что он ранил тебя очень глубоко.
Они поравнялись с коляской Элизабет, которая стояла в тени деревьев. Элизабет хотела подняться в нее, но Верити удержала ее, положив руку ей на плечо.
– Пожалуй, я вернусь с Мег на Керзон-стрит, так что давай попрощаемся сейчас. – Она обняла Элизабет. – Береги себя, дорогая.
– Постараюсь. И давай лучше скажем друг другу «до свидания». – Во взгляде серо-зеленых глаз Элизабет сквозила озабоченность. – Не позволяй недоразумению в Малом Фрампингтоне омрачить твое пребывание в Лондоне. А самое главное, старые раны не должны помешать тебе по-настоящему привязаться к какому-нибудь джентльмену, который заслуживает твоего расположения, моя дорогая.
Верити не смогла сдержать легкой улыбки.
– Если я встречу какого-то человека и пойму, что мы сможем сделать счастливыми друг друга, тогда я приму решение выйти замуж. Но я не думаю, что встречу его среди здешних молодчиков.
Верити смотрела вслед отъезжающей коляске. Слова Элизабет заставили ее о многом задуматься. Она долгое время не вспоминала Брина Картера. Но нельзя было отрицать и того, что она сторонилась молодых одиноких мужчин. Может, потому, что считала большинство из них пустоголовыми ничтожествами? Или оттого, что пыталась оградить свое молодое сердце от новой боли и оскорблений?
Верити подошла к воротам парка. Неожиданно ее окликнули из проезжающего экипажа. Она подняла глаза и увидела дочку одного из ближайших соседей дяди Люция.
Но не встреча Хилари Фэннер заставила забиться сердце Верити и захлопать ресницами, словно в попытке отогнать наваждение. Рядом с симпатичной рыжеволосой девушкой в парном двухколесном экипаже сидел высокий, широкоплечий джентльмен.
– Я так и думала, что мы с тобой встретимся в Лондоне, Верити, – обрадовалась Хилари. – Только посмотри, кто пригласил меня на прогулку! Ты ведь помнишь Брина, не правда ли?
Верити пристально посмотрела в улыбающиеся глаза джентльмена, в коричневой глубине которых затаился вызывающий беспокойство блеск. Картер был так же великолепен, как и пять лет назад, время сделало его лицо даже более выразительным: появились едва заметные морщинки в уголках глаз и мужественные глубокие складки по обеим сторонам рта, красивые и чувственные.
Почувствовав радостное возбуждение, Верити разозлилась на себя за свою идиотскую женскую натуру. Она внутренне подобралась, готовая решительно преодолеть эту дурацкую слабость, которую считала побежденной много лет назад.
– Простите меня, сэр. Ваше лицо мне смутно знакомо, но боюсь, не припомню, где мы с вами встречались прежде.
– О, Верити! – залилась смехом мисс Фэннер. – Ты не могла забыть! Тебе же так нравился Артур Бринли, а это его внук.
– Ах да, ну конечно! – Верити доставило удовольствие увидеть, как сузились красивые миндалевидные глаза. – Вы должны простить меня, сэр, но мы так давно не виделись!
– Конечно, мисс Хэркорт, – ответил он своим завораживающим бархатным голосом. – Вы были почти ребенком. И позвольте заметить, очень мало изменились.
Верити свирепо посмотрела на него, подозревая, что это его последнее замечание было сомнительным комплиментом. Не успела она подыскать язвительный ответ, как вмешалась мисс Фэннер:
– Ты едешь завтра на званый вечер к леди Морлэнд? Мы с Брином приглашены.
Ну и веселый будет вечерок! Любопытно, видел ли Брин свою обожаемую Анджелу с тех пор, как она вышла замуж за баронета? Верити отвела глаза, чтобы скрыть волнение, и устремила взгляд на пару серых лошадей, впряженных в экипаж.
Она уже видела этот выезд! Она была уверена в этом! Шагнув к ближайшей лошади, Верити провела рукой по лоснящейся шее и без труда обнаружила под гривой знакомую ромбовидную отметину. Что же мог делать Брин Картер в той полуразвалившейся старой гостинице в прошлую пятницу вечером?
Снова подняв глаза, она увидела, что он внимательно смотрит на нее.
– Я не знаю, Хилари, каковы планы на этот вечер у леди Биллингтон, но если леди Морлэнд прислала приглашение, мы, очевидно, встретимся снова на вечере.
Верити поспешно отступила назад, на траву, заставила себя поднять глаза и посмотреть на майора.
– Не буду больше вас задерживать. Вам, должно быть, не нравится, когда ваши прекрасные лошади слишком долго застаиваются, сэр.
Круто повернувшись, она решительно зашагала к воротам парка, Мег еле поспевала за ней.
Когда Верити постучала в дверь лорда Чарльза, его камердинер просто лучился любезностью. Через мгновение ее пригласили пройти в библиотеку.
Дядя Чарльз ничем не выдал своего удивления, даже не повел седеющей бровью при ее неожиданном появлении. Хуже было то, что губы его не сложились в привычную приветливую улыбку перед тем, как он пригласил ее сесть.
Закончив писать письмо, он запечатал его и тогда только поднялся и медленно подошел к ней.
– Ну, молодая леди, я все ждал, когда же ты наберешься смелости, чтобы прийти сюда и извиниться за свое чрезвычайно глупое поведение.
– Извиниться? Наоборот, дядя Чарльз. Если кто-то и должен извиняться, так это вы, поскольку заставили меня поверить, что не собираетесь относиться к переданной мной информации со всей серьезностью!
Он рассматривал ее из-под полуопущенных век.
– Думаю, что мой коллега был прав, когда сказал, что за тобой нужен глаз да глаз.
– Если вы имеете в виду того отвратительного типа, которого отправили в Малый Фрампингтон, я буду очень признательна, если вы передадите ему при встрече от моего имени, чтобы он держал свои идиотские взгляды при себе!
Лорд Чарльз опустил руку в карман и извлек изящно расписанную эмалевую табакерку.
– Его мнение о тебе тоже не слишком... как бы это сказать... лестное. Больше того, он почти убежден, что ты все выдумала и никакой встречи не должно было быть.
– Это неправда, дядя Чарльз! – воскликнула Верити, чувствуя себя теперь скорее обиженной, чем разозлившейся. – Я никогда бы не солгала вам. Вы знаете это!
– Да, моя дорогая. Я знаю, – тут же успокоил он ее. – Поэтому я могу только предполагать, что по какой-то причине встреча была отменена или что ты не совсем правильно расслышала время или место встречи.
– Да, сэр. Моя ошибка заключалась в том, что я неправильно поняла сказанное, – согласилась Верити со смущенным видом и дословно пересказала разговор, происходивший между шпионом и человеком в темной накидке.
Лорд Чарльз внимательно слушал, согласно кивая, а она рассказывала о своем предположении, что встреча на самом деле состоялась в восемь часов в гостинице в первом Фрампингтоне.
– Но это еще не все, сэр. Ведь я сначала приехала в эту полуразвалившуюся гостиницу. Я не входила внутрь, – поспешно успокоила она его. – Но я пошла в конюшню и там увидела пару серых лошадей, впряженных в легкий экипаж. Мне показалось тогда, что это было странное место для визита важного, судя по всему, джентльмена... И тот же самый экипаж я встретила в парке не более чем час назад.
– Ты уверена, что это тот же экипаж?
– Абсолютно, сэр. У одной из этих лошадей имеется ромбовидная отметина.
– И ты случайно знаешь имя владельца этого экипажа?
– Да, сэр, – она опустила глаза. Ей не хотелось говорить правду, но она знала, что должна. – Это майор Бринли Картер.
Рука лорда Чарльза, державшая щепотку табаку, на мгновение замерла.
– Как интересно.
Что-то в его тоне удивило Верити.
– Вы знакомы с майором, сэр?
– Мы встречались, – ответил он, пряча табакерку в карман. – Веллингтон очень высокого мнения о нем. Очень храбрый человек, как все говорят. Взял в плен французского полковника в Испании. Был тяжело ранен при Бадахосе. Да, очень храбрый человек. Даже французы, моя дорогая, испытывают уважение к людям, которые носят английский мундир.
– Я знаю о его подвигах, сэр, – тихо сказала Верити. – Он известный герой в глазах моих земляков, что-то вроде местной достопримечательности в Йоркшире. Я помню деда этого майора, Артура Бринли, и хотя вынуждена сознаться, что не испытываю особого уважения к самому Брину, я ни на минуту не поверила в то, что он может предать свою страну.
– Многие так поступили, дитя мое. Деньги всегда были серьезным аргументом.
– Да, сэр. Именно поэтому я не могу поверить, что Брин – предатель. Его дедушка был очень состоятельным человеком, и Брин унаследовал его богатство. Но... – она вздохнула, – я не понимаю, что он мог делать во Фрампингтоне вечером в пятницу. Конечно, не исключено, что он одолжил свой экипаж кому-то из друзей на этот вечер, но...
Озабоченно покачав головой, она встала.
– Спасибо, что пришла, дитя мое. – Лорд Чарльз тоже поднялся. – Твоя информация может оказаться весьма полезной.
– Очень надеюсь на это. – Верити не сдержалась и хмыкнула, увидев, какой мрачный взгляд бросил на нее дядя. Она поспешила его успокоить: – Обещаю, что не буду больше одна скакать по полям среди ночи.
Лорд Чарльз в одиночестве пообедал и сразу же отправился в свой клуб. Он коротал время, играя в карты со своими знакомыми и внимательно следя за входящими. Часы в углу уже стали отбивать полночь, когда появился джентльмен, которого он надеялся увидеть.
Облаченный в черный фрак и узкие светлые панталоны, подчеркивающие длинные мускулистые ноги, джентльмен сел за единственный свободный столик. Лорд Чарльз закончил игру и, извинившись, подошел к позднему посетителю.
– Я надеялся увидеть тебя сегодня здесь. – Подозвав официанта и попросив принести бутылку и бокалы, лорд Чарльз уселся на стул и взглянул на своего собеседника.– Снова выходил в свет, как я вижу. Что это было на сей раз, мой мальчик?
– Званый вечер у леди Джиллингэм. – Щеголь возвел красивые глаза к потолку. – Я мужественно слушал, как миссис Джиллингэм дренькала на арфе, но когда какой-то отвратительный косоглазый тип начал читать дурацкую поэму собственного сочинения, я ушел!
Лорд Чарльз пожал плечами.
– При других обстоятельствах ты мог бы иметь успех у моей племянницы. Она избегает подобных сборищ как чумы. Кстати, о моей племяннице. Она приезжала ко мне сегодня днем.
– Да? – Протянув руку к бутылке бургундского, которую только что поставил на стол официант, собеседник лорда Чарльза наполнил два бокала. – Что нужно было маленькой обезьянке на этот раз?
– Мне кажется, мой мальчик, что моя маленькая Верити у тебя на плохом счету. А еще раньше у меня возникло смутное подозрение, что и она не в восторге от тебя. – Он посмотрел в опасно заблестевшие глаза молодого мужчины. – Что произошло между вами в Малом Фрампингтоне?
– Похоже, она не поставила вас в известность?
– Нет. Но зато она рассказала мне кое-что довольно интересное.
Его светлость не стал больше терять время на любезности, а выложил все, что услышал перед тем от Верити. Его собеседник внимательно слушал, а когда лорд Чарльз замолчал, сказал:
– Значит, она снова увидела этот экипаж сегодня в парке... Кто правил им, она знает?
– Вот это, мой мальчик, и есть самое интересное. – Улыбка лорда Чарльза была слегка печальной. – Джентльмен, державший в руках вожжи, был не кто иной, как майор Брин Картер.
Молодой мужчина присвистнул.
– Это интересно! И это может оказаться тем недостающим звеном, которое мы искали.
– Может быть. Но я должен знать, принадлежит ли этот экипаж и пара лошадей майору и, если это так, не одалживал ли он их какому-то приятелю в ту ночь.
– О, экипаж принадлежит ему, это точно, – не задумываясь ответил его собеседник и, порывшись в кармане, извлек листок бумаги и положил его на стол.
Лорд Чарльз взял листок и, пробежав глазами написанное, высоко поднял брови.
– Так-так! Значит, моя маленькая племянница выискала кое-что, заслуживающее внимания. – Он покачал головой. – Жаль, что она не юноша. Малышка очень наблюдательна. Я бы мог использовать ее.
– Я, со своей стороны, очень рад, что она не юноша. И думаю, было бы неплохо занять ее делом, чтобы она не могла навредить еще больше.
– Что ты имеешь в виду?
– Необходимо, чтобы за этим... предателем майором последили. И кто лучше справится с этой задачей, как не ваша замечательная племянница?
Лорд Чарльз задумчиво посмотрел на своего собеседника.
– Что ты задумал, мой мальчик?
– Ничего бесчестного, уверяю вас. Понимаете, сэр, было бы разумным, чтобы она проводила побольше времени в обществе этого майора.
Лорд Чарльз поднял бокал.
– Что ж, за удачу. Но должен тебя предупредить, что она и от майора не в восторге.
– Забавно, но я догадывался об этом. Предполагаю, что это какая-то детская обида. Однако... – он пожал плечами, – она изменит свое мнение. Уверен.
– Нисколько не сомневаюсь в этом. Как и в том, что моя племянница станет твоим идеальным напарником. – Улыбка лорда Чарльза исчезла, лицо стало задумчивым. – Но сейчас будь осторожен, мой мальчик, ты можешь нечаянно проговориться, а если она узнает, кто владелец этого экипажа и пары лошадей, трудно сказать, что она может сделать... А я бы не хотел, чтобы ей причинили вред. Я очень люблю свою маленькую Верити.
– Не беспокойтесь, сэр. Я позабочусь о ней.


С момента своего приезда в Лондон Верити чуть ли не каждый вечер посещала званые вечера. Однако леди Биллингтон не могла избавиться от неприятного чувства, что Верити не в восторге от своего первого светского сезона.
Поэтому тетушка была приятно удивлена, когда Верити искренне обрадовалась приглашению на обед к леди Морлэнд. Леди Биллингтон решила, что это связано с тем, что хозяйка вечера родом из Йоркшира и что Верити будет среди людей, которых она хорошо знает. Мег, колдовавшая над шелковыми черными локонами хозяйки, подозревала, что волнение молодой госпожи вызвано желанием увидеть того красивого джентльмена, который накануне остановил в парке свой роскошный экипаж, чтобы поговорить с ней.
Как оказалось, обе были не правы.
В то утро, пока Верити гуляла с Горацием в Грин-парке, лорд Чарльз нанес неожиданный визит своей сестре. К тому времени, когда Верити вернулась домой, дядя уже ушел. Но он оставил для нее записку:
«Моя дорогая Верити,
Я узнал, что ты собираешься сегодня вечером посетить званый обед в доме сэра Фредерика Морлэнда, и прошу уделить мне немного времени. Не откажи в любезности встретиться со мной в саду в десять часов.
Всегда твой Ч. X.».
Верити светилась от радости: дядя хочет доверить ей какую-то тайну.
В этот вечер она села в коляску леди Биллингтон, настроенная, к большому удовольствию своей тетушки, весьма благодушно.
– Я так рада, что ты с удовольствием едешь на этот вечер, моя дорогая. Ты должна хорошо знать леди Морлэнд. Если я не ошибаюсь, она была твоей соседкой до своего замужества с сэром Фредериком?
– Да. – Верити скорчила гримасу. – Даже слишком, черт возьми, близкой!
Однако это очень интересно! Леди Биллингтон задумалась. Верити не очень-то благоволит к очаровательной леди Анджеле. Чему же она тогда обрадовалась?
Верити никогда не испытывала недостатка в кавалерах, но ни к кому из них не выказывала особой благосклонности, чем очень огорчала тетушку.
– Интересно, где прячется дядя Чарльз? Я не видела его весь вечер.
Леди Биллингтон не могла скрыть свое удивление.
– Господи Боже! Я и не предполагала, что он будет здесь. Чарльз даже не заикнулся об этом. Возможно, он в комнате напротив, где играют в карты.
Верити взглянула на каминные часы. До назначенного времени оставалось не более пяти минут. Ее дядя, который превыше всего ценил пунктуальность, скорее всего, уже ждал в саду.
Сказав тетушке, что ей очень хочется пить после всех этих танцев, она прошла через зал в направлении большого стола, возле которого стоял лакей в ливрее и разливал по бокалам пунш.
Притаившись за пальмой в кадке, Верити убедилась, что ее никто не видит, и скользнула за бархатные драпировки в оранжерею.
После тепла бального зала воздух в оранжерее показался ледяным.
Поежившись, Верити украдкой бросила взгляд вдоль стеклянного сооружения. Никого не обнаружив, она открыла дверь, ведущую в сад, и скользнула в холодный ночной воздух.
Слегка приподняв юбки, девушка шагнула по усыпанной гравием дорожке. Слабый свет луны, спрятавшейся за тонкой вуалью облаков, был ей плохим помощником.
Верити нерешительно произнесла имя дяди, но ответом ей было лишь жутковатое молчание. Она уже собралась вернуться в дом, предполагая, что лорд Чарльз по какой-то причине не смог приехать на вечер, но тут заметила неожиданное движение с правой стороны и ясно различила красноватый огонек.
– Кто здесь? – спросила она дрожащим голосом.
– Не бойтесь, барышня.
Все ее нервы напряглись. Она не могла не узнать этот хриплый голос с акцентом и поняла, кому он принадлежал, еще до того, как человек вышел из тени и она увидела слишком хорошо ей знакомую треуголку и накидку. Не в силах сдержать возглас досады, Верити круто повернулась, но человек уже оказался прямо за ее спиной.
Притянув Верити к своей широкой груди, кучер схватил ее запястья и крепко прижал руки девушки к тонкой талии.
– Не вырывайтесь так, барышня. Вы только разорвете свое премиленькое платье, – мягко посоветовал он.
– Тогда отпустите меня, вы... варвар!
– Тшш. Хотите, чтобы вас услышали в доме и пришли выяснить, в чем дело? Тогда мне придется перелезать через ограду, и вы не узнаете, зачем я здесь.
– П-почему мой дядя не пришел? – спросила она, отчаянно стараясь не обращать внимания на теплое дыхание, слабо пахнущее табаком, которое она ощущала на своей щеке.
– К нему неожиданно приехал посетитель, барышня, поэтому он попросил меня кое-что вам передать.
– Так будьте любезны сделать это побыстрей, чтобы я могла вернуться в дом! – Потом, уже мягче, Верити добавила: – Здесь холодно.
– Разве я не грею вас, барышня? – Он легко коснулся губами ее уха.
– Прекратите сейчас же! – резко сказала она, отчаянно пытаясь не обращать внимания на трепет, охвативший ее тело. – Вы слишком вольно ведете себя. Вы не джентльмен, сэр!
– О, я могу быть джентльменом, если захочу, – вкрадчиво возразил он.
– Я что-то не заметила даже попытки. На самом деле вы... вы – бандит!
– Ах вот как. И это все из-за того, что я отшлепал вас. – Он помолчал немного, словно ожидал ответа. – Нет, барышня. Это было самое ужасное, на что я способен. И вы заслужили трепку! С людьми, с которыми мы имеем дело, шутки плохи.
– Я это знаю! – прошипела она. – Я не слабоумная!
– Нет. Просто немного избалованы. – Он прижался щекой к мягким черным кудрям. – Не могу заставить себя не думать о вас, барышня, – ошеломил он ее своим признанием. – Никогда не думал, что какая-нибудь девчонка столь взволнует меня. Наконец-то теперь я смогу видеть вас чаще.
Верити испытала такой вихрь противоречивых чувств, что какое-то время не могла ясно мыслить. Злость и негодование все еще были сильны, но ее также одолевало любопытство. Она сердито поинтересовалась, с какой стати теперь они будут чаще видеть друг друга.
– Ну, если вы решили помочь его светлости, вам этого не избежать.
– Вы хотите сказать, что мой дядя действительно нуждается в моей помощи? – Исполнялось самое большое желание Верити, и она почувствовала такую радость, какую испытывает ребенок в ожидании конфеты. – Но как? Что он хочет, чтобы я сделала?
– Информация, которую вы сообщили лорду Чарльзу об одном его знакомом майоре, вызвала немалый... интерес, если так можно сказать. Майор, возможно, совершенно непричастен, но мы должны быть в этом уверены. И вот тут-то и понадобится ваша помощь.
Верити не понравилось это. Совершенно не понравилось. Она испытывала мучительное чувство вины после недавнего визита к своему дяде. Что-то еще оставалось невыясненным о майоре Картере?
– Но чем я могу помочь?
– Мне казалось, что это очевидно, барышня... Вы же знакомы с ним, разве не так?
– Конечно, была знакома.
– Узнайте его получше. Выясните, куда он ходит. Если вам станет известно, что он собирается на какой-нибудь званый вечер, постарайтесь оказаться там. Будьте как можно чаще в его обществе. Выясните, кто его друзья и что он делает в течение дня. Ведите себя с ним приветливо, по-дружески, и он возможно сболтнет вам что-нибудь.
– Что? – вскрикнула Верити, с трудом веря, что кучер говорит серьезно. – Если я так сделаю, Брин подумает, что я... Он подумает, что я... хочу заманить его в ловушку.
– Так вы и сделайте, барышня, – заявил кучер.
– Но не с целью женить его на себе! – горячо возразила Верити, а потом начала проигрывать эту идею в уме. – Если я это и сделаю, то только с одной целью – доказать невиновность Брина.
– Ах, так вы испытываете слабость к галантному майору Картеру?
– Вовсе нет! – Это заявление было более чем страстным. – Этот человек – шут! Но я очень любила его дедушку. И ради Артура Бринли я докажу невиновность его внука.
Кучер молчал, кажется, целую вечность, потом заговорил жестким, стальным голосом, не терпящим возражений:
– Так, прекрасно. Вы будете замечательным помощником. И запомните! Если вы узнаете о чем-то, то, каким бы незначительным это вам ни показалось, вы немедленно сообщите об этом вашему дяде. Иногда с вами буду вступать в контакт я. Я не всегда буду маскироваться, и вы должны, если не получите от меня других указаний, сохранять в тайне все, что знаете обо мне. Иначе нам не поймать того дьявола, который предоставляет французам информацию.
Пока он говорил, Верити согласно кивала головой, а потом спросила, есть ли у него предположение, кто может быть этим предателем.
– Благодаря вам, барышня, мы, возможно, узнаем об этом. Но пока больше ничего сказать не могу. – Прежде чем она успела спросить, действительно ли он подозревает майора Картера, кучер взял ее за плечи и повернул к себе.
Вместо шарфа лицо его закрывал кожаный капюшон. Его глаза, опасно сверкая, смотрели на нее сквозь прорези в капюшоне, в нем также было прорезано отверстие для рта. Это придавало фигуре кучера зловещий вид, хотя раньше, с лицом, тщательно закутанным в шерстяной шарф, он выглядел скорее таинственно. Удивительно, но Верити не испытывала никакого страха.
Странно, но у нее не возникло ни малейшего желания сопротивляться, когда он притянул ее ближе и его губы прижались к ее губам.
Непроизвольно губы Верити раскрылись, она подняла руки и обвила его шею. Хриплый стон вырвался из его груди, и он крепко прижал ее к себе. Удивительно, но мысль о сопротивлении даже не пришла ей в голову. Казалось, что она принадлежит ему и душой и телом, что небесами она предназначена этому единственному мужчине. Разве могло то, что казалось таким естественным, таким прекрасным, быть грехом?
– О, барышня, так не пойдет, – пробормотал кучер, прерывисто дыша. – Мне нужна ясная голова, но это чертовски трудно: очень часто она бывает забита мыслями о вас. Но когда все это закончится, будьте уверены, я вас не отпущу. Вы моя, барышня. Всегда были моей, я понял это сейчас... И я никогда никому не позволю отобрать вас у меня.
Только теперь Верити опомнилась. Хотя он говорил доброжелательно, в его голосе безошибочно слышалась непреклонная решимость. Она знала, что он всерьез думает так, отвечает за каждое свое слово. Она знала, что он не в силах устоять перед ней, так же, как и она перед ним. Тут, словно желая опровергнуть это, кучер отстранил девушку, и в ее глазах появились неуверенность и страх.
– Нет, барышня, не смотрите так. – Он нежно погладил ее по щеке. – Все будет прекрасно. – Он поцеловал ее в лоб быстрым легким поцелуем. – Идите, а то, боюсь, я буду не в силах вас отпустить. Я подожду здесь, пока вы благополучно не войдете в дом.
Ей не хотелось уходить, не хотелось оставлять его, но она знала, что должна. Все произошло слишком быстро, и ей требовалось время – чтобы собраться с мыслями, все спокойно обдумать и понять, что за странную гипнотическую власть имеет над ней этот человек.
Верити без труда проскользнула незамеченной мимо только что прибывших гостей и направилась туда, где оставила свою тетушку.
– Господи, дитя мое! Наконец-то! Я уж собиралась отправиться на поиски. Где ты была столько времени?
– Выходила в сад глотнуть свежего воздуха. – Верити не видела причины лгать. Она чувствовала, что ей при всем желании вряд ли бы это удалось в ее теперешнем состоянии, когда в ней боролись странные неудовлетворенные желания и необходимость здраво мыслить и контролировать себя. – Здесь так душно.
От леди Биллингтон не укрылись пылающие щеки племянницы и подозрительно блестящие глаза. Да и губы Верити казались немного припухшими. Если бы она не знала свою племянницу так, как может знать только любящая тетя, она бы заподозрила, что девушка целовалась. Увы, Верити совершенно не была романтичной. А жаль, подумала леди.
– Наперед, моя дорогая, помни, что ты не должна никуда выходить одна. Никогда не знаешь, кто там может притаиться.
Вот уж действительно! И не знаешь, как кто себя поведет, подумала Верити с некоторым смущением. Тут она почувствовала, что является предметом внимания проницательного взгляда пары голубых глаз, и спросила у тетушки, кто тот высокий и красивый светловолосый джентльмен, который смотрит в ее сторону.
Леди Биллингтон устремила быстрый взгляд через весь зал.
– Мистер Лоренс Каслфорд. Его дядя лорд Каслфорд хорошо знаком с твоим дядей Чарльзом. По-моему, лорд Каслфорд как-то связан с военным министерством. У него есть сын, но он отдает явное предпочтение этому своему племяннику. Совершенно нетипичный отец!
Леди Биллингтон увидела, что хозяйка дома направляется к гостю, и слегка нахмурилась.
– А теперь, может, ты будешь добра удовлетворить мое любопытство? Почему ты не любишь леди Морлэнд?
– Не то что не люблю, просто не очень уважаю.
– Я не очень хорошо поняла, дорогая. Знаю, что она всего-навсего дочь какого-то землевладельца, но не думаю, что причина твоего неуважения только в ее происхождении.
Верити, не удержавшись, тихо хмыкнула.
– Если бы ты знала, что один из наиболее обожаемых мной людей был сыном крестьянина и падшей женщины, ты бы точно знала, что это не так.
– Дорогая! – содрогнулась леди Биллингтон. – Выбирай выражения.
– Я слышала, как об Артуре Бринли говорили, используя более сильные выражения. Как можно не восхищаться человеком, который был рожден в нищете, добился всего сам и получил титул не по рождению, а по заслугам! А Анджела вышла замуж исключительно из-за денег и чтобы обрести положение в обществе.
– А, понятно! – Леди Биллингтон бросила еще один взгляд в сторону хозяйки дома. Потом она поискала глазами дородную фигуру хозяина. – Так ты считаешь, что леди Морлэнд вышла замуж исключительно ради денег?
– Нет, не считаю, – торопливо заверила ее Верити. – Если бы речь шла только о деньгах, я думаю, что она бы вышла замуж за внука Артура Бринли. В Йоркшире их с Бри-ном уже, если так можно сказать, считали парой. Анджеле было тогда не больше шестнадцати, а Брину восемнадцать или девятнадцать. Все вокруг думали, что они в конце концов поженятся. Ходили слухи, что ее родители не дадут им благословения на брак до тех пор, пока дочь не достигнет совершеннолетия. Я бы не удивилась, узнав, что их распространяет сама Анджела. Брин уехал на Пиренеи, и не прошло и трех месяцев, как Анджела вышла замуж за этого жирного баронета. И это случилось за год до ее совершеннолетия.
– То есть она погналась за титулом?
– Я уверена, тетя. Как оказалось, она поторопилась, могла бы быть сейчас виконтессой!
Верити неожиданно залилась смехом, и сразу несколько пар глаз посмотрели на нее.
Леди Биллингтон повернула голову и увидела в дверном проеме высокую крепкую фигуру.
– Господи Боже, дорогая! Не хочешь ли ты сказать, что этот впечатляющий молодой джентльмен и есть внук Артура Бринли?
– Вот именно! – Верити была не в состоянии сдержать новый проказливый смешок. – Только взгляни на Брина Картера и потом посмотри на этот бочонок, за которого вышла замуж Анджела.
– Понятно! – В противоположность своей племяннице, которая всегда говорила прямо, леди Биллингтон считала, что мудрее оставить свои соображения при себе, но в душе думала, что Верити, пожалуй, права.
Леди Биллингтон внимательно наблюдала за майором, который шел по залу. Его выправка выдавала военного. Он держался очень прямо, но вместе с тем двигался с атлетической пластичной грацией. У него были хорошие черты, и, хотя она находила в нем мало фамильного сходства с Картерами, в нем чувствовалась безупречная порода.
Она не могла понять причины неприязни своей племянницы к Картеру. Леди Биллингтон попыталась мысленно докопаться до истоков этой антипатии, потому что не видела ничего такого в поведении майора, что давало бы повод испытывать к нему неприязнь. Точно так же ничто в его поведении не выдавало того факта, что он был когда-то очень увлечен леди Морлэнд.
Он взял на мгновение протянутую руку леди Морлэнд в свою, и если хозяйка ожидала, что он поцелует кончики ее пальцев, ее ждало разочарование. Он лишь отвесил легкий поклон.
– Я очень рада, что ты принял мое приглашение, Брин. Как замечательно снова увидеть тебя после стольких лет.
– Я ни за что бы не упустил такого случая. Это дает мне возможность поблагодарить вас за доброту, которую вы проявили к моему дедушке, взяв на себя труд, так часто навещать его в те годы, что я отсутствовал. – Он расценил ее слегка нахмуренные брови как нежелание обсуждать ее благотворительность и быстро сменил тему: – Вы чудесно выглядите, леди Морлэнд.
– Как официально, сэр! Я должна называть вас майор Картер?
– Если вам так угодно, мадам. Я думаю, что наше прежнее знакомство позволяет нам не так строго соблюдать формальности.
– Мы были больше чем просто знакомыми, Брин, – напомнила она ему хрипловатым дразнящим голосом. – Ты еще не забыл меня?
Его взгляд было трудно понять.
– Дорогая, поверь, я не держу на тебя зла. Молодые леди взрослеют куда быстрее, чем молодые джентльмены. К счастью, у тебя хватило здравого смысла не принять нашу дружбу за что-то более серьезное. И только за одно это я буду вечным твоим должником.
Это был не тот ответ, на который она рассчитывала. Она взглянула на него в надежде, что это его нелестное утверждение – не что иное, как ширма, за которой прячется его все еще разбитое сердце, и пришла в ярость, увидев, что он уже даже не смотрит на нее.
Она повернула голову в сторону его нескрываемо восхищенного взгляда, и ее глаза сузились.
– Ах! Ты помнишь маленькую Верити Хэркорт, Брин? Ну и сорванцом же она была, вечно ввязывалась в какие-то стычки. Помню, как ты неоднократно говорил, что эта несносная девчонка бегает за тобой, как приблудившийся щенок.
– Я говорил такое? – Он сдвинул брови. – Надеюсь, что у меня хватало ума не говорить ей самой об этом! Хотя... – Он замолчал, и его красивые губы тронула улыбка. – Это может пригодиться! – закончил он торжествующе и довольно загадочно.
Верити не оставила без внимания взгляды, направленные в ее сторону. Ей было интересно, что могли говорить о ней. Она подумала, что после их недавней встречи в парке майор, возможно, захочет пригласить ее танцевать. Однако если у него и было такое намерение, то его опередил мистер Каслфорд, который подошел к ней и попросил быть его партнершей в следующем круге контрданса.
Верити не смогла придумать причины для отказа, хотя ей не терпелось понаблюдать за действиями майора. По словам тетушки, мистер Каслфорд пользовался успехом у женщин, и ее отказ мог вызвать пересуды. А она знала, что этого ни в коем случае нельзя было допустить.
И Верити продолжала принимать все приглашения, но при этом старалась улучить момент, чтобы посидеть рядом с тетушкой, давая майору возможность подойти к ней. Однако он не предпринял ни малейшей попытки сделать это.
Гости начали разъезжаться, и леди Биллингтон поднялась попрощаться с хозяином и хозяйкой и поблагодарить за прием. Верити послушно последовала за ней и, решив не срывать своей миссии, пошла, петляя, через зал, по пути желая спокойной ночи своим многочисленным знакомым, чтобы тетушка ничего не заподозрила, увидев ее извилистый путь.
Проходя мимо майора, который стоял к ней спиной и беседовал с леди Джиллингэм и ее хорошенькой дочкой, Верити умышленно толкнула его под локоть. Шампанское выплеснулось прямо на лимонно-желтое шелковое платье мисс Джиллингэм.
В ответ раздался испуганный возглас Верити, который, естественно, ни на секунду не обманул ни ее тетушку, ни майора, судя по тому, как он слегка прищурился. Однако леди Джиллингэм, которую, к счастью, кажется, удовлетворили милые слова извинения, произнесенные Верити, быстро увела дочь.
– К-какая неожиданная неприятность! – воскликнула леди Биллингтон.
– Действительно неожиданная, – коротко отозвался майор, строго посмотрев в невинно глядящие на него фиалковые глаза.
– Я была немного знакома с вашим дедушкой, майор, – сообщила леди Биллингтон. – Позвольте выразить вам свое запоздалое соболезнование по поводу его кончины. Это был весьма уважаемый человек. Верити была очень высокого мнения о нем.
Уголки красиво очерченного рта майора предательски дрогнули.
– Да, я помню, что ваша племянница была частым гостем в нашем доме в детские годы, мэм. Мой дедушка имел репутацию сторонника строгой дисциплины, но с годами стал значительно мягче. Удивительно, но своенравное нередко поведение вашей племянницы не вызывало его гнева, а частенько даже забавляло.
Уголком глаза леди Биллингтон увидела, как напряглась ее племянница, поспешно попрощавшись с майором, и увлекла за собой Верити, пока та не сказала какую-нибудь дерзость.
– Иногда ты просто удивляешь меня, дитя мое! – пожурила она, когда они уселись в коляску. – Ты ведь нарочно толкнула майора Картера.
Верити даже не подумала отрицать это. Хотя она кипела от возмущения по поводу ничем не оправданной ремарки Брина, все происшедшее имело и забавную сторону.
Не выдержав пытливого взгляда тетушки, Верити отвернулась и посмотрела в окно.
– Мы, Хэркорты, не привыкли к тому, чтобы нами пренебрегали, – высокомерно заявила она. – Этот наглец не сделал даже попытки подойти ко мне, а обязан был найти время, чтобы поговорить с каждой молодой леди в этой комнате!
В ее голосе слышалась не просто досада, и леди Биллингтон почувствовала, что ее юная племянница не была столь безразлична к красавцу майору, как утверждала. Интересно, размышляла леди Биллингтон, что теперь думал этот майор о девушке, которую он, как было очевидно, находил когда-то несносной? Он не сделал ни малейшей попытки поговорить с Верити, но весь вечер поглядывал в ее сторону.
Его взгляд был не просто оценивающим. В нем был интерес. Больше того, он был далеко не шут, как нравилось называть его Верити. Майор Брин Картер был умным человеком. И именно тем человеком, если она, конечно, не ошибалась, который смог бы держать ее своенравную племянницу в руках.
Довольная улыбка заиграла на губах леди, когда она откинулась на бархатную спинку сиденья. Будущее, подумала она, было не только интригующим, но и многообещающим!


