Читать онлайн Открой свое сердце, автора - Эшли Дженнифер, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Открой свое сердце - Эшли Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.01 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Открой свое сердце - Эшли Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Открой свое сердце - Эшли Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшли Дженнифер

Открой свое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11
Кольцо Данмарран

Зарабет догнала его на полпути вниз, и дальше они шли бок о бок. Чем ближе подходили они к кругу, тем сильнее становилось исходящее от камней покалывание, пока в такт с ним не завибрировало тело Зарабет.
– Это волшебное место, – сказала она.
– Данмарран? Согласен. Люди говорят, он стоит уже две тысячи лет. О нем упоминают даже римские хроники. Никто не знает, зачем его построили, как и другие каменные круги в Британии.
Это было древнее место, пропитанное волшебством тысячелетий. Как только Зарабет вступила в бесснежный круг, у нее возникло чувство, что кто-то наблюдает за ней из глубины веков. Хотя никто не помнил имен богов, в честь которых воздвигли такие камни, но это явно было священное место.
– Вот почему здесь нет снега, – прошептала Зарабет.
– Может, и так, – сказал Иган у нее за спиной. – Я думаю, здесь, глубоко под землей, бьет горячий источник, от тепла которого на поверхности снег тает. Наверное, камни поставили, чтобы отметить место, где когда-то бил ключ.
Покалывание, которое она чувствовала всей кожей, исходило отчего-то более мощного, чем горячие минеральные источники.
– Верите ли вы хоть во что-то?
– Конечно, верю.
Он говорил так тихо, что Зарабет обернулась, чтобы расслышать. Иган стоял прямо у нее за спиной, и его высокая фигура заслоняла ее от ветра.
– Девочка, я должен сообщить вам кое-что.
Он помрачнел. У Зарабет упало сердце.
– Что такое?
Ветер развевал подол килта. Несколько прядей темных полос выбились из косицы и упали ему на лицо. Иган был похож на древнего скотта, который явился к священным камням, чтобы сотворить магический обряд.
– Я получил послание от Деймиена. Вы же знаете, у него есть колдун, который изобрел способ обмениваться сообщениями с помощью магии.
Это Зарабет было известно. Деймиен объяснил ей на прощание, что будет поддерживать с ней связь через Игана.
– Вот почему я вас искал, – негромко продолжал Иган. – Сегодня я получил известие, что ваш развод вступил в силу. Теперь вы свободны.
Свободна.
Земля ушла из-под ног Зарабет. Поглядев вниз, она с удивлением поняла, что все еще стоит. Ей бы вздохнуть с облегчением и возрадоваться, но она чувствовала себя так, словно ее уносит течение могучей реки и никакое волшебство не поможет ей выбраться на берег. Зажав руками рот, она с трудом подавила рвущиеся наружу рыдания.
– Вам плохо? – Теплая рука Игана легла ей па плечо. – Вы так сильно любили мужа?
– Любила? – Зарабет отпрянула. Кольцо на пальце вдруг сделалось обжигающим. Сдернув его поскорее, она с криком швырнула его подальше. Блеснул золотой луч, и кольцо исчезло в высокой траве. – Я ненавидела его всеми фибрами души! – закричала она. – Не раз я желала ему смерти!
Она уже не могла остановиться. Зарабет преподали немало жестоких уроков, пока она не научилась сдерживать язык. Но сейчас она выкрикнула то, что накопилось на сердце.
– Почему? – твердым голосом потребовал ответа Иган. – Что он вам сделал?
– Не спрашивайте. Ради Бога не спрашивайте. Зарабет хотела бы оставаться спокойной, но слова вырывались сами:
– Он наказывал меня. Если я делала что-то не так – не так разговаривала, не так одевалась, не так вела себя или думала не то, что он велел, – он наказывал меня.
Иган зло блеснул глазами:
– Он поднимал на вас руку?
– Зачем? Было много других, не менее жестоких способов. Если я позволяла себе заговорить с кем-то, кого он не одобрял, меня запирали в моих комнатах на несколько дней без еды и питья. Моя горничная пыталась было тайком приносить мне крошки с кухни, но я боялась – не дай Бог, он узнает об этом…
– Еще что? – прорычал Иган.
– Если я одевалась не так, как ему хотелось, он отнимал у меня всю одежду, кроме нижней сорочки. Я могла бы сопротивляться, но он проделывал то же с моими горничными, и они чувствовали себя такими несчастными и униженными!
