Читать онлайн Открой свое сердце, автора - Эшли Дженнифер, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Открой свое сердце - Эшли Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.01 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Открой свое сердце - Эшли Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Открой свое сердце - Эшли Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшли Дженнифер

Открой свое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
Опасность в зарослях вереска

– Думаете, ее похитили, приняв за меня? – спросила Зарабет Игана.
Она прижималась спиной к Игану, сидя впереди него в седле, закутанная с головы до пят. С гор налетал резкий ветер, дышал морозом, осыпал снежинками. В этом году зима рано пришла в Горную Шотландию. Если глупышку Олимпию и впрямь похитили, думала Зарабет, хорошо, если негодяи хотя бы не дадут ей замерзнуть.
Она сидела под защитой могучих рук Игана, уверенно держащих поводья лошади.
– Я вам этого не говорил, – отозвался он.
– И не нужно было. Я сама догадалась. Если она хорошенько закуталась в плащ, и похитители видели только ее волосы, они вполне могли решить, что это я. Если их наняли здесь, в Шотландии, они могли и не знать меня в лицо.
– Именно поэтому вы сейчас со мной. Хочу, чтобы вы ни на шаг от меня не отдалялись, пока находитесь на моем попечении.
– Тогда мне предстоит еще не раз полюбоваться, как вы моетесь.
Она думала, что бормочет себе под нос, но Иган услышал.
– Это не предмет для шуток. Я сохраню вас в безопасности, даже если мне придется приковать себя к вам цепями. Или вы хотите, чтобы мне пришлось сообщать великому князю Деймиену и вашему батюшке, что я не уберег вас из-за того, что слишком старался соблюсти приличия? Как мне смотреть им в глаза?
– Уверена, мы как-нибудь договоримся.
– Да.
Он замолчал, но одна мысль не давала покоя Зарабет – не рассматривает ли он проблему под другим углом? А именно, не собирается ли посмотреть, как моется она сама?
Скромница Зарабет Нвенгарская, дочь князя Олафа, была бы шокирована подобным предположением. Но ей сейчас представился Иган, стоящий в дверях ее спальни в то время как она принимает ванну. Впрочем, он может и войти, чтобы помочь ей вытереть спину. Зарабет бросило в жар. Шерстяная накидка показалась вдруг чересчур теплой.
Звериный вой где-то вдалеке вернул ее к действительности. В просвете между облаками показалась луна, заливая местность серебряным светом. Иган шепнул ей на ухо:
– Вам следовало сказать ему – не стоит так выть.
Зарабет вздрогнула, но потом поняла: разумеется, Иган давно догадался, что барон Валентайн принадлежит к племени логошей. Валентайн не поехал с остальными, а отправился на поиски в одиночку.
– Думаю, он иначе не может, – ответила она.
– Если он что-то обнаружит, ему следует крикнуть: «Сюда!» По-человечески, а не по-звериному. От логошей у меня поджилки трясутся.
– Я скажу ему об этом, – и эрцгерцогу Александру тоже.
– Девочка, вы неподражаемы, – сказал Иган.
– Не поехать ли к нему? Должно быть, он хочет что-то сообщить.
– Тут нет дороги. Станем блуждать в кромешной тьме и потеряем его.
Зарабет знала – она сможет разыскать Валентайна, да, вероятно, и Олимпию, если попробует уловить их мысли. Она не обнаруживала своих способностей перед Иганом, опасаясь, что он тогда еще больше отдалится. Однако сейчас им грозила куда большая опасность, чем разоблачение се секрета. Нужно убедить его просто поверить ей…
– Разумеется, мы не заблудимся, – сказала она, пытаясь говорить как можно увереннее. – Валентайн не стал бы призывать меня, если бы не знал, что мы благополучно до него доберемся.
Иган задумчиво осмотрел залитые лунным светом дали.
– Опасно. Двинем в объезд.
– Как бы не было слишком поздно! – Валентайн явно тревожился, и Зарабет начала паниковать. – Я знаю Валентайна! Он не заведет меня в пропасть.
