Читать онлайн Пенелопа и прекрасный принц, автора - Эшли Дженнифер, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пенелопа и прекрасный принц - Эшли Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пенелопа и прекрасный принц - Эшли Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пенелопа и прекрасный принц - Эшли Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшли Дженнифер

Пенелопа и прекрасный принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Эган и Деймиен нашли неподалеку лачугу дровосека, пустую и холодную. Но здесь можно было хотя бы укрыться от снега и ветра, Пенелопа была довольна и этим. Лошадей тоже завели внутрь. Эган притащил охапку хвороста для подстилки. Деревья стояли в зелени, буран застиг их врасплох, также как и путников.
От тепла двух лошадей и шести сбившихся в кучу людей Пенелопа начала согреваться. Пальцы рук и ног у нее горели, кровь с трудом попадала в застывшие сосуды. Все тесно прижались друг к другу. В середине Пенелопа и Саша, потом Деймиен и Петри, а с краю – Эган и Тит.
Саша пришел в себя. Он прижимался к Пенелопе и непрерывно дрожал, едва удерживая в руках фляжку с бренди, которую сунул ему Эган.
– Простите меня, ваше высочество, – прошептал он. – Я старый больной человек.
– Тебе пятьдесят два года, – отвечал Деймиен. – А замерзаем мы все.
Пенелопа чувствовала его скрытый гнев. Не на Сашу. На буран, на Александра, на пророчество. Его вынудили пуститься в это путешествие, искать принцессу, стремиться вернуться с ней к Иванову дню. Он злился из-за времени, растраченного во дворце регента, из-за задержки для получения особого разрешения на брак, из-за всех ритуалов, тоже занявших немало времени. Да и Пенелопу тоже пришлось долго уговаривать.
Деймиену хотелось бы прискакать на лихом коне, подхватить Пенелопу, представить ее нвенгарам, скинуть Александра и продолжать править. А они все его задерживали. Саша – своей фанатичной приверженностью ритуалам. Она сама – своим блеяньем о формальной свадьбе. Регент и разные дипломаты – требованиями уделить им внимание.
Теперь, даже если скакать во весь опор, они все равно не успеют прибыть в столицу вовремя и перед дворцом объявить себя принцем и принцессой Нвенгарии. Они уже проиграли.
И тогда Пенелопа прошептала Деймиену:
– Мы можем двигаться дальше вдвоем. Поедем вместе. Я выдержу.
В этот момент ветер взвизгнул с особой силой. Крыша задрожала так, словно была готова сорваться и улететь. Деймиен ответил ей в темноте:
– Нет, это убьет тебя.
Буран завывал, как будто насмехаясь над путниками. Они молча просидели всю ночь.
Наступил Иванов день. Буря не прекращалась. Сидя в холодной избушке, они достали скудный запас мяса и хлеба, разделили на всех бренди и воду. У них с собой было много кофе, его ароматный запах сочился из пакета, но не было возможности согреть для него воду.
Солнца было не видно, только слабый свет пробивался в щели двери и растрескавшихся ставней крошечного окна.
Пришел вечер. Буран все не унимался. Ветер даже усилился, с бешеной яростью колотя в стены, угрожая сорвать ветхую крышу. Саша безмолвно сидел, прижав к себе колени, по его лицу текли слезы.
– Пророчество не сбылось, – шептал он. – Слишком поздно.
Когда пришла ночь Иванова дня, дня, который должен был навеки соединить Деймиена и Пенелопу, она ощутила, что действие пророчества слабеет. Ее инстинктивная тяга к Деймиену, жажда его присутствия начала стихать.
Пенелопа поднялась и подошла к принцу, который стоял и смотрел в щель ставня. То, что сейчас было в ее сердце, отличалось от чувств, которые внушало ей пророчество. Сейчас это была привязанность к человеку, который шел на любой риск, чтобы спасти свое королевство. Но когда пророчество замолчит, он увидит в ней лишь обычную английскую девушку, у которой хватило глупости отказать джентльменам, просившим ее руки.