Брин гнал свой роскошный экипаж в сторону Оксфорда. Было таким блаженством снова оказаться за городом после нескольких недель, проведенных в удушливой атмосфере столицы. Как же он ненавидел городскую жизнь! Как быстро надоедала ему вся эта бесконечная круговерть светских сборищ, хозяйки которых соперничали друг с другом в том, чей вечер будет признан «событием сезона»!
Его приглашали все. Прием не считался даже сколько-нибудь успешным, если на нем не присутствовал майор Брин Картер. Стопка приглашений на столе в его библиотеке росла день ото дня, а дверной молоток никогда не замолкал. Но многие ли из тех, кто сейчас раболепствовал перед ним, вызывая отвращение неискренними заверениями и фальшивыми приклеенными улыбками, посмотрели бы в его сторону, если бы ему не предстояло стать виконтом Дартвудским?
Возможно, в прошлом он допускал ошибки – и чертовски глупые в том числе! – но кто же их не допускал? Слава Богу, он стал сейчас проницательней, чем был в юности.
Возможно, он стал даже чуть-чуть циничным. Это, безусловно, результат лет, проведенных в армии, где люди привыкают жить сегодняшним днем, никогда не заглядывая далеко в будущее. Ни один человек не знает, суждено ли ему вернуться после выполнения задания, но все быстро начинают разбираться в том, кому можно верить, а кому нет. На его пути встречались хорошие и плохие офицеры, хорошие и плохие люди званием пониже. То же самое относилось и к тем людям, которых он оставил позади, в Лондоне.
Некоторые были искренними, некоторые, безусловно, нет. А было время, напомнил он себе, когда он считал всех этих учтивых дам из высшего общества интригующими хищницами, а всех так называемых джентльменов – безмозглыми, занимающимися пустой болтовней хлыщами. Пять лет назад он никогда бы не поверил, что сможет считать человека, принадлежащего к самой верхушке светского общества, своим самым верным другом.
Брин добрался до загородного поместья своего друга в самом начале дня. Вокруг особняка, выстроенного из отшлифованного до блеска камня, раскинулся на огромной площади чудесный парк.
Рэвенхерст был великолепен. Парк, разбитый в предыдущем столетии, с его просторными лужайками, купами величественных деревьев, а также речкой и озером, в которых в изобилии водилась форель, радовал глаз. За домом был разбит английский сад, разделенный подстриженной живой изгородью и усыпанными гравием дорожками. За английским садом в обе стороны тянулись кусты рододендрона. Когда они были в полном цвету, яркие мазки придавали такое очарование окружающей красоте, что захватывало дух.
Каждый раз, приезжая в Рэвенхерст, Брин живо вспоминал, как впервые приехал в это благословенное поместье. Через несколько недель после того, как он вновь встал во главе своего полка на Пиренейском полуострове, Веллингтон отбил оккупированный французами город Бадахос. Получившего в бою тяжелое ранение Брина отнесли на носилках в лагерь. Едва бросив взгляд на загноившуюся рану молодого капитана, армейский хирург махнул на него рукой.
Брин был оставлен с мертвыми и умирающими. Его имя наверняка оказалось бы вскоре включенным в длинный-длинный список погибших, если бы не усилия его командира. Тот убедил доблестного молодого капитана вернуться в Англию, чтобы в случае самого худшего исхода он мог быть погребен в родном Йоркшире, а не в одной из безымянных могил в Испании.
Полковник Питбори не ожидал, что Брин сможет вынести тяготы переезда через всю страну в порт. Гражданский доктор, который был на борту судна, державшего путь на Саутгемптон, во время плавания удалил ту пулю, которая сидела в боку Брина, а заодно и ту, которую всадили ему в плечо. К тому времени, когда судно вошло в док Саутгемптона, Брина терзала лихорадка, но он все еще слабо цеплялся за жизнь. Но сколько еще это могло продолжаться?
Полковник Питбори оказался в затруднительном положении. С одной стороны, ему не хотелось оставлять доблестного молодого офицера в руках незнакомых людей, с другой – он опасался, что Брин может не выжить, если ему придется проделать долгое путешествие в экипаже в его родной Йоркшир. Тут он вспомнил об одном попавшем в его руки письме, которое пришло молодому капитану от некоего мистера Маркуса Рэвенхерста.
Полковнику Питбори было, разумеется, невдомек, что капитан Картер и Маркус Рэвенхерст были едва знакомы. Они познакомились лишь некоторое время назад, случайно оказавшись в одной захолустной гостинице. У полковника отлегло от сердца, когда хозяйка огромного поместья в Оксфордшире, куда он приехал, без всяких колебаний распорядилась перенести капитана из почтовой кареты в дом. Но, увидев, как четверо дюжих лакеев несли вверх по ступенькам широкой лестницы обмякшее тело Брина, полковник решил, что видит его в последний раз. Однако полковник Питбори не учел необыкновенной воли и неистощимого усердия Сары Рэвенхерст.
Находясь в глубоком приступе лихорадки, Брин не помнил, что перенес морское путешествие и как оказался в таком роскошном месте. Первое, что он увидел, придя в сознание, было улыбающееся лицо склонившегося над ним прекрасного ангела.
А Сара Рэвенхерст и впрямь была ангелом. Три года назад она исцелила не только его тело, но и душу.
Сейчас ему трудно было поверить в то, каким ожесточившимся он был в ту пору. Обманутый в любви, долгие годы презираемый как «ткацкое отродье» сыновьями так называемых джентльменов, он стал обидчивым и раздражительным. Но время, проведенное в Рэвенхерсте, изменило его.
Сейчас кажется смешным, что прежде он и помыслить не мог, что высокородный господин станет его лучшим другом. Сейчас он наконец-то обрел уверенность в себе. И обязан он был этой уверенностью Маркусу и Саре Рэвенхерст.
Брин обогнул дом и подошел к главному входу. Его встретил учтивый дворецкий Стеббингс и сообщил, что госпожа находится в маленькой гостиной, а хозяин работает в библиотеке.
– В таком случае я навяжу свое общество вашей госпоже, – сказал Брин, протягивая ему шляпу и плащ.
Открыв дверь в гостиную, он увидел, что Сара Рэвенхерст сидит у окна, склонившись над шитьем. Она подняла голову и, радостно вскрикнув, бросилась ему навстречу.
– О, Брин, как приятно видеть тебя! – Радость отразилась в ее аквамариновых глазах. – Ты проездом или погостить?
– Будьте добры отпустить мою жену, сэр! – раздался из дверей глубокий мужской голос прежде, чем Брин успел ответить. – Вы всегда и пяти минут не успеете пробыть здесь, как начинаете любезничать с Сарой!
– Совершенно верно, – подтвердила та, не сделав и попытки освободиться из объятий майора. – На твоем месте я бы вызвала его на дуэль.
– Боже праведный, мадам! Неужели вам хочется стать вдовой? Он был одним из самых метких стрелков в британской армии. – Маркус Рэвенхерст, насмешливо подняв бровь, подошел пожать другу руку. – Городская жизнь тебе не очень по нутру, а?
При виде страдальческой физиономии Брина оба, и муж и жена, разразились смехом.
– Вам смешно, а я там с тоски завыть готов, – шутливо насупился Картер.
– Как я тебя понимаю! – согласилась Сара, беря Брина под руку. – Но что поделаешь? Приходится принимать приглашения, иначе можно кого-нибудь обидеть.
– Многих я бы с превеликим удовольствием обидел, – откровенно признался Брин. – Я бесчисленное количество раз с благодарностью вспоминал тебя, Маркус, в последние недели за то, что ты прислал мне рекомендательное письмо в боксерский салон Джексона. Если б вы знали, как мне надоели эти мамаши, мечтающие пристроить своих дочерей!
– Это неизбежно. Ты сейчас – лакомый кусочек, очень выгодная партия. – Протянув гостю бокал мадеры, Маркус сел в кресло напротив. – Надо научиться смотреть на них как бы со стороны. Мне это всегда помогало!
– Ему совсем ни к чему перенимать твои ужасные привычки, – вмешалась Сара, бросив на мужа неодобрительный взгляд. – Я уверена, что он и сам прекрасно справится. – Она снова посмотрела на Брина с тем озорным огоньком в глазах, который он так любил. – Не могу поверить, что ни одна из этих утонченных особ не увлекла тебя, Брин.
– Две или три, пожалуй. Вот почему я здесь. – Сделав паузу, чтобы попробовать превосходное вино, он откинулся на мягкую спинку софы. – Вы так добры ко мне, что... – Он запнулся. – Сара, не разрешишь ли ты мне устроить званый вечер здесь человек на восемь?
– О чем речь! – смеясь, ответила Сара. – И не обращай внимания на Маркуса. Он вечно брюзжит. Впрочем, лично мне грех жаловаться на этого деспота. Он пылинки с меня сдувает.
– Я бы тоже так себя вел, если бы ты была моей женой, – нежно улыбнулся ей Брин. – Не всем мужчинам так везет, как Рэвенхерсту. Но каждый должен хотя бы попытаться найти свой идеал. Именно поэтому я и хочу пригласить нескольких молодых особ сюда.
– Ах вот как?
– Я наметил трех, которые, по-моему, подходят для роли будущей виконтессы. – Брин пристально рассматривал воображаемое пятнышко на ярком ковре. – Но я уже однажды ошибся и не собираюсь повторять эту глупую ошибку.
Улыбка Сары исчезла, в глазах мелькнула печаль. Она знала все о юношеской любви Брина и о том, как он страдал, когда узнал, что его возлюбленная вышла замуж за другого.
– Ты... ты все еще думаешь об Анджеле, Брин?
– Да нет же, господи! – Голос его прозвучал уверенно. – Конечно, я никогда не забуду, как внимательна она была к моему деду. Она регулярно навещала его даже после того, как вышла замуж. Я не получил от него ни одного письма, в котором бы он не писал, что «эта барышня опять заходила ко мне». Я всегда буду благодарен ей за это, но...
Он замолчал и выпил еще один глоток мадеры.
– Странная вещь. Вчера вечером, придя в ее дом, я впервые увидел ее с тех пор, как она вышла замуж. Мне казалось, что я буду переживать, но, знаешь, Сара, единственное, что я почувствовал, было облегчение оттого, что я не совершил глупость и не женился на ней.
Сара молча смотрела на него некоторое время, а потом спросила:
– Ты говорил, что твое внимание привлекли три молодые леди. Ты на самом деле не отдаешь предпочтения ни одной из них?
– Нет. Все они одинаково очаровательны. – Брин неожиданно поднял глаза, прекратив созерцать рисунок ковра. – А разве я сказал, три? Вообще-то есть еще и четвертая. К сожалению, с ней есть некоторые проблемы.
Сара и ее супруг обменялись многозначительными взглядами.
– Конечно, Брин, приглашай кого хочешь. А пока, надеюсь, ты останешься хотя бы до завтра? – Когда он согласно кивнул, она поднялась. – В таком случае я прикажу, чтобы приготовили твою спальню.
Маркус пристально изучал содержимое своего бокала, пока за женой не закрылась дверь, потом поднял глаза и взглянул в лицо друга.
– Если ты вообразил хотя бы на минуту, что Сара поверила тому, что ты тут насочинял, то это значит, что недели, проведенные в Лондоне, пагубно сказались на твоих умственных способностях, мой мальчик.
– Нет, конечно, я так не думаю. Но я знаю также, что она никогда не станет ничего выпытывать.
– Верно, не станет. – Маркус продолжал пристально глядеть в глаза друга. – Но я – совсем другое дело. Теперь не крути, а прямо ответь, не мог бы я узнать истинный мотив твоей просьбы?
Верити сидела за секретером в залитой солнцем гостиной с видом на улицу и сочиняла письмо дяде Люцию. При обычных обстоятельствах ей бы не составило никакого труда написать своему опекуну отчет о том, как она проводит время в Лондоне, но сейчас она никак не могла сосредоточиться и размышляла, где мог находиться сейчас один ее знакомый майор.
Брина не было в Лондоне целых две недели. Кто-то заметил, что на следующий день после приема у Морлэндов его экипаж мчался по главной дороге к Оксфорду. Сам этот факт не вызывал ни малейшего беспокойства. В конце концов, его близкие друзья Рэвенхерсты жили в Оксфордшире.
Она прищурилась и посмотрела невидящим взглядом в окно. Двумя днями позже его видели на дороге Грейт-норт. Наверное, он отправился в Йоркшир, к себе домой. Уезжать, когда светский сезон в Лондоне в полном разгаре? Странно!
Еще более загадочным было отношение лорда Чарльза к неожиданному исчезновению майора. Отъезд Брина не был экспромтом, потому что его появления ждали на нескольких приемах, и он отправил их устроителям письма с извинениями по поводу своего отсутствия.
– Не стоит беспокоиться, моя дорогая, – сказал он, пожав плечами. – Если майора и видели выходящим из почтовой кареты, то, скорее всего, это означает, что он поехал к себе домой.
– Это приходило мне в голову, сэр. Но почему сейчас? Он вернулся в Англию несколько недель назад. Разве не логичнее было бы съездить в Йоркшир до начала светского сезона? – Верити все еще была охвачена подозрением. – Здесь что-то не так.
– Возможно, ты права. Но давай не будем торопиться с выводами. Когда он в конце концов вернется, постарайся выяснить истинную причину его неожиданного отъезда из города. Но, как я уже говорил, у нас нет причин для беспокойства. Мне известно точное местонахождение нашего маленького французского друга, – продолжал лорд Чарльз, – и мои люди следят за его жилищем круглосуточно. Он не предпринимал никаких попыток уехать из Лондона, так что мы можем быть уверены в том, что ему пока не передали никакой информации.
Верити пришлось покинуть дом дяди, удовлетворившись этим. Поведение Брина было, мягко говоря, весьма странным, да и дядино удивляло. Если бы она не знала всего, она бы поклялась, что лорда Чарльза совершенно не интересует майор Картер. Но если это так, зачем же он просил ее не спускать глаз с майора?
Дверной молоток, стук которого эхом раздался по холлу, прервал ее размышления. Несколькими мгновениями позже дворецкий вошел в гостиную и сообщил, что ее хочет видеть какой-то джентльмен.
Верити страдальчески поморщилась. С момента ее появления в городе ей досаждал бесконечный поток молодых людей, устремившихся в дом ее тетушки. Наверное, ей должно было бы льстить такое внимание, и в какой-то мере так и было, но она не собиралась терять голову. Однако она не могла позволить себе никого обидеть и по этой причине никогда не отказывалась принять посетителя.
– Как его имя, Уоттс?
– Его имя Картер, мисс Хэркорт, – ответил из дверей глубокий голос, и Верити потребовалось все ее самообладание, чтобы не разинуть широко рот, увидев майора, входящего без приглашения к ней в комнату. Это было просто невероятно. Стоило ей подумать о нем или упомянуть его имя, как он тут же возникал невесть откуда!
– Майор! Какой неожиданный сюрприз! – Приветливая улыбка скрыла ее изумление. – А мне казалось, что вас нет в городе.
Он бросил на нее насмешливый взгляд.
– Следите за мной, мисс Хэркорт?
– Ничего подобного, майор. – Ее заливистый смех показался фальшивым даже ей самой. – Ваше отсутствие в городе замечается сразу и ввергает некоторых молодых дам в уныние.
– Судя по вашему цветущему виду, вы ничего подобного не испытывали, мисс Хэркорт.
Еще чего! – подумала Верити, но благоразумно промолчала.
– Как могу я относиться к их сэр? – широко улыбнулась она. – Мы с вами много лет знаем друг друга. Мы, похожи на брата и сестру!
– Это как раз то, что я пытался втолковать превосходному слуге вашей тетушки – он верно заметил, что вам не пристало принимать у себя джентльменов наедине. Могу ли я предложить вам в такое прекрасное прокатиться в экипаже?
Верити не могла упустить драгоценную возможность начать свое расследований и приняла его приглашение.
– Какие великолепные лошади! – восхитилась она после того, как майор отдал кучеру распоряжение вернуться на Беркли-сквер, а сам приказал лошадям трогать.
– Вы правы, мисс Хэркорт.
– Не помню, чтобы вы когда-нибудь лично правили экипажем до того, как отправились служить в армию. – Ответа не последовало. – Если мне не изменяет память, вы всегда ездили верхом.
– Я и до сих пор часто езжу верхом. Она не оставила без внимания удивленный взгляд, который он бросил на нее. – Но в городе... не очень уместно щеголять этим.
– Значит, вы приобрели эту пару лошадей, чтобы произвести впечатление в обществе, сэр?
– Не совсем так, нет.
Похоже, лошади действительно принадлежали ему.
– Давно они у вас? Где вы отыскали красивых животных?
– Ну и ну! Как много вопросов вы задаете! Можно подумать, что вы приняли мое приглашение исключительно ради того, чтобы подвергнуть меня допросу.
Брин оказался гораздо проницательнее, чем она думала. Придется действовать осторожнее.
– Ну что вы, майор! Все дело в том, что я и сама люблю проехаться по городу. Щегольнуть любят не только джентльмены.
– Не ждите, что я поддержу такое ваше безрассудство. – В голосе его прозвучали давно забытые строгие нотки, но прежде, чем Верити успела припомнить что-то, он снова заговорил своим обычным голосом: – Ваш дядя никогда мне этого не простит. Кстати, он просил передать вам привет. – Брин заметил торжествующее выражение, внезапно промелькнувшее в ее глазах. – Да, мисс Хэркорт. Я был в Йоркшире. – Его губы дрогнули. – Хотите узнать, что привело меня туда?
Медленно сосчитав про себя до десяти, Верити сказала:
– Нет. Я даже не собираюсь просить вас помочь мне купить пару лошадей, потому что уже вспомнила, что есть такое место – Тэттерсолл, где можно это сделать.
– Но это не место для леди, – возразил он.
– Так как же тогда, черт побери, может женщина приобрести себе приличных лошадей? – резко спросила Верити, разозлившись на дурацкие законы, направленные против незамужних женщин.
– Как я вижу, вы так и не научились обуздывать свой строптивый характер, мисс Хэркорт, – заметил Брин. – Я помню, как мой дедушка еще много лет назад говорил, что вам необходима твердая рука. Люций Редмонд слишком мягок.
Верити, прищурившись, взглянула на его точеный профиль. Почему, собственно, он то и дело отпускает в ее адрес какие-то колкости? Ну, нет, последнее слово останется за ней!
– Да полно вам, мистер Картер. Вы же знаете, что это неправда. Я прекрасно помню, как во время нашей последней встречи вы сказали, что ваш дедушка относился ко мне очень снисходительно и находил некоторые мои привычки очаровательными.
– Сдаюсь, мисс Хэркорт! – признался он с такой теплой улыбкой, что плохое настроение Верити улетучилось. – На вашем месте я бы, конечно, обратился за советом к кому-то, кто хорошо разбирается в лошадях.
– Вы именно так и поступили, майор?
– Да. Мой друг, Маркус Рэвенхерст, помог мне купить этих прекрасных животных.
Вот как? Очень интересно! Хотела бы Верити знать точно, когда майор приобрел этих великолепных серых лошадей. Однако она не стала его расспрашивать, а поинтересовалась, собирается ли он оставаться в Лондоне до конца сезона.
– У меня нет твердых планов, мисс Хэркорт. Смотря по обстоятельствам.
– Вы имеете в виду титул виконта?
– Да, но есть... и другие соображения, – ответил он, пристально глядя прямо перед собой на дорогу. – О! Да это, кажется, леди Джиллингэм со своей очаровательной дочкой!
Майор остановил упряжку возле открытой четырехместной коляски Джиллингэмов.
Верити мельком взглянула на Клариссу, которая пребывала в необычно подавленном настроении и коротко отвечала только «да» или «нет», если к ней обращались.
– Надеюсь увидеть вас завтра на нашем балу, мисс Хэркорт, – сказала леди Джиллингэм, обратившись к Верити.
– Просто мечтаю об этом, – уверила ее Верити. – Я наслышана о бесподобном цветочном убранстве и о том, что вы отказались от неудачной современной моды превращать бальный зал в шелковый шатер.
– Этого определенно не будет. Если вам не помешают неотложные дела, майор Картер, я возлагаю надежды и на ваше общество. – Сказав это, она дала знак кучеру трогать.
– Какая милая женщина эта леди Джиллингэм, – заметил Брин, тоже тронув лошадей. – У нее такие приятные непринужденные манеры. Как жаль, что в высшем свете мало таких дам.
– Да, жаль, – согласилась Верити. – И Кларисса очень похожа на нее, но она была сегодня определенно не в духе. – С неожиданным озорным огоньком в глазах Верити взглянула на него. – Уж не сердится ли она все еще за тот пролитый бокал шампанского у Морлэндов?
– Должен сказать вам, мисс Верити Хэркорт, что вы бессовестная девчонка!
Нисколько не оскорбившись, Верити залилась смехом.
– Сознаюсь, я веду себя немного... недопустимо иногда. Но бессовестно?.. Никогда!
Она вдруг почувствовала себя очень легко, как было много лет назад, когда он относился к ней как снисходительный старший брат. И когда они вернулись на Керзон-стрит, ее стали одолевать сомнения. То ли она с готовностью согласилась оставить за ним танец на балу леди Джиллингем потому, что это давало ей идеальную возможность расспрашивать его и дальше, то ли просто потому, что искренне хотела быть с ним рядом.


