Читать онлайн Нежданно-негаданно, автора - Эшли Дженнифер, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданно-негаданно - Эшли Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.46 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданно-негаданно - Эшли Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданно-негаданно - Эшли Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшли Дженнифер

Нежданно-негаданно

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Джеймс чуть не свалился со скамейки. Сердце остановилось на одну, две, три секунды… Ух, снова застучало, слава Богу.
– Как же… когда же… откуда ты знаешь?!
– Я уже «увеличивалась» однажды, – усмехнувшись, ответила Диана, – и знаю, как это происходит. Срок небольшой, но я абсолютно уверена. – Она скорчила недовольную гримасу. – И меня тошнит каждое утро, а иногда весь день.
Джеймс посмотрел на ее волосы и лицо: она была неописуемо красива. Чуть заметны шрамы на лице – последствия от крепких кулаков мужа… Тогда, на корабле, озверевший Уэрдинг понял гнев Джеймса – потому и потребовал продолжить бичевание.
Но Джеймсу было уже все равно, он едва ощутил эти удары. Когда порка закончилась; капитан Картер приказал поставить пленника на ноги и если не удержится – опять высечь. Такая бессмысленная жестокость вызвала в Джеймсе лишь отвращение, и он стоял не шелохнувшись им назло. Это испытание отняло слишком много сил, и ему едва хватило выдержки, чтобы доплыть потом до берега.
Сейчас, уйдя в воспоминания, он будто снова ощутил ядовитую соль, насквозь прожигавшую тело, и тяжелые волны, тащившие на дно. Ненависть – вот что держало его на плаву.
На берегу сэр Эдвард очень активно сопротивлялся и даже успел махнуть ножом, но Джеймс быстро изменил ситуацию, отобрав «игрушку».
– Помнишь, – сказал он Диане, – я говорил тебе, что с моим семенем ты не забеременеешь?
– Да. – Она дотронулась до живота с выражением, которое заставило его забыть обо всех болях в спине. – Но кажется, это стало возможным.
– Диана, пойми, я не могу стать отцом!
– А я говорю, что можешь.
Ее застывший, немигающий взгляд стал почти невыносим.
– Позволь в сотый раз объяснить: я объездил весь мир – острова Тихого океана, Азию – вдоль и поперек, всю Атлантику по нескольку раз. И ни одна, ни одна женщина не принесла мне черноволосого малыша со словами: «Знакомься, это твой ребенок». Не странно ли для моряка, путешествующего вот уже двадцать лет?
– Может быть, они тебе просто не говорили, – продолжила спорить Диана. – Или сами ухитрялись не забеременеть. Ну, губки, пропитанные уксусом, и тому подобное…
Смесь невинности и рассудительности в голосе Дианы раздражали его.
– Что ты об этом знаешь? Мне казалось, тебя вырастили в приличной обстановке.
– Да, но я же не дура! В детстве я повсюду ездила с отцом и видела такие вещи, которые он… вряд ли одобрил бы.
– Теперь понятно, почему он седой, – пробормотал Джеймс.
Болезнь сильно действовала ему на нервы, голова отказывалась думать. Сейчас он ничего не хотел, кроме как сидеть в тени, обняв Диану. Да, еще поцеловать ее, чтобы рассосалась внутренняя боль.
Она действительно могла говорить правду. Но если вспомнить те два месяца, проведенные с Сарой? Они почти не вылезали из постели, и уж она бы точно забеременела от него. Но нет! Бросила Джеймса ради Грейсона Финли, которому через двенадцать лет вручила дочку. Сначала Джеймс понадеялся, что Мэгги была его, но, лишь взглянув на нее, перестал мечтать: она выглядела как Грейсон, говорила и смеялась так же.
– Я не хочу обсуждать это сейчас, – сказал Джеймс. – Ты не забыла, я все еще болен? Меня беречь надо.