Иган колебался. Пристально посмотрев ей в лицо, кивнул:
– Надеюсь, вы правы, девочка.
Он направил лошадь туда, откуда доносился вой. Хэмиш и Джемма последовали за ними. Остальные всадники получили приказ продолжать поиски, как и было условлено.
Зарабет начала мысленно прощупывать местность. Вот толпа всадников направляется к северу, в то время как Иган и Хэмиш следуют строго на восток. Она чувствовала их мысли. Что с Олимпией? Какой ужасный холод! И что за странный зверь воет где-то в холмах? Она ощущала, как боятся зверя лошади, к страху примешивалось раздражение – зачем их вытащили на холод из теплых конюшен?
Мысли Валентайна были холодны и колючи, как бело-голубой свет луны. Он превратился в волка, и его мысли были скорее волчьи, нежели человеческие. Восторг погони, жаркий, металлический вкус крови жертвы.
В его голове билась и другая мысль, перебивая остальные: «Защищать!»
Рядом с ним, почти неслышимая в присутствии Валентайна, была до смерти перепуганная девушка.
– Туда, – сказала Зарабет, указывая влево.
Иган взглянул на нее:
– Откуда вы знаете?
– Знаю, и все.
Он смотрел на нее по-прежнему бесстрастно. Потом крикнул Хэмишу следовать за ним.
Они нашли Олимпию, скорчившуюся в расщелине скалы над рекой. Как раз ниже по течению от того места, где рыбачили Иган с Зарабет. Там река перекатывалась через огромные валуны, а затем скрывалась из виду в горной теснине. Зарабет показалось, что в свете фонаря Игана она заметила промелькнувший мех и блеск синих глаз. Потом все исчезло. Не только у Зарабет были секреты.
Сзади стучали копыта лошади Хэмиша. Он размахивал фонарем:
– Вы ее нашли?
Иган соскочил на землю и снял с седла Зарабет.
Джемма крикнула:
– Бедная крошка, она здесь?
Джемма была сама доброта, когда бросилась к перепуганной Олимпии. Девушка подняла голову – бледное лицо измазано грязью пополам со слезами. Она бросилась Джемме на шею и зарыдала.


Рассказ Олимпии, когда она обрела способность более или менее связно говорить, был короток. Она гуляла по саду Адама и, должно быть, устала и задремала – в конце концов, прогулка выдалась такой долгой! Потом вдруг оказалось, что уже стемнело, и тут ее схватил какой-то мужчина. Другой мужчина связал ей руки и воткнул кляп. Потом ее перебросили через седло и повезли в холмы.
Похитители скакали долгие мили, прежде чем появился третий, с хриплым голосом. Он грубо дернул Олимпию за волосы, чтобы посмотреть ей в лицо. Потом начал орать на сообщников. Он выражался с таким чудовищным акцентом, что она не разобрала ни слова из того, что он сказал. Человек стащил Олимпию с лошади прямо в грязь. Потом ускакал прочь с остальными, продолжая поливать их бранью.
Девушка рассказывала свою историю, лежа под кучей одеял в постели в Росс-Холле, в то время как вокруг суетилась ее ахающая и охающая мать вместе с ордой горничных. Фейт, казалось, даже позавидовала ей немного. Единственными мужчинами, которых миссис Темплтон допустила в комнату дочери, были Иган и Адам. Они внимательно слушали девушку.
Олимпия не могла описать, как выглядели похитители или тот, кого они встретили в холмах. Было слишком темно, а она висела на лошади вниз головой. К тому же она все время плакала.
– Чудовищный акцент? Не иначе то был уроженец Глазго, – предположил Иган, когда они с Адамом обсуждали услышанное с остальными.
– Точно, – согласился Хэмиш. – Они проглатывают все согласные, какие только есть на свете. – Я их говор вообще не разбираю.
– Она в порядке? – спросила Зарабет.
Синие глаза смотрели встревожено. Как она была прекрасна, сидя в изгибе кушетки работы знаменитого Дункана Файфа! В черных волосах играли отсветы огня в камине. Но выражение лица было виноватое.
Иган быстро сказал:
– Вы тут ни при чем.