– Еще?
– Зачем вам знать все это? Если я осмеливалась сказать что-то не то при людях, он грозился – как он выражался – «поставить меня на место». Я так и не узнала, что он имел в виду, да и знать не хочу.
Горючие слезы потекли по ее щекам.
– Я не могла сбежать, потому что он следил за каждым моим шагом. Не спускал с меня глаз, как с преступницы в тюрьме. Нет, скорее я была умалишенной в сумасшедшем доме.
Иган прижал ее к груди, и она уткнулась лицом в его плащ, наслаждаясь запахом шерстяной материи и мужским запахом Игана. Его объятия, словно одеяло, защищали ее от холода.
– Вам следовало дать мне знать, – сказал он ей в волосы. – Почему вы мне не сообщили?
– Не могла. Его слуги обыскивали мои комнаты, у меня забирали бумагу и перья – мне приходилось их выпрашивать, когда нужно было написать письмо. А потом его секретарь относил письма Себастьяну, чтобы тот их прочитал. Я пыталась придумать способ обмануть моих стражей, но потом поняла, что проще сдаться. Если я подчинялась, он оставлял меня в покое.
Она слышала, как бьется сердце в его могучей груди.
– Проклятие!
– Вы бы все равно не узнали. Даже отец ничего не знал, и Деймиен тоже, поэтому они ничего вам не сообщали. Никто не знал. Я сделалась мастерицей скрывать правду. Не понимаю, зачем рассказываю все это сейчас.
– Это Кольцо Данмарран, – сказал Иган. – Если верить легенде, стоящий внутри круга человек говорит только правду.
Зарабет подняла голову:
– В самом деле? Ужасно.
– Да. Поэтому сюда никто не приходит.
Как он мрачен! Зарабет никогда не видела Игана таким yугрюмым, даже когда он говорил о Чарли. За пеленой грусти угадывалась клокочущая в его душе ярость. Она спросила:
– Зачем вы заставили меня признаться?
– Хотел, чтобы вы поняли: ему до вас не добраться. И еще я должен был узнать, что таит в душе моя Зарабет. – Он приподнял ее подбородок, чтобы взглянуть Зарабет и глаза. – Теперь вам ничто не угрожает. Я никому не позволю снова вас обидеть.
Она покачала головой:
– Пусть мой брак расторгнут, но он не отпустит меня так легко. Себастьян обожает мстить. Человек, который выступил против него в совете, в конце концов тяжело заболел. Себастьян ни за что не стал бы убивать его незамедлительно, а вдруг еще понадобится? Но дал понять: кара настигнет всякого, кто встанет на его пути.
– Чудовище!..
– Да, но никто и не догадывается. Он еще больший притворщик, чем я.
– Что ж, теперь вам не нужно притворяться. Вот что я пытаюсь внушить вам, дорогая. Вы под моей охраной. Лэрд обязан заботиться о своих людях.
Находясь в его могучих объятиях, Зарабет не чувствовала ни холода, ни страха. Она обняла его талию, чего не позволяла себе вот уже много недель.
– Да, но теперь он попытается убить и вас тоже, – возразила она. – За то, что дали мне приют.
Иган рассмеялся.
– Я страшный враг. За меня горой встанут все кланы, стоит лишь попросить. Кроме того, у меня есть друзья – великий князь Деймиен и эрцгерцог Александр.
Зарабет потерлась щекой о его плед.
– Себастьян коварен. Он не выступит в открытую. Грязную работу сделают наемники, которым он щедро заплатит.
– Я раскинул частую сеть. Ни одной рыбке не уплыть без моего ведома.
Она хотела было рассмеяться – какая метафора! Но ее вдруг охватила страшная усталость.
– Это не настоящая свобода. Я заперта здесь почти так же, как в Нвенгарии.
Он мягко сказал:
– Разве это так уж плохо? Знаю, замок Макдоналд не очень пригоден для жизни, да и мои домочадцы не дают проходу. Можно с ума сойти.
– Мне нравится ваша семья. Они такие здравомыслящие, и напоминают мне о жизни в отчем доме. – Зарабет улыбнулась. – Только голоса у них громче.
– Да. Ангус, Хэмиш и Джемма так орут – куда до них пушкам Куллодена.