Диана вспыхнула:
– А я хочу поговорить об этом немедленно! Нет у тебя никаких проблем с бесплодием, и во мне – именно твой ребенок, несмотря на то что я не хотела беременеть, о чем заранее предупреждала тебя.
Судя по взгляду, она винила только его. Не важно, что она ворвалась к нему в спальню в Хейвене и, не дав спокойно помыться, сама начала драить его голое тело. Потом он велел ей уйти, разве она послушалась? Нет, сняла с себя ночную рубашку и полезла на кровать! И все он виноват, конечно. Кто же еще! Его терпению, однако, тоже приходил конец.
– Может, это вообще ребенок твоего мужа, Диана.
Она вскочила с его колен вне себя от негодования:
– Как ты мог так подумать, Джеймс?! Тебя, значит, бьют там до смерти, а я иду к ненавистному мне человеку и прошу доставить мне удовольствие? Ты за кого меня принимаешь? – Она готова была ударить его.
– Я же не сказал, что ты шла по своей воле.
Диана стояла, держа руки на талии. Великолепные рыжие волосы выбивались из прически; полной груди становилось тесновато в декольте.
– Джеймс Ардмор, ты ничего не понимаешь. Сэр Эдвард не хотел меня, ни-ко-гда! Ни в браке, ни сейчас.
– То есть он тебя не трогал? Понятно. А если бы захотел, ты пошла бы?
– Нет, конечно, – ответила Диана после короткой паузы.
Это крохотное колебание чуть не вывернуло Джеймса наизнанку, хотелось выругаться последними словами. Зря он не воткнул нож в Эдварда, когда была такая возможность. Все, хватит, кончилась доброта.
– Будь я помоложе, пошла бы. Но не сейчас. Глупая, влюбленная, я вышла за него замуж, но вскоре он избавил меня от иллюзий – сказал, что не нуждается во мне.
С каждой секундой Джеймсу все больше хотелось протянуть к ней руки, крепко обнять. Она встала, и его колено тут же замерзло!
– Но бывает так, что испытанные в молодости желания остаются в нас. Даже когда мы взрослеем и набираемся ума.
– У меня все по-другому, – резко ответила Диана. – А что с Александрой?
– Ты о чем?
– Вы с ней, похоже, неплохо дружите. – Она холодно смотрела на него, но внутри все тряслось. – Нуждаясь в помощи, ты пришел именно к ней. Попросил не говорить ее мужу – она послушалась.
– Я бы назвал это больше пониманием.
– О да! С полуслова. Так у вас все замечательно, что ты спокойно разделся перед ней и пошел себе, голый. Чтобы она досыта насмотрелась!
– Ты видела! И, как мне кажется, не очень смущена. Ну? А ты вдоволь насмотрелась?
Диана густо покраснела. Ему всегда нравилось, как светились ее глаза от стыда.
– Если так хочешь знать, то да… Самодовольный тип.
Господи, какая же она была красивая! И он так истосковался по ней. Его жезл стремительно поднимался, выдавая себя.
– Теперь мы закончили спор? Мое колено требует, чтобы ты села обратно. Сейчас же.
– Пусть потерпит! Мы еще не договорили. Ты веришь, что я действительно отдалась мужу?
– Нет.
Она с подозрением посмотрела на него.
– Ты действительно веришь или просто морочишь мне голову?
– Дорогая, я тебе уже говорил, что это невозможно.
Диана задумалась. Он взял ее за руки и притянул к себе.
Она до сих пор тряслась.
– Стой, Джеймс. Что мы будем делать с ребенком?
– Придумаем имя и решим, в какой цвет красить детскую.
– То есть… ты хочешь?
– Я хочу его маму. Ну а потом и его, возможно, когда родится. Пойми, я никогда не был отцом и не знаю, что нужно чувствовать.
Диана с неохотой села к нему па колено. Она очень устала от переживаний.
– Такая ужасная мать, как я, не должна заводить второго ребенка.
Джеймс обнял ее за талию.
– Я не согласен.
