Читать онлайн Брак на пари, автора - Эшфорд Джейн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брак на пари - Эшфорд Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брак на пари - Эшфорд Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брак на пари - Эшфорд Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшфорд Джейн

Брак на пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Барон Сент-Моур сидел за столом и с отвращением взирал на завтрак. Настроение у него было отвратительнейшее: он не сомкнул глаз после внезапного исчезновения незнакомки, проклиная себя за то, что так и не узнал ни ее имени, ни фамилии. Ко всему прочему примешивались неприятные ощущения от выпитого ночью бренди.
Прекрасная дама в маске… Ей удалось снять с его души тяжесть… До чего же она загадочна, прекрасна и… желанна! А он, глупец, дал ей возможность уйти! Да еще этот распроклятый слуга… Колин даже не заметил, с какой силой сжимает кофейную чашку. Как она его называла?.. Ферек. Экое идиотское имя! Распаляясь с каждой минутой все больше, Колин уже проклинал запланированные на утро визиты и встречи. Теперь он вынужден сидеть дома, вместо того чтобы броситься на поиски желанной дамы. Да, видно, все сегодня утром складывается не так! Мысли его прервал появившийся лакей:
— Сэр, к вам пришли… Молодой джентльмен.
Уэрхем только рыкнул в ответ.
Джон стоял как вкопанный в ожидании распоряжений. Молчание затянулось.
— Сказать ему, что вас нет дома, милорд? — наконец не выдержал слуга.
— Скажи, чтобы катился ко всем чертям.
— Хорошо, милорд.
И Джон пошел к двери.
— Постой! Кто это?
— Мистер Беллингем, милорд.
Беллингем? Колин выпрямился в кресле. Он совсем забыл о Беллингеме. Это же связующее звено, хотя и непонятно, какие могут быть отношения между ним и ночной гостьей. Да, конечно, необходимо поговорить с этим юным Беллингемом. Быстро выпив кофе, Колин поднялся из-за стола.
— Где он?
— В библиотеке, милорд.
— Какое совпадение! — фыркнул Колин.
Открывая хозяину дверь, Джон отметил опасный стальной блеск в его глазах и пожалел молодого человека, у которого и без того был весьма подавленный вид.
Робин Беллингем стоял у камина какой-то потерянный. Темные круги под глазами и дрожащие руки говорили сами за себя. Однако, едва заметив барона, юноша расправил плечи, стараясь, по-видимому, не выказать своего душевного состояния.
— Я пришел поговорить с вами о своих расписках, сэр, — без должного приветствия сразу заявил он.
— Ага, значит, узнал, что они все еще у меня? — прорычал Уэрхем. И прямо перешел к тому, что его в данный момент интересовало больше всего:
— Какие могут быть отношения между той потрясающей женщиной и вами?
— Простите, не понял.
— Выкладывай все начистоту! — приказал Уэрхем.
Беллингем недоуменно воззрился на него.
— Что, не вышло?
Весь гнев и разочарование Колина сфокусировались на стоящем перед ним молодом человеке. Он уже проиграл в уме все возможные причины, которые могли заставить его таинственную гостью пойти на такой невероятный шаг во имя этого недоумка, и все они вызывали в нем бешенство.
— Не удалась ваша затея?
— Милорд Сент-Моур, я вас не понимаю, — с достоинством сказал Робин Беллингем. — Я пришел обсудить с вами вопрос о деньгах, которые я вчера проиграл вам.
— Кто она? — злобно перебил его Колин. (Надо же так бесстыдно врать) — Или ты мне скажешь, или я задушу тебя как котенка!
Беллингем отступил на шаг от разъяренного Колина.
— Миссис Ремплинг?.. Я ее почти не знаю, милорд. По-моему, она вдова…
— Плевать я хотел на Барбару Ремплинг! Ты прекрасно знаешь, что я говорю не о ней. Кто эта женщина, которая явилась ко мне, чтобы отыграть твои расписки?
— Женщина? — Беллингем выпучил глаза. — Я понятия не имею, о ком вы говорите, милорд.
Уэрхем смотрел юноше в лицо. Кажется, он и правда не понимает, о ком идет речь. И тут Колину бросилось в глаза нечто иное. Он подошел к Робину ближе и всмотрелся в черты его лица.
Беллингем отступил еще на шаг.
— Я… я надеялся… то есть я пришел просить у вас отсрочки, — с трудом выговорил он. — У меня сейчас трудно с деньгами. Я знаю, что вы…
— Я не беру денег с зеленых юнцов, — перебил его Уэрхем, словно все эти объяснения его нисколько не интересовали. — Я бы сказал тебе это вчера, если бы ты так поспешно не сбежал. Да и вообще отказался бы с тобой играть, если бы мог это сделать, не оскорбив тебя. — Он не мог оторвать глаз от белокурого юноши. Колин буквально впился глазами в его лицо. И вдруг заметил, как тот слегка наклонил голову набок, слушая его.
— Сэр. — В голосе Робина Беллингема уже звучали негодующие нотки. — Я не маленький мальчик. Я веду самостоятельный образ жизни…
— Ну да, целых полгода, — оборвал его Уэрхем. Ему виделось что-то знакомое в чертах молодого человека. И этот серебристый оттенок светлых волос… Как же он сразу не заметил? Такой необычный цвет!
— Не возьму я твои деньги.
Беллингем, вспыхнув, сжал кулаки.
— Поступайте, как хотите, но я считаю себя обязанным выплатить вам всю сумму.
— Тогда можешь считать себя ослом, — безразличным тоном отозвался Уэрхем.
— Милорд! — Беллингем побледнел. — В таком случае… в таком случае я…
— Не вздумай вызвать меня на дуэль, — усталым голосом сказал Уэрхем. — Я не приму ваш вызов, молодой человек. — Он вздохнул. Очевидно, для того чтобы вытянуть из юноши какие-нибудь сведения о незнакомке, в первую очередь надо его успокоить. — Это не касается вас лично. Я никогда не принимаю крупного выигрыша от людей, которые моложе меня на десять лет. Это против моих принципов.
