Читать онлайн В свете луны, автора - Эшенберг Кэтлин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В свете луны - Эшенберг Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В свете луны - Эшенберг Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В свете луны - Эшенберг Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эшенберг Кэтлин

В свете луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Тетя Хетти вздохнула и бросила перепачканное кровью платье Аннабель в камин. Их взгляды встретились, когда женщина потянулась за черной от копоти кочергой. Аннабель наблюдала, как языки огня пожирают ее последнее приличное платье.
– Он твой муж, Аннабель.
– Раньше для него это ничего не значило.
Тетя Хетти со вздохом присела на край кровати.
– Будь у нас другой выход, дорогая, я не заставляла бы тебя ехать с ним, – сказала она, укрывая Аннабель и подтыкая одеяло под подушки своими маленькими пухлыми ручками. – Только в прошлом году северяне арестовали молодую леди за то, что она якобы сообщила какую-то информацию партизанам Макнейла. Она несколько месяцев провела в Вашингтоне, но ее вина так и не была доказана. И если бы не связи ее отца, она до сих пор сидела бы в тюрьме.
Аннабель подумала, что лучше провести несколько месяцев в тюрьме, чем несколько недель в горном убежище Ройса Кинкейда.
– Тетя Хетти, мне так жаль…
Аннабель не знала, о чем именно она сожалела – о том, что заставила страдать тетю Хетти, о собственном замужестве или об этой ужасной войне.
– Тебе не о чем сожалеть. Ты не сделала ничего плохого, – твердо сказала тетя Хетти.
Она встала, подошла к окну и раздвинула тяжелые портьеры. Над горами занимался рассвет.
– Они приехали за тобой, дорогая.
Аннабель услышала тяжелый топот ног по лестнице. Когда дверь спальни распахнулась, она отвернулась и вновь устремила взгляд на огонь, но это не помогло. Она ощутила его присутствие.
Аннабель слушала, как тетя Хетти и ее муж говорили о ней, словно ее здесь не было. Она старалась не слушать их, неподвижно сидя на постели. Ройс положил свою большую руку ей на колени. Она смотрела на его длинные загорелые пальцы, которые показались такими горячими, когда он коснулся ее ледяной кожи. Ее ноги слегка задрожали, а глаза заволокло слезами.
– Ты готова? – спросил Ройс.
– Нет, – ответила Аннабель.
– Это моя Энни.
Девушка хотела сказать, что она не его Энни, но не успела. Ройс подхватил ее на руки.
* * *
Они ехали уже целый час, и Аннабель никак не могла унять дрожь. Ройс остановил лошадей, вырезал в попоне отверстие и надел ее на Аннабель.
– Не понимаю, с чего это ты стал таким заботливым, – сказала она, когда Ройс подтыкал попону со всех сторон.
Он погладил обветренную щеку девушки и попытался улыбнуться:
– Потому что ты моя жена, Энни.
Ее лицо было серым, словно грозовые тучи, а губы – белыми от холода. Она ничего не говорила, лишь смотрела на нeгo своими огромными карими глазами, и грудь Ройса разрывалась от боли под этим взглядом. Она вновь ускользала от нeгo туда, где ей было тепло и комфортно, и он понимал почему. Из-за этой проклятой войны он вновь причинил ей боль.
Он готов был упасть на колени перед этой женщиной и вымаливать у нее прощение за все то, что она из-за него выстрадала.
Несколько миль они ехали в полном молчании, охраняемые дюжиной всадников. Тишину нарушали лишь топот копыт по замерзшей земле да изредка ругательства промерзших до костей солдат.
Ройс не мог насмотреться на свою жену, такую болезненно красивую. Ее бледное лицо обрамлял капюшон, а на висках покачивались от ветра мелкие завитки волос. Он так много хотел сказать ей. И ей необходимо было это услышать. Ройс должен был объяснить ей, почему он так поступил с ней, с ними обоими. Но он не мог найти нужных слов и вряд ли когда-нибудь их найдет. Он не мог объяснить то, что произошло, даже самому себе. Он просто не мыслил себе жизни без этой женщины и опасался, что судьба сыграла с ним злую шутку.
Как только стемнело, Аннабель заснула, едва не свалившись с лошади, и Ройс остановился у домика фермера, чтобы дать отдых и лошадям, и людям. Здесь их и нагнал Сэвидж в сопровождении доктора Фарлоу. Аннабель отвели комнату, и жена фермера помогла ей раздеться.
