Читать онлайн Исцеление любовью, автора - Эшли Энн, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исцеление любовью - Эшли Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исцеление любовью - Эшли Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исцеление любовью - Эшли Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшли Энн

Исцеление любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая

На следующее утро Том проснулся от звуков старинной песни, которую пели где-то совсем рядом. У Джейн, оказывается, очень красивый, звучный голос! И вообще, леди Джейн Бересфорд – самая прекрасная девушка на свете!
Окончательно проснувшись, Том ощутил вкусный запах свежеиспеченного хлеба и понял, что очень голоден. Оглядевшись, он увидел на спинке стула свою одежду – сухую и выглаженную. Кто бы мог подумать, что в чрезвычайных обстоятельствах благородные леди могут прекрасно обходиться без своих слуг!
Войдя в натопленную кухню, Том остановился, залюбовавшись Джейн. Девушка склонилась над плитой и что-то весело напевала. В пестром переднике, с роскошными волосами, собранными в пучок, она выглядела здесь настолько естественно, что трудно было поверить в ее аристократическое происхождение.
Словно почувствовав на себе его пристальный взгляд, девушка обернулась с обворожительной улыбкой.
– Разумеется, я рада, что вы пришли сюда без посторонней помощи, но не рано ли вы встали с постели? Не боитесь, что рана может открыться?
– Во всем нужна мера, Джейн. Долгое пребывание в постели может превратить меня в разбуженного зимой медведя, который рычит по любому поводу.
– Больше, чем обычно?
– Ну и ну! Я похож на неотесанного мужлана? – спросил он с легким сарказмом.
– Сами знаете, что да, – ответила Джейн с безжалостной откровенностью.
Подобная искренность привела Тома в неописуемый восторг, хотя ее замечание никак нельзя было назвать лестным. Доктору Кэррингтону пришлось признать, что в самом начале их знакомства он был чудовищно несправедлив к этой девушке. Возможно, это было защитным механизмом от ее красоты и обаяния, которые он подсознательно воспринял как угрозу его спокойной жизни закоренелого холостяка. Если это правда, то сейчас он должен признать, что его защитные сооружения рассыпались в прах под воздействием ее чисто женского оружия.
С нежным румянцем на щеках, с выбившимися из гладкой прически волнистыми прядями шелковистых волос она была настолько соблазнительной, что Тому пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы подавить искушение обнять и поцеловать ее.
Нынешние обстоятельства и так могли нанести серьезный урон репутации Джейн. Доктор же больше всего боялся, что своим присутствием он создаст девушке новые трудности, вместо того чтобы стать опорой и защитой. Сможет ли он оправдать ее доверие? В конце концов, он всего лишь человек из плоти и крови, а она – красивая молодая девушка, необыкновенно женственная и привлекательная.
Усилием воли Том окончательно подавил в себе, закипевшую было страсть. Чтобы отвлечься от греховных мыслей, он попросил девушку рассказать о ее жизни в родовом имении в Кенте.
Поскольку Джейн происходила из знатной и баснословно богатой семьи, логично было бы предположить, что ее детство было счастливым и безоблачным. Но чем больше Том слушал, тем больше убеждался в том, что в родительском доме Джейн было очень одиноко, отчего ее лучшими друзьями стали молодые служанки, с которыми она общалась на кухне или под лестницей. Этим и объяснялась ее способность говорить с людьми, не придавая значения их положению в обществе. Он не раз замечал, с какой легкостью она разговаривала со слугами в имении своей кузины.
– Вы прекрасно готовите, – заметил Том, подкладывая себе омлет и беря третий рогалик.
Его комплимент вызвал у нее смущенную улыбку.
– К сожалению, у нас дома теперь повар-француз, который никого не подпускает к плите, но когда-то у нас была местная повариха, которая и научила меня готовить.
– Я слышал, ваши брат и сестры намного старше вас?
– Да, у моих родителей уже было четверо детей, как вдруг родилась я. С самой младшей из сестер у меня разница в десять лет. Я их всех очень люблю, но…
– … но они до сих пор продолжают относиться к вам как к маленькой девочке. Наверняка это порядком раздражает вас, – закончил за нее Том.