Опасаясь, что это будет в последний раз, она обняла Деймиена и положила голову ему на плечо.
Он повернулся и прижал Пенелопу к груди. Так они и стояли, обняв друг друга. Пенелопа чувствовала, что другие смотрят на них, в их глазах она видела сострадание. Тем временем Иванов день ускользнул в прошлое, и комнату заполнила пустота.
Буря длилась три дня. Затем ветер стих так же внезапно, как начался. Снег превратился в дождь, потом облака разошлись. Путникам явилась картина полурастаявших сугробов и скользкой грязи.
В эти три дня они ели, отдыхали, согревали друг друга почти без слов. Деймиен очень мало разговаривал с Пенелопой, а когда утром погода прояснилась, он даже не взглянул на жену.
Саша выглядел несчастнее всех. Когда все вышли наружу, Пенелопа потянулась, вдохнула свежий летний воздух, а Саша сказал, обращаясь к Деймиену:
– Не ездите дальше, ваше высочество, не ездите в Нвенгарию, прошу вас.
– И оставить страну на милость Александра? – гневно спросил Деймиен. – Мое место там. Я не сдамся ему.
– Он вас казнит.
– Но не без борьбы, Саша. Я не собираюсь покорно ему подчиниться.
– Саша прав, – вмешался Эган. Он вытряхнул плед, намотал его себе на плечи и снова стал прежним гордым Макдональдом. – Ты можешь вернуться в Англию, или во Францию, или в Рим – куда пожелаешь. Жить в каком-нибудь поместье со своей женой, стареть, толстеть и ни о чем не думать. У меня возле Инвернесса есть отличный дом, большой, красивый, светлый. Ты можешь жить там, сколько захочешь, и твои слуги, и Саша. Там чертовски хорошая рыбалка.
Деймиен улыбнулся, но до глаз его улыбка не добралась.
– Ты очень щедр, но – нет. Для меня теперь ты можешь сделать только одно – отвези Пенелопу назад в Англию. Ей нельзя здесь оставаться, она и так настрадалась.
Эган колебался, было видно, что он не согласен и собирается спорить, но потом покорно кивнул:
– Почту за честь.
– И Сашу тоже. Он заслужил немного отдыха и хорошей рыбалки.
Эган опять кивнул, а Саша вздернул подбородок, в глазах его читалась страшная обида. Пенелопа прокашлялась.
– Минуточку, ваше императорское высочество.
В первый раз за столько дней он посмотрел ей прямо в лицо. Его глаза стали холодными, жесткими и очень синими.
– Ты чем-то недовольна?
– Есть пророчество или нет, мы женаты. Я связала себя с тобой клятвой, а ты подписал документ. Кроме того, мы обручены по нвенгарскому обычаю. По твоим словам, он связывает так же, как брак. Это значит, мы дважды женаты, так?
– Да, – бесстрастным тоном отвечал принц. – Я тебя обеспечу, тебе не о чем беспокоиться. И сейчас, и после моей кончины. Мои поверенные в Лондоне фактически уже начали выплачивать тебе десять тысяч фунтов в год на твои собственные нужды. Капитал находится в доверительном управлении, так что любой будущий муж не сможет к нему прикоснуться. Он только для тебя.
Пенелопа замолчала, подготовленная речь замерла у нее на устах.
– О!
– Ты щедрый человек, Деймиен, – бросил Эган. – Могу я на вас жениться?
– Мне не нужны деньги, – выкрикнула Пенелопа.
– Нужны, – возразил Деймиен. – Это самое малое, что я могу для тебя сделать за то, что ты согласилась выйти за меня замуж. И прости меня за то, что этот брак оказался недостоин тебя.
– Прекрати, пожалуйста, говорить со мной так, как будто мы только что с тобой встретились, – сказала Пенелопа. – Нвенгария не только твоя, но и моя. Я тоже желаю встретиться лицом к лицу с Александром.
Саша захлопал в ладоши.
– Отлично сказано, ваше высочество. Я тоже поеду с вами, чтобы прославить ваше имя.