Пока доктор осматривал девушку, Ройс стоял, оперевшись плечом о дощатую стену. Аннабель, бледная и притихшая, лежала, не произнося ни слова, когда доктор снял с ее раны окровавленные бинты, ощупал рану и наложил свежую повязку. Ройс чувствовал на себе тяжелый взгляд карих глаз девушки, когда выходил с доктором из комнаты. Никто из них не произнес ни слова, пока они не достигли кухни.
– Если вы доживете до конца войны, то я посоветовал бы вам заняться медициной, полковник, – сказал доктор Фарлоу, беря из рук фермерши миску с ароматной тушеной олениной.
– Вы чего-то недоговариваете, майор?
Доктор смерил Ройса взглядом:
– На улице жуткий холод. В такую погоду любое ранение неизбежно влечет за собой пневмонию, и вам это известно.
– Я должен доставить ее в безопасное место в горах.
– От пневмонии она может умереть так же, как и от пули янки.
Ройсу не понравилось выражение лица доктора, и теперь он изучал знаки отличия на его воротничке, тщетно пытаясь вспомнить имя приютившей их фермерши. А ведь он не в первый раз останавливался на ночлег в ее доме и ел за ее столом.
Миссис Безымянная, суетящаяся у большого очага, повернулась и протянула Ройсу миску с дымящейся едой.
– Мы уже много недель не видели ни одного янки в нашей маленькой долине, – сказала она. – Бедная девочка совсем выбилась из сил. Дайте ей немного отдохнуть.
Впервые за все время войны Ройс пошел наперекор своему внутреннему голосу, который говорил ему, что нужно двигаться в путь, пока погода не ухудшилась. Аннабель не была крепким наездником и становилась все слабее с каждой минутой. Но она была спартанкой, и Ройс знал, что его жена скорее умрет, чем пожалуется ему, и он никогда не узнает, насколько плохо ей было, до тех пор, пока она не испустит свой последний вздох.
Он послал гонца, чтобы привести с гор нескольких всадников установить охрану вокруг фермы. Дав Сэвиджу указания, он вернулся в комнату, где лежала Аннабель. Он не мог заставить ее поесть, но доктору Фарлоу удалось уговорить ее выпить немного бренди с добавленной в него настойкой опия. Ройс сел на стул подле скудного очага, наблюдая за лежащей на низенькой кровати Аннабель, которая вскоре уснула. Он слышал доносившиеся из соседней комнаты звуки шагов, мужские голоса и приглушенный смех. С наступлением ночи эти звуки смолкли, и теперь тишину нарушало лишь едва уловимое дыхание девушки, и Ройс с замиранием сердца прислушивался к каждому ее вздоху. А потом он, должно быть, задремал. Разбудил его Сэвидж, сообщив, что уже светает.
Прежде чем первые лучи солнца позолотили вершины гор, маленький отряд тронулся в путь. Они ехали в полном молчании, взбираясь на горы по тропам, петлявшим среди деревьев, известным лишь горнам, которые называли эти труднопроходимые ущелья своим домом. Они спустились в горную впадину, когда Ройс почувствовал, что Аннабель бьет дрожь.
– Они похожи на зверей, ждущих, когда можно будет полакомиться падалью, – сказала она.
Ройс был настолько обеспокоен хриплым голосом Аннабель, что не сразу понял, что она имела в виду, а потом поднял глаза и посмотрел на горизонт. Там вырисовались силуэты нескольких всадников. Они казались мистическими и какими-то зловещими в своих черных прорезиненных плащах. У Ройса мурашки побежали по телу.
– Они жаждут трупов янки, – гордо ответил Ройс.
Это были его солдаты, и благодаря им Аннабель окажется в безопасности.
Повалил снег. Мокрые хлопья постепенно превратились в мелкую снежную пыль, которую ветер закружил в воздухе. Ройса нагнал Сэвидж.
– Я возьму пару всадников и поскачу вперед, – сказал он, стянув через голову попону. Он протянул попону Ройсу, и тот с благодарностью принял ее. – Мы разведем огонь и приготовим что-нибудь поесть.
Когда Сэвидж с двумя бойцами скрылись за скалой, Ройс заботливо укутал замерзшую Аннабель еще одной попоной. Он склонился над ней, пытаясь защитить от ледяных порывов ветра и больно бьющего по лицу снега, и, казалось, Аннабель немного расслабилась в его объятиях. Мужчине хотелось обвить рукой ее талию и прижать девушку крепче к своему горячему телу, но он не сделал этого, опасаясь причинить ей боль.
