Читать онлайн Открой свое сердце, автора - Эшли Дженнифер, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Открой свое сердце - Эшли Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.01 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Открой свое сердце - Эшли Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Открой свое сердце - Эшли Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшли Дженнифер

Открой свое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4
Что у шотландца под килтом

– Иган! – Зарабет вскочила на ноги. Ее лицо пылало, а сердце билось как сумасшедшее.
Он посмотрел на нее с видом насмешливого удивления:
– Женщина, вы полагаете, я забыл стыд? Джейми!
Рыбачивший ниже по течению Джейми обернулся.
– Что?
– Что ты носишь под килтом?
Джейми недоверчиво уставился на Игана, словно не веря собственным ушам.
– Чего-о?
Иган приложил ладони ко рту.
– Я спрашиваю, парень, что ты носишь под килтом?
– Кожаные штаны до колена, что ж еще? В наших краях чертовски холодно.
Иган махнул ему рукой в знак благодарности, и Джейми отвернулся, недоуменно мотая головой.
Зарабет сложила руки на груди.
– Интересно, зачем вы это сделали?
– Так вы же сами хотели знать.
– Вы просто смешны.
Иган понимающе закивал:
– Вот теперь мне ясно. Вы хотели знать, что под килтом у меня, а не у шотландца вообще. Хорошо, девочка, я вам скажу. – Он шагнул к ней, нагнулся, глядя на нее сверху вниз, как накануне на балу. – Скажу. Когда-нибудь. Обещаю.
Он сделал шаг в сторону и наклонился, чтобы взять удочку. Килт потянулся вверх, обнажая сильные бедра, вообще ничем не прикрытые. Затем выпрямился и разразился смехом, поймав ее изумленный взгляд.
– Пытаетесь рассмотреть?
Она отшатнулась.
– Разумеется, нет!
Она оступилась на гладкой скале и чуть не шлепнулась навзничь. Иган успел подхватить ее на руки, и целую минуту она была в его могучих объятиях.
Его огромные ладони легли ей на талию, сильные и теплые. Она смотрела в его глаза, такие темные, а распахнутый ворот рубахи позволял ей видеть его грудь, поросшую темными волосками.
Кажется, Иган собирался ее поцеловать. Он, не отрываясь, смотрел на ее губы, разглядывая сначала верхнюю, потом нижнюю. Она ждала этого поцелуя с замиранием сердца, прекрасно сознавая, что не будет его останавливать.
Она потеряла стыд. Себастьян разрушил ее веру и смертельно оскорбил. Зарабет чувствовала себя опустошенной и раздавленной. Но тут был горец, готовый излечить раны ее сердца.
Она не противилась, когда он провел влажным языком по ее нижней губе. Его грудь вздымалась и опадала в такт участившемуся дыханию, а потом он придвинулся чуть ближе, по-прежнему не сводя взгляда с ее губ.
Зарабет хотела его с бешеной яростью – не думала даже, что на такое способна. Пусть уложит ее в грязь и овладеет ею прямо здесь! Или перебросит через плечо и потащит в замок. Она не станет сопротивляться.
Он оторвал взгляд от ее губ и посмотрел ей в глаза.
– Иган, – шепнула она.
– Нам пора возвращаться, – сказал он тихо. – Слишком холодно. Зря я привел вас сюда.
– Не сейчас! – Зарабет попыталась улыбнуться, старательно делая вид, что вовсе не жаждала его поцелуя. – Я устала вечно скрываться, устала жить в золотой клетке.
– Золота в замке Макдоналд, прямо скажем, с огнем не сыскать, – сказал Иган. – Там лишь чертова прорва шотландцев.
Он говорил по-прежнему тихо, словно боясь ее напугать:
– Они мне не мешают.
Набравшись храбрости, Зарабет подняла руку и коснулась его щеки. Он стоял неподвижно, позволяя гладить себя по лицу, как вчера в бальном зале, не отшатываясь в страхе, как в тот раз, когда до него дошло, что он заснул рядом с ней на постоялом дворе.