– Нет, вы не поедете, – рявкнул Деймиен.
– Полагаю, сир, нас большинство, – вмешался Петри. Тит стал у него за спиной и сложил на груди руки, демонстрируя свои молодые мускулы.
Деймиен окинул их ледяным взглядом.
– Опасность угрожает не только мне. Под подозрение попадет любой, кто меня поддерживает, и даже если Александр вас не убьет, вы закончите дни в тюремной камере. Эгана он скорее всего под конвоем доставит к границе, но и он не в безопасности. Могут сказать, что он был застрелен при попытке помочь мне.
– Тебе следует больше на меня полагаться, парень, – ухмыльнулся Эган. – Ничего у них не получится.
– Ты все продумал за нас, – резко начала Пенелопа, – но как насчет нашего ребенка?
Деймиен посмотрел на нее с изумлением.
– Какого ребенка? Если ты имеешь в виду Вулфа, то он не… – Он вдруг замолчал и застыл.
– Я имею в виду принца. Или принцессу. – Пенелопа положила ладони себе на живот. – Разумеется, я не знаю, кто это будет.
Деймиен замер на месте. Летний ветерок шевелил его волосы, в остальном он был неподвижен, как деревянная статуя, поставленная на лесном перевале указывать дорогу в Нвенгарию.
Тит, разобравшись, в чем дело, подпрыгнул и завопил от радости. Вскидывая руки, он пустился выплясывать замысловатую нвенгарскую джигу.
Глаза Саши вспыхнули.
– Великолепно! Благословенная новость! Отпрыск обеих ветвей нвенгарских принцев. Дитя пророчества.
– Мои поздравления, сир, мадам. – Петри поклонился. Его физиономия расплылась в широкой ухмылке.
Эган громко расхохотался и хохотал долго.
– Вот это новость. Сразу веселей на душе. – Он вытащил из меховой сумки фляжку. – За принца Деймиена и принцессу Пенелопу! И за их наследника! – Эган подмигнул.
Тит издал новый вопль, к нему присоединился Петри. Они взялись за руки и с песнями пустились по кругу, сначала в одну сторону, затем в другую.
– Теперь – имя, – заявил Саша, потирая руки с таким счастливым видом, какого у него не было много дней. – Надо провести много исследований, чтобы оно было абсолютно правильным. И ритуалы родов и крещения. Столько дел, столько дел!
– Черт возьми! – наконец воскликнул Деймиен.
Процессия добралась до перевала меньше чем через час после того, как покинула хижину дровосека. Сначала им мешала скользкая грязь после метели, но день становился все жарче, земля начала подсыхать, а когда они вышли на другую сторону перевала, тропа, ведущая вниз, оказалась совсем сухой, как будто здесь вообще не было бурана.
– Буря была явно магического происхождения, – заметил Саша.
В глубине души Пенелопа с ним соглашалась. Буран был слишком локальным, слишком внезапным и странным, чтобы поверить в естественные причины. Он длился как раз столько, чтобы у них не осталось возможности вовремя явиться в Нвенгарию, и рассеялся прежде, чем кончились их запасы воды и пищи. Метель должна была обескуражить, но не убить.
На самой вершине лес кончился. Деймиен остановился, притянул к себе лошадь Пенелопы и тихо сказал:
– Смотри.
Перед ними лежала горная страна, с высокими пиками и ущельями тысячефутовой глубины. На вершине хребта сосны редели, а ниже прикрывали горы роскошным зеленым покровом. В воздухе стоял густой хвойный дух. Другую сторону огромной долины окаймляли отвесные скалы, их серо-белые утесы острыми зубцами торчали из сплошной зелени лесов. Внизу Пенелопа заметила орла, парящего над пропастью.
В самой глубине долины она увидела солнечные блики на водной поверхности, еще дальше на севере среди горных хребтов поблескивали шпили какого-то замка.
У Пенелопы дрогнуло сердце, в котором шевельнулось нечто, дремавшее там всю ее жизнь. Она вдруг ощутила невероятный прилив жизненной силы, радости, волнения, смешанных со страхом и удивлением.