Наконец они перевалили через последний хребет. Тонкая струйка дыма поднималась из трубы потемневшего от непогоды дощатого домика. За этим домиком располагалась еще одна бревенчатая хижина.
Лагерь мятежников у подножия хребта выглядел как обычная высокогорная ферма с полуразвалившейся конюшней и обветшалыми подсобными постройками. Люди Ройса обнаружили эту заброшенную ферму еще в самом начале войны и устроили здесь свой перевалочный пункт.
На всем пути к перевалу Харперс у партизанского отряда было несколько подобных укрытий, но это, на горе Хоуп, Ройс считал наиболее безопасным. Они ни разу не подвергались преследованию янки в этой узкой высокогорной долине, да и немногочисленные обитатели здешних мест были ярыми сторонниками южан. Здесь Аннабель будет в полной безопасности, даже если ему придется уехать.
Едва только они остановили коней у бревенчатого дома, как навстречу им вышел Сэвидж. Лошади фыркали, выпуская из ноздрей облачка белого пара. Замерзшие люди спрыгнули на землю и теперь топали ногами и хлопали себя по бокам руками.
Сэвидж одарил Аннабель широкой улыбкой из-под рыжих бакенбард.
– Добро пожаловать в долину Надежды, миссис Кинкейд, – сказал он.
– Это, конечно, не «Спотсвуд», но здесь довольно тепло, – произнес Уильям Сэвидж.
– Никогда не была в «Спотсвуде», – ответила Аннабель.
Она стояла у камина, но никак не могла согреться и дрожала.
– В таком случае это жилище просто роскошно, – сказал Сэвидж, одаривая девушку еще одной белозубой улыбкой. – Я даже сумел добыть тушеного мяса – оно уже закипает – и настоящего печенья. Не то что эти безвкусные армейские галеты.
Аннабель покачала головой.
– Ты должна поесть, Аннабель, – сказал Ройс и, воспользовавшись тем, что девушка отвернулась от него, снял с нее мокрую попону.
Аннабель обхватила себя руками, словно ища защиты.
– Я поем позже, – ответила она едва слышно, и Ройсу пришлось наклонить голову, чтобы услышать ее.
Ройс посмотрел на Сэвиджа.
– Сообщи, когда приедет Джон, – сказал он, беря Аннабель за локоть. – Ты уже был в хижине?
– Все готово. Парни внесли туда все вещи.
Ройс повел жену к задней двери мимо деревянных столов, скамеек и источающих резкий запах сапог, которые кавалеристы уже успели снять, несмотря на присутствие женщины, есть война, и им было не до хороших манер.
Аннабель увязла в снегу и, пошатнувшись, упала в объятия Ройса. Девушка напряглась. Ройс обхватил ее одной рукой, и она попыталась отстраниться, но он лишь крепче обнял ее. Она была слишком слаба, чтобы принимать в расчет ее гордость.
Распахнув дверь хижины, Ройс вспомнил мягкие постели и роскошное убранство «Излучины». Они могли находиться там, будь он немного умнее несколько лет назад. Единственная комната в хижине была довольно просторной. Здесь стояли кровать, накрытая одеялом из набивного ситца, маленькое бюро, комод и письменный стол с плетеным стулом. На дощатом полу лежал выцветший лоскутный ковер.
Аннабель остановилась на пороге и огляделась. Ройс видел, как ее взгляд задержался на небрежно перекинутом через спинку стула прорезиненном плаще, потом перекочевал на пару забрызганных грязью сапог, стоявших рядом с бюро, и, наконец, остановился на саквояжах, упакованных для нее Оливией. Глаза Аннабель потемнели, но она ничего не сказала и медленно подошла к окну.
Девушка отодвинула мешковину, служившую шторой, и выглянула на улицу. В ясный день вид из окна был потрясающим – череда голубых гор, поросших болиголовом и лавром, и бревенчатый мост, перекинутый через горную речушку. Но сейчас сквозь снежную завесу ничего нельзя было разглядеть.
Ройс подкинул в очаг дров, взял свечу и зажег масляную лампу. Он задумчиво смотрел на крошечный язычок пламени, словно перед ним стояла лампа Аладдина, способная подсказать, как уложить в единственную в этой комнате кровать его больную жену, которая вообще не хотела здесь находиться.
Ройс подошел к окну и встал рядом с Аннабель. Она была так близко, что он мог дотронуться до нее, но не сделал этого. Откуда эта хрупкая девушка черпала силы? Ройсу хотелось подхватить ее на руки и прижаться губами к ее лбу, прежде чем отнести на постель. Он прокручивал в голове варианты своего разговора с ней и наконец решил избрать самый прямолинейный. Однако язык не повиновался ему.