— Но я… — Беллингем явно чувствовал себя униженным, хотя в голос его закралась нотка облегчения. — Не могу же я отказаться платить долг чести, — неуверенным голосом возразил он.
— Взамен вы можете оказать мне услугу, — сказал Уэрхем.
Молодой человек выпрямился.
— Все, что в моих силах, милорд.
Колин слегка наклонился вперед.
— Скажите, у вас есть сестра?
— Кто?
— Сестра, — повторил Колин. — Старшая сестра. Значительно старше вас.
У молодого человека отвисла челюсть.
— Ну, в чем дело? — нетерпеливо спросил Колин. — Разве это такой трудный вопрос? Неужели вы не знаете, есть у вас сестра или нет.
— Есть. То есть, нет. Вернее, была, но…
— Но что?
— Мне запрещено упоминать ее имя, — наконец выговорил Беллингем. — Отец запретил.
— А…
Догадка Колина подтверждалась. Этот юноша был очень похож на ночную гостью. И теперь у Колина выстроилось вполне удовлетворявшее его объяснение, почему она попыталась выручить этого молодого человека. Больше того, теперь он все о ней узнает. Да, за всем этим скрывается какая-то тайна!
— Вашему отцу я ничего не скажу. Но в обмен на ваши расписки я хочу, чтобы вы рассказали мне о своей сестре… все, что знаете.
Беллингем изумленно вытаращился на него.
— Хотите кофе? — вдруг радушно предложил хозяин дома. (У него даже как будто прошла мигрень.) — Может быть, позавтракаете со мной?..
Через несколько минут они уже сидели друг против друга в глубоких креслах, попивая кофе.
— Ну-с, — нетерпеливо начал Уэрхем. Его буквально распирало от предвкушения загадочной истории. — Рассказывайте о сестре.
Беллингем откашлялся.
— Я плохо ее знаю, как ни странно это звучит, — начал он. — Она старше меня на восемь лет, поэтому у нас было мало общего в детстве. Я был еще совсем маленьким, когда сестра уже готовилась к своему первому светскому сезону.
— Не важно, — отмахнулся Уэрхем. — Расскажите то, что знаете.
— Хорошо. — Беллингем опять нервно откашлялся. — Ее зовут Эмма.
— Эмма, — повторил барон, словно пробуя имя на вкус. — Отличное имя!
— Да. Я помню, что она была очень красива и много смеялась. Вальсирует, бывало, по гостиной и дразнит отца. — Робин сделал гримасу. — Тогда он был совсем другим человеком. Он…
— Вы говорите так, точно она умерла, — сказал Колин. Ему вдруг стало зябко. Неужели он ошибся?
— Нет. Она не умерла. — Беллингем нервно заерзал в кресле. — Но отец заявил, что для нашей семьи она все равно, что умерла.
Ага, вот оно что! — подумал Колин.
— Почему? — спросил он.
— Она вышла замуж против воли отца.
— Замуж?!
Колину показалось, что на него свалилось огромное дерево.
— Да. Она обручилась с человеком, которого он не одобрял, а когда отец отказал ей в своем благословении, поступила по-своему.
Робин, казалось, жалел, что сам не способен на такой поступок.
— Расскажите мне все по порядку, — севшим голосом потребовал Колин.
Беллингем кивнул:
— Я расскажу вам все, что сам знаю. Во время своего первого светского сезона Эмма влюбилась в Эдварда Тарранта, старшего сына сэра Филиппа Тарранта.
— Того самого, что разорился на скачках в Нью-маркете? — прорычал Колин. Слово «влюбилась» царапнуло его слух.
— Да. Кажется, это случилось в тот самый год, когда Эмма познакомилась с его сыном. Во всяком случае, Тарранты разорились, и отец запретил ей даже близко подходить к Эдварду. Дело в том, что Эмма унаследовала от бабушки значительное состояние, и отец считал, что Эдвард хочет наложить лапу на эти деньги, ко всему прочему у младшего Тарранта была репутация заядлого игрока.
— А-а… — проговорил Колин.
Теперь он понял отвращение Эммы к азартным играм.
— Но Эмма не желала никого слушать. Говорят, Эдвард был очень красивый мужчина и большой сердцеед. — Робин умолк. — Вы что-то сказали, сэр?
Колин покачал головой.
— Продолжайте.
— Они поженились, как только Эмме исполнилось восемнадцать лет, и уехали за границу. Отец, кажется, пытался спасти от Тарранта состояние Эммы. Он советовался с адвокатами, но ему так и не удалось ничего сделать. Я хорошо помню, как он тогда бушевал по этому поводу, проклиная Тарранта и обзывая Эмму последней дурой. Он был абсолютно уверен, что Таррант спустит ее состояние за пять лет и оставит ее без гроша в кармане.
— Ну и что? Так и случилось?
Беллингем пожал плечами:
— Мы уже много лет ничего о ней не знаем.
— Ни о ней, ни о ее муже? — спросил Колин.
Ему еще никогда не было так противно произносить слово муж.
— Ни о ком из них. По крайней мере… я ничего не слышал. У него, наверное, были друзья, но…
Ну, это легко выяснить, — подумал Колин.
— Может быть, она… они вернулись в Англию? — спросил он.
Беллингем покачал головой, потом задумался.
— Я просто понятия не имею, где они, — сказал он. — К тому же, встреть я Тарранта на улице, я бы его не узнал. — Он нахмурился. — А почему вы меня расспрашиваете об Эмме?
— Мне кажется, я вчера вечером видел вашу сестру, — рассеянно ответил Колин.
— Эмму? Где?
Колин хотел было сказать: «У себя дома», но передумал.
— В салоне Барбары Ремплинг. После того, как вы ушли.