– Ее похитили из-за меня.
– Нет, это я виновата! – вскричала Мэри. – Я привезла сюда девушек. Нужно было устроить смотрины в Эдинбурге, а не в этом диком краю.
– Тогда бы украли Зарабет, – возразил Иган. – И, спорю на что угодно, она не отделалась бы так легко.
– Им нужна только я. – Зарабет встретилась взглядом с Иганом. Ни тени страха не было в ее глазах. Она просто называла вещи своими именами. – Они не хотят никому вреда. Значит, они полагают себя людьми благородными, которые делают благородное дело.
– Что делает их еще опаснее, – сказал Иган. – Упаси нас Боже от фанатиков.
Время шло к рассвету, и Адам Росс приказал подать всем завтрак, прежде чем семейство Макдоналдов отправится домой. Мэри снова осталась в Росс-Холле. Уезжая, Иган слышал, как она извиняется перед эдинбургскими гостями, уверяя, что похищение людей – неслыханное дело в их горном краю.
– В наши дни, возможно, это итак, – рассказывал Иган, когда они скакали домой, и Зарабет снова сидела перед ним в седле. – Но лет сто назад или больше мы успешно воровали женщин. Враждующие кланы мирились, если их люди заключали браки между собой. Впрочем, это ненадежный способ.
– А женщины, разве они не протестовали? – спросила Зарабет, блестя глазами.
– И даже очень. Иногда они протыкали новоиспеченных мужей их же собственными мечами и убегали домой.
– Неужели правда? Или это одна из баек Чокнутого Горца?
Иган засмеялся.
– Кто знает? Но на всякий случай мы держим мечи подальше от Джеммы.


Они вернулись в замок и попали на полуденный пир, который устроила для них миссис Уильямс, невзирая на то, что они уже наелись в Росс-Холле. Свалившуюся балку уже успели убрать, но зияющая в потолке дыра осталась, напоминая Игану, как многое в замке нуждается в починке.
За ленчем появился и барон Валентайн собственной персоной, в человеческом обличье и аккуратно одетый. Он снисходительно слушал горцев, которые рассказывали, как много он потерял, не участвуя в поисках.
Затем Иган проводил Зарабет наверх, продолжая доказывать ей, что не спустит с нее глаз.
– Я побеседовал с бароном, – сказал он. – Если бы не он, нам бы нипочем не отыскать девушку в темноте. А к рассвету она бы замерзла насмерть.
Иган распахнул перед Зарабет дверь, и она поспешно юркнула в свою спальню. Как она устала! Под глазами залегли круги, и она едва сдерживалась, чтобы не зевать.
– Должно быть, он очень напугал бедняжку, – сказала она.
Иган фыркнул.
– Зато она может считать себя героиней: ведь ее чуть не съел волк.
– Наверное, так и есть.
Иган стоял, облокотившись о каминную полку. Жар огня в камине проникал под килт. Зарабет тяжело опустилась на кровать.
– У вас необычные друзья, – заметил он.
– Хорошие, преданные друзья.
– Да. И вы нашли много новых друзей здесь.
– Я благодарна им всем, – ответила Зарабет. – Поверьте.
Иган принял более непринужденную позу. Зарабет умирала от усталости, но упрямство не позволяло ей это признать. Она будет изображать любезную хозяйку, пока не свалится.
– Дорогая, ваши глаза закрываются сами собой. Может, принести подпорки? – вдруг сказал Иган.
Она взглянула на него сердито:
– Ночка, знаете ли, выдалась утомительная.
Иган пожал плечами, сохраняя безразличный вид.
– Тогда отдыхайте. Со мной вы в безопасности.
– С вами? О чем это вы?
– Помните, я сказал вам вчера? Отныне вы будете все время у меня на глазах.
– Да, но я не поняла это так буквально.
– Все время, каждую минуту.
– Иган, вы не можете все время находиться в одной комнате со мной. Это неприлично.
Он сложил руки на груди.
– Это мой дом, и я могу находиться в любой комнате, в какой захочу.