Леди Биллингтон с облегчением вздохнула, когда Верити предоставила ей возможность заказать ткань для новых платьев. Сама Верити, к сожалению, выбирала себе одежду насыщенных цветов: красного, темно-зеленого и, конечно, своего любимого темно-синего. И своим триумфом леди Биллингтон считала согласие Верити сшить хотя бы одно вечернее платье ослепительной белизны. Это был тот цвет, против которого ее племянница всегда категорически возражала.
Леди Биллингтон была вознаграждена, когда вечером в четверг они прибыли на бал к Джиллингэмам. В белом, тонком как паутинка платье на белом атласном чехле с белыми цветами, разбросанными по красиво уложенным черным как вороново крыло, волосам, Верити привлекла всеобщее внимание.
– Должна сказать, тетя Клара, что ты была совершенно права, – неожиданно заявила Верити, когда они уселись на два высоких стула, стоящие возле стены.
– Ты имеешь в виду платье? Я знаю, дорогая. Ты выглядишь очаровательно.
– Да я совсем не об этом! – ответила Верити, раздраженно махнув рукой. – Я никогда не видела таких изумительных цветочных композиций, как у леди Джиллингэм. Они просто восхитительны.
Леди Биллингтон была лишена возможности ответить, потому что молодой джентльмен в щегольском шелковом жилете в зеленую и желтую полоску приблизился к ним и быстро увлек Верити туда, где уже стояли пары, приготовившиеся танцевать первый круг контрданса.
Улыбаясь, она следила за ними глазами. Ее племянница была по своей натуре добрым человеком, благородным и очень искренним. Правда, временами она позволяла проявляться своему необузданному нраву и не жаловала дураков. Она с одинаковым удовольствием разговаривала что с конюхами, что с герцогами. И никогда не смотрела свысока на тех, кто был ниже ее по положению, что, конечно, создавало ей прекрасную репутацию. Но леди Биллингтон была не настолько слепа, чтобы не видеть недостатки своей племянницы. Девушка бывала временами довольно упряма. Ей нужен был мужчина с очень сильным характером, чтобы держать ее в узде.
Ее внимание внезапно привлекли появившиеся в дверях два новых гостя. Однако отнюдь не неожиданное появление ее брата вызвало довольную улыбку на ее губах. Одобрение леди снискал высокий джентльмен, вошедший вместе с лордом Чарльзом. Вот тот, кто мог бы взять на себя задачу держать в ежовых рукавицах своевольную девчонку!
Вериги не заметила прибытия лорда Чарльза и майора Картера, она в этот самый момент скользила в танце, сосредоточившись на замысловатых па. По окончании первого танца ее тут же подхватил другой кавалер, а вслед за ним и третий. Как только третий танец закончился, она подошла к лакею, державшему серебряный поднос с бокалами шампанского, изящно ускользнув от четвертого молодого джентльмена, который явно направлялся в ее сторону. Не успела она взять с подноса бокал, как рядом с ней возникла Кларисса.
– Здесь становится душно и тесно, – заметила Верити. – Ваша матушка, должно быть, довольна тем, как проходит вечер, – продолжала она, не услышав ответа. – А такой великолепной аранжировки цветов я никогда не видела.
– Мама сама занимается цветами. – Кларисса еле слышно вздохнула. – Я бы очень хотела быть больше похожей на нее.
– Но вы очень похожи на нее, мисс Джиллингэм.
– Внешне – да. Но мама такая утонченная. Всегда выглядит элегантной, уверенной, в то время, как я...
– Вы производите такое же впечатление, мисс Джиллингем.
– Пожалуйста, называйте меня Кларисса, – застенчиво улыбнувшись, проговорила та. – Я пытаюсь вести себя так, как хотелось бы маме, но иногда у меня совершенно не получается. Я чувствую себя гораздо лучше в сельских краях. Люблю бывать с папой, помогать на ферме.
Верити была удивлена этим признанием. Ей было трудно представить, как такое хрупкое на вид создание месит грязь ногами в грубых башмаках.
– Мама так мечтала вывезти меня в свет, – с печальным вздохом сказала Кларисса. – Она так старалась, чтобы этот выезд был успешным. Я очень надеюсь, что не расстрою ее, если не встречу подходящего жениха, но...
– Где бы я вас ни видела, вы всегда находитесь в окружении молодых людей, – успокаивающе улыбнулась Верити.
– Я знаю, – ответила Кларисса без особого энтузиазма. – Проблема в том, что мне трудно поддерживать светский разговор. У них на уме только тряпки и прочие глупости. Даже майор Картер, который мне нравится больше всех остальных, похоже, не так много знает о сельском хозяйстве.
Верити с трудом удержалась от улыбки.
– Да, не думаю, что он что-то знает. Ну, так майор Картер и выбрал для себя военную карьеру, а не работу на земле, – добавила она с великодушием, которое бы поразило ее тетушку. – Мне кажется, если бы он захотел, то добился бы успеха и в управлении землями.
Замолчав, чтобы отпить шампанского, она обвела взглядом комнату.
– Ну и чудеса! Дядя Чарльз здесь. Извините меня, Кларисса, я должна вернуться к тетушке.
Леди Биллингтон все время следила краем глаза за своей племянницей. Одновременно она умудрялась держать в поле зрения и других гостей, ведя при этом беседу с сидящей рядом дамой. То, что она видела, явно ей нравилось.
– Освободилась от своих многочисленных поклонников наконец?
– Наверное, должно льстить, когда от приглашений нет отбоя, но и хорошее приедается. И эти чертовы белые туфли мне жмут!
– Никто бы и не догадался об этом, моя дорогая. Ты так грациозно танцевала!
Наградив тетушку теплой улыбкой, Верити сменила тему:
– Да, между прочим, ты видела, кто пришел?
– Да, дорогая. Я видела, что пришел майор Картер.
– Он здесь? – Верити оглядела зал и увидела у противоположной стены Брина, возвышавшегося в группе других джентльменов. – А, так он здесь! Но я имела в виду не его. Дядя Чарльз приехал.
– Да, я знаю. Он пришел вместе с майором. А я и не подозревала, что они знакомы.
– Кажется, знакомы, – осторожно ответила Верити. Она быстро сменила тему: – Кто тот джентльмен, который разговаривает с дядей? Я никогда не видела его раньше.
– Это лорд Каслфорд. Ты танцевала с его племянником на приеме у Морлэндов недавно, помнишь?
– А, да! Такой светловолосый красавец. Он мне не особенно понравился. Слишком высокого мнения о себе... И что-то в нем еще такое... – Верити покачала головой и еще раз взглянула на весьма внушительную фигуру лорда Каслфорда. – Его жена или сын присутствуют на этом вечере?
– Вряд ли, моя дорогая. Они не большие любители городской жизни.
– Я тут обнаружила еще одного человека с такими же вкусами, – сказала Верити с легкой улыбкой. – Кажется, маленькая Кларисса Джиллингем чувствует себя гораздо уютнее среди овец и коров.
– Правда? – леди Биллингтон удивленно подняла брови. – Как интересно! Значит, у нее не будет шансов на успех?
Верити не стала делать вид, что не поняла, о чем идет речь. С первого дня своего приезда в Лондон она знала, какие три молодые дамы пользуются наибольшей благосклонностью у майора. До сегодняшнего дня Верити считала Клариссу самым вероятным кандидатом на место виконтессы Дартвудской. Мисс Джиллингэм была не только хорошенькой, но и славной. Тем не менее то, что Верити узнала сегодня, дало ей повод для размышлений.
О Клариссе речь может идти только в том случае, если ей дадут возможность жить простой деревенской жизнью. Но устроит ли неторопливая сельская жизнь человека, привыкшего каждый день смотреть опасности в глаза? Такое трудно было представить.
Верити обратила свой взор на вторую соперницу, которая весь вечер самозабвенно танцевала. Хилари Фэннер, конечно, знала майора дольше, чем Верити. Это была симпатичная девушка из хорошей семьи. Жаль только, что она безмерно болтлива и голос у нее визгливый. Во всех других отношениях она бы очень подошла, подумала Верити, бросив тайком взгляд на третью кандидатку.
Леди Кэролайн Мортимер была единственной дочерью графа и графини Уэстберских. Верити решила, что она самая хорошенькая из всех троих, но ее слегка портила высокомерная манера держаться. Если намерения Брина были серьезными, тогда он целился высоко. А почему бы и нет? В конце концов, титул виконтессы тоже чего-то стоил.
– Могу я надеяться, мисс Хэркорт, что вы не забыли свое обещание оставить для меня танец?
Верити виновато вздрогнула. Впервые она подумала, что хорошо бы майору избавиться от дурной привычки чудесным образом возникать перед ней, стоит лишь ей случайно вспомнить о нем. Это действовало на нервы!
– Конечно, не забыла, сэр. – Поднявшись, она улыбнулась ему, и нельзя сказать, что совсем уж неискренне. – По-моему, сейчас должны заиграть вальс. К счастью, только на прошлой неделе я получила разрешение на этот танец от самой патронессы.
– Ради Бога, дитя мое, говори потише! – прошептала леди Биллингтон, бросив украдкой взгляд на сидевшую неподалеку самую грозную из всех патронесс – миссис Драммонд Баррелл.
При этих словах в глубине фиалковых глаз вспыхнул озорной блеск.
– Заманчивая перспектива!
– Позвольте мне освободить вас от беспокойного общества вашей племянницы хотя бы на время, мэм, – вмешался майор и увлек Верити танцевать.
Озорное настроение Верити улетучилось в то самое мгновение, когда рука майора легла на ее талию. В течение прошедшей недели многие из молодых джентльменов были ее партнерами, но ни один из них не заставил ее сердце биться так сильно. Да что же это с ней происходит? Неужели в тайниках ее души сохранилась нежность к этому человеку? Она почувствовала, что должна хорошенько сосредоточиться, чтобы не сбиться с такта.
– Что-то вы притихли. – Эта небрежно произнесенная фраза заставила ее поднять голову. – Что случилось? – Вместо обычного поддразнивания в его тоне слышалась обеспокоенность. – Что вас так взволновало?
Господи, а он, оказывается, проницателен! С ним надо быть настороже.
– Вы приехали сюда вместе с лордом Чарльзом Хэркортом. Вы хорошо знакомы с моим дядей?
– Мы просто встретились на лестнице, – ответил майор, немного запнувшись. – Тем не менее я его действительно знаю. Мы оба – члены клуба «Уайт».
Если это так, почему же ее дядя не попытался разузнать все о майоре за бокалом портвейна или за игрой в карты, в непринужденной обстановке клуба? Чего уж проще!
– Я удивилась, увидев его сегодня здесь. Он не большой любитель таких сборищ.
– Так же как и лорд Каслфорд, по общему мнению, – ответил Брин, взглянув на обоих этих джентльменов, беседующих в уголке. – Представьте, Каслфорд – ближайший сосед моего близкого друга Рэвенхерста.
– Да что вы?
Верити слегка прищурилась. Тетушка упоминала о том, что Каслфорд работает в военном министерстве? Как интересно!
– Жаль, что вашего друга нет в городе. Я бы с удовольствием с ним побеседовала. – Верити поймала явно недоуменный взгляд Брина. – Насчет лошадей, как вы понимаете. Раз уж он помог вам приобрести этих серых...
Теперь он смотрел на нее с легкой усмешкой.
– Нет ни малейшего шанса... что он станет искать для вас лошадей, мисс Хэркорт.
– О! Это почему же?
– Во-первых, потому, что ему не нравится, когда лошадьми правят дамы. Он никогда бы не разрешил собственной жене править экипажем. А во-вторых, потому, что я буду категорически против. Вы слишком красивы, чтобы рисковать своей головкой ради, как я подозреваю, мимолетной прихоти.
Какое-то мгновение Верити изо всех сил боролась с собой, чтобы не одернуть его за то, что он осмеливается указывать ей, как себя вести, но чувство юмора победило, и она рассмеялась.
– Вы опасный человек, майор! На вас невозможно сердиться. Вы так искусно жонглируете колкостями и комплиментами, что я теряюсь.
– Ловко я расстроил ваши планы, мисс Хэркорт, не правда ли? А в доказательство того, что вы не держите на меня зла, надеюсь, вы будете столь любезны, что позволите мне сопровождать вас позже на ужин и, разумеется, танцевать с вами?
Она не решилась отказать ему, хотя это нарушало ее золотое правило: никогда не танцевать дважды за вечер с одним и тем же кавалером. В конце концов, их давнее знакомство позволяет отступить от некоторых принципов. Чем дольше она находилась в его обществе, тем более вероятной была возможность узнать что-то важное – если, конечно, такое важное вообще существовало.
Всю последующую неделю и дня не проходило, чтобы Верити не видели в обществе майора Картера. Она либо танцевала с ним вечером, либо сидела днем подле него в его роскошном экипаже. Высшее общество не замедлило по-своему истолковать это обстоятельство.
Естественно, догадки сводились к одному: удалой майор рассматривает четвертую молодую леди в качестве возможного кандидата на роль будущей виконтессы Дартвудской. Все это выглядело именно так. А как прекрасно они смотрелись вместе – красивая изящная девушка со смоляными волосами и широкоплечий джентльмен с замечательными каштановыми кудрями!
Что думал на этот счет сам Брин, можно было только догадываться. Он ни разу не упустил возможности пригласить ее на танец, если они оказывались оба на каком-нибудь вечере. Но Верити, откровенно говоря, не могла бы сказать, что он удостаивал ее каким-то особым вниманием. Если какая-нибудь из тех трех молодых дам, за которыми он ухаживал с тех пор, как приехал в город, тоже присутствовала на этом вечере, он непременно старался потанцевать и с ней.
Верити, со своей стороны, отчаянно пыталась убедить себя в том, что, стараясь использовать любую возможность оказаться возле Брина, руководствуется самыми лучшими намерениями, делает это ради своей страны, а может быть даже, ради него самого. Но на деле он ей просто очень нравился. И она была уверена, что это взаимно.
Ситуация достигла своего предела, когда, спустя примерно неделю после бала у Джиллингэмов, Верити вошла в комнату для завтрака и увидела, что ее тетушка пребывает в крайнем возбуждении.
– Ни за что не догадаешься, что я получила сегодня утром, – выпалила она. Ее пухлое лицо расплылось в улыбке. – Письмо от Сары Рэвенхерст. Она приглашает нас погостить в ее загородном доме! Вот, прочти сама!
Пробежав короткое послание, написанное аккуратным летящим почерком, Верити удивленно нахмурилась.
– А я и не знала, что ты близко знакома с Рэвенхерстами, тетя Клара.
– Разумеется, я знаю Маркуса Рэвенхерста. Это довольно мрачный и неприступный джентльмен. А в прошлом году я познакомилась с его женой Сарой, когда они на несколько недель приехали в город. Она по-настоящему красивая и очаровательная молодая дама. Но мы не очень близко знакомы.
– В таком случае, почему же нас пригласили?
Леди Биллингтон взглянула на свою племянницу едва ли не с изумлением. Причина была ей совершенно понятна: Сара Рэвенхерст направила это приглашение по просьбе своего близкого друга Брина Картера. Неужели Верити сама не понимает? – удивилась она, взяла кофейник и наполнила чашки. И это после того, что девочка не сделала ни единой попытки отказать в своем обществе майору. Леди Биллингтон втайне была довольна тем, как складывались отношения этих двух молодых людей. Майор действовал очень осмотрительно. Тем не менее всякому мало-мальски умному человеку было очевидно, что они находили удовольствие от общения друг с другом и выглядели прекрасной парой. Было очевидно также, что если у Верити и были какие-то детские обиды на майора, то они остались в прошлом.
– Я бы не удивилась, узнав, что Брин попросил Сару Рэвенхерст пригласить тебя. В конце концов, вы, кажется, снова подружились. Со своей стороны, – продолжала тетушка, не давая племяннице возможности ответить, – должна сказать, что это большая честь, и я горю желанием увидеть их великолепный дом. Говорят, это что-то необыкновенное. Впрочем, можно и отказаться, но...
Сказанное ни на мгновение не обмануло Верити. Леди Клара уже приняла решение. Да и она тоже! О том, чтобы принять предложение, и речи быть не могло. Но как ей поступить правильно? А главное, как она может отказаться, не вызывая подозрений тетушки?
Леди Биллингтон прервала ее мрачные размышления разговорами о званом вечере, на который они должны были идти сегодня. Верити заставила себя слушать, но, как только завтрак был окончен, она решила пойти прогуляться. Ей необходимо глотнуть свежего воздуха и побыть одной.
Избавиться от Мег было просто. Горничная никогда не входила в ее комнату без вызова. Но не так-то легко избавиться от Горация. Он встретил ее у подножия лестницы, виляя пышным хвостом, и Верити поняла, к своему удивлению, что у нее не хватит духу не взять его с собой.
Ей удалось улизнуть из дома незамеченной. Она пошла по улице, завернула за угол и все это время не могла отделаться от неприятного чувства, что ее преследуют. Она несколько раз оглянулась, но не увидела ничего подозрительного. На улице было полно прохожих, и она, разумеется, заметила удивленные взгляды представителей обоего пола. Этого, конечно, следовало ожидать, потому что считалось крайне неприличным, когда молодая дама из высшего общества оказывалась на улицах Лондона без сопровождения даже средь бела дня.
Дойдя до Грин-парка, Верити немного успокоилась. В отличие от Гайд-парка здесь всегда было мало народу, и при виде стада коров и молочниц, раздающих стаканы с теплым молоком, возникало ощущение тишины и умиротворенности.
К сожалению, Горацию были не по сердцу меланхоличные жвачные животные. Он выражал свое неудовольствие довольно шумно, поэтому Верити всегда держалась подальше от той части парка, где обычно паслись коровы.
Найдя укромный уголок, Верити стала обдумывать свое нынешнее довольно деликатное положение.
Слабая улыбка неожиданно заиграла на ее губах. Она-то думала, что давным-давно избавилась от своей порывистости, а оказывается, все совсем не так. Но она была достаточно честной, чтобы признать, что мало задумывалась (если вообще задумывалась) о возможных последствиях своих действий.
В глубине души Верити была убеждена в том, что Брин не предавал свою страну. А вдруг она узнает что-то порочащее его?.. Предположим, выяснит, что он был в тот вечер, в пятницу, во фрампингтонской гостинице? Передаст ли она эту информацию своему дяде, зная, что Брина наверняка возьмут под стражу и, возможно, повесят, как предателя? Она содрогнулась. Не стоило продолжать. Она уже и так наделала много глупостей. То, что она охотно находилась в его обществе, дает ему повод считать, что она от него без ума. И теперь ей предстояло убедить его в обратном, независимо от того, какие чувства она испытывала на самом деле.
– Что это вы тут делаете одна, барышня?
Гораций вскочил и, пробудившись от сладкой дремоты, возмущенно залился громким лаем. Верити от неожиданности нечаянно выронила поводок, и песик исчез в кустах, чтобы выяснить, кто нарушил его покой.
– Кучер? – Верити круто повернулась, пытаясь разглядеть говорившего сквозь густую листву.
– Да, барышня... Не дергайтесь, экая вы непоседа! Помните, что я вам говорил!
Верити тотчас же подчинилась бесцеремонной команде.
– Вы не замаскировались? Ну да, конечно нет. – Она хмыкнула, неожиданно почувствовав облегчение. – Если бы вы средь бела дня бродили по Лондону в маске и накидке, вас бы быстренько отвезли на Боу-стрит
type="note" l:href="#n_3">[3]
.
Ответа не последовало. Даже Гораций угомонился и притих.
– Куда подевался Гораций? – забеспокоилась Верити.
– Вот он, барышня. – Последовало короткое молчание. – Надеюсь, это не ваша собака. Я лично предпочитаю больших.
– Конечно, не моя. А что вы с ним сделали? Не вздумайте его обидеть! Моя тетушка никогда не простит меня!
– Не волнуйтесь. Он лежит на спине, блаженно раскинув лапы, а я щекочу ему живот.
– Вы поосторожней, – предупредила она. – Он может укусить.
– Животные не кусают меня, барышня... как правило. На меня напали только раз в жизни... Один зловредный котенок.
Верити строго сжала губы, категорически не желая быть втянутой в этот разговор, но кучер настойчиво допытывался, что она здесь делает в одиночестве.
– Мне захотелось побыть одной, вот почему! – сердито сказала она, возмущенная его командирским тоном. – А вы-то как узнали, что я здесь? Вы что, шпионите за мной?
– Не шпионю, а присматриваю.
– В этом больше нет необходимости, – сказала Верити, приняв решение. – Я не буду больше помогать моему дяде.
На короткое время воцарилась тишина, потом последовал вопрос, заданный в его обычной грубоватой манере:
– Почему так?
– Потому что у меня не очень подходящий характер для дел такого рода.
– Да полно, барышня. Тут что-то другое. – На сей раз тон его был мягким. – Чем вы так расстроены?
– Да ничем. Просто... – Верити глубоко вздохнула. – Я не думаю, что Брин к этому причастен. Все, что мне удалось узнать на этой неделе, так это что его друг Маркус Рэвенхерст имел какое-то отношение к приобретению той пары серых лошадей. Хотя, принадлежит ли эта пара самому Рэвенхерсту или он только помог Брину их купить, я не знаю. Брин хитер как лиса! – раздраженно пояснила она. – Он ловко избегает ответов на те вопросы, которые ему не нравятся. И честно говоря, я не думаю, что смогу из него вытянуть что-то еще.
– Это единственная причина, по которой вы не хотите продолжать?
– Да нет, не совсем. Я чувствую себя виноватой. – Она снова вздохнула. – Из-за того, что я так охотно... общаюсь с ним все последние дни, мне кажется, у него складывается совершенно ошибочное впечатление... Понимаете, я приглашена погостить несколько дней у Рэвенхерстов.
– И что из этого?
Верити тяжело вздохнула. Мужчины бывают иногда такими бестолковыми!
– Я незнакома с Рэвенхерстами, а поэтому мне остается только предполагать, что это приглашение было организовано самим Брином... Мне кажется, что он... неравнодушен ко мне.
– Это понятно, барышня. Вы очень красивая девушка.
– Ну, – ответила она, и ее щеки порозовели от удовольствия, – это было бы в высшей степени нечестно. Он может подумать, что я отвечаю ему взаимностью.
– На вашем месте я бы не стал забивать свою хорошенькую головку подобными мыслями. Вы же не единственная получили такое приглашение. Я точно знаю, что одно приглашение получила графская дочка, а еще одно – ваша подруга, молодая Фэннер.
Верити была ошеломлена.
– А это откуда вам известно?
– Моя обязанность – все знать, барышня. Известно, что майор ухаживает за ними. Они получили приглашения раньше вас. – Последовала долгая пауза. – Я думаю, что мысль о вас была запоздалой, как говорится.
– Запоздалой! – с негодованием повторила она тонким голоском. Теперь ей все стало ясно. Этот прохвост решил устроить смотрины и выбрать кандидатуру, которая больше всего подходит на роль виконтессы. Подобного оскорбления стерпеть нельзя!
– Лично я не стал бы сомневаться. Вы лучше всех. Но каждому свое, – высказался кучер.
Этот незамысловатый комплимент остался незамеченным, потому что Верити, невидящим взглядом смотревшая вдаль, молча вспоминала целую цепочку далеко не лестных эпитетов, которыми ее награждал майор.
А она-то, глупая, мучилась угрызениями совести из-за этого бесчестного негодника! Смотрины! Он заслуживает того, чтобы ему преподали хороший урок!
– Вы что-то притихли, барышня.
– Я думаю.
– О чем?
– Как мне отомстить этому отвратительному майору?
Странный звук, похожий на сдавленный смешок, донесся из кустов.
– Вот это да! Задайте ему, барышня! Только, разумеется, тогда вам придется поехать в Рэвенхерст.
Ее глаза превратились в щелочки.
– Возможно, так оно и будет.
– Я бы поехал на вашем месте. Как знать, может удастся выведать, когда Рэвенхерст помог ему купить ту пару серых лошадей. А я найду способ связаться с вами. – Листья зашелестели. – Мне пора идти, барышня. Я дам о себе знать.
В следующую минуту из кустов появился Гораций, за ошейник которого был воткнут красивый цветок. Верити протянула руку, и мягкая улыбка тронула ее губы. Почему всегда, когда кучер оказывался рядом, у нее появлялось прекрасное чувство защищенности и все в этом перевернутом с ног на голову мире вставало на свои места при одном лишь звуке его хрипловатого голоса?
Она посмотрела на нежный полевой цветок, лежащий у нее на ладони. Господи! Неужели ей грозила опасность потерять голову из-за этого загадочного, порой приводящего ее в ярость человека? Конечно, нет! Однако...


– Все, что я слышала об этом месте, – чистая правда! – заявила леди Биллингтон, пришедшая в совершеннейший восторг. – Ты когда-нибудь видела такую красоту?
Экипаж начал плавно спускаться по главной дороге к большому особняку георгианского стиля, и Верити, смотревшая в окно почтовой кареты, призналась, что не видела. Но вскоре еще больше ее восхитила хозяйка этого великолепного дома.
Верити не очень себе представляла, как должна выглядеть жена одного из богатейших людей страны. Возможно, она слегка надменная, знающая себе цену женщина с безупречными манерами. И скорее холодная, чем приветливая. Но Сара Рэвенхерст оказалась совершенно не похожей на тот портрет, который Верити себе нарисовала. Верити мгновенно почувствовала расположение к миловидной хозяйке дома, казалось лучившейся радостью от их приезда.
– Ах вы, бедняжки! Я знаю, что путь от Лондона не так и долог, но последние дни стоит такая жара! А уж сегодня днем просто невыносимо.
– Не могу не сознаться, что с облегчением покинула эту душную почтовую карету, – с чувством ответила леди Биллингтон. – Мы с племянницей решили нанять экипаж. Вам и так хватает хлопот с размещением наших горничных, чтобы к ним прибавились еще заботы о кучерах и слугах, не говоря уж о лошадях.
– Очень трогательно с вашей стороны. Леди Джиллингем тоже об этом подумала. – Во взгляде Сары Рэвенхерст мелькнул огонек. – У нас очень просторная конюшня, но боюсь, экипаж графини такой большой, что занимает очень много места.
– Только не говорите мне, что она прибыла сюда в своем старинном ландо! – леди Биллингтон скорчила трагическую гримасу. – Вдовствующая графиня сделала его на заказ. Там можно разместить целую кровать!
– Я не намного старше вас, мисс Хэркорт, поэтому предлагаю вам называть меня Сарой, а мне позвольте величать вас Верити. Такое милое имя. Мне всегда оно нравилось.
Не дав гостье времени опомниться, Сара повела их по красивой резной деревянной лестнице наверх. Попутно она объяснила, что в этот вечер их ждет ужин в непринужденной обстановке и в чисто женском обществе, поскольку Брин приедет только поздно вечером, а ее мужа, к сожалению, вызвали по неотложному делу. При последних словах насмешливая улыбка тронула губы Верити. Однако, поскольку их хозяйка в этот самый момент подвела леди Биллингтон к отведенной ей спальне, улыбка эта осталась незамеченной.
– Вас я размещу здесь. – Сара открыла следующую по коридору дверь. – Я подумала, что вы захотите быть рядом со своей тетей.
Верити оказалась в просторной спальне, очаровательно декорированной в разных оттенках синего.
– О, как чудесно! Синий – мой любимый цвет.
Сара внимательно вгляделась в тонкие черты лица Верити.
– Наверное, вы устали с дороги, так что оставлю вас отдохнуть до ужина.
– Я вовсе не устала, но если вы заняты, пожалуйста, не позволяйте мне вас задерживать.
– Нет, что вы, наоборот. Я буду счастлива задержаться. Это даст нам возможность познакомиться. – Удобно устроившись у оконной ниши, Сара наблюдала за тем, как Верити развязывает ленты шляпки. Сара немного знала о других своих юных гостьях, но в том, что касалось Верити, Брин был не очень словоохотлив, и она недоумевала по поводу того, что скрывалось за его молчанием. – Если я не ошибаюсь, вы знакомы с Брином уже давно?
– Да, мне было немногим более десяти лет, когда мы впервые встретились. Моя матушка вернулась в свой родной Йоркшир вскоре после того, как умер отец. К сожалению, она пережила его всего на два года, и я осталась жить с дядей Люцием, моим опекуном. Он чудесный человек. Мы отлично ладим.
– В этом случае вам можно только позавидовать, моя дорогая. Мой опекун был пренеприятнейшей личностью. – Сара улыбнулась. – Но из него получился прекрасный муж.
– Рэвенхерст был вашим опекуном? – Верити от неожиданности всплеснула руками. – Какая интересная история! Ой, расскажите поподробнее!
Сара собиралась узнать все, что только можно, об этой полной жизни молодой женщине, а получилось, что она сама поведала ей историю своей жизни: как три года назад приняла решение уехать из Бата; как Рэвенхерст помчался за ней и выследил ее в одной придорожной гостинице, в которой впоследствии произошло убийство.
Верити увлеченно слушала. Фиалковые глаза горели от возбуждения.
– Как интересно! И, конечно, невероятно романтично, что вы полюбили и вышли замуж за своего опекуна. Жаль, что его нет сейчас здесь. Я с большим удовольствием познакомилась бы с ним.
– Он вернется к приему, который состоится в пятницу, – успокоила ее Сара. – Очень... неудачно, что его вызвали в такое время.
– Не говорите! – согласилась Верити, но губы ее дрогнули, и Сара, которой никогда не изменяло чувство юмора, залилась смехом.
– О, я вижу, что напрасно теряла время, пытаясь обмануть вас. Правильно, этот негодник уехал по моей собственной просьбе, – созналась она. – Маркус бывает иногда нетерпимым, особенно с некоторыми представительницами нашего пола. В общем, наверное, это к лучшему, что он решил потихоньку «испариться».
– В таком случае он поступил великодушно, распахнув двери своего дома гостьям, большинство из которых, я уверена, совершенно ему незнакомы, – искренне заявила Верити, прежде, чем вспыхнувшее в ее глазах изумление начало угасать. – Чего нельзя сказать о майоре Картере. Он не только злоупотребил вашей дружбой, но не проявил даже элементарной вежливости и не помог вам встретить его гостей.
Сара поспешила заступиться за друга:
– Брин предупредил, что его не будет до вечера, Верити. И пожалуйста, не думайте, что меня заставили предоставить мой дом, потому что это не так. Я люблю Рэвенхерст и с удовольствием провожу здесь большую часть года. Нас с Маркусом считают очень странной парой. Нам очень нравится находиться в обществе друг друга. С тех пор, как мы поженились три года назад, я родила ему двоих детей и лишь дважды выезжала ненадолго в Лондон. Боюсь, что мне всерьез грозит опасность стать необщительной. Так что, когда Брин предложил мне быть хозяйкой вечера, я была просто счастлива. Единственное, чего я опасаюсь, – это что вам быстро наскучит наш тихий уголок.
Верити не сомневалась в искренности Сары и удивилась тому, как быстро прошла ее досада.
– Я, как и вы, предпочитаю жить за городом. Поверьте, ваше предложение получить передышку от столицы и бесконечных светских сборищ оказалось просто счастливой находкой!
Такое заявление, похоже, очень понравилось Саре, и она разоткровенничалась. Послушав ее, Верити вскоре уже не сомневалась в том, что очаровательная миссис Рэвенхерст трогательно предана Брину.
Были все основания предполагать, что Сара прекрасно знала, почему Брин попросил ее пригласить к себе определенный круг людей, но одобряла ли она его мотивы – это уже другой вопрос.
Ироничная улыбка тронула губы Верити.
Как четыре племенные кобылы, Кларисса, Хилари, леди Кэролайн и она сама, черт подери! – даже она сама, были приглашены в Рэвенхерст, чтобы этот чертов Картер сделал окончательный выбор.
Этому негоднику стоило преподать короткий жестокий урок. И если представится такая возможность, Верити не устоит перед искушением наказать его.
Во время ужина Верити получила прекрасную возможность поближе узнать хозяйку дома. Вопреки Сариным опасениям, ей не грозила опасность показаться необщительной. Ее манеры были безукоризненными, она была любезна и приветлива и, что особенно понравилось Верити, относилась ко всем одинаково. Она ничем не выделяла графиню Уэстберскую, хотя та, несомненно, превосходила своей знатностью всех присутствующих.
Верити посмотрела на сидящих за столом женщин.
Кларисса казалась необыкновенно веселой, возможно потому, что отдыхала от суеты большого города. С точки зрения Верити, она была главной претенденткой на титул виконтессы. Это была добрая, скромная девушка, мечта любого мужчины.
Хилари Фэннер тоже пребывала в веселом расположении духа. Хотя Хилари не считалась ее очень близкой подругой, у Верити всегда были очень хорошие отношения с ней. Вот только склонность Хилари к болтовне могла сослужить ей плохую службу. Этот недостаток графской дочери был неисправим.
Кроме редких «да» или «нет», когда обращались персонально к ней, леди Кэролайн не проронила ни единого слова. Тем не менее именно она едва не испортила планы Верити, когда в ответ на предложение Сары посмотреть утром местные достопримечательности, оторвав взгляд от тарелки, безапелляционно заявила:
– Мы поедем в Оксфорд! Изумленный взгляд Верити встретился со взглядом сидящей напротив не менее изумленной хозяйки дома. Возникшее вслед за этим молчание прервала невозмутимая леди Джиллингэм:
– По-моему, превосходная мысль! Я никогда там не была!
За исключением Верити и графини, которая отказалась от этого удовольствия, сославшись на то, что плохо переносит путешествия в такую жару, остальные гости шумно одобрили поездку. Сара предложила к их услугам свою открытую коляску.
– Но мы же не поместимся все в одной коляске, – заметила Хилари.
– Мы можем воспользоваться своим экипажем, дорогая, – предложила миссис Фэннер, но Хилари эта идея не понравилась.
– Мы не получим такого удовольствия, как в открытой коляске.
– Я не буду вас сопровождать, – сообщила Сара. – Я останусь здесь, с леди Уэстбери.
– И я тоже, – заявила Верити, краем глаза поймав озабоченный взгляд тетушки.
– Почему? Надеюсь, не из-за плохого самочувствия?
– Нет, тетя Клара. Мне просто хочется познакомиться со здешними красотами.
– Ну тогда нас будет шестеро, – подытожила Хилари, своим раздраженным тоном показав всем, что ей не улыбалась перспектива быть одной из тех, кому пришлось бы путешествовать в закрытой коляске. Сара понимающе улыбнулась.
– Я уверена, что Брин с удовольствием будет вас сопровождать, – сказала Сара. – Он, скорей всего, возьмет свой экипаж, так что одна из вас, молодые дамы, сможет сесть к нему.
– Я поеду в его экипаже! – сказала Кэролайн.
Верити едва заметно поморщилась, а Хилари метнула в надменную дочь графини взгляд, полный ярости.
Видимо, подумала Верити, Хилари собирается вступить в единоборство с леди Кэролайн. И будет интересно посмотреть, удастся ли скромнице Клариссе завладеть вниманием галантного майора. Но, пожалуй, интереснее всего будет наблюдать за реакцией Сары, потому что, если она не ошибается, у Сары Рэвенхерст было довольно острое чувство юмора, не то что у нее самой.
Удовольствие Верити от предвкушения интересных событий длилось недолго. Все присутствующие были приглашены в гостиную, в одном углу которой рядом с фортепьяно находился позолоченный музыкальный инструмент внушительных размеров. На вопрос Сары, не захочет ли кто-нибудь из дам развлечь их, немедленно откликнулась леди Кэролайн, которая привычным теперь уже командирским тоном заявила:
– Я сыграю!
Она оказалась довольно хорошим музыкантом, и Верити не замедлила присоединить свой голос к общим похвалам, когда графская дочь закончила играть веселую пьеску. Хилари, которая не могла позволить, чтобы ее обошли, незамедлительно заняла ее место. Она тоже играла очень недурно, но, когда Клариссу попросили продемонстрировать свое искусство игры на арфе, Верити решила, что ей самое время удрать.
По счастью, ее кресло стояло возле высокой двустворчатой двери, которая была открыта, чтобы свежий воздух мог поступать в комнату. Верити дождалась, пока все взоры устремились на тонкие пальцы Клариссы, и не замеченной никем выскользнула из дома. Однако, завернув за угол, она едва не налетела на какого-то человека. Сильные руки остановили ее, схватив за плечи. Подняв глаза, она увидела золотые искорки, мерцающие в карих глазах майора Картера.
– Отпустите меня, – потребовала она после безуспешной попытки освободиться. – Между прочим, вас там ждут.
Его бровь насмешливо изогнулась.
– А вас не ждут, как я понимаю?
– В данный момент нет.
До него донеслись тихие звуки арфы. Появившаяся на его губах легкая улыбка свидетельствовала о том, что он тут же все понял.
– Похоже, что вы не очень большая любительница изящных искусств.
– Во всяком случае, такого невыносимого бренчания, – ответила Верити, не выбирая выражений. – А теперь, будьте джентльменом, Брин, и позвольте мне пройти, пока моя несносная тетушка не начала меня искать.
– Ах, так я снова Брин? – заметил он, нарочито игнорируя ее просьбу. – С момента нашей первой встречи в Лондоне мне пришлось терпеть официальное обращение «майор Картер», а в течение последних нескольких дней – холодное «сэр». Отсюда я могу сделать вывод, что то, чем я вызвал ваш гнев – хотя один Бог знает, что это было! – прощено и забыто.
Увидев, что ее удивление сменилось настороженностью, он благоразумно сменил тему.
– Как я понимаю, вы уже пообедали. Сара придерживается здесь, в Рэвенхерсте, провинциального режима дня. Вы хорошо доехали? Когда вы прибыли?
– Несколько часов тому назад. Мы не опоздали. Не то, что вы!
– Расстроились, что я не смог встретить вас здесь, барышня?
Она пристально взглянула на него. Никогда раньше она не замечала, чтобы он употреблял подобные словечки. И в тоне его было что-то смутно знакомое.
– Никогда не слышала, чтобы вы пользовались йоркширским диалектом.
– Балуюсь время от времени, – подтвердил он, наконец отпустив ее. Верити немедленно отступила на шаг. – В моем полку находили это забавным. Мой достопочтенный дед, разумеется, так не считал, – продолжал он с виноватой улыбкой. – Мне здорово доставалось в юности, если он слышал, что я говорю на диалекте. Я был по рождению джентльменом и обязан был говорить, как истинный джентльмен.
Верити вспомнила, как Артур Бринли много раз называл своего внука «аристократом».
– Видимо, вам недостаточно попадало, если вы не забыли старых привычек.
К ее удивлению, он не ответил на ее легкое подкалывание, и через некоторое время она оторвала взгляд от складок его завязанного замысловатым узлом шейного платка, чтобы взглянуть ему в лицо. В ту же секунду она пожалела о том, что сделала это.
В его взгляде промелькнуло такое странное выражение, теплое и одновременно изучающее, что она почувствовала, как у нее все сжимается внутри.
– Вам... вам бы лучше пойти в дом, майор Брин Картер, – пробормотала она неожиданно пересохшими губами. – Дамы жаждут вашего общества.
– Может быть, вернетесь вместе со мной? Я полагаю, что молодая леди закончила свое выступление.
– Нет, спасибо. Хочу немножко пройтись по саду.
Она повернулась и, не сказав больше ни слова, медленно пошла дальше. Инстинктивно почувствовав, что он смотрит ей вслед, она заставила себя пересилить чисто ребяческое желание побежать. Только зайдя за угол, скрывшись от этого будоражащего взгляда, она позволила себе расслабиться, но все равно не удержалась и обернулась, чтобы убедиться в том, что он не идет за ней следом.
Дойдя до конца дорожки, которая шла вдоль всего особняка, Вериги оказалась на конном дворе. Плотный конюх средних лет как раз заводил лошадей Брина в просторную каменную конюшню.
Недолго думая, Верити последовала за ним.
– Добрый вечер, мисс. А вечер действительно добрый.
– Действительно, – на губах Верити появилась ослепительная улыбка, которую мужчины находили неотразимой. Она подошла к приветливому конюху, который был занят тем, что чистил одну из серых лошадей Брина.
– Великолепные животные, правда?
– Да, прекрасные, мисс. Не знаю прямо, какие лучше: эти или хозяйская пара, вон та. – Он показал в сторону последних двух стойл. Повернув голову, Верити увидела еще одну пару серых лошадей. – Мой хозяин знает толк в лошадях, мисс. – Он пожал мускулистыми плечами. – Да и как ему не знать. Я сам его учил.
Верити уже свыклась с мыслью не принимать дальнейшего участия в расследованиях своего дяди. Она почти все отдала бы, чтобы принести хоть самую малую пользу своей стране, но прекрасно понимала, что не может шпионить за людьми, которым симпатизировала. Поэтому она сама изумилась, когда у нее вдруг вырвалось:
– О, да! Помнится, майор Картер говорил мне, что мистер Рэвенхерст прекрасно разбирается в лошадях. Ведь именно он помог Брину купить эту пару?
– Да, мисс. Он.
Хватит, Верити! Не продолжай, чтобы не пожалеть потом, предупредил ее внутренний голос, но Верити не пожелала к нему прислушаться.
– Удивительно, как он мог расстаться с такой великолепной парой!
– О, да они не принадлежали моему хозяину, мисс Хэркорт.
Слава Богу!
Она все еще спорила сама с собой, когда неожиданно ее пронзила одна мысль.
– Откуда вы знаете мое имя?
– Майор Брин сказал мне. – Уголки тонких губ кучера едва заметно дрогнули. – Саттон, сказал он мне, если ты увидишь маленькую леди с бездонными глазами и волосами, черными как вороново крыло, это будет мисс Хэркорт. И ты можешь спокойно оседлать для нее горячего коня, если она захочет прокатиться верхом. Эта маленькая мисс Хэркорт превосходная наездница, сказал он.
Неслыханная наглость! – подумала Верити, нисколько не польщенная. И откуда Брин знает, какая она наездница? Он давным-давно не видел ее в седле, а в те далекие годы ей разрешали ездить верхом только на покорном пони.
– Как любезно было с его стороны рассказать вам о моих способностях, – процедила она сквозь зубы, подавляя ярость. – Я бы с удовольствием проверила в деле одну из лошадей вашего хозяина.
Она еще раз внимательно взглянула на серых лошадей Брина.
– Не часто встретишь таких прекрасных животных. Вы случайно не знаете, откуда эти красавцы?
– Знаю, мисс. Они из поместья Каслфордов. Их земли граничат на севере с землями хозяина.
Каслфорд, повторила про себя Верити. Этой частью сведений она была готова поделиться с лордом Чарльзом. Он, без сомнения, найдет это весьма интересным.
– Мне, пожалуй, уже пора возвращаться в дом, чтобы ваша хозяйка не подумала, что я заблудилась. Приятно было познакомиться, Саттон.
Верити встретил Стеббингс и протянул ей письмо.
– Оно лежало под дверью, мисс Хэркорт, – объяснил он в ответ на ее недоумевающий взгляд, когда она увидела свое имя, написанное четким незнакомым почерком. – Его нашел майор Картер.
Поблагодарив дворецкого, Верити, взбежав вверх по лестнице в свою комнату, где ей никто не мог помешать, распечатала письмо и прочла:
«Дорогая барышня,
Я нахожусь поблизости, как и обещал. Если я Вам зачем-нибудь понадоблюсь, отправляйтесь в «Три лебедя» в Хактоне. Там спросите Томаса Стоуна. Он передаст мне все, что надо.
Ваш кучер».
На губах Верити заиграла улыбка. Разве он и в самом деле был ее кучер?
А самое главное, хотела ли она, чтобы он был ее кучером?
С того вечера, когда состоялся прием у Морлэндов, она все чаще думала о нем, и не всегда благосклонно. Но воспоминания о его поцелуях, о его сильном мускулистом теле, прижимавшемся к ее телу, вызывали в глубине ее души пылкие чувства.
Улыбка на губах медленно погасла. Верити покачала головой, не веря собственному безрассудству. Было безумием, неописуемым безумием чувствовать то, что чувствовала она! – откровенно призналась себе девушка. Что она о нем знала? Верити еще раз взглянула на четкие строчки, вызывая в своем воображении высокую таинственную фигуру.
Он был, безусловно, умным и образованным человеком, несмотря на то, что говорил с сильным йоркширским акцентом – как она подозревала, только ради маскировки. Если не считать этой маленькой хитрости, у нее не было оснований сомневаться в его преданности и надежности, потому что в противном случае лорд Чарльз никогда бы не доверил ему такой жизненно важной задачи. Удивительно, но она тоже ему доверяла; с того самого момента, когда он поцеловал ее в той конюшне.
Потянувшись к сборнику стихов, который она захватила с собой из Лондона, Верити положила письмо рядом с нежным полевым цветком, который был спрятан между страницами книги, и криво улыбнулась собственной глупости.
– Я думаю, – пробормотала она, – да, я думаю, что мне угрожает смертельная опасность превратиться в легкомысленную идиотку.