— Вы ее узнали? — взволнованно воскликнул Робин. — Мне столько раз хотелось поговорить о ней с отцом, но он…
— Нет, — перебил его Уэрхем. — Я ее не узнал. Она появилась в свете семь лет назад, а я в то время находился в Португалии.
— Да? — разочарованно проговорил Робин. — Ну вы хотя бы с ней разговаривали? Где она остановилась? Я поеду к ней, что бы там ни говорил отец.
Надежды Уэрхема, что Робин прячет сестру, развеялись как дым. Да теперь это и не важно. Какое ему дело до замужней леди!
— Понятия не имею, — ответил он юноше. — Мне просто стало любопытно.
— А, — огорченно проговорил Робин. Он был настолько взволнован этой новостью, что даже не полюбопытствовал, с чего это судьба его сестры заинтересовала барона Уэрхема. — Как жаль, что я так поспешно ушел… Мне очень хочется увидеть сестру.
На Колина навалилось привычное чувство усталости. Он встал, подошел к письменному столу и вынул из ящика расписки Робина.
— Возьмите, — сказал он, подавая их юноше. — Мы в расчете.
Робин медленно протянул за ними руку. — Вы уверены?
— Абсолютно, — уже с некоторым раздражением отозвался Колин. — А теперь я вынужден с вами попрощаться. Мне надо ехать.
— Разумеется, — сказал Робин, поспешно вставая. — Благодарю вас.
— В другой раз играйте поосторожнее, — посоветовал Колин.
При этих словах молодой человек вспыхнул и насупился. Молча он повернулся на каблуках и вышел из кабинета. Колин проводил его задумчивым взглядом. Обиделся! Ну и ладно, в конце концов, какое ему дело до Беллингема и его замужней сестры? Барона опять окутало черным облаком уныние. Наверное, ему уже не суждено испытать радость жизни. Мрачный, он подошел к столику и налил себе еще чашку кофе.
На другом конце Лондона, в районе, далеко не аристократическом, Эмме тоже не спалось после бурно проведенной ночи. Она сидела в бедно обставленной столовой за чашкой чая, подперев рукой раскалывающуюся голову.
«Натворила бог знает что, а главное — плодов никаких: долговые расписки Робина не удалось заполучить», — раздраженно подумала Эмма. Если узнают, что она одна, да еще ночью, была в доме неженатого мужчины, сплетням не будет конца. Как же теперь сохранить незапятнанным свое доброе имя? Вдобавок ко всему этот негодяй вспомнил, что видел ее на корабле, так что игорные салоны теперь для нее закрыты, и возможность зарабатывать себе на жизнь растаяла словно мираж.
Ее мысли прервал шум открывающейся двери. В столовую вошла невысокая седая женщина лет шестидесяти с невыразительными чертами лица. На ней был янтарного цвета халат, обильно украшенный желтой тесьмой, который не подходил ни к ее возрасту, ни к обстановке ее дома. Бледная, она вяло улыбнулась Эмме.
— Доброе утро, дорогая, — сказала она, усаживаясь за стол напротив Эммы. — Хорошо ли спалось?
— Неважно.
Эмма смотрела на тетку Эдварда, единственную родственницу, с которой она связалась по возвращении в Англию. По ее воспоминаниям, Арабеллу Таррант принимали в высшем свете, хотя она и не имела в нем большого влияния.
Муж Арабеллы сбежал в Вест-Индию с хорошенькой горничной, оставив жену в весьма двусмысленном и стесненном положении.
— А в карты вчера, надеюсь, везло? — спросила миссис Арабелла, покрывая хлеб толстым слоем масла.
Горничная принесла горячий чай, и она налила себе чашку.
— Нет, как раз очень не везло, — ответила Эмма, думая о Робине.
— Ты проиграла? — с ужасом спросила пожилая дама, прижимая руки к груди.
— Нет-нет, я выиграла. Все в порядке.
По договоренности с леди Арабеллой Эмма должна была часть вырученных денег отдавать на ведение хозяйства.
Вот она расстроится, узнав, что я больше не смогу играть, — подумала Эмма.
— Тетушка, вы знаете человека по имени Колин Уэрхем?
У леди Арабеллы расширились глаза.
— Барона Сент-Моура?
Эмма пожала плечами. Она не знала о титуле Колина ровным счетом ничего.
— Колин Уэрхем, барон Сент-Моур принадлежит к древнейшему аристократическому роду. Он очень богат и имеет большое влияние в свете. Его сестра Каролина Уэрхем замужем за графом Ротемом. Кажется, Сент-Моур только что вернулся с войны. Когда он вступил в армию, все его семейство встало на дыбы. Но ты, будучи в то время еще ребенком, этого, конечно, не помнишь.
Эмма внимательно слушала, с удовольствием смакуя крепкий чай, а леди Арабелла, с воодушевлением подхватив возможность посплетничать, продолжила начатый разговор после небольшой паузы:
— Ты познакомилась с Сент-Моуром, Эмма? Это самый завидный жених в Лондоне. Как было бы замечательно, если бы он…
— Ни о чем таком не может быть и речи, — перебила ее Эмма.
— Но ты очень красива и умеешь держаться в обществе. В общем, не знаю, как лучше выразиться, но я готова поклясться, что любой мужчина обратит на тебя внимание…
— Я не ищу мужа, — прервала ее Эмма.
— Но почему? Женщине необходимо быть замужем. В конце концов, это удобно. Уж Сент-Моур никогда не опустится до того, чтобы сбежать с прислугой. Когда я вспоминаю, сколько вытерпела от мужа, чем я для него жертвовала, чего только…
— Кому нужна такая жена, как я! — сказала Эмма в надежде оборвать очередной поток жалоб. — Вдова без гроша за душой, о которой даже не вспоминают родные.
— Что?.. Да, пожалуй, ты права.
У леди Арабеллы был вид ребенка, лишенного обещанной конфеты, то ли оттого, что разбилась мечта о блистательном браке, то ли от невозможности еще раз вспомнить все свои обиды.