Она глубоко вздохнула и заметила, что улыбается. Наблюдавший за ней Деймиен поймал ее взгляд.
– Знаешь, мне кажется… – Пенелопа задумалась, подбирая слова. – О, Деймиен, мне кажется, я пришла домой.
Деймиен проследил за ее устремленным на замок взглядом.
– Да, – негромко сказал он. – Я тоже.
В конце ущелья, когда путники уже приближались к деревне Овато, их окружили две дюжины всадников и приказали им следовать в замок принца-императора.
Для Деймиена это не стало неожиданностью. Александр не упустит ни малейшей детали, у него все спланировано, и в каждом плане предусмотрены действия на случай непредвиденных обстоятельств, а в этих действиях – свои варианты при разном ходе событий. Если не помогли заклинания и наемные убийцы, то в дело пойдут вооруженные всадники. Во всяком случае, они вели путешественников туда, куда нужно Деймиену.
Он понимал, что пророчество не сбылось. Все, чего добился Саша своими ритуалами, – это его брак с невинной молодой девушкой, заслуживающей лучшего мужа, чем он. Даже если он сумеет одолеть Александра, жизнь принца-императора не будет безоблачной. Александр – это лишь одна из опасностей, Деймиену угрожают и другие.
Пенелопе следовало выйти замуж за какого-нибудь незначительного баронета или за мирного сельского джентльмена, для которого самое большое приключение – это слишком долгая прогулка вдоль реки. Деймиен представлял, как Пенелопа сидит у камина в тихом сельском доме, шьет мужу рубашку и улыбается, слушая его рассказы об удивительных вещах, которые он видел на прогулке.
Чудесная женщина. Она создана, чтобы быть женой, а не принцессой, к которой такие люди, как Александр, подсылают наемных убийц.
Три дня назад, обнимая Пенелопу во время метели, Деймиен почувствовал, что яростный напор пророчества ослаб. Но сейчас, когда магический туман развеялся, он понимал, насколько эгоистично и глупо было привязывать к себе эту женщину. Он пытался заставить ее уехать домой, но она лишь вздернула подбородок, бросила на него свой замечательный упрямый взгляд и заявила, что последует за ним до конца и дальше.
«И кстати, Деймиен, я ношу твоего ребенка». Потрясение от этой новости до сих пор не улеглось у него в сердце.
Он подошел к Пенелопе.
– Джентльмены, нельзя ли двигаться медленнее? Моя жена легко устает.
На самом деле это совсем не так, Пенелопа – самая выносливая женщина из всех, кого он встречал. Просто Деймиен не желал бешеной скачки, которая может повредить ей или ребенку.
Капитан отряда, высокий мужчина с жесткими черными волосами в имперской армейской форме, кивнул.
Они спокойно поехали по дороге. Ближе к реке стали попадаться приткнувшиеся к берегам деревни, пышная растительность покрывала поля, но работников было не видно.
Река Нвенгар, широкая и судоходная, все же была мелковата. Обычно по ней ходили плоскодонные баржи, но попадалась масса других посудин – от весельных крестьянских лодок до роскошных, богато украшенных герцогских судов. Сегодня на реке было до странности пусто.
– Сегодня праздник? – спросил Деймиен капитана. – Или траур?
Капитан бросил на него косой взгляд.
– Его светлость великий герцог приказал людям сидеть по домам, пока будут ловить преступного принца.
– Понимаю, – пробормотал Деймиен.
Дорога шла вдоль реки, на которой играли солнечные блики, – чудесная летняя прогулка на свежем воздухе. Когда всадники приблизились к первой деревне, Деймиен окликнул камердинера:
– Петри.
Петри знал, о чем просил господин и спрыгнул с лошади. Окружающие его всадники насторожились, но тут же расслабились, когда он просто открыл ранец, достал оттуда китель, передал Деймиену и снова сел на лошадь. Деймиен оделся.