Она заставила себя опустить руку и отступить, освобождаясь из его объятий. Иган не стал ее удерживать. Пальцы ухватили ее за локоть, помогая устоять на ногах. Он был прав – действительно похолодало. Пора возвращаться домой.
Она пошла взять свою удочку, а Иган скользнул мимо нее, чтобы вытащить сеть с пойманной рыбой. Сеть оказалась пуста. Зарабет грустно заметила:
– В ней дыра.
Иган опустил сеть. Он тоже был расстроен.
– Вся рыба ушла назад, на свободу.
Он прошел мимо нее, схватил удочку и пошел по тропе, крикнув на ходу Джейми, чтобы тоже возвращался.


Джейми наловил порядочно рыбы и теперь размахивал связкой, взбираясь вверх по холму. За ним шла Зарабет, слушая шаги Игана за спиной. На некотором расстоянии за ними следовали лакеи.
Она все еще чувствовала на себе его ладони. Ей все еще было до смерти обидно, что он предпочел не целовать ее. А она так хотела, чтобы он ее поцеловал. Ей хотелось почувствовать прикосновение его губ, уколы его языка, головокружительный восторг оттого, что снова была в его объятиях.
Но Иган оказался человеком чести. Она всегда это знала, да и отец не раз напоминал ей, когда пять лет назад Иган покинул Нвенгарию. Сейчас она двадцатитрехлетняя женщина, но в его глазах она навсегда будет малышкой Зарабет, дочерью человека, которого он глубоко почитал. Для Игана честь превыше всего, а ей только и остается, что с досады проглотить собственный язык.
Во дворе замка стояла блестевшая черным лаком карета с вызолоченными спицами. Кучер в красной ливрее торопливо счищал грязь, налипшую на расписные борта по дороге. Зарабет и двое ее спутников застыли в воротах.
– Вот черт, – пробормотал Иган.
– Что такое?
Зарабет инстинктивно придвинулась к нему, ища защиты. По бокам встали ее лакеи, готовые схватиться за оружие. Она привыкла всегда быть начеку и не полагала себя в безопасности даже здесь, в глуши. Тем не менее она была уверена – никто не следил за ними на реке. Она не уловила ничьих враждебных мыслей. Там были только Джейми да охрана.
– Сестра!.. – простонал Иган. – Помоги нам Бог…
В холле уже стояла дама в вычурном синем дорожном платье, с прической, ощетинившейся многочисленными страусовыми перьями. Мэри Камерон была похожа на брата: те же карие глаза и непокорные темные кудри. Вокруг сновали слуги, спешившие отнести наверх многочисленные сундуки и коробки.
Зарабет читала в уме Мэри – та мысленно пробегала список дел, которые предстояло сделать, ничего не упустив. Она была взволнована. Но было и еще кое-что, запрятанное поглубже: одиночество, настороженность, обида. Ей казалось, что ею пренебрегают! Похоже, Мэри старалась занять себя делами по горло, лишь бы не думать о других, очень неприятных для нее вещах.
Мэри нетерпеливо стянула перчатки и, не замечая, что за спиной брата стоит Зарабет, заявила:
– Иган, как ты мог! У нас важная гостья, а ты даже не позаботился о том, чтобы послать мне записку, когда ее ждать. Что я узнаю, не успев выйти из кареты? Что она уже здесь!
– Вряд ли я мог предупредить о ее прибытии, если предполагалось, что ее приезд сюда – тайна, – проворчал Иган.
– Но не для меня, твоей родной сестры. Пришлось Дугалу сказать мне. Хоть он любит свою мамочку. – Она покосилась на Джейми, который не выпускал из рук связку с рыбой. – Отнеси это на кухню, Джейми. От них невыносимая вонь – что подумает принцесса?