— Да даже если кто-нибудь и сделает мне предложение, я откажу ему, — продолжала Эмма. — Достаточно я натерпелась…
— Тут я тебя понимаю. Когда я вспоминаю, сколько лет я посвятила этому…
— А что ты знаешь о Колите Уэрхеме? — опять перебила ее Эмма. — Он игрок?
Тетушка, как-то вяло шевельнув пальцами, бросила на нее обиженный взгляд. Вечно она ее перебивает!
— Он много лет назад покинул родной дом, так что, мне кажется, никто толком не знает, что он за человек.
То есть ты не знаешь, что он за человек, — подумала Эмма.
Неожиданно лицо тетушки Арабеллы приняло озабоченный вид.
— Ты что, выиграла у него много денег?
— Допустим, и что?
— Да понимаешь… Некоторые джентльмены не любят проигрывать женщинам, а у семейства Сент-Моуров огромные связи. Не стоит тебе связываться с бароном в этом отношении. Иначе перед тобой закроются двери всех салонов.
Час от часу не легче! Такой человек не пожалеет Робина. Если тот не сможет расплатиться — а по его глазам вчера вечером Эмма поняла, что платить ему нечем, — его репутация в свете будет погублена, что только подтолкнет беднягу к еще более отчаянной игре. После стольких лет борьбы за респектабельность ей придется поставить ее на карту, придется поступиться всеми своими принципами, всеми правилами приличного поведения. У нее нет выбора. Придется опять обратиться к Уэрхему и принять его возмутительное условие.
Эмма вдруг подумала, что мысль о новой встрече с игроком не так уж и противна. Ей вспомнилась притягательная улыбка Уэрхема, но она — и уже не в первый раз — одернула себя. Что за мысли?! Конечно же, обыграть барона и стереть с его лица самодовольное выражение — теперь для нее дело чести, хотя это будет очень нелегко: Уэрхем превосходно играет в карты. Так что, скорее всего, придется уповать на везение. Эмма скривилась. Конечно, есть разные способы склонить госпожу Удачу на свою сторону. Она умела жульничать. Но Уэрхема, пожалуй, не проведешь. Мысль о том, что он уличит ее в шулерстве, вогнала ее в краску.
Нет, — решила Эмма, — положусь на свое мастерство. В конце концов, до сих пор оно ни разу меня не подводило.
— Что с тобой, милочка? — воскликнула леди Арабелла.
— Что?..
— У тебя было такое странное выражение лица.
— А, ерунда. Я просто вспомнила об одном деле.
— Касающемся Сент-Моура?
— Не беспокойся, все это пустяки, — повторила Эмма.
Во взгляде тетушки промелькнуло сомнение. Приезд Эммы был для нее просто подарком: она очень нуждалась, и деньги Эммы были как нельзя кстати. Теперь же, если Эмма поссорится с Сент-Моуром, ей не видать этих денежек как своих ушей. И леди Арабелла была готова на все, чтобы предотвратить эту беду.
Колин сидел в библиотеке и мрачно смотрел на языки пламени в камине. На столике у его локтя опять стоял графинчик с бренди. По настоянию матери он провел невыразимо скучный вечер в Олмеке. Он уже надеялся, что у нее иссяк поток безнадежно скучных невест, но нет, сегодня она представила ему еще нескольких. И ему пришлось вести с ними светские беседы, вальсировать, а одну даже сопровождать к ужину. И хотя он вел себя со всеми неизменно любезно, его терпение было на исходе. Как ему осточертели эти невинные глаза, белые муслиновые платья с оборочками и бессмысленные разговоры! Он пытался объяснить матери, что юные девицы, из которых она предлагает ему выбрать жену, ему совершенно неинтересны, что они пусты и банальны и что в них еще не пробудилась жизнь сердца. Но мать отметала все его возражения, объясняя его поведение чистым упрямством или непонятным желанием поступать ей назло.
— Дьявол! — буркнул Колин, допивая остатки бренди.
И вдруг перед ним опять возник образ Эммы Таррант. Вот уж не чета этим безмозглым девицам! Ее волевое лицо и бесстрашные глаза говорят о сильном характере. Да, — ехидно подсказал ему внутренний голос, — только она замужем.
Колин яростно стукнул кулаком по ручке кресла. Почему, черт возьми, воспоминания о ее облике и тонких духах неотступно преследуют его?!
Звук открывающейся двери нарушил тишину библиотеки.
— К вам дама, милорд, — сказал вошедший лакей.
И тут же появилась Эмма, опять в маске. Не давая себе времени передумать, она быстро шагнула в комнату и предстала перед раскинувшимся в кресле Колином.
— Я принимаю ваше условие, — выпалила она, не тратя времени на приветствия и светские условности.
Колин вскочил, почувствовав, что у него подкосились ноги.
Видно, я порядочно выпил, — подумал Уэрхем.
— Спасибо, Джон, — сказал он. — Можешь идти.
Колин застыл как вкопанный, ожидая, когда наконец изнывающий от любопытства лакей закроет за собой дверь.
— Вы меня слышали? — спросила Эмма, стягивая с лица маску. — Я пришла сыграть с вами на расписки Робина.
— В самом деле? — сардонически изрек Колин.
— Да.
Эмма держалась неестественно прямо, всей своей позой выражая вызов. Уэрхем вел себя хуже, чем она предполагала. Доброта, которая померещилась ей в его глазах в прошлый вечер, исчезла бесследно. Человек, который предстал перед ней сегодня, пугал ее своим остановившимся взглядом. Почему он так смотрит? Эмма с ужасом поняла, что он именно таков, каким она старалась его себе представить, — холодный игрок, которому безразлично абсолютно все. Ну что ж, тем более она обязана спасти от него Робина.