Мундир принца-императора сейчас оказался слегка помят оттого, что хранился в свернутом виде, зато Петри надраил все ордена так, что они огнем горели на груди Деймиена, который к тому же перекинул через плечо золотую парадную ленту.
Капитан скептически приподнял брови.
– Люди должны знать, кто из нас преступный принц, – объяснил Деймиен. – Чтобы избежать неразберихи.
Капитан не стал возражать, только отдал приказ двигаться дальше. Деймиен заметил, что Пенелопа улыбнулась. Значит, она поняла.
На деревенской площади еще виднелись следы праздника – Иванова дня. Ветер трепал разноцветные ленты. Кругом лежали брошенные и забытые сине-золотые флаги с надписями «Да здравствует принц Деймиен!».
Все двери были закрыты, улицы пусты, но Деймиен чувствовал, что жители наверняка прильнули к окнам и наблюдают за процессией. Деймиен огляделся так, словно видел их, и приветственно поклонился. Пенелопа – вот умница! – сделала то же самое.
В следующей деревне они столкнулись с той же тишиной и запустением и в следующей – тоже. Деревни становились все больше, разорванные и разбросанные украшения к празднику – все изысканнее и сложнее. В ближайшем к столице городе была сооружена платформа с портретом принца Деймиена на заднике. Сейчас портрет раскачивался от легкого ветра, вращаясь на веревке в разные стороны.
Деймиен расправил плечи и выпрямился. Он чувствовал беспокойство людей, чувствовал, как растет их напряжение. Очень скоро оно станет искать разрядки. Чтобы подчеркнуть ситуацию, он взял руку Пенелопы, поднес к своим губам и поцеловал.
Они продолжали путь. На вершине холма в самой середине долины поднимался город, увенчанный замком и крепостной стеной, которая уже восемь столетий защищала нвенгарских принцев.
Годами старые стены крепости обновлялись, теперь у них была новая элегантная облицовка, многочисленные окна, балконы, фантастической формы зубцы и бойницы.
Город лежал ниже замка. Там располагались городские резиденции элиты, аристократов. Каждое здание стремилось поразить воображение изысканностью архитектурных решений. Внутренние портики, богато украшенные ворота, фантастические сады, каскады фонтанов, цветные витражи были здесь самым заурядным явлением.
Горожане, чтобы не ударить в грязь лицом, пытались восполнить гипсом и красками то, что не могли позволить себе в виде резьбы, позолоты и стекла.
Даже крестьянское сословие, наиболее многочисленное в городе, постоянно следило за белизной своих стен и заполняло оконные проемы буйством самых разнообразных цветов.
Все это составляло ту живописную, уютную мешанину, по которой Деймиен тосковал каждую минуту жизни.
У городских ворот тоже было пусто. Путники как раз собирались въехать внутрь, когда Петри вдруг обеспокоенно позвал:
– Сир!
Деймиен оглянулся. Петри смотрел назад, на узкую полосу равнинной земли, по которой они только что проехали. Нвенгарские солдаты тоже оглянулись и остановили коней. Оглянулась и Пенелопа.
Вдалеке виднелась толпа людей. Должно быть, часть из них начала свой путь еще из первой деревни. По дороге к ним присоединялись жители следующих деревень, свита росла от города к городу. Они шли вперед организованно и целеустремленно. Женщины держали за руки детей. Шли крестьяне и горожане. Рядом ехали верхом бароны.
Деймиен чувствовал: в столице его тоже ждут. Напряжение здесь шло по нарастающей.
Капитан дал сигнал своим людям продолжать путь, они проехали под аркой городских ворот и оказались на мощеной извилистой улице.
– Заприте ворота, – приказал капитан.
– Не очень умная идея, капитан, – сказал Деймиен. – Ворота могут смести, а железные перекладины станут оружием.
Капитан пришел в замешательство. Должно быть, он защищал Нвенгарию от русских набегов, но никогда не имел дела с народным бунтом. А потому он кивнул Деймиену и распорядился:
– Оставьте их открытыми.