– Привет, тетя, – смиренно ответил Джейми и пошел к лестнице, ведущей на кухню.
Мэри круто обернулась и наконец заметила Зарабет. Слова застыли на ее губах, а выражение лица быстро менялось – тревога, гнев и, наконец, смущение.
– Ваше высочество.
Она низко, слишком чопорно присела.
– Прошу прощения, меня не было дома, чтобы приветствовать вас надлежащим образом.
Зарабет сняла грязные перчатки и подошла к хозяйке дома, протянув ей руку:
– Я не принцесса, миссис Камерон. Не нужно так ко мне обращаться.
Мэри поспешно выпрямилась:
– Но Иган сказал мне…
– Меня титуловали принцессой, но я не из королевской семьи – мы дальняя родня правящей династии. Это как в русских семьях: дети князей – князья и княжны. Проходит немного времени – и у всех княжеские титулы. – Зарабет улыбнулась, чтобы показать, что вовсе не обижена.
Мэри смягчилась:
– Простите. Мой брат ничего не смыслит в этикете. Как же вы позволите мне к вам обращаться?
– Думаю, мы отлично поладим, если вы будете называть меня по имени – Зарабет.
Мэри снова покраснела.
– Для меня истинное счастье приветствовать вас в своем доме, Зарабет.
За ее спиной Иган закатил глаза к небу.
– Мэри, ты в замке Макдоналд, а не в светском салоне.
Взглянув на брата, Мэри чуть не закричала:
– В каком ты виде? И пахнет от тебя рекой да рыбой. Что подумают о тебе наши гостьи из Эдинбурга? Да им одного взгляда хватит, чтобы пуститься без оглядки назад в Эдинбург, так что иди и приведи себя в порядок. Будь умником, братик.
– По мне так пусть уезжают сию же минуту. Не участвую я в твоих затеях.
Не обращая на него внимания, Мэри улыбнулась Зарабет.
– Я так рада, что мы наконец встретились. Позвольте мне сначала разобрать вещи с дороги, и я велю Уильямсу подать нам чай. – Она протянула руку Зарабет, и та пожала ее, радуясь по крайней мере, что знает, как себя вести в такой ситуации.
Они двинулись к лестнице, чтобы подняться в свои комнаты. И в этот момент в замке появился барон Валентайн, вернувшийся с рыбалки. Мэри замедлила шаг. Валентайн даже в человеческом обличье имел зловещий вид, словно хищный зверь, которого не удержать оковами цивилизации.
Мэри широко раскрыла глаза, наблюдая, как барон идет к Игану. Валентайн не остановился, не стал дожидаться, когда его представят. То ли ему уже сообщили, что прибыла хозяйка дома, то ли сам догадался. Обежал Мэри глазами, и Зарабет вдруг уловила острый всплеск его интереса. На миг Валентайн встретился глазами с Мэри, на один напряженный миг.
Иган и Валентайн вышли, а Мэри осталась стоять с застывшим взглядом на то место, где только что стоял Валентайн.
– Кто?..
– Барон Валентайн, – сказала Зарабет, взяв ее за руку. – Его отрядили меня охранять. Вы привыкнете к нему.
Она не стала говорить всякие ободряющие банальности – что он вполне мил, когда узнаешь его получше. Ведь и сама Зарабет не знала, может ли Валентайн быть милым. Она очень мало знала об этих загадочных существах – логошах. Во время их странствий Валентайн держался особняком, несмотря на ее попытки вызвать его на разговор. Да и мысли его прочесть получалось плохо – его секреты так и остались для нее секретами. Зарабет даже удивилась, почувствовав его интерес, когда он смотрел на Мэри.
А Мэри шла вверх по лестнице в сопровождении Зарабет, но ее взгляд то и дело возвращался туда, где стоял Валентайн. Лицо у нее было встревоженным.


По настоянию Мэри Зарабет приняла горячую ванну после «пытки рыбалкой».