Что за ничтожество ее муж, тем временем думал Колин. Если бы эта очаровательная, искрящаяся жизнью женщина принадлежала ему, Колину, разве бы он допустил, чтобы она навещала по ночам чужие дома, предлагая свое тело в обмен на какие-то жалкие бумажки! Внезапно Колина окатила волна сожаления, смешанного со злостью. О чем тут думать? Эта женщина — не невинная девица, она знает, что делает.
— Хорошо, — только и сказал он, повернулся и направился к карточному столику.
Они сели друг против друга.
Если ей повезет с картами, она выиграет, — подумал Колин. Играют они примерно одинаково. Но он почему-то был уверен, что и в этот раз удача будет на его стороне.
— Сдавайте, — коротко бросил он.
Эмма окинула его вызывающим взглядом, которым Уэрхем не мог не восхититься.
Колин дал возможность гостье тасовать колоду и сдавать. Чувствуя состояние своей прекрасной противницы, он понимал, как трудно далось ей решение опять бросить ему вызов. Предвкушая победу, барон взял карты в руки.
…Эмма потерпела полный разгром. Удача действительно сопутствовала Колину. Карты как сговорились помогать ему, и все хитрости Эммы шли ему только на пользу. Он сам с трудом верил своему везению и не удивился, когда после второй сдачи Эмма воззрилась на свои карты с таким видом, словно подозревала его в подтасовке. Тем не менее, третью партию, для которой они распечатали новую колоду, он тоже выиграл с большим преимуществом. Когда последняя карта была разыграна, и они подвели итог, Эмма протянула руку за графином с бренди, налила себе полный бокал и выпила содержимое в два глотка.
«Нет, надо ее отпустить с миром», — подумал Колин. Надо ей сказать, что он еще вчера вернул расписки ее брату и что они в расчете. Но он не смог удержаться от искушения подойти к ее стулу и легонько погладить ее обнаженное плечо. Ее кожа показалась ему теплым шелком. Все в этой женщине возбуждало Колина.
От его прикосновения Эмма вздрогнула. — Неужели вы и в самом деле потребуете от меня исполнения этого дикого условия? — сказала она дрожащим голосом.
Ну, один-то поцелуй я заслужил, — подумал Колин. Он поднял Эмму со стула и повернул к себе лицом. Какая сумасшедшая история! И сам он словно сошел с ума. Как она обворожительна! Какие у нее бездонные глаза!
Какой же он большой, — подумала Эмма. Сама она была высокая, но Уэрхем был на голову выше ее. Его удивительные сиреневые глаза жгли ее огнем, а красивое лицо отражало власть какого-то сильного чувства. Эмма была одновременно и околдована, и напугана, и не успела она открыть рот, чтобы возмутиться, как он впился в ее губы поцелуем.
Эмма начала было сопротивляться, но через мгновение, ошеломленная тем, что происходило с ней самой, затихла в руках этого странного чужого мужчины. Колин Уэрхем не вгрызался ей в губы зубами, как делал Эдвард. Он не боролся с ней, как с тяжелым тюком, который он не может сдвинуть с места. Он не спешил, не злился на нее за то, что она не знает, чего он от нее хочет.
Поцелуй Колина Уэрхема был мягок и нежен, и он тянулся долго-долго, как бы уговаривая ее отозваться на его призыв. С каждым мгновением Эмма становилась все податливее, а ласки Уэрхема — настойчивее. Эмма никогда в жизни не ощущала ничего подобного, и у нее не хватило сил лишить себя такого всепоглощающего блаженства. У Эммы закружилась голова. Припав грудью к его телу, она ощутила вдруг какую-то особенную защищенность. Уэрхем был сильным и настойчивым, но его ласки не причиняли ей боли, а наоборот. Он ласкал каждый дюйм ее трепещущего тела и, не встретив сопротивления, потянулся губами к ее груди. Эмма всей кожей ощутила жар его дыхания. В ней разгоралось желание, которое, конечно же, не ускользнуло от внимания Колина. Это открытие поразило его! Жизнь проснулась в его теле, и благостная струя ее оросила иссушенную его душу. Как же он благодарен этой женщине за собственное пробуждение! С благоговением Колин дотронулся до ее груди, обвел сосок, напрягшийся под тонким шелком платья.
Переполненная блаженной истомой, Эмма, застонав, прижалась к нему всем телом. От каждого ее движения Колин все больше терял самообладание.
— О Боже! — прошептала Эмма, когда он раздвинул ее ноги. — Нет-нет, подождите…
— Не могу, — выдохнул Колин, целуя ее шею и грудь.
Нетерпеливым движением он вдруг рванул платье вниз, и его взору открылась ее грудь с розовыми манящими сосками.
Эмма ахнула. К ней мгновенно вернулся забытый страх. Поведение мужа много раз доказывало ей, что за галантностью у мужчин скрывается темная, низменная сущность.
— В чем дело? — Колин отстранился, почувствовав, как резко изменилась Эмма.
— Ни в чем, милорд.
Она должна вынести все, если хочет спасти Робина, поэтому страх надо перебороть во что бы то ни стало!
Перемена в ее лице озадачила Колина. Ее поведение не соответствовало тому, что он о ней знал. Он несколько лет командовал людьми в экстремальных ситуациях и научился правильно оценивать их характер. В Эмме он не видел хитрости, не ощущал обмана. Она казалась ему теплым, прекрасным, невинным существом. Как странно! Ведь она замужем. Откуда же такой страх в глазах? Что могло ее так испугать? Вина перед мужем или что-то другое? Что бы там ни было, надо успокоить ее. Как он хотел стереть с ее лица испуг!
Колин опять нежно поцеловал Эмму в губы долгим поцелуем, и вскоре он уже вновь ласкал податливое тело прекрасной женщины. Ее невольный отклик все неистовее разжигал в нем страсть, и вот, теряя остатки самообладания, Колин, подведя Эмму к дивану у камина, опустил ее на подушки, после чего встал перед ней на колени. Эмма попыталась привстать, но он, не позволив, припал губами к ее губам. У нее вновь закружилась голова. Вряд ли она понимала, что лежит перед мужчиной полуобнаженная, — желание захлестнуло все ее существо. Колин ласкал ее грудь, вызывая в ее теле острое томление. Эмма застонала. Первый раз в жизни она испытывала наслаждение от прикосновений мужчины.