– Как хорошо, что вы позволили им всем жить здесь.
– Не то чтобы позволил – скорее я их не выгнал. Отец Ангуса и Хэмиша – мой дядя – не имел за душой ни пенни, и мы вместе выросли. Это их дом. А теперь и ваш.
Зарабет вздохнула.
– Иногда мне кажется, что я никогда не захочу уехать отсюда. А бывают дни, когда мне до смерти хочется домой. В Нвенгарии царят пышность и многоцветие, жизнь бурлит. Иногда это утомительно, а иногда весело.
– Да. Нвенгария – это… занятное место.
Зарабет закрыла глаза. Странно – впервые воспоминания не причиняют ей боли. Не иначе помогает магия Кольца Данмарран!
– Помню великолепные балы-маскарады, которые устраивала мама. Бывало, подкрадусь к дверям и наблюдаю и гостями. А когда пришло мое время, я начинала придумывать себе костюм за несколько недель до бала. Однажды я нарядилась принцессой-лягушкой. Никто не догадывался, кто скрывался внутри огромной лягушачьей головы. Было ужасно трудно в этом ходить.
Иган весело рассмеялся:
– Жаль, я не видел!
Себастьяну в голову не могло прийти позволить ей явиться на бал в проволочном каркасе, на который была намотана зеленая ткань, с крошечной короной на макушке. Зарабет обязана была носить самые дорогие и восхитительные платья, а маска у нее была сделана так, чтобы любой понял, кто под ней скрывается. Все должны были знать, что лучше всех на балу одета Зарабет, супруга герцога Себастьяна.
– Мне кажется, теперь я готова всю жизнь плясать на балах в платьях из шотландки, – задумчиво сказала она. Как шотландские женщины.
– И это будет вполне уместно. На празднике хогманей я собираюсь сделать вас почетным членом клана Макдоналд. – Иган грустно вздохнул. – Будь оно неладно, Кольцо Данмарран. Ведь это был секрет.
Ахнув, Зарабет отскочила назад.
Иган нахмурился:
– Кажется вы не рады. Это предложила Джемма, ведь вам, казалось, так нравится все шотландское. И мои люди будут вам верны, как леди из клана Макдоналд.
– Ох, – снова простонала Зарабет.
Потом у нее чуть не подкосились ноги – ее затопила волна благодарности! Она пять лет скрывалась от мира, так что никого больше не обидит отказом. Ей вдруг представилось, что горцы Игана уже столпились вокруг нее, окружив заботой и любовью, как одну из них.
– Конечно, не такой уж это подарок, – продолжал Иган. – Но у меня не было времени съездить в Эдинбург к ювелирам и привезти какую-нибудь побрякушку.
Ее затопила волна счастья, заставив на миг забыть о тревоге.
– Мне не нужны побрякушки.
– Вы уверены? – удивленно спросил Иган. – Вы променяли бы бриллиантовое ожерелье на толпу горцев?
– Себастьян дарил мне шкатулки с бриллиантами. Как я их ненавидела! Лучше буду есть овсянку, смотреть на вереск и носить платья из тартана.
– Вам легко угодить. – От его улыбки у нее потеплело на душе.
Зарабет вдруг поняла, что ей лучше прямо сейчас убежать подальше от Кольца Данмарран, иначе она снова выставит себя дурочкой в глазах Игана. Она пошла было прочь, но он крепко схватил ее за руку.
Положение становилось опасным. Ей захотелось закричать, что она любит Игана, всегда его любила, даже когда злилась на него.
– Пустите меня.
– Если я сделаю вас почетным членом клана Макдоналд, вам придется дать мне клятву. Вы это знаете.
– Дать клятву?
– Конечно, ведь я стану вашим лэрдом. Вы поклянетесь помогать мне, когда понадобится, и следовать за мной, куда бы я ни позвал.
– И это все? – Зарабет хотелось смеяться. В самом деле Себастьян ожидал от нее покорности, это разумелось само собой, и сердце Зарабет разрывалось от гнева и страха. Но теперь, когда того же просил Иган, ей было легко и весело.
Оттого, вероятно, что Себастьян добивался своего угрозами, а Игану нужно было лишь ее слово. Один мужчина держал ее в цепях, другой принимал клятву как дар.
– Этого мало? – спросил Иган.
– Я думала, мне придется чистить вам сапоги, о великий лэрд!