– Должно быть, вы сошли с ума. Мэри и Джемма не допустят…
– Моей сестре и Джемме не поручали заботу о вас. Ее поручили мне.
– Иган!
– Зарабет!
Она вскочила, ее глаза гневно блеснули. Щеки запылали. Она была прекрасна, стоя перед ним с гордо поднятой головой.
– Теперь я вижу, – сказала она, – что вы спасете мне жизнь, но погубите репутацию. Что скажет отец?
– Вероятно, что-нибудь вроде: «Благодарю, что сберег мою дочь, упрямую как осел».
Ее глаза вспыхнули:
– Упрямую как осел? Вот спасибо.
Иган подошел к ней. Она стояла, расправив плечи, гневно сверкая синими глазами.
– Встретив вас здесь, девочка, я не увидел той Зарабет, которую когда-то знал. Я видел женщину, искавшую убежища, женщину, надевшую маску благородной леди. Веселая девчушка исчезла, и я все время думал – что вы с ней сделали?
Она покраснела:
– Я повзрослела.
– Сначала я думал, это оттого, что вы напуганы. Такие вещи мне понятны. Но дело не только в этом, правда ведь?
Ее взгляд посуровел.
– Откуда вам знать? Вы уехали из дома моего отца и больше не возвращались. Вы не приехали на мою свадьбу. Ни разу не навестили отца. И это при том, что вы были на свадьбе Пенелопы и Деймиена! Вы ни разу не попытались увидеть меня.
Зарабет бросала ему в лицо эти горькие слова, и они больно жалили, потому что она была права. Но разве смог бы он объяснить, почему старался держаться подальше? Он не мог оставаться просто другом. Он попрал бы законы чести, забыл бы, что она замужем, и попытался бы принудить ее к постыдной связи. В Нвенгарии были в ходу свободные браки, и он постарался бы убедить ее сделать то же. Он хотел получить Зарабет тогда, хотел ее и сейчас. Разлука лишь сильнее разожгла его желание.
– Не помню, чтобы видел вас или вашего прелестного мужа на свадьбе Деймиена, – заметил он. – Я вас искал.
Разумеется, он высматривал ее в толпе гостей и в то же время боялся встретиться. Опасался, что не сдержит чувств, когда увидит ее рука об руку с другим мужчиной.
Ее глаза заблестели.
– Разумеется, его там не было. Из политических соображений – Себастьян никогда не был сторонником великого князя. Он хотел, чтобы верх взял эрцгерцог Александр.
– А когда Александр стал на сторону Деймиена?
– Себастьян покинул Александра, не пришел на свадьбу Деймиена в знак протеста.
Из писем, которые Иган получал от Деймиена, он знал, что Себастьян принадлежал к оппозиционной партии. Ее члены считали, что страна сильно выиграет, если там не будет великого князя. Себастьян и его единомышленники прошли путь от сердитых выкриков в совете герцогов до открытого мятежа, когда они с оружием в руках строили планы убить Деймиена. Иган не знал, каким образом об этом узнало Зарабет. Но она, чтобы предупредить Деймиена, храбро бросила вызов мужу, сбежав от него ночью. У него щемило сердце, когда он думал, через что ей пришлось пройти, какие опасности ей грозили.
– Почему вы не послали за мной, девочка? – не удержался он от вопроса. – Отчего не дали мне знать, что вы несчастны, что вам нужна помощь? Неужели забыли, что я ваш друг?
Мука в ее глазах разрывала ему сердце.
– Вы так и не приехали ни разу.
– В ту ночь у меня не было выбора.
Тогда он был готов обесчестить дочь лучшего друга, а ведь всего пару часов назад Олаф рассказал ему, какие надежды возлагает на брак Зарабет, когда она достигнет восемнадцатилетнего возраста. Эти планы никак не были связаны с шотландцем, который топил горе в виски и забавлялся со служанками из кабаков. Олаф хотел, чтобы Зарабет вышла замуж за герцога или иностранца королевских кровей. Ей дано было высокое положение по рождению; она должна была взлететь еще выше.