Беспрекословно следуя указаниям, Перкинс вошел рано утром в спальню своего хозяина и застал майора, уже одетого в рубашку и бриджи, сидящим за туалетным столиком.
Перкинс был камердинером майора только несколько недель и не мог нарадоваться на своего невзыскательного господина.
– Чудесное утро, сэр, – провозгласил Перкинс. Он протянул майору безукоризненно накрахмаленный шейный платок.
– Кто-нибудь уже встал, Перкинс? – спросил Брин, ловко оборачивая платок вокруг шеи.
– По-моему, госпожа в комнате для завтрака, сэр. – Брин не мог сдержать улыбки, услышав слово «госпожа». Перкинс проработал несколько лет лакеем у Рэвенхерстов, прежде чем стал его камердинером. Это случилось по настоянию Сары, после того как она узнала, что Брин вышел в отставку и собирается какое-то время жить в столице.
– Ты не можешь продолжать одеваться сам, Брин, – заявила она, – это дурной тон! Советую тебе взять Перкинса. Он очень педантично исполняет свои обязанности и достаточно молод, что даст тебе возможность приучить его к своим определенным требованиям. На мой взгляд, грешно использовать его в качестве лакея. Из него выйдет превосходный камердинер.
– Ты забыл, Перкинс, что я не женат. У тебя нет госпожи... пока.
Молодой человек покраснел до корней светлых рыжеватых волос.
– Прошу извинить меня, сэр.
– Не переживай, парень. Меня это нисколько не беспокоит. Хотя, – продолжал Брин с озорным блеском в глазах, – сомневаюсь, чтобы твой прежний хозяин был доволен, если бы услышал, что ты считаешь его жену моей.
– Сэр, я совсем не имел в виду... Я бы никогда не позволил себе... – Перкинс прервал свои бессвязные объяснения, поняв, что над ним подтрунивают, и на его губах появилась мальчишеская улыбка. – Несомненно, сэр!
– Рад, что ты понимаешь шутки, Перкинс, – одобрительно заметил Брин. – Ты случайно не знаешь, миссис Рэвенхерст одна?
– Одна из молодых дам уже вышла из своей комнаты, сэр. Я встретился с ней на лестнице несколько минут назад.
– Которая?
– Боюсь, я не знаю их имен, сэр.
– Опиши ее.
– Очень хорошенькая, – ответил Перкинс и снова покраснел.
– Это мало что меняет, парень. Они все хорошенькие.
– Но не такие, как эта, сэр. У этой черные волосы и такие красивые синие глаза, каких я никогда...
– Ни слова больше! – Брин встал из-за туалетного столика. – Красивейшие синие глаза, Перкинс, не правда ли?
Он сунул руки в рукава безукоризненно сшитого жакета и без промедления направился в столовую. Удостоившись очаровательной улыбки одной и сухого кивка другой в ответ на бодрое приветствие, он сел рядом с хозяйкой дома.
– Кажется, наша юная гостья не в лучшем расположении духа сегодня, Сара, – провокационно заметил он, кладя себе на тарелку ветчины. – Я что-то не припомню, чтобы она была угрюмой в детстве. Упрямая – да, но вовсе не склонная к мрачности. Однако, – он пожал плечами, – люди меняются с годами, и не в лучшую сторону.
– К твоему сведению, Брин, Верити совершенно не отличается «мрачностью», как ты изволил выразиться. Мы очень мило болтали, пока ты не пришел.
Брови Брина поползли вверх.
– Обо мне, наверное?
– Неужели вы могли вообразить, что мы захотели бы начать день с разговора на такую приземленную тему? – вставила Верити, прежде чем Сара успела ответить.
Верити совсем не была сегодня настроена на грубости, хотя подозревала, что Брин старается спровоцировать ее. Но зачем он, такой чертовски неотразимый, спустился в столовую? Однако Верити ни за что не позволит ему заметить, какое действие он до сих пор оказывает на нее. И если для достижения своей цели ей придется быть немного резковатой... пусть будет так!
– Собственно говоря, Сара любезно предложила показать мне дом, после того, как вы отправитесь в Оксфорд.
Потянувшись за чашкой кофе, Верити не заметила, как неожиданно изменилось выражение лица Брина, но от Сары, конечно, не укрылось, что его улыбка исчезла и на мгновение сдвинулись брови.
– Верити решила вчера вечером, что пропустит эту поездку, потому что хочет осмотреть Рэвенхерст. Вы можете совершать верховую прогулку в любое время, когда захотите, – продолжала она, снова взглянув на молодую женщину, которая с каждой минутой интриговала ее все больше и больше. – Только дайте знать, и Саттон позаботится о том, чтобы вам оседлали подходящую лошадь. Вообще-то я была бы благодарна, если бы вы пользовались моей во время вашего пребывания здесь. Я не так часто выгуливаю ее, как надо бы.
– Я бы с удовольствием, Сара, но, к сожалению, не захватила костюма для верховой езды.
– Никаких проблем. У меня их несколько, а мы примерно одной комплекции. Ради Бога, пользуйтесь моим.
– Ты не должна поощрять ее, Сара, – посоветовал Брин, даже не дав Верити рта раскрыть. – У нее склонность кататься в одиночестве. Кончится тем, что она заблудится, и тебе придется снарядить все взрослое мужское население на ее поиски.
С момента окончания школы более пяти лет тому назад, Верити всегда (кроме недавнего случая, когда она совершила то незабываемое, но бессмысленное путешествие в Малый Фрампинггон) придерживалась совета своего опекуна – непременно брать с собой на верховую прогулку слугу. Поэтому она посчитала замечание Брина не только бестактным, но и несправедливым и подозревала, что он и сам это знал.
Сара с любопытством следила за этим странным поединком, но появление остальных гостей отвлекло ее внимание от этой занятной пары.
Интересно, как будут развиваться события, подумала Сара, поднимаясь по лестнице в детскую. Если намерения Брина были серьезными (а она была теперь твердо убеждена в этом) и это промежуточное действо за городом не было совершеннейшим и полнейшим притворством, что она какое-то время подозревала, то он проявлял свои симпатии самым странным образом. Разве не было бы правильнее расположить к себе девушку, говорить ей комплименты и предупреждать каждое ее желание? Зачем же ее злить? Сара задумчиво покачала головой. Мужчины иногда ведут себя странно. Хотя, решила она, должно быть, у них на то свои причины.
А что можно сказать о самой девушке? Легкая морщинка пролегла на безупречном лбу Сары. Понять чувства Верити было еще сложнее. Без сомнения, она старалась держать его на расстоянии весь предыдущий вечер. В обществе Брина она становилась совсем другим человеком: отчужденной, настороженной. Внешне казалось, что он ей совершенно не нравится, но Сара чувствовала, что это далеко не так. Было похоже, что Верити выстроила защитный барьер вокруг себя, чтобы не подпускать Брина. Ну а если ему удастся каким-то образом преодолеть этот барьер, что тогда?
Сара снова улыбнулась. Да, будет очень занятно посмотреть, во что все это выльется. Вмешиваться, конечно, не следует, просто понаблюдать и посмотреть, удастся ли Брину взять эту крепость!
Позже в это утро Верити, уверенная в том, что каждое ее слово, каждый жест находятся под пристальным вниманием хозяйки дома, провожала свою тетушку до открытой коляски, которая ждала дам, чтобы отвезти их в Оксфорд.
У миссис Фэннер, к несчастью, разболелась голова, и она решила отказаться от поездки. Это означало, что теперь в коляске было достаточно места для всех. Леди Кэролайн уже расположилась в экипаже Брина, и никто не попытался или, скорее, не осмелился предложить ей пересесть.
– Ты так и не передумала, моя дорогая, и не присоединишься к нам? – спросила леди Биллингтон, усаживаясь подле Хилари. – Я уверена, что прогулка тебе бы понравилась.
– Я тоже в этом уверена, – согласилась Верити, – но предпочитаю остаться здесь и осмотреть окрестности.
– Вам не удастся избегать меня бесконечно, – прошептал ей на ухо насмешливый голос Брина, отчего Верити заметно вздрогнула.
Она бросила на него потемневший взгляд.
– Убирайтесь! – выдохнула она шепотом, а потом добавила учтиво: – Дамы заждались вас, майор.
Сара, стоявшая в нескольких футах от них, не слышала тихого обмена репликами, но от нее не ускользнуло раздраженное выражение на лице Верити. Брин явно выбрал дерзость в качестве своего основного оружия.
– На твоем месте, Брин, я бы отвела дам на ланч в «Бэлл», – посоветовала Сара, шагнув вперед. – Там всегда прекрасно кормят.
– Да, и, пожалуйста, не торопите их, – лукаво улыбнулась Верити. – Помните, что мы, женщины, не любим проглатывать еду наспех.
– Поверьте мне, я позабочусь о том, чтобы в этой поездке никто не пострадал. И, – добавил он, снова прижавшись губами к ее уху, – я позабочусь также о том, чтобы увидеться с вами позже.
Казалось, он собирался что-то добавить, но, подумав немного и попрощавшись с Сарой, сел в свой красивый экипаж.
Как только Брин отдал лошадям сигнал трогаться, Верити с облегчением вздохнула. Повернувшись, она увидела, что Сара смотрит на нее не то чтобы с неодобрением, но довольно удивленно.
– Вы действительно не очень заняты, Сара? Я вполне могла бы найти себе занятие сама до тех пор, пока не вернутся наши любители путешествий. Вам ведь теперь придется уделить внимание еще и миссис Фэннер, и графине.
– Разумеется, и я с удовольствием покажу вам и дом и окрестности.
После такого заявления Верити уже не испытывала угрызений совести и в течение следующих нескольких часов неторопливо изучала комнаты этого дома, который был воплощением элегантности и комфорта. Короткий визит в детскую позволил ей познакомиться с Хьюго Рэвенхерстом, громогласным двухлетним карапузом, который уже проявлял несомненные признаки унаследованной знаменитой хмурости своего отца, а также с новым членом семьи, крепко спящим в колыбельке. Экскурсия закончилась в библиотеке – убежище хозяина дома. Эта комната, казалось, носила отпечаток личности своего владельца: солидного, надежного и мужественного.
– Брин был тут утром, – заметила Сара, сморщив нос, и распахнула одно из окон, чтобы проветрить помещение. – Он приобрел привычку курить эти ужасные манильские сигары, когда был на Пиренейском полуострове, а Маркус потакает его слабости.
Верити слушала вполуха. Ее внимание было приковано к портрету хозяев дома, висевшему над камином. Она не смогла сдержать легкой улыбки, вспомнив портрет Маркуса Рэвенхерста в галерее. Тот портрет был написан, как она предполагала, несколько лет назад. На этом портрете его черты казались не такими суровыми и выглядел он как человек, довольный своей жизнью.
– Мне кажется, вы сделали своего мужа более мягким, Сара, – заметила Верити.
– Это очень хороший портрет. – Любовь, которую Сара испытывала к мужу, светилась в ее глазах. – Да, он изменился в течение прошедших нескольких лет. Он стал гораздо терпимее, но это не только моя заслуга. Дружба с Брином многое значит для него. Они скорее похожи на братьев!
– Это довольно странно при том, что они знакомы не так давно. Хотя... – Верити задумчиво уставилась в пространство, – мне кажется, есть люди, которые инстинктивно тянутся друг к другу. Так и случилось, когда Брин поправлялся тут после своих ран, полученных в Бадахосе.
– Вы это знаете?.. Ну конечно, Брин, должно быть, рассказывал вам. Какая я глупая!
– Нет, Брин мне не рассказывал... Вы рассказывали. – Верити рассмеялась, увидев изумление на хорошеньком личике Сары. – Да, Сара, – повторила она, – в каком-то смысле это были вы. Вы несколько раз писали дедушке Брина, как идет выздоровление его внука. Как вы, вероятно, помните, Артур Бринли и сам занемог. Он был так болен, что не мог выдержать поездки в Оксфордшир, у него быстро падало зрение. Я навещала его, чуть ли не каждый день, читала ему ваши письма и писала под его диктовку ответы.
– Господи! – ошарашенно пролепетала Сара. – И все это время Брин считал... – Она не договорила, потому что дверь отворилась и вошел дворецкий, чтобы сообщить, что обед готов и леди Уэстбери и миссис Фэннер направляются в данный момент в столовую.
Сара и Верити присоединились к ним. Миссис Фэннер полностью оправилась от своей головной боли, а поскольку графиня была более искушенной в искусстве ведения беседы, чем ее дочь, обед прошел очень непринужденно.
Они сразу же перешли в маленькую гостиную, где потекла беседа о том, как эффективно управлять большим домашним хозяйством. Верити без особого энтузиазма отнеслась к теме, которая ее мало занимала, и все чаще поглядывала в окно на роскошный парк, простиравшийся вверх от дома по склону. День был теплый и сухой, и как только Верити почувствовала, что сможет откланяться, не боясь показаться невежливой, она ускользнула наверх, чтобы взять шляпку и зонтик.
Дойдя до озера, она решила посидеть немного на невысокой насыпи, обрамляющей сверкающую гладь воды. Озеро казалось таким тихим, таким умиротворенным. Верити могла понять, почему Сара Рэвенхерст с удовольствием остается здесь из месяца в месяц. Хотя, как она подозревала, та будет счастлива везде, если рядом ее муж.
Найдет ли Верити свое счастье? Сможет ли она полюбить когда-нибудь мужчину такой преданной любовью, с которой Сара любит своего мужа? Вплоть до последних нескольких недель она бы ответила твердым «нет». Но теперь она не была так уверена.
Что-то определенно произошло с ней после того путешествия в почтовой карете. Она изменилась. Она чувствовала странную неудовлетворенность своей судьбой, словно в ее жизни отсутствовало что-то очень важное, словно ей чего-то не хватает.
Верити неуверенно покачала головой. Она знала только то, что, когда рядом с ней был ее кучер, она испытывала блаженное чувство восторга. Но как редко это случалось!
Верити рассеянно вертела в руках зонтик, отчего украшающие его кисточки кружились в прелестном танце. Никогда еще она не встречала такого человека, как кучер. Временами он приводил ее в ярость, но никогда ни с кем ей не было так хорошо. Чего нельзя было сказать ни об одном из других ее знакомых молодых джентльменов. Нет, это не совсем так, поправила она себя. Ей не было скучно и в обществе Брина. И он тоже, как и кучер, имел неприятную способность необыкновенно раздражать ее временами... Как странно! Такое удивительное сходство...
– Ах, вот вы где! Подумать только, я как раз утром предупреждал Сару о том, что вы можете заблудиться.
Верити с раздражением повернула голову и увидела Брина, который широким шагом спускался к ней по склону.
– Не знаю, как вам это удается, но вы умудряетесь постоянно возникать из ниоткуда каждый раз, как только я...
Верити резко замолчала, но по тому, как подозрительно блеснули его глаза, она поняла, что он догадался о том, что чуть было не сорвалось у нее с языка.
– И как я могу заблудиться, когда до дома рукой подать! – раздраженно закончила она.
Не дожидаясь приглашения, Брин растянулся на траве рядом с ней. Скрестив ноги и заложив руки за голову, он так безмятежно расположился, что Верити поняла: намек на то, что его общество нежелательно, вряд ли поможет ей избавиться от него. Поэтому она просто вежливо осведомилась о том, как прошла поездка.
– Было очень интересно, – последовал немногословный ответ.
Верити скептически подняла бровь.
– Кто бы мог подумать! Вы пробыли там не особенно долго.
– Очевидно, вы совсем потеряли счет времени, исследуя окрестности. – Он открыл один глаз и взглянул на нее из-под полей ворсистой шляпы. – День уже подходит к концу.
– В таком случае мне лучше вернуться в дом и переодеться к ужину.
Он помешал ей подняться, задержав ее руку.
– Нет, не спешите. Ужин будет сегодня немного позже, так что у вас еще уйма времени.
– Если верить слухам, – проговорила она, прервав короткое молчание, – не за горами то время, когда вы станете лордом и хозяином такого же поместья. Что слышно о здоровье вашего дядюшки?
– Я знаю не больше вашего, Верити, – сознался он, к ее удивлению. – У меня нет контактов с семьей моего отца, мы даже не обмениваемся письмами. – Губы его дрогнули, но голос был ровным, когда он добавил: – Понимаете, я ведь «ткацкое отродье» и обо мне никогда не вспоминают. Мой отец вступил в неравный брак вопреки воле своей семьи.
– О Господи, Брин! Можно подумать, что вы родились, бог знает где! Ваш дедушка был богатым человеком, его все уважали.
– Те, кто знал его, да, – согласился он. – И он сделал все, что было в человеческих силах, чтобы воспитать меня правильно: послал меня учиться в Хэрроу, пытался вырастить джентльменом, определил на службу в армию. Но в глазах семьи моего отца я продолжаю осквернять их благородную кровь.
– Вы говорите так, словно вас это не беспокоит, – мягко заметила Верити. – Вы всегда были таким безразличным к тому, что они вас презирали?
– Подростком это беспокоило меня, да, – подтвердил он. – Было время, когда я испытывал горечь и обиду... но теперь нет.
Она вспомнила себя подростком... Ей было около пятнадцати, когда он отправился на Пиренейский полуостров. Она считала себя взрослой дамой после того, как провела более двух лет в элитной школе, но в его глазах, возможно, все еще оставалась ребенком. Неудивительно, что он воспринял ее слова как обыкновенную детскую неприязнь, когда она попыталась предупредить его, чтобы он был поосторожней с Анджелой. Или было что-то большее за этим громом, который он обрушил на ее голову? Может, его неприязнь, вызванная отношением семьи его отца, распространялась на всех, принадлежащих по рождению к определенному классу?
Она снова устремила взгляд на мерцающие воды озера. Если так и было, то он, очевидно, забыл о своей неприязни, когда нырнул в то, другое озеро, чтобы спасти ее тогда, много лет назад.
– Вы притихли, Верити, – неожиданно произнес он, прервав ее воспоминания. – О чем вы задумались?
– О моем детстве. Я вспомнила, как вы спасли мне жизнь.
– Я? – он пришел в замешательство. – Я не помню этого.
– Мы все были приглашены к Фэннерам, – напомнила она ему. – Это был день рождения их старшего сына, если мне не изменяет память. – На ее губах возникла печальная улыбка. – Вы, наверное, помните, что я была сорвиголовой, поэтому, когда один из мальчишек заявил, что ни одна девчонка не сможет догрести до противоположного берега и обратно, я приняла вызов. Я уселась в старую шлюпку, и они столкнули ее в воду. Никто не знал, что днище дырявое. Я добралась до середины озера, когда проклятая посудина начала тонуть. Вы услышали мои крики и бросились в воду. – Она не стала напоминать, что он всю дорогу до дома нес ее на руках.
Верити повернула голову, чтобы взглянуть на него. Он продолжал лежать, но в его глазах снова появился тот странный блеск, который она заметила вчера вечером.
– Вот теперь, когда вы это сказали, я вспомнил. Вы в долгу передо мной, Верити Хэркорт... И когда-нибудь я попрошу, чтобы вы мне его вернули.
Он говорил довольно мягко, но она чувствовала, что он не шутит. Она собиралась уверить его, что, если бы это было в ее силах, она бы, не колеблясь, так и сделала, но тут до ее ушей донесся тихий жалобный вскрик. Повернув голову, она увидела падающую Хилари Фэннер. Она скатилась с откоса и упала почти у их ног.
Нижние юбки Хилари задрались до колен, открыв чулки и кружевные панталоны. Верити почувствовала, как краска прилила к ее щекам, но Брин ничуть не смутился при виде дамского нижнего белья и опустился на колени перед распростертым телом.
– Я пойду в дом и попрошу о помощи, – предложила Верити и уже готова была уйти, но, заметив довольно хитрое выражение на лице Брина, перевела взгляд на Хилари и присмотрелась.
Поза казалась слишком элегантной, чтобы быть естественной. Хилари выглядела трогательной героиней какого-то театрального фарса. Тут Верити заметила легкое движение под ее веками. Маленькая негодяйка притворялась!
– Не думаю, что есть необходимость тревожить кого-нибудь, – сказал Брин, заговорщически подмигнув Верити. – Подозреваю, что всему виной жара. Она скоро придет в себя.
Он явно давал Хилари возможность с достоинством выйти из идиотского положения, но Верити была настроена не столь милосердно. Ей было ненавистно притворство в любой форме.
– Думаю, что вы правы. Может, нам просто оставить ее здесь, а?
– Ну что вы! Надо отнести ее. – Он очень убедительно вздохнул.
– Я бы не стала этого делать на вашем месте, – сказала Верити, стараясь не рассмеяться. – День жаркий, а Хилари не такая уж легкая. Вы не донесете ее.
Это было уже слишком. Брин отвернулся, плечи его содрогались от с трудом сдерживаемого смеха.
– Ну и что же вы предлагаете? – спросил он, изо всех сил гримасничая.
– Дайте мне свою шляпу.
– Зачем?
– Я пойду к озеру и наберу воды, а вы тогда сможете ее облить. Это поможет ей прийти в чувство! – Верити совсем не удивилась, когда услышала в ответ на это бесхитростное предложение жалобный стон. – Ой, она, кажется, приходит в себя.
– О, что случилось? – Ресницы театрально взметнулись вверх, и Хилари устремила на Брина ясный взгляд голубых глаз. – Я так странно себя чувствую, майор Картер.
– Вы получите хорошую взбучку, если не прекратите немедленно эту чепуху! – пригрозила Верити, у которой лопнуло терпение. – Никогда до сих пор я не видела более отвратительного спектакля!
Хилари поспешно села и перевела взгляд с явно презрительных синих глаз на карие, но увидела в них искрящееся изумление.
– Я... я почувствовала себя довольно странно, майор Картер. – Она позволила ему помочь ей подняться, а потом бросила испепеляющий взгляд в сторону Верити. – И я не понимаю, почему некоторые...
– В таком случае, мисс Фэннер, я бы посоветовал вам пойти в дом и ненадолго прилечь.
За свой сочувствующий тон он был вознагражден теплой улыбкой. Хилари извинилась и пошла к дому.
– Не думаю, что она когда-нибудь повторит этот маленький трюк, – заметил Брин, следя за тем, как Хилари спускается по тропинке, скрывающейся в кустарнике.
– Чего только не делают некоторые, лишь бы привлечь к себе внимание! – Взгляд, который она бросила на него, когда они тоже пошли в направлении дома, был полон восхищения. – Хорошо, что вы сразу поняли, что она притворяется. Мне бы это в голову не пришло.
– Когда человек теряет сознание, он не станет пожимать мои пальцы.
– Она так сделала? Вот дурочка! – вырвалось у Верити.
– Как бы то ни было, она не простит вам ваших слов о том, что мне ее не донести.
– Наверное, это было жестоко с моей стороны, потому что она очень изящная, но она заслужила нагоняй после такой нелепой выходки. Не терплю притворства.
– Да, – тихо сказал он. – Вам никогда и в голову не придет прибегать к подобным дамским уловкам. И конечно, вы крепко стоите на ногах и никогда не теряете сознания.
Верити не была в этом уверена. Если он будет продолжать так смотреть на нее, ей грозит опасность самой упасть в обморок!