Он стиснул ее ладонь.
– Достаточно будет клятвы. На празднике хогманей перед всем кланом.
– Я принесу клятву.
– Тогда я поклянусь защищать вас мечом и всеми силами.
Взгляд Игана потемнел. Зарабет чувствовала, как глупая девчонка внутри нее пытается вырваться на свободу, чтобы обнять его за шею, пригнуть голову и впиться в его губы долгим страстным поцелуем.
Она позволила себе провести ладонями вверх по его груди.
– А знаете ли, вы так и не ответили, – вкрадчиво сказала она, – что лэрд из Горной Шотландии носит под килтом.
Он вздрогнул, словно ожидал чего угодно, только не этого вопроса, потом весело рассмеялся. Низкий волнующий смех просто сотрясал его тело:
– Ну и лиса! Я понял это сразу же, как положил на вас глаз.
– Просто я хочу знать. Раз мы в Кольце Данмарран, вам придется сказать правду.
Смеясь, Иган оттолкнул ее, а потом, прямо на ее изумленных глазах, быстро повернулся и задрал подол килта к самым плечам.
– Ну, глядите! – крикнул он.
Зарабет застыла на месте. Однажды ей удалось увидеть, как Иган стоял в ванне, но тогда она подсматривала через узкую щель. Теперь зимнее солнце озаряло голую кожу его твердых ягодиц, и ничто не мешало ее взгляду.
У нее перехватило дыхание. Боже, как он был красив.
Иган опустил подол килта, но, не успел он повернуться, как Зарабет подошла и обхватила его сзади за талию. Прижалась к его сильной спине, чувствуя, как в ней нарастает желание.
Он не отпрянул, не отстранился даже тогда, когда ее рука нащупала твердый ствол, вздымающийся под килтом. Зарабет провела пальцами вдоль, исследуя каждый его дюйм поверх ткани килта, чувствуя, как учащается биение ее сердца.
– Нет, девочка, – задыхаясь, прошептал Иган.
Зарабет прижалась щекой к его спине – ей всегда хотелось ласкать Игана именно так. Его ствол был длинным и толстым, и ее ладонь вдруг сделалась влажной. Ей представилось, как его твердая плоть могла бы прижиматься к ее телу, и не удержалась, чтобы не застонать.
– О Боже, Зарабет! Прекратите.
– Не хочу, – шепнула она.
Он не пытался освободиться или заставить ее убрать руки. Зарабет наслаждалась ощущением твердой могучей плоти в своей ладони. Когда ей было восемнадцать, ее желания не шли дальше поцелуев, но после того как она прочла в книге о любовных играх, ее мечты об Игане сделались просто непристойными!
– «Нвенгарская книга соблазна», – мягко сказала она, – предписывает даме измерить достоинство своего любовника с помощью ленты, а потом хранить эту ленту возле ложа как напоминание, когда любовника нет рядом.
– Я много слышал об этой «Книге соблазна». – Он вздохнул. – Обязательное чтение, кажется?
– Когда леди достигает брачного возраста, она изучает ее самым тщательным образом.
– Чтобы уметь сводить мужчин с ума?
– Полагаю, именно в этом назначение книги.
Он издал стон, больше похожий на звериный рык. Затем обернулся и схватил Зарабет за плечи, прижав спиной к ближайшему монолиту. Исходящая от камня волшебная мощь заставила ее вздрогнуть, словно от ожога. Она ахнула, охваченная головокружительным чувством. Еще восхитительнее было ощутить тяжесть тела Игана, его колено, раздвинувшее ее ноги.
– А как называется вот этот прием?
«Книга соблазна» Адольфо Нвенгарского представляла собой практическое руководство, где были описаны различные приемы соблазнения – числом до триста двадцати. Там давались подробные советы – как одеваться и как украшать спальню, как раззадорить словами, особенно непристойными, и, наконец, как вести себя при телесном соитии.
– Не помню, чтобы там было наставление насчет каменных кругов, – ответила Зарабет.
– А про другие советы помните?
– Конечно. – Она лукаво улыбнулась. – Но вы не беспокойтесь. Я не одна из ваших дебютанток, что гоняется за вами по всему замку в надежде загнать в угол.
– Повторяю, эти молодые леди вовсе не мои.
– Но разве вам ни капельки не польстило, что вашего внимания так настырно добиваются?