– Как смел мой брат тащить вас в грязь и сырость, – возмущалась она. – Это переходит всякие границы.
Зарабет настаивала, что сама хотела пойти на рыбалку, но Мэри, которая никак не могла прийти в себя после встречи с бароном Валентайном, продолжала нервно повторять об Игане:
– Я слышала, как о нем рассказывали, что он умудрился явиться в драном килте в один из венских дворцов. Как неприлично!
Зарабет знала – Иган нарочно играл в игру под названием Чокнутый Горец, притворялся невежественным обитателем шотландского захолустья с невообразимым акцентом, и его причуды веселили всех. А ему хотелось, с одной стороны, расположить к себе людей, а с другой – в случае нужды скрыть свой изощренный ум.
Пока Зарабет купалась, Мэри прислала ей чистые платья – богато расшитые одеяния из батиста, украшенные оборками по подолу. Но Зарабет выбрала платье в клетку, одно из тех, что накануне переделала для нее Джемма. Перепуганной горничной Зарабет объяснила, что выбирает его, потому что оно ей в новинку.
По правде говоря, ей не хотелось снова возвращаться в образ высокородной дамы. В платье из шотландки она могла легко себе представить, что ей удалось ускользнуть, что она в безопасности в этой чужой далекой стране.
Одевшись, Зарабет отослала горничную и вышла из комнаты, направившись в галерею, окружавшую главную лестницу. На верхней площадке огромные часы принялись звучно и медленно отбивать время.
У Зарабет не было случая изучить замок, ведь с момента приезда сюда у нее не было ни минутки свободной. Теперь она с интересом смотрела вокруг. Замок Макдоналд, высокий и массивный, вырастал прямо из скалы горой острых камней. По центру башни шла винтовая лестница полированного дерева, явно построенная много позже самого здания. Галерея с деревянными перилами была на площадках каждого этажа. Замок строили для битв. Когда война перестала быть смыслом жизни, добавили немного роскоши: полированные перила, обшитые деревянными панелями двери и ковровые дорожки в залах.
Каменные стены каждого этажа украшали портреты Макдоналдов с седой древности до новейшего времени. В конце галереи, возле часов, она обнаружила портрет отца Игана – широкоплечего мужчины с суровым лицом, а в глазах его сверкали золотистые крапинки, как у Игана. Рядом висел портрет женщины с ласковой улыбкой и темно-русыми кудрями. Очертанием лица она так напоминала Игана и Мэри, что у Зарабет не было сомнений – это их мать.
Нашла она здесь и портрет самой Мэри. Она стояла, высокая, вытянувшись в струнку, с гордо поднятым подбородком, положив руку на спинку стула, где сидел малыш Дугал, держа на руках щенка. Мэри на портрете взирая высокомерно, словно бросая миру вызов – смотрите, я прекрасно справляюсь сама, благодарю покорно.
Затем Зарабет подошла к портрету, висевшему по другую сторону от портрета отца. Сначала ей показалось, что это Иган, но, приглядевшись, поняла, что ошиблась. Молодой человек казался открытым и искренним, как Иган, на его лице играла улыбка, глаза лукаво блестели. На нем была военная форма – килт и красная куртка, высокую шапку он зажал локтем. Взволнованное молодое лицо воина, рвущегося в битву.
Наверняка это Чарли, младший брат Игана. Его портрет висел на почетном месте, в начале галереи, рядом с отцовским. Иган воевал в том же шотландском полку, однако, как ни старалась Зарабет, его портрета найти ей не удалось.
Она пошла на следующий этаж. Но и здесь не было портрета Игана, только виды озера Лох-Аргонна да поблекшие от времени изображения мужчин и женщин рода Макдоналд, глядевших на нее из далекого прошлого. На верхних этажах комнат было меньше, двери были обшарпанные и поблекшие, как и картины.