Пенелопа исподтишка посмотрела на Деймиена. Принц протянул руку, она без колебаний вложила в нее свою. Их лошади пошли бок о бок.
Это шествие выглядело бы как торжественное возвращение принца и принцессы к своему народу, если бы не измученный вид путников и не окружавший их конвой. Деймиен сделал все, чтобы это выглядело именно так.
К людскому потоку, хлынувшему в городские ворота, примыкали горожане, выбегая из домов, трактиров, магазинов. Тихая, но растущая толпа шествовала вверх по улице.
Капитан вел Деймиена и его спутников по извилистой, круто забирающей вверх дороге к замку. С каждого поворота открывался вид вниз, на городские улицы. У ворот замка, растянувшись по крутому склону, толпа остановилась, не зная, можно ли идти дальше.
Вдруг застучали подковы. Это Тит оторвался от кавалькады и со смехом и свистом рванулся назад, к народу.
– Пусть едет, – рявкнул капитан, когда два лейтенанта бросились за ним вслед. – Не сейчас.
Тит остановился перед толпой и издал громкий вопль – древний клич нвенгарского народа, звучавший на войне и на пирах.
Клич подхватили там и тут в толпе, слышались другие крики и свист. Деймиен, добравшись до последнего поворота, обернулся и отсалютовал народу. Толпа ответила восторженным ревом, вверх взвились сине-золотые флаги и знамена Нвенгарии, которые, казалось бы, все были изорваны в Иванов день.
– Поприветствуй их, – чуть слышно обратился Деймиен к Пенелопе. – Ты им нужна.
Пенелопа спокойно посмотрела на мужа, глубоко вздохнула, улыбнулась и очень изящным жестом подняла руку.
На них обрушилась стена радостных воплей. Лошади забеспокоились, переступая на месте.
Далеко внизу люди продолжали заполнять улицу, над их головами развевалось целое море флагов. Пенелопа снова взмахнула рукой, толпа ответила ей новым всплеском приветствий. Звук ритмичными волнами летел над головами, в нем отчетливо слышалось слово «принцесса, принцесса».
У капитана хватило ума не мешать Деймиену и Пенелопе. Он просто ехал впереди, словно составляя со своими людьми почетный эскорт принца. Наконец колонна достигла богато украшенной входной арки замка. Верхом они преодолели древний проход, где нашли смерть многие враги королевства, и оказались в ярко освещенном, но тихом внутреннем дворике замка. Капитан приказал своим людям спешиться. За спинами путников лязгнула решетка.
Солдаты повели принца и Пенелопу, теперь уже пешком, в сам замок. Деймиен шел рядом с женой, их пальцы переплетались. Саша шел по другую сторону принца, задыхаясь и время от времени налетая на него. Деймиен ощущал его страх и одновременно решимость выдержать все до конца.
Петри шел рядом с Пенелопой, отсекая офицера, который пытался ее конвоировать. Эган шагал позади в одиночестве – Тит остался внизу возбуждать толпу.
Они миновали залы цокольного этажа, по лестнице поднялись в роскошно убранные покои. Высокие, как в соборе, потолки темнели богатыми росписями, в окнах блестели цветные витражи. Солнце играло на позолоте карнизов. Стен было не видно под гобеленами и голландской живописью шестнадцатого-семнадцатого веков.
Помещение перед тронным залом оказалось еще более изысканным. По диагонали пола бежали огромные черно-белые клетки. В стенных нишах виднелись мраморные шахматные фигуры в рост человека. Скучающие принцы прошлых времен, развлекая иностранных послов, приказывали лакеям переставлять фигуры по квадратикам пола. Однажды отец Деймиена, желая покончить с одним из членов герцогского совета, заставил того сыграть партию в эти гигантские шахматы, где ставкой была жизнь герцога. Принц был очень доволен, когда герцог проиграл.