– Нет, – сухо сказал Иган.
– Вы редкий мужчина, Иган Макдоналд. – Она провела по его щеке дрожащим пальцем.
– Вы замерзли, дорогая?
– Вовсе я не замерзла. – Ведь ее согревало могучее шотландское тело шести с лишним футов ростом.
Он поцеловал се. На сей раз не было медленных, невинных прикосновений губ. Ее рот раскрывали жаркие жадные губы и требовательный язык.
Зарабет таяла, растворяясь в камне, упираясь в него спиной и ощущая магическое биение в его глубине. Но может быть, это ее тело так отвечало Игану. Схватив его за рукав, она закрыла глаза, отвечая на поцелуй с равной пылкостью.
Руки Игана больше не обнимали ее плечи. Одним быстрым движением он сбросил с нее плащ и расстегнул верхние крючки корсажа. Морозный воздух подул ей на грудь, удерживаемую маленьким тугим корсетом. Над его краем выступили соски. Не прерывая поцелуя, Иган прижал сосок подушечкой большого пальца. Ей понравилось новое ощущение, медленное трение его загрубелой кожи. Ее груди сделались тугими и жаркими, а его прикосновения словно обжигали огнем.
Он мог прекратить поцелуй в любой миг, как делал всегда. Иган опомнится, и волшебные ощущения исчезнут. Кто знает, когда в следующий раз ей удастся его соблазнить?
Его сильный настойчивый язык исследовал глубину ее рта. Зарабет представилось, как этот язык проникает в другие, самые жаркие глубины ее тела, и она содрогнулась. Она читала о таких приемах, но наделе ей не доводилось их испытать. Муж брал ее в постель только для того, чтобы произвести на свет ребенка, и делал это, когда хотел и как хотел. Ему был нужен сын-наследник его имени. Он был очень зол, что Зарабет так и не смогла зачать.
Иган брал бы ее медленно, и их соитие было бы потрясающим.
«Я хочу этого мужчину», – думала она с отчаянием. Она жаждала его с такой силой страсти, какую в себе и не подозревала. Зарабет обняла Игана за талию и положила ладони на его ягодицы поверх ткани килта.
Она не могла прочесть его мысли, но на сей раз это было не нужно. Его беспокойные пальцы на ее груди и жаркие поцелуи сказали ей все, что она хотела знать.
– Любимая, – хрипло прошептал он. – Любимая, нам придется остановиться.
– Не сейчас.
– Они рядом. Мои всадники и ваш барон.
– Слишком далеко. Они ничего не увидят.
Его дыхание обжигало.
– Не важно. Я не стану любить вас прямо здесь, зная, что где-то за деревьями скрываются мои люди.
Зарабет прижала его к себе, сомкнув руки на крутой выпуклости его ягодиц. Он хотел ее, она это ясно понимала – его плоть упиралась ей в живот. Но Иган очень осторожно освободился из ее объятий. Не хотелось его отпускать, но что могла она поделать? Пришлось уступить – когда он возьмет ее, вокруг них не будут стоять его горцы и наблюдать за ними со смехом.
Она точно знала, где и когда соблазнит его. Чувство обретенной свободы делать с ним что угодно наполняло ее одновременно радостью и печалью. Зарабет проглотила стоящий в горле ком и сказала:
– Вы правы. Нам пора идти.
Она была готова ненавидеть свое исполненное желания тело.
Вздохнув, Иган сделал шаг назад. Оба тяжело дышали. С разлохмаченными волосами и раскрасневшимся лицом Иган походил на пьяного. Дрожащими пальцами он запахнул ворот ее рубашки и застегнул корсаж.
– Идем.
– Да.
Взяв Зарабет за руку, Иган вывел ее из круга. Она вспомнила, зачем он привел ее сюда – сообщить, что она больше не жена Себастьяна. Она свободна. Она может любить Игана, не нарушая брачных обетов. Осталось лишь понять, хочет ли он ее и как далеко могло бы зайти его желание. Но что, если Зарабет уподобится тем тоскующим дамам, которых она встречала по всей Европе, предающихся сладким воспоминаниям об одной-единственной ночи с Иганом. Сможет ли она это вынести?
Зарабет сомневалась, что сможет.
Когда они вышли за пределы круга и зашагали по снегу, Зарабет вдруг показалось – камни удовлетворенно бормочут что-то им вслед. Но может быть, ей просто показалось?