Вечно пьяного лэрда, в доме которого с завидным постоянством обрушивается потолок, никак не назовешь высокородным, по крайней мере не для Олафа. Игану Макдоналду не суждено было жить в пряничном домике с прекрасной принцессой.
Сейчас Зарабет сверлила его гневным взглядом, и ее глаза казались столь же синими и манящими, как в ту далекую ночь.
– Вы уехали, потому что я самым бесстыдным образом просила поцеловать меня? – спросила она. – Вам следовало рассмеяться и напомнить мне, что надо не терять головы. Мне было бы обидно, но со временем я пришла бы в себя.
У него пересохло в горле, когда он вспомнил долгую скачку прочь из ее дома. Он понимал тогда, что теряет нечто, чем, кстати, никогда не мог бы владеть.
– Но я не смог бы остановиться, не смог бы смеяться, – тихо ответил Иган. Он подошел к Зарабет совсем близко и взял в ладони ее лицо. – Думаете, мне не хотелось взять то, что вы мне предлагали? Я был пьян, а вы так прекрасны. Я мог бы повалить вас на пол и сделать с вами, что хотел, и не важно, о чем на самом деле вы думали. Вы жаждали поцелуя. Я же хотел получить все. Все! – Он тяжело вздохнул. – Вы не представляете, как мне было тяжело повернуться и уйти.
Она с трудом проглотила стоящий в горле ком.
– В ту ночь я бы дала все, что вы хотели.
У Игана закружилась голова. Какая сладкая у нее улыбка! Как его тянет к ней! Ему следовало бы дать медаль за то, что он нашел в себе силы тогда уйти.
– Да, – согласился он. – А потом горько пожалели бы.
Она тихо ответила:
– Вы разбили мне сердце.
Свое собственное сердце он тоже разбил.
– Простите меня, девочка. Ваш отец был для меня всем. Он вернул меня к жизни, когда никто в целом мире не верил в меня. Я любил его. Не мог же я отплатить ему бесчестьем единственной дочери! Я предпочел уехать.
Она потупилась, ресницы закрыли глаза.
– Конечно, со временем я это поняла. Разве можно предать дружбу из-за каприза восемнадцатилетней девчонки?
Кончиком пальца он погладил ее подбородок, хотя больше всего на свете желал провести пальцем вниз по ее горлу, расстегнуть пуговицы на ее корсаже и коснуться теплой окружности груди.
– Я не хотел вас оскорбить. Но оскорбил бы, если б остался.
Ее губы раскрылись, алые и зовущие. Он мог бы наклониться и прижаться к ним губами, провести языком, ощущая их на вкус. Он мог бы покрыть легкими, как перышко, поцелуями шею, поймать зубами верхнюю пуговицу скромного платья.
Наверное, ее взгляд смягчился бы, она вскрикнула бы, сдаваясь на милость победителя, и привлекла бы его к себе, как в ту ночь, много лет назад. Его руки проникли бы под платье и стянули бы его вниз, наслаждаясь нежностью ее кожи.
Иган впился ногтями в свои ладони. Ее нужно защищать, не совращать. И он достаточно умудрен жизнью, чтобы оставить ее в покое.
Его тело рвется к ней, едва хватает сил терпеть эту муку. К черту.
– Оглядываясь назад, – сказала она, отступая, – я предпочла бы, чтобы вы совратили меня в ту ночь. Тогда бы я не вышла за Себастьяна, и на мою долю не выпало бы столько испытаний.
Нельзя было, чтобы воображение увело бы его так далеко! Он повалил бы ее на пол, задрал бы юбки и прижался бы твердой плотью к жаркому потайному местечку. Он забрал бы ее невинность, зато лишился бы ее доверия и дружбы. Он погубил бы ее. Зарабет и ее отец никогда не простили бы его. Уж лучше сбежать – что он и сделал.
– Девочка, вы устали, – сказал он ласково. – Вам надо поспать.
Ее брови взлетели вверх, и она снова взяла шутливый тон, не ведая, что за мысли бродят в его голове:
– Если вы решите спать на диване, я не усну вообще из-за вашего храпа. Я лишусь и репутации, и хорошего сна.