– Аннабель…
Девушка провела пальцем по потертой кайме импровизированных штор.
– Это твоя хижина?
– Да.
– Здесь всего одна кровать.
– Да.
Ройс затаил дыхание, ожидая, что она скажет ему что-нибудь. Только что же такого она должна сказать, чтобы унять боль в его груди?
Аннабель коротко кивнула, словно подтвердились ее худшие подозрения.
– Я предполагала, что ты ждешь не дождешься подходящего момента, чтобы овладеть моим костлявым телом.
– Ты не ошиблась.
Ройс положил руки на плечи девушки.
– Но не сейчас. Я подожду, пока твое костлявое тело избавится от болезни.
Он снял с нее вторую промокшую попону и бросил на пол. Аннабель развернулась и посмотрела на него.
Ее волосы, потемневшие от растаявшего снега, приобрели цвет опавших листьев и рассыпались по плечам поверх ярко-синей мантильи. Лицо девушки было белым, словно только что выпавший снег, однако на щеках играл яркий румянец. Красота Аннабель восхищала Ройса, но вид ее пылающих щек породил в его сердце страх.
– Аннабель… Черт возьми! У тебя жар.
Девушка замотала головой, и тут их взгляды пересеклись. Ройс увидел свое отражение в мерцающих озерах ее глаз. Он вдохнул аромат талого снега, а потом ощутил его вкус на ее губах.
Нежно, очень нежно Ройс прижимал к себе жену, накрыв ее губы своими, и девушка прильнула к нему. Она обхватила Ройса за талию, словно боясь потерять опору, и ответила на его поцелуй.
Эта худенькая женщина с греховными губами и солнечной улыбкой завладела им. Завладела его телом и душой. И теперь он сделает все, чтобы не разлучаться с ней. Ройс оторвался от нее и поднес к ее губам кулак.
– На этот раз ты будешь выполнять мои приказы, Аннабель, – хрипло произнес он. – Да, я отвратительный, бессердечный Кинкейд и не могу в данный момент предложить тебе ничего, кроме жизни, связанной с войной. Но ты единственная, кого я хотел все это время, и единственная, кто мне нужен. И я не потеряю тебя теперь, когда только что обрел.
Аннабель смотрела на него широко открытыми глазами, в которых отражалась буря эмоций.
– Ты пугаешь меня. Я боюсь…
– Я тоже, детка, я тоже.
Ройс не решался до нее дотронуться, чтобы еще больше не напугать.
– Аннабель, я не могу найти подходящих слов, но я заставлю тебя лечь в эту постель. А когда ты выздоровеешь, я найду подходящие слова, чтобы все тебе объяснить.
Аннабель не подняла на Ройса глаз, но ее пальцы – замерзшие и негнущиеся – судорожно вцепились в тесемки мантильи. Ройс развязал мантилью и бросил поверх попоны, повернул Аннабель спиной к себе, и она приподняла волосы, чтобы он смог расстегнуть крошечные крючки на лифе платья. Платье с легким шелестом упало к ее ногам. Ее сорочка сплошь состояла из многочисленных складок, оборок и кружева, и Ройсу захотелось разорвать ее и обнажить грудь девушки. Но он лишь опустил голову и поцеловал выступающий позвонок на ее шее, ощутив нежную, словно шелк, кожу.
Девушка задрожала всем телом и прильнула к нему. Подхватив Аннабель на руки, Ройс отнес ее в постель. Ее волосы разметались по подушке, а глаза стали еще больше и странно блестели. Ройсу оставалось лишь надеяться, что не от жара.
– Ты моя, Аннабель, – произнес он. – Моя жена.
– Еще на два года, – прерывистым шепотом ответила девушка.
– Нет, любовь моя. – Ройс взял ее маленькую тонкую руку в свою. – На всю жизнь.
* * *
Ночью ветер усилился, небо затянули черные снеговые тучи. Вот уже целые сутки ветер завывал в трубе, а когда буря наконец разразилась, снег в мгновение ока засыпал землю на целых два фута. После бури мороз начал крепчать, но Аннабель ничего этого не помнила. Она вообще мало что помнила из тех дней 1864 года.
Она почти все время спала, а когда открывала глаза, обнаруживала себя в странной комнате, то погруженной во мрак, то залитой солнечным светом. Рядом с кроватью стоял стул, на нем постоянно сидели мужчины. Иногда великан с соломенными усами и добрыми глазами, иногда солдат с широкой белозубой улыбкой и огненно-рыжими бакенбардами. Оба они заставляли Аннабель что-то пить. Девушке казалось, что она их знает. Откуда? Этого Аннабель не помнила.