– Ты же помнишь – я рассказывала тебе про Изабо. Как я хотела избавиться от нее.
– Сколько тебе было лет?
– Двадцать один.
– Так ты сама еще была маленькой. Сложно требовать от такой молодой матери заботы о ребенке, которого все считают уродом. Особенно когда тебя же и винят во всех грехах.
– Как мне только в голову могло прийти отдать ее кому-то там! Этому есть лишь одно объяснение – я не создана для материнства.
Ему хотелось улыбнуться, но Диана так приуныла, что это вряд ли оказалось бы кстати.
– Уверен, что Изабо так не считает. Наоборот, она любит тебя всем сердцем.
– Я тоже очень сильно люблю ее.
– Тогда зачем ты нервничаешь? Она никогда не позволит тебе стать плохой матерью.
Диана с надеждой взглянула на него из-под полуопущенных век.
– Джеймс, ты правда так считаешь? Или просто хочешь, чтобы я перестала говорить?
– И то и другое.
Она покраснела.
– Ты! Самый…
Джеймс приложил пальцы к ее мягким полным губам.
– Все, хватит ругаться. Нам так хорошо сейчас вместе – так давай же наслаждаться.
– Мне нельзя оставаться с тобой наедине. – Положив голову ему на плечо, Диана стала медленно водить по его спине кончиками пальцев. – Я, знаешь ли, не внушаю доверия.
– Приятно слышать такие слова.
При очередном прикосновении Джеймс вздрогнул, и она убрала руку.
– Ничего, милая, все в порядке. Спина почти зажила, просто я немного задеревенел. И это пройдет. Кстати, у меня еще кое-что требует смягчения.
Сейчас она покраснеет или разозлится. Нет? Диана подняла голову и взглянула на него: волшебные серо-голубые глаза искрились от желания.
Одним ловким движением она развернулась к нему лицом.
– С тобой я становлюсь опасной, и мне это нравится. Даже когда я сержусь на тебя.
– Диана, ты всегда была опасной. И сердиться тоже будешь постоянно.
Она прикоснулась губами к кончику его носа, поцеловала его веки, затем ловко начала расстегивать маленькие черные пуговицы своего корсета.
– Хм, – произнес Джеймс, пытаясь совладать с голосом, – я думал, они декоративные.
Диана не ответила. Из-под увеличивавшегося разреза показался кусочек изящной женской сорочки.
– Может… тебе помочь? – поинтересовался Джеймс, у которого теперь даже в ушах пульсировало.
– Нет, в прошлый раз ты все порвал, а платье, между прочим, дорого стоило.
Да, тут уж не поспоришь! Но так ему тоже нравилось – просто следить за ней. Тонкие пальчики орудовали с пуговицами, похожими на сочную чернику, – так и хотелось попробовать на вкус. Всего их было примерно двадцать. Боже, она их уже целую вечность расстегивает!
Все, наконец-то. Можно дотянуться и слизнуть капельки с розовой, разгоряченной от корсета кожи. Она была сладкая, как мед, и пахла корицей… И конечно, источала свой собственный, ни с чем не сравнимый аромат.
Диана прикоснулась пламенными губами к его лбу, погрузила пальцы в волосы. Он взял ее за ягодицы и притянул ближе к себе, позабыв обо всех неприятностях на свете, включая жесткую холодную скамейку. Диана была такая теплая, и его руки могли свободно передвигаться под ее воздушной юбкой.
Большой палец нащупал кудри между ног и пробрался вглубь, наслаждаясь ощущением приятной влаги. Сладкая Диана! Опасная и прекрасная женщина. Она издала блаженный стон.
– Жаль, я не до конца поправился, – прошептал он. – Эта игра была бы намного интереснее.
– Вернемся в дом?
– Нет, думаю, я могу еще немного здесь посидеть.
– Я не хочу, чтобы снова началась лихорадка.
– Ее больше не будет. Мне стало легче, как только я увидел тебя в гостиной.