В голове у нее царил полный хаос. Что это за человек? То он, исполненный презрения, холоден как лед, то пылает огнем чувственности, повергая и ее в пучину сладостной страсти…
Рука Колина скользнула по ее ноге. Его пальцы словно нашептывали ей нежные слова, лаская шелковистую кожу.
Эмма вновь напряглась.
— Нет! Подождите! — молила она, пытаясь высвободиться и сесть.
Колин желал ее, как никогда не желал ни одну женщину. Сочетание грусти и страсти, которое он в ней обнаружил, поразило его. Он вдруг понял, что искал в женщинах именно это.
— Эмма, ненаглядная, боюсь, что я больше не могу сдерживаться, — простонал Колин.
Эти слова ударили Эмму, словно электрический разряд, пробудив в ней все былые страхи. Она резко дернулась и вырвалась из его объятий.
— Откуда вам известно мое имя?
Ругая себя за промашку, Колин, усмирив свое распаленное страстью тело, пытался придумать убедительное объяснение. Что бы такое ей сказать? Как заставить ее вновь забыться? Страх в ее прекрасных голубых глазах сводил с ума. Нет! Надо признаться…
— Я догадался, кто вы такая, — наконец решился он. — Я заметил, как вы похожи на своего брата.
— Брата? — беспомощно повторила Эмма, цепляясь за невозможное. — Я не понимаю, о чем вы говорите, милорд.
— Он был у меня сегодня утром, — мягко продолжал Колин. — И я заметил сходство — правда, не сразу. У вас с ним необыкновенного цвета волосы. И хотя чертами лица он на вас не очень похож, у вас много общего в манере держаться. В конце концов, я заставил его рассказать всю вашу историю.
«Историю!» — ужаснулась Эмма. Историю ее позора. Теперь она полностью разоблачена и ей не удастся вести тихую, незаметную жизнь! Более того, этот человек знает, какую она совершила глупость и какому подверглась унижению. Она поставила все на брата, который ее даже не знал, и проиграла пари.
— Не беспокойтесь, я никому не скажу, — попытался успокоить ее Колин, заметив, какую бурю чувств вызвал в ее душе своим заявлением.
Но Эмма ему не поверила. Она по опыту знала, что мужчины всегда хвастаются своими победами. За бутылкой рома он обязательно расскажет какому-нибудь приятелю про распутную сестру Робина Беллингема, которая отдалась ему на пари, и эта история разнесется по всему Лондону. Сам Робин о ней услышит. Эмма покраснела. Натягивая на плечо рукавчик платья, она спросила:
— Вы отдадите мне его расписки?
— Сейчас я вам все объясню.
— Неужели вы все еще настаиваете, чтобы я выполнила ваше жуткое условие.
— Нет, но, видите ли, я не могу их вам отдать, потому что я уже…
— Как же я была глупа! — взорвалась Эмма. — Такой человек, как вы, не имеет понятия о чести. Я так и знала! Но, как дура, заставила себя поверить вам. Вы заморочили мне голову так же, как морочите голову всем своим жертвам! — Она стукнула кулаком о кулак и даже не почувствовала боли. — Я себя скомпрометировала. Погубила свою репутацию… И все напрасно!
— Дайте же мне договорить! — повысил голос Колин. — Вы кипятитесь понапрасну. Я…
— Ну да, я знаю, — горько сказала Эмма. — Вы скажете, что я не выполнила своего обязательства. А если бы и выполнила, вы выставили бы новые требования. Как вы низки! Вам важно только пари. У вас нет сердца.
— Как и у вашего мужа? — не выдержал Колин, обозленный ее тоном и тем, что она постоянно его перебивала.
— Об этом мы говорить не будем. Его погубили такие, как вы.
— Вот как? Что же это за скотина? Знает ли он, например, где вы были вчера ночью? Может, это он сам послал вас ко мне, надеясь вытянуть из меня денежки?
У Эммы было такое чувство, словно он дал ей пощечину.
— Эдвард умер! — вскричала она. — Его убили год тому назад, убили люди вашего пошиба.
Колин не успел осознать всю важность ее слов, поскольку неожиданно приоткрылась дверь, и в проеме возник озадаченный камердинер.
— К вам какой-то джентльмен, милорд. Я сказал ему, что уже поздно и что вы заняты, но…
— Я слышу, как он там орет, — раздался вдруг за его спиной чей-то голос. — А ну пропусти, болван!
Колин увидел, что Эмма словно окаменела, а ее расширенные глаза превратились в омуты темноты. Уэрхем инстинктивно вскочил на ноги, быстро обошел диван и встал так, чтобы ее не было видно от двери.
Через секунду в библиотеку решительным шагом пошел высокий старик. Пронзив взглядом Колина, он отчеканил:
— Полагаю, сэр, вам известно, почему я здесь! — Каждое свое слово он сопровождал ударом трости об пол.
Колин буквально прирос глазами к изрезанному глубокими морщинами, суровому лицу незнакомца. Он бы, не задумываясь, приказал камердинеру вышвырнуть непрошеного гостя вон, если бы Эмма не смотрела на него, как кролик на удава.
— Нет, не имею об этом ни малейшего представления, — тем не менее, Уэрхем ответил как можно сдержаннее.
— Я пришел по поводу моего сына, только что узнав о его деяниях, — взревел старик. — Пусть этот юный шалопай не воображает, будто мне неизвестно, что он вытворяет. Он не имел права играть с вами в карты. После последнего проигрыша я запретил ему играть, внятно дав понять, что больше не буду оплачивать его карточные долги. Слышите, сэр? От меня он не получит больше ни пенса. Пусть выплачивает вам долг из своего содержания. Хватит! Мне надоело его выручать из бесконечных передряг. А вам это пусть послужит уроком — в другой раз не будете связываться с зелеными юнцами. Хотя настоящий джентльмен в таких объяснениях не должен нуждаться.