Рождество в Шотландии праздновали тихо. Декреты кальвинистской реформы объявили Рождество обычным днем, пытаясь таким образом бороться с языческими святочными ритуалами.
Впрочем, никакие декреты не могли помешать горцам отмечать этот день пирами, игрой на волынках и плясками до упаду. В Нвенгарии святки праздновали с размахом – омела, сжигание рождественского полена, свечи в честь христианских и языческих святых. Жители Нвенгарии почитали всех богов – лишь бы был повод устроить праздник попышнее. Будучи замужем, Зарабет почти половину своего времени тратила, продумывая рождественские и святочные балы и прочие увеселительные мероприятия. Каждый следующий праздник должен был превзойти пышностью предыдущий.
Жители Шотландии берегли силы для праздника хогманей. С Рождества и до кануна Нового года в замке Макдоналд все были заняты по горло. Хозяева наравне со слугами готовились от души повеселиться на хогманей.
Ангус, Хэмиш и Дугал притащили охапки еловых веток. Джемма и Мэри работали до изнеможения, развешивая их по всему замку, прикидывая то так, то эдак, чтобы украшения смотрелись поэффектнее.
Миссис Уильямс безостановочно пекла и варила. В канун Нового года на ужине должны были быть оленина и ветчина, печенье и замечательный фруктовый торт, который здесь называли «черный хлеб». Всю неделю до праздника Зарабет помогала Мэри и Джемме, а также миссис Уильямс на кухне, охотно выполняя ее распоряжения. Мэри пыталась увести ее с кухни, но Зарабет стояла на своем.
Она чувствовала себя счастливой здесь, на кухне, замешивая тесто и весело болтая с женщинами. У нее не было сестры, а подруги детства исчезли из ее жизни, как только она вышла замуж. Зарабет нравились их дружеское участие, шутки, сплетни, смех.
Она не боялась спускаться в погреб, который Джейми называл подземельем, и частенько бежала туда, чтобы принести бутылку вина или виски для стряпни миссис Уильямс. Кажется, для изготовления шотландской выпечки требовалось немало виски. Служанки боялись спускаться в темный подвал, но бывшие тюремные камеры не внушали Зарабет ни малейшего страха. После жизни с Себастьяном сырой погреб, битком набитый бутылками и старыми цепями, казался ей очень милым местом.
А Иган…
Этот человек выводил ее из себя. После того что произошло между ними в Кольце Данмарран, он по-прежнему не спускал с Зарабет глаз, но избегал оставаться с ней наедине.
Иган, как и раньше, спал под дверью ее спальни, наваливая на себя для тепла гору одеял и овечьих шкур. Стоило Зарабет открыть поутру свою дверь, как она видела его, распростертого на походной койке и храпящего, как медведь. Своенравный медведь к тому же, потому что он тут же начинал ворчать на нее, чтобы она возвращалась к себе и дала ему возможность встать и уйти с лестницы.
Потом они встречались за завтраком в парадном зале, и он наседал на нее с очередным предложением – отправиться на рыбалку, устроить скачки по снегу или поехать с визитом к арендаторам, чтобы обсудить достоинства поросят. Однажды ей пришлось отправиться с ним, чтобы разыскать заблудившихся на холмах овец.
Если Зарабет не выражала особого желания ехать, он смеялся над ней, называя неженкой. Тогда Зарабет приходилось на деле доказывать, что она достаточно сильна для любой из его затей.
Таким манером Игану удалось разрушить стену, которую выстроили ее страх и инстинкт самосохранения. Благодаря Игану Зарабет вспомнила, какой она была до того, когда ей пришлось пять лет жить, как в немой роли на сцене. Она поняла это и была ему благодарна – жаль, однако, что он был просто невыносим в своих подтруниваниях! Иган Макдоналд не умел вовремя остановиться.
Утро кануна Нового года выдалось ясным и морозным. Почти весь день Зарабет провела на теплой кухне, помогая управиться с последними приготовлениями. Она научилась готовить овсяные лепешки, печенье и даже овсянку. Ей доверили перемешивать густое тесто для «черного хлеба», которое источало резкий аромат виски. Когда миссис Уильямс понадобилась еще одна бутылка, Зарабет охотно бросилась вниз, в подвал.