Распахнулись позолоченные двери тронного зала. За ними открылся величественный вид: красные и синие витражи в окнах, сияющие мрамором полы и стены, колонны из розового мрамора, увитые позолоченными стеблями лозы, огромные знамена из золотой парчи, гобелены, картины, сверкающие позолотой кресла вдоль прохода для тех, кому посчастливилось до них добраться, и в дальнем конце зала, на мраморном возвышении, – имперский трон Нвенгарии.
Само по себе это кресло с золотой резьбой в виде листьев и с синими подушками было чертовски неудобным, но выглядело до крайности величественно. Трон стоял под золотым балдахином, а за ним висел штандарт принцев-императоров Нвенгарии с оскаленной волчьей мордой на сине-золотом фоне.
Деймиен отметил, что Александр не дерзнул воспользоваться троном. У ступеней тронного помоста стоял простой стол красного дерева с более удобным на вид креслом, чем сам трон. Солнце бросало красные и синие блики на белый мраморный пол, но ни один луч не падал на этот стол.
Казалось, его положение говорило: дело, а не внешний блеск.
Когда вновь прибывшие приблизились, Александр с самым непринужденным видом поднялся из-за стола и даже поклонился:
– Деймиен.
– Александр. – Принц поднял руку жены, чьи пальцы все еще переплетались с его собственными, и сказал: – Это моя жена, принцесса Пенелопа Нвенгарская.
Александр окинул Пенелопу с головы до ног холодным взглядом.
– Очаровательна. – И повернулся к Деймиену, продолжая изучать его все с той же ледяной скрупулезностью. – Несмотря ни на что, ты все же прибыл. – Он улыбнулся тонкими губами. – Но слишком поздно.
– Ты оказался достойным противником. – Деймиен пытался сдержать нарастающий гнев. Ему хотелось схватить этого человека и швырнуть его сквозь роскошные витражи на каменную мостовую, чтобы навсегда с ним покончить. Однако окна на случай зимних буранов были сделаны весьма прочно – с толстыми стеклами и очень крепкими рамами. Скорее всего, думал Деймиен, Александр просто отскочит от них и снова окажется здесь. – И какой же следующий ход в твоей игре?
– Арестовать тебя и твоих людей. – Он посмотрел на свиту Деймиена, потом снова перевел взгляд на принца, словно не мог оторвать от него глаз. – Макдональд может вернуться в свою родную Шотландию, ему нечего здесь делать. Мисс Траск тоже может ехать домой. У меня нет к ней претензий, я устрою ее благополучное возвращение в Англию.
– Мы с Деймиеном женаты, – сдавленным голосом заявила Пенелопа. – Венчались в английской церкви. Таким образом, я больше не мисс Траск. Я не знаю, как по протоколу называется мой официальный титул, но знаю, что я – принцесса Нвенгарская.
Александр перевел взгляд на нее, глаза его остро блеснули.
– Нет, – мягким голосом произнес он. – Вы не принцесса.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пенелопа и прекрасный принц - Эшли Дженнифер



прочитала всю серию не пожалела,отлично.
Пенелопа и прекрасный принц - Эшли Дженниферрина
4.01.2012, 13.54





Очень красивая сказка, читается на одном дыхании
Пенелопа и прекрасный принц - Эшли ДженниферЛюдмила
17.03.2012, 2.59





Принц- император. - это круто. Чистая сказка без претензий
Пенелопа и прекрасный принц - Эшли ДженниферЭлис
13.03.2013, 15.17





очень интересный роман .с мифическими существами. с удовольствием прочитала.
Пенелопа и прекрасный принц - Эшли Дженнифергалина
16.03.2014, 13.50





легко читается потраченного времени не жалко. 5 валов
Пенелопа и прекрасный принц - Эшли ДженниферНюта
10.09.2014, 18.09





Я начала читать серию сразу со второй книги (Как спасибо репутацию) и первая конечно послабее будет. Да и Дэмиан уступает Александру по всем статьям. Второй какой-то более собранный, что ли)Но все равно чтиво довольно приятное.
Пенелопа и прекрасный принц - Эшли Дженниферdeasiderea
22.03.2016, 23.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100