– Знаю, но…
Положив руки ему на плечи, Диана призадумалась. Через секунду она загадочно улыбнулась и сверкнула глазами, явно что-то замышляя.
Она соскользнула и встала перед ним на колени, подобрав под себя юбку, чтобы не замерзнуть на холодном полу.
– Хочу расстегнуть твои бриджи. Пистолета у меня с собой нет, хотя… можно спросить у Александры – она бы одолжила один из коллекции Грейсона. Сейчас, я быстро.
– Нет, ты останешься здесь. – Джеймс расстегнул верхнюю пуговицу. – Раньше я тебе не говорил, – вторая расстегнулась, – но если бы ты и без всякого оружия попросила меня тогда раздеться, я бы подчинился.
Диана покраснела:
– Я была… немного не в себе в тот день.
– Скорее, самую малость в себе.
Он расстегнул бриджи до конца, чему мужественный ствол был страшно благодарен, взаперти ему становилось тесно.
Она взглянула на него еще раз и, кивнув, будто принимая окончательное решение, обхватила губами.
Джеймс вздохнул. Страсть и желание вместе с кровью побежали по венам, полностью смывая остатки болезни. Черт, Александра должна была сразу положить Диану к нему в постель – вот лучшее лекарство!
Он дрожал от каждого прикосновения ее языка; пальцы на ногах поджимались в тесноватых ботинках Грейсона Финли. Он перебирал ее волосы, с удовольствием разрушая композицию, созданную горничной. И с чего Диана решила, что тугая коса – это хорошо? Его такая прическа не устраивала: ему нужно было, чтобы волосы струились сквозь его пальцы, спадали ей на плечи и он мог бы тонуть в них.
Хлынул дождь. Сильный ветер срывал с деревьев листья, устилая ими пол беседки.
Диана ласкала и ласкала – горячо, безудержно. Это был ее первый опыт, она знала теорию, но еще не овладела самим искусством. Какая разница! Он обучит ее всему, будет счастлив исполнять роль наставника.
Язык прошел волшебный путь по гладкому стволу и начал двигаться вокруг нежного кончика. Он не видел ее рта, но с радостью представлял себе маленькие белые зубы и коралловые губки, увлеченные игрой.
Джеймс сделал глубокий вдох. Все, больше ему не выдержать.
Единым порывом дождь ворвался в беседку, обливая холодными каплями. От неожиданности Диана вздрогнула и отвернулась, а Джеймс даже не заметил, как его окатило.
– Мне вдруг стало гораздо лучше, – сказал он. Взяв Диану за руки, он поднял ее и усадил верхом на себя, и теперь наконец-то его изнемогающий стержень ворвался в грот, истекающий влагой. Она широко распахнула глаза.
«Глупая, думала свести меня с ума и увильнуть? Нет, Диана, не-ет… Ты разделишь со мной это наслаждение». Джеймс откинулся, входя глубоко в нее, чувствуя ее на себе, сливаясь с ней. Мышцы сжимались, добела раскаляя страсть.
Ему в жизни попадалось множество невероятно умелых женщин, удовлетворявших его, и Сара была одной из лучших, но такие чувства он испытывал впервые: желания, физическое и душевное, объединившись, полились через все тело небывалым потоком радости и блаженства. Диана, конечно, еще не знала многих премудростей, но обучить ее будет легко.
Опьяненная торжественной кульминацией, Диана зажмурилась, выкрикивая его имя. Сырой ветер растрепал ее волосы, окончательно выбив шпильки.
Один толчок, другой, третий… и он прижал ее к себе совсем близко, ожидая мощного извержения семени. Ноги ослабели, в любой момент он упадет со скамьи, но это не имело значения: они повалятся вместе и обязательно придумают, чем заняться на полу.
Диана положила голову ему на плечо. Их история была довольно сложной, Они очень многое пережили вместе и сейчас одинаково боялись, чувствуя существенные преграды, которые предстояло обойти. Зато, думал он, гладя ее по мягким волосам, часть пути, хоть и крошечная, была уже пройдена.