Несмотря на мороз, в подвале было тепло, ведь снизу была скала, а наверху располагалась кухня. Как всегда, в подвале было темно, и ее свеча отбрасывала маленький круг яркого света.
Вдоль стены шли бесконечные ряды бочек с виски и темных бутылок с вином и бренди. Пол был чисто выметен, однако вымощен неровно, и идти было трудно.
Темная фигура, скрытая под мохнатой шкурой, скорчилась в углу. Заметив огонек свечи, зверь издал утробный рык.
– Валентайн? – шепнула Зарабет и подняла свечу повыше, пытаясь разглядеть, кто это.
Заревев, создание бросилось на нее. Зарабет отскочила вовремя: лохматая фигура кувырком покатилась по вымощенному камнями полу. Шкура слетела, и под ней обнаружился Джейми.
Зарабет наклонилась к нему и заботливо спросила:
– Ты цел?
За ее спиной на лестнице раздался раскатистый смех. В подвал спустился Иган и рывком поставил Джейми на ноги.
– Говорил я тебе – она не испугается, – сказал он, хлопая племянника по плечу.
Джейми скривился:
– Ладно, дядя. А почему вы решили, что это барон Валентайн?
Зарабет не решалась ответить. Нужно ли Джейми знать? За нее ответил Иган:
– Он горазд на розыгрыши.
Джейми посмотрел на него с недоверием:
– Что-то непохоже.
– Иди наверх, парень. Ты достаточно повеселился.
Зарабет не двигалась, сжимая в руке свечу. Иган привалился спиной к двери. Они разговаривали наедине впервые с того дня, как побывали в каменном круге.
– Хотел вас спросить, – тихо произнес Иган.
Сердце Зарабет забилось чаще:
– О чем?
– Где Валентайн? Сегодня я его не видел.
Зарабет была разочарована.
– Не знаю. Я тоже его не видела.
– Ну, если увидите, передайте, что я его ищу.
Она с трудом ответила:
– Конечно, передам.
Похоже, он совсем забыл о том, как прижимал ее к камню и жадно целовал. Но она не забыла. Она провела не одну беспокойную ночь, вспоминая, как руки Игана ласкали ее тело, какими сладкими были его губы.
– Идемте наверх со мной, – сказал Иган. – Здесь слишком сыро.
Ей всем сердцем хотелось, чтобы он повел ее на самым верх, в свою комнату, где они могли бы любить друг друга. Но разумеется, он имел в виду всего лишь то, что ей нужно вернуться на кухню. Там горит яркий огонь, разгоняющий сырость и мрак.
Она на ходу схватила бутылку с виски, за которой сюда и явилась, и пошла наверх мимо Игана. Он не двигался. Поднявшись на несколько ступенек, Зарабет обернулась и заглянула ему в глаза. Во мраке его глаза казались совсем черными, золотые искорки отразили свет свечи. Вспоминает ли он, как они целовались? Что значили для него эти поцелуй? Может быть, это была мимолетная прихоть…
В большинстве случаев нетрудно догадаться, что думаем человек, – по лицу, глазам, жестам, движениям. Действительно, Зарабет легко могла прочитать человека, даже если намеренно отгораживалась от его мыслей.
Но не Игана. Его глаза могли смотреть бесстрастно, лицо – хранить непроницаемое выражение. Внешне он мог быть веселым, разгневанным или мрачным, но, когда Зарабет хотелось узнать, о чем он думает, Иган уходил в себя, как улитка в раковину.
Сейчас его глаза не говорили ничего. Едва удержавшись от тяжелого вздоха, Зарабет повернулась и побежала вверх по лестнице.
Его теплые пальцы поддерживали Зарабет под локоть, но на пороге кухни Иган ее отпустил и принялся улещать миссис Уильямс, чтобы та отрезала ему кусок торта. Миссис Уильямс Игана прогнала, и он, рассмеявшись, убежал. На Зарабет он даже не посмотрел.


День выдался суматошный. Когда хлопоты на кухне были наконец закончены, все уселись в большом зале. На замок уже опускались сумерки. К ним присоединились Россы, оба брата в парадных килтах своего клана. Иган был ослепительно хорош в своем облегающем фраке, с пледом Макдоналдов на плечах.