— Мы с вашим сыном уже решили вопрос о его карточном долге, — ледяным тоном сказал Колин. — Так что можете не волноваться. Собственно, мне непонятно, с какой стати вы вообще вмешались в это дело.
Колин услышал позади себя приглушенный звук. Сейчас он хотел только одного — чтобы этот несносный старик провалился в тартарары!
— Он не мог с вами расплатиться, — прорычал Беллингем. Его глаза сверкали гневом. — У него нет таких денег.
— Однако он расплатился, — повторил Колин, — и я вернул ему его долговые расписки.
Услышав это, Эмма слабо вскрикнула, на что Беллингем мгновенно отреагировал — он бесцеремонно попытался заглянуть за Уэрхема.
— Кто тут еще… — начал было он и замолчал на полуслове. Старик выпучил свои бледно-голубые глаза, его кустистые брови сошлись на переносице, лицо стало пунцовым. — Ты?.. — выдохнул он, не веря своим глазам.
Колин переводил взгляд с отца на дочь, проклиная все на свете!
— Что ты здесь делаешь? — придя в себя от потрясения, рявкнул Беллингем. — И что за вид у тебя? Посмотри на свое платье! Ты что, нашла новый способ меня опозорить?!
Эмма, судорожно вздохнув, натянула на плечо второй рукавчик. Страшно бледная, она уже успела взять себя в руки и теперь сидела неестественно прямо.
Колин отметил, что она нашла в себе силы смотреть отцу прямо в лицо.
— Где твой проходимец муж? Бросил тебя, небось, растранжирив все твои денежки? Только не надейся, что я возьму тебя к себе в дом!
— Я и не надеюсь, — каким-то безжизненным голосом отозвалась Эмма.
— Ты что, собираешься жить в Лондоне? — негодующе спросил Беллингем. — Я этого не допущу! Я предупредил этого прохвоста Тарранта! И если он осмелится появиться в Англии, я всажу ему в сердце пулю. И сделаю это не задумываясь.
— Эдвард умер, — сказала Эмма тем же безжизненным голосом.
Она собрала в кулак всю свою волю, чтобы устоять перед напором отца, — она уже не ребенок, и ей нечего бояться.
— Я вообще не собиралась извещать вас о своем приезде. Да я скорее умру, чем обращусь к вам с какой-нибудь просьбой.
Беллингем, явно с трудом сдерживая свой гнев, перевел взгляд на Уэрхема.
— Что ты делаешь в этом доме? — спросил он, при этом сверля глазами Колина.
— Я пришла договориться с бароном Сент-Моуром относительно долговых расписок Робина, — ответила Эмма, и мысль, что Колин ее бессовестно обманул, как ножом, полоснула ее по сердцу.
— В такой час? И посмотри на себя — ты почти раздета! Ты ведешь себя как дешевая потаскуха. И не надо морочить мне голову!
Эмма с трудом сглотнула. Она хотела встать, но боялась, что у нее подкосятся ноги.
— До чего же ты докатилась, живя с Таррантом! — издевательским тоном продолжал ее отец. — Теперь ты стала любовницей этого человека? Тебе мало той грязи, что ты уже вылила на нашу семью?
— Я… — Слова застряли у Эммы в горле.
— Мы старые друзья, — вмешался Колин. Ему было невыносимо смотреть на затравленное лицо Эммы. — Мы познакомились в Испании.
— Друзья? — В устах Беллингема слово друзья прозвучало как страшная непристойность. — Вы всегда принимаете своих друзей-женщин таким образом, милорд Сент-Моур?
Эмма была на грани срыва. Слезы подступили к горлу. Колин чувствовал, что должен за нее вступиться, чтобы положить конец оскорбительным речам старика.
— Вы опозорили мою дочь, сэр! — взревел Беллингем. — Что еще мне остается думать? Я нахожу ее полураздетой в вашем доме. Как вы мне это объясните?
— Это вас совершенно не касается! — воскликнула Эмма. — Вы отреклись от меня. Вы не имеете права…
— Я все еще отвечаю за честь семьи, — прервал ее старик. — До тех пор, пока ты не сбежала с этим проходимцем Таррантом, наша репутация была безупречной. И больше я таких делишек не допущу! — Он повернулся к Колину. — Вы намерены как-то загладить свое поведение, сэр?
Колин, увидев хищный блеск в глазах Беллингема, понял, какую тот решил извлечь выгоду из происходящего.
— Вы полагаете, что я должен на ней жениться, сэр? — спросил он. (Интересно, как теперь поведет себя старик?)
— Что?! — вскричала Эмма.
— Вы ее скомпрометировали, — с явным удовлетворением заявил Беллингем. — Честный человек считал бы себя обязанным жениться.
— Вздор! — крикнула Эмма.
— Считал бы, говорите? — задумчиво спросил Колин.
Что за вздор, — мысленно одернул он себя. — Об этом и речи быть не может!
Эмма резко повернулась к нему:
— Вы с ума сошли?
— Что ж, — заулыбался вдруг Беллингем, потирая руки. — Баронесса Сент-Моур. Кто бы мог подумать!
— Подождите! — вскричала Эмма. — Что вы оба несете? Я ни за что на свете…
— Это замечательная новость, — прервал ее отец. — Я и надеяться не смел. Дорогая Эмма…
— Я еще не сделал предложения, — напомнил ему Колин.
— Никакая я вам не дорогая Эмма! Я ни за что не выйду замуж за Сент-Моура. Да и вообще ни за кого.
Беллингем ухмыльнулся, приведя этим Эмму в полное бешенство.
— Ох уж эти женщины, — обратился он к Колину, явно начиная оттаивать. — Вечно у них эмоции. Впрочем, в этом, пожалуй, секрет их очарования.