– Верно, – подтвердила Джейн, но, вспомнив все, что с ней случилось, решила, что родственники не зря стремились опекать ее.
Не то чтобы она была очень расстроена случившимся – это происшествие внесло свежую струю в однообразие ее жизни, но она чувствовала себя виноватой перед Томом: из-за нее он получил ранение, из-за нее Саймон Ферфакс стал теперь его заклятым врагом. Думала ли она, беззаботно живя в Найтли-Холле, что именно этот человек, каждым словом и жестом вызывавший у нее раздражение, в трудную минуту придет ей на помощь!
– Что мы говорим все обо мне и обо мне! Расскажите что-нибудь и о себе, – предложила Джейн.
От кузины Джейн знала, что Том рано потерял родителей, и его воспитала бабушка Элизабет, которую он любил и уважал. Его мать происходила из зажиточной семьи и, выйдя замуж, принесла довольно хорошее приданое, что позволило отцу Тома открыть свою аптеку в самом центре Бристоля.
Том рассказал, что он до сих пор поддерживает отношения с родственниками по материнской линии – с дядьями и тетками, кузинами и кузенами, но о родне своего отца он не сказал ни слова. Джейн нашла это довольно странным.
– Ваш отец был единственным ребенком в семье? – поинтересовалась она.
– Да. К сожалению, родители моего отца умерли еще до моего рождения.
– А ваш дедушка тоже был аптекарем? – спросила Джейн.
– Нет, он был священником. Я думал, что Элизабет рассказала вам о родителях моего отца, – недоуменно заметил Том.
Джейн в ответ только покачала головой, и Том решил рассказать ей об истории почти полувековой давности.
– Мой дедушка, Персиваль Кэррингтон, как я уже сказал, был священником. Ему предложили приход в Норфолке, и он согласился. У его покровителя, хозяина самого богатого имения в округе, было три дочери, и мой дедушка без памяти влюбился в старшую из них. Вскоре они тайно обвенчались. Узнав об этом, отец лишил ее наследства, оставив без средств к существованию и запретив встречаться с родными. Молодые переехали в Глочестершир, где жили в беспросветной нищете. Моя бабушка умерла через год после рождения моего отца – молодая женщина, привыкшая жить в роскоши, не вынесла тяжелой жизни, полной страданий и лишений.
Джейн молча слушала, перебирая в памяти своих знакомых в графстве Норфолк.
– А как девичья фамилия вашей бабушки? – спросила она.
– Дэвенхем, – последовал короткий ответ.
– Правда?! – воскликнула Джейн, удивленно подняв брови. – Тогда понятно, почему вы до сих пор не упомянули о своем родстве с маркизом Фенчемом! Он крайне заносчивый и неприятный человек, да и маркиза не намного лучше. Что касается их отпрысков, то все они пошли в своих родителей. Обещаю вам, что никому не скажу о вашем родстве с этой семьей.
Том с минуту молчал, потом запрокинул голову и разразился гомерическим хохотом. Характеристика, которую Джейн дала маркизу и его родственникам, полностью совпадала с его собственным представлением об этой семье.
– Временами вы изумляете меня до глубины души! – воскликнул Том.
– Может, я была слишком резкой в выражениях, но я действительно на дух не переношу это одиозное семейство, – ответила она.
– Не извиняйтесь, моя дорогая девочка! Вы как солнечный лучик в ненастный день! – воскликнул доктор, в смятении чувствуя, что его железная воля слабеет, и он вот-вот бросится к леди Джейн и заключит ее в объятия. – Должен заметить, что этот дом слишком роскошен для простого дровосека, – проговорил Том с сомнением в голосе.
– Я тоже так думаю, – согласилась Джейн, передавая ему кофейник. – Выпуская сегодня утром кур и уток, я наткнулась на сарай, забитый креслами, стульями и столами. Скорее всего, хозяин не дровосек, а краснодеревщик. Но только где он – неизвестно.
– Надеюсь, он скоро вернется.
– Знаете, когда я гуляла по лесу…
– Что?! – взревел Том. – Вы что, с ума сошли? А если бы вы наткнулись на Саймона Ферфакса? Что тогда?