А чаще всего она видела своего темного ангела – усталого мужчину, который пытался улыбнуться каждый раз, когда Аннабель открывала глаза и смотрела на него. Его она помнила и будет помнить всегда, потому что знала и любила с начала сотворения мира. Ей было больно глотать, но она выпивала до капельки все, что он ей давал, только бы изгнать печаль из его глаз.
Но однажды ночью – впрочем, Аннабель могло показаться, что это ночь, – она не смогла глотнуть из чашки, которую Ройс ей протягивал, как ни старалась. Не было сил. Она задыхалась, ей было больно дышать. Каждый вдох, казалось, разрывал легкие.
Мир начал темнеть по краям. Края эти приближались все ближе и ближе, и Аннабель подумала, что скоро весь мир станет черным.
Вдруг ей послышался голос мамы. Он проник ей в самую душу. И на какой-то миг, показавшийся Аннабель вечностью, мир потемнел и стал ужасно холодным, но тут же в самом его центре появился круг света.
И там Аннабель увидела маму. Красивую, молодую, играющую со своей дочкой. Мучительная боль и леденящий душу страх исчезли. Аннабель чувствовала лишь тепло и умиротворение – теперь будет кому о ней позаботиться.
Мама протянула к Аннабель руки, и девушка пошла к ней. И ощутила тепло.
– Я пыталась заботиться о своих мужчинах! – кричало сердце Аннабель.
А сердце мамы отвечало:
– Я знаю, дорогая.
Круг света все увеличивался. Теперь он мерцал и переливался. Аннабель больше не ощущала боли. Была счастлива и спокойна. Ей хотелось остаться здесь навсегда, в этом наполненном светом и теплом мире. В мире, где не было войны. Но мамино сердце снова заговорило, и свет начал тускнеть и меркнуть…
Аннабель знала, что не может остаться в этом прекрасном мире.
Сильные руки схватили ее за плечи, стали трясти, причиняя боль, и она услышала низкий мужской голос, моливший ее о чем-то.
– О Господи, нет! – крикнул мужчина. – Нет, Аннабель, нет!
Ценой неимоверных усилий девушка сделала вдох, потом еще один. Она даже нашла в себе силы открыть глаза и посмотреть на темный мир, где ей было больно дышать.
Ройс сел на кровать рядом с женой. Его потемневшее лицо казалось заострившимся и каким-то диким. Она хотела сказать, чтобы он не беспокоился, но опять не смогла вымолвить ни слова. Ей хотелось протянуть руку и дотронуться до его лица, дотронуться до своего мужа, но и этого она не смогла сделать. Ее тело ослабело, но в душе она была очень сильной. Аннабель сделала еще один вдох, на этот раз не такой болезненный.
– Ройс, – произнесла девушка.
Она не знала, различил ли он ее хриплый, еле слышный шепот. Но Ройс, должно быть, что-то услышал, потому что приник лицом к шее жены. Она почувствовала, что щеки его мокры от слез.
– Не отпускай меня.
На этот раз она знала, что он ее услышал.
Ройс вытянулся на постели рядом с Аннабель, не выпуская ее из объятий. Вновь пришла тьма, чтобы позвать ее за собой, но Аннабель больше не боялась. Мама сказала, что нужно быть сильной. И добавила: «Бывают моменты, когда женщины должны заботиться о своих мужчинах. Но иногда мы должны позволить мужчинам позаботиться о нас».
Где-то заржала лошадь, ветер донес мужские голоса, и Аннабель проснулась. Взгляд скользнул по золотистой полоске света, протянувшейся от подножия кровати к маленькому окошку.
Она никак не могла вспомнить, где находится. В памяти всплыли обрывки сна – мама в круге белого света и Ройс, держащий Аннабель в объятиях.
Аннабель попыталась повернуть голову на подушке, но, к ее удивлению, это потребовало невероятных усилий. Потом она увидела Ройса, спавшего в деревянном кресле-качалке, придвинутом к кровати.
Наверное, Ройс почувствовал взгляд Аннабель, потому что пошевелился и поднял голову. Затем, опершись руками о подлокотники, поднялся с кресла. Он подошел к кровати и склонился над Аннабель.
Его подбородок зарос щетиной, и Аннабель вдруг подумала, что никогда не видела мужа небритым. Он погладил девушку по щеке и нежно ей улыбнулся. Она тоже ему улыбнулась.
Она чувствовала себя счастливой, потому что могла дышать, потому что Ройс был рядом, потому что она любила его и надеялась, что он ее тоже любит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В свете луны - Эшенберг Кэтлин