Переодевшись, Верити решила заглянуть в комнату тетушки. Когда незадолго до этого они с Брином вернулись в дом, ей сообщили, что леди Биллингтон отправилась в свою комнату отдохнуть до ужина.
– А! Верити, моя дорогая. Я надеялась, что у меня будет возможность переговорить с тобой до того, как мы спустимся в гостиную.
– Да? – Верити присела на край кровати. – Ты хотела обсудить со мной что-то важное?
– Совсем нет. Я просто подумала, что хорошо бы немного поговорить наедине. – Леди Клара кивком головы отпустила служанку. – Как прошел день? – спросила она после того, как за Додд закрылась дверь. – Надеюсь, ты не слишком скучала?
– Нисколько, тетя. Я чудесно провела время. А ты?
На губах леди Биллингтон мелькнула странная улыбка.
– Очень интересно... Познавательно, можно сказать.
– В самом деле?
– Да, дорогая. Чем больше я узнаю майора Картера, тем больше он мне нравится.
– Ммм. Да, этого у него не отнимешь, я бы сказала. – Верити несколько секунд внимательно рассматривала свой маникюр. – А как тебе понравились дамы? Леди Кэролайн все так же величественно диктовала, кому куда идти?
– О, моя дорогая, не надо об этом! Но я скажу тебе одну вещь... Майор Картер не из тех, кто будет терпеть подобные глупости. Она попыталась ехать и обратно в его экипаже, но он сказал без всяких церемоний, что это невозможно, потому что он уже предложил это место маленькой Клариссе Джиллингэм. И она подчинилась как миленькая.
Так, значит, Брин был сыт по горло этой леди Кэролайн и решил сменить компанию на обратном пути? Но какой здравомыслящий мужчина не предпочел бы общество Клариссы? – думала Верити, спускаясь следом за своей тетушкой по лестнице. Это в какой-то степени объясняло, конечно, недавнее нелепое поведение Хилари. Очевидно, она почувствовала себя несправедливо обойденной, когда ей, единственной, не довелось ехать с Брином.
– О, похоже, что кое-кто из гостей, приглашенных на ужин, уже прибыл, – проговорила леди Биллингтон, когда они вошли в холл.
Верити совершенно забыла, что Сара пригласила нескольких соседей-мужчин отужинать с ними сегодня вечером, дабы Брин не чувствовал себя неуютно в исключительно дамском обществе. Впрочем, за Брина Сара могла бы не беспокоиться. Он прекрасно чувствовал себя в любой компании. Чего нельзя было сказать о ней, Верити! Она вспомнила, как неловко чувствовала себя в саду, когда от одного его взгляда у нее ноги становились ватными. Что ж, присутствие других джентльменов будет удобно, если не для Брина... то, безусловно, для нее самой!
Первый, кого она заметила, войдя в гостиную, был Брин собственной персоной. Он стоял у окна и беседовал с каким-то господином, красная физиономия которого выдавала его пристрастие к портвейну. Тут появилась Сара в сопровождении невысокого изящного молодого человека, которого она представила как достопочтенного мистера Клода Каслфорда.
Как только Верити услышала это имя, она насторожилась и переключила на этого джентльмена все свое внимание, на что при других обстоятельствах он едва ли мог бы рассчитывать. Кроме пары умных, веселых голубых глаз, сын лорда Каслфорда был ничем не примечателен. Он не был красавцем, и его телосложение было далеко не внушительным. Но при всем этом не прошло и нескольких минут, как Верити решила, что он ей нравится. Он держался открыто и приветливо, но без развязности, и она была рада, когда оказалась сидящей рядом с ним за столом.
– Я имела честь познакомиться с мистером Лоренсом Каслфордом в Лондоне. Это ваш двоюродный брат, как я понимаю, – проговорила она, попробовав грибы, приготовленные в необыкновенно изысканном соусе.
– О да. Лоренс любит появляться в высшем обществе. Дьявольски красив, не правда ли?
– Да, он, безусловно, красив, – ответила Верити, по тону которой стало ясно, что упомянутый Лоренс не произвел на нее никакого впечатления. Она почувствовала на себе восхищенный взгляд.
– Занятно встретить молодую даму, мисс Хэркорт, которую не обольстил наш домашний Адонис. Боюсь, мой отец разочарован, что я совсем не похож на своего лихого двоюродного братца. Но я предпочитаю спокойную жизнь. Меня вполне устраивает жить здесь, присматривая за поместьем.
Верити вспомнила, что ее тетушка говорила о том, что лорд предпочитает общество племянника обществу собственного сына. В приятном голосе Клода не было ни горечи, ни сожаления, но Верити почему-то была уверена, что он просто скрывает то, что у него на душе. Она прониклась сочувствием к юноше.
– В этом нет ничего плохого, мистер Каслфорд. Должен же кто-то управлять поместьем. А то, на что вы тратите свое время, я уверена, гораздо полезнее, чем блистать в свете.
– Я тоже так думаю, мисс Хэркорт. – Он неожиданно улыбнулся. – Я пытался разыгрывать из себя светского джентльмена. Даже приобрел экипаж и пару превосходных серых лошадей. Сделал чертовскую глупость! Ну где и перед кем мне красоваться в таком великолепии? Чтобы объехать все мои земли, нужно скакать верхом.
Вилка, которую Верити было поднесла ко рту, на мгновение застыла. Удача неожиданно улыбнулась ей, когда она совсем этого не ждала...
– Странно, что вы так говорите, мистер Каслфорд, – заметила она невинно, – потому что некоторое время назад я сама подумывала о приобретении экипажа. Майор Картер отговорил меня от этого. Он сказал, что мне вряд ли понадобится такой элегантный экипаж, если я не собираюсь жить в столице.
– Какое совпадение! Именно майор и купил у меня экипаж и пару серых лошадей.
– Да что вы! – Верити с ее широко распахнутыми глазами была сама невинность. – Если бы я только знала! Я бы пренебрегла здравым советом майора Картера, если бы мне представилась возможность приобрести таких красивых животных.
– Честно говоря, мисс Хэркорт, я сделал это под влиянием момента. Рэвенхерст как-то упомянул о том, что его друг заинтересован в приобретении экипажа и пары лошадей. Тогда я попросил своего отца доставить экипаж в Лондон, когда он возвращался туда в начале апреля, чтобы майор мог взглянуть на него.
– Какая досада! Мы с моей тетушкой прибыли в Лондон примерно в это же время. Я упустила такую возможность, опоздав, видимо, на какие-то несколько дней!
Мистеру Каслфорду пришлось назвать ей точную дату, когда экипаж был продан Брину. Дата эта пришлась на понедельник, следующий после той пятницы, вечером которой состоялась встреча в Фрампингтоне. Верити вздохнула с облегчением. Итак, как она и предполагала, в той таверне был не Брин.
Инстинктивно она повернула голову туда, где сидел Картер. Случайно или нет, но в это время он как раз смотрел в ее сторону, и та самая улыбка, которая произвела неизгладимое впечатление на главного конюха Рэвенхерстов, заиграла на ее губах.
Леди Джиллингэм, сидевшая по правую руку майора, тактично устремила задумчивый взгляд на содержимое своей тарелки. Как и леди Клара, она наблюдала за майором во время их поездки в Оксфорд. И к моменту возвращения в Рэвенхерст совершенно точно знала, что ни одна из молодых дам, которые посетили Оксфорд в компании с майором, не нашла места в его сердце, даже ее Кларисса. Это было печально, потому что самой леди Джиллингэм майор очень нравился, и она бы не возражала против того, чтобы назвать его своим зятем. Однако она не очень горевала. Клариссе едва минуло восемнадцать, и у нее еще было время, чтобы сделать удачную партию.
Верити Хэркорт была бы идеальной женой для майора. Чудесная девушка, которая не только обладала прекрасным чувством юмора, но была еще и достаточно умна, чтобы не наскучить ему до бракосочетания. Но любит ли Верити майора?
Не только она задавала себе этот вопрос. Леди Биллингтон тоже очень настороженно следила за молодежью, поскольку пришла к тем же выводам, что и леди Джиллингэм. Она украдкой поглядывала на свою племянницу, ведя разговор с его преподобием мистером Мартином. А позже, когда ужин закончился и все отправились в гостиную, она была страшно обрадована, увидев, что Верити без всяких колебаний откликнулась на предложение майора быть его партнершей в висте.
Они оказались грозной парой и блестяще обыграли своих противников, графиню и местного сквайра, прежде чем уступили место за игровым столом Саре и мистеру Мартину. Верити подошла к софе, на которой сидели Кларисса и мистер Каслфорд.
– О, Верити, мистер Каслфорд любезно предложил мне посмотреть его животных. Он только что приобрел уэссекскую бабируссу. Я очень хочу взглянуть на нее, но... но не думаю, что мама позволит мне ехать одной верхом. – Кларисса жалобно посмотрела на Верити. – Если бы вы тоже поехали, я уверена, что мама не стала бы возражать.
– Почему бы нам не организовать маленькую компанию? – предложил голос за спиной у Верити, которая еще и рта не успела раскрыть.
– Мы могли бы заехать по пути в церковь в Хактоне, – предложил Брин. – Мистер Мартин уверяет меня, что резьба на скамьях стоит того, чтобы ее посмотреть.
– Отличная идея, – мистер Каслфорд нежно и тепло улыбнулся Клариссе. – Я могу верхом добраться до церкви и подождать вас там.
– Кажется, они очень подходят друг другу, – заметил Брин вполголоса, отводя Верити в сторону.
Она быстро взглянула на него оценивающим взглядом, но не заметила даже отдаленных признаков ревности.
– Думаю, что у них много общего. Мистеру Каслфорду, как я понимаю, нравится жить в отцовском поместье. И Кларисса тоже чувствует себя лучше в сельской местности. А что такое, кстати, эта уэссекская бабирусса?
Губы Брина подозрительно дрогнули.
– Это знаменитая порода свиней.
– Господи помилуй! – воскликнула Верити, не стараясь скрыть своего разочарования. – Свиньи и церковные скамьи... Ну и веселенькое же развлечение ждет нас завтра!
Хотя Верити не особенно радовали предстоящие «радости», ей вовсе № хотелось лишать Клариссу удовольствия и утром она поднялась вовремя, чтобы не заставлять себя ждать.
И леди Кэролайн, и Хилари были приглашены принять участие в маленькой экспедиции, но обе отказались: леди Кэролайн потому, что не любила ездить верхом, а Хилари потому, что хотела провести утро со своей матерью (хотя Верити подозревала, что истинной причиной было то, что она все еще стыдилась своего вчерашнего поведения). Так оказалось, что только они втроем прямо после завтрака отправились на конный двор, где их уже ждал Саттон с оседланными лошадьми.
– Я получил указание оседлать для вас, мисс Хэркорт, лошадь госпожи. Только не позволяйте ей прыгать через живую изгородь, – предупредил он, помогая Верити взобраться в седло. – Она спокойно берет любые препятствия, но не любит кусты. Она сбросила госпожу, когда миссис Рэвенхерст попыталась преодолеть кустарник.
– Не беспокойтесь, Сатпорн, – сказал Брин, подводя гнедую красавицу к серой в яблоках лошади Сары. – Я прослежу за тем, чтобы с мисс Хэркорт ничего не случилось.
– Мисс Хэркорт не нуждается в вашей опеке, – язвительно возразила Верити.
– Мне кажется, майор Картер получает изрядное удовольствие, провоцируя вас, – проговорила Кларисса, когда они тронулись в путь.
– Он всегда так делает, – согласилась Верити, бросив на своего мучителя взгляд из-под синей шляпы, точно такого же оттенка, как и одолженный ею костюм для верховой езды.
– И ему это всегда очень хорошо удается. Вот увидите, мисс Джиллингэм. – Белоснежные ровные зубы Брина блеснули в озорной улыбке. – Верити, если вы еще не заметили этого, обладает очень острым язычком и колючим характером.
Верити заметила встревоженный взгляд Клариссы.
– Не волнуйтесь. Я не собираюсь драться с мистером Картером... Во всяком случае, при свидетелях.
До самого Хактона они больше не пикировались. Это было небольшое селение, всего с одной улицей, но здесь имелось несколько милых маленьких магазинчиков, в которых шла довольно бойкая торговля. Церквушка занимала центральное место в этом небольшом процветающем селении. А прямо напротив нее располагалась та самая гостиница «Три лебедя», в которую она должна была приехать, если бы ей понадобилось увидеть кучера.
Ее внимание отвлек прискакавший верхом на чалой лошади мистер Каслфорд. Они обменялись приветствиями и вошли в церквушку, чтобы посмотреть резьбу на скамьях с изображением сцен охоты. К своему удивлению, Верити обнаружила, что ей очень интересно. Однако вскоре ее мысли переключились на крытое соломой здание, стоявшее на противоположной стороне. Вдруг Томас Стоун сейчас там? А самое главное, может быть, этот самый Томас Стоун был не кем иным, как ее неуловимым кучером?
Эта мысль не давала ей покоя. У нее имелся очень благовидный повод разыскать его: она должна сообщить, что в ту злополучную пятницу в Фрампингтоне был не Брин.
Бросив быстрый взгляд на своих спутников, Верити начала потихоньку пятиться к выходу. Убедившись, что никто не смотрит в ее сторону, она выскользнула за дверь, сбежала по ступенькам и направилась через дорогу к гостинице.
Прошла минута или две, пока ее глаза привыкли к полумраку. Она увидела стоявшего за стойкой хозяина и спросила, не остановился ли здесь некий джентльмен по имени Томас Стоун?
– Мистер Стоун! – окликнул хозяин человека, который сидел за столиком в углу и которого Верити не заметила. – Вас спрашивает молодая дама.
Верити поняла, что ее предположения не оправдались. Это был не кучер. Этот человек был по крайней мере на полфута ниже того, кого она надеялась увидеть. Тем не менее, когда он протянул ей руку, она спрятала разочарование за одной из своих ослепительных улыбок.
– Добрый день, сэр. Мое имя Хэркорт.
– Да. Я так и подумал, – проговорил он, жестом указывая ей на стул – У нас с вами общий друг, мисс Хэркорт. Как я полагаю, вы пришли сюда, чтобы я ему что-то передал.
Верити, кивнув, села.
– Да. Но, боюсь, это не слишком много. – Она сообщила то, что узнала от мистера Каслфорда накануне вечером.
Он не ответил, и Верити смущенно почувствовала, что ее очень внимательно рассматривают. Неприятное подозрение закралось ей в душу.
– Зачем вы прибыли сюда, мистер Стоун?
– Я не волен разглашать это, мисс, – заявил он ей довольно резко.
Она встала.
– Я думаю, что серьезно поговорю со своим дядей, когда вернусь в Лондон. А вы можете передать нашему общему другу, что мне есть, что сказать ему при следующей встрече.
– Это, мисс Хэркорт, я, безусловно, передам, – сказал он с чуть заметной улыбкой, и Верити, бросив на него, еще один подозрительный взгляд, ушла, не проронив больше ни слова.
В глубине души она всегда знала, что Брин не мог быть шпионом. И с того времени, как несколько недель назад она сообщила своему дяде о неожиданном отъезде Брина из города, она была уверена, что лорд Чарльз тоже прекрасно знал об этом. И если он решил, что Брин не имеет никакого отношения к шпионским делам, вполне можно было предположить, что и люди, работающие с ним, должны были придерживаться того же мнения.
Тогда почему же кучер благословил ее на то, чтобы она поехала в Рэвенхерст и продолжала вести осторожные расследования? Это было непонятно. Больше того, она могла поклясться в том, что мистер Стоун уже владел той информацией, которую она только что передала ему: он тоже знал, что Брин невиновен.
Так по какой же причине Стоун находился здесь? За кем он вел наблюдение? Может быть, за семьей Каслфордов? Но почему? Неужели Клода Каслфорда могли подозревать в том, что он предатель? Нет, какая чепуха! Скорее, это был лорд Каслфорд. Он работал на правительство и, безусловно, был посвящен во многие секреты. К тому же именно лорд Каслфорд доставил тот экипаж и пару лошадей в Лондон. И этот экипаж был в его распоряжении в тот злосчастный вечер в пятницу, когда должна была состояться та самая встреча в Фрампинггоне. Разве не разумнее было Стоуну находиться в Лондоне и наблюдать за человеком, который мог оказаться предателем? Как все странно!
Но не только это приводило ее в недоумение... Было нечто, нечто странное, среди ее спутанных мыслей, что крутилось у нее в голове. Что-то такое вопиюще очевидное, что она должна была сразу заметить. Но, к сожалению, она никак не могла нащупать это неуловимое... нечто.
Краем глаза Верити заметила неожиданное движение в церковном дворе. Из-под тенистых ветвей огромного кедра возникла высокая фигура, и она увидела Брина.
– Куда это вы подевались, мисс? Вопрос был совершенно лишним, потому что с того места, где он стоял, он должен был прекрасно видеть противоположную сторону дороги и то, как она выходила из гостиницы.
– Это не ваше дело, Брин Картер! Я не ваша собственность. Хожу, куда хочу.
– Да, что очень жаль! – почти прорычал он, подойдя к ней, и пристально взглянул в непокорные глаза с явным неодобрением. – Пора уже подрезать вам крылья, барышня.
От этого грозного заявления ее раздражение пропало, и невольная улыбка тронула уголки губ, когда она вспомнила, как почти то же самое незадолго до этого произнес кто-то, кто был очень дорог ее сердцу. Это было так странно! Может быть, все высокие широкоплечие йоркширцы имели от природы диктаторские замашки?
– Не будьте таким букой, Брин, – примирительно сказала она. – Не хотите же вы опять пугать Клариссу. Такое чувствительное создание! А где она, кстати?
– Обходит церковный двор с Клодом, рассматривает памятники. – Шутливое настроение снова вернулось к Брину. – Меня удивляет, к чему иногда проявляют интерес некоторые люди. А вот и они!
По безмятежно-счастливому лицу Клариссы, которая шла к ним по дорожке рядом с Клодом, Верити поняла, что у них было немало общих интересов. Маленькая мисс Джиллингэм чувствовала себя совершенно свободно в обществе мистера Каслфорда. А к тому времени, как все они, завершив обход домашней фермы Каслфорда, возвращались к лошадям, Верити была твердо уверена, что Кларисса Джиллингэм была на пути к тому, чтобы потерять голову.
– Как жаль, что вас ждут к обеду в Рэвенхерсте. Я бы с удовольствием показал вам дом, – произнес мистер Каслфорд, когда они пришли на конный двор. – Ну, может быть, в другой раз. Только, к сожалению, не завтра. Потому что завтра я должен поехать на местный рынок, чтобы присмотреть парочку лошадей для пахотных работ, и вернусь только в конце дня. Жаль, правда. Это такой очаровательный старинный дом – тайные ходы, местное привидение... много чего! Уверен, что вы нашли бы это очень интересным.
– Не сомневаюсь, – согласилась Верити, оглянувшись через плечо на серое здание эпохи Тюдоров. – К сожалению, мы возвращаемся в субботу в Лондон, так что, боюсь, нам придется отказаться от этого удовольствия. Но я надеюсь увидеть вас на приеме у Сары в пятницу вечером.
– Ни за что не пропущу этого, мисс Хэркорт! Мисс Джиллингэм обещала оставить мне танец. Надеюсь, что и вы мне не откажете?
– Разумеется, мистер Каслфорд, – ответила Верити, легко вспрыгнув в седло.
– Надеюсь, вам было не слишком скучно, – произнесла Кларисса, с тревогой взглянув на своих спутников, когда они рысью тронулись с конного двора.
– Совершенно не скучно, – успокоила ее Верити. – Честно говоря, свиньи не вызывают у меня восторга. Однако, должна заметить, поместье содержится в безукоризненном порядке. Насколько я понимаю, отец полностью доверил управление своими землями сыну. Это так, Брин?
Он только кивнул в ответ. Не может же быть, что его задело то, что Верити очень понравилось поместье Клода? Нет, она была уверена, что дело не в этом. Он был необычно тихим и в то же время настороженным. Она заметила, как он несколько раз оглядывался через плечо на дом Каслфордов, словно ожидал увидеть кого-то или что-то.
– Как хорошо вы знаете эту семью? – спросила Верити в надежде услышать его обычные шутки. – Вы встречались когда-нибудь с леди Каслфорд?
– Да. Очаровательная женщина. Жаль, что ее нет сейчас дома. Она уехала навестить кого-то из родственников.
– Кажется, отец мистера Каслфорда вернется к выходным дням, – сообщила им Кларисса. – Может быть, он даже успеет к приему в пятницу.
– Правда? С этим джентльменом я бы с удовольствием встретилась, – проговорила Верити, пристально смотря перед собой. Она не заметила, что во взгляде Брина мелькнули тревога и странная озабоченность.


Они вернулись в Рэвенхерст и успели немного перекусить. Во время их отсутствия Сара уговорила оставшихся гостей совершить прогулку в один из живописнейших местных уголков, а потом заехать в небольшой городок, расположенный неподалеку, где, по ее словам, была изумительная галантерейная лавка, в которой она приобрела пару милых шляпок, нисколько не хуже тех, что продаются на лондонской Бонд-стрит.
Это приглашение распространялось, естественно, и на тех, кто недавно вернулся из поместья Каслфордов.
Брин вежливо отказался, а вот Кларисса горела нетерпением продолжить экскурсию. И Верити решила, что тоже поедет.
Вторая половина дня была такой же ясной и сухой, но, к счастью, не такой жаркой, и неспешная прогулка через живописный лес оказалась очень приятной. У них хватило времени на то, чтобы заглянуть в ту самую галантерейную лавку, где нескольким дамам не терпелось оставить свои деньги. Сара нисколько не преувеличила достоинства небольшого заведения, но при таком наплыве нетерпеливых клиенток, суетливо стремящихся рассмотреть товары, находиться внутри скоро стало невыносимым, и Верити решила подождать остальных на свежем воздухе.
Едва она шагнула за дверь навстречу яркому солнечному дню, как заметила наемный экипаж, остановившийся на противоположной стороне улицы. В другое время она едва ли обратила бы на это внимание, но, поскольку не была ничем занята, продолжала наблюдать. Дверца экипажа распахнулась, и из него вышел мужчина выше среднего роста, одетый в черный костюм. В руках у него были маленький деревянный ящик и изрядно потрепанная сумка. Верити заморгала, с трудом веря собственным глазам. Боже мой! Да, да, это был... это был тот самый французский шпион!
Экипаж уехал, и ей стало отчетливо видно человека, который вошел в небольшую гостиницу, расположенную чуть дальше, на той же стороне улицы. Нет, она не ошиблась. Это был он. Верити поднесла дрожащие пальцы к вискам. Что же ей делать?.. Что она могла сделать?
– Верити, дорогая моя, что стряслось? – прервал ее сумбурные мысли озабоченный голос тетушки. – У тебя такой вид, словно ты увидела привидение.
– Почти, – пробормотала Верити.
– Что ты там бормочешь? Ты хорошо себя чувствуешь?
– Я в полном порядке, тетя. – Верити усилием воли взяла себя в руки. – Вот идет Сара со всеми остальными. Я думаю, что нам пора возвращаться.
Она не добавила «слава Богу», но, безусловно, так подумала, торопливо забираясь снова в открытую коляску Сары и лихорадочно обдумывая, что можно предпринять. Конечно, ей не оставалось ничего другого, как немедленно увидеться с мистером Стоуном. Но это было не так просто. Как она могла, не вызывая подозрений, вдруг объявить, что собирается покататься верхом в такое время дня? Больше того, вряд ли ей будет позволено уехать одной, без сопровождения.
Впервые в жизни Верити была благодарна Хилари Фэннер за ее непрерывную болтовню. Она никому слова не позволяла вставить, поэтому рассеянность Верити осталась совершенно незамеченной. А к тому времени, как они вернулись в Рэвенхерст, Верити определилась с дальнейшими действиями: она отправит Мег в Хактон с письмом для мистера Стоуна.
Дамы потянулись к дому. Верити неторопливо шла позади.
От внезапно осенившей ее мысли Верити замерла. Брин! Она может довериться Брину! Если ему неожиданно взбредет в голову уехать верхом сразу после ужина, это никому не покажется странным. Мужчины вообще часто ведут себя непредсказуемо, решила она, сделав шаг ему навстречу, но снова задумалась.
Верити нисколько не сомневалась в том, что ему можно доверять. Так же как не сомневалась в том, что он исполнит ее просьбу. Но она была уверена, что сначала он потребует у нее объяснений.
– Верити, что случилось? – Весь вид Брина выдавал сильную озабоченность. Она почувствовала, как горячие руки сжали ее пальцы. – Что вас так сильно взволновало?
– Нет, ничего. – Она неожиданно ощутила тепло его прикосновения и, к своему изумлению, поняла, что это ей нравится. – Я... я хотела написать письмо, но, если вам нужна библиотека, я могу зайти позже.
– И с кем же вам надо так срочно связаться? – теперь в его голосе слышались Дразнящие нотки, но взгляд оставался испытующим, тревожным. – Я начинаю подозревать вас в секретных встречах. Вы тайно Прячете где-то неподалеку любовника?
– Ч-что? – Верити ничего не могла поделать с предательскими малиновыми пятнами, выступившими на ее щеках, но ей по крайней мере удалось сохранить хладнокровие. – Не говорите глупостей, Брин! – она выдернула свои руки из его рук. – Кого я могу тут знать?
– Именно это я и собираюсь выяснить. – Скрестив на груди руки, он пристально посмотрел на нее, словно на своенравного ребенка. – В тот вечер, когда я приехал сюда, я обнаружил под дверью адресованное вам письмо. И подумать только, недавно, вернувшись сюда, я нашел еще одно! Стеббингс, – крикнул он через весь холл, – куда вы положили письмо для мисс Хэркорт?
Дворецкий подошел с серебряным подносом в руках. В ту же секунду, как Верити увидела четкую надпись на конверте, ее возмущение уступило место приятному возбуждению. Не обращая внимания на явно неодобрительное сопение дворецкого и недоуменно вскинутую бровь Картера, она взяла письмо и, слегка задрав подбородок и тем самым, продемонстрировав, хотя и в очаровательной форме, свое полнейшее равнодушие к их осуждающим взглядам, круто повернулась и пошла к себе.
Чувствуя, что каждое ее движение находится под пристальными взглядами, Верити заставила себя медленно подняться по лестнице, но, как только оказалась вне поле зрения слишком проницательных карих глаз, почти бегом устремилась по коридору в свою комнату. Она слегка улыбнулась Мег, подошла к окну и, сорвав печать, прочла всего одну фразу: «Встретимся в полночь в розарии».
Легко сказать, подумала она и, озабоченно нахмурившись, выглянула в сад. Она была совершенно убеждена, что розарий проглядывался из каждого окна дома... Могла ли она выйти незамеченной?
Конечно, она непременно должна попытаться. И ей это должно удаться! – решительно подумала она. Появление кучера в Рэвенхерсте избавляло ее от необходимости вступать в контакт с мистером Стоуном, но даже и без этого она бы сделала все, что в ее силах, чтобы прийти в розарий в назначенное время.... Как она хотела увидеть его снова!
– Прости, Мег, я не слышала. Что ты сказала?
– Я хотела узнать, какое платье вы наденете сегодня вечером, мисс?
– О, мне все равно. Это будет неофициальный ужин. Выбери сама.
Осторожное напоминание Мег о том, что пора одеваться к ужину, вернуло Верити к действительности.
Брин не последовал за дамами в гостиную после ужина, а вернулся в библиотеку. Сначала Верити почувствовала несказанное облегчение, когда поняла, что они будут лишены его общества – по крайней мере придется иметь дело только с ее зоркой тетушкой, – но чем Дольше длился вечер, тем больше менялось ее настроение. Его присутствие, по крайней мере, вносило оживление, потому что все разговоры снова и снова возвращались к наскучившим темам фасонов и управления домашним хозяйством.
К счастью, дамы очень быстро привыкли к сельскому ритму жизни. И когда каминные часы пробили одиннадцать, все уже были готовы идти спать. Верити, которая от скуки с трудом сдерживала весь вечер зевоту, не вызвала никаких подозрений у своей тетушки, когда тоже встала и сказала, что пойдет спать. Они вместе поднялись по лестнице. У двери тетушкиной спальни Верити сонно пожелала ей «спокойной ночи», но, как только вошла в свою комнату, мгновенно оживилась.
Сегодня она заранее попросила свою горничную приготовить ее спальные принадлежности, дав тем самым понять, что ее услуги больше не потребуются. Что же касалось леди Биллингтон, то та всегда звонком вызывала Додд, и Верити ясно услышала через несколько минут, как кто-то вошел в спальню тетушки.
Сара всегда размещала всех своих гостей в этой части дома, за исключением Брина, комната которого находилась в западном крыле. И в течение следующего получаса за дверью комнаты Верити, в коридоре, непрерывно слышались шаги, сопровождаемые хлопаньем открывающихся и закрывающихся дверей. Однако без десяти двенадцать в доме уже было тихо, как в склепе.
Накинув на плечи шаль, Верити взяла свечу и, беззвучно шагая по ковру, подошла к двери. Раздался легкий щелчок, когда она повернула ручку. Она неуверенным взглядом окинула коридор. К счастью, он был пуст. Даже свечи в настенных бра уже были потушены слугами, значит, они тоже отправились спать.
Однако осторожность никогда не помешает, подумала Верити, идя на цыпочках к лестнице. Если она случайно наткнется на кого-то из гостей или слуг, она просто скажет, что не могла уснуть и хотела взять какую-нибудь книгу в библиотеке.
К счастью, ей не пришлось давать никаких объяснений по поводу ее тайных ночных блужданий. Холл тоже оказался безлюдным, хотя на одном из отполированных до блеска столов стояла притушенная масляная лампа, стало быть, спать легли еще не все. Потушив свечу, Верити поставила подсвечник рядом с лампой, а уже потом на цыпочках преодолела оставшиеся несколько футов до входной двери. Слава Богу, черные крепкие чугунные засовы были хорошо смазаны и не скрипели.
Оказавшись снаружи, Верити уже не думала об осторожности. Она быстро пошла по дорожке, ведущей в сад. Эта часть парка была ей совершенно незнакома, но луна, сиявшая с ясного, усеянного звездами неба, помогла ей продвигаться по запуганным, покрытым гравием тропинкам, и она без всякого труда нашла калитку.
Здесь она на минуту остановилась, чтобы перевести дух, и осмотрелась, ища того человека, которого страстно хотела видеть. Однако не было видно ни одной живой души. Заметив в отдалении очертания какого-то большого предмета, напоминавшего деревянную скамью, Верити направилась туда.
Трудно сказать, сколько ей предстоит ждать, поскольку кучеру, очевидно, придется откуда-то ехать. В том, что он придет, она нисколько не сомневалась. Едва она успела сесть и поплотнее закутать шалью плечи – ночной воздух оказался на удивление холодным после жаркого дня, – как услышала шорох шагов по гравию. Повернув голову, она увидела знакомый силуэт накидки и треуголки и неизменный красный огонек манильской сигары.
– Привет, барышня, – пробормотал он милым ее сердцу голосом с сильным акцентом. – Я знал, что вы не подведете меня.
Верити вскочила на ноги. Она чувствовала себя такой маленькой, когда смотрела вверх, на смутные очертания его закутанного лица, но при этом такой защищенной, когда он был рядом.
– Мне и в голову не приходило, что я могу не прийти на встречу с вами, – тихо созналась она и в следующую минуту оказалась в его объятиях.
На этот раз его объятия были далеко не нежными. Прижав ее так крепко к своему большому сильному телу, что она хорошо чувствовала каждый его напряженный мускул, он жадно целовал ее, как смертельно изголодавшийся человек, накинувшийся на еду после дней вынужденного воздержания. Верити приникла к нему, наполовину испуганная, наполовину опьяненная силой его желания, пробудившей в ней жажду его прикосновений, готовность подчиниться его воле, куда бы ни завела их взаимная потребность друг в друге.
По его неровному дыханию она поняла, что он пытается колоссальным усилием воли контролировать себя. Она поняла это еще до того, как он взял ее за плечи нетвердыми руками, удерживая на расстоянии, когда она попыталась сделать шаг ему навстречу.
– Нет, барышня. Так не пойдет, – предупредил он. – Не искушайте меня больше, а то я не смогу остановиться в следующий раз.
Было, конечно, в высшей степени предосудительно с его стороны даже предположить такую возможность, но она сама не могла подавить нервную дрожь, услышав его признание. Ее глаза выдали едва ли приличествующие девушке желания. Вспыхнувший в них одобрительный блеск он моментально истолковал по-своему.
– Вы сами не знаете, на что провоцируете меня, когда смотрите так. Я же знаю, что вы девушка невинная. И так будет до тех пор, пока мы не поженимся. – Он почувствовал, что она слегка напряглась, и увидел, что провокационные искорки в ее глазах исчезли. – В чем дело, барышня? Вы же не сомневаетесь в этом?
– Нет, когда я с вами, не сомневаюсь, – откровенно призналась она, решив, что он должен знать о тех сомнениях, которые одолевают ее, когда его нет рядом. – Но... но я почти ничего не знаю о вас. Я не знаю даже вашего имени.
– Скоро узнаете, не беспокойтесь об этом. И не бойтесь того, что я предложу вам жить в лачуге, барышня, после того, как мы поженимся. Вы станете хозяйкой отличного дома. У меня много денег.
Такое заявление нисколько не рассеяло мучивших ее сомнений.
– Я не удивилась, услышав это. Я знаю, что вы умный и образованный человек. – Она вздохнула. – Но я также знаю точно, что вы не искренни со мной.
Он снова обнял ее и прижал ее голову к своей груди.
– Вы знаете, что я не могу сказать вам всего сейчас, барышня. Но когда все закончится, тогда...
– Я понимаю это и не жду, что вы мне доверитесь сейчас, – мягко перебила она его. – Но у вас нет никаких причин преднамеренно лгать мне. – От него не ускользнула почти обиженная нотка в ее голосе. – Вы вынудили меня приехать в Рэвенхерст. Ни вы, ни мой дядя никогда не подозревали майора Картера в том, что он предатель.
Перед тем, как ответить, он выдержал долгую паузу.
– Как еще мог я заставить вас приехать сюда? Я хотел быть рядом с вами, барышня.
Услышать такое было очень приятно, но что оставалось делать Верити, если она чувствовала, что он недоговаривает чего-то важного, чего-то, что она должна знать, но до сих пор не знает.
Она, отбросив разочарование и подозрения, сообщила ему о том, что небезызвестный французский шпион объявился в этих краях. К ее удивлению, он не проявил никакого интереса к этому сообщению. Она попыталась отстраниться, но он крепко прижимал ее голову к своей груди, словно боясь, что ее глаза уже привыкли к темноте и она разглядит его закутанное лицо.
– Мне кажется, что вам это уже было известно, – проговорила она, поняв всю бесполезность сопротивления этим мускулистым рукам.
– Нет, я не знал, но не могу сказать, что это меня удивило. Я не сомневаюсь в том, что за ним следят люди вашего дяди, поэтому нам с вами не стоит беспокоиться.
– Вы подозреваете Каслфорда, правда? Вот почему мистер Стоун находится рядом.
– Послушайте, барышня! Вы не должны задавать вопросов. Могу сказать вам только, что он не достиг своей цели, в противном случае того француза уже не было бы здесь. Он уже был бы в одном из портов.
Это было логичное предположение. Логичным было также предположить, что она больше не увидит кучера, по крайней мере, до тех пор, пока все не закончится...
– Я не должна с вами видеться больше, пока я здесь, – заявила она вполголоса, вдруг почувствовав необходимость теснее прижаться к этому сильному телу.
– Вот как? И почему же?
Этот вопрос был задан достаточно ровным тоном, но она уловила некоторое беспокойство в его голосе, определенную обиду и легкую угрозу. По тому, как он смеялся и подтрунивал над ней, как провоцировал ее на протяжении всего их короткого знакомства, Верити чувствовала, что этот человек может быть опасным, если встать ему поперек дороги. Но он был также и очень проницательным, так что было глупо лгать ему.
– Потому что этот проклятый майор Картер уже и так подозрительно относится к вашим письмам.
– Правда? А говорят, он просто болван.
– Он совсем не дурак! – заявила Верити почти возмущенно. – Он чрезвычайно сообразительный... во всем, кроме того, что касается женщин. Нет, это тоже не так, – исправилась она. – Без всяких «кроме».
Последовало короткое молчание.
– Правда? Он что же, глупо повел себя когда-то?
– Я не стала бы так говорить, – ответила Верити снова со всей искренностью, – но он не прислушался к людям, когда его пытались предупредить, что некая дама была на самом деле не таким ангелом, каким казалась ему. Я пыталась предупредить его... И никогда не забуду, как он изменил ко мне свое отношение.
– Поэтому вы не любите его, барышня? – нежно спросил он, опять немного помолчав.
– О нет. Я не не люблю его. Временами он мне даже очень нравится. – Неожиданное откровение удивило ее саму. – Я никогда ни на секунду не верила в то, что он может быть предателем, но бывают моменты, когда он ведет себя самым странным образом.
Кучер коснулся губами ее мягких черных кудрей.
– Может быть, он влюблен, барышня.
– Ха! Только не он! – фыркнула она. – Маленькая Кларисса предпочла общество Каслфорда, а Брину хоть бы что!
– Может быть, это не в нее он влюблен. Верити задумалась. Возможно, кучер был прав, но она не могла со всей очевидностью сказать, что Брин проявлял какой-то заметный интерес к леди Кэролайн и к Хилари Фэннер. Ей казалось, что он отдает предпочтение Клариссе. Хотя возможно, что после истории с Анджелой Кинсли он стал немного циничным и больше не искал любви и ему было бы достаточно в браке просто взаимного уважения.
Она было открыла рот, чтобы поделиться этими своими мыслями, но кучер удержал ее, предостерегающе приложив палец к ее губам. Она внимательно прислушалась, но ничего не услышала.
– Вы что-то слышите? – спросила она шепотом.
– Да, барышня. Вам лучше вернуться в дом. Я ухожу. Звук донесся вон оттуда, где я оставил свою лошадь. – Он показал на территорию позади конюшни. – Если там кто-то прячется, он, скорее всего, следит за мной. Переждите пару минут, а потом возвращайтесь назад. Скоро увидимся, барышня. – С этими словами он быстро поцеловал ее в губы и скрылся в кустах.
Некоторое время Верити слышала шорох листьев, пока он прокладывал себе путь среди ветвей, потом наступила тишина. Она снова поплотнее закуталась в шаль. Ей вдруг стало зябко после уютных теплых объятий кучера.
Неужели так будет всегда? – подумала она, чувствуя себя покинутой и совершенно подавленной. Их короткие встречи стали такими важными для нее. И при этом сегодня она осталась горестно убежденной в том, что было совершенным безумием любить человека, который продолжал оставаться для нее полнейшей загадкой.
Отчаянно пытаясь справиться со своей неожиданной тоской, Верите внимательно прислушалась, но ничего не услышала, даже отдаленного стука копыт. Хотя разве кучер мог поступить так глупо, чтобы оставить свою лошадь близко от дома, где ее могли обнаружить? Тем не менее прошло уже достаточно времени, чтобы он мог оказаться на безопасном расстоянии, решила она и пошла назад. К счастью, не было слышно ни одного подозрительного звука, и, самое главное, она не встретилась ни с кем лицом к лицу. Но тут грянула катастрофа: входная дверь никак не желала открываться.
Верите отошла на шаг от красивой резной дубовой двери, которая преграждала ей вход в дом. Ей не пришло в голову, что открытые засовы на двери могли быть замечены кем-то из бдительных слуг. Почему, ну почему она не оставила из предосторожности открытым одно из окон на нижнем этаже? Верити молча ругала себя за глупость, пока ее не осенила неожиданная мысль. А вдруг одно из окон внизу осталось незапертым? Стоило проверить.
Она отступила еще на несколько шагов от дома и скользнула взглядом по длинному фасаду. На одном только нижнем этаже был не один десяток окон, и Верити не оставалось ничего другого, как проверять по очереди каждое из них... Только она решила приступить к этой задаче, как вдруг заметила полоску света, пробивающегося из окон библиотеки. Может быть, там все еще продолжал работать Брин? А может быть, там Сара?
Осторожно подойдя к светившемуся окну, Верити увидела просвет между драпировками и, прижав лицо к холодному стеклу, заглянула в комнату. Просвет был не очень велик, но ей удалось разглядеть несколько свечей, горевших в подсвечниках. Подняв руку, она слегка постучала в стекло кончиками пальцев, но никто не отозвался. Она постучала снова, на этот раз громче, и чуть не вскрикнула от страха, когда драпировки неожиданно широко раздвинулись и за окном возникла высокая фигура.
К. сожалению, это был Брин, а не Сара, но так не бывает, чтобы все было так, как хочется, решила она, показывая ему жестами, чтобы он открыл окно.
– Что вы там делаете? – строго спросил он, не считая даже нужным приглушить голос.
– Пытаюсь проникнуть в дом в данный момент, – довольно язвительно ответила она, – и, как только вы отойдете, я смогу, по крайней мере, влезть в окно. И ради всего святого, не шумите так! Вы что, хотите перебудить всех?
Его губы подозрительно дрогнули. Он взял ее под мышки и довольно бесцеремонно втащил в комнату.
– Вы выжили из ума, девушка? – Вопрос прозвучал скорее как утверждение, поэтому она не сочла нужным отвечать. Она просто наблюдала за тем, как он закрыл окно и снова задернул занавески. – Почему, черт побери, вы бродите одна вокруг дома в столь поздний час? – Он взглянул на нее с подозрительностью рассерженного, но обеспокоенного старшего брата. – Это как-то связано с тем письмом, я знаю. Прекращайте свои шалости, девочка моя, иначе я буду вынужден поставить в известность леди Биллингтон!
Это был сигнал опасности. Это была не пустая тревога.
– О, Брин, вы не должны меня выдавать! – почти умоляя, сказала она.
Вызывающе поднятая бровь мира не обещала.
– Ну хорошо, – нехотя уступила она. – Моя вылазка действительно имеет отношение к тому письму. Мне надо было кое с кем встретиться. Но вы не должны меня больше ни о чем расспрашивать.
Поборовшись некоторое время сам с собой, он объявил:
– Договорились. Но больше вы не будете выходить одна в такое позднее время, понятно?
Верити сжала губы, сдерживая злой ответ. Однако вряд ли было уместным спорить в ее положении, напомнила она себе.
– Хорошо, я больше не буду. – Это обещание далось ей с трудом, но она заставила себя сделать это.
– Так-то. Стеббингс разжег камин, поскольку знал, что я буду долго работать. Я бы советовал вам немного посидеть тут и согреться.
Взяв Верити под локоть, Брин подвел ее к одному из уютных кресел с подголовниками, стоявших возле камина. Конечно, крайне неприлично сидеть в такое позднее время наедине с джентльменом, который не являлся ее близким родственником. Однако она посчитала их долгое знакомство уважительной причиной, чтобы нарушить этот непреложный закон.
Прозрение пришло к ней неожиданно, и она, оцепенев, следила за тем, как он пересек комнату, взял графин и наполнил вином два бокала. Да, она доверяла ему, доверяла полностью. Возможно, именно поэтому в глубине души никогда не верила в то, что он способен на предательство. Ба! Да она чувствовала себя с Брином в такой же безопасности, как с... как с кучером... Это было так странно!
Брин заметил ее озадаченное выражение.
– Что заставило вас так нахмуриться, милая?
– Ч-что? – Верити вздрогнула, прервав свои сложные раздумья. – О, пустяки. – Взяв протянутый ей бокал с вином, она поудобнее устроилась в кресле и не могла сдержать улыбки, увидев, как он усаживается напротив. – Откровенно говоря, я подумала о том, что тому, кто увидел бы меня сейчас, сидящей вот так, наедине с вами, это показалось бы весьма странным, даже неприличным.
– Не настолько неприличным, как если бы вас застигли бродящей по парку ночью, – возразил он и улыбнулся, заметив ее виноватую улыбку. – Не тревожьтесь. Я не собираюсь подвергать вас допросу.
Заметно успокоившись, Верити обвела глазами комнату. Ее взгляд остановился на груде бумаг, разбросанных по конторке.
– Я смотрю, вы так заняты! Надеюсь, вы не собираетесь работать всю ночь. Вы же будете не в состоянии после этого развлекать утром дам.
– Боюсь, что дамам придется самим занимать себя. Я уеду очень рано и не знаю, когда вернусь обратно. – Он прочел невысказанный вопрос в ее глазах. – У меня был сегодня днем неожиданный посетитель. – Она увидела странную улыбку на его губах. – Некий мистер Джессоп из адвокатской конторы «Джессоп, Джессоп и Уилкис». Это адвокаты моего покойного дяди.
– Покойного дяди?.. А, понимаю! – Она подняла бокал. – Поздравляю вас, лорд Дартвудский.
– Я бы предпочел, чтобы вы по-прежнему называли меня Брин. Я еще никому не говорил об этом, Верити, и буду очень признателен, если вы пока не будете разглашать мои секреты.
Такая просьба удивила ее, но она обещала помалкивать.
– Но вы же понимаете, что вам не удастся долго держать это в тайне от всех.
– Я знаю, но хотя бы некоторое время... Верити пристально наблюдала за ним, пока он, нахмурившись, рассматривал содержимое своего стакана.
Он выглядел таким потерянным, уязвимым, похожим на ребенка, который был не в состоянии чего-то понять. И ей очень захотелось обнять его и утешить.
– Вам никогда не был нужен этот титул, не правда ли, Брин? – проницательно заметила она.
– Нет, – согласился он, глядя ей в глаза. – И, честно говоря, вплоть до последнего времени я не думал, что получу этот титул. У моего дяди было пятеро детей, трое из которых мальчики. Самый младший умер во младенчестве. О втором говорили, что он во многом напоминает моего отца: такой же безрассудный и инертный. Странно, но они одинаково встретили свой конец – в дорожной катастрофе. Но оставался еще старший сын – Седрик. Он женился. У него родилась дочь. Он всегда отличался отменным здоровьем. Кто мог предположить, что такой здоровяк может умереть от обыкновенной простуды?
Верити молча переваривала все, что он сказал. Она никогда раньше не слышала от него даже упоминания об отце. Но она многое знала об отце Брина из сплетен слуг и обрывков тех сведений, которые ее дядя Люций иногда специально ронял, чтобы быть уверенным, что Брин никогда ей не понравится.
Генри Картер женился на дочери Артура Бринли после головокружительного романа. Спустя всего несколько недель после их свадьбы он оставил молодую жену и возвратился в Лондон, к своей беспутной жизни. Мать Брина умерла в родах, и его отец без всяких колебаний отдал Брина на попечение деда по материнской линии. Навещал ли он своего новорожденного сына или нет, Верити точно не знала. Но она знала точно, что Артур Бринли души не чаял в своем внуке и гордился тем, каким Брин вырос.
– Вы возвратитесь в субботу в Лондон вместе с нами? – этот достаточно невинный вопрос был задан прежде всего для того, чтобы прервать молчание, поэтому Верити не совсем поняла, почему Брин так нахмурился. – Извините, я совсем не собиралась совать нос в чужие дела.
– О, ради Бога, Верити, – успокоил он ее с мягкой улыбкой, – я думал совершенно о другом. Я не предполагал так надолго задерживаться в Рэвенхерсте, но думаю, что пока еще не вернусь в Лондон.
Он опять замолчал, и Верити решила, что он, возможно, хотел бы остаться один.
– Пора пожелать вам спокойной ночи, Брин. Я ни за что не хотела бы, чтобы нас застали вместе, особенно сейчас. Вы можете заподозрить меня в том, что я пытаюсь завлечь вас в ловушку и женить на себе!
Она предполагала, что это будет шутка, но на его губах появилась едва заметная грустная улыбка, когда он встал, чтобы проводить ее в холл. Не сказав ни слова, он снова зажег ее свечу и подошел вместе с ней к подножию лестницы.
– Поверьте мне, мисс Верити Хэркорт, – неожиданно сказал он с нежностью в голосе, – жениться на вас – не самое худшее, что могла бы уготовить мне судьба. – Тут он совсем сбил ее с толку: он взял ее руку и поднес к своим губам, легко касаясь нежной белой кожи.