Следующая неделя прошла тихо. Джеймс отдыхал, поправлялся, и Диана, засыпая в одиночестве, представляла, как он лежит на своей широкой кровати, почти по соседству с ней. Будь ее воля, она бы мигом прокралась в его спальню, но слуги Александры день и ночь караулили на всех площадках и, похоже, никогда не ложились спать.
Диана уже позабыла, как это – жить с горничными и лакеями, постоянно занятыми ведением хозяйства. За долгое время она привыкла обслуживать себя сама и помогать миссис Прингл. Любая светская женщина, включая Александру, упала бы в обморок, узнав, что Диана не хуже любой домработницы могла чистить картошку и заправлять кровати.
После пламенной встречи в беседке Джеймс ослабел, у него снова поднялась температура, и он вынужден был вернуться в постель. Узнав об этом, Диана весь вечер обвиняла себя в неумышленном убийстве, но он быстро пришел в себя и сердито приказал ей и Александре прекратить панику.
Всплеск болезни был незначителен, но Диана боялась, что это станет помехой для только что возродившейся сердечной близости между ней и Джеймсом. К счастью, после поправки их общение продолжилось без осложнений, и он больше не рвался выяснять, кто же отец ребенка. Судя по всему, Джеймс все-таки верил, что она не отдавалась Эдварду. Или по крайней мере делал вид. В любом случае обсуждать эту тему он отказывался.
Несколько дней Диана провела в глубоком расстройстве. Джеймс заявил ей, что, как только выздоровеет, они поедут в Чарлстон и поженятся, забрав ее отца по дороге. И все. Ни слова о самой поездке, о средстве передвижения или хотя бы подготовке. Он просто, по-мужски в присутствии Александры сообщил об этом, очевидно, не сомневаясь в согласии Дианы.
Она чувствовала себя маленьким беспомощным существом, бьющимся головой о каменную стену. В Хейвене их отношения строились на постоянных ссорах и примирениях, оба капризничали, но это еще больше сближало, и она даже с удовольствием вступала в очередную схватку. Теперь же Джеймс охладел, погрузился в себя. Александра смотрела с беспокойством, но помощи не предлагала.
К концу недели Джеймс опять позвал Диану в беседку, выбрав удобное время дня, когда Александра пила с малышами чай в детской. Диана плелась за ним в надежде на разговор о свадьбе, детях и Чарлстоне, но когда они добрались до места, она поняла, что в его планы это не входило.
Единственное, что он мог обсуждать в следующие два часа, – это позы, которым хотел научить ее. Несмотря на не очень подходящую обстановку, Джеймс выдумал множество интересных и необычных способов любви на каменной скамье и на полу, устланном одеялами, предварительно «взятыми в долг» из дома.
Так они делали совместные открытия, пока не утомились. Чертов искуситель! Он нарочно все подстроил, зная, что после таких «учений» Диана слишком устанет, чтобы вызывать его на разговор. Куда там, она даже шла с трудом.
Конечно, Диана знала, что когда человек болен, ему нужен покой… и она бы поняла это, если бы он не вел продолжительных бесед с Александрой! Они часами сидели в гостиной, обсуждая все на свете, и ему это явно нравилось. Как только Диана входила в комнату, тут же наступала тишина, Александра начинала болтать о всяких пустяках, а Джеймс опять становился холодным и безразличным.
Обида и расстройство не давали даже заснуть по-человечески, и всю ночь Диана ворочалась, глядя в потолок.
Однажды вечером перед ужином она зашла в гостиную, где Джеймс, укачивая на коленях маленькую Шарлотту, упивался общением с Александрой. В комнате было тепло и уютно, из распахнутых окон открывался вид на глубокий синий океан, ясное небо и золотой песчаный пляж.
Разговор шел напряженно, и появление Дианы осталось незамеченным.