Дверь комнаты, расположенной по центру тремя этажами выше ее спальни, была приоткрыта, и оттуда раздавался баритон Игана. Она замерла, прислушиваясь, и вдруг с изумлением догадалась – он поет.
Зарабет и раньше доводилось слышать пение Игана. Как правило, он во весь голос и невероятно фальшивя, исполнял шотландские баллады. Чокнутый Горец развлекал публику в элегантных салонах. Теперь же он пел тихо и на удивление красиво.
Она разобрала слова – там было что-то о том, как славно лежать на мягком вереске, на пледе, обнимая красивую девчонку. Предательское воображение заработало. Зарабет представила, как лежит на пледе вместе с Иганом, придавленная тяжестью его тела, и пурпурное вересковое поле простирается до самого горизонта. Он ерошит ей волосы, прижавшись губами к ее губам, и его тело покоится между ее ног.
Стоя в пустом холле, закрыв глаза, Зарабет раскачивались в такт песне. Чувственная и сладкая мелодия о любви горца к его красивой подружке. Если бы только…
Она услышала тихий плеск воды и открыла глаза, возвращаясь к действительности. Иган принимал ванну!
Благовоспитанной молодой леди, хозяйке великосветского салона, какой была Зарабет, следовало немедленно удалиться, тихонько уйти вниз по лестнице. Ей и в голову не пришло бы подкрасться на цыпочках и заглянуть в приоткрытую дверь.
Едва дыша, она прижалась лицом к щели, устраиваясь так, чтобы видеть комнату. Иган лежал в ванне, спиной к двери. Голова откинута назад, мокрые волосы падают гривой спутанных кудрей, тихая песня летит в потолок. Руки покоятся по бокам ванны, смуглая кожа лоснится от воды.
Зарабет представила – вот она тихо подходит сзади и гладит его руки и плечи. Прижимает его голову к своей груди, и ей все равно, что платье намокает. Иган открывает глаза и улыбается ей, а потом увлекает ее к себе, и его поцелуй смешивается с горячей водой.
Не ее дело мечтать о подобном, а уж тем более подглядывать в щель, как влюбленная горничная. Но, как ни пыталась она заставить себя уйти, ничего не получалось. Ее туфли, казалось, приросли к полу.
Песня закончилась. Иган тихо напевал мелодию, и его голос обволакивал, как шелк. Так бы и слушать его всю жизнь.
Ей почти удалось убедить себя в том, что самым благоразумным было бы уйти, когда Иган вдруг схватился за края ванны и встал. Теперь целой армии было бы не под силу увести Зарабет прочь. Он встал, как бог из морской пены, и вода стекала с его тела, образуя лужицы на полу по бокам ванны. Она замерла, пораженная зрелищем его великолепно вылепленной спины, сильных бедер и ягодиц.
Он весь был смуглый от солнца. Там, где его обычно прикрывал килт, кожа была немного светлее, как будто летом он ничего больше не носил. От мысли о его наготе, открытой солнцу и ветру, у нее пересохло в горле.
Волосы свисали вниз, наполовину закрывая спину, тяжелые от воды. Ручейки стекали по спине и ягодицам. Мускулы играли в такт движениям рук, когда он вытирал воду с лица.
Добряк Иган Макдоналд был красивым мужчиной, и Зарабет всегда об этом знала. В Нвенгарии он очаровывал каждую встреченную даму, и малышка Зарабет сгорала от ревности. Зарабет-женщина могла только смотреть в благоговейном восторге. Теперь ей было понятно, отчего дамы так старались заманить его в свои сети.
Насвистывая, Иган потянулся за халатом. Над камином висело зеркало, слегка наклоненное вниз. Оно вдруг отразило его тело – вид спереди, – ничего не скрывая, прежде чем он успел набросить халат.
У Зарабет подкосились ноги. Когда в комнате на постоялом дворе Иган стоял возле постели, он был завернут в плед. Теперь все было открыто взгляду – плоский живот и свисающий могучий ствол, основание которого таилось в густой поросли темных волос.