Даже Мэри нарядилась сегодня в платье из тартана. Зарабет тоже надела платье из шотландки – ей нравилось чувствовать себя одной из клана Макдоналд. Верный своему слову, Иган уже объявил о намерении сделать ее почетным членом клана. Его слова были встречены бурной радостью.
Барон Валентайн так и не появился. Улучив минутку, Зарабет поделилась с Иганом своими опасениями.
– Он обязательно объявится, – ответил Иган. – Как я успел заметить, ему гораздо лучше в одиночестве.
Он говорил беззаботным тоном, но выглядел встревоженным. Зарабет подумала, может, Валентайн затаился где-нибудь, готовясь предстать в роли «первого гостя».
Суровый барон удивленно поднял брови, когда Зарабет объяснила ему, что такое «первый гость», но согласился принять участие в забаве. Его синие глаза смотрели невозмутимо, но в мыслях он был приятно удивлен, что именно его выбрали для проведения обряда.
Зарабет попыталась выбросить тревожные мысли из головы и наслаждаться чудесным ужином. Могучий и яростный Валентайн прекрасно мог позаботиться о себе сам.
Праздник затянулся допоздна. Миссис Уильямс и рыжеволосые горничные приносили блюдо за блюдом. Из кухни доносился шум, и Зарабет догадалась, что слуги пируют тоже. Айвану и Констанцу было разрешено к ним присоединиться.
Джемма оповестила всех за столом, какой именно пирог пекла Зарабет, и все хвалили ее сноровку или подтрунивали над ней – кто как умел. Сияя, Зарабет выслушивала шутки и похвалы. Впервые за много лет она почувствовала себя как дома.
Близилась полночь, и все обитатели замка, включая слуг, столпились в холле дожидаться, когда часы пробьют полночь, и встретить «первого гостя».
Согласно уговору, барон Валентайн должен был трижды постучать в дверь после того, как стихнет последний удар часов. Иган, как хозяин дома, откроет ему и пригласит войти. Валентайн должен принести с собой полено, бутылочку виски и щепотку соли, а также «черный хлеб», который Зарабет заранее поставила ему в комнату. Странник предложит хозяевам разделить с ним пищу и дрова – тогда его встретят с особой радостью.
Огромные часы на верхней площадке лестницы торжественно отбивали часы. Все повернулись к двери. Часы умолкли, растаяло эхо последнего удара. Все разговоры стихли.
Ничего.
Иган беспокойно зашевелился. Зарабет заметила, как он переглянулся с Адамом Россом, и тот покачал головой.
Она бросилась к двери и в этот миг увидела, как поднимается щеколда. «Первый гость» должен был постучать, но Валентайн любил делать все по-своему.
Дверь распахнулась. Факелы осветили окутанный клубами тумана двор и темную призрачную фигуру на пороге.
Человек шагнул через порог и остановился, обнаружив в холле целую толпу. Высокий темноволосый и нвенгарец – да только не барон Валентайн.
Зарабет закричала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Открой свое сердце - Эшли Дженнифер



книжка ничего читать можно но чего-та в ней не хватает
Открой свое сердце - Эшли Дженниферяна
23.01.2012, 0.47





Какой-то бестолковый роман. Одна сплошная муть. Не рекомендую.
Открой свое сердце - Эшли ДженниферАлина
16.08.2012, 16.26





А мне роман понравился.Здесь и любовь и страсть и нежность.Жаль что в жизни нет таких героев.
Открой свое сердце - Эшли ДженниферЮлия
15.12.2012, 11.43





отличный роман. интересное продолжение.всем рекомендую прочитать.
Открой свое сердце - Эшли Дженнифергалина
16.03.2014, 13.58





Мне понравилось. Не нудно, читается легко. Так что читайте девчонки)
Открой свое сердце - Эшли ДженниферКристина
29.06.2014, 19.15





вообще не понравилось. Неадекватная героиня - 5 лет она мучилась от близости с мужем и ненавидела его, так откуда у неё такая тяга к мужикам?? наоборот должно быть преодоление негативного опыта, а тут какая-то озабоченная дамочка и заторможенный герой. Интимные сцены где весь замок слушает как они тр..ются стуча в стену кроватью- непривлекательная картина. Неуместная мистика, чтение мыслей.. автор свалила в кучу всё что только можно
Открой свое сердце - Эшли ДженниферЭмма
22.02.2015, 13.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100