Проснувшись на следующее утро, Верити с трудом подняла веки. Такой тяжелой ночи, как эта, она не могла припомнить. Ее мучили сны, в которых Брин, одетый в накидку и треуголку, то исчезал в облаке туманного вихря, а она безуспешно пыталась найти его. Несколько раз она просыпалась, запутавшись в одеялах, с выступившими на лбу бисеринками пота.
Мысль повернуться и попытаться снова заснуть была соблазнительной, но Верити отказалась от этого намерения. Откинув одеяло, она прошла по ковру к шнурку от звонка и вскоре уже спускалась в комнату для завтрака, где с удивлением обнаружила, что все остальные дамы в сборе.
– Брин уже позавтракал и куда-то ушел, – сообщила ей Хилари.
– Да, он говорил, что собирается рано утром уехать, – не подумав, ответила Верити и, пока усаживалась за стол, поймала на себе несколько удивленных взглядов. Однако озвучила всеобщее любопытство неугомонная Хилари:
– Когда это он говорил?
Верити почувствовала, что находится в центре внимания. Не теряя самообладания, она потянулась к кофейнику.
– Я не могла уснуть прошлой ночью и спустилась в библиотеку, чтобы взять какую-нибудь книгу. Там был Брин. Вот тогда он мне и сказал. И, предвосхищая ваш вопрос, Хилари, – продолжала она, теперь уже с легким раздражением в голосе, – могу сказать, что не знаю, куда он собирается уехать.
Было настолько не похоже на Верити, чтобы она пребывала в раздражении с самого утра, что леди Биллингтон внимательно присмотрелась к ней. Она заметила потухшие глаза и поджатые красивые губы. Кто-то сильно испортил настроение ее племяннице.
Она знала свою племянницу достаточно хорошо и решила вмешаться, пока Хилари по своей глупости не добавила чего-нибудь еще и не получила в ответ резкую отповедь.
– Мы решили снова наведаться в чудесную галантерейную лавочку, дорогая, – сообщила она и подвинула племяннице тарелку булочек с маслом.
Невольно леди Биллингтон предложила худший из всех возможных вариантов прогулки. Верити не собиралась тратить время на магазины. Кроме того, в этом маленьком городке она может лицом к лицу столкнуться с мнимым часовщиком. Она вежливо отклонила это предложение.
– Может быть, хотите покататься верхом со мной и Хилари? Мы решили не ехать. Похоже, снова будет жаркий день. Куда приятнее совершить верховую прогулку и посмотреть здешние красоты.
Верити вовсе не привлекала перспектива носиться галопом по парку.
– Очень любезно с вашей стороны, но я бы предпочла провести утро дома. Я не очень хорошо спала сегодня ночью.
Любовь леди Биллингтон к племяннице была очевидной и беспокойство за нее совершенно понятным, решила Сара, но бывают такие моменты, когда человеку нужно побыть одному. Верити не казалась ей девушкой, склонной к унынию, но что-то явно испортило ей настроение. Сара не могла отделаться от мысли, что подавленное настроение Верити имело какое-то отношение к Брину.
Сара решила, что будет лучше, если на какое-то время Верити оставят в покое. Поэтому она деликатно посоветовала остальным гостям не мешкать, чтобы успеть вернуться к ланчу.
У Сары были свои планы на это утро. Она собиралась навестить заболевшую жену одного из знакомых своего мужа. Она шла через холл, направляясь к выходу из дома, когда опять столкнулась с Верити. Та выходила из библиотеки с книгой в руке.
– Остальные уже ушли? – спросила Сара, тепло улыбнувшись и получив в ответ такую же улыбку. – Хорошо, что вы не поехали в город, Верити. Вчера там было страшно душно, а я подозреваю, что сегодняшний день будет еще жарче.
Верити улыбнулась печальной улыбкой.
– Боюсь, что я всегда буду доставлять своей тетушке некоторое огорчение. Меня просто не очень интересуют шляпки.
– О, иногда вы так напоминаете мне меня! – воскликнула со смешком Сара. – Мы еще поговорим, когда я вернусь, если захотите. Я ненадолго.
«Если захотите...» – повторила про себя Верити, наблюдая за тем, как Сара выходит из дома. О Господи, неужели она так отчетливо дала понять за завтраком, что хочет остаться одна? Какой милый человек Сара!
Верити прошла в залитую солнцем дальнюю гостиную, куда Сара часто удалялась, чтобы отдохнуть полчаса в покое и тишине. Сев у окна с видом на английский сад, Верити с удивлением задумалась над теми изменениями, которые произошли с ней за последние двенадцать часов. Когда она торопливо шагала по этим запутанным дорожкам прошлой ночью, она была так взволнована, так счастлива оттого, что снова сможет провести несколько драгоценных минут с кучером. А сейчас она была печальна, можно сказать, «в растрепанных чувствах». А ведь это ей несвойственно.
Сомнения и неуверенность одолевали ее. Мрачные мысли крутились и крутились в ее голове, заставляя сомневаться в мудрости собственного сердца. Нет, дело, конечно, не в этом! Виной всему все эти запуганные сны.
Почему Брин принимал облик кучера? Почему она с такой готовностью отвечала на его поцелуи? Пусть во сне. Он ей очень нравился, да, хотя временами бывал невыносим, совсем как кучер.
Он не выходил у нее из головы всю прошлую ночь, когда она легла в постель, поэтому совершенно понятно, почему все эти мысли о нем перешли в сны...
Брин вернулся в Рэвенхерст незадолго до полудня. Узнав о том, что и Сара, и Верити дома, он, не мешкая, переоделся и спустился в солнечную дальнюю гостиную, уверенный, что найдет обеих там.
Но он застал в комнате лишь одну Сару. Они немного поболтали на общие темы. И вдруг Сара неожиданно сказала:
– Ты знаешь, что это Верити часто навещала твоего дедушку, когда ты был в армии? И что это она писала тебе письма от его имени, когда ты поправлялся здесь.
Брин не выразил никакого удивления, лишь теплая улыбка тронула уголки его губ.
– Да, я теперь это понимаю. Я знаю, что она очень хорошо относилась к нему – обожала его, мне кажется. Но только недавно я узнал, что это Верити, а не Анджела уделяла так много времени старику.
Что-то голубое, мелькнувшее за окном, привлекло внимание их обоих. Они увидели, что Верити направляется в английский сад. Сара следила взглядом за тем, как она идет по усыпанной гравием дорожке. Таинственная улыбка блуждала на губах Сары, но вдруг она неожиданно вздрогнула.
– О Господи! Маркус возвратился! – обеспокоенно воскликнула она, зная характер своего мужа и увидев, что Верити и Маркус подошли друг к другу. Он протянул руку и пожал тонкие пальцы, потом вдруг откинул назад голову и разразился смехом. Сара с облегчением вздохнула.
– Эта маленькая кокетка очаровала его! Только посмотри, как этот проказник с ней флиртует! Немедленно иди туда, Брин, пока она его совсем не околдовала!
Брин насмешливо посмотрел на Сару.
– О, да. Твое беспокойство мне вполне понятно! Я немедленно пойду. Мне как раз нужно с ней поговорить.
Сара осталась стоять у окна из чистого любопытства. Она увидела, как Маркус, улыбнувшись, отошел от Верити, а через несколько минут он был уже в комнате и заключил ее в свои объятия.
– Я бы не должна была тебя вообще целовать, ты флиртовал! – освободившись, выговорила она ему. – Я видела тебя в саду с мисс Хэркорт.
– Что за очаровательная маленькая колдунья! Я сказал ей, что был знаком с ее дядей, герцогом Ричлисским, а она ответила, что надеется, что это обстоятельство не обернется против нее. – Он снова засмеялся. – Должен сознаться, я всегда считал его совершеннейшим простофилей, но, конечно, ни за что не отважился бы сообщить ей об этом.
– Да что ты? Ты меня просто удивляешь! – насмешливо произнесла Сара и снова посмотрела в окно. Она увидела Брина, входящего в сад. И снова на ее губах появилась таинственная улыбка. – Ты знаешь, Маркус, я допустила в отношении Брина несправедливость. Я считала, что его желание пригласить сюда молодых дам было чистым жульничеством. Но теперь я прихожу к заключению, что была не права... Безусловно, не права.
– Да? – Темные брови Маркуса взметнулись вверх, когда он тоже взглянул в окно. – Знаешь, любовь моя, она действительно очаровательная маленькая кокетка. Могу только добавить, что я с предельным уважением отношусь к твоему мнению.
Послышался легкий вздох.
– Я не отличаюсь чрезмерным любопытством, как тебе известно, Маркус, но ничего не имела бы против того, чтобы услышать их разговор.
Сара была бы разочарована, потому что первые слова, которыми они обменялись, относились к красотам английского сада, после чего Брин с удивительным проворством увлек Верити к калитке.
Прежде чем она это поняла, они оказались в розарии. Верити неожиданно обнаружила, что это было не столь романтичное место, каким оно показалось ей прошлой ночью: ни один куст еще не цвел.
– Зачем мы пришли сюда?
– Затем, что нас было видно из окна гостиной, – объяснил он ей с улыбкой, решительно ведя ее к той самой скамейке, – а я бы предпочел, чтобы нас не видели.
В ее красивых глазах появилось озорное выражение.
– Да? Я надеюсь, мне не грозит опасность потерять целомудрие?
– В данный момент нет. Но еще несколько ваших провокационных взглядов, и я не смогу ручаться за последствия, – шутливо предупредил он. Однако она не была уверена в том, что он шутит.
Вериги села рядом с ним на скамейку и, не дождавшись, пока он заговорит, спросила, просто чтобы прервать молчание, была ли удачной его сегодняшняя утренняя миссия.
– Будет видно, – уклончиво сказал он, а потом рассказал ей о том, что решил продать йоркширский дом своего деда. – Это было нелегкое решение, Верити, но уверен, что правильное, поскольку я в ближайшем будущем собираюсь обосноваться в Девоншире.
Верити вдруг почувствовала, как у нее защемило сердце. Она не виделась с Брином несколько лет, но сейчас они встретились снова и стали – да! – стали гораздо ближе друг другу, чем до его ухода в армию. Ее ужаснула сама мысль о том, что его не будет рядом, когда она вернется домой.
– Наверное, вы правы. – Она и сама удивилась тому, как глухо прозвучал ее голос, поэтому для нее не стал неожиданным вопросительный взгляд, который он бросил на нее. – Нет, правда. Я уверена, что это правильное решение. – Она попыталась улыбнуться. – И, конечно же, вам придется сосредоточиться на своей новой роли в жизни.
– Ах, да... виконтство. Это тоже доставляет много проблем.
– О, Брин! Вас окружает столько хороших людей, всегда готовых дать вам нужный совет... Маркус Рэвенхерст, например. И я тоже навсегда останусь вашим другом.
Взгляд, который он бросил на нее, трудно было недооценить.
– Это так, Верити?
– Вы прекрасно знаете, что так.
– Это радует. Поскольку мне нужен друг, который оградит меня от всех этих озабоченных сватовством мамаш.
Верити озорно хмыкнула. Последние недели его пребывания в Лондоне и так были нелегкими, а уж когда новость о том, что к нему перешел титул его дяди, станет всеобщим достоянием, тщеславные мамаши сделают его жизнь невыносимой.
– Не представляю, как я могу помочь вам справиться с этой проблемой.
Наступило короткое молчание, а потом последовал ответ:
– Можете... став моей невестой. Несколько секунд Верити только молча смотрела на него, уверенная в том, что неправильно его поняла.
– Вы не можете говорить это серьезно! – взволнованно воскликнула она, почувствовав, что снова, наконец, обрела дар речи.
– Могу, моя дорогая, – ответил он. – Я абсолютно серьезен. Мне нужно время, чтобы привыкнуть к этой моей новой роли. И вы – единственный человек, который может дать мне это время. Разумеется, помолвки не придется долго ждать. И вы сможете прервать ее в любой момент, когда захотите.
Он взял ее за руку. По какой-то необъяснимой причине у Верити не возникло желания вырвать ее.
– Я никогда не видел своей матери. И хотя я далек от того, чтобы избегать общества дам, в своей жизни я доверял всего нескольким женщинам. Конечно, я безоговорочно доверяю Саре. И вам, моя дорогая девочка, я тоже доверяю всем сердцем.
И снова Верити почувствовала, что у нее пропадает голос. Она была вынуждена отдышаться, прежде чем смогла слово вымолвить.
– Это, конечно, восхитительный комплимент. Но... но я все же считаю, что вы прибегаете к довольно крутым мерам. Фиктивная помолвка – не решение, и мне кажется, что, спокойно все обдумав, вы придете к такому же заключению.
Неожиданный взрыв смеха поверг ее в полное недоумение.
– Моя дорогая девочка, это решение я принял не под влиянием момента. Я вынашивал его долго, почти с той самой минуты, как снова увидел вас.
– Что? Вы хотите сказать, что, проявляя ко мне некоторое внимание в Лондоне, преследовали одну-единственную цель – обмануть светское общество и заставить его поверить в то, что испытываете ко мне нежные чувства?
– Не совсем так, – осторожно ответил Брин. – Но человек должен предвидеть все возможности. И вы должны согласиться, что несколько газетных строк, извещающих о нашей помолвке, выглядели бы чрезвычайно странно, если бы я не уделял вам никакого внимания. Кроме того, мне всегда приятно быть с вами... и сейчас приятно, – искренне добавил он. – Быть в вашем обществе удовольствие, можете мне поверить.
– Правда? Вы – беспринципный негодяй! – Верити отдернула руку, словно боялась себя осквернить. – А как насчет других девушек, которых вы пригласили приехать сюда, подав им напрасные надежды?
– Упаси меня Бог! – воскликнул он, одновременно изумленный и возмущенный. – Неужели вы в самом деле думаете, что можно разбить сердце этой визгливой сове или этой зануде? Единственная, из-за кого я мог бы чувствовать угрызения совести, – это Кларисса Джиллингем. Но, увидев, как она строила вчера глазки Каслфорду, я совершенно успокоился.
– Она вовсе не строила ему глазки, – неуверенно возразила Верити, изо всех сил стараясь не расхохотаться, услышав нелестные характеристики юных искательниц счастья. – У них просто много общего.
– Пусть будет так. Разве мог я пригласить вас одну? Вы вряд ли приехали бы.
Верити пристально посмотрела на него.
– Знаете, Брин Картер, а вы не такой, каким кажетесь. Вы хитрый.
Он и виду не подал, что оскорблен такой характеристикой.
– Так вы согласны? Мы могли бы объявить о нашей помолвке завтра вечером на приеме.
– Я ни на что не согласна! И не смотрите на меня так, – заявила Верити, глядя на его Удрученную физиономию, – вы не проведете меня!
Отвернувшись, она уставилась невидящими глазами на растущий прямо напротив нее куст роз. Теперь, когда прошло первое потрясение, его предложение не казалось ей такой уж чудовищной глупостью. Не он один страдал от непрошеного внимания. Она была совершенно уверена, что, когда вернется в Лондон, дом леди Биллингтон будет снова атаковать бесконечная вереница глупых молодых людей, считающих себя влюбленными.
– Мы не можем ни с того ни с сего объявить о том, что помолвлены, – снова повернувшись к нему, сказала она. – Прежде всего, вам следует обратиться к моему дяде Люцию и попросить у него разрешения.
– Я уже сделал это, – объявил Брин, совершенно выбрив почву у нее из-под ног, – когда ездил в Йоркшир. Он не возражает. Больше того, – продолжал он, не обращая внимания на ее изумленный вид, – он счастлив.
– Не верю своим ушам. – Верити потрясла головой. – Знаете, возможно, вам и удалось одурачить дядю Люция, но тетя Клара – совсем другое дело. Она немедленно разгадает обман.
– Я думаю, ваша тетя одобрит наш поступок. – Озорные искорки в его глазах пропали, он внимательно посмотрел на нее. – Вы сделаете это, Верити, во имя... дружбы? Вы обручитесь со мной?
Здравый смысл подсказывал ей, что было сумасшествием даже думать об этом. Но она сказала совсем другое:
– Хорошо. Но только до конца светского сезона.
– Поверьте, моя дорогая, этого будет достаточно, – пробормотал он голосом таким же нежным, как тот поцелуй, который он запечатлел в уголке ее губ.
Этот мимолетный поцелуй, не более чем знак любви, который мог пожаловать брат сестре, но вместе с тем способный оживить в памяти другие, более страстные прикосновения, заставил пульс Верити тревожно забиться.
Господи! Что же сделает кучер, когда она скажет ему об этом?.. А она должна была сказать.