Отпив глоток кофе, Джейн спокойно продолжила:
– Я не настолько легкомысленна, как вы думаете. Прежде чем выйти из дома, я вооружилась. – Она кивнула на кухонный стол, на котором доктор заметил драгунский пистолет. – Мне кажется, хозяин этого дома воевал и сохранил оружие на память о войне. Пистолет в прекрасном состоянии.
Теперь Том смотрел на нее со смешанным чувством удивления и уважения.
– Вы хотите сказать, что умеете обращаться с оружием?!
– Конечно! Мой брат научил меня стрелять из охотничьего ружья и пистолета. Я не раз сопровождала его на охоте. Отец гордился тем, что хоть одна его дочь умеет метко стрелять. Понимаю, вы, как доктор, не в восторге от мысли, что я могла кого-нибудь покалечить, но уверена, Саймон уже далеко отсюда. Он наверняка прибрал к рукам мои деньги, одежду и шкатулку с драгоценностями. Да, совсем забыла… – Джейн опустила руку в карман передника и вынула овальную брошку – несколько жемчужин в изящной серебряной оправе. – Сегодня я подметала пол и нашла вот это. Наверное, ее потеряла хозяйка дома.
– Эта моя брошь, – неожиданно проговорил Том. – Она принадлежала моей бабушке. Несчастная женщина была вынуждена продать все свои драгоценности, но эту вещицу оставила на память о своем благополучном прошлом. Иногда я скрепляю этой брошью свой шейный платок – как вчера, когда собирался в гости к сэру Уильяму Денту…
Его слова вернули Джейн к печальной действительности – Том не может передвигаться ни пешком, ни верхом из-за раны, которая от нагрузки может снова открыться. Придется ей завтра же найти кузнеца, чтобы тот подковал лошадь, а потом поехать в город и нанять карету.
Том и слышать об этом не хотел, но Джейн убедила его, что у них нет другого выхода, если только они не собираются провести еще одну ночь в чужом доме.
Сначала все складывалось очень удачно. Мартовское солнце уже начало пригревать, когда Джейн вывела из конюшни лошадь и повела ее по тропинке в надежде отыскать кого-нибудь из местных жителей. Фортуна была явно благосклонна к Джейн – она встретила старичка, который рассказал ей, как пройти к кузнице. К сожалению, кузнеца не было дома, и его ожидали только к обеду. Оставив лошадь у кузницы, Джейн обошла всю деревеньку и зашла в церковь. Она вернулась в полдень, но кузнеца все еще не было дома. Его жена – добрая женщина – пожалела хорошенькую незнакомку и пригласила Джейн войти.
Девушку не надо было приглашать дважды. Жена кузнеца предложила ей к чаю сыр и свежий хлеб с вкусной хрустящей корочкой. На десерт Джейн с удовольствием полакомилась куском яблочного пирога.
За чаепитием выяснилось, что жена кузнеца прожила в этой вилтширской деревеньке всю свою жизнь. Она знала каждого обитателя близлежащих деревень, а с многими из них состояла в родственных отношениях.
– Тогда вы должны знать, кто живет в добротном доме у лесной опушки в двух милях отсюда, – воскликнула Джейн, хватаясь за представившуюся возможность выяснить, в чьем доме они с Томом остановились.
– О, это, должно быть, дом Перси и Элис Прайс! – догадалась жена кузнеца. – Я очень хорошо знаю эту семью. У Перси золотые руки. Его мебель идет нарасхват. Их дом действительно стоит в чудном месте, но я бы там жить не согласилась – слишком одиноко. Да вот только они привыкли и переезжать никуда не собираются.
– Сегодня утром, проходя мимо дома, я позвала хозяев. Но никто не откликнулся, – проговорила Джейн в надежде, что жена кузнеца знает, когда вернется домой краснодеревщик. В ответ она получила довольно подозрительный взгляд своей собеседницы. – Мы с друзьями остановились в гостинице в нескольких милях отсюда, – поспешила Джейн развеять ее тревогу. – Утро сегодня выдалось на редкость чудесное, и я решила прогуляться верхом, но у моей лошади отвалилась подкова, – на ходу придумывала Джейн. – Тут я увидела дом Прайсов и решила спросить у них, как проехать к кузнице. Я стала звать хозяев, но никто так и не вышел.