Созерцание чувственной красоты его тела зажгло огонь в се жилах, пульс участился. Ей хотелось только одного – пойти к нему, просунуть руки под полы просторного халата. Его тело было бы влажным и теплым, и его глаза туманились бы желанием.
Должно быть, она ахнула или неосторожно пошевелилась, потому что Иган вдруг обернулся – не тревожно, а, скорее, лениво, словно ему было безразлично, кто мог бы за ним подсматривать. Его взгляд задержался на приоткрытой двери, но Зарабет он не заметил или сделал вид, что не заметил.
Зарабет бесшумно отступила назад, а потом повернулась и быстро пошла по галерее прочь, прислушиваясь к бешеному стуку собственного сердца.


На вторую половину дня Джемма договорилась о портнихе, и Зарабет была очень занята – с нее снимали мерки. Разумеется, готовых нарядов придется дожидаться не один день, будут еще и примерки. Но она была рада этому – выбирать фасоны вместе с Мэри, вертеться в руках портнихи – лишь бы не думать об Игане. Не помогло!
Снова и снова воскрешала она в памяти миг, когда Иган встал из ванны. Фантазия рисовала заманчивые картины – вот он приглашает ее войти, и на его губах играет распутная улыбка. Она в его объятиях, и платье намокает, а потом они вместе опускаются в горячую воду.
Она грезила об этом ночь напролет, просыпаясь в поту, с рукой, прижатой к низу живота. Зарабет стонала, пытаясь изгнать непристойные видения, но стоило ей закрыть глаза, как они возвращались опять.
На следующий день, облачившись в одно из платьев Мэри, Зарабет приготовилась нанести визит Россам – Адаму и Пирсу.
Игана в конце концов уговорили тоже отправиться в Росс-Холл, хотя он упрямо отказывался участвовать в матримониальной затее Мэри. Он решительно не захотел сесть в экипаж вместе с сестрой и Зарабет, заявив, что приедет попозже. У него, видите ли, важное дело – ведь Мэри не забыла, что жизнь Зарабет в опасности?
– Тогда, думаю, тебе лучше бы поехать с нами, – сказала Мэри, – если ты хочешь ее охранять.
– С вами барон Валентайн и куча сопровождающих. А мне с Хэмишем надо кое-кого повидать.
– Что ж, очень хорошо, – сердито ответила Мэри.
А Зарабет даже обрадовалась, что Игана с ними не будет. Сидеть напротив него в тесном пространстве экипажа – нет, спасибо. Его ноги будут в дюйме от нее, а могучее тело займет слишком много места. Она не удержится и сделает глупость, например, упадет на него. Пусть лучше он присоединится к ним позже, а она поедет с Мэри. Никакого соблазна.
Росс-Холл лежал в пяти милях от замка Макдоналд. Предстояло переправиться через реку, потом ехать по извилистой дороге. Путешествие заняло немногим более часа и закончилось в зеленом парке с украшенными резьбой воротами.
Ухоженная дорога вела к просторному дому современной постройки, с дорическими колоннами и сверкающими окнами. Деревья, которыми была обсажена подъездная аллея, образовали над дорогой низкую арку. Осень уже окрасила их кроны золотом и багрянцем; ветви царапали крышу кареты. День выдался тихий и свежий. От вчерашней непогоды не осталось и следа.
Все казалось таким обычным! Карета несла Зарабет в гости к соседям, слуги, облаченные в штаны до колен, толпились у парадного входа, чтобы встретить прибывших. Но карету сопровождал эскорт горцев с револьверами, и Зарабет видела всадников, мелькающих за деревьями и кустами. Вместе с горцами ехал и барон Валентайн, который куда-то пропал, стоило им прибыть в Росс-Холл.