– А! Вот ты где, Верити, дорогая моя. – Леди Биллингтон вышла из маленькой гостиной как раз в тот момент, когда Стеббингс впускал ее племянницу в дом.– Снова ездила кататься с майором Картером?
Поскольку Верити проинформировала свою тетушку, куда собирается ехать сегодня днем и с кем, она посчитала этот вопрос совершенно излишним и лишь кивнула в ответ.
– Наверное, ты хочешь отдохнуть перед тем, как переодеться к обеду. Все остальные дамы разошлись по своим комнатам на отдых. Должна сказать, дорогая, что я с нетерпением жду этого вечера.
Ты – может быть, подумала Верити, очень недовольная собой, а вот я – нет!
Опустив глаза, она уставилась на край своей юбки, удивляясь, наверное, в сотый раз тому, что за безумие снизошло на нее, заставив согласиться на возмутительный план Брина. Верити была тайно «обручена» уже двадцать четыре часа и не находила себе места, ругая себя за глупое безрассудство.
Она чувствовала себя так, словно ее разрывали на несколько маленьких Верити: сердобольная Верити вполне понимала его мотивы и была готова сделать все, что в ее силах, чтобы по-дружески помочь ему. В то же время другая Верити испытывала отвращение к себе при одной только мысли об участии в этом фарсе, что было равносильно надувательству людей, которых она искренне любила.
Верити не могла ничего рассказать своей тетушке. Но, как заявил Брин во время их дневной прогулки в экипаже по парку, он был намерен объявить об их помолвке сегодня на приеме, и считал, что было совершенно нечестно с ее стороны не сообщить об этом заранее леди Биллингтон.
Нечестно... Это слово отдавало горечью во рту. Что могло быть более бесчестным и достойным презрения, чем ложь в качестве платы за долголетнее добро и теплое внимание?
Они подошли к двери спальни леди Биллингтон. Поскольку ее племянница пребывала в задумчивости, леди Биллингтон собралась уйти, но Верити удержала ее, взяв за руку.
– Тетя Клара, не возражаешь, если мы немного поговорим? Обещаю, что зайду ненадолго. У тебя будет достаточно времени, чтобы отдохнуть перед приемом.
– Конечно, не возражаю, моя дорогая. Я так редко видела тебя в последние дни. С удовольствием немного поболтаю. – Она первой вошла в комнату. Радостный блеск в ее глазах остался незамеченным. – Кажется, ты проводила много времени в обществе майора Картера.
– Да. И именно об этом я и хочу с тобой поговорить. – Начало было положено, и Верити намеревалась воспользоваться этим, пока не передумала. – Майор Картер и я... – замолчав, она сделала глубокий ровный вдох и уставилась на милую перламутровую брошь, украшавшую ворот тетиного платья. – Майор Картер оказал мне честь, попросив моей руки, и я дала согласие.
Ну вот, она сказала! Она сделала это! Признание странным образом принесло чувство глубокого облегчения, но ненадолго. Верити подняла глаза и увидела, как на ресницах тетушки блеснули слезы и покатились по гладким розовым щекам.
– Нет, нет, только не плачь! – В ту же секунду она оказалась рядом и обхватила тучную фигуру своими изящными руками. – Все будет хорошо, я обещаю, что все будет хорошо!
– О, дорогая моя, я знаю. Это то, о чем я мечтала и о чем молилась все последние недели.
– Ч-что? – Верити отпрянула назад, словно ошпаренная.
– Он создан для тебя, дорогая. Я знала это с того момента, как увидела его на том вечере у Морлэндов. – Порывшись в кармане платья, леди Биллингтон вытащила крошечный шелковый платочек и прижала его к глазам. – А эти последние дни, видя вас вместе... И вчера вечером, когда он почти не отходил от тебя... О, я так рада!
Так это слезы счастья, а не печали! Верити с трудом могла в это поверить. Чувствуя, что ноги отказываются ей повиноваться, она тяжело опустилась на стул, который очень кстати стоял позади нее. Она попалась в ужасную ловушку. Но самое ужасное то, что во всем виновата она сама. Когда через несколько недель они расторгнут помолвку, сердце дорогой тети Клары будет разбито. Выхода не было! Если бы ее теперешнее затруднительное положение не вело к печальным последствиям, она бы посмеялась над нелепостью всего случившегося.
– И, моя дорогая, он так влюблен в тебя! Все видят это.
Верити едва не разинула рот.
– Мне кажется, что мы с довольно большой симпатией относимся друг к другу. – Сказать такое было несусветной чушью, но она не могла придумать ничего лучшего. И, во всяком случае, это не было ложью!
– С симпатией? – Смех тети Клары, кажется, застыл в воздухе. – Ты заставила меня мучиться неизвестностью несколько недель, противная девчонка! Должна сказать, что ты прятала свои чувства очень хорошо. Но прошлой ночью я догадалась. Когда Брин пришел к нам в гостиную после ужина и сразу направился к тебе и сел рядом на софу... Надо было быть слепым, чтобы не заметить, что вы безнадежно влюблены друг в друга.
Такого не могло быть. Это был какой-то дурной сон. Чувствуя, как у нее идет кругом голова, Верити очень осторожно поднялась со стула и медленно пошла к двери. Она знала, что, если ей придется и дальше слушать тетушкины поразительные высказывания, она не выдержит и расскажет всю правду.
– Я оставлю тебя, тетя Клара, чтобы ты могла отдохнуть.
– В этом нет необходимости, дитя мое. Я не собираюсь ложиться.
– Но я собираюсь! – с чувством воскликнула Верити. – Мы потом еще поговорим, – добавила она и поспешила уйти в свою комнату.
Развязав дрожащими пальцами ленты шляпки, Верити бросила ее на кровать и тяжело опустилась рядом, не в силах поверить тому, что женщина, которую она всегда считала очень проницательной, могла говорить такие нелепые вещи.
Мало того, что леди Биллингтон была на седьмом небе от счастья, узнав о помолвке, она еще заявила, что все видят, как они влюблены друг в друга... Какая нелепость! Что они сказали или совершили такого, чтобы можно было сделать подобный вывод?
Откинувшись на подушки, Верити вытянулась на постели и, нахмурившись, разглядывала зеленовато-голубой шелковый полог над кроватью. Мысли ее крутились вокруг событий прошлого вечера.
Они поужинали, как обычно, рано. Потом Брин и Маркус сыграли партию или две в бильярд, после чего присоединились к дамам, которые сидели в гостиной. Брин действительно сразу подошел и сел возле нее на софу. Но что было в этом необычного? Если не считать того первого вечера в Рэвенхерсте, когда она преднамеренно избегала его, и той ночи, когда уединился в библиотеке, он всегда старался разыскать ее. Она прищурилась. Ведь действительно так оно и было, разве нет?
Рассеянно покусывая нижнюю губу, Верити размышляла над этим бесспорным фактом и через минуту-другую должна была признать, что, возможно, и были основания для столь неожиданного заключения ее тетушки. Пока Брин не сознался, ей и в голову не приходило, что этот коварный интриган избрал ее для определенных целей. Теперь, когда он объявит вечером о помолвке, это никого не удивит. О, да, он оказался беспредельно хитрым. Он действовал так искусно, что даже она пребывала в блаженном неведении. Она оказалась заложницей его планов, цель которых – уберечься от утомительного внимания озабоченных сватовством мамаш.
Ну а можно ли осуждать его за это? – подумала она, улыбнувшись. И если она ни о чем не догадалась – это ее беда.
Начиная с той самой первой поездки в экипаже по Гайд-парку, они все время были в дружеских отношениях. Каждый мало-мальски наблюдательный человек мог заметить, что они вели себя скорее как брат с сестрой: иногда спорили, но чаще были по-товарищески дружны. Он никогда, слава Богу, не смотрел на нее с отвратительным выражением преданного обожания, типичным для молодых джентльменов, очарованных какой-нибудь красоткой. И она сама искренне надеялась, что никому не казалась влюбленной жеманной дурочкой! Так почему же ее тетушка убеждена, что они влюблены друг в друга?
Верити искупалась, вымыла голову и высушила волосы. Эти нехитрые занятия совершенно отвлекли ее внимание от предстоящей помолвки. С помощью Мег она надела нижние юбки и облачилась в белое платье, которое нравилось леди Биллингтон. Вспомнив тетушку, Верити виновато вздохнула, искренне надеясь, что и Бог, и милая тетя простят ее лукавство. Мег долго и тщательно укладывала ее длинные волосы и едва успела укрепить веточку белых искусственных цветов в пышных черных локонах, как в дверь постучали.
Подумав, что это тетушка, Верити разрешила войти. Она ясно услышала, как изумленно ахнула ее молодая горничная, и, повернув голову, едва не ахнула сама.
Никогда раньше она не видела Брина в форме. В темно-зеленом мундире его 95-го стрелкового полка, поверх которого была надета короткая куртка с черными переплетенными шнурами, он был просто неотразим.
Кивком головы она отпустила горничную. И в тот момент, когда она увидела, как Брин, закрыв дверь за Мег, медленно приближается к ней, она ощутила боль горького сожаления.
Много лет назад уязвленное самолюбие, глупая гордость и эгоизм не позволили ей пойти на прощальную вечеринку, которую он устроил, покидая Йоркшир. Он уехал в Португалию, где мог тогда потерять жизнь, как и многие тысячи британских солдат, что едва не случилось в Бадахосе. Ей оставалось только молиться за него.
Она ни разу не удосужилась написать ему пару строчек за все те годы, что он провел на войне. И очень старалась не столкнуться с ним лицом к лицу в те редкие моменты, когда он приезжал в Йоркшир в отпуск. Даже тогда, когда он вернулся домой после выздоровления, чтобы в последний раз увидеть своего деда, она сбежала в Кент, к тетушке, только бы не встретиться с ним.
Какой мелочной она была! Как обижена была на этого отважного человека, который всего-навсего сказал ей правду. Она действительно была избалованным эгоистичным существом и высказалась о его возлюбленной, если говорить честно, не из желания избавить милого соседа от будущих страданий, а побуждаемая собственной ревностью.
– Что случилось, Верити? – Нежно взяв под локти, он поднял ее со стула и пытливо взглянул ей в лицо. – Вы передумали?.. Сомнения?
– Может быть, какие-то сомнения и есть, – мягко сказала она, – но я не собираюсь ничего отменять.
Его благодарная улыбка болью отозвалась в ее душе.
– Спасибо. Я уже сказал Маркусу и Саре. Они страшно обрадовались, услышав эту новость.
Если он сказал это, чтобы ей стало легче, то легче ей не стало.
– И не только они. Моя тетушка была на седьмом небе, когда я недавно сообщила ей. – Верити выглядела удрученной. – Я не люблю обманывать, Брин. Вы же понимаете, надеюсь, что возникнут недоуменные вопросы, когда мы расторгнем нашу помолвку?
– Не будем думать об этом раньше времени, – сказал он едва ли не равнодушным тоном, – а пока, – продолжал он, опустив руку в один из карманов, – надеюсь, вы примете это в знак моей... моего очень искреннего уважения к вам, Верити Хэркорт. – И прежде, чем она поняла, что происходит, он надел ей на безымянный палец левой руки кольцо с сапфирами и бриллиантами.
Совершенно ошеломленная, она восхищенно рассматривала сверкающие камни. Никогда в жизни она не видела такой красоты. Как только он ухитрился точно угадать ее размер? Неожиданно их помолвка показалась ей такой реальной... Ей вдруг захотелось, чтобы это было правдой, но тут здравый смысл взял верх.
– Какое красивое, – ей нелегко дались эти слова, но она заставила себя произнести их. – Обещаю, что я буду очень бережно обращаться с ним, Брин, и верну, как только...
– Нет, – мягко прервал он, – это мой подарок. Оно ваше и только ваше. Что бы ни случилось. – И прежде, чем она успела возразить, он положил руки ей на плечи.
Верити была слишком поражена своей реакцией на его прикосновение и даже не сообразила, что хотя бы для приличия ей следовало оказать Брину легкое сопротивление. Волны такого чувственного наслаждения захлестывали ее, что когда его губы легко скользнули по ее губам, она ощутила разочарование.
– Ну вот, теперь, кажется, ваши щеки обрели свой прежний цвет, – заметил он с явным удовлетворением, и Верити почувствовала, что предательский румянец еще ярче заиграл на ее щеках. Она застыла, не в силах справиться с собой. Она страстно хотела, чтобы он снова поцеловал ее.
Очевидно, он не испытывал ничего похожего, потому что бережно, но спокойно взял ее шелковую шаль с кистями и накинул ей на плечи.
– Сара просила передать, что будет рада, если вы захотите остаться тут со мной после того, как завтра все уедут. Это целиком зависит от вашего желания, конечно.
Верити почувствовала, что не сможет принять даже такого простого решения, и повернулась к нему, ища совета, словно не было ничего естественнее для нее, чем сделать это. Он без слов понял, что она не знает, как поступить, а поэтому решил за нее.
– Мне кажется, что вам лучше всего остаться. Вы же будете смертельно страдать от нездорового любопытства, если вернетесь со своей тетушкой. Я позабочусь о том, чтобы в утреннем выпуске «Морнинг пост» появилось небольшое объявление, чтобы к моменту нашего возвращения все сплетники наслаждались этой новостью и оставили нас в покое. – Он заметил сомнение и неуверенность, мелькнувшие на ее лице. – Несколько дней спокойствия и тишины в райском месте – это как раз то, что вы всегда так ценили.
Брин объявил о помолвке, едва они вошли в гостиную. Все были в сборе, Верити почувствовала, что не дни, а недели потребуются ей, чтобы обрести прежнюю уравновешенность и благодушие.
Если бы она не стояла рядом с ним, не слышала каждое его слово, не видела каждый его жест, она бы никогда не поверила, что он мог выглядеть столь убедительно. Он был восхитителен. Ну просто прирожденный актер!
Брин, казалось, охотно отвечал на вопросы, которые задали ему несколько излишне любопытных дам. И когда во время ужина леди Уэстбери поинтересовалась, скоро ли их свадьба, а Брин беспечно сообщил, что свадьба состоится в ближайшие недели, Верити чуть сама не поверила в это. Она решила при первой же возможности поговорить с ним, пока он не зашел слишком далеко.
– Что вы, черт возьми, несете? Вы почти объявили день брачной церемонии! – вполголоса негодовала Верити, когда сразу после ужина все они направились через холл в большую гостиную. – Вы роете себе самому огромную яму, – продолжала она, раздраженная его по-прежнему беспечным видом. – Не ждите, что я буду помогать вам выбираться из нее!
– Вам вряд ли придется делать это, моя дорогая девочка, – заявил он все тем же невозмутимым голосом, – поскольку вы попадете туда вместе со мной. А теперь перестаньте смотреть на меня, как разъяренный котенок, пойдите и поговорите со своей тетушкой, будьте умницей. Она отчаянно пытается привлечь ваше внимание. Я подойду к вам потом, чтобы пригласить на первый вальс. – Сказав это, он заговорщически ущипнул ее за руку, повергнув в полное замешательство.
Если он и почувствовал на своей спине ее возмущенный взгляд, то и виду не показал.
Верити, которая выглядела далеко не такой счастливой, какой должна бы выглядеть будущая невеста, решительно подошла к своей тетушке, оживленно беседовавшей с миссис Фэннер и ее дочерью.
– Похоже, у влюбленных только что вышла размолвка! – визгливо выкрикнула Хилари с таким злорадством, что Верити готова была стукнуть ее.
– Вы ошибаетесь, – ответила она сдержанно. – Но я всегда замечаю, если кто-то пытается изо всех сил досадить мне, Хилари.
Хилари благоразумно удержалась от дальнейших высказываний, которые могли разозлить ее собеседницу, и вместе с матерью отошла к другим гостям.
– Сара сообщила мне, что ты остаешься здесь, в Рэвенхерсте, дорогая, – сказала леди Биллингтон, поспешно уводя Верити в угол, чтобы они могли спокойно поговорить. – Я не возражаю, конечно, если ты этого хочешь, – добавила она, усаживаясь в кресло.
– О, извини, тетя Клара. Я собиралась сказать тебе об этом еще до ужина, но все совершенно выскочило из головы. У меня к тому же не было возможности обсудить это и с Сарой. Это предложение Брина. В некотором роде он решил все за меня.
Эти слова прозвучали музыкой для ушей леди Биллингтон. Она всегда безгранично верила в способность майора обуздать своенравную девчонку, и он, очевидно, уже приступил к этому. Однако она мудро решила не показывать своего удовлетворения, а просто сказала:
– Я не ожидала, что вы объявите о своей помолвке в самом начале вечера. Это меня очень удивило.
– И не только тебя, – услышала она раздраженный ответ и внимательно посмотрела на свою племянницу.
– Я только сейчас поняла, что вы, оказывается, планируете короткий период помолвки?
– О, он будет очень коротким, это точно, – подтвердила Верити сквозь зубы. Намного короче, чем думает Брин, если он вообще об этом думает! – про себя добавила она.
Заиграла музыка, и объект далеко не лестных размышлений Верити тут же подошел к ней, чтобы пригласить на первый танец. Вечер, который был задуман как неформальная светская встреча, превратился в празднование «помолвки», и какое-то время они танцевали одни, окруженные всеобщим вниманием, но постепенно к ним стали присоединяться и другие пары.
Верити вздохнула с облегчением, но продолжала дуться на своего кавалера, испытывая досаду на человека, который уже взял на себя руководство ее жизнью в ближайшее время, и чувствуя себя связанной данным словом.
– Если вы не перестанете на меня дуться, девочка моя, я поцелую вас прямо здесь, посреди зала.
Это была не пустая угроза, но Верити не испугалась.
– Только посмейте, – зашипела она, как настоящий котенок, – и получите по уху. И тогда всем сразу станет понятно, что это за помолвка!
В ответ он откинул голову назад и разразился хохотом. Это было, конечно, совсем не то, чего она ожидала. Верити увидела несколько снисходительных улыбок и, к своему удивлению, сама едва удержалась, чтобы не улыбнуться. Было совершенно невозможно долго злиться на него. Брин никогда не вел себя так, как она ожидала, но, что еще хуже, он обладал удивительной способностью привести ее в ярость, а в следующую секунду – в блаженное состояние.
Верити улыбнулась еще шире, когда взглянула в его красивое лицо с копной волнистых каштановых волос, зачесанных назад и открывающих высокий умный лоб. Она неожиданно для себя обнаружила, что ей нравятся морщинки, появляющиеся в уголках его глаз всякий раз, когда он улыбается. Вот как сейчас.
– Вы просто прелесть, вы знаете? – сказал он неожиданно и так бесстрастно, как если бы говорил о погоде. Но комплимент не стал от этого хуже. – Просто удивительно, почему вас до сих пор никто не завоевал?
– У меня хватает ума, вот почему. Это целое искусство – не попасться в словесный капкан. Да вы и сами это знаете, поскольку до сих пор вам и самому подобное удавалось. И, конечно, – продолжала она после того, как он сумел довольно искусно увернуться от столкновения с Хилари и ее весьма энергичным молодым партнером, – это, в сущности, явилось причиной, по которой мы оказались втянутыми в столь безрассудную затею.
Верити машинально посмотрела в сторону входа, где Рэвенхерсты встречали вновь прибывших гостей.
– Надеюсь, вы сказали Маркусу и Саре всю правду?
Прежде, чем он ответил, наступила продолжительная пауза.
– Разумеется.
Она пристально посмотрела на него, пытаясь понять, следует ли ему верить.
– А о том, что вы становитесь титулованной особой, они тоже знают?
– Да. Об этом я им тоже сообщил. Как и вам, им можно полностью доверять. Вы можете спокойно рассказать любому из них что угодно и можете быть уверены, что никуда дальше это не пойдет. Надеюсь, во время вашего пребывания здесь вы сможете лучше узнать Маркуса. Иногда он бывает чудовищно резок, но, как только вы познакомитесь с ним поближе, я уверен, он вам понравится. Это один из прекраснейших людей...
Верити заметила, как он прищурился, и, повернув голову в направлении его взгляда, увидела, как в комнату входит лорд Каслфорд в сопровождении своего сына и племянника. Почему при их появлении Брин забыл то, о чем говорил, а на его лице появилась озабоченность?
– Кларисса, без сомнения, обрадуется приезду Клода, – сказал Брин.
– А вас это беспокоит?
– Боже мой, нет! С какой стати это должно меня беспокоить?
Не должно, подумала Верити, когда танец закончился и они подошли к леди Биллингтон. Но что-то, бесспорно, стало причиной озабоченности, застывшей в его взгляде, и если это не было появление Клода... тогда чье же появление вызвало этот настороженный взгляд?
Ее тетушка беседовала с леди Джиллингэм и ее дочерью. Брин перекинулся словом с каждой из трех дам, прежде чем подошел к леди Кэролайн и пригласил ее на танец. Если Кларисса и обиделась немного на то, что ей предпочли графскую дочь, то виду не показала. Она мельком взглянула на Каслфордов, которые продолжали о чем-то серьезно беседовать с хозяином и хозяйкой дома, а потом опустила тоскливый взгляд на свои сложенные на коленях руки.
Верити, улыбнувшись про себя, села рядом.
– Он очень представительный мужчина. Не удивительно, что он вам нравится.
Кларисса даже не попыталась притвориться – на ее щеках выступил довольно симпатичный румянец.
– Да, он мне нравится. Он не так красив или эффектен, как его двоюродный брат, но мне нравится гораздо больше.
Услышав это, Верити слегка нахмурилась.
– Значит, вам его двоюродный брат тоже не нравится?
– Да, не очень, – подтвердила Кларисса. – Он довольно заносчив. И взгляд у него такой холодно-расчетливый, что у меня мурашки бежали по спине всякий раз, как я танцевала с ним в Лондоне. Конечно, я недостаточно хорошо его знаю.
– Не думаю, что ваше мнение о нем так уж далеко от истины.
– Я не была далека от истины, когда сказала маме, что майор Картер влюблен в вас. Но она это уже знала. Я так счастлива за вас, Верити. Вы так подходите друг другу.
Интересно, что же еще разглядели внимательные дамы в ее отношениях с Брином, что было, а возможно, и есть не столь очевидно для нее самой?
Это был тревожный сигнал, но прежде, чем Верити поняла, о какой опасности он предупреждает, она увидела, что Клод и его двоюродный брат направляются к ним. Что-то заставило ее взглянуть в сторону Брина. Он все еще кружил в танце графскую дочь. Не было ничего удивительного в том, что они не разговаривали (леди Кэролайн была неразговорчива). Странным было то, что он вообще не следил за своей партнершей, а довольно пристально смотрел в ее сторону, словно предостерегая.
– Насколько я понимаю, вы вчера совершили удачную покупку, мистер Каслфорд? – произнесла Верити, обращаясь к Клоду, поскольку в этот момент Кларисса была способна только застенчиво улыбаться.
Лоренс Каслфорд извлек свою табакерку и ловкими пальцами открыл крышку. Его губы при этом, как заметила Верити, сложились в надменную улыбку.
– Это вряд ли уместная тема для разговора, Клод, – заметил он, оборвав восторженную речь по поводу двух отличных рабочих лошадей, приобретенных Клодом накануне. – И особенно сегодня, когда мы должны поздравить мисс Хэркорт с помолвкой.
Хотя Верити терпеть не могла вмешиваться в дела, которые не касались ее прямо, она поспешила на помощь Клоду.
– Напротив, мистер Каслфорд, – сказала она, взглянув в холодные голубые глаза, – мисс Джиллингэм будет куда приятнее слушать рассказ вашего кузена о достоинствах его последнего приобретения, чем продолжать вести вынужденный разговор о моей помолвке, о которой уже и так говорилось слишком много. Однако, – добавила она, поднимаясь, – я не стала бы возражать, если бы вы потанцевали со мной.
Ее смелое предложение не только не сразило его, но, кажется, весьма позабавило. Хуже того, он медленно, с отвратительной фамильярностью оглядел ее фигуру, пока они шли в круг, и у Верити возникло ощущение, что она забыла одеться.
О Господи! – подумала она, когда он положил руку ей на талию. Интересно, о чем хотел ее предупредить взглядом Брин? Неужели она непреднамеренно поощрила ухаживания этого заядлого ловеласа?
– А я и не предполагала, сэр, что вы можете оставить Лондон ради деревенской тишины, – сказала она, стараясь отвлечь его от наглого созерцания ее декольте. – Никогда бы не подумала, что сельская идиллия в вашем вкусе.
– Напротив, мисс Хэркорт, я в восторге от Каслфорд-Грейндж. Мои родители умерли, когда я был еще ребенком, и я вырос в доме дяди. Я всегда считал это место своим домом и часто наведываюсь туда. – Верити увидела, как он на мгновение взглянул на своего кузена, и его глаза сузились. – Похоже, Клод увлекся девчонкой Джиллингэмов. – Он снова улыбнулся своей неприятной улыбкой, кривой и высокомерной. – Ну-ну! Жизнь полна неожиданностей! Я не подозревал, что в моем братике есть что-то, что может привлечь такую чаровницу.
Бедный Клод! Сколько же ему доставалось от старшего и более искушенного кузена за все те годы, что они росли вместе? Должно быть, немало, решила она. Да и сейчас ему, видимо, приходится отражать шквал язвительных замечаний всякий раз, когда приезжает его братец. Лоренс Каслфорд был, без сомнения, поразительно красивым человеком, но каким неприятным был этот красавец.
Верити внимательно посмотрела на Лоренса. Он бросил взгляд в сторону Клода, и было нечто большее, чем просто холодное презрение, в его взгляде. Это было нечто расчетливо-зловещее.
Верити с трудом удавалось скрывать, насколько отвратительно ей его общество, и она совсем не пожалела, когда танец закончился и Лоренс снова подвел ее к тетушке. Не успел он отойти на приличное расстояние, как густой голос прошептал ей на ухо:
– Осторожней с ним, моя маленькая. Вы можете танцевать с ним, но никогда, повторяю, никогда, не оставайтесь с ним наедине.
Если бы Брин дал ей этот совет несколькими днями раньше, она, скорее всего, ответила бы ему, что это его не касается, или поострила бы по поводу его возможной ревности. Но когда она, повернувшись, взглянула ему в лицо, ей не захотелось делать ни того, ни другого.
– К счастью, он не частый гость в этом доме, – продолжал Брин, провожая взглядом Лоренса, неспешно пересекавшего комнату. – Мой друг Маркус, обладающий завидной проницательностью, не очень-то его жалует. Но как знать, Каслфорду вполне может прийти в голову заехать, пока вы здесь.
– Не беспокойтесь, Брин. Я сама понимаю, что ему нельзя доверять. – Она тоже внимательно посмотрела в сторону Лоренса. – Знаете, я думаю, что он способен почти на все. Взгляд, которым он смерил бедного Клода, был... полон злобы.
– Они терпеть не могут друг друга. Но не бойтесь за Клода. Поверьте, этот молодой человек прекрасно может постоять за себя.
Больше эта тема не поднималась, и Верити уже почти забыла о самом существовании Лоренса Каслфорда. Это было не так трудно сделать, потому что Брин редко отходил от Верити. И когда вечер подошел к концу, она с удивлением обнаружила, что получила огромное удовольствие от приема, которого ждала с опаской.
Гости начали разъезжаться, и леди Биллингтон поднялась тоже.
– Я думаю, что мне пора отдохнуть, дорогая. Когда ты собираешься вернуться в столицу?
– Совершенно не представляю. За весь вечер мы с Сарой едва ли сказали друг другу с десяток слов, она была слишком занята с другими гостями. И Брин не говорил мне о какой-то конкретной дате. Я спрошу его. – Она повернулась, но, к своему удивлению, не обнаружила его рядом. – О, да он куда-то исчез!
– Мне кажется, я видела, что он направлялся к веранде несколько минут назад, – леди Биллингтон улыбнулась про себя, очень довольная тем, с какой предупредительностью майор относился к ее племяннице весь вечер. – Почему бы тебе не пойти и не спросить его? А мне скажешь утром, когда тебя ждать.
Брин стоял в дальнем конце веранды, поставив одну ногу на низкий каменный парапет. Опершись локтем на согнутое колено, он сжимал в пальцах сигару и вглядывался в темноту парка. Верити бесшумно шагнула на веранду. Он неожиданно обернулся, и знакомая теплая улыбка появилась на его губах, собрав в уголках рта симпатичные морщинки, Верити увидела, как он бросил недокуренную сигару за парапет.
– Вы напрасно сделали это.
– Я знаю, что многие не одобряют курения, но это одна из тех привычек, с которыми я никак не могу расстаться. Саре тоже страшно не нравится, что я курю, но она достаточно любезна, чтобы разрешить мне это удовольствие.
Губы Верити так естественно сложились в улыбку, что она и не подумала, что улыбается ему в ответ.
– Я нисколько не возражаю, но, если бы даже это было не так, я все равно не считаю себя вправе диктовать вам, как поступать.
– А вот это очень странно, – ответил Брин, провокационно подняв одну бровь, – потому что я чувствую себя вправе руководить вами.
Верити прекрасно понимала, что он вовсе не шутит, но при этом не чувствовала ни злости, ни даже самого легкого раздражения. Однако она решила ответить негодующим тоном.
– Я бы не советовала вам даже пытаться. Вы должны помнить, что мы помолвлены не по-настоящему, хотя... – она удивленно покачала головой, – были минуты сегодня вечером, когда мне приходилось напоминать самой себе о том, что наша помолвка – обман. Все выглядело почему-то очень реально.
– Но это реальность, Верити.
Только сейчас она сообразила, какой наивной она была, не осознав раньше, что весь вечер с его стороны не было никакого притворства, никакой игры. Он вел себя естественно просто потому, что для него их помолвка была чрезвычайно серьезна... а для нее?..
– Вы ведь тоже хотите, чтобы это было реальностью, правда? – Он не дал ей времени что-либо объяснить. Если у него и оставались какие-то сомнения, ее страстный ответ на его жадный поцелуй немедленно рассеял их.
В юности, в пору девической влюбленности, она едва ли не все отдала бы за то, чтобы оказаться в объятиях этого мужчины. Теперь то сладкое томление, словно дремавшее в ней все эти годы, было удовлетворено. И так естественно, так прекрасно было осознавать, что они созданы друг для друга, желанны друг другу, что они встретились – и это навеки.
Он нехотя оторвался от ее губ, чтобы покрыть нежными поцелуями ее висок.
– Ты так негодовала на меня сегодня, любовь моя, когда я сказал, что свадьба будет скоро, но думаю, тебе придется согласиться, что долго ждать мы не сможем. Я мужчина со всеми присущими мужчине инстинктами и желаниями. Моего джентльменского терпения хватало до сих пор, но благодаря тебе оно достигло предела за эти последние недели. Я знал, что ты будешь моей, с того самого момента, как снова встретил тебя. Я с трудом поверил, что это ты, но эти волосы, эти глаза не изменились. Разница была лишь в том, что передо мной появилась молодая женщина, а не девочка с синими бездонными глазами. И ты моя женщина, Верити. Ты всегда была моей. Ты никогда не будешь принадлежать никому другому. Клянусь!
Его слова, произнесенные с таким жаром, должны были бы наполнить ее несказанной радостью, но эти до боли желанные слова потянули цепочку памяти. Эти слова она уже слышала и внимала им с радостью. Отвращение к самой себе пронзило каждую ее клеточку.
Она отшатнулась, не в состоянии поверить тому, что только что произошло между ними, поверить в то, чему она так малодушно позволила произойти.
– Я не могу... Я никогда не имела в виду... – Каждое слово жгло ей горло. – О Боже, что я наделала? Есть еще кое-кто. Брин, прости меня... но есть один человек, который мне дорог.
Он сделал шаг ей навстречу, всматриваясь в ее полное смятения лицо, но она отшатнулась. В ее наполненных слезами глазах стоял ужас.
– Нет, моя дорогая, никого больше нет, – нежно успокоил он ее. – Это...
Брин не успел ничего больше сказать. Она побежала и скрылась в доме прежде, чем он смог догнать ее. Через застекленную дверь он увидел, как она промчалась через гостиную. Он знал, что она страдает, и что он один был виноват в этом.
– Это не ты должна молить о прощении, – прошептал он в темноту. – Простишь ли ты меня когда-нибудь... теперь?


Верити с трудом открыла припухшие глаза и с удивлением обнаружила, что ее горничная стоит рядом и с беспокойством вглядывается в нее. Обычно Мег никогда не входила утром к своей госпоже без вызова. Однако одного взгляда на часы было достаточно, чтобы понять причину ее столь неожиданного поведения,
– Господи! – Никогда раньше, даже в Лондоне, Верити не вставала так поздно, но ей и не приходилось до сих пор так долго мучиться, пытаясь уснуть. Она слышала, как ходят слуги, приступившие к своим ранним обязанностям. К утру наконец иссяк поток слез и она погрузилась в сон. Нельзя сказать, что сон оказал успокоительное действие на ее утомленное тело и измученный мозг, но по крайней мере она, кажется, знает, что делать. У нее остается лишь один выход.
Сообразив вдруг, что Мег не сдвинулась с места и все еще задумчиво смотрит на нее, Верити заставила себя вернуться к действительности.
– Что, леди Биллингтон уже уехала?
– Да, мисс. С час назад. Она хотела увидеться с вами до отъезда, но майор Картер сказал, что передаст вам привет от нее.
Верити приложила руку к пульсирующему виску. Было невыносимо думать о том, что ей предстоит пережить, но она знала: неизбежный разговор откладывать нельзя.
– Майор в доме, Мег?
– Нет, мисс. Он ушел куда-то с мистером Рэвенхерстом вскоре после отъезда вашей тетушки.
Так, значит, она получила передышку? Верити не была уверена в том, что это было так уж хорошо, потому что ей все равно придется увидеться с ним, и чем скорее этот неприятный разговор произойдет, тем лучше. Она сказала Брину о существовании другого человека, человека, который значил для нее не меньше, чем сам Брин... О Господи! Что же ей делать?.. Что она могла сделать?
Вопрос Мег о том, следует ли ей принести муслиновое платье, вернул Верити к действительности. Она нашла в себе силы заняться утренним туалетом, одеться, привести в порядок прическу. Собрав все свое мужество, она вышла из комнаты.
Сара, увидевшая ее только перед обедом, немедленно обнаружила красноречивые признаки беды. Она видела, как накануне вечером Верити стремительно вбежала по лестнице наверх, и заметила тревогу в глазах Брина, когда он вернулся с веранды. Тогда Сара решила, что между влюбленными произошла легкая размолвка. Сейчас она заподозрила, что произошло нечто более серьезное. Правда, она была совершенно уверена в том, что Брин способен все уладить.
– Маркус потащил твоего жениха посмотреть на состязания, которые будут проводиться в поле по ту сторону Оксфорда, – сказала она, подхватив Верити под руку. Они шли в столовую. – Хотя мне никогда не понять, какое удовольствие могут получить взрослые мужчины, наблюдая за кулачными боями!
Такое признание вызвало слабую улыбку на губах Верити.
– Это действительно выглядит непривлекательно. Но я никогда бы не стала лишать джентльменов их удовольствий, хотя некоторые из этих удовольствий и кажутся странными. Но как я догадываюсь – и вы тоже не станете.
– Совершенно верно. Но эти любители кулачных боев предоставили нас самим себе на целый день. Мне надо будет навестить его преподобие, мистера Мартина, Верити. Не хочешь составить мне компанию?
– Если вы не возражаете, Сара, я бы предпочла выгулять опять вашу чудесную лошадь. Вообще-то я не соня и сегодня наказана за свою лень головной болью. Прогулка верхом поможет мне прийти в себя.
Сара не была в этом уверена, но разубеждать Верити не стала и спустя полчаса, понаблюдав за тем, как ее молодая гостья легким галопом скачет по парку в сторону рощицы, села в коляску и отправилась по своим делам.
Верити направила лошадь Сары по одной из дорожек, пересекавших рощицу. Ее одолевали грустные думы, отдаваясь в висках пульсирующей болью. Тоска сжимала сердце. Она знала: до тех пор, пока она не поговорит с Бри-ном, не попытается объяснить ему, что происходит с ней в последние несколько недель, облегчения не наступит. Она надеялась, что Брин все поймет. Но она с трудом представляла, как могла попасть в такую непростую ситуацию.
Верити должна была признать, что оказаться в ее положении могла только ветреная особа. Но она-то такой не была! Она была избалованной, как о ней отзывались оба, и Брин, и кучер. И они, разумеется, были правы. Ее всегда окружали любящие люди – прежде всего дядя Люций и ее любимая тетя Клара, – которые делали все, что было в человеческих силах, чтобы ее жизнь была счастливой и беззаботной.
Даже ее дорогая мамочка, да благослови ее Бог, завещала, чтобы ее единственная дочка не выходила замуж до тех пор, пока не решит сама это сделать. Согласно завещанию, Верити вступала в права наследования после замужества или по достижении двадцати одного года. Зная это, Верити никогда не думала всерьез о том, чтобы подыскивать себе выгодную партию. Среди ее знакомых молодых людей многие ей нравились, но не было ни одного, с кем она хотела бы навсегда связать свою жизнь. Нет, не было ни одного... пока она не встретила на своем пути кучера... пока в ее жизнь снова не вошел Брин.
Ну почему ее угораздило безнадежно влюбиться в такого негодника с диктаторскими замашками, как этот кучер? Она не могла себе этого представить. Но она действительно любила его. Это было так же очевидно, как то, что она любила Брина. Вот и пойми женское сердце. Возможно, если бы она не пыталась упрямо отрицать, что все еще влюблена в Брина, ей удалось бы совладать со своим сердцем – трудно сказать, да это и не имело значения. Теперь было поздно... безнадежно поздно. Она любила их обоих, не могла выбрать между ними. Так как же она способна думать о замужестве с одним из них?
Верити очнулась от своих тяжких раздумий и вздрогнула, поняв, что кто-то громко зовет ее по имени. Повернувшись в седле, она увидела Клода Каслфорда, который, неистово махая ей рукой, скакал через поле на своей крепкой чалой лошади.
– Я думал, что вы нарочно делаете вид, будто не видите меня, – сообщил он, пристроившись рядом. Он был похож на обиженного школьника, и Верити тут же заверила его, что это не так.
– Я просто заблудилась в своих собственных мыслях и, – она огляделась вокруг, – вообще заблудилась. Где это я? Я прогуливалась в роще Рэвенхерстов.
– Ну и ну! Вы, оказывается, одна. Вы ухитрились очутиться на землях Каслфордов. Еще точнее было бы сказать, что ваша лошадь выбрала дорогу сама. Сара часто ездит тут верхом.
– Какая же ты умница, – Верити ласково потрепала лошадь по шелковистой шее. – Будем надеяться, что ты будешь такой же умницей и найдешь дорогу назад.
– О, я думаю, что мы с ней сумеем показать вам обратную дорогу. Хотя, если вы не спешите, может быть, заедете со мной в Каслфорд-Грейндж? Или ваш жених ждет вас в Рэвенхерсте?
Если Клод и заметил, как какая-то гримаса исказила ее черты, то не показал и виду.
– В данный момент в доме никого нет. Отец вечером принимает у себя неких джентльменов – все держится в совершеннейшем секрете, как вы понимаете, – но до этого еще много времени, и я успею показать вам все вокруг. Хотите?
Верити, не раздумывая, приняла приглашение. Клод нравился ей. Он был добрым человеком и к тому же еще и прекрасным собеседником. Ей было хорошо в его обществе.