Объяснение Джейн, похоже, успокоило добрую женщину.
– Наверное, они поехали в лес, чтобы выбрать подходящее для работы дерево. Или на ярмарку в Дивайзис, чтобы продать готовые изделия. Иногда они ездят погостить к дочери, у которой своя ферма недалеко от города. Но что бы там ни было, они никогда не уезжают надолго.
Рассказ женщины немного успокоил Джейн. Похоже, им с Томом вскоре предстоит встреча с четой Прайсов. В любом случае искать их в лесу бесполезно.
Джейн взглянула на старинные часы, торжественно отбивавшие каждые четверть часа. Она молила Бога, чтобы кузнец поскорее вернулся, тогда она успеет засветло нанять карету и, забрав Тома, вернуться с ним в город.
Том, голодный и встревоженный долгим отсутствием Джейн, не дождавшись девушки, утолил свой волчий аппетит разнообразной снедью из кладовой. Но даже после сытной еды он не находил себе места. Видит Бог, он не хотел отпускать Джейн одну, но обстоятельства сложились так, что у него не оставалось другого выхода. Если бы не ранение, он бы все сделал сам!
Надо как можно скорее выбраться из этой глуши и отправить Джейн к тетке в Бат, где она будет в полной безопасности. Чем дольше она остается в компании малознакомого неженатого мужчины, тем больше подвергает опасности свою репутацию.
Рассуждая таким образом, доктор Кэррингтон вдруг понял, что разлука с Джейн неизбежна. Чтобы отогнать грустные мысли, он вышел во двор, но рана в ноге тут же дала о себе знать, и Тому пришлось вернуться домой.
Когда ожидание стало невыносимым, и он уже был готов отправиться на поиски Джейн, раздался долгожданный стук копыт.
Минут через десять дверь открылась и на пороге появилась сама девушка. Том, не в силах больше сдерживать свои чувства, начал осыпать ее упреками.
– Как вы думаете, где я была, глупый вы человек? – прервала Джейн его нападки. – Мне целый день пришлось ждать кузнеца, чтобы подковать эту чертову лошадь! Я даже не успела съездить в Дивайзис. И вообще, как вы смеете разговаривать со мной таким тоном?
– Я не находил себе места от беспокойства за вас, моя девочка. Будь я вашим братом, я бы приказал запереть вас в чулане!
– Еще одно ваше слово, Томас Кэррингтон, и я в вас чем-нибудь запущу! – пригрозила Джейн.
Том улыбнулся и только сейчас заметил, что со старенького плаща, который Джейн позаимствовала у хозяйки дома, струйками стекала вода, замшевые сапожки промокли насквозь. Девушка дрожала всем телом, хотя Том не понял, от холода или от гнева.
– Вам надо немедленно переодеться в сухую одежду и согреться, – встревожено сказал он. Джейн послушно сняла сапожки и плащ и быстрыми шагами подошла к еще не остывшей печке. Но Том настаивал, чтобы она также сняла промокшие насквозь юбку и блузку.
– Я ни за что не останусь в одном белье! – возмущенно воскликнула Джейн.
– Правильно, моя дорогая! Снимайте все! И, пожалуйста, не спорьте!
Том вышел, и Джейн начала торопливо расстегивать крючки на блузке, но в эту минуту молодой человек вернулся с простыней в руках.
– Как? Вы еще не закончили? Может, вам помочь? – игриво поинтересовался доктор.
– Нет, нет, я сама. И прошу вас, отвернитесь. Я не могу раздеваться, когда вы на меня смотрите.
Том бросил на нее нетерпеливый взгляд, но сделал так, как она просила.
– Вы забыли, что я врач и привык видеть представительниц вашего пола раздетыми, – напомнил он ей.
– Смею заметить, вы не мой доктор, – парировала Джейн, торопливо снимая панталоны и заворачиваясь в простыню. Устроившись в кресле у печки, она проговорила: – Ладно, можете повернуться.
Том поднял брошенное на пол белье и развесил его сушиться, затем подошел к ней и, встав на колено, начал растирать ее замерзшие ступни. Девушка запротестовала, но доктор продолжил свое занятие, не обращая никакого внимания на ее возражения.