Они вошли в огромный холл со сводчатым потолком, эхом отражавшим звуки шагов и голосов. Стены были увешаны картинами. Зарабет узнала работы знаменитого шотландского художника Рэмзи, а также картины кисти Гейнсборо, Рейнолдса и Стаббса.
Их встретил Адам Росс – с головы до пят хозяин дома. На нем был клановый килт длиной до колена, однако батистовая рубашка, муаровый жилет и темный фрак могли бы запросто принадлежать завсегдатаю какого-нибудь фешенебельного лондонского клуба.
Зарабет улыбнулась:
– У вас очень красивый дом.
– Мой отец разбирался в архитектуре, – скромно ответил Адам. – Он в основном и спроектировал дом.
Слуги забрали у них плащи, и Адам повел их в просторную гостиную, обставленную изысканной мебелью. Там стояло также пианино, на стенах висели картины. Каждый уголок этой гостиной так и кричал о богатстве хозяев. Никаких тебе сквозняков или падающих с потолка балок!
С кресел поднялись двое мужчин лет примерно пятидесяти и встали рядом с двумя почтенными леди того же возраста. Обе женщины полные, разряженные по последней моде. Различались они только цветом волос и глаз, а без этого их можно было бы принять за зеркальные отражения друг друга.
Из-за пианино вскочили две молодые леди, обе в целомудренных нарядах из бледного муслина. У обеих волосы на лбу были уложены кольцами, почти закрывавшими глаза, что придавало им вид школьниц, смотревших на мир из-под длинной челки. Одна из девушек была блондинкой; у другой волосы были темные, как у Зарабет. У обеих ярко блестели глаза, и еще ослепительнее сияли улыбки. Они присели в глубоком реверансе.
– Ваше высочество, – сказали они хором, а затем недовольно уставились друг на друга.
Мэри взяла на себя обязанность представить присутствующих друг другу. Девушки стояли молча, дожидаясь, пока гостье представляли их родителей. Но мысли девиц, колкие и сердитые, пробивались сквозь защиту Зарабет.
«Мой реверанс был лучше. Почему принцесса не кивнула мне полюбезнее, если мой реверанс был лучше?»
«Значит, вот как одевается нвенгарская принцесса? Так же безвкусно, как Мэри Камерон».
«Я сяду играть первой. Принцессе захочется, чтобы я сыграла первой».
И обе лихорадочно размышляли: «Где же мистер Макдоналд? Отчего он не приехал?»
Зарабет с трудом смогла сосредоточиться на беседе с их родителями, бросая нужные реплики в нужное время. Одно из семейств называлось Бартон, другое Темплтон. Все были шотландцами по рождению, но говорили по-английски без малейшего намека на акцент, столь милый сердцу Зарабет. Она не уловила от них никакого ощущения опасности. Только банальности насчет того, как богат Адам, и хорошо бы, чтобы Иган тоже оказался богатым. Вот была бы партия для дочек, не грех и похвастать.
Дочерей звали Фейт и Олимпия. Златовласая Фейт представляла семью Бартон. Темноволосая Олимпия носила фамилию Темплтон.
– Какое милое платье, – сказала Олимпия.
Именно она в мыслях назвала наряд Зарабет безвкусным.
Затем на плохом французском девушка добавила:
– Должно быть, для официальных приемов.
– Вы очень добры, – любезно ответила Зарабет.
– Я прочла все о Нвенгарии, – вступила в разговор Фейт и в мыслях продолжила, что считает такую тему для беседы слишком скучной. – Никогда там не была. Лучше я поеду в Париж.
Зарабет согласилась:
– Париж – чудесный город.
Наконец все уселись. Адам по-прежнему играл роль хозяина дома, но лицо у него было слегка мученическим: «О чем думала Мэри?» Его мысли неслись куда-то прочь.
Но, несмотря на недовольство девушек, ни одна не изъявляла ни малейшего намерения уехать, пока не поймает в брачные сети знаменитого Игана Макдоналда, прекрасного лэрда.