По пути на конный двор Грейнджа он, словно невзначай, несколько раз упоминал об одной молодой особе, и в конце концов Верити заявила ему напрямик:
– Ради Бога, мистер Каслфорд! Если вы так увлечены Клариссой Джиллингем, почему бы вам не попытаться сделать что-то? Как вы можете оставаться здесь, когда она находится в Лондоне? Послушайте моего совета, собирайте свои вещи и мчитесь во весь дух в столицу!
Верити пришлось очень постараться, чтобы не прыснуть со смеху. Всякий, кто увидел бы сейчас изумленное лицо Клода, мог подумать, будто она только что посоветовала ему отправиться на другой конец земли.
– Ей-богу, мисс Хэркорт, вы дали мне необыкновенно мудрый совет! – Спешившись, Клод помог Верити выбраться из седла. – Моя матушка уезжает послезавтра. Она заедет в Лондон, если я ее попрошу. Дело не в том, что мне нужна ее поддержка, вы же понимаете, – поспешно добавил он, заметив подозрительный взгляд Верити, – но, если я буду сопровождать матушку, это позволит мне бывать в тех местах, где я вероятнее всего смогу встретить мисс Джиллингэм.
Верити посмотрела на него с большим уважением.
– Брин говорил, что вы сообразительный юноша, и он не ошибся. Отличный план! – Они вошли в отделанный дубовыми панелями холл старинного дома.
– Он действительно так говорил? – Клод даже порозовел от удовольствия. – Я совсем не тугодум, каким меня считают некоторые, мисс Хэркорт, но иногда лучше до поры до времени держать при себе свои планы, чем обнародовать их и вызвать суматоху.
Верити показалось, что он имел в виду кого-то из своих домашних, но она решила не проявлять любопытства к их семейным проблемам. Она обвела восхищенным взглядом интерьер особняка.
Клод показал ей комнаты нижнего этажа и закончил экскурсию в библиотеке, которая, как и холл, была обшита деревянными панелями. Может быть, эта комната и была несколько мрачновата, но тем не менее у нее был свой, индивидуальный характер.
– Какой замечательный старинный дом! – воскликнула Верити совершенно искренне. – Понимаю, почему вы так любите его!
– Да, люблю, – с готовностью подтвердил Клод. – Он уже несколько столетий принадлежит нашей семье. – Проказливая улыбка появилась в уголках его рта. – Родовое дерево Каслфордов произвело на свет два вида плодов, мисс Хэркорт, – хорошие и дрянные. И гнилые яблоки появлялись на нем не так уж редко. Наш предок, который, собственно, и построил этот дом, являл собой пример как раз неприятного человека. По его инициативе в доме были заложены секретные ходы, чтобы можно было шпионить за приглашенными и использовать подслушанную информацию в своих целях. Отвратительный тип!
– Вот как?! – с интересом откликнулась Верити.
– Большинство тайных ходов было уничтожено при перестройке дома, но один, вот здесь, сзади... – он постучал по панели, раздался глухой звук, – до сих пор существует. Мы с Лоренсом обнаружили его, когда были еще мальчишками. Отец приказал забить входы, поскольку из коридора можно слышать каждое слово, произнесенное в комнате. А здесь, в этой комнате, в последние годы происходили очень секретные встречи, мисс Хэркорт.
– Никто бы никогда не догадался, что здесь есть вход! Он так хорошо замаскирован!
– Он здесь, – показал Клод на одну из секций. – Если как следует приглядеться, можно увидеть гвозди, которыми все надежно укреплено. Другой вход находится в спальне Лоренса. Хотите, покажу?
Заинтригованная, она с готовностью поднялась вслед за Клодом по украшенной резьбой лестнице.
– Лоренс ушел куда-то с отцом, так что маловероятно, что нас застигнут в личном убежище моего кузена, – сообщил ей Клод, когда они вошли в спальню. Стены спальни тоже были обшиты деревянными панелями, но резьба на них была другая – более искусная, чем в библиотеке или холле.
– Он иногда чертовски смешон – может разъяриться, если узнает, что кто-то заходил в его комнату.
Верити слушала вполуха, с большим интересом рассматривая панельную обшивку. В конце концов она заметила, что одна из секций немного отличается от других.
– Вот! – торжествующе воскликнула Верити. – За этим старым деревянным комодом.
– Очень хорошо! – Клод подошел и отодвинул комод от стены. – Хотя, держу пари, вы ни за что не обнаружите устройство, с помощью которого открывается эта дверь.
Верити приняла вызов. В центре каждой квадратной панели была резная розетка. В конечном счете ей удалось найти одну розетку, которая слегка повернулась от прикосновения ее пальцев. Раздался тихий щелчок, и большая секция обшивки сдвинулась, образовав щель.
– Боже мой! – Клод не мог сдержать потрясения. – Отец ведь все заколотил много лет назад. Мы с Лоренсом были здесь и очень злились, когда рабочие заделывали вход.
Пожав плечами, он подошел к небольшому столику у кровати и зажег свечу.
– Во всяком случае, это дает мне возможность показать вам, где мы с Лоренсом прятались, когда хотели укрыться от нашего занудливого воспитателя.
Верити улыбнулась, вошла вслед за Клодом в проем и спустилась по каменным ступенькам.
Винтовая лестница вела в узкий и короткий коридор. Три стены этого коридора были каменными, а четвертая – деревянной. С потолка гирляндами свисала паутина, воздух был затхлым.
– Смотрите-ка! А это что? – воскликнул Клод, заметив ясно различимые следы. – Кто-то спускался сюда недавно. – Он удивленно пожал плечами. – Возможно, кто-то из рабочих проверял, не требуется ли ремонт. Эта фальшивая стена примыкает к панельной обшивке библиотеки и...
Клод резко замолчал и предостерегающе прижал палец к губам, ясно услышав, как открылась дверь, ведущая из библиотеки в холл.
Голос Лоренса Каслфорда, томный и медлительный, донесся сквозь панельную обшивку:
– Я виню в этом только Клода. Совершенно потерянный день!
– Ты не должен винить его, – ответил лорд Каслфорд. – Без сомнения, если бы мы сказали ему, куда направляемся, он бы предупредил нас о том, что эти гнедые выдохнутся уже через милю. Может быть, Клод разбирается не во всем, но нет ничего, чего бы этот мальчик не знал о животных.
Верити услышала что-то подозрительно напоминающее хрюканье, после чего Лоренс возразил:
– Клод знал, что мне нравились те его серые, но взял и нарочно продал их.
– Он имел полное право продавать их, кому захочет. И у тебя нет оснований жаловаться. Он никогда не отказывал тебе, ты пользовался ими, пока был здесь. И ты не раз одалживал их, когда я бывал в Лондоне.
– Он мог предложить их сначала мне. Я бы как-нибудь наскреб денег.
– О, ради Бога, прекрати ныть! Мне хватает забот помимо твоих жалоб! – Верити услышала, как звякнуло стекло, потом лорд Каслфорд сказал примирительно: – На, выпей. И успокойся. Вы с Клодом не должны заходить в библиотеку сегодня вечером.
– Не беспокойся. Я найду, чем заняться.
Что ответил на это лорд Каслфорд, Верити так и не узнала, потому что Клод пригласил ее кивком головы подняться назад по лестнице.
– Ваш кузен в обиде на вас, – заметила Верити, когда Клод задвинул панель и поставил на место комод.
Его глаза блестели. Они вышли из комнаты и пошли обратно по коридору к лестнице.
– Конечно, я знал, что он хотел получить этот выезд, мисс Хэркорт, но я знал также, кому в результате придется платить за этих лошадей. Лоренс швыряет деньгами, залезает в долги, а потом просит моего отца выручить его.
Входная дверь распахнулась, и Верити, чтобы не упасть, схватилась за перила; в холл вошел человек крепкого сложения с седеющими волосами, и она четко вспомнила, где уже видела когда-то этого человека.
– Кто это? – спросила она взволнованным шепотом.
– Это Блэкмор, слуга моего кузена, – ответил Клод, следя глазами за тем, как тот идет через холл по направлению к кухне. – Он предан Лоренсу. Я терпеть не могу этого типа. Но, как ни странно, если вы спросите меня... О, черт побери! Я загасил свечу? Пойду-ка проверю. Если Блэкмор увидит, что она горит, он тут же скажет Лоренсу, что в его комнате кто-то был.
Несколько мгновений Верити невидящими глазами смотрела перед собой, пока ее память восстанавливала все, что она видела в тот день. Потом, убедившись, что Клод ушел, она сбежала по ступенькам, выскочила из дома и помчалась к конному двору, не останавливаясь.
Торопливо оседлав лошадь Сары, она пустилась галопом со двора через поле в сторону маленького торгового городка Хактон, словно за ней гнался сам дьявол. Верити была полна решимости немедленно увидеть Томаса Стоуна, а в конечном итоге и кучера.
Она ничего не замечала вокруг и ничего не слышала: ни цоканья копыт, ни всадника, который мчался следом, ни живой изгороди, вырисовывающейся далеко впереди. Однако лошадь Сары хорошо знала, что они приближаются к ненавистному ей препятствию. Она прижала уши, прежде чем сделать решительное и неуловимое движение – Верити взлетела в воздух и тяжело упала в кусты. Девушка с трудом поднялась и слегка покачнулась, ступив на землю правой ногой.
– Трусливое животное! – проворчала она, когда лошадь из предосторожности отошла немного в сторону. Тут Верити наконец услышала приближающегося всадника и круто повернулась. Кровь отлила от ее лица.
– Все в порядке, мисс Хэркорт? Невозможно было усомниться в искреннем участии, которое слышалось в голосе Клода. На его юном лице была написана тревога, когда он спешился и подошел к ней. Однако Верити вдруг почувствовала беспокойство и стала прокручивать в голове разные предположения. Что, если Клод тоже был вовлечен в гнусную деятельность своего кузена? Здравый смысл в сочетании с женской интуицией заставил ее отбросить страшное подозрение.
Осторожно взяв Верити под локоть, Клод помог ей выбраться из низкого кустарника.
– Почему вы так поспешно умчались? Я что-то не то сказал или сделал? – Он еще больше забеспокоился, когда заметил, что она слегка прихрамывает. – Я лучше доставлю вас назад, в Рэвенхерст.
– Нет, мне нужно в Хактон. – Сообразив, что не в состоянии сама справиться с этой задачей, Верити пытливо взглянула на него и быстро приняла решение. – Клод, мне нужна ваша помощь. Но сначала вы должны кое-что узнать. И если после того, как вы меня выслушаете, вы решите не помогать мне, поверьте, я вас пойму.
Продолжая внимательно на него смотреть, Верити рассказала ему о неожиданной встрече с французским шпионом, о своих отношениях с кучером и о встрече с Томасом Стоуном, а также о своем твердом убеждении, что Блэкмор и есть тот самый посредник, которого она впервые увидела в маленькой придорожной гостинице.
Услышав все это, Клод произнес лишь одно слово:
– Лоренс.
– Я сожалею, – пробормотала Верити. – Должно быть, для вас это жестокий удар.
– Напротив, мисс Хэркорт, нет. Я всегда думал, что за злобный человек этот Лоренс! – Лицо и голос Клода были спокойны, но Верити догадывалась, что его мучит. Его следующие слова подтвердили это. – О ком я сожалею, так это о своем отце, но во многом он должен винить только себя самого.
Он прочел в ее глазах невысказанный вопрос.
– Поговорим начистоту, мисс Хэркорт. Я догадываюсь, где происходят тайные встречи. – Он взъерошил волосы и сразу стал казаться взрослее своих двадцати четырех лет. – Я думаю, отец был убежден, что может доверять своей семье.... А Лоренс всегда был ему как сын. Я долго молча наблюдал и ничего не делал. Я позволил Лоренсу добиться расположения моего отца в ущерб моей матери и мне самому. Я не смог предотвратить бесчестье, которое его действия навлекут на мою семью. – В его голосе послышалась решимость. – Но будь я проклят, если буду сидеть сложа руки и не смогу остановить его. Что я должен сделать, мисс Хэркорт?
Пришлось забыть о словах утешения, которые ей очень хотелось ему сказать. Надо было срочно действовать.
– Когда должна состояться эта встреча?
– Сразу после ужина. Если все пойдет по обычному плану. А ужинаем мы рано, в шесть. Хотите, я поскачу в Хактон и встречусь с этим человеком, Стоуном? – предложил он, но Верити покачала головой.
– Нет, это сделаю я. Он меня знает. Горькая улыбка тронула его губы.
– А поскольку он, несомненно, был послан сюда с единственной целью – следить за членами моей семьи, он вряд ли поверит тому, что я ему скажу.
– Я не уверена даже в том, что он окажется в гостинице. Так что мы должны быть готовы, если случится самое худшее, помешать вашему кузену передать информацию французскому шпиону.
Верити взглянула на Клода. В глазах ее была тревога. Она не только возлагала на него надежду, что он не спустит глаз с Лоренса до тех пор, пока власти не будут поставлены в известность, хотя это было равносильно тому, чтобы затянуть петлю на шее Лоренса, она предлагала ему подвергнуть опасности его собственную жизнь. Но какой выбор был у нее?
– Возвращайтесь домой, и попытайтесь вести себя как можно естественнее. Не вздумайте удерживать Лоренса. Очевидно, он рано уходит отдыхать, когда происходят эти встречи, чтобы отправляется спрятаться в тайнике и подслушать все, что будет сказано. Если он сделает так и в этот вечер, пусть.
– А как я узнаю, удалось ли вам увидеться с этим Стоуном? – спросил Клод задумчиво.
– Никак не узнаете... если мне не удастся прислать вам весточку или приехать самой.
– Нет, не делайте этого. Это может вызвать подозрения. Я позабочусь о том, чтобы ни Лоренс, ни Блэкмор не смогли покинуть дом. Это то немногое, что я могу сделать.
Клод не дал ей возможности возразить. Верити какое-то время смотрела, тревожно сжимая руки, как он во весь опор мчится назад в Грейндж. Потом она повернулась и, хромая, приблизилась к лошади Сары, которая уже пришла в себя и мирно щипала травку.
Верити была уже рядом с лошадью, когда раздался страшный грохот. Открытая коляска, которой управлял, очевидно, кто-то то ли неопытный, то ли пьяный, катилась по дороге с другой стороны живой изгороди. Лошадь Сары насторожилась, услышав крики пассажиров и их нестройное пение, и во весь опор помчалась в Рэвенхерст, в безопасное место, не дав возможности Верити схватить поводья.


Брин бросил быстрый взгляд на профиль Маркуса и перевел его на лежащую впереди дорогу. Не надо было ему соглашаться на эту поездку. Он был плохим собеседником, и борьба его совершенно не интересовала. Но и оставаться в Рэвенхерсте с Верити он не мог.
Он не мог объяснить ей своего поведения сейчас, но, когда будет иметь на это право, найдет способ убедить ее в том, что никогда не стал бы сознательно причинять ей боль.
Брин верил, что, когда наступит время объяснить ей все и во всем признаться, она отнесется ко всему с легкой душой, воспримет все как шутку. Теперь, однако, он был далеко не уверен в том, что ее великолепного чувства юмора будет достаточно, чтобы простить его.
– О Господи! – удивился Маркус, заметив показавшуюся впереди у ворот одинокую фигурку. – Уж не Верити ли это?
Брин, вздрогнув, вышел из мрачной задумчивости и выпрыгнул из экипажа прежде, чем Маркус успел остановить его. Бросив беглый взгляд на ее перепачканный костюм для верховой езды и не дав ей возможности объясниться, он подхватил ее на руки и посадил на сиденье рядом с Маркусом. Все ее уверения в том, что все в порядке, если не считать ушибленной лодыжки, и что ей надо немедленно попасть в Хактон, были напрасны. Маркус, изо всех сил стараясь не показать и виду, что понимает, кто виновник всех бед, внимательно смотрел вперед, на дорогу, а Брин строгим тоном заявил ей, что она никуда не поедет, пока доктор не осмотрит ее ушибы. Верити понимала, что спорить бесполезно. И она молча сидела, все больше и больше кипя негодованием, пока они не вернулись на конный двор Рэвенхерста.
Как только Маркус остановил лошадей, она позвала Саттона, попросив оседлать свежую лошадь. Ее просьба была тут же отменена Брином, который, игнорируя шумные требования Верити немедленно поставить ее на землю, снова подхватил ее и понес в дом.
– О, слава Богу, что вы нашли ее! – выбежала навстречу мужу Сара. – Я увидела, что моя лошадь вернулась одна, и уже собиралась отправить, людей на ее поиски. Она очень пострадала? Я поднимусь и посмотрю, чем можно помочь.
Маркус предостерегающе взял ее за руку.
– Не надо, дорогая. Позволь Брину сделать все, что он считает нужным. Я предполагаю, что эта молодая женщина расстроена не только по причине растянутой лодыжки.
Озабоченное лицо Сары осветила неожиданная улыбка.
– Но ты прав. Брин скоро успокоит ее. Он умеет делать это так нежно!
Сара пришла бы в изумление, окажись она через минуту-другую в спальне. Ее друг взял Верити за плечи и так сильно встряхнул, что несколько шпилек вылетело из ее волос и разлетелось в разные стороны, а ее черные локоны рассыпались по плечам.
– Прекрати сейчас же! – потребовал он стальным голосом. – Ты ведешь себя как несносная девчонка!
– Брин, ты... ты не понимаешь! – Задыхаясь от волнения, Верити умоляюще взглянула в его суровое лицо. – Я должна добраться до Хактона. Мне просто необходимо встретиться там с одним человеком. – Даже находясь в таком возбужденном состоянии, она заметила, что он неожиданно очень встревожился.
– С кем? – Ответа не последовало, но Брин немедленно заметил ее внезапную настороженность. – Ты можешь зарубить себе на своем хорошеньком носике, что не поедешь никуда и что единственный человек, с которым ты встретишься помимо Сары, – это доктор.
Верити упрямо молчала, и он посмотрел на нее взглядом, по которому можно было понять, что он не только расстроен и раздосадован, но и немного задет.
– Ты так мало мне доверяешь, Верити, что не решаешься даже поделиться со мной своими проблемами? Или просто считаешь, что я не смогу действовать от твоего имени?
– Я доверяю тебе полностью, только... только...
Она тяжело опустилась на кровать, чувствуя себя совершенно беспомощной.
По решительному блеску в его глазах она поняла, что он не позволит ей уехать, и сил бороться с ним у нее больше не было. Боль в лодыжке все усиливалась, и стучало в висках. Самым ужасным было то, что, если ей не удастся ничего предпринять, бедный Клод вынужден будет сражаться в полном одиночестве.
Так, за неимением выбора, Верити пришлось вторично за этот день рассказывать о том, что она узнала сегодня днем.
Но такой реакции Брина она не могла себе представить.
Он не только не удивился, но и не высказал ни малейшего недоверия ее рассказу. Выслушав все до конца, он просто заявил довольно мрачно:
– Значит, Клод Каслфорд теперь знает абсолютно все. Это так?
Она строго взглянула на него.
– Клод непричастен. Могу поклясться своей жизнью. Видел бы ты его лицо, когда открылась дверь в тот потайной ход... когда он понял, что его кузен шпион... Нет, Брин. Клод совершенно невиновен.
– Буду молить Бога, чтобы твой инстинкт не подвел! – ответил он с таким угрожающим видом, что Верити едва узнавала его.
Он направился к двери.
– Надо позаботиться о том, чтобы Стоун был в курсе дела. – Взявшись за ручку двери, Брин задержался, чтобы оглянуться, и улыбнулся своей прекрасной улыбкой, в которой сумел выразить и глубокую любовь, и утешение. – Не беспокойся, моя дорогая, твой кучер не подведет тебя.
Не успел Брин уйти, как дверь снова распахнулась и вошла Сара, не дав Верити времени ни подумать над загадочными словами Брина, ни разволноваться из-за событий, которые уже, возможно, разворачивались в Каслфорд-Грейндже. Только позже, когда уехал доктор, который обнаружил у нее лишь растяжение лодыжки и небольшие ссадины – ничего более серьезного, и она осталась одна, тяжелые предчувствия снова стали терзать ее. Лекарство, которое оставил доктор, чтобы помочь ей уснуть, так и осталось нетронутым на прикроватной тумбочке. Так же как и поднос с едой. Их забрала Мег, снова вернувшаяся после девяти часов. Верити показалось, что прошла целая вечность – часы в ее спальне пробили десять, потом одиннадцать. Верити уже устала напрягать свой слух в надежде услышать, как приехал Брин. Он не вернулся просто потому, что не смог. Возможно, ему не удалось встретиться с Томасом Стоуном и пришлось ехать в Грейндж, чтобы помочь Клоду. Ей следовало учесть эту весьма реальную возможность. О Господи, неужели она подвергла опасности и его жизнь?
Не в силах больше выдержать ожидания в одиночестве, Верити откинула одеяло и взяла пеньюар. Она была не в состоянии ничего предпринять сама, но, во всяком случае, могла поговорить с Маркусом.
В холле никого не было, но Верити нисколько не удивилась, увидев, что дверь в библиотеку слегка приоткрыта. Маркус не ляжет, пока не вернулся его друг. Тихонько постучав, она открыла дверь и, к своему удивлению, увидела, что в библиотеке находится одна Сара.
– Верити! – отложив в сторону шитье, Сара подошла к ней и помогла сесть в кресло, стоявшее по другую сторону от камина. – Доктор уверял меня, что снотворное поможет вам проспать до утра.
– Я не стала его принимать, – призналась Верити. – А где Маркус?
– Он ушел вместе с Брином, и до сих пор ни один из них не вернулся.
– О Господи, нет!
Сара поняла, что случилось что-то серьезное. Страшное подозрение, что Верити, возможно, подверглась нападению, закралось ей в голову, но пока она помогала Мег умыть ее юную госпожу и уложить в постель, это опасение, слава Богу, рассеялось. Верити не подавала никаких признаков стресса, просто казалась сильно обеспокоенной чем-то... Но чем?
Сара взяла графин и налила два бокала вина.
– Раз вы отказались пить лекарства, которые оставил доктор, тогда выпейте вот это. Правда, вино может ударить вам в голову – ведь вы даже не притронулись к ужину. Но я не вправе ворчать, – добавила она насмешливо, – поскольку и сама не так много съела.
Сара снова села и несколько минут пристально всматривалась в фиалковые глаза.
– Куда они отправились, Верити? Вы не знаете?
– Подозреваю, что они в Каслфорд-Грейндже, – ответила Верити, не видя смысла лгать, и рассказала, что обнаружила сегодня в старом особняке.
– Лоренс Каслфорд – предатель, – пробормотала Сара, не выказав никакого удивления. – Что ж, Маркус никогда не доверял ему, а я никогда не сомневалась в его оценках.
– Я чувствую себя такой виноватой, Сара, ведь я подвергла опасности и жизнь вашего мужа.
– Это было решение Маркуса – сопровождать Брина. И я никогда не стала бы отговаривать его, даже если бы была в силах сделать это.
Гордая улыбка заиграла на ее губах.
– Но каким образом вы оказались вовлеченной в это дело?
Верити уже давно пришла к выводу, что Сара Рэвенхерст умела слушать, но не была ни неприлично любопытной, ни назойливой. И поскольку Маркус тоже оказался вовлеченным, Верити посчитала, что Сара имеет право знать больше.
Устроившись поудобнее в кресле, Верити уже собралась рассказывать о своих приключениях с кучером в третий раз, но тут вдруг услышала звуки, которых так нетерпеливо ждала.
– Я пойду узнаю, в чем дело. – Сара встала, а Верити была не в состоянии шевельнуться. – Брин не будет в восторге, если увидит, что вы не спите.
Это меньше всего беспокоило Верити, но она промолчала. Ей оставалось только ждать. Сара сейчас вернется, и если это прибыл посыльный, то любые новости, хорошие или плохие, вскоре станут известны и ей.
Дверь снова открылась. Верити, едва дыша, ждала вестей. Она встала, увидев, кто стоит у двери, повернувшись к ней спиной.
– Кучер?.. – Верити, прихрамывая, сделала несколько шагов к нему, но он так и не повернулся. – Значит, вы получили мое послание? – Это прозвучало так глупо, но она все еще была в шоке от его неожиданного появления.
– Да, барышня.
– Все кончено... наконец?
– Да, барышня.
Она, прихрамывая, подошла ближе.
– А Брин?.. Маркус?.. Они в безопасности? _ с трудом произнесла она, потому что у нее вдруг пересохло в горле.
– Рэвенхерст сейчас со своей женой, барышня.
– А Брин? – Ответа не последовало, и сердце ее сжала леденящая рука страха. – Что С ним? Что случилось с Брином? – От ужаса ее голос почти сорвался на крик. – Да говорите же вы, черт возьми!
– Ничего, барышня. Не волнуйтесь! – Кучер круто повернулся и сдернул с лица шарф. – Он здесь, моя дорогая... здесь.
Верити в изумлении смотрела в эти озорно блестевшие карие глаза. Она поняла, что напрасно отказывалась поверить в то, что подсказывали ей ее чувства, подсказывали уже так давно. Злость захлестнула ее. Все напрасные и бессмысленные мучения, через которые она прошла по его милости, всплыли в ее памяти.
Не помня себя от ярости, она размахнулась и, прежде чем Брин успел уклониться, отвесила ему оплеуху. Удар был таким сильным, что треуголка слетела с его головы и покатилась по полированной конторке Маркуса, сметая с нее по пути бумаги.
– Подлец! – закричала она и хотела убежать от него, но Брин ей не позвонил.
Крепко прижав ее руки к бокам, он понес ее через всю комнату и сел в кресло, удерживая ее на коленях.
Он считал, что она имеет полное право чувствовать себя обиженной, и не делал даже попытки остановить поток оскорбительных эпитетов, которые она изливала на него. Большую часть из них, как он подозревал, она почерпнула не в элитарной школе в Бате. Он предусмотрительно крепко держал ее руки до тех пор, пока, обессиленная и выдохшаяся, она не расплакалась.
Ему удалось насильно всунуть свой носовой платок в ее сопротивляющиеся пальцы.
– Я не хотел тебя обидеть, моя дорогая, – прошептал он, прижимая ее голову к своему плечу и гладя шелковые черные кудри.
– Ты... обманывал меня... с самого начала, – обвинила она его. На этот раз, когда она попыталась сесть прямо, он не стал препятствовать.
– Нет, маленькая моя, это неправда. – Навеянная воспоминаниями улыбка тронула его губы. – Маскировался я для других целей. Я сказал тебе об этом, когда мы приехали в Лондон, помнишь? Что ты создана для меня. Я говорил совершенно серьезно.
Недоверчивый взгляд остался, но он заметил искорки любопытства и воспрянул духом.
– Однако в тот день, когда мы встретились в Гайд-парке, я понял, что здорово ошибался, самонадеянно предположив, что всего добьюсь, стоит только захотеть. Какое там! Ты смотрела на меня как на прокаженного! Теперь-то я понял, почему. Но тогда я, слава Богу, не знал, что твое недовольство было направлено против...
– Очень умно! – перебила она. – Тебе удалось многое выпытать у меня, когда ты скрывался в обличье кучера, правда? – Она сердито посмотрела на него и заметила его жалкую попытку скрыть улыбку, но сильное желание дать ему еще раз по уху уступило место безудержному любопытству. – Как тебе удалось так быстро вернуться в эту комнату той ночью?
– Это было не так просто, должен тебе сказать. Едва я успел спрятать свою накидку и треуголку в комод в холле и запереть входную дверь, как услышал, что ты пытаешься войти.
Верити не знала, на кого больше злилась, на него, за то что он вел с ней двойную игру, или на себя, за то что позволила себя обмануть.
Он прочитал ее мысли.
– Я старательно играл свою роль, но, поверь мне, в мои намерения никогда не входило использовать это против тебя. Так уж случилось, что в роли кучера я был знаком с твоим дядей в твоих глазах и менять что-либо не имел права.
Он помолчал немного, потом виновато улыбнулся.
– Как кучер я мог видеть тебя только изредка, а мне было этого мало. В своем собственном облике я имел возможность видеть тебя гораздо чаще. И я очень надеялся, что спустя какое-то время ты снова полюбишь меня. Мне надо было только постараться, чтобы у тебя возникала потребность в моем обществе.
Верити глубоко вздохнула. – Отвратительно!
– И я не ошибся в этом, что доказала последняя ночь, – продолжал Брин, словно она ничего не сказала. – Однако, маскируясь, мне успешно удавалось скрывать свое лицо, но не свои чувства. И я очень надеялся, что ты простишь меня, когда я откроюсь. Но тут вмешались обстоятельства. Я просто не успел.
Верити почувствовала, что начинает сдаваться, но удержалась от того, чтобы по глупости простить его, как только взглянула на кусочек батиста, который держала в своей руке Она с негодованием отметила, что-то была точная копия того платка, который он дал ей в Малом Фрампингтоне.
– Никогда не входило в планы причинять боль? – повторила она с новым воинственным блеском в глазах. – Ты отшлепал меня, сдержать смеха, но в отношении этого конкретного инцидента был тверд. – Ты не должна была ни при каких обстоятельствах отправляться туда одна и ты знала это! Мужчины могли справиться без тебя – подогрели ее интерес, и, забыв про свое вполне оправданное возмущение, она попросила его объяснить, каким образом он оказался вовлеченным в эту историю.
– Я уже вышел в отставку и примерно с месяц находился в Англии, когда разнеслась весть о том, что Наполеон бежал с Эльбы. Собственная агентурная сеть Веллингтона установила, что наш маленький французик снова проявляет активность. Веллингтон очень хотел поймать его английских сообщников. Он послал срочное сообщение лорду Чарльзу и посоветовал обратиться ко мне. Я дал согласие.
Верити вспомнила, что ее дядя упоминал о том, что Веллингтон высоко ценил Брина.
– Вы подозревали Лоренса Каслфорда все время?
– Господи, конечно, нет! Мы были убеждены, что это кто-то, кто работает в военном министерстве, но до тех пор, пока ты не увидела ту пару серых лошадей в Фрампингтоне, мы не знали, кто может быть этим предателем. Помнишь вечер на балу у Джиллингэмов, когда твой дядя беседовал с лордом Каслфордом? Именно тогда твой дядя установил, что племянник лорда пользовался тем экипажем и парой лошадей. Мы подозревали, что оба, и лорд Каслфорд, и его племянник, были причастны. Не исключено было также, что об этом знал и Клод. Только сегодня выяснилась вся правда. Твой инстинкт тебя не подвел. Клод оказался невиновным, а Каслфорд и понятия не имел о том, чем занимался его племянник.
Она задумчиво взглянула на него.
– Ты организовал эту поездку в Рэвенхерст, чтобы оправдать свой приезд сюда, где ты мог следить за Грейнджем?
– Не совсем так, – с улыбкой сказал он. – Я был убежден, что ни одной из вас, молодых дам, здесь не грозит опасность, иначе я бы не затевал этого. Конечно, я хотел довести все до конца. Но я знал, что не смогу сосредоточиться на своей задаче, если оставлю тебя в Лондоне. Строго говоря, наблюдение было поручено Стоуну. Я был нужен здесь только для того, чтобы оказать поддержку в случае необходимости.
– А что произошло сегодня? – осторожно спросила она, когда он замолчал.
– Маркус был единственным человеком, которого я посвятил в свою тайну. Когда я сообщил ему о том, что обнаружила ты, он предложил свою помощь. Как и ты, он был убежден, что Клод ничего не знает. Поскольку неожиданный приезд в Грейндж соседа вызвал бы меньше подозрений, я послал его с запиской к Клоду, а сам в это время увиделся со Стоуном. Маркус и я потом встретились. Собственно, все кончено. Блэкмор убит при попытке к бегству.
Брин сказал об этом как-то обыденно, и Верити показалось, что он ужасно устал.
– А Лоренс?
– Звук моего выстрела вспугнул Лоренса, и он попытался убежать, но Клод выстрелил ему в голову. Я подозреваю, что Клод сделал это, чтобы избавить своего кузена от виселицы.
– А французский шпион?
– Он арестован.
– Значит, наконец, все закончилось, – сказала Верити с облегчением.
– Потребуется какое-то время, пока лорд Каслфорд придет в себя после событий этой ночи. Что касается нас, моя дорогая, да... все закончилось.
Он обнял ее за тонкую талию и крепко прижал к себе, пристально глядя на завязки ее тонкого пеньюара.
– А теперь, пока не пришла Сара, а я убежден, что правила приличия заставят ее сделать это скоро... когда мы поженимся?
– И у тебя хватает наглости считать, что я могу выйти замуж за такого вероломного человека, как ты!
– Ну, в таком случае, девочка моя, – заявил он, старательно пытаясь изобразить, что глубоко потрясен, – я могу только сказать, что твое поведение достойно сожаления. Больше того, я мог бы еще сказать, что безнравственно сидеть на коленях у мужчины в такой поздний час в одном тонком пеньюаре, который совершенно не скрывает твои восхитительные прелести.
Попытка Верити восстановить справедливость тут же была пресечена. Он осыпал ее такими страстными поцелуями, что она была не в силах оказывать дальнейшее сопротивление, даже если бы захотела. Но она не захотела.
Верити понимала умом, что было бы мудро дважды подумать, прежде чем связать свою жизнь с этим человеком, который по своему характеру, как она очень опасалась, был близок скорее к неистовому и властному кучеру, чем к галантному майору, но тело ее не испытывало ни малейших колебаний, так же как и ее сердце.
В легком смехе Брина слышалось торжество, когда он отстранил ее от себя.
– После такой реакции, моя дорогая, было бы глупо расторгать помолвку.
Вериги задумчиво улыбнулась при этих словах, поудобней устраиваясь на руках у своего будущего мужа, потому что именно это она говорила себе сама в течение последних недель.
Возможно, судьбой было предопределено, чтобы она села в почтовую карету в тот день. Наверное, судьба распорядилась много лет назад, чтобы она влюбилась в своего соседа и в один прекрасный день связала свою судьбу с этим человеком. А кто она такая, чтобы спорить с судьбой? – подумала Вериги, решив, что довольно глупо с ее стороны допустить, чтобы он легко отделался после того, как возмутительно вел себя по отношению к ней.
– Вы, конечно, отдаете себе отчет, майор-кучер Картер, что если свяжете свою жизнь со мной, то будете жить под башмаком. Я должна честно предупредить вас, что управляю железной рукой.
– Не бойтесь, барышня, – ответил он, явно довольный такой перспективой, – я был бы настоящим болваном, если бы не понял этого уже давно.
Верити, подняв глаза к небесам, подумала, что леди Биллинггон не так уж ошибалась, когда говорила, что в роду у Хэркортов прослеживается склонность к умопомрачению. Но от судьбы не уйти.


Читать онлайн любовный роман - Первый бал - Эшли Энн

Разделы:



Ваши комментарии
к роману Первый бал - Эшли Энн



Оууу
Первый бал - Эшли ЭннКсения
11.12.2009, 13.11





)))))).....не много скучноват,а так норм...
Первый бал - Эшли ЭннАнжелика
24.05.2012, 8.00





Прекрасный роман,побольше бы таких!Правда немного коротковат и недостаточно откровенен
Первый бал - Эшли Эннджемма
31.07.2012, 0.44





все просто . . и очень даже хорошо!!!!!
Первый бал - Эшли Эннлия
16.02.2013, 10.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100