– Достаточно, – сказал он, увидев, что она начинает согреваться и больше не дрожит. – Пойду принесу вам чего-нибудь поесть.
Джейн грустно улыбнулась. Не таким она себе представляла день своего совершеннолетия!
– А у меня сегодня день рождения, – тихо промолвила Джейн, когда Том вернулся, неся на тарелке хлеб и сыр.
– У вас сегодня день рождения?! Почему же вы меня не предупредили?
С этими словами Том быстро вышел. Когда он вернулся, в руках у него была бутылка с вином.
Разумеется, это было не бургундское и не кларет, но Джейн встретила домашнее вино с таким восторгом, будто это было самое изысканное вино на свете.
Затем произошло событие, которое она не забудет до самой смерти. Том вынул из кармана жемчужную брошку и вложил ее в ладонь Джейн.
– Будьте счастливы, – сказал он просто. Прошла минута, другая, прежде чем она смогла вымолвить:
– Том, я не могу принять от вас такой дорогой подарок! Ведь это память о вашей бабушке!
– Я никогда не видел ее и знаю о ее жизни только по рассказам. Но уверен, бабушке было бы приятнее видеть свою брошь на платье леди, чем в ящике стола.
Джейн кивнула в знак согласия.
– У вас сегодня был очень тяжелый день, – продолжил доктор уже решительным тоном, – поэтому вам надо хорошенько выспаться. Вы этой ночью будете спать на кровати, а я в кресле на кухне. Тем более что завтра нам надо рано встать, чтобы добраться до Дивайзиса и нанять карету до Бата.
Джейн не стала спорить. Она зажгла свечу и направилась в спальню. Не теряя времени, девушка юркнула в удобную мягкую постель. Но не успела она закрыть глаза, как раздался стук в дверь – Том решил поинтересоваться, не нужна ли ей ночная рубашка.
Вот еще один пример того, каким заботливым может быть Томас Кэррингтон. Не человек, а сплошная загадка, размышляла Джейн, пытаясь под одеялом натянуть предложенную ей ночную рубашку.
Том следил за каждым движением девушки. Он залюбовался этими красивыми глазами, опушенными густыми длинными ресницами, затем перевел взгляд на еще влажные после поездки рыжие волосы, каскадом рассыпавшиеся по белоснежным плечам.
От красоты, которая так внезапно предстала его взору, голова у доктора пошла кругом, и он забыл обо всем на свете. Дикое, всепоглощающее желание овладело им. Он наклонился и прикоснулся губами к губам девушки – сначала нежно, затем со все более нарастающей страстью, стремящейся вырваться наружу.
Джейн и не думала сопротивляться. Она давно поняла, что влюбилась в этого загадочного человека. Ее сердце, ум и тело в едином порыве отозвались на его первый поцелуй. Джейн бесстрашно отдалась буре эмоций, желая только одного – чтобы это новое потрясающее чувство длилось бесконечно.
Она дрожащими пальцами начала расстегивать пуговицы у него на фраке. Заметив это, Том поднялся и, бросив на пол фрак, жилет и рубашку, предстал перед ней с обнаженным торсом. Джейн заворожено следила за каждым его движением.
Она положила руку ему на грудь и, ощутив под ладонью упругие мышцы, закрыла глаза, предвкушая неземное блаженство. И вдруг что-то изменилось. Томас резко отстранился от нее и отвел взгляд в сторону. Джейн не могла видеть выражения его серых глаз, но инстинктивно почувствовала, что ее ласки не доставили ему никакого наслаждения.
Собрав с пола свою разбросанную одежду, доктор Кэррингтон в три прыжка оказался у двери и, обернувшись, властно предупредил ее:
– Не выходите из спальни ни под каким предлогом.
С этими словами он вышел. Джейн была настолько потрясена случившимся, что утратила дар речи. Когда же она очнулась, то решила, что поспешность, с которой она готова была доказать свою любовь, вызвала у доктора Кэррингтона лишь отвращение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Исцеление любовью - Эшли Энн



Бред а не книга.
Исцеление любовью - Эшли ЭннКсения
20.06.2013, 12.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100