Леди даже не представляли себе, как он красив! Из их болтовни Зарабет поняла, что они с ним ни разу не встречались. Она надеялась, что никто не прочтет ее собственные мысли, которые то и дело возвращались к чудесному видению – Иган встает из ванны, блестящий от воды, а зеркало позволяет ей видеть каждый уголок его тела.
«Каждый!»
Ей нужно владеть собой, а то застынет на месте с глупой улыбкой. Но ее самообладание давно разлетелось на куски…
Мэри завела оживленный разговор с эдинбургскими гостями. Адам попивал чай и мечтал – убрались бы подальше эти Бартоны вместе с Темплтонами. Его брат Пирс сбежал в Глазго. – «Трус».
Наступило время сыграть на пианино. Удивительно, но Олимпия с легкостью предоставила Фейт играть первой. Миссис Темплтон была довольна: этот жест свидетельствовал о щедрой натуре Олимпии. А сама Олимпия думала:
«Я играю намного лучше, чем она. Моя игра покажется еще лучше после ее какофонии».
Фейт начала играть избитую вариацию мелодии Моцарта. Мэри слушала ее игру, блестя глазами и наливаясь восторженным румянцем. Адам спрятал за чашкой чая кривую ухмылку. Бартонов распирало от гордости. Темплтоны презрительно улыбались.
Фейт закончила и поклонилась. Все зааплодировали. К пианино поплыла Олимпия, задрав нос. Раскрыла ноты, заиграла.
Играла она действительно чуть получше, чем Фейт, но петь ей точно не стоило бы. Слабеньким дискантом она выводила трели, то и дело фальшивя и пытаясь взять ноты, которые не всегда удаются даже оперным сопрано. Адам вдруг вскочил и бросился к окну.
«Не может сдержать слез восторга», – радостно подумала миссис Темплтон.
За дверями гостиной послышался странный звук. Вскочив, Мэри чуть не пролила чай себе на платье. Адам застыл на месте, его мысли звучали, подобно колокольному звону: «Ох нет! Только не это!»
Звук раздался снова, как будто заревел медведь. Олимпия прекратила игру, но затем решительно продолжала.
Двустворчатая дверь гостиной внезапно распахнулась настежь. Появился Хэмиш Макдоналд. На нем красовались килт для верховой езды и грязные сапоги. Он остановился, оценил произведенный эффект и провозгласил:
– Да здравствует Иган, лэрд замка Макдоналд!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Открой свое сердце - Эшли Дженнифер



книжка ничего читать можно но чего-та в ней не хватает
Открой свое сердце - Эшли Дженниферяна
23.01.2012, 0.47





Какой-то бестолковый роман. Одна сплошная муть. Не рекомендую.
Открой свое сердце - Эшли ДженниферАлина
16.08.2012, 16.26





А мне роман понравился.Здесь и любовь и страсть и нежность.Жаль что в жизни нет таких героев.
Открой свое сердце - Эшли ДженниферЮлия
15.12.2012, 11.43





отличный роман. интересное продолжение.всем рекомендую прочитать.
Открой свое сердце - Эшли Дженнифергалина
16.03.2014, 13.58





Мне понравилось. Не нудно, читается легко. Так что читайте девчонки)
Открой свое сердце - Эшли ДженниферКристина
29.06.2014, 19.15





вообще не понравилось. Неадекватная героиня - 5 лет она мучилась от близости с мужем и ненавидела его, так откуда у неё такая тяга к мужикам?? наоборот должно быть преодоление негативного опыта, а тут какая-то озабоченная дамочка и заторможенный герой. Интимные сцены где весь замок слушает как они тр..ются стуча в стену кроватью- непривлекательная картина. Неуместная мистика, чтение мыслей.. автор свалила в кучу всё что только можно
Открой свое сердце - Эшли ДженниферЭмма
22.02.2015, 13.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100