– Нет. Я поставлю походную кровать за дверью вашей комнаты.
Зарабет удивилась:
– Что? Но вы сказали…
Иган смотрел, как она краснеет, осознавая вдруг, что он вовсе не собирался спать в одной с ней комнате.
– Вы ужасный человек, Иган Макдоналд!
Он поклонился ей преувеличенно низко.
– Обожаю маленькие розыгрыши. А теперь я ухожу, так что ничто не потревожит вашу стыдливость.
Его сердце глухо забилось, когда он представил себе – вот, оставшись одна, Зарабет медленно снимает с себя одно одеяние за другим. Затем, потянувшись, словно кошка, погладит усталые ноги, прежде чем скрыть наготу под ночной рубашкой.
Зарабет сделала страшные глаза.
– О, прошу вас, Иган, уходите же скорее.
Она отвернулась, а он пулей вылетел из ее спальни, боясь, что она увидит, как он возбужден.
* * *
Зарабет спала очень плохо.
Обдумав спор с Иганом, она пришла к выводу, что с ее стороны было просто смешно сердиться на него за то, что он ни разу не приехал в Нвенгарию. Он понятия не имел, что представляет собой Себастьян и через что ей пришлось пройти. Никто этого не знал, даже ее собственный отец, пока она не сбежала от Себастьяна и не поведала обо всем Деймиену.
Живя замужем, она никак не могла послать Игану весточку. Себастьян и его ненавистный секретарь барон Невил прочитывали каждое письмо, что она писала, и всегда обнаруживали письма, когда она пыталась отправить их тайно. Потом следовало наказание. Разумеется, Себастьян и пальцем ее не тронул – боялся разрушить благородный образ, который он пытался демонстрировать миру. Но его извращенный ум всегда находил способ наказать жену побольнее.
Она одевалась и вела себя так, как было угодно ему. Она могла разговаривать только с нужными людьми, посещать мероприятия, выбранные мужем. Непослушание строго каралось – он вымещал зло на Зарабет или, что еще хуже, на ее горничных. Мало-помалу ему удалось согнуть ее до земли, отлучить от друзей, даже от собственной семьи.
Себастьян следил за каждым ее шагом, но так и не догадался, что она владеет необычными способностями. Она узнала о планах убить Деймиена, уловив в голове мужа шальную мысль. Зарабет до сих пор помнила, какой ужас охватил ее той ночью. Она не могла больше прятаться и делать вид, что ничего не происходит. Поняла, что настала пора действовать.
Спустились сумерки, и Зарабет услышала храп Игана за дверью. Тогда она разрешила себе немного поплакать, испытывая уже не гнев, а облегчение. Здесь, в замке Игана, она чувствовала себя в безопасности. Тем более что ее охранял сам Иган.
Она встала и подошла к окну. Октябрьский день померк, наступила темнота, и скопления белых звезд проливали свой свет на долину. Озеро лежало, как мерцающее серебряное зеркало. Его пересекала блестящая лунная дорожка.
Она полюбила эту землю, и она поняла, почему Игам тоже ее любит. Этот дикий далекий край был частью его жизни. Иган мог жить вдали от него долгие годы и все-таки рвался назад.
Она услышала, как открылась дверь, почувствовала за спиной волну тепла. Иган! Он уснул, не раздеваясь – в льняной рубахе и килте. Жар его могучего тела обволакивал. Иган протянул руку к окну:
– Видите?
Зарабет проследила направление его пальца, и ей показалось, что она уловила слабое движение во тьме. Но, может быть, показалось?
– Что там?
– Мои люди. По крайней мере человек двенадцать патрулируют долину в любое время дня и ночи. Они сменяют друг друга, чередуя время отдыха и службы. Если бы Олимпия гостила в замке Макдоналд, похитители и близко бы к ней не подошли. Здесь безопасно. Вам не о чем тревожиться.
Ей ужасно хотелось откинуться назад, прислониться к нему.
– Я все еще чувствую себя виноватой перед Олимпией.