Я прочитала роман с огромным удовольствием. Поплакала, посмеялась, испытала бурю эмоций. Вообщем он просто замечательный
В свете луны - Эшенберг КэтлинЕкатерина
11.11.2012, 9.48





Взагалі то не люблю сюжетів із війною. Проте, в цьому романі є зміст. Цікавий, не зважаючи на опис воєнних дій. Не звичний роман. Варто почитати.
В свете луны - Эшенберг КэтлинГаля
25.11.2012, 13.20





Роман хороший.Мне очень понравился.Прочитайте,кому нравятся не только вздохи при луне.
В свете луны - Эшенберг Кэтлинлюдмила
29.01.2013, 13.10





Читать и читать изумительная книга 10/10.
В свете луны - Эшенберг КэтлинЛора 30
24.06.2014, 18.06





замечательный роман всем читать ...
В свете луны - Эшенберг Кэтлинольга
24.06.2014, 21.09





Роман замечательный, хотя присутствуют моменты, где очень много не известных людей и трудно уловить суть.
В свете луны - Эшенберг КэтлинОльга
25.06.2014, 13.48





Читая этот замечательный роман, вспомнила случай из жизни. У моей коллеги умерла сестра, оставив мужу 2-х маленьких детей. Вся родня стала искать ему жену и мать для сироток. И были хорошие кандидатуры. Одна даже жила с ними неделю и дети так к ней привязались. Но он привел такую б....ь, что пробы ставить некуда, и женился на ней. И те детки хлебнули лиха! Коллега часто плакала по ним на работе. Так и ГГ Россу досталось от нимфоманки-мачехи, как и его отцу, который ее выбрал. Отмечу, что роман нудноват и как-то тягомутен. Ему далеко от "Унесенных ветром", хотя один из братьев умирает от кори, как 1-й муж Скарлет. Уж автору можно было бы выбрать другую болезнь, н-р дизентерию.
В свете луны - Эшенберг КэтлинВ.З.,66л.
11.09.2014, 9.30





Последние несколько глав я, реально, плакала...Никакой эротики, секса, но............ Берет за душу и заставляет задуматься ...
В свете луны - Эшенберг КэтлинЕлена
8.10.2014, 18.02





Роман просто чудесный. Нет никакой пошлости. После того как прочитала, долго оставалась под впечатлением. Рекомендую обязательно прочитать, не пожалеете!!!
В свете луны - Эшенберг КэтлинДина
13.12.2014, 8.04





Обычно я не люблю романы о войне и с перенасыщенным историческим сюжетом,но этот я прочла не отрываясь.Приятное впечатление о романе.Чудесно!Читайте!
В свете луны - Эшенберг КэтлинНаталюша
24.12.2014, 15.50





Шикарный роман. Браво автору.
В свете луны - Эшенберг Кэтлинren
25.12.2014, 1.55





Очень понравился, душевный, и конец счастливый, спасибо автору
В свете луны - Эшенберг КэтлинАлександра
26.12.2014, 8.06





Замечательный роман , очень понравился .
В свете луны - Эшенберг КэтлинMarina
5.01.2015, 8.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100