– Александра, ты же знаешь, каждому человеку позарез надо кого-нибудь ненавидеть, – сказал Джеймс. – Твой муж не переносит меня.
– Неправда! – в сердцах воскликнула она. – Я знаю, что он чувствует, его сердце наполнено состраданием к тебе!
– Вот уж чего мне меньше всего нужно от Грейсона Финли. – Джеймс презрительно фыркнул. – У него еще хватает наглости жалеть меня! А сам он что, святой? Видишь ли, есть некоторые вещи… хотя не важно, рассказывать не буду. Одно лишь точно: когда он вернется, меня уже здесь не будет и вы оба сможете хоть до посинения сочувствовать мне.
Увидев Диану, Александра прервала дискуссию, как обычно, не объясняя, что происходит. Впору было топнуть ногой, но Диана сдержалась и молча села пить чай. Чтобы хоть как-то отвлечься и подавить гнев, она переключила внимание на малыша Роберта. Тот засветился от счастья, когда ему предложили поиграть с маленькой ложкой, которую он немедленно засунул в рот, испытывая на прочность двумя крошечными зубками.
Джеймс наблюдал за ней, не произнося ни звука. Сейчас он уже выглядел гораздо лучше, силы стремительно возвращались к нему, о чем свидетельствовали царапины на самых нежных частях ее тела. В беседку они ходили еще два раза, и там он становился самим собой, осыпая Диану жаркими поцелуями, которых она всегда ждала с нетерпением. А потом – опять каменное лицо, равнодушный взгляд… сплошная загадочность, от которой хотелось разнести все вокруг.
Александра вопросительно взглянула на него. В ответ Джеймс покачал головой.
Очередной поход в беседку, замаскированный под невинную прогулку, состоялся следующим вечером. Они шли в сторону леса, активно изображая простое желание подышать свежим воздухом, хотя наверняка все в доме уже догадались, в чем дело: никто не вызывался составить компанию, ни один ребенок или садовник ни разу не побеспокоили их.
Джеймс приступал к поцелуям задолго до того, как они оказывались в беседке. Он выздоровел, окреп, сил с каждым разом прибавлялось. Теперь он мог свободно поддерживать ее рукой, оберегая от каменного пола, который даже с помощью одеял отказывался смягчаться. О да, и выдержка прежняя восстановилась!
Этот хитрец упорно не давал ей возможности поговорить. По завершении бурного процесса они лежали без сил, и Диана едва могла шевельнуться. Кроме того, день выдался жаркий, глаза слипались. В гуще листвы пели цикады – очевидно, уговаривая друг друга последовать положительному примеру тех двоих, на полу, чья одежда была небрежно раскидана по всей беседке.
Джеймс задремал, и Диана первая увидела стоявшего рядом с ними мужчину. Его белокурая грива переливалась в лучах солнца, но сам он был мрачен, с лица исчезла привычная улыбка, и пистолет в руке никак не напоминал игрушечный.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежданно-негаданно - Эшли Дженнифер



Это потрясающая книга!!! Я обожаю ее! Властный, умный смелый главный герой - прелесть!
Нежданно-негаданно - Эшли ДженниферNasty
21.09.2011, 20.54





Закомплексованный герой, то жестокий, то ранимый - жуть.
Нежданно-негаданно - Эшли ДженниферКэт
18.06.2013, 14.39





Мне понравилось!Классная книга!
Нежданно-негаданно - Эшли ДженниферОльга
12.09.2013, 8.23





Для меня автор не знаком. Роман слабоват. Какой-то охотник за пиратами, враг англичан. Старый адмирал-контрабандист. Все уже было у других авторов. Не зацепило!
Нежданно-негаданно - Эшли ДженниферВ.З.,67л
29.08.2015, 19.50





Как-то глупо...Не стала дочитывать.
Нежданно-негаданно - Эшли ДженниферОльга)
19.12.2015, 10.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100