У Колина хватило ума никак на это не ответить.
— Что ж, — заключил Беллингем, — будем считать вопрос решенным. Церемония состоится, разумеется, в Беллингем-Хаус.
— Какой это вопрос вы считаете решенным? — сквозь стиснутые зубы спросила Эмма. — Вы разве не слышали? Я отказываюсь выходить за него замуж.
— Да, такой важный вопрос нельзя решать скоропалительно, — согласился Колин. — Надо все хорошенько обсудить.
Какой-то бред, — думал Уэрхем. — От меня ждут совсем другого брака. Но это матушка ждет другого, а вот он… Мысль о женитьбе на Эмме начинала казаться ему заманчивой.
— Вот и обсудите между собой, — отозвался Беллингем и повернулся к двери. — Баронесса Сент-Моур, — с довольным видом повторил он. И, словно опасаясь, что с ним опять будут спорить, поспешно вышел из библиотеки.
— Что это за идиотские шутки? — спросила Эмма, как только за ее отцом закрылась дверь.
А Колин представил Эмму своей женой, и чем больше он об этом думал, тем больше ему нравилась эта мысль.
— Вы о чем, о моем предложении? — словно пробуя это слово на вкус, спросил он.
Эмма, открыв рот, замерла.
Колин вспомнил безрадостную череду дней, которая предшествовала появлению Эммы. Он не ждал от жизни ничего хорошего, кроме исполнения скучного и бессмысленного долга до конца своих дней. Эмма его заинтересовала, заставила его смеяться и, наконец, пробудила в нем угасшее желание.
— А может, из нас получится не такая уж плохая пара? — словно спрашивая самого себя, произнес он вслух.
— Я не верю, что вы это говорите серьезно.
— С первой минуты нашей встречи…
— Это было вчера! — воскликнула Эмма.
— Ну да, — согласился Колин. — Так вот, вы с первой минуты поразили мое воображение.
— Воображение? — сдавленным голосом спросила Эмма.
Колин кивнул. Кажется, она начинает понимать, о чем идет речь.
— И опять же, вы действительно скомпрометированы.
— Скомпрометирована?
Он только выразительно посмотрел на нее, напоминая о ласках.
— Да как вы смеете? — взорвалась Эмма.
Колин нахмурился:
— Как я смею предлагать вам руку и сердце?
Он не привык, чтобы ему отказывали.
— Я не вещь, которой вы можете перебрасываться с моим отцом, — заявила Эмма.
— Но вопрос о браке всегда решается именно так, — напомнил ей Колин.
— Вопрос о браке!.. — На секунду Эмма смешалась. — Я что, застенчивая семнадцатилетняя девица? А вы — молодой человек, нуждающийся в совете старших?
— Конечно же, нет, — согласился Колин. — И именно поэтому мы прекрасно подходим друг другу.
— Мы совсем не подходим друг другу! Я не собираюсь связывать жизнь еще с одним игроком.
— Я же вернул вашему брату его расписки, — напомнил ей Колин. — И вообще не собирался требовать с него уплаты долга. И играть бы с ним не сел, если бы он не заявил, что сочтет мой отказ оскорблением…
— А мне вы не морочили голову? — воскликнула Эмма, задыхаясь от ярости. — Не угрожали взять с него деньги? Не обманули меня, чтобы затащить к себе в постель?
— Вы меня тоже обманули. Вы и словом не обмолвились, что замужем.
— Какое это имеет отношение к долгу Робина? С чего бы мне вам что-нибудь о себе рассказывать?
— А я считаю…
— Считайте, что хотите, но я за вас замуж не выйду. Ничего более нелепого нельзя себе и представить. — После этих слов Эмма чуть не расплакалась.
Колин не должен видеть ее слез, надо бежать. Она бросилась из библиотеки и уже через минуту оказалась на улице. Скорее отсюда, от этого кошмара! Надо побыть одной и спокойно разобраться с разрывавшими ее противоречивыми чувствами. И дать возможность барону Сент-Моуру все обдумать. Тогда он наверняка откажется от своего предложения…
Колин бросился за Эммой, но она уже успела вскочить в кабриолет, который тут же затерялся среди множества экипажей.
Уэрхем был взбешен: он понятия не имел, где ее теперь искать, ведь адреса Эммы он так и не узнал.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Брак на пари - Эшфорд Джейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Брак на пари - Эшфорд Джейн



интересно
Брак на пари - Эшфорд Джейнольга
13.02.2011, 6.58





Замечательный роман!
Брак на пари - Эшфорд ДжейнНаталья
7.07.2012, 19.10





Роман интересный в начале, а потом совсем нечего читать. Средний романчик.
Брак на пари - Эшфорд ДжейнНастя
9.07.2012, 8.49





Роман читается с интересом, захватывающий сюжет. Но концовка натянута. Непонятно, чего боятся шантажиста. Подумеешь, Знает как занималась сексом с мужем.Так можно шпнтажировать каждую великовсетскую даму. Героиня превратилась в настоящую курицу.
Брак на пари - Эшфорд ДжейнВ.З.,64г,
28.09.2012, 23.04





Довольно посредственно, хотя начало романа - интригующе
Брак на пари - Эшфорд ДжейнItis
28.09.2013, 14.39





Интересно
Брак на пари - Эшфорд ДжейнНина
5.12.2013, 23.17





Не плохой роман, в отличии от других романов, свадьба тут почти в начале.
Брак на пари - Эшфорд ДжейнТаня Д
13.05.2014, 17.31





По словам Симонова "...Все романы на свадьбах кончают недаром, потому что не знают, что делать с героем потом". А здесь вся история после свадьбы.Уже какое-то разнообразие.
Брак на пари - Эшфорд Джейннастя
15.04.2015, 16.48





Читайте.
Брак на пари - Эшфорд ДжейнКэт
24.09.2015, 19.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100