– Не ваша вина, что она решила гулять в одиночестве. Это опасно даже сейчас, в мирное время. У вас хватило бы ума этого не делать.
Зарабет не стала спорить. Но ей все еще было не по себе. Ведь Олимпия не ведала об опасности!
– А кто ваши люди? – спросила она, чтобы сменить тему. – Мне казалось, давно прошли времена, когда у лэрдов были собственные войска.
– Некоторые родом из семей, которые до сих пор считают себя на службе у лэрда. Есть несколько солдат из тех, что воевали в Испании. Им некуда и не к кому возвращаться. А некоторые потеряли земли и не желают идти работать на фабрики. Все они преданы мне и счастливы, что могут оказать вам услугу. Не назвал бы их армией, но я рад, что они со мной.
– Вы так много сделали для меня, а я еще не поблагодарила вас как следует.
– Я не сержусь на вас за это.
– Не потому, что я неблагодарная. Просто… просто мне трудно быть среди ласковых, сердечных людей.
– Ласковые? Мои домочадцы? Вы спите и видите сон?
Она спрятала улыбку.
– Они добры ко мне, если вам так больше нравится. Ваша семья добра ко мне. И Россы тоже.
– Если вам угодно так думать…


– Вы снова меня дразните. – Она обернулась и увидела, что он стоит совсем близко. – Вы обожаете меня дразнить.
– Да, это мое любимое занятие, – заявил он. – Никак не могу отказать себе в таком удовольствии.
Ее изголодавшееся сердце истекало кровью. Как она устала! Ей казалось, здесь, в высокой башне замка, во тьме, под звездами, они одни в целом мире. Зарабет дотронулась до его лица, и его глаза блеснули сквозь густые ресницы. Ее сердце гулко билось в груди.
«Не надо… Ты пожалеешь».
Но ей было все равно.
Приподнявшись на цыпочки, она поцеловала уголок его рта.
Застонав, он склонился к ней, и их губы встретились в нерешительном поцелуе. Потом Иган поймал зубами ее нижнюю губу и легонько прикусил – нежно, скрывая силу своего желания.
Его теплое дыхание согревало ее лицо. Зарабет ждала, что он снова отпрянет, оттолкнет ее и заявит, что она не для него! Но складка между его бровями залегла глубже, и поцелуй стал страстным.
Может быть, здесь не властно время, и весь мир потерял значение. Может быть, это заколдованный замок, где она сможет утолить желание своего сердца, закрывшись в стенах этой спальни.
Она чуть не засмеялась – что за глупая мысль! Но вместо того чтобы оторваться от его губ, она обхватила его талию, радостно уступая натиску.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Открой свое сердце - Эшли Дженнифер



книжка ничего читать можно но чего-та в ней не хватает
Открой свое сердце - Эшли Дженниферяна
23.01.2012, 0.47





Какой-то бестолковый роман. Одна сплошная муть. Не рекомендую.
Открой свое сердце - Эшли ДженниферАлина
16.08.2012, 16.26





А мне роман понравился.Здесь и любовь и страсть и нежность.Жаль что в жизни нет таких героев.
Открой свое сердце - Эшли ДженниферЮлия
15.12.2012, 11.43





отличный роман. интересное продолжение.всем рекомендую прочитать.
Открой свое сердце - Эшли Дженнифергалина
16.03.2014, 13.58





Мне понравилось. Не нудно, читается легко. Так что читайте девчонки)
Открой свое сердце - Эшли ДженниферКристина
29.06.2014, 19.15





вообще не понравилось. Неадекватная героиня - 5 лет она мучилась от близости с мужем и ненавидела его, так откуда у неё такая тяга к мужикам?? наоборот должно быть преодоление негативного опыта, а тут какая-то озабоченная дамочка и заторможенный герой. Интимные сцены где весь замок слушает как они тр..ются стуча в стену кроватью- непривлекательная картина. Неуместная мистика, чтение мыслей.. автор свалила в кучу всё что только можно
Открой свое сердце - Эшли ДженниферЭмма
22.02.